авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«Управление медицинского обеспечения Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению Министерства внутренних дел Российской Федерации Главное управление ...»

-- [ Страница 11 ] --

Теперь слово «узким» терапевтам: напряженный и даже экстремальный характер деятельности, риск потери здоровья и даже жизни, внешние психотравмирующие события приводят к развитию социальной дезадаптации и которые, в свою очередь, могут вести к развитию заболеваний. У вернувшихся сотрудников из командировки в 17,2% случаев выявлены признаки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). На фоне ПТСР у обследуемых сотрудников в 62,19% случаев была выявлена гипертоническая болезнь (ГБ) различной стадии, в 14,6% язвенная болезнь (ЯБ), и т.д. Центральная нервная система (ЦНС) играет ключевую роль в регуляции артериального давления (АД). Хроническая стимуляция нервной симпатической системы - приводит к патологическим изменениям сердечнососудистой системы, дезадаптации психических функций [7]. «ЦНС не только мишень, она «соавтор» ГБ. Десятки наблюдений свидетельствуют о начале артериальной гипертонии (АГ) после психической травмы» [2].

«Патогенез ЯБ желудка и двенадцатиперстной кишки является мультифакторным. Одним из важных факторов является хронический эмоциональный дистресс, связанный со стрессорным воздействием на человека психологических и социальных факторов и формирующиеся на его основе состояния дезадаптации. Сохранение этого состояния в течение продолжительного времени ведет к развитию «болезней адаптации» (Г. Селье, 1952) - психосоматической патологии (ПП). ЯБ желудка и 12-перстной кишки относится к так называемым большим психосоматическим заболеваниям, для которых доказана патогенетическая значимость психологических (психогенных, прим. авт.) факторов (Свядощ, 1982). ПП имеет тенденцию развиваться по типу «замкнутого круга»» [8]. Тут могли бы быть аналогичные высказывания еще многих специалистов разных специальностей.

В связи с этим необходимо проводить обследование лиц, занятых в ОВД, на предмет своевременного выявления стресс-индуцированной гипертонии (патологии ЖКТ и другой патологии, - прим. авт.), а также провести психологическую и медикаментозную коррекцию, предотвращение развития болезни, развивающихся на фоне ПТСР. Психотерапевтическая помощь должна стать главным компонентом мероприятий по лечению и профилактике психосоматических расстройств [7].

Что же говорят в данных ситуациях нормативные документы [4]. В норме у психически здорового человека все психические процессы адекватны окружающему, подход к обстоятельствам жизни критический, имеется способность изменять поведение в зависимости от смены жизненных ситуаций (с. 9). Методологическая основа профилактики психосоматических заболеваний среди сотрудников ОВД базируется на донозологической диагностике на ранних стадиях адаптационного синдрома - стадиях готовности организма к развитию заболевания.

Важно, что эти стадии обратимы, так как негативные отклонения в организме еще не закреплены структурно и могут быть ликвидированы устранением причин, их порождающих или средствами восстановительной медицины (с. 24). Даже при отсутствии болезненных состояний физического и психического здоровья отмечается кумулятивный эффект (накопление) повторных экстремальных воздействий без восстановительно-реабилитационных мероприятий, что в дальнейшем приводит к хронификации стресса и стойким болезненным проявлениям (с.37).

Реализация психопрофилактики осуществляется через принципы: основной (предупреждение), партнерства (соучастие больного), разносторонности усилий, единства (психосоциальных и биологических методов). Это обусловлено тем, что характеристикой для большинства социальных стрессогенных ситуаций является неспособность индивида получать осмысленную информацию, показывающую, что его деятельность ведет к желаемым последствиям (с.39).

Подведем итог. Неспособность индивида получать осмысленную информацию в стрессе, ведет к тому, что недоосознаются причинно-следственные факторы образования и дальнейшего воздействия этого стресса, его последствия (неосознаваемое противодействие принципу Разносторонности). В результате формируется, а затем многократно подкрепляется не осознаваемая безучастная позиция реабилитируемого к процессу реабилитации и лечения этого стресса (противостояние принципу Партнерства). Нарушение основного принципа (активное предупреждение болезни), заинтересованная работа по профилактике болезни: накопительного воздействия психоэмоционального напряжения, восстановления гармонии психических процессов, под руководством врача (все принципы), только это ведет человека к осознанию того, как изменения закрепить в психическом и физическом здоровье (принцип Единства).

Психотерапевтическая реабилитация психики сотрудника проводится следующим образом:

первичный врачебный прием психотерапевта с амбулаторной картой реабилитанта (осмотром лечащего врача), выставление диагноза и приглашение на реабилитационную психотерапевтическую группу (контрольное количество посещений 5 раз). Диагноз: «при этом в качестве обоснования рекомендуем выносить «легкие» функциональные диагнозы. В качестве «легких» диагнозов может использоваться перечень психических расстройств и расстройств поведения, квалифицированных по V классу МКБ-10. Например, F51.5 – ночное тревожное расстройство;

F48.0 – синдром утомляемости;

F45.4 – психогенная головная боль;

F43.2 - расстройство приспособительных реакций;

и другие F, Z72.1 – употребление алкоголя» (с. 34-37).

Результаты исследования Рассмотрены две случайные выборки: базовая – 2006 года две группы: (весна-лето) 70 человек и (осень-зима) 68 человек и сравниваемая 2012 год: (весна-лето) 84 человека и (осень-зима) 105 человек. Данные представлены в сводной таблице 1.

Таблица Показатели реабилитационного процесса в процентах в сравнении по годам 2006 и Реабили- Параметры 2006 года в процентах тантов Жалоб Пато- ССС ЖКТ Другие Группа На На Более Всего от Всего (№1) (№2) логии (№4) (№5) органы на1-ой 2-ой 3-ей 3-х работано 1)70 1,4 20 64,3 28,6 7,1 15,7 - - - 2)68 1,5 76,5 23,1 25 34,6 97,1 60,3 17,6 5,9 58,3* Параметры 2012 года в процентах 1)84 0 64,3 9,3 16,7 66,7 77,4 66,7 58,3 34,5 59,2** 2)105 1,9 80 7,1 14,3 71,4 81,9 72,4 57,1 33,3 68,1** Столбик (№ 3) «Патологии» - процент выставленных психосоматических диагнозов по группам. Далее, представлены основные 3 группы по нозологиям: F45.30, F45.31 и F45. (соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы: сердца и ССС, верхней части ЖКТ и других органов, соответственно). Столбик (№7) «Группа на 1-ой» встрече – процент присутствия реабилитантов на первой групповой встрече, на второй (столбик №8, «На 2-ой»), на третей («На 3-ей») и т.д. Итоговый столбик (№ 11) – процент отработанного времени, причем если за 2006 год в расчет брались 3 явки на группу (*), то за 2012 год этот показатель 4 явки (**).

Диагноз F45.38 выставлялся в редких и при сочетании нескольких патологий систем (у некоторых реабилитантов их было 3 и даже 4), таких как: ССС(АГ, варикозное расширение вен, геморрой), ЖКТ (ЯБ, хронический гастрит), опорной (остеохондроз, дорсопатия, люмбалгия), эндокринной (ожирение, «первой степени не препятствует поступлению на службу» [6, с.139]).

Обсуждение результатов Проанализируем данные таблицы отражающие период в 6 лет. Видно, что если процент жалоб (столбик №2) так и не поднялся выше 2, наличие психосоматической патологии (ст.

№3) достигло 80 (можно предположить, что осознавание себя больным не следствие самой болезни). Четко прослеживается (ст. № 4 и 5) снижение монопатологии: уменьшение % ССС и ЖКТ заболеваний, зато примерно в такой же пропорции растет редкая и комбинированная (многосистемная) патология (ст. № 6), что несомненно усложняет диагностику, лечение и участие самого пациента в лечении. Столбики №№ с 7 по 10 показывают процент явки на групповые встречи, тенденции наглядные. Следует отметить тот факт, что условный показатель критического количества явок, для понимания сути тренинга, (ст. № 10) вырос в 5,7раза и процент общего отработанного времени достиг минимума для отслеживания качественных показателей психотерапии в группе, т.е. «физические условия» для работы выполнены.

Следующий этап – создание условий не физических, а для психики, например, заинтересованности. Большое препятствие этому не знание и отсутствие квалифицированной информации. Кратко можно привести такой яркий пример иллюстрации, одним реабилитантом на группе: в командировке была другая ситуация, способствующая определенной тревожности, а здесь, дома, ситуация другая – спокойная, мирная, и здесь о той вспоминать не хочется!

Прибавьте сюда комфорт реабилитации, встречи с близкими и это обрисует отсутствие заинтересованной активности (вспоминать проблемы). Ведь не посвященным кажется, что если «засунуть голову в песок», проблемы испарятся. НЕТ!

«Параллельно увеличению числа выездов нарастают негативные последствия:

число случаев аддиктивного поведения увеличивается в 7,8 раз. Особую озабоченность вызывает резкое увеличение алкогольного стиля реагирования сотрудников на ситуации, сопровождающиеся психоэмоциональным напряжением. Динамика нарастания негативных тенденций демонстрирует неспособность многих участников контртеррористической операции самостоятельно справиться с последствиями боевого стресса и недостаточность принимаемых мер по медико-психологической реабилитации» [5].

Заключение Еще раз подчеркну, психосоматические – это такие заболевания, в образовании и поддержании которых участвуют тело, материальные агенты и психика, такие агенты как:

психоэмоциональное острое и хроническое напряжение, нададаптационный стресс, тревога, как реакции на внутренние и внешние ситуации угроз, конфликтов, фрустраций. Если одна из причин остается и действует вредоносно (т.е. ее действие не ослабевает, его профилактически не нейтрализуют), то заболевание все рано прогрессирует, с годами «перекос» достигает существенной величины. По аналогии, человек для жизни просто обязан есть и пить, и он не в состоянии заменить, подменить одно другим.

И тогда, физическое наличие (второй этап) на группе не достаточно мотивированных и понимающих людей, уже некая «творческая» площадка, для «раскачивания» разными методами (иногда и эмоциональными) заинтересованности и активности (этап третий), некая возможность повышать качество профилактики в целом.

И притча в качестве вывода. Встречаются два человека эпохи социализма. Один говорит:

нам для того, чтоб догнать Америку осталось 10 км. Другой: как это? Первый: да так, у нас что ни пятилетка, то шаг вперед!

Литература 1. Береснев А.А., Ганоева Н.Ф. Проблемы реабилитации сотрудников органов внутренних дел выполняющих служебно-боевые задачи на территории СКР. // Сборник трудов юбилейной научно практической конференции, посвященной 75-летию образования медицинской службы ГУВД по Челябинской области / Под. общ. ред. канд. мед. наук, генерал-майора милиции Д.В. Морозова. – Челябинск. – 2008. – С. 199-205.

2. Гогин Е.Е. Органы-мишени артериальных гипертоний и становление гипертонической болезни. // Кремлевская медицина. Клинический вестник. – 2006. - №2.- С. 10.

3. Гулевич Э.А., Гулевич Л.В. Алгический синдром как вариант маскированной депрессии, его вариабельность и развитие ипохондрического синдрома у сотрудников ОВД. // Медицинский вестник МВД. - Москва, 2006. - № 1(20). -С.27-29.

4. Методические рекомендации. Организация медико-психологического обеспечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, выполняющих задачи в особых условиях. М., 2005, 47с.

5. Мягких Н.И., Каляев А.В. Современные приоритеты при организации медико-психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел // Медицинский вестник МВД. - Москва, 2006.

- № 5(24). - С. 1-2.

6. Приказ МВД РФ №523, от 14 июля 2010г.

7. Субботина Н.А. Влияние посттравматического синдрома стрессовых расстройств на развитие заболеваний у сотрудников органов внутренних дел Свердловской области, вернувшихся из командировки в Северо Кавказский регион. // Медицинский вестник МВД. - Москва, 2006. - № 1(20). -С.1-2.

8. Шостак П.Г., Шеина Д.А., Клейменов В.Н. Психологические факторы риска развития язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки у сотрудников органов внутренних дел. // Медицинский вестник МВД. - Москва, 2005. - № 3(16). -С.16-17.

Разработка системы оценки и прогноза профессиональной надежности сотрудников оперативно-розыскных подразделений И.Ю. Григорьева ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

Задачи повышения эффективности деятельности правоохранительных органов обостряют проблему надежности профессиональной деятельности сотрудников ОВД.

Под профессиональной надежностью понимается интегративное профессиональное качество, характеризующее способность субъекта сохранять оптимальные параметры труда независимо от складывающихся условий.

Исследователями профессиональной надежности представителей различных профессиональных групп активно используются традиционные исследовательские методы.

Все эти способы можно разделить на три группы:

1) определение надежности, осуществляемое через различные формы опроса обследуемого (беседу, интервьюирование, анкетирование);

2) экспертная оценка надежности на основе наблюдения трудового процесса;

3) вычисление надежности путем эксперимента.

Методы первой и второй групп дают возможность глубокого, преимущественно качественного, описательного анализа профессиональной надежности. Кроме того, оценка, получаемая с их помощью, зависит от квалификации и опыта эксперта, что в значительной мере снижает объективность и сужает практическую значимость указанных методов.

Сегодня оценка профессиональной психологической пригодности кандидатов на службу в ОВД осуществляется на основе экспертной оценки как одного результата по тому или иному методу, так и по совокупности нескольких результатов или промежуточных экспертиз.

В то же время ряд отечественных авторов предлагает использование специальных техник диагностики профессиональной надежности человека, обеспеченных математическими моделями. Например, специалистами службы медицины катастроф предложен подход к оценке надежности профессиональной деятельности операторов-подводников на основе вычисления коэффициента канонической корреляции между многомерными совокупностями первичных показателей результативности деятельности и состояния функциональных систем. При определении надежности спортивной деятельности Ю.М. Блудов, В.А. Плахтиенко, Н.А. Худадов [10] используют корреляционный анализ взаимосвязи показателей биологического, физиологического и психологического уровней надежности спортсменов.

Так как значительная часть факторов, влияющих на профессиональную надежность, является случайной, то рядом ученых признается, что ее целесообразно оценивать, используя теорию вероятности. Поэтому многие критерии профессиональной надежности, широко используемые в настоящее время, имеют вероятностный характер. Таковыми являются: вероятность безотказной работы, вероятность работы без ошибок [7];

вероятность выполнения поставленной задачи в течение определенного времени с допустимой точностью и т.д.

Во второй половине 90-х годов в практике организации профотбора МВД России отчетливо сложилась система учета психологических качеств и психофизиологических параметров личности кандидата на службу в ОВД. Были изучены и описаны профессионально важные качества [9]. Однако разработанные критерии оценки профессиональной пригодности по суммарному коэффициенту психодиагностических показателей по формулам линейно регрессивного анализа в экспертной психологической практике при отборе кандидатов на службу не нашли своего применения.

Тем не менее, для повышения эффективности процесса оценки и прогнозирования, а в целом для улучшения качества профессионального психологического отбора в органы внутренних дел, значительный практический интерес представляет разработка объективных клинико-психологических моделей надежного сотрудника правоохранительных органов.

Исследование выполнено на базе Центра психофизиологической диагностики МСЧ ГУВД по Челябинской области.

Последовательность этапов проведения исследования Первой проблемой, которую необходимо было решить, являлась разработка внешнего критерия оценки профессиональной надежности сотрудников ОВД, то есть необходимо было определить эталон профессионала. Для решения поставленной задачи был использован метод экспертных оценок. Критериями экспертных оценок являлись личные предпочтения руководителей как участников процесса кадрового отбора. Изучение экспертных оценок надежности профессиональной деятельности было проведено по «Карте поведенческих характеристик » [9]. В качестве внешнего критерия использовался основной фактор «профессионализм». В содержание этого фактора входят такие высоко коррелирующие между собой экспертные характеристики как способность к работе с людьми, целеустремленность, способность к оперативной работе, уверенность в себе, надежность, сообразительность, серьезность, воля и т.д.

Выборку экспертов составили 15 руководителей оперативно – розыскных служб и подразделений ОВД, в подчинении которых состоит не менее 5 сотрудников. Стаж на руководящей должности не менее 3 лет.

На следующем этапе работы экспертная значимость качеств по шкале «профессиональная надежность» была разделена на три уровня (табл.1).

Таблица Диапазон отклонения качества Оценка Уровень от среднего значения в выборке 1 A X-1.0* Низкий уровень.

2 X-1* A X+1* Средний уровень.

3 A X+1.0* Высокий уровень.

Обозначения: Х - среднее значение показателя в выборке, А - индивидуальный показатель испытуемого, среднее квадратическое отклонение в выборке.

Это позволило сформировать три группы сотрудников по уровню надежности (табл. 2).

Таблица Группы сотрудников по уровню надежности Диапазон отклонения Количество Группа Уровень надежности качества сотрудников 3 8,98 Низкий уровень 2 8,98 – 14,68 Средний уровень 1 14,68 Высокий уровень После разработки внешнего критерия возникла задача его распознавания. Для выявления клинико-психологических оснований прогноза профессиональной надежности сотрудников правоохранительных органов на основе системы психодиагностических и экспертных критериев последовательно были использованы различные варианты математико-статистического анализа: анализ усредненных оценок и первичных статистик массива распределения стандартизованных Т-баллов, а также метод дискриминантного анализа. Дискриминантный анализ предназначен для определения математически корректного способа, позволяющего определить группу, к которой может быть отнесен любой новый объект, описанный с помощью тех же самых характеристик, что и объекты, составляющие «обучающую выборку». На основе этого представляется возможным для любых новых объектов определенной совокупности предсказывать группы, к которым они относятся. Обработка данных осуществлялась с помощью компьютерной версии статистического пакета «SPSS 17».

Выборка испытуемых Таблица Выборка испытуемых Группа 1 Группа 2 Группа Критерий Диапазон критерия (n=50) (n=50) (n=50) С 19 до 25лет 9 50 Возраст С 25 до 30 лет 4 10 С 30 до 35 лет 2 8 Среднее 3 52 Образование Среднее специальное 5 14 Высшее 7 2 На момент исследования это действующие сотрудники со стажем службы 3 года.

Для распознавания надежности были использованы результаты психологических методик ММИЛ и КОТ. Дискриминантный анализ проводился последовательно по каждой отдельной методике и по совокупности методик.

Результаты исследования Усредненный интегральный показатель уровня общих способностей не дает высокой информативности, а только указывает на то, что в представлении руководителей при оценке профессиональной надежности уровень развития интеллектуальных способностей не рассматривается как первостепенное, значимое качество (табл. 4).

Таблица Усредненный интегральный показатель уровня интеллектуального развития Группа по уровню надежности Средние показатели по методике КОТ 1 Высокий уровень 3,4±1, 2 Средний уровень 4,08±1, 3 Низкий уровень 3,5±1, Анализ первичных статистик Т- баллов по методике МИЛЛ позволил определить средние значения всех шкал каждой из трех групп и построить усредненные профили для каждой группы (табл. 5 и рис. 1).

Таблица Средние арифметические значения показателей по шкалам для трех групп Шкала Группа 1 Группа 2 Группа «Лжи» (L) 48,2±9,9 48,0±11,1 50,8±8, «Достоверность» (F) 51,8±9,9 51,8±10,8 57,6±9, «Коррекция» (K) 57,0±10,0 52,6±9,4 55,4±12, 1 – ипохондрии «Невротический сверхконтроль» (Hs) 51,3±8,9 47,8±8,2 51,9±7, 2 – депрессии «Пессимистичность» (D) 45,6±5,9 49,0±10,5 50,7±8, 3 – конверсионной истерии 49,2±6,4 49,9±6,3 48,7±7, «Эмоциональная лабильность» (Hy) 4 – психопатии «Импульсивность» (Pd) 56,8±4,8 51,5±10,2 59,6±10, 5 – выраженности мужских и женских черт 38,2±8,9 40,9±10,7 39,0±10, характера (Мf) 6 – паранойяльности «Ригидность» (Pa) 45,9±10,7 42,7±9,1 47,3±7, 7 – психастении «Тревожность» (Pt) 50,6±8,4 49,3±9,0 54,9±8, 8 – шизоидности «Индивидуалистичность» (Sc) 48,6±10,0 47,2±9,5 58,1±11, 9 – гипомании «Оптимистичность» (Мa) 63,4±6,1 63,0±9,6 54,9±7, 0 – «Социальная интроверсия» (Si) 39,2±10,1 40,0±9,7 42,9±8, Рис. 1 Усредненный профиль значения показателей по шкалам для трех групп Т - баллы L F K 1 2 3 4 5 6 7 8 9 высокий уровень надежности средний уровень надежности низкий уровень надежности Однако ни линейный анализ, ни анализ паттернов не дают высокой информативности – среднеарифметические данные по шкальным оценкам в трех группах отличаются незначительно. Анализ общей конфигурации усредненных профилей позволяет отметить их достоверность у испытуемых всех трех групп. Все три усредненных профиля говорят о смешанном типе реагирования большинства сотрудников (по Л.Н. Собчик).

В связи с этим можно утверждать, что с помощью анализа усредненных групповых профилей теста ММИЛ не предоставляется возможным достоверно дифференцировать сотрудников по уровню профессиональной надежности.

На следующем этапе исследования с целью выделения групп объектов, имеющих близкие параметры распределения, а также проверки гипотезы разбиения на группы был применен дискриминантный анализ.

Первоначально дискриминантному анализу подверглись результаты, полученные по каждой отдельной методике. Таким образом, решался вопрос об информативности применяемых на практике психодиагностических методик для идентификации исследуемых к одной из трех групп. Результаты классификации по дискриминантному анализу представлены в таблице 6.

Таблица Результаты классификации по дискриминантному анализу Прогностическая точность модели Исходные данные по группам в % классифицирован ные правильно Методики 1 2 ММИЛ 71 78 71 КОТ 65 47 72 Надо отметить, что дискриминантная функция по результатам методики КОТ отличается «размытостью данных», что свидетельствует о недостаточно высокой точности отнесения объектов к определенной группе (когда испытуемые «обучающей выборки» с примерно одинаковыми результатами отнесены к разным группам), что подтверждает выявленные ранее представления экспертов.

Наиболее информативными оказались данные дискриминантного анализа, полученные в результате статистической обработки по результатам совокупности психологических методов (ММИЛ, КОТ). Полученные коэффициенты двух дискриминантных функций в стандартизированном виде позволили построить модели дискриминантных функций при условии задавания стандартизированных значений факторов Нормированные значения координат центроидов дискриминантных функций F1 и F по совокупности методик составляют:

а) для первой выборки сотрудников, с высоким уровнем надежности:

F1 = -0,36 и F2 = -1,07;

б) для второй выборки сотрудников, со средним уровнем надежности:

F1 = 0,57 и F2 = 0,18;

в) для третей выборки сотрудников, с низким уровнем надежности:

F1 = -2,17 и F2 = 0,41;

На основании выполненного исследования по методикам КОТ и МИЛЛ 74% исходных сгруппированных наблюдений классифицировано правильно.

Статистическая обработка диагностических показателей по методикам КОТ, МИЛЛ определила прогностическую точность модели, на основании которой может осуществляться распределение кандидатов по уровням надежности, которая составила 70,6% для сотрудников с высоким уровнем надежности, 75% для группы условно надежных сотрудников и 73,3% для группы сотрудников с низким уровнем надежности.

При кросс-проверке 61% перекрестно-проверяемых сгруппированных наблюдений классифицировано правильно (рис. 2).

Таким образом, дискриминантный анализ подобного рода данных позволяет выделить математически корректные «решающие правила» для классификации, т.е. правила, позволяющие по значениям дискриминантных пременных отнести с определенной вероятностью каждого испытуемого к одной из групп. Кроме того, результаты математико-статистического анализа данных позволяют достаточно хорошо различить классы испытуемых.

Рис. 2. Значения дискриминантного анализа группового деления по результатам совокупности методик ММИЛ, КОТ.

Центроид группы Выводы Разработанная методология имеет свои преимущества и негативные стороны. Остановимся на некоторых из них. Ценным в этом подходе является системность и целенаправленность всей исследовательской процедуры. Четко формулируется задача, заключающаяся в распознавании внешнего критерия с помощью независимых от него измерений. Налицо быстрота и эффективная оценка информативности используемых психологических методов.

Однако происходит определенное выхолащива-ние содержательного аспекта диагностики, а полученные количественные критерии для оценки уровня надежности необходимо рассматривать как ориентировочные. Это заставляет отойти от анализа стандартных оценок и задуматься над исходными результатами тестирования – ответами сотрудников, отнесенных к различным группам по уровню профессиональной надежности, на вопросы теста.

Таким образом, большую информационную ценность для профессионального психологического отбора может представлять анализ частотного распределения ответов на вопросы теста ММИЛ. Такой анализ может выявить вопросы теста, имеющие наибольший вес в прогностическом потенциале теста ММИЛ.

Литература 1. Беребин. М.А Применение пакета статистических программ STATGRAPHIKCS в психологических исследованиях: учебное пособие /М.А. Беребин. – Челябинск: Изд-во ЮУргУ, 2002. – с. 2. Березин Ф.Б. Психическая и психологическая адаптация человека. Монография. Л.: Наука, 1988, – с.270.

3. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности: Учебное пособие./М.: «ПЕРП СЭ», 2001. с.270.

4. Бодров В.А., Орлов В.Я. Психология и надежность: Человек в системах управления техникой. М., 199820. Борисова Е.М., Логинова Г.П. Индивидуальность и профессия. М., 1991. – с.221.

5. Большев В.Н., Мягких Н.И., Шутко Г.В. Использование принципов донозологической диагностики в процессе медико-психологического сопровождения личного состава ОВД. // Психопедагогика в правоохранительных органах, № 2 (4). / Омск: Омский Ю.И., 1996. – с.144.

6. Дикая Л.Г. Психорегуляционная концепция надежности человека в экстремальных условиях деятельности / Системный подход в инженерной психологии и психологии труда. М., 1992. – с. 153.

7. Небылицын В.Д. Функциональное состояние нервной системы человека и ее основные свойства // Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: Наука, 1976, с. 187 - 192.

8. Небылицын В.Д. Надежность работы оператора в сложной системе управления. – В кн.: Инженерная психология. М., 1964, с. 358-367.

9. Основные виды деятельности и психологическая пригодность к службе в системе органов внутренних дел. Справочное пособие. / Под ред. Бовина Б.Г., Мягких Н.И., Сафронов А.Д. М.:

НИЦПМО МВД России, 1997, с. 344.

10. Плахтиенко В.А., Блудов Ю.М. Надежность в спорте. М., 1983.

Клинические особенности проведения медико-психологической реабилитации комбатантам Министерства внутренних дел Е.Г. Ичитовкина ФКУЗ «МСЧ МВД России по Кировской области»

Распространенность посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР) среди участников боевых действий, по данным разных авторов, варьирует от 23% до 58%;

более 52% сотрудников полиции после экстремального воздействия стресс-факторов боевой обстановки имеют признаки пограничных психических нарушений (ППР) в форме невротических и психопатических расстройств. [1,2].

Сформулированы основные принципы реабилитации комбатантов с ППР: единство психофармакологических и психосоциальных мер воздействия, разносторонность воздействий в реабилитационной программе, доверительные отношения между пациентом и психиатром, последовательность проведения мероприятий при переходе от одного вида восстановительного лечебного режима к другому, выявление латентной стадии и начальных проявлений ПТСР, а также своевременное осуществление необходимых психопрофилактических и лечебно реабилитационных мероприятий [3,4].

Эффективность проведения реабилитации зависит от своевременности оказания лечебной помощи, благоприятного преморбида, социальной поддержки и отсутствия сопутствующих соматических заболеваний [5,6].

Целью настоящего исследования явилось обоснование проведения медико психологической реабилитации (МПР) комбатантам Министерства внутренних дел (МВД) на основании сравнения клинической и социально-психологической динамики психического состояния комбатантов, прошедших реабилитацию и не получавших терапию.

Материалы и методы исследования Нами обследовано 199 комбатантов МВД по Кировской области: основную группу составили 94 чел. с расстройствами адаптации (РА) и ПТСР, ср. возраст - 31,8±1,4, стаж службы – 11±2,9 лет, количество командировок в Северо-Кавказский регион (СКР) – 5,7±1,3;

группу сравнения - 105 психически здоровых комбатантов, ср. возраст 31,3±1,5 лет;

стаж службы – 12±2,8 лет, количество командировок в СКР – 5,6±1,2;

достоверных различий между сотрудниками подразделений по указанным параметрам не было.

Первое клиническое и экспериментально-психологическое исследование проводилось после возращения из СКР в течение десяти дней, повторное – через 1,5 месяца после командировки в СКР. Диагностика ППР осуществлялась в соответствии с критериями МКБ-10;

оценивался также социально-психологический статус с использованием скрининг-методики субъективной самооценки психического состояния [7].

Для экспериментально-психологического исследования использовались: тест Басса-Дарки [8], многофакторный личностный опросник (МЛО) «Адаптивность» [8].

Статистическая обработка результатов исследования проведена с использованием программы SPSS 13.0. Применялся метод вариационной статистики с вычислением среднего значения, доверительных интервалов, определения вероятности ошибки. Для парных сравнений применялся t-критерий Стьюдента для независимых групп. Достоверными считались различия при p0,05.

Все комбатанты основной группы в течение двух недель в стационарных условиях получали психофармакотерапию и мультимодальную психотерапию с последующим амбулаторным медикаментозным курсом до трех месяцев. Выбор методов медикаментозного лечения базировался на особенностях клинической картины заболевания с учетом основных психопатологических синдромов. В комплексе с психофармакотерапией использовалась мультимодальная психотерапия с применением рациональной, гипносуггестивной, арттерапии и семейной психотерапии.

Результаты и их обсуждение Нозологическая структура выявленных психических нарушений у комбатантов основной группы после возвращения из командировок в СКР была представлена преимущественно РА - 60,1% случаев с кратковременными депрессивными нарушениями, тревожно-фобическими состояниями и нарушениями поведения;

ПТСР – 39,9%, выявлялись тревожный, эксплозивный, соматоформный, истероконверсионный варианты.

Клинически неоднородные, различные по структуре ППР включали устойчивые симптомы нарастающего возбуждения, повторное переживание психотравмирующего события, избегание стимулов, ассоциирующихся с травмой. Раздражительность проявлялась в ранее несвойственной гневливости, постоянном переживании внутреннего недовольства, вспышками ярости, сложностью в контроле негативных эмоций в быту. Нарушения сна характеризовались трудностями при засыпании, частыми и ранними пробуждениями.

Сновидения боевого содержания были представлены мучительными сценами с ощущением угрозы жизни. Тревожно-фобические нарушения проявлялись в виде не свойственной ранее повышенной чувствительности к бытовым раздражителям, страхов открытых пространств с ощущением угрозы извне. Депрессивная симптоматика проявлялась подавленностью в сочетании с дисфориями и периодическими проявлениями ажитации. Прослеживалось ограничение межличностной коммуникативности, ранимость, обидчивость, негативизм.

После проведения МПП у комбатантов с РА и ПТСР психопатологические симптомы редуцировались, сохранился прежний уровень социальной активности, что являлось показателем хорошей адаптации в мирных условиях жизни. Отмечалась достоверная (p0,001) редукция психопатологических нарушений после проведенного лечения: раздражительности, нарушений сна, ощущений страха и тревоги, подозрительности, агрессивности, наплывов мыслей о боевых действиях, вспышек гнева.

Удалось изменить отношение комбатантов к реабилитации и создать мотивацию не только на откровенность при психодиагностических осмотрах, но и сформировать позитивный настрой к лечебным мероприятиям.

В качестве примера иллюстрирующего теоретический материал приводим клиническое наблюдение больного с тревожным вариантом ПТСР.

Клиническое наблюдение больного с тревожным типом ПТСР Пациент Н., 30 лет, майор полиции, ветеран боевых действий, стаж работы в системе МВД 10 лет. Командировался в СКР за время службы 6 раз в период с 2000 по 2008 гг. Характеристика, предоставленная кадровым аппаратом, позитивная. Образование – высшее юридическое.

Семейное положение: в настоящее женат с 2007 гг.

Анамнез жизни. Родился в г. Кирове третьим ребенком, в семье рабочих. Мама по характеру спокойная, уравновешенная, застенчивая, отец вспыльчивый, активный, деятельный, упрямый.

Со слов Н., внимания детям уделяли мало, постоянно работали и были заняты работой по дому.

В детстве рос здоровым ребенком, по характеру был лидером. Стойких привязанностей не имел, любил проводить время во дворе, за активными спортивными играми. В школе учился на «хорошо» и «отлично». Посещал спортивные кружки, увлекался футболом и спортивной борьбой. Пользовался популярностью у сверстников, замечаний по дисциплине в школе не имел.

По окончанию 10 классов средней школы проходил срочную службу в военно-десантных войсках, демобилизовался в звании сержанта, в должности командира отделения. По возвращению устроился на работу в МВД, в спецназ. Имел поощрения по службе, быстро продвигался по служебной лестнице. В 2000 году был направлен в СКР, где участвовал в боевых действиях, неоднократно подвергался угрожающим жизни ситуациям. После обстрела в горах Чери-Юрта возникло кратковременное состояние паники, купировалось без медицинской помощи.

Анамнез заболевания.

Ухудшение состояния с декабря 2008 года, после исполнения служебно-боевых задач в СКР.

Во время служебной командировки участвовал в реальных боевых действиях, неоднократно подвергался угрожающим жизни ситуациям, во время «зачистки», был свидетелем гибели сослуживцев. После возвращения из командировки стал раздражительным, вспыльчивым, нарушился сон, появились сновидения о боевых действиях негативного характера (снились трупы убитых сослуживцев, «стрелял по врагам, но пули летели мимо», «чувствовал, как умирает», просыпался в холодном поту, с ощущением сердцебиения, тревогой, появились сложности в контроле поведения, беспокойство, мрачно-угнетенное настроение.

При целевом психодиагностическом осмотре после возвращения из СКР, сначала свои проблемы отрицал. Данные психодиагностического исследования: СМИЛ – пик профиля по шкале «тревожность» – 69,1 бал., повышение по шкале «невротического сверхконтроля» – 68, бал., «пессимистичность» - 78,4 бал.;

МЛО «Адаптивность» – снижение общего адаптационного потенциала;

тест Басса-Дарки – наличие потенциала агрессии, высокий уровень негативизма и раздражения;

краткий отборочный тест – уровень интеллекта средний, ПТСР Котенева – недостоверность результатов.

После проведения индивидуально-разъяснительного клинического интервью стал предъявлять жалобы на беспокойство, раздражительность, нарушения сна.

При проведении скрининг-анкетирования отметил, что у него отмечаются: раздражительность, перепады настроения, нарушения сна, сновидения о боевых действиях, сложности в контроле поведения, конфликтность в семейных отношениях, внутреннее напряжение, подозрительность, тревога, ощущение несправедливости жизни, ощущение «непонимания со стороны окружающих», неспособность расслабиться. Возникающее напряжение снимает употреблением крепкого алкоголя не реже одного раза в неделю. В состоянии алкогольного опьянения становится обидчивым и конфликтным, поэтому предпочитает «выпивать» в одиночестве. Круг интересов ограничен общением с сослуживцами, так как «только они его понимают». Отмечал, что сомневается в верности жены, поэтому в семье были скандалы и ссоры. Отметил, что за время службы изменился -, «перестал доверять людям».

Психическое состояние. Сознание не помрачено. Ориентирован в месте, времени, личности в полном объеме. Тревожен, напряжен насторожен, подозрителен, дисфоричен, эмоционально лабилен. Ответы в плане заданного вопроса, краткие, интонации недовольные, раздражительные.

Выражение лица угнетенно-мрачное, злое. Настроение снижено, вял пассивен. Мышление логичное, последовательное, обычного темпа. Идиаторно заторможен. Интеллектуальный уровень соответствует возрасту, образованию. Память не нарушена. При беседе о службе подробно рассказывает о психотравмирующей ситуации, детализирует произошедшее, высказывает недовольство по отношению к руководству, политикам. Стеничен, категоричен.

Психопродуктивной симптоматики не выявлено. Употребляет крепкий алкоголь 1–2 раза в неделю, в количестве до 600 гр. В состоянии алкогольного опьянения становится злым, агрессивным «тянет подраться». В посталкогольном состоянии возникает тошнота, головная боль, «чувство вины», ухудшается настроение. Рвотный рефлекс сохранен, абстинентный синдром не сформирован. Суицидальных и антисоциальных тенденций не выявлено.

Соматический статус. Общее состояние удовлетворительное. Правильного телосложения, удовлетворительного питания. Кожные покровы чистые, физиологической окраски. В легких везикулярное дыхание. Тоны сердца ясные, ритмичные. АД 120/70 мм. рт. ст., пульс 76 в минуту.

Печень по краю реберной дуги. Симптом Пастернацкого отрицательный с обеих сторон..

Отеков нет. Неврологический статус: легкий тремор мышц лица и кистей рук при волнении, очаговой неврологической симптоматики не выявлено.

Диагноз: ПТСР, тревожный вариант. F – 43.1.

Проведенные реабилитационные мероприятия в стационарных условиях, в течение 23 дней. Медикаментозное лечение: амитриптилин до 75 мг/сут., седалит мг/сут., реланиум 2,0 мл на ночь;

психотерапия:

Рис.1. Работа комбатанта Н., Рис. 1а. Работа комбатанта Н., после СКР, диагноз: ПТСР, после проведения реабилитации, тревожный вариант диагноз: Здоров При проведении арттерапии после возвращения из СКР в рисунке комбатанта Н.

(рис. 1) сюжет – «балерина со сломанной ногой» прослеживалась выраженная депрессивная настроенность, ранимость, тревога, нарушение межличностной коммуникабельности, социальная отгороженность, пессимистичность. После проведения медико-психологической реабилитации сюжет - «журавли» (рис. 1а) отмечалась стабильность эмоционального фона, внутренняя уравновешенность, позитивная оценка происходящего.

После проведения стационарного лечения в течение 20 дней психопатологическая симптоматика практически полностью редуцировалась: выровнялось настроение, упорядочилось поведение, нормализовался сон, улучшилась межличностная коммуникабельность.

В дальнейшем продолжил служить в той же должности, руководством и психологами подразделения характеризовался положительно.

При анализе психосоциальной адаптации комбатантов были выявлены достоверные внутригрупповые и межгрупповые различия (табл.1). Разводы у получивших медицинскую помощь встречались достоверно реже, чем у психически здоровых участников боевых действий.

Причинами разрушения семейных отношений комбатанты считали: конфликтные отношения между супругами, частое употребление алкоголя и негативное поведение в состоянии алкогольного опьянения, командировки в зону боевых действий, а также подозрения в неверности жен. Многие комбатанты группы сравнения предпочитали не вступать в брак и объясняли это недоверием к женщинам, изменами и примерами неудачных браков у сослуживцев.

Получены достоверные различия по частоте употребляемого алкоголя и реакции на алкогольное опьянение. Значительная часть комбатантов основной группы отказалась от употребления спиртных напитков полностью, в группе сравнения - лиц, не употреблявших алкоголь, не было выявлено. Данный показатель имеет важное значение в связи с тем, что у большинства обследованных комбатантов (59,4%) в состоянии алкогольного опьянения возникало агрессивное поведение с дисфориями, обидчивостью, злостью, с последующей разрядкой в форме психической и физической агрессии.

Таблица Частота встречаемости факторов психосоциальной адаптации комбатантов МВД, % Основная группа Группа сравнения Факторы Параметры % n=94 n=105 % женат 74 78,7 22 21,8** Семейное разведен 10 10,6 60 59,4** положение холост 10 10,6 19 18,8* без изменений 51 54,3 11 10,9** Сексуальная снижение 30 30,1 53 52,2* активность усиление 13 13,8 37 36,6** каждую неделю 16 17,0 70 69,3** Частота употребления не употребляет 20 21,3 2 1,9** алкоголя реже 1 раза в месяц 58 61,7 29 28,7** промискуитет 22 23,4 52 51,5** Интернет 12 12,8 33 32,7* Круг интересов религия 12 12,8 1 1,0* и способы снятия природа 11 11,7 3 3,0* напряжения спорт 48 51,1 15 14,9** семья 22 23,4 5 5,0** Здоровы 71 75,5 28 27,7** Гипертоническая Соматические 19 20,2 54 53,5** заболевания болезнь Язвенная болезнь 4 4,3 19 18,8* Примечание: межгрупповые различия здесь и далее достоверны при *- p0,05, **- p0,001.

По методу МЛО «Адаптивность» через 1,5 месяца после командировки в СКР были выявлены достоверно лучшие показатели в основной группе в сравнении с группой сравнения по шкалам:

нервно-психической устойчивости (НПУ), коммуникативным особенностям (КО). После проведения МПР личностные особенности комбатантов характеризовались хорошими адаптивными способностями, достаточным уровнем социализации, коммуникабельностью, психологической и морально-нравственной устойчивостью. Стиль межличностного поведения характеризовался коммуникабельностью, способностью к компромиссным решениям в конфликтных ситуациях, что свидетельствовало о хорошей способности к адаптации в обыденной жизни.

По методу Басса-Дарки через 1,5 месяца после командировки в СКР у комбатантов основной группы итоговый суммарный показатель уровня агрессивной мотивации (УАМ) был достоверно ниже, чем у психически здоровых лиц;

уменьшились проявления раздражительности, обидчивости, они были менее негативистичны, вербально и косвенно агрессивны (табл.2).

Показатели шкалы «физическая агрессия» достоверных различий между группами не имели и соответствовали верхней границе нормы, что, с учетом остальных базовых шкал, свидетельствует о наличии «потенциала агрессии», контролируемого волевым самообладанием.

Таблица Средние показатели агрессивности по методу Басса-Дарки у комбатантов через 1,5 месяца после командировки в СКР, M± Основная Шкалы Группа сравнения группа 8,1±1,5 8,5±1, Физическая агрессия 5,9±1,4** 6,7±1, Косвенная агрессия 5,4±2,3* 6,1±2, Раздражительность 2,9±1,8** 4,9±2, Негативизм 3,5±1,5* 3,9±1, Обида 4,3±1,5 4,2±1, Подозрительность 6,6±2,4** 5,6±1, Вербальная агрессия 4,5±1,7 4,3±1, Чувство вины 21,2±3,5* 23,6±3, УАМ 7,1±2,4 7,7±2, Враждебность Заключение Учитывая отрицательную динамику личностных особенностей и наличие негативных социально психологических тенденций у психически здоровых участников боевых действий, целесообразно рекомендовать проведение психокоррекционных мероприятий всем комбатантам, вернувшимся из зон боевых действий, для минимизации негативной динамики личностных характеристик в процессе служебно-боевой деятельности и улучшения психосоциальной адаптации. При проведении психотерапии необходимо учитывать психодинамические характеристики личности и формировать социально-позитивную настроенность с коррекцией общения и поведения в обыденной жизни и семейных отношениях.

Таким образом, своевременное проведение МПР с применением психотерапии сотрудникам МВД – участникам боевых действий способствует редукции основных психопатологических симптомов РА и ПТСР, улучшает социально-психологическую адаптацию и является мерой психопрофилактики антисоциального и аутоагрессивного поведения комбатантов.

Литература 1. Bradley, R. Multidimensional meta-analysis of psychotherapy for PTSD [Text] / R. Bradley, J. Greene, Е.

Russ, L. Dutra, D. A. Westen // Am J Psychiatry. – 2005. – Р. 214–271.

2. Jones, E. Post-combat syndromes from the Boer war to the Gulf wan a duster analysis of their nature and attribution [Text] / Е. Jones, R. Hodgins-Vermaas, Н. Cartney, et al // BMJ. – 2002. – № 3. – Р. 321–324.

3. Adams, D. Pharmacological management of PTSD: clinical summary of five-year retrospective study;

1990–1995 [Text] / D. Adams, L. Lettich, Т. Berigan // Military Medicine. – 2003. – № 9. – Р. 616–619.

4. Снедков, В. Е. Медико-психологические последствия боевой психической травмы: клинико динамические и лечебно-реабилитационные аспекты [Текст] / В. Е. Снедков, С. В. Литвинцев, В. В.

Нечипоренко, В. М. Лыткин // Современная психиатрия. – 2008. – № 3. – С. 21–25.

5. Connor, K. M. The role of serotonin in posttraumatic stress disorder neurobiology and pharmacotherapy [Text] / К. М. Connor, J. R. Davidson // CNS Spectrums. – 2008. – № 2. – Р. 43–51.

6. Ичитовкина Е.Г. Опыт оказания лечебно-реабилитационной помощи комбатантам с психическими расстройствами на базе МСЧ УВД по Кировской области / Т. В. Рубцова, М. В. Злоказова, Е. Г.

Ичитовкина //Медицинский вестник МВД. – 2010. – № 2. – С. 42–47.

7. Ичитовкина Е.Г. Влияние личностных и психосоциальных характеристик на развитие пограничных психических расстройств у комбатантов министерства внутренних дел / Е.Г. Ичитовкина, М.В.

Злоказова, А.Г. Соловьев // Вестник психотерапии. – 2011. – № 37 (42). – С. 56–68.

8. Бурлачук, Л. Ф. Словарь-справочник по психодиагностике [Текст] / Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов.

– СПб.: Питер, 2002. – 528 с.

Прогноз проявления реакции на стресс у сотрудников органов внутренних дел различного типа личности М.В. Калиниченко ФКУЗ «МСЧ МВД России по Челябинской области»

Правоохранительная деятельность традиционно относится к видам профессиональной деятельности, сопровождающимся высоким уровнем эмоционально-стрессовых нагрузок.

Несение службы проходит в условиях воздействия разнообразных стресс-факторов, зачастую с опасностью для жизни. В виду этого, прогнозирование специфики реагирования на стрессогенную ситуацию является важнейшим аспектом профессионального психологического отбора кандидатов на службу в ОВД и на учебу в образовательные учреждения МВД России, а также определения готовности личного состава ОВД к выполнению оперативно-служебных, служебно-боевых и иных задач в особых условиях профессиональной деятельности.

Согласно современным представлениям, стресс – это состояние, характеризующееся специфическим синдромом, состоящим из всех неспецифических изменений в биологической системе, как неспецифической реакции организма на предъявляемые ему требования. Стресс проявляется в симптомах общего адаптационного синдрома: реакции направлены на поддержание поведенческих действий и психических процессов по преодолению стрессовых эффектов [5].

«Неспецифичность» реакций обусловлена индивидуалистичностью восприятия стресс фактора. Установлено, что на одно и то же стресс-воздействие разные индивиды реагируют не одинаково по степени подверженности и по типу наблюдаемого эффекта. Тип реагирования и направленность поведения в этих условиях существенно зависит от индивидуально психологических особенностей личности, субъективного восприятия значимости воздействия [2].

В зависимости от психических особенностей личности американские ученые М.Фридман и Р.Розенман (1974) выделяют два полярных типа людей, по-разному реагирующих на стрессогенные воздействия: тип А и тип Б.

К типу «А» относятся люди, ориентированные на успех и жизненные достижения.

Это работоспособные, всегда загруженные работой люди, пренебрегающие отдыхом.

Реагирует на нагрузку учащением пульса, ростом артериального давления и другими вегетативными реакциями, сопровождающими активацию симпатической нервной системы.


При эмоциональном стрессе для них свойственно стеническое, агрессивное поведение. Они в большей степени подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям.

Люди типа «Б» характеризуются противоположным психологическим складом: они спокойные, неторопливые, уравновешенные, редко связывают себя жесткими сроками, никогда не берут сверхурочную работу или дополнительные нагрузки, любят и умеют отдыхать.

На нагрузку реагируют по парасимпатическому варианту: снижением частоты сердцебиений и другими соответствующими вегетативными проявлениями. Эмоциональный стресс активизирует у них депрессивное поведение [3].

Наиболее комплексное описание личностных особенностей нашло воплощение в типологии акцентуаций характера (типов личности) А.Е.Личко (1977). Рассмотрим типы личности чаще других, встречающиеся у сотрудников ОВД, и выделим характерные для каждого типа личности реакции на стресс.

Гипертимный тип характеризуется активностью позиции, высоким уровнем жизнелюбия, уверенности личности в себе, позитивной нередко завышенной самооценкой, высокой мотивацией достижения, однако ориентированную в большей степени на моторную подвижность и речевую сверхактивность, нежели на конкретные цели. Эти лица легко и быстро принимают решения, неразборчивы в контактах, непостоянны в привязанностях, у них легко возникают эмоциональные всплески с быстрой отходчивостью. В ситуации стресса можно прогнозировать избыточную, но не всегда целенаправленную активность, возможно подражание авторитетной лидирующей личности. Отрицание психологических проблем и отреагирование вовне актуальные для этого типа личности защитные механизмы психики, то есть механизмы, снимающие внутреннее напряжение при невозможности реализовать насущную потребность. При дезадаптации усиливаются гиперстенические характеристики, проявляющиеся непосредственностью высказываний, своеволием поступков, гиперактивностью, поведение может приобрести антисоциальные черты.

Эпилептоидный (возбудимый) тип отличается устойчивостью интересов, упорством в отстаивании собственного мнения, стеничностью установок, активностью позиции, усиливающуюся при противодействии внешних сил, практичностью, трезвостью взглядов на жизнь, стремлением к опоре на собственный опыт, синтетическим складом ума. До определенного предела они производят впечатление лиц, устойчивых к стрессу, что в значительной степени обусловлено их гомономностью (неподвластностью средовым влияниям) и тугоподвижностью нервных процессов с трудностью переключения из обычного состояния в иное, новое (от покоя к действию). Однако при этом происходит постепенное накапливание потенциальной активности, которая позже проявляется взрывом аффекта и агрессивной окраской деятельности. Для лиц этого круга свойственны два типа защитных механизмов: 1) рационализация с обесцениванием объекта фрустрированной потребности;

2) отреагирование вовне по внешнеобвиняющему типу, когда человек дает волю своему гневу, проявляя его в том или ином виде. Этот тип реагирования связан с защитным механизмом по типу проекция: индивид приписывает окружающим те недоверчивость и враждебность, которые присущи ему самому, и за это наказывает. Стрессовое воздействие, задевающее субъективно значимые ценности личности эпилептоидного типа, может спровоцировать сильную ответную агрессивную реакцию.

Психоастенический тип личности характеризуется преобладанием пассивно-страдательной позиции, неуверенностью в себе и стабильности ситуации, склонностью к сомнениям, избыточной самокритичностью, высокой чувствительностью и подвластностью средовым воздействиям, эмпатийностью, совестливостью, повышенной чуткостью к опасности.

У таких лиц неустойчивое, аутохтонно колеблющееся внимание компенсируется склонностью к перепроверке сделанного, повышенным чувством долга. Превалирует мотивация избегания неуспеха, сенситивность, установка на конгруэнтные отношения с окружающими, зависимость от мнения большинства. Снижен порог толерантности к стрессу. Склонны реагировать на стрессовые воздействия усилением тормозимых тенденций и неуверенности, стоп-реакциями, то есть блокировкой активности, или ведомой активностью вслед за большинством / лидирующей личностью. Ведущие защитные механизмы – ограничительное поведение и ритуальные (навязчивые) действия [4;

6].

Стресогенный стимул у лиц гипертимного и эпилептоидного типа активизируют механизмы интерпсихической адаптации: тревога устраняется с помощью активного поведения, направленного во вне и обеспечивающего прекращение фрустрации в связи с изменением окружения.

У лиц психоастенического типа в преодолении стрессового воздействия задействованы механизмы интрапсихической адаптации. Для них характерны интрапунитивные (самообвиняющие) напраленные на себя реакции, сопровождающиеся чувством вины и аутоагрессией [1].

Наибольшая диагностическая ценность среди методик для оценки индивидуально личностных свойств по праву принадлежит тесту MMPI и его модификациям:

Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ), Методика многостороннего исследования личности (ММИЛ). Последние широко применяются в практике профессионального психологического отбора в ОВД. Получаемый с их помощью психодиагностический материал в частности может быть использован для решения задачи прогнозирования поведения сотрудника ОВД в ситуации стресса.

Для иллюстрации рассмотрим результаты проведения ММИЛ у сотрудников ОВД, направляемых в служебную командировку для обеспечения общественного порядка в период подготовки к проведению XXII Олимпийских зимних игр и XI Паролимпийских зимних игр в г. Сочи. Выборку составили 93 сотрудника, из них 91 мужчина и 2 женщины, средний возраст - 30 лет (табл.1, рис.1).

Таблица Результаты психодиагностики сотрудников ОВД с помощью ММИЛ L F K 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Среднее 52,92 41,72 57,01 49,87 43,32 52,73 49,37 37,93 42,44 44,86 43,70 58,57 36, значение Стандартное 6,24 7,40 4,90 5,51 6,40 7,21 6,68 10,66 8,53 5,62 5,81 7,66 7, отклонение Рис 1. Усредненный профиль личности сотрудников ОВД по результатам ММИЛ Как видно из рис. 1 в профиле преобладают гиперстенические тенденции. Ведущими являются 9 и 3 шкалы, расположенные в пределах нормы. Это сочетание отражает активность позиции, позитивную самооценку, эмоциональную лабильность, яркость эмоциональных проявлений при некоторой поверхностности переживаний, высокую мотивацию достижения, ориентированную, прежде всего на моторную подвижность. Относительно низкие показатели 6-й шкалы могут свидетельствовать о стремлении продемонстрировать миролюбие (контролируемая агрессивность), низкие показатели 0-й шкалы - о повышенной общительности и непринужденности, граничащими с неразборчивостью в контактах и назойливостью. Анализ личностных особенностей позволяет прогнозировать в ситуации стресса усиление активности, которая не всегда может иметь целенаправленный характер.

Кроме личностных опросников, диагностирующих широкий круг индивидуально психологических особенностей, разработаны специализированные психологические методики, позволяющие прогнозировать поведение человека в стрессовой (экстремальной) ситуации, сред них:

– Симптоматический опросник «Самочувствие в экстремальных условиях А.Волкова, Н.Водопьяновой. Позволяет определить предрасположенность к патологическим стресс реакциям и невротическим расстройствам в экстремальных условиях военной службы [3];

– Методика «Прогноз» В.А.Баранова. Выявляет степень нервно-психической неустойчивости как показатель риска дезадаптации личности в условиях стресса.

Итак, прогнозирование реакции на стресс у сотрудников ОВД возможно путем проведения детального анализа их индивидуально-психологических особенностей. При этом выявление гипостенических тенденций может рассматриваться как фактор, затрудняющий совладание со стрессогенной ситуацией.

Литература 1. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности (в клинической медицине и психологии). М., Медицина, 1976. – 186 с.

2. Василюк Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. М., Из-во Моск. Ун-та, 1984. – 200 с.

3. Водопьянова Н.Е. Психодиагностика стресса. – СПб.: Питер, 2009. – 336 с.: ил.- (Серия «Практикум»).

4. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков // Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 288-318.

5. Мягких Н.И., Шутко Г.В. Организация медико-психологической реабилитации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, принимающих участие в выполнении оперативно служебных, служебно-боевых и иных задач, сопряженных с опасностью для жизни и причинением вреда здоровью. Методические рекомендации / Под общей редакцией доктора медицинских наук А.В.Гречко / М., 2012.- 104 с.

6. Собчик Л.Н. СМИЛ Стандартизированный многофакторный метод исследования личности.- СПб.:

Речь, 2009.- 224 с.

Техника релаксации для профилактики дезадаптации в экстремальных ситуациях командировки в СКР С.Н. Кондратенков ОМОН ГУ МВД России по Челябинской области (г. Челябинск) На сегодняшний день известна масса различных техник и способов психологической саморегуляции. Предлагаемая ниже техника не является изобретением автора. Это комбинация нескольких широко известных методик. Данная техника неоднократно и длительное время использовалась практически, в том числе во время длительных командировок на территории СКР.

Плюсами данной методики являются неприхотливость к условиям (достаточно обычного спального помещения), возможность работать как с группой, так и самостоятельно или индивидуально, простота выполнения (для релаксирующих) и универсальность. Положительный эффект наблюдается при широком спектре невротической симптоматики. Замечен эффект при тревожных депрессиях, конфликтности, коммуникативных нарушениях, трудностях концентрации внимания, легких формах нарушения сна и т.п. Важно что, релаксирующим нет необходимости делиться своими переживаниям (учитывая особенности силовых структур).


Данная техника достаточно экологична – не отмечено осложнений и негативных последствий при ее использовании. Возможно сочетание с медикаментозной терапией (транквилизаторы, нейролептики, антидепрессанты) и другими формами психотерапии. Противопоказания аналогичны другим техникам, использующим суггестию.

Механизм действия предлагаемой техники релаксации Особенностью данной техники является поочередная фиксация сознательного внимания на различных участках тела. Что эффективно отвлекает внимание от «рефлексируемых»

переживаний и приводит к релаксации. Вариант, когда релаксация завершатся после этапа «целостные части», является вполне рабочим и эффективным. А в некоторых случаях – даже предпочтительным. В развернутых вариантах техники после фиксации внимания на участках тела происходит фиксация внимания на дыхании. Используются дополнительные «ловушки для сознания».- Подсчет дыхательных движений ведется в обратном порядке (от 27 до 1), внимание фиксируется на определенных участках тела, участвующих в дыхании. Все это углубляет состояние расслабления и активизирует процессы восстановления. После чего предлагается какая либо визуализация. Можно использовать мотивы основной ступени символдрамы (луг, ручей, гора, дом), а так же «переправа через реку», «полет», «путешествие на дно моря», «идеальный боец». Что прорабатывает некоторые психологические проблемы и дает ресурсное состояние после выхода. Перед основной частью и по ее окончании дается одинаковая короткая установка, как правило, релаксирующего характера. Такая установка наиболее экологична и универсальна. Это особенно важно при работе с группой. Пример: «Я становлюсь спокойнее и увереннее в себе». Возможно использование приема «двойная спираль Эриксона». Возможна привязка установки к какому-либо циклическому процессу организма, например, к дыханию:

«И с каждым вдохом и выдохом становлюсь спокойнее и увереннее». При повторных релаксациях обязательно используется та же самая установка, что усиливает ее действие.

Достигнутое состояние релаксации приводит к временному снижению тонуса симпатической нервной системы и активизации парасимпатической. Что запускает и усиливает процессы восстановления. При регулярной, через день, релаксации данный эффект накапливается. Это повышает стрессоустойчивость, улучшает адаптацию, препятствует эмоциональному выгоранию и девиантному поведению.

Практическое знакомство с состоянием релаксации несет в себе обучающий момент. – При регулярной практике нарабатывается навык входа в состояние релаксации. Это облегчает и мотивирует самостоятельное использование данной техники, а так же других приемов психологической саморегуляции, связанных с релаксацией.

В начале релаксации бывает целесообразно дать установку типа: «Сознание четко отслеживает происходящее», «вы контролируете свое тело», и т.п. Что снижает страх потери контроля над собой и облегчает погружение в состояние релаксации. Особенно если релаксация проводится впервые, отмечается недоверие к ведущему релаксацию и самой методике.

Описание техники релаксации Возможны как групповая, так и индивидуальная формы работы. Вариантом индивидуальной работы может быть прослушивание аудиозаписи инструкции через наушники. С оговоркой, что голос инструктора не должен быть голосом релаксирующего. Хорошо знающие последовательность данной техники, могут самостоятельно проговаривать мысленно текст инструкции релаксации и выполнять ее. Это способствует более глубокой релаксации.

При групповой работе возможно использование магнитофона, особенно при повторном сеансе.

Однако нежелательно это делать слишком часто. Так как при регулярном повторении абсолютно одного и того же текста эффективность релаксации может снижаться. По этим же соображениям нежелательно проводить релаксацию чаще, чем через день, учитывая и индивидуальную работу.

При проведении релаксации реже, чем 2 раза в неделю, накопление эффекта не наблюдалось.

Использование музыки в качестве фона не является обязательным. Более того работа в тишине даже предпочтительнее. – Так как музыка может спровоцировать у отдельных релаксирующих незапланированные переживания («переносы») и снизить(изменить) эффект.

Возможно использование музыкальной фонограммы в начале, в конце, при дыхании «на счет» и при визуализации (если фонограмма соответствует образу). В случае посторонних шумов необходимо провести их «утилизацию» и несколько раз зафиксировать внимание релаксирующих на внутренних ощущениях.

Релаксация выполняется лежа, сидя в удобном кресле или в «позе извозчика». Важно, чтобы можно было максимально расслабить все мышцы тела. Положение «лежа» предпочтительнее, так как позволяет достигнуть более глубокого расслабления. Поверхность, на которой лежит релаксирующий, должна быть ровная и относительно твердая. Рекомендуемое положение – лежа на спине с развернутыми вверх ладонями. Подушки либо вообще нет, либо она минимального размера, если это комфортно. Важнее занять максимально удобное положение, чем формально выполнить инструкцию. Положение должно быть настолько комфортным, чтобы в нем можно было находиться неподвижно неопределенно долго. Температура в помещении должна быть комфортной. При необходимости можно использовать одеяла или теплую одежду. Желательно ослабить брючный ремень и др. сдавливающие детали одежды, предложить перед релаксацией посетить туалет, покурить и т.п.

В условиях служебной командировки все перечисленные условия можно найти в спальном помещении.

В начале, при первом сеансе, если участники склонны к интеллектуализации, можно дать короткое разъяснение. Акцентируя внимание, что должно быть достигнуто состояние промежуточное между сном и бодрствованием.

Начальная фаза Участникам сеанса релаксации предлагается занять удобное положение (предпочтительно лежа на спине, ладони вверх). А затем просто выполнять инструкции ведущего.

Не рекомендуется сразу перегружать внимание релаксирующих всеми инструкциями сразу.

Лучше это делать постепенно, по ходу процесса релаксации.

Вначале дается короткая «типовая» инструкция (минут 7-10) на расслабление. – Ощущение тепла и приятной тяжести в различных участках тела с постепенным увеличением площади участков. В итоге вниманием охватывается все тело «от макушки до пяток». Вызывать ощущение тепла и тяжести в области головы нельзя! Там вызывается ощущение легкости и прохлады (легкого ветерка, дующего в лоб). При жалобах релаксирующих на появление тяжести, тепла или других неприятных ощущений в области лба – лучше вообще игнорировать эту часть тела в инструкции. Что является более безопасным и экологичным. То же при чувстве нехватки воздуха и другом дискомфорте, связанном с дыханием. Если игнорировать данную часть тела невозможно, или это не помогает, в таких случаях может помочь расслабление релаксирующим соответствующего участка тела (лицо, шея, плечи, грудная клетка и т.п.) Установка В конце начальной фазы или в ходе инструкции к фазе вращения внимания, используя принцип двойной спирали Эриксона, дается короткая установка. В большинстве случаев целесообразна короткая установка, направленная на релаксацию. Пример – «Я становлюсь спокойнее и увереннее». Установку можно предложить повторить мысленно релаксирующим, в след за ведущим, несколько раз.

Вращение внимания После установки дается инструкция для вращения внимания. Например: «Сейчас я буду называть различные участки вашего тела. Нужно сосредоточить свое внимание в названном участке. Внимание должно находиться в названном участке, пока я не назову следующий. Тело остается в покое. Перемещается только внимание. Если вы что-либо пропустили, продолжайте с того места, которое вы слышите сейчас». Можно привести пример: «Если я скажу: «Большой палец правой руки». – Ваше внимание должно переместиться в большой палец правой руки».

Внимание должно находиться там, пока я не назову следующий участок. Итак: «Большой палец правой руки». Примерная последовательность вращения внимания приводиться ниже.

Правая сторона Большой палец правой руки, второй палец, третий палец, четвертый палец, пятый палец, ладонь (зафиксируйте ладонь в сознании), тыльная часть ладони, запястье, рука до локтя, локоть, предплечье, плечо, подмышка, правая часть талии, верхняя часть правого бедра, нижняя часть правого бедра, коленная чашечка, икроножная мышца, лодыжка, пятка, подошва правой стопы, подъем правой стопы, большой палец, второй палец;

третий палец, четвертый палец, пятый палец.

Левая сторона Большой палец левой руки, второй палец, третий палец, четвертый палец, пятый палец, ладонь руки (зафиксируйте ладонь в сознании), тыльная часть ладони, запястье, рука до локтя, локоть, предплечье, плечо, подмышка, левая часть талии, верхняя часть левого бедра, нижняя часть левого бедра, коленная чашечка, икроножная мышца, лодыжка, пятка, подошва левой стопы, подъем левой стопы, большой палец, второй палец, третий палец, четвертый палец, пятый палец.

Задняя сторона Просмотрите мысленным взором правую лопатку, левую лопатку, правую ягодицу, левую ягодицу, область позвоночника, всю заднюю сторону в целом до самой шеи.

Передняя сторона Поднимаемся к вершине головы до макушки. Мысленным взором просматриваем лоб, боковые стороны головы, правую бровь, левую бровь, пространство между бровями (межбровье), правое веко, левое веко, правый глаз, левый глаз, правое ухо, левое ухо, правая щека, левая щека, нос, кончик носа, верхняя губа, нижняя губа, подбородок, горло, правая грудина, левая грудина, средняя часть грудины, пупок, живот.

Целостные части Вся правая нога, вся левая нога, обе ноги. (Пауза). Вся правая рука, вся левая рука, обе руки. (Пауза). Вся спина, ягодицы, позвоночник, лопатки... вся передняя часть туловища, живот, грудь... все туловище в целом... вся голова... все тело в целом... все тело... все тело..

Этот последний этап ротации можно повторить один-два раза, постепенно снижая скорость перемещения сознания. Периодически дается инструкция не спать: «Ваше сознание с вами...

Вы контролируете происходящее».

Отсчет дыхания По окончании вращения внимания можно перейти к фазе отсчета дыхания.

Дается инструкция об отчете дыхания с 27(53) до 1 – один цикл. При этом релаксирующий самостоятельно мысленно произносит соответствующую цифру, сначала на вдохе, потом на выдохе. В случае ошибки предлагается начать данный цикл с начала. Внимание фиксируется в каждом цикле на определенном участке тела, участвующем в дыхании.

Один участок – один цикл. Последовательность участков следующая:

Пупок-грудь-горло-ноздри. Данную фазу релаксирующий выполняет самостоятельно.

Поэтому имеет смысл разбить инструкцию на отдельные циклы. Инструкция на следующий цикл дается после длинной паузы, достаточной для выполнения предыдущего цикла.

Пример инструкции «Ваше внимание перемещается к дыханию. (Пауза). Прочувствуйте течение вашего дыхания снаружи - внутрь и обратно. (Пауза). Сохраняйте естественный ритм своего дыхания. Никаких усилий. Просто осознаете процесс дыхания. Продолжайте прислушиваться к нему. (Длинная пауза). Теперь перемещайте ваше внимание на движение пупка. (Пауза).

С каждым вдохом пупок медленно и мягко поднимается, а с каждым выдохом так же медленно и мягко опускается... Спокойно наблюдайте за этим движением. (Пауза). Обратите внимание на устойчивый размеренный ритм этих мягких движений. (Длинная пауза). Начинайте отсчитывать количество ваших вдохов и выдохов в обратном порядке от 27 до 1 таким образом:

27 -пупок поднимается, 27 - пупок опускается;

26 - пупок поднимается, 26 - пупок опускается;

25 - пупок поднимается, 25 - пупок опускается и т.д. Произносите слова и цифры в уме, отсчитывая вдохи и выдохи. (Пауза). Если же вы ошиблись, возвращайтесь к 27 и начинайте снова. (Длинная пауза). Продолжайте считать от 27 до 1».

(Длинная пауза, достаточная для выполнения цикла).

«Остановите подсчет пупочного дыхания и переместите, пожалуйста, ваше внимание на грудь. (Пауза). Ваша грудь слегка поднимается и опускается при каждом вдохе и выдохе.

(Пауза). Начинайте отсчитывать количество этих движений в обратном порядке от 27 до 1, т.е.

27 - грудь поднимается, 27 - грудь опускается;

26 - грудь поднимается, 26 - грудь опускается;

25 - грудь поднимается, 25 - грудь опускается и т.д. Повторяйте слова и цифры мысленно».

(Длинная пауза, достаточная для выполнения цикла).

«Остановите подсчет грудного дыхания и переместите, пожалуйста, ваше внимание к горлу. (Пауза). Прочувствуйте, как воздух продвигается сквозь горло внутрь и наружу.

(Пауза). Начинайте отсчитывать количество вдохов и выдохов от 27 до 1 в таком же порядке, как и раньше. (Длинная пауза). Осознавайте то, что вы делаете...».

(Длинная пауза, достаточная для выполнения цикла).

«Остановите подсчет горлового дыхания и продвигайте свое внимание к ноздрям...

Прочувствуйте, как ноздри втягивают в себя воздух и выталкивают его прочь. (Пауза).

Начинайте, как и раньше, подсчет этих вдохов и выдохов от 27 до 1. (Длинная пауза).

Продолжайте свой подсчет».

(Длинная пауза, достаточная для выполнения цикла).

Визуализация После фазы отсчета дыхания предлагается представить образ для визуализации. Пример:

«Заканчивайте подсчет и продолжайте свое естественное спокойное дыхание.

Сейчас мы приступаем к визуализации. (Пауза). Вам будут предлагаться определенные образ(ы).

И вы постарайтесь представить их настолько ясно, насколько это возможно. Не имеет никакого значения – представляете ли вы образ «внутри головы» или как будто все происходит вокруг Вас. Итак, мы начинаем...».

Рекомендуется использовать образы, ассоциирующиеся со спокойным, расслабленным и ресурсным состоянием. – Луг, ручей, дом, сад. - Основные мотивы базовой ступени методики «Символдрама». Предлагается представить указанный образ и максимально взаимодействовать с различными объектами образа. Например (образ «луг»): побродить по лугу, потрогать траву, почувствовать запахи луга, ощутить кожей лучи солнца, услышать звуки, увидеть свои ноги, идущие по лугу, увидеть свои руки, трогающие траву, и т.п.». Завершается образ предложением сделать в образе то, что больше всего хочется. После длинной паузы предлагается покинуть образ и «вернуться сюда». Обязательно проговаривается возможность для релаксирующего вернуться обратно.

Учитывая специфику силовых структур, можно использовать визуализацию «идеальный боец». На данном образе остановимся чуть подробнее. Вначале участникам предлагается представить образ «идеального бойца», как он выглядит, как двигается, как внешне проявляются качества, которые делают его идеальным бойцом. Потом – «экологическая проверка». - Все ли в образе воспринимается комфортно. Нет ли желания что-то изменить. Если такое желание есть – то предлагается сделать это. После этого предлагается представить себя внутри образа идеального бойца. Довести представления до уровня ощущений. И провести «экологическую проверку» аналогично «внешнему» образу. После полного принятия образа, участникам предлагается побыть в нем какое то время, запомнить свои эмоции и ощущения, после чего вернуться к обычному состоянию или продолжить практику. Обязательно дается инструкция что «вы всегда сможете вернуться обратно, когда захотите этого».

Можно использовать и другие визуализации: «переправа через реку», «подъем в гору», «спуск на дно моря», «полет», «поиск клада», «строительство своего дома» и т.п.

Установка Повторяется установка 1. Пример – «Я становлюсь спокойнее и увереннее». Установку так же предлагается повторить мысленно за ведущим несколько раз.

Завершение «Типовая инструкция» выхода из состояния релаксации.

Пример «Полностью расслабьтесь и направьте ваше внимание на дыхание. Естественное спокойное дыхание. (Пауза). Мысленным взором просмотрите все расслабленное тело и прочувствуйте свое дыхание. (Пауза). Ваше тело полностью расслабленно, дыхание ровное и спокойное.

(Пауза). Просмотрите все тело от макушки головы до кончиков пальцев ног. (Пауза). Представьте, как ваше тело лежит на полу... представьте помещение вокруг вас... (Пауза). Лежите спокойно в течение нескольких минут с закрытыми глазами. (Пауза). Можно начинать двигать вашим телом, потянуться, расправить тело... Ваши движения медленные и расслабленные...

(Пауза). Убедившись, что вы не спите - открывайте глаза и медленно садитесь. Релаксация закончена. Будьте счастливы и здоровы».

Хороший суггестивный эффект дает установка после «официального» выхода из релаксации, когда опрашивается мнение участников группы (рефлексия). Ведущий встраивает установку в структуру беседы и привязывает к высоко вероятному событию из ближайшего будущего. Обычно это установка на хорошее самочувствие, которую можно привязать к внешнему виду. Например: «Выходя отсюда, вы можете посмотреть на себя в зеркало и увидеть – что вы стали спокойнее, увереннее и сильнее (красивее, здоровее и т.п.)».

Корреляция изменений личностных особенностей сотрудников ОВД в зависимости от условий прохождения службы Я.А. Копейкина ФКУЗ «Медико-санитарная часть МВД России по Республике Хакасия»

Психологические особенности сотрудников органов внутренних дел достаточно давно являются объектом исследования профессиональных психологов. Само предназначение такого социального института как полиция определяет особые требования к личности каждого сотрудника.

Постоянное нахождение в агрессивной и криминально-ориентированной среде, ненормированный рабочий день, доступ к оружию и право его применять не может, не отразиться на особенностях поведения и личности сотрудников. Имеющиеся на сегодняшний день исследования в области психологии сотрудников МВД как правило касаются изучения их надежности, агрессивности, способности контролировать применение оружия, гендерные особенности изменения личности под влиянием профессии.

Исследования психологов приходят к выводу, что профессиональная деятельность сотрудников МВД принадлежит к разряду «сложных» профессий, предъявляющих очень высокие психологические и психофизиологические требования к сотрудникам. На сегодняшний день можно выделить два направления и, одновременно, этапа в исследовании личностных особенностей сотрудников МВД. Первое из них получило широкое распространение в 1960 1980 годах. В рамках данного направления изучение личностных качеств сотрудников МВД идёт по пути построения идеальной модели личности сотрудника МВД, имеющей, однако, лишь весьма отдалённое отношение к реальным условиям профессиональной деятельности.

Второе направление связано с изучением профессиональной деформации личности сотрудников МВД [1;

2]. Анализ исследований показал, что профессиональная деятельность понимается как механизм возникновения профессиональной деформации личности сотрудника органов внутренних дел. Авторы рассматривают тесную связь с криминальной субкультурой и на основе этого заимствование жаргона и стиля поведения правонарушителей.

В целом ряде работ профессиональная деформация личности рассматривается как заострение и огрубление профессиональных привычек, стиля мышления и общения, которые переносятся в непрофессиональную сферу и осложняют взаимодействие человека с другими людьми [6;

7].

Некоторые авторы под профессиональной деформацией понимают все социально– психологические и психические изменения личности, возникающие в процессе выполнения профессиональной деятельности. В ряде работ профессиональная деформация личности рассматривается как разного рода нарушения в деятельности, которые не должен, но совершает профессионал [4;



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.