авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation Diplomatic Academy by Prof. Vladimir F.LI THEORY of INTERNATIONAL ...»

-- [ Страница 3 ] --

Напомним коротко о том, что вся послевоенная история данного субрегиона (и в особенности братоубийственная война в Корее, интервенция США во Вьетнаме, китайско-индийский, советс ко-китайский и иные вооруженные столкновения) логически подвела народы к одному непреложному выводу — на путях войны не может быть стабильного урегулирования спорных проблем. Однако драматизм ситуации осложняется еще и тем, что более чем полувековое послевоенное развитие не привело пока к созданию здесь какой-либо надежной и эффективной системы безопасности. Поэтому, если бы завтра здесь внезап но разразился один из глубоко тлеющих очагов региональной конфликтности (например, межкорейский, китайско-тайваньс кий, индийско-китайский и др.) или же был бы брошен Вл.Ф. ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ асимметричный вызов со стороны транснациональных терро ристов, страны субрегиона оказались бы перед фактом тоталь ной неспособности сообща отражать подобного рода угрозы их суверенитету и безопасности. Разумеется, некоторые государ ства субрегиона могли бы обратиться к двусторонним военно политическим соглашениям (японо-американскому, японо-юж нокорейскому, китайско-северокорейскому и др.), н° эти союзы, как известно, лишены серьезного потенциала реагирования на нетрадиционные вызовы. Ситуация в условиях форсированной глобализации и возрастания новых транснациональных угроз осложняется еще и тем, что достаточно отчетливо видна ныне низкая антитеррористическая эффективность таких ключевых международных структур, как Совет Безопасности ООН, Асе ановский региональный форум по безопасности и др. И в этом стратегическом тупике достаточно ярко отражаются новые, неведомые доселе закономерности мирового развития. Нынеш ний транснациональный терроризм, не без основания именуе мый "чумой электронного века", - это глобальная угроза особо го типа. Всплывая на волне глобализации и деклассирования, он не признает погранично-таможенных рубежей и национально государственного суверенитета, не делает различий между кад ровыми армиями и самыми беззащитными и обездоленными слоями гражданского населения. Ни для кого не секрет, что преступные акции отдельных камикадзе, выдающих себя за неких "борцов за веру", несут с собой угрозу гигантских техно генных катастроф, причем сами террористы остаются невиди мыми для обычного, невооруженного взора.

Новые международные вызовы (в первую очередь трансна циональный терроризм, трансграничная преступность и т.п.) — это реальные угрозы, которые пока не вполне осознаются не только в Северо-Восточной Азии, но и во всем АТР.

Здесь нет Сценарии международного геополитического прогнозирования полного осознания того, что терроризм не рождается на пустом месте, не падает с неба, что его основа коренится в социальных, политических, конфессиональных и культурно-психологическо го пластах глобализирующихся обществ. Достаточно отметить, что непосредственные исполнители террористических актов — это самые низшие слои постколониального общества — люм пены, деклассированные, своего рода "отбросы" модернизации, вытолкнутые из сферы производительного труда. Поскольку подобные слои составляют громадную массу населения в Япо нии, Китае, Индии, Северной и Южной Корее, на Тайване и в других странах субрегиона, постольку сохраняется и перманен тная социальная база воспроизводства террористов на всем геополитическом пространстве субрегиона. Свидетельством этого может служить еще живая в нашей памяти сенсационная газо вая атака секты "Аум синрикё" в токийском метро, многочис ленные пиратские акции в акватории Тихого океана, серия террористических акций на российском Дальнем Востоке и др. Нельзя также недооценивать и того, что глубокие антаго низмы между отдельными странами в субрегионе (например, между Северной и Южной Кореей) могут перерасти в опасные формы межгосударственного терроризма. Все это убедительно говорит о том, что субрегиону настоятельно необходимы новые, нетрадиционные механизмы отражения вне шних угроз и обеспечения региональной безопасности. Наиболее важными упреждающими акциями здесь могли бы стать:

1. Создание региональной Организации по безопасности и сотрудничеству в СВА с учетом позитивного опыта ОБСЕ.

Основную дипломатическую преграду здесь представляет пока позиция КНДР, которая, по всей вероятности, безосновательно опасается увязывать свою безопасность с новыми международ ными обязательствами. Стало быть, регламент потенциальной Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ОБС СВА должен предусматривать достаточно четкие меж дународные гарантии и выгоды для Пхеньяна.

2. Налаживание перманентной структуры взаимодействия между силами быстрого реагирования РФ, РК, КНДР, а также КНР, Японии и, возможно, США и Тайваня. Вышеупомянутое взаимодействие следовало бы налаживать на трех уровнях: а) антитеррористическом;

б) экологическом;

в) в сфере предотв ращения случайных пограничных столкновений.

3. Разработка на экспертном уровне проекта "Кодекса ази атско-тихоокеанского неблокового миропорядка, основанного не на устаревших принципах баланса сил, а на всестороннем учете баланса межнациональных интересов. На основе подоб ного Кодекса могли бы разрешаться многие острейшие вопро сы Корейского полуострова: замораживание ракетной програм мы КНДР, вывод американских войск из Южной Кореи, мора торий на американо-южнокорейские учения "Тим Спирит", а также проработка международного статуса постоянного нейт ралитета для объединенного корейского государства.

4. В интересах двустороннего и многостороннего региональ ного неблокового взаимодействия представляется целесообраз ным создание различного рода трех-, четырех-, пяти- и других многоугольников для урегулирования наиболее насущных вопро сов сотрудничества. Так, треугольник "Россия — Северная Корея - Южная Корея" уже сегодня крайне необходим для ускорен ного решения вопросов трансевразийской железной дороги, реа лизации газового проекта по маршруту Якутия — Северная и Южная Корея, принятия согласованных мер по защите и сохранении при родной среды обитания в Северо-Восточной Азии.

Асимметричные вызовы транснационального терроризма от сентября 2001 г. вызвали громадный поток публикаций, в кото рых, к сожалению, прослеживается неоправданно вольное, если не Сценарии международного геополитического прогнозирования сказать произвольное, употребление термина "международный терроризм". Кратко напомним здесь о том, что терроризм как форма тотального насилия и нагнетания массового страха в об ществе известен на протяжении почти всей человеческой исто рии, хотя нарастающую масштабность он обретает лишь в пери оды резкого обострения борьбы за власть. И все же до эпохи интернационализации международных взаимосвязей терроризм носил преимущественно внутригосударственный, локальный ха рактер (например, якобинцы во Франции, народники в дорево люционной России и др.). В условиях крутой ломки националь но-государственных барьеров, резкого углубления процессов гло бализации терроризм вырывается из национально-государствен ных границ, становится по своей природе многонациональным, трансграничным, общемировым (как, например, космополитичес кая, фундаменталистская исламская организация "Аль-Каида", или "Братья мусульмане", или "Черный интернационал").

Однако из этого отнюдь не следует, что терроризм обрел характер некоего явления, в которое непосредственно вовлече ны нации и народы, как, например, в сферу международных отношений, международных организаций, международной ин форматики и пр. Стало быть терроризм, вышедший за пределы отдельных стран, не связан органически своими узами с народ ной почвой, является узко групповым, сектантским, фракцион ным, социально замкнутым и ограниченным и должен квалифи цироваться как "транснациональное", "трансграничное, 'миро вое", но отнюдь не как международное явление.

Скорректировать на данном этапе понятие "чумы электронного века", распространяющейся по всему миру со скоростью таежного пожара, еще не поздно. По сей день в действующем международ ном праве нет окончательно выработанного понятия политического терроризма, хотя частные подходы к данной проблеме, относящи Вл Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ еся к противоправному захвату воздушных и морских судов, граж данских заложников, организации преступных диверсий против мирного населения и пр., создали надежную основу для того, чтобы вновь вернуться к проекту международной "Конвенции о предуп реждении терроризма и наказании за него", обнародованной Ли гой Наций еще в довоенное время, но так и не вступившей в силу прежде всего из-за глубоких разногласий в трактовке характера антиколониальных, освободительных движений.

У современного политического терроризма — "белого", "крас ного", "коричневого", "черного", религиозно-фундамен-талистс кого нет своего этнического лица и истинной народной принад лежности. Его генетические корни транснациональны и космо политичны, связаны с рудиментами агрессивности, сохраняю щимися в социальной психологии аутсайдеров глобализации в условиях кризиса и паралича гуманистических ценностей в социальной психологии и политической культуре того или ино го общества. А это означает, что терроризм и международность — это два несовместимых понятия в современном мировом гуманитарном праве.

Бурный рост нетрадиционного транснационального терроризма, который вряд ли прекратит свое существование после круше ния "Аль-Каиды", отнюдь не означает, что традиционные кон фликты и вызовы ушли или уходят в историческое прошлое.

Конфликтность в ее самых разнообразных типах и формах, как показывают прогнозы, будет продолжать оставаться неотъемле мым феноменом постиндустриальной цивилизации, поскольку сохраняются фундаментальные противоречия в самой природе международных отношений.

Проведенный в 2000-2001 гг. научно-практический монито ринг конфликтности в международных отношениях на пороге XXI в. позволил разработать следующую системную типологию.

Сценарии международного геополитического прогнозирования Типология международной конфликтности* Критерии Примеры Тип конфликтности Обмен дерными и Макро конфликт др редствами (глобальный, V массового планетарно -косми поражения ческий) Континентальные Первая мировая Гиперконфликты армии, мировые война Вторая мировая (континентальный, IV блоки и коалиции война Социальная мировой) революция О посре дованное Война в Корее, война Региональные во Вьетнаме, участие великих конфликты III держ ав, неядерно е война в Афганистане (средняя оружие массового интенсив ность ) поражения И ндо пакистанский Субрегиональные Непосредственное участие 2-х и ко нфликт, курдское конфликты (малая II движение, абхазо более региональ интенсивность ) грузинский конфликт, ных государств Приднестровье Краткосрочность, Пограничные М инико нфликт ограниченное столкно - вения (латентное состоя I использ ов ание ние) войск и техники * Разработана Центром АТР ИАМП Дипломатической академии МИД РФ в 2000-2001 гг. (Рук. проекта - проф.

Вл.Ф.ЛИ).

Приведенная выше сравнительно-типологическая таблица позволяет:

во-первых, проследить потенциально восходящие стадии за рождения и развития международного конфликта - от латент Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ного состояния до гиперконфликта (разумеется, гипотетически), хотя на прогностическом уровне нет оснований исключать угро зу возникновения планетарно-космического конфликта;

во-вторых, позволяет на теоретическом уровне проводить разли чия между конфликтным состоянием в латентной (зародышевой) форме, а также малой, средней и большой интенсивности. Выход в переговорную, миротворческую фазу возможен на любой стадии противоборства. Вместе с тем, чем выше интенсивность конфликта, тем сложнее достичь его временного "замораживания" с тем, чтобы на основе хотя бы краткосрочного прекращения огня выдвинуть на авансцену политике-дипломатический ресурс;

в-третьих, в таблице в качестве своего рода прототипов назван ряд традиционных конфликтов (прежде всего межэтнические, по гранично-территориальные и др.), которые были локализованы прежде всего в силу опаснейших угроз их стихийного и неуправля емого перерастания в столкновения с применением ОМУ. В период постиндустриального цикла (т.е. до середины XXI в.) политическая наука не исключает возникновения принципиально нового типа экстерриториальной международной конфликтности, когда противоборствующие стороны будут сражаться за моно польное владение интеллектом, информацией, знаниями. Очевидно, в глобальном конфликте подобного рода, который может развер нуться в первую очередь между "мировым Севером" и "мировым Югом", потребуются принципиально иные механизмы и структу ры миротворчества.

Выше уже отмечалось, что период с 1981 по 2005 гг. — это волновая фаза "великих потрясений" на международной арене.

Вызовы цикла необычайно масштабны и опасны, что требует от мирового сообщества безотлагательного создания новых глобаль ных политических институтов, органически интегрирующих жиз ненные устремления народов "мирового Севера" и "мирового Юга".

Сценарии международного геополитического прогнозирования Этот процесс должен охватить и трансформацию традиционной блоковой стратегии трансатлантизма, ускоренное реформирование ООН, которая в нынешнем виде, как уже отмечено выше, оказалась малоэффективной в обеспечении глобальной и региональной безо пасности.

Необходима, очевидно, и разработка новой международной стра тегии крупномасштабного сокращения различных видов вооруже ний (стратегических и тактических, морских и военно-воздушных, тактических и оперативных и др.) с одновременным развертыва нием достаточно мобильных многонациональных и многоцелевых антитеррористических структур. (Не следует игнорировать, что злодейские акции в США 11 сентября 2001 г. могли быть разра ботаны и осуществлены лишь при участии мощных управленчес ких структур не ниже, чем на уровне генерального штаба крупной армии с опорой на глобальную финансово-информационную пау тину. Достаточно сказать, что только финансовые активы упомяну той выше "Аль-Каиды" составляли около 5 млрд. долл.) Назрело также время и для экстренной разработки глобальной стратегии урегулирования социально-экономических, торговых, тех нологических и иных проблем в целом все еще обездоленного "мирового Юга". Следовало бы осознать, что коренной предпо сылкой новых транснациональных угроз и вызовов являются не только агрессивные пережитки в человеческой психологии, но и глобальное неравноправие, несправедливость, массовая нищета, ус тойчивая пропасть между "золотым миллиардом" и народами, срав нительно недавно вышедшими из колониальной неволи. Для иско ренения этих зол надо не на словах и общих декларациях, а на практике проводить в мировой политике активный курс на ре альное полноправие, скорейшее уменьшение разрыва между бога тейшими и беднейшими странами, наконец, максимальное сниже ние отрицательных последствий глобализации.

Вл.Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Другими словами, позитивные идеи социальной демократии дол жны утвердиться не только в отдельных социал-демократических государствах, но и в глобальном масштабе.

Президент РФ В.Путин, выступая на саммите АТЭС в Брунее 15 ноября 2000 г., говорил: "По уровню развития мир, как известно, условно разделен на Север и Юг. На так называемый "золотой миллиард" и остальное человечество. Такая же разделительная линия проходит внутри АТЭС. Видимо, было бы правильным для правительств и международных организаций возобновить диалог "Север - Юг" и найти пути сокращения разрыва в развитии".

Надо полагать, что этот тревожный и разумный призыв будет, наконец, услышан в странах "золотого миллиарда, у которых в стратегической перспективе вряд ли есть иная альтернатива кроме полноправного взаимодействия с "мировым Югом".

5. Постбиполярное мироустройство: униполъ или полицен тризм Р Стремительная дезинтеграция биполярности породила нео бычайную сумятицу в международной политологии. Мгно венное преобразование традиционных геополитических ори ентиров (империализм, социализм, "третий мир"), вынудило мировую политическую науку перенести акценты на другие типы глобальной классификации, в которых основным стали не идеологические догмы и внешнеполитическая ориентация, а реальное положение и роль той или иной страны в глоба лизующемся мировом сообществе.

Одна из таких классификационных разработок была предло жена российскими учеными Б.С.Хоревым и Н.А.Цветковой в работе "Сравнительный анализ социально-экономического и демографического развития мира и России" (М., 1999 г.).

Сценарии международного геополитического прогнозирования В качестве базового критерия построения модели авторы взяли усредненную производительность труда, на основе ко торой произведено ранжирование государств мира на 6 ос новных типологических групп: 1) наиболее развитые;

2) раз витые;

3) среднеразвитые;

4) менее развитые;

5) неразви тые;

6) самые отсталые.

Показатели среднегодовой выработки чистой продукции ("добавленная стоимость") на одного занятого в народном хозяйстве, включая сферы услуг (по международной стати стике 1993 г.) 1 одовая Характери Место выработка стика стран в мире (долл ) США Швейцария,Люксенбург 2- 4 I Канада 5-6 наиболее Бельгия, Швеция 7-8 развитые Дания, Нидерланды 9-10 Япония.Австралия 11-13 Франция, Норвегия, Бахрейн 14-16 Велико Британия, И талия,Ав стрия 17-21 Германия, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Кувейт, 22- Пуэрто-Рико II Финляндия, Новая Зеландия, Бруней, 27- развитые Сингапур, Гонконг 30 Исландия, Ирландия, Испания, Израиль 1 А 31 Южная Корея Португалия, Ливия, Венесуэла 32- Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Годовая Характе вырабо Место ристика в мире тка стран (долл.) Греция.Уругвай 35- Словения, Тайвань 37- Аргентина, ЮАР, Чили, Чехия 39- Мексика, Малайзия, Оман 43- 46-48 Венгрия, Эстония, Ботсвана Латвия, Тринидати Тобако 49-50 III 51-52 Габан, Коста-Рика средне Хорватия, Польша, Панама, Алжир 12000 развитые 53- Литва, Словакия, Белорусия, 57- Таиланд, олумбия, Иордания Турция, Тунис, Эквадор, Ямайка 63- 67-69 Бразилия, Египет, Болгария 70 РОССИЯ 71-75 Сирия, Румыния, Порогвай Казахстан, Югославия, (Сербия и 76-78 Черногория) 9000 IV 79-83 Украина, Грузия, Ирак менее Иран, Куба, Босния -Герцеговина развитые 84-87 Македония, Гватемала Перу, Молдавия, Армения, Киргизия 88-91 Азейбарджан, Узбекистан, Сальвадор, Индонезия 92-93 Туркменистан, Марокко 94 Гондурас V 95-96 Шилиппины, Доминиканская Республика неразвит 97 Боливия ые 98-101 Пакистан, Шри-Ланка, Зимбабве, Гана 102-106 Китай, НДР, Таджикистан, Никарагуа, Кот-д'Ивуар 107 Папуа- Новая Гвинея Сценарии международного геополитического прогнозирования Годов ая Характе Место выраб- ристика в мире отка стран (долл.) 108-109 Нигерия, Монголия Индия, Сннегал, Мавритания 110-112 113-114 Вьетнам 115-116 Албания, Камерун 117-121 Бангладеш, Судан, Йемен, Замбия 122-124 Того, Ангола, Уганда, Мадагаскар VI 125-126 Кения, Мозамбик 127-128 Мьямна (Бирма), Либерия самые 129-133 Непал, Руанда, Гвинея, Бенин, ЦАР 2000 отсталые 134-135 Нигер, Чад 136-138 Малави, Гаити, Афганистан 139-140 Заир,Буркина-Шасо 141 Эфиопия 142 Мали 143 Сомали Преодолевая во многом устаревшие политике-идеологичес кие подходы, Б.С.Хорев и Н.А.Цветкова предложили по су ществу комплексную, междисциплинарную типологию, которая наиболее полно отражает реальные и потенциальные пробле мы различных типов государств в современном мировом сооб ществе.

Классификация стран мира по уровню народнохозяйственной производительности сочетается с другими критериями (1993 г.), в том числе: а) суммарным объемом ВВП;

б) среднедушевым разме ром ВВП;

в) объемом промышленного производства;

г) сред недушевым объемом ВПП.

Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ В итоге были получены следующие комплексные социально экономические показатели, определяющие стратегию развития различных стран на рубеже XX - XXI вв. Ниже приводятся выборочные результаты сводных балансов социально-экономи ческого и политического развития.

Базовые сравнительные данные уровня соииалъно-экономичес кого развития ряда государств мира (по данным 1993 г.)* Суммарный Страна Среднегодов- Суммарный Ранжирование Объем ая Выработка объем по промышле- средне ВВП на 1 чел.

(млн. долл. ) (тыс. долл.) нного душевому № производст- объему ва ВВП 51000 6175 1 США (1м.) (3-5 м.) (1м.) Ом.) 5300 2950 650 2 Китай (2м.) (Зм.) (91-94 м.) (102 м.) 10000 725 Россия (58-59 м.) (70 м.) (10 м.) (5м.) Пакист- 265 (97-102 м.) (98 м.) (19 м.) (24 м.) ан 10500 185 5 Египет (78-82 м.) (67 м.) (27 м.) (28 м.) х По данным Б.Х.орева и Н.Цветковой на 1993 г.

Сценарии международного геополитического прогнозирования Хотя внутри данной классификации каждое десятилетие проис ходят некоторые изменения, доминирующая тенденция мирового развития на пороге XXI в. остается в целом достаточно опреде ленной: "золотой миллиард" становится все более богатым и могу щественным, а страны "мирового Юга", за редчайшим исключени ем, продолжают прозябать в традиционных границах отсталости и нищеты. До сих пор никакие акции глобального или регионально го характера не внесли радикального перелома в этот крайне несбалансированный мировой порядок, и именно социально-эконо мические антагонизмы, а отнюдь не идеологические коллизии, все более становятся главным "яблоком раздора" на мировой арене в эпоху глобализации.

Сравнительный анализ постбиполярного мироустройства создает первоначально впечатление о некоторой обоснованности нынеш них претензий США на установление их монополярной мировой гегемонии, поскольку речь идет о внешних притязаниях наиболее развитой державы мира. Идея американского глобального лидер ства буквально пронизывает ключевые внешнеполитические доку менты США ("Стратегия национальной безопасности США для нового столетия" (1999 г.), ежегодные послания президента США конгрессу, различные постановления законодательной и исполнительной власти страны).

Разумеется, лидеры трансатлантизма не в состоянии не учиты вать, что в условиях резкого ускорения процессов глобализации, с одной стороны, и регионализации - с другой, подъема мировой демократической волны, наконец, появления новых центров меж дународного влияния, немыслимо и бесперспективно сводить "уни поль" к неприкрытому политическому доминированию одной дер жавы, сколь бы могущественной и всесильной она ни была. Отсю да появление различных тезисов о "многослойности униполя", его "внутренней многополюсности", "многополярном балансе особого ill Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ типа и пр. Наиболее полно такого рода взгляды отражены в работе Аиры Л.Страуса "Униполярность: концентрическая струк тура нового мирового порядка и позиция России". Вот основные положения тонко завуалированной страусовской концепции уни полярности:

1. Международная система "униполь" возникла после круше ния биполярности и состоит из "демократических индустриаль ных стран", обладающих превосходящим удельным весом в гло бальной системе. Ключевая и ведущая роль в механизме "уни поля" принадлежит США, обладающим наиболее весомым фи нансово-экономическим, технологическим, стратегическим, ин формационным и иным потенциалом. Вместе с тем американ ский глобальный дирижизм лишен геополитической сбаланси рованности. США не могут и не должны делать все что угодно на международной арене. "Слишком властное или односторон нее осуществление лидерства привело бы к его утрате. Лидер ство Америки в рамках "униполя" носит характер первенства среди равных и друзей, а не господства одной державы над сопротивляющимися подчиненными народами. Оно осуществ ляется не путем принуждения, а путем согласия...", - утвержда ет Аира Л.Страус. Итак, американская идея "униполя" - это глобальная авторитарная воля более гибкого, либерального тол ка, несовместимая с грубыми формами внешнего диктата и принуждения.

2. "Униполь", несмотря на устойчивое и неоспоримое лидер ство Вашингтона, не представляя раз и навсегда фиксированной, неизменной стратегии группы государств, необязательно пред полагает соответственно наличия определенного, заранее фик сированного непримиримого "врага". Ядро "униполя" состав ляют ведущие нации трансатлантического, геополитического пространства. Но с распадом биполярности предполагается Сценарии международного геополитического прогнозирования дальнейшее расширение "униполя", "распространение его на Восточную Европу, а также, возможно, Россию" и, разумеется, на остальное постсоветское пространство, в первую очередь, Укра ину, Закавказье, Центральную Азию.

3. В силу своей относительной молодости "униполь" остро нуж дается: в совершенствовании своей организационно-регулирую щей структуры в направлении адаптирования к новым задачам эпохи;

рационализации такого механизма выработки и принятия ключевых стратегических решений, в котором следует учитывать исчезновение "баланса могущества" в традиционном (т.е. бипо лярном) понимании данной категории.

4. Решающий вопрос эволюции монополярности состоит в том, "адаптируются ли как униполярные институции, так и Россия в достаточной мере для включения России в униполь?" (При поло жительном ответе на данный вопрос "позиция глобального лидер ства сохранится за "униполем" на долгие времена;

в случае же негативного сценария "униполярность, тем не менее, будет основной структурой глобального могущества, но без достаточно широкой базы, чтобы обеспечить стабильность"). Таким образом, Вашинг тону следовало бы в стратегической перспективе быть готовым к утверждению доктрины униполя в двух вариантах: с прямым по глощением России или же ее глобальной изоляции.

5. Глобальный всеобщий униполяризм представляет во внут реннем плане так называемый "многополярный баланс" в том смысле, что его державы-участники как бы взаимно уравнове шивают друг друга, хотя "объединены в организационных струк турах глобального главенствующего униполя — атлантической трехсторонней системы военного и экономического союза, скон центрированной вокруг США". При этом границы и норма тивы униполярной конфигурации ограничивают и нейтрализуют соперничество, присущее отношениям между обособленными цен Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ трами сил и могущества. Цементирующая основа трансатлан тической униполярности — нарастающие ценности и принци пы западной демократии и либерализма, которые пока еще не пустили глубоких корней на Востоке.

6. В соответствии с вышеизложенной предпосылкой постбипо лярный униполяризм представляет собой глобальную геополити ческую пирамиду в виде трех взаимосвязанных иерархических структур: вершину конфигурации составляют трансатлантические государства, обладающие наиболее крупной частью мирового бо гатства и могущества (к данной группе на интегративной основе подключена также Япония);

промежуточная часть пирамиды ~ это так называемая "ближняя периферия" - "менее продвинутые" страны Европы — Центральная и Восточная часть континента, включая Россию, а также Южная Европа — Италия, Испания, Португалия и др.;

наконец, дальняя периферия — это громадное пространство "неевропейского мира", т.е. в основном бывшие вла дения или сферы влияния трансатлантических империй.

В целях упрочения своего "униполя" США умело и гибко дол жны использовать сохраняющееся влияние бывших метрополий на экс-колонии, в особенности через разветвленные связи с новыми постколониальными элитами и бюрократией. Эту стратегию надо теснее увязать с бреттон-вудским режимом (МВФ, ГА'Г Г-ВТО, Всемирный банк и др.), представляющим своего рода базис постби полярного униполяризма под эгидой Вашингтона.

Столь обстоятельная разработка проблемы униполяризма в по литической науке США резко контрастирует с пассивностью, если не сказать равнодушием, к изучению проблем международно го полицентризма российской политологией. За последние годы в РШ не состоялось ни одной крупной научно-практической конфе ренции, посвященной целиком этой проблеме. Ни одно из ведущих научных учреждений страны не получило от ключевых внешнего Сценарии международного геополитического прогнозирования литических ведомств соответствующих заказов на исследование данной проблематики, что нередко побуждает думать о том, что немалая часть новой российской элиты (политической, финансовой, академической) склонна разделять доктрину и дипломатию моно полярности.

Между тем, проведенный в 2000-2001 гг. в Дипакадемии МИД РФ и некоторых других научных центрах предварительный мони торинг данной проблемы позволяет сформулировать иные (по срав нению с Айрой Л.Страусом) подходы к изучению проблематики постбиполярного мироустройства, и это достаточно убедительно рас крывает следующая системная разработка.

Динамика геополитической структуры мира* * По разработкам Центра АТР ИАМП Дипакадемии МИД РФ.(Рук. проекта - проф. Вл.Ф.ЛИ}.

Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ В ходе научно-практического анализа формирующегося ныне нового мирового порядка были выдвинуты следующие основные гипотезы:

1. Будучи самой могущественной финансово-экономической и военно-стратегической державой, США, тем не менее, не в состо янии принять на себя всю полноту ответственности за глобальную безопасность в постбиполярном мире. (Эта закономерность со всей очевидностью проявилась в период силовой операции США против афганских талибов в конце 2001 г.— начале 2002 г.) Американская концепция "униполя" противостоит в сущности теории и практике регионализации, без которой, в свою очередь, немыслимы процессы глобализации. Вместе с тем некорректно проводить знак тождества между униполяризмом и лидерством в глобальной политической системе. Лидирующие позиции в системе не всегда равносильны политической гегемонии, поэтому идея американского "униполя" не может быть выведена напрямую из ведущих позиций в ряде ключевых сфер постиндустриального общества.

2. На руинах распада американо-советской биполярности к началу XXI в. появились первые контуры других постбиполярных струк тур, среди которых одним из вероятных представляется новый "биполь" в виде американо-китайско го балансира глобальных экономических, стратегических, политических и иных сил. Весо мым аргументом в пользу подобного прогнозирования являются стремительные темпы модернизации континентального Китая с перспективой формирования в недалеком будущем гигантского "Большого Китая". Правда, на пути этого грандиозного сценария могут возникнуть весьма серьезные преграды, порожденные на растающим опасением многих народов Северо-Восточной, Юго Восточной, Южной и Центральной Азии вновь, как в средне вековье, оказаться под контролем китайского сюзерена.

3. Наиболее вероятным преемником ушедшей в небытие америка Сценарии международного геополитического прогнозирования но-советской биполярности все увереннее становится многополярная (точнее, полицентрическая) система международных отношений.

Эрозия американо-советской биполярности явилась своего рода планетарной "очистительной грозой", открывшей уникаль ные горизонты для становления реально целостного и взаимо связанного мирового сообщества, оказавшегося на пороге нео тложного решения не только сугубо земных, но и вселенских, космических проблем. Затяжной и бесплодный политико-ин формационный антагонизм двух систем, губительная бифурка ция общечеловеческого прогресса впервые за многие века на чинает медленно уступать геопространство универсальным цен ностям цивилизации и наиболее рельефным проявлением этой новейшей тенденции стало вовлечение в мировую политику самых обездоленных и отдаленных регионов нашей планеты и наро дов "мирового Юга".

Стремительная эрозия традиционной биполярности не при вела (да и не могла привести) к прямолинейному или автома тическому замещению его каким-то другим, определенным ми ровым порядком Но реальное движение в этом направлении уже началось. На международной арене, как справедливо под метил ряд российских аналитиков, наблюдается своего рода "броуновское движение", во время которого, словно на огром ной бильярдной доске, то и дело сталкиваются, отталкиваются, прорываются с разной силой и в разных направлениях мас сивные шары с неодинаковой инерцией движения. При этом каждый бильярдный шар, обретающий свою динамику, как бы стремится, по возможности, "принять игру на себя". Не что подобное проявляется ныне и в постбиполярной между народной ситуации. Целый ряд государств и региональных объединений стремятся играть самостоятельную роль в ми ровой политике, что, в свою очередь, создает объективные Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ основы для международных отношений многополярного характера.

В политической науке России постепенно утверждается все более твердое и глубокое убеждение в том, что полицентризм при всех его слабостях обладает целым рядом неоспоримых каче ственных характеристик, чтобы стать универсальной системой международных отношений века. Назовем некоторые из них.

Во-первых, это более демократическая структура мировой экономики и международных отношений, поскольку глобальные структуры и силы влияния распределяются не монопольно между двумя блоками, а между многими другими центрами и субцент рами региональной и мировой мощи.

Во-вторых, это более справедливая система мировой политики, поскольку в процессы международного развития шире и интен сивнее вовлекаются не только крупные мировые державы, но и многие средние и даже мелкие государства, игравшие прежде роль пассивных аутсайдеров в международных отношениях.

В-третьих, многополярные нормативы создают более универ сальное поле для выработки многовариантных сценариев обес печения международной, региональной и национальной безопас ности (формирование неблоковых, двух-, трех- и многосторонних механизмов реагирования на новые глобальные вызовы).

И, наконец, в-четвертых, многополярная структура мирового порядка достаточно глубоко и эффективно вписывается в ин тенсивно нарастающие в условиях глобализации процессы ре гионализации, в особенности экономической. На пороге XXI в.

крупнейшие региональные группировки (ЕС, АТЭС, АСЕАН, СНГ, ААГ и др.) постепенно становятся неотъемлемым атри бутом всемирного хозяйства и международных отношений, хотя интеграционные процессы носят разноплановый характер.

Выросшие на сугубо национально-региональной почве, институ ты глубоко заинтересованы в дальнейшем совершенствовании Сценарии международного геополитического прогнозирования отношений и норм многополюсного мироустройства. (В какой то мере можно утверждать, что в условиях глобализации много полюсность и регионализм — это две стороны одной и той же медали, появившиеся в результате взаимодействия процессов глобализации и регионализации.) Теория многополярности — это одна из наименее разрабо танных проблем современной геополитки. И тем не менее нам настоятельно необходимо избегать упрощенных и излишне прямолинейных взглядов сугубо умозрительного характера.

Многополюсное мироустройство отнюдь не предполагает нали чия ряда абсолютно равновеликих по масштабности "центров силы", "совокупной мощи" и т.п. Точно так же различные по люса не могут обладать адекватными друг другу финансово экономическими, технологическими, социально-культурными, ин формационными и иными потенциалами. Стало быть, многопо лярная миросистема — это многоярусное во многом асиммет ричное взаимодействие самых различных субъектов междуна родной жизни.

Мировое лидерство США в экономической, финансовой, тех нологической, информационной и некоторых других сферах на пороге XXI в. очевидно и бесспорно. Однако лидерство, т.е.

дирижерская роль в мировой политике и дипломатии, отнюдь не тождественно глобальной гегемонии, т.е. мировому политичес кому владычеству, которое вряд ли в принципе возможно на современном этапе и в обозримой перспективе. Как известно, США опираются на разветвленную систему мировых военных альянсов (типа НАТО), но этот системный аспект отнюдь не означает безусловного признания мировым сообществом аме риканских ценностей и американского геополитического вла дычества. Согласно выборочным опросам 1999 г., лишь в огра ниченной группе трансатлантических государство (Германия, Вл Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Британия, Франция и др.) более половины населения испыты вает симпатии к США. В подавляющей же части нашей планеты, в том числе в Индии, Китае, России, Аргентине, Пакистане, Тур ции и др., рассматриваемый показатель в целом ниже среднего уровня. Несмотря на колоссальное экономическое могущество, США (вопреки логике гегемонизма) оказались не в состоянии реально "отбросить" многие "нелюбимые" ими политические режимы (Ирак, Ливия, КНДР и др.), реально содействовать урегулированию палестинской проблемы, предотвратить опасней шее расползание ядерного оружия в Южной Азии (Индии и Пакистане), блокировать в своих интересах поступательное раз витие КНР и ряда других стран. Эти и другие крупные процес сы мирового развития - убедительное свидетельство того, что глобальная гегемония США практически недостижима, как и установление однополюсного мира в условиях глобализации и нового взлета локальных цивилизаций.

Курс на глобальную гегемонию в корне противоречит фундамен тальным закономерностям становления нового демократического мирового порядка. В отличие от политического лидерства, осно ванного на ведущей роли субъекта международных отношений, неогегемонизм постбиполярного характера отражает курс на уста новление монопольного господства власти и влияния, хотя нередко подобная претензия носит тонко завуалированный характер. Со ответственно гегемонизм, наиболее рельефно проявлявшийся в прошлом во внешней политике деспотических и тоталитарных режимов, отвергает по существу общепринятые нормы равно правного партнерства, демократии и плюрализма. Представляя свои сугубо национально-государственные интересы (или ин тересы узкой группы держав) как общепланетарные, претен денты на международную гегемонию стремятся трансформи ровать многостороннюю взаимозависимость в одностороннюю Сценарии международного геополитического прогнозирования подчиненность своей монопольной воле функционирование меж дународных организаций и транснациональных институтов.

Вышесказанное логически подводит нас к выводу о том, что новая постбиполярная структура миропорядка не может опери ровать только традиционными категориями динамики и балан са державных сил. Одной из ключевых категорий многополюс ности становится гибкий баланс межгосударственных, межна циональных и межрегиональных интересов, которые отстаивает большинство суверенных государств мирового сообщества.

Часть третья ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ПОСТБИПОЛЯРНОГО МИРОВОГО ПОРЯДКА XXI ВЕКА /. Первичные вызовы глобализации Как исторически назревший и необратимый вектор всемир ной истории глобализация сопряжена с глубочайшими сдви гами во всех сферах человеческой деятельности. Бурно внедряются новые виды материального и духовного воспро изводства, свертываются устаревшие отрасли народного хо зяйства, развертывается структурная (в рыночном направле нии) перестройка, появляются новые стандарты общества.

Вместе с тем глобализация "работает", прежде всего, на струк турно-избыточные, т.е. западные экономические сообщества, резко усиливая их мировую конкурентоспособность и воз можности получения более высокой прибыли. Возрастание роли человеческого фактора (образование, профессиональ ная подготовка и т.д.) полностью изменило направление вывоза капитала. В отличие от индустриального периода он нередко перемещается теперь не из высокоразвитых стран в развивающиеся, а, наоборот, из развивающихся в высокораз витые, где гарантирована более высокая прибыльность на иностранные инвестиции.

Постбиполярный мировой порядок, структура которого про должает формироваться в период нынешней глобальной волны "великих потрясений", базируется в первую очередь на объек тивных, относительно устойчивых факторах глобальных взаимо связей и международных отношений. Относительно длитель ное динамическое равновесие на мировой арене, достигнутое к Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ний отождествлять интернационализацию и глобализацию, а вслед за этим модернизацию и вестернизацию. Здесь перед нами, хотя и взаимно перекрещивающиеся, но вместе с тем разнопорядковые категории международной политологии.

Отметим, прежде всего, что интернационализация как способ взаимодействия между различными государствами, нациями, мировыми институтами, представляет собой во многом матери альную и духовную предтечу глобализации, своего рода базис ную основу глобальных процессов, охватывающих самые раз личные сферы народнохозяйственной, социально-политической и культурной жизни. Что же касается глобализации, то она отражает качественно новый этап складывания общепланетар ного информационного пространства с новой ключевой ролью всемирных финансовых сетей, глубочайшими сдвигами в обще ственном сознании и психологии социальных групп и отдель ной личности. Если в эпоху интернационализации ключевое содержание международных отношений сосредоточивалось вок руг проблемы войны и мира, то в условиях глобализации на такой же уровень выдвинулись проблемы согласованного пла нетарного жизнеобеспечения техносферы, окружающей при родной среды.

В середине 90-х годов группа экспертов ООН подготови ла для Всемирной конференции по проблемам социального развития (Копенгаген, март 1995 г.) специальный доклад, в котором раскрыты шесть базовых тенденций, формирующих в комплексе институциональные перемены в постиндустриаль ном, глобализующемся мире. В их числе были названы:

во-первых, распространение ценностей либеральной демок ратии не только в странах Запада, но также во многих ранее недемократических государствах;

во-вторых, преобладание рыночных законов в народнохо Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века зяйственной структуре и внешнеторговых отношениях;

в-третьих, нарастание процессов интеграции национальных экономик с мировой экономической системой;

в-четвертых, трансформация в направлении глобализации не только структур национального производства, но и рынка наем ной рабочей силы (особенно интеллектуальной), складывание международного рынка нефизического, интеллектуального труда;

в-пятых, форсированное и перманентное обновление техноло гической базы воспроизводства, бурное внедрение ЭВМ;

в-шестых, информационная революция и тесно взаимосвязан ное с ней насаждение психологии и стандартов массового по требительства и массовой культуры.

Как видно из вышеизложенного, в одной из достаточно ав торитетных международных публикаций недалекого прошлого практически отсутствовал комплексный анализ не только кон структивных, но и негативных вызовов глобализации. И лишь с приближением волны "великих потрясений" (2004-2017 гг.) в международной политологии стали различимы более реа листические взгляды на будущее. В частности, выдвигается прогностическая концепция восхождения мирового капита лизма (империализма) на его качественно новую, так назы ваемую техносферную фазу, возможность появления которой была упущена классической теорией марксизма-ленинизма (См.: МЭ и МО. № 3. 2001).

В условиях техносферного империализма, уже реально доми нирующего по крайней мере в государствах 'большой семер ки", весьма разнородные, но целостные в своей системности явления и тенденции глобализации стали сводиться к трем противоречивым типологическим группам:

1. Взрывное развертывание разнообразных информационных коммуникаций и инфраструктурных технологий, создающих Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ немыслимую прежде планетарную паутину взаимосвязи, взаи мовлияния и взаимозависимости, причем темпы и масштаб ность развертывания "информационной революции" фикси ровались как крайне неравномерные и неравнозначные.

2. Преимущественно потребительное взаимодействие чело века с биосферой может подвести к такой критически опас ной черте разрушения планетарного экологического баланса, который создаст непосредственную угрозу энтропийной мута ции всей окружающей среды. (Тем самым предельно четко раскрывается теснейшая взаимосвязь и взаимозависимость глобализации и глобальных проблем.) 3. Бурное становление транснациональных институтов (фор мальных и неформальных, социальных и нелегальных и др.) бросает невиданный в прошлом вызов национально-государ ственным субъектам международных отношений, националь но-государственному праву суверенных государств или коали ции суверенных государств. Превращение транснациональ ных институтов в доминирующего субъекта глобализации создает источник новых международных противоречий и кон фликтов. Излишне форсированное "делегирование" нацио нальными сообществами, особенно со стороны "мирового Юга", своих ключевых функций в пользу ТНК и ГК не всегда отвечает реально сложившемуся соотношению экономических и политических сил на международной арене, существенно осложняет реализацию стратегий модернизации на мировой периферии.

Уникальность, сложность и противоречивость процессов гло бализации породила весьма неоднозначные подходы к данно му феномену в мировой политической науке, о чем убедительно свидетельствует нижеследующая таблица.

Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века Основные концептуальные оценки глобализации* Революцион- Эволюцион Подходы Скептический подход ный подход ный подход Наступление Беспрецеден- Формирова Новое глобальной тный уровень ние глобализации торговых эры блоков, более 1 слабое глобальное управление, чем в предшеству ющее время Интенсивная Менее Глобальный Главные взаимозави II и экстенсивная черты капитализм, симый, чем управление в глобализация в 1890-х гг., глобальных мир масштабах Укрепив Пересмотрен Мощь Ослабева III шаяся и ная, ющая и рас национальных преумножен реконструи правительств падающаяся ная рованная Государств Движение к Свободный Движущие модернизации иные капитал и силы IV механизмы и новая своего рыночные общества технология структуры Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Вид страти- Эрозия Новая Усилившаяся V фикации архитектура старых маргинализ мирового иерархий ация Юга порядка Доминиру- Стандартиза- Трансформа- Реализация VI ция националь ющий мотив ция: "Макдо ных политическог налдс', интересов о сообщества Мадонна и др.

Пересмотр Интерна Концептуали- Пересмотр VII межрегиональ- ционализа зация природы глобализации человеческих ных отноше- ция и регио ний нализация действий Глобальная Историческая Глобальная Региональ интеграция и цивилизация ные блоки, траектория VIII одновремен- столкнове ная ние фрагментация цивилизаций Осуществля Суммарный Окончание Интернацио тезис исторической ется нализация трансформа- попадает в релевантности ция нации-государ- зависимость IX государствен ства от согласия ной мощи и государств и мировой от мирового политики соотношения сил См.: А.И.Уткин. Мировой порядок XXI века. М., 2001. С. 46.

Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века Из вышеприведенной таблицы видно, что основные теоре тические школы международной политологии принципиаль но различаются между собой в концептуальных оценках гло бализации.

1. Сторонники так нназываемого "революционного" (точнее радикального) подхода (Т.Фридмен, Р.Кеохане, Дж.Най и др.) утверждают, что в условиях формирования глобального рыноч ного пространства традиционные нации-государства якобы утрачивают постепенно свою значимость. Соответственно, пред ставители этой школы выступают за ускорение денационализа ции производства, торговли и финансов, за гиперглобализацию, т.е. передачу механизма принятия решений под контроль ТНК, новое глобальное разделение труда вместо традиционного ан тагонизма "Север - Юг", окончательное утверждение ценнос тей "либеральной демократии" как источника процветания и перехода к этапу развития 2050-2100 гг.

2. При эволюционном подходе (Дж.Розенау, А.Гидденсон и др.) акцент делается на постепенную, во многом регулируемую адаптацию к более взаимозависимому, универсальному и неста бильному миру. Глобализация разрушает барьеры между наци ональными и инонациональными пространствами, и в перспек тиве государство будет доминирующей силой в международ ных отношениях, поскольку начнется процесс постепенного при ближения суверенных территориальных образований к "миро вой деревне". Глобальный рынок подтачивает основы суверен ности и демократический контроль. После "эпохи турбулент ности" начнется этап общемировой федерализации (2050- гг.). Вслед за экономической глобализацией последует полити ческая глобализация вплоть до создания "мирового правитель ства" (правда, при сохранении национальных государств). Гло бализация, утверждают эволюционисты, открывает в принципе Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ простор самым широким социальным движениям (так называ емым "малым интернационалам"), в том числе экологическим, профсоюзным, фермерским, женским. Новая глобализующаяся структура приведет к постепенному стиранию национально государственных границ. Наряду с глобальной интеграцией будут усиливаться процессы фрагментации и регионализации.

3. Сторонники еще одного критически-скептического направ ления в оценках глобализации (Б.Барбер, Д.Кортен, П.Бьюкенен, Дж.Голдсмит, И.Валлерстайн и др.) обращают внимание на де структивную роль замкнутых торгово-экономических блоков, ук репление факторов национальной мощи, усиление маргинализа ции "мирового Юга", нарастающие угрозы межцивилизационных столкновений, усиление транснациональных вызовов, тотального насилия, ультранационалистического экстремизма, религиозного фанатизма и "антидемократическую", по оценке скептиков, сущ ность глобальных экономических и политических институтов.

По словам И.


Валлерстайна, "Выражение "гражданин мира" явля ется глубоко двусмысленным. Оно используется для сохранения особых привилегий". (См.: А.И.Уткин. Мировой порядок XXI века. М., 2001. С. 60.) Соответственно, на ближайшие 30-50 лет (т.е. в пределах большого цикла "С") сторонники критически-скептического сценария глобализации прогнозируют следующие наиболее опасные угрозы. 1) Обострение мирового соперничества за обладание или контроль над невосполнимыми природными ре сурсами (особенно энергетическими). 2) Начало упадка "ми ровых лидеров" (прежде всего США), кризис мирового фон дового рынка, деградацию производства, резкое обострение международного соперничества (вплоть до угрозы межгосудар ственных войн в 2030-2040 гг.). 3) Углубление противостоя ния (в том числе межцивилизационного) между Западом и Глобализация и формирование посгбиполярного мирового порядка XXI века остальным миром в силу того, что международный политический менеджмент (ООН, СБ ООН и др.) во многом неадекватен реальной мировой структуре и вызовам обновляющейся гло бальной структуры. 4) Дальнейшее во многом необратимое расползание ядерного оружия и невоенной ядерной угрозы.

Более 400 атомных электростанций во всем мире отнюдь не застрахованы полностью от простейшей "человеческой ошиб ки", чтобы вызвать новую Хиросиму или Чернобыль. Не слу чайно более 50% населения США считают, что XXI в. будет еще более кровавым и трагическим, чем его предшественник — XX в., отмечают сторонники острокритического взгляда на гло бализацию.

2. Коллизии техносферного капитализма Не отрицая объективного характера процессов глобализации и обусловленных ими новых впечатляющих достижений в меж дународном разделении труда, ряд видных российских ученых международников (Д.С.Львов, О.Т.Богомолов, Н.А.Косолапов и др.) обратили внимание на такие фундаментальные антаго низмы техносферного империализма, которые вряд ли разреши мы на путях традиционных реформ и модернизаций, включая довольно успешно опробованные в прошлом неокейнсианские методы, "план Маршалла", стратегию помощи МВФ и др.

В формировании постбиполярного мирового порядка на ос нове синтеза (точнее унии) техносферного империализма и процессов глобализации ключевая роль прочно удерживается транснациональными корпорациями (ТНК) "золотого милли арда", которые неуклонно превращаются в глобальные корпо рации (ГК), уже сегодня реально оспаривающие функции поли Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ тической власти и управления у любого формально суверенно го государства, сколь бы крупным оно не было. К концу XX в. — началу XXI в. около 400 наиболее могущественных ТНК, находясь на пути преобразования в ГК, контролировали половину всех прямых общемировых иностранных капиталовло жений, а 500 ТНК держали в своих руках около 70% обще мировой торговли.

Причем, вся планетарная "финансовая анаконда" закольцо вана, в первую очередь, на "мировой Север" и лишь на вторич ном и третичном уровнях выходит на "мировой Юг". На рубеже XX-XXI вв. лишь 2% взаимных инвестиционных фондов США и 3-4% подобных ресурсов Великобритании, Японии и Западной Европы направлялись в развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки, которые в неда леком прошлом были источниками извлечения громадной ин дустриально-колониальной дани.

Так, бывшие метрополии вновь утрачивают экономический интерес к подъему производительных сил "третьего мира", а это, в свою очередь, означает, что внутренний потенциал глобализа ции отвергает в сущности какие-либо механизмы более или менее справедливого перераспределения громадных мировых ресурсов в пользу модернизации "мирового Юга", отброшенного в прошлом на отставание и прозябание вследствие длительной колонизации угнетенных народов и цивилизаций.

Один из самых больших вызовов глобализации в финансовой сфере создается все нарастающими масштабами долларизации, которую планируется подкрепить уже в ближайшие годы вне дрением другой международной валюты — "евро". Согласно опубликованным в США данным, остальные государства мира хранят ныне в американских банках в качестве государствен ных резервов около 1 трлн. долл. и в качестве ликвидных Глобализация и формирование посгбиполярного мирового порядка XXI века ценных бумаг — 2 трлн. долл. Кроме того, за пределами США находится в свободном плавании около 225 млрд. долл., в том числе примерно 60 млрд. долл. — в России. Суть такого рода глобальной долларизации сводится к однозначной формуле — главная держава техносферного капитализма заполучила от остального мира гигантский льготный кредит, причем на нео пределенно долгое время. Вряд ли подобный феномен был возможен в доглобализационную эпоху интернационализации капитала.

"Чужие" и "кочующие" деньги — это глобальный фундамент, позволяющий техносферной олигархии завершить своего рода "развод" между мировыми товарными и финансовыми потока ми. В условиях глобализации мировые деньги начинают жить своей особой, оторванной от материального производства жиз нью. В итоге глобальная финансовая паутина все более стано вится похожей на перевернутую снизу вверх гигантскую пира миду, причем лишь ее незначительная часть (не более 10-12 /о) связана как-то с реальным сектором производства и товаро оборота, тогда как вся остальная громада (около 88-90 /о де нежного капитала) переключена на спекулятивное биржевое обогащение "золотого миллиарда", оперирующего к тому же не столько реальными, сколько виртуальными деньгами. Под не усыпный контроль глобальной финансовой олигархии подпада ют все сколько-нибудь значительные финансовые мировые сделки, что позволяет ей во многом искусственно создавать угрозы финансового кризиса и краха в любом регионе. В итоге, по словам академика Д.С.Львова, "Мировая финансовая система превратилась по существу в глобальный спекулятивный конгло мерат, функционирующий не в интересах развития национальных экономик, роста промышленного производства и уровня жизни людей, а в интересах укрепления позиций стран золотого мил Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ лиарда". Это раковая опухоль на живой ткани мировой эконо мики. Масштабы ее постоянно разрастаются. Метастазы про низывают финансовые системы все большего числа стран.

Опасность разрастания этой финансовой чумы XX века стано вится все более очевидной. Если ее не остановить, то, как пред сказывают прогрессивные мыслители современности, она может разразиться в глобальный мировой кризис XXI века" (Пре дисловие к кн.: Мартин Г.П., Шуман X. Западня глобализа ции. М., 2001. С. 15).

Не менее антагонистичны плоды глобализации в сфере заня тости наемного труда. Отметим еще раз, что сопутствующие глобализации информационная революция и научно-техничес кие прорывы и в самом деле открывают уникальные горизонты переоснащения всей материальной базы постиндустриального производства, достижения невиданного в прошлом уровня про изводительности труда, обмена в считанные секунды колос сальной информацией, неуклонного сближения самых различ ных межнациональных и международных взаимодействий. Та кие понятия, как "всемирное хозяйство", "мировая наука", "транс национальная инфрастуктура" и т.п. — вполне осязаемые ре алии нашего времени, несущие в себе потенциал нового взлета локальных цивилизаций.

Вместе с тем глобальное прогнозирование уже сегодня бьет тревогу (правда, пока на виртуальном уровне) по поводу пока еще одной неразрешимой дилеммы: для нормального функци онирования новой глобальной экономики вполне достаточно будет в планетарном масштабе не более 1/5, т.е. 20% профес сионально подготовленных работников (квалифицированных техников и рабочих, ученых, других специалистов). На данном (стартовом) этапе глобализации указанная категория работни ков уже задействована в основном в странах "мирового Севера".

Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века А какова же грядущая судьба адаптации остальных трех чет вертей планетарной армии наемного труда (преимущественно в странах "мировое Юга")? Их наиболее вероятная перспек тива уже на волне "революции международного рынка" - оста ваться перманентно люмпенами и деклассированными, т.е. со циальными аутсайдерами трансатлантической глобализации.

Однако наивно и беспочвенно полагать, что глобальные люм пен-средние слои и люмпен-интеллигенция останутся молчали вым и безропотным свидетелем тотального наступления на их жизненные права. И здесь вновь нельзя не обратиться к обо снованным прогностическим суждениям академика Д.С.Льво ва: "Политика социальной деградации, оттеснения большей ча сти трудоспособного населения на периферию мировой циви лизации заведомо обречена на провал. Она будет выступать мощным очагом возникновения все новых социальных конф ликтов, региональных столкновений и локальных войн, которые при достижении определенной критической массы могут пре вратиться в глобальное противостояние между странами и на родами мира" (Там же. С. 14.). Другими словами, внутренний потенциал глобализации - это не только громадный информа ционно-технологический прорыв в будущее, но и источник "ве ликих потрясений", угрожающий основам самой цивилизации.

3. Глобальное столкновение: "мировой Север" - "мировой Юг" Если базисной основой индустриального переворота было противоречивое взаимодействие труда и капитала, то в постин дустриальной глобализующейся структуре такой основой ста новится соотношение между новейшими технологиями, с одной стороны, и производственно- сырьевыми ресурсами — с дру гой. Богатые, точнее хорошо обеспеченные в ресурсном плане Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ государства получают бесспорные преимущества при формирова нии глобальной хозяйственной системы новейшего типа.

Каковы в подобной ситуации эффективные пути амортиза ции наиболее деструктивных плодов и последствий глобализа ции, которые обрушиваются прежде всего на наиболее обездо ленную часть мирового общества? В поисках ответа на этот кардинальный вопрос современности еще раз обратимся к той парадоксальной иерархии, которая сложилась на планете со времени великих географических открытий. Из 143 государств мира, вошедших в классификацию, приведенную ранее, в части второй, не более 34 (от США до Венесуэлы) могут претендо вать на вхождение в элитарную группу "мирового Севера", ядро которого, в свою очередь, составляют 13 государств "золотого миллиарда" (США, Швейцария, Люксембург, Канада, Бельгия, Швеция, Дания, Нидерланды, Япония, Австралия, Франция, Бах рейн, Норвегия).


"Мировой Юг" - это группа менее развитых, неразвитых и отста лых стран от Сирии и Румынии до Мали и Сомали (со среднего довой производительностью от 9750 долл. до, примерно, 1000 долл.

в год на одного занятого в народном хозяйстве).

"Промежуточная зона" - от Греции и Уругвая до Болгарии и России (согласно приведенному ранее ранжированию от порядко вых чисел 35-36 до 69-70) - отстает от "авангарда" по рассмат риваемому критерию в 4-6 раз, и пройдет не одно десятилетие, чтобы хотя бы частично сократить эту глобальную социально экономическую пропасть. Таким образом, категории "мировой Север" и "мировой КЭг" - это отнюдь не географические, а геопо литические и геосоциальные понятия, отражающие качественно различные уровни структурной и интеллектуально-управленчес кой зрелости того или иного национального сообщества, его готов ность адаптации к новому, уникальному мировому порядку.

Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века Дерзкие вызовы целым государствам и этносам в условиях глобализации и в самом деле неординарны. Не всегда на аван сцене мировой политики действует военно-стратегический фак тор. Так, ожесточенное соперничество за передел информаци онных рынков (а точнее — глобалистского геопространства) '...действительно подчиняется несколько иным законам, неже ли в традиционную эпоху капитализма. Войны за передел пе реносятся теперь в сферу борьбы интеллекта и все более изощ ренных форм его диверсификационных моделей и комбинаций" (Капков А.Ю., Черный В.В. Эволюция мирового глобализма:

сценарии корпоративной виртуальности. М., 2000. С. 8).

Интересны, хотя далеко небесспорны, оптимистические сужде ния вышеупомянутых ученых о том, что жизнь человека в "од ной большой деревне" вознесла его "на небывалую высоту", а открытие генома представляет, возможно, "реальный шаг на пути к бессмертию".(?) На пороге XXI в., когда глобализация (точнее, ее основные адепты — ТНК и ГК) развертывает все более масштабную экспансию, их социальные оппоненты — антиглобалисты дела ют лишь первые шаги. Пока не сформулированы развернутые политико-философские платформы, нет и подлинно организо ванных массовых движений, способных убедительно и ярко раскрыть антигуманизм принудительной и тотальной адапта ции к глобализующимся процессам. Но это сегодня, на пороге глобализации. А что будет завтра, когда глобалистская рекуль туризация и люмпенизация целых социальных классов и наций наберет обороты, а так называемая глобалистская приватизация, особенно в государствах-аутсайдерах, приведет к окончательно му захвату национального богатства узким слоем криминальной олигархии? В поисках непростого ответа на подобный вопрос российский политолог А.И.Уткин пишет: "Природа человека Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ восстает против теории и практики, согласно которым все, кро ме чемпионов производительности, обречены на выход за круг полноценной жизни. Если вожди и апологеты глобализации не смогут найти средства обращения ее плодов на пользу не толь ко немногим счастливчикам, то появятся союзы ее жертв, альянс оттесненных историей сил с оружием массового поражения.

Ядерное оружие в руках Индии и Пакистана — самое грозное предупреждение самодовольным". (Уткин А.И. Глобализация:

процесс и осмысление. М., 2001. С. 249.) Невозможно не прислушаться к этим тревожным словам.

Эффективным противовесом трагической эволюции на осно ве подобного сценария должен стать, по определению другого российского ученого А.С.Панарина, "альтернативный глоба лизм", т.е. конструктивные векторы модернизации внутри объек тивного процесса глобализации, а не вне его. А это значит, что глобальным корпорациям, элите и олигархии, которые стоят за ними, следует создать эффективный баланс социальных сил — глобальную организацию труда, глобальную законодательную власть и т.п., "...объединяющую ныне политически не защищенное боль шинство, относящееся к странам мировой периферии" (Панарин АС. Искушение глобализмом. М., 2000. С. 370).

Контролируемые ТНК и ГК средства массой информации нередко пытаются отождествить антиглобалистские движения протеста с действиями луддитов на заре первоначального на копления. Но подобное сопоставление - это сознательный уход от виртуальных альтернатив глобализации. (Одним из убеди тельных подтверждений этого может служить нынешнее состо яние мирового рынка, который буквально наводнен многими синтетическими, консервированными и другими товарами и продуктами, насыщенными искусственными заменителями.

Синтетика — это бескрайнее царство могущественных корпо Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века раций, обрекающих на разорение мелкого и даже среднего производителя, особенно в аграрной сфере. Подобное засилье синтетики в товарах массового спроса и в продовольственном рационе — это, прежде всего, результат всеохватывающих рек ламных компаний по всем возможным каналам СМИ.) Между тем, согласно аргументированному суждению А.С.Па нарина, 'научно-техническая и экологическая революции со временности заново реабилитируют натуральный продукт.

Новый научно-технический опыт засвидетельствовал принци пиальные преимущества натурального сырья перед синтетичес ким и невозможность его полноценной замены всякого рода суррогатами... Точно так же новая экологическая экспертиза, вносящая свой вклад в формирование современности и ее дес потических критериев, в свою очередь, свидетельствует о пре имуществах натуральных продуктов, наделенных соответствую щим потребительским престижем" (Панарин А.С.. Искуше ние глобализмом. М., 2000. С. 342.) Отсюда вывод — интере сам массового потребителя отвечает радикальная диверсифи кация массового спроса за счет натуральной продукции, высо кое качество которой способен обеспечить, в первую очередь, мелкий и средний предприниматель, если ему будет открыт широкий доступ к новейшим технологиям.

Масштабная амортизация негативных последствий глобали зации, вопреки некоторым односторонним утверждениям, воз можна лишь при условии качественного возрастания роли на ционального государства в экономической, социальной и других сферах глобализующейся жизни, хотя бурное усиление ТНК, а затем и ГК идет, прежде всего, по линии узурпации националь но-государственного суверенитета отдельных, преимуществен но слабейших стран. Именно при подобной ситуации все сферы глобализации (экономическая, финансовая, технологическая, инфор Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ мационная, социальная и др.) оказываются как бы под двойным прессом — внутриолигархическим и внешнекорпоративным, что, в свою очередь, создает новое давление на демократические струк туры общества. Нередко политическая глобализация как бы расширяет число акторов политического процесса, в который вовлекаются многие структуры информационного общества, начиная с низового звена — отдельных социальных групп, про изводственных коллективов, политических объединений до интеллектуальных элит и т.п. Однако на практике это неред ко лишь показательная витрина политической глобализации.

Острейшая необходимость профессиональной проработки кризисной ситуации резко повышает роль интеллектуально бюрократических подпорок (советников, экспертов и др.), которые все чаще начинают действовать не из объективных требований общества, а субъективных потребностей правя щей элиты. Одновременно та же самая ситуация (потребно сти быстрых, твердых и последовательных действий) усили вает тяготение власти к авторитарному правлению и подавле нию, т.е. "сильной и твердой власти" по вертикали и горизон тали. Правда, при этом некоторые международники полагают, что нет большей трагедии для глобализующегося сообщества, если речь идет о "просвещенном авторитаризме", или "автори таризме модернизации". (См.: МЭ и МО. 2001. № 3.) Согласиться с подобными оценками роли политической вла сти в процессах модернизации очень трудно, ибо они в сущно сти оставляют в тени ключевой вопрос об огромных социальных издержках, которые неизменно навязывает обществу всякий авторитаризм (примером могут служить Чили, Южная Корея и др. в годы военных диктатур). Кроме того, где гарантия того, что однажды "просвещенный авторитаризм" не станет трамп лином для перехода в непросвещенный, т.е. прямую форму то Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века тального насилия и подавления демократии и народа?

Один из самых дискуссионных сюжетов теории прогнозиро вания — это вопрос о роли национального государства в про цессах глобализации. В западных публикациях даже умерен ного направления преобладает точка зрения, что ускоренное становление глобальных институтов (финансовых, торговых, тех нологических, военно-стратегических и др.) ведет неизбежно к "узурпации" внешних функций отдельных государств и соот ветственно к понижению их роли как субъектов мировой поли тики. Однако при подобном подходе затрагивается лишь один аспект проблемы политической глобализации, тогда как на прак тике действуют, по крайней мере, две противоборствующие тенденции.

Действительно, если обратиться к анализу стратегического курса МВШ, МБРР, ВТО, Парижского клуба и других между народных институтов, то невозможно не обратить внимания на неуклонное возрастание их роли в мировой политике и эконо мике. Как известно, ключевое и обязательное условие кредито вания подобных институтов - это так называемые "либераль ные реформы рыночного характера". Принудительное навязы вание таких реформ осуществляется, как правило, без должного учета конкретных условий тех или иных стран, особенно разви вающихся, что еще более укрепляет глобальные позиции транс национальной олигархии, стремящейся максимально расширить и упрочить свои позиции на геоэкономическом пространстве "мирового Юга". Причем одним из средств достижения подоб ной цели являются умело спровоцированные финансовые по трясения и кризисы.

Приведем в этой связи лишь один красноречивый факт: во время азиатского финансового кризиса второй половины 90-х годов, разразившегося не без скрытого участия трансатланти Вл Ф ЛИ ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ческого капитала, крупные монополии США сумели скупить в Японии целую группу кризисных финансовых структур по цене от 1 до 50 /о от их номинальной рыночной цены. Нечто подоб ное наблюдалось в тот период и в Южной Корее, когда солид ные активы крупнейших национальных конгломератов оказа лись под контролем ТНК и американского капитала.

Однако развернувшийся в глобальных масштабах стратеги ческий прессинг ТНК и других международных институтов на экономические позиции суверенных государств не следова ло бы однозначно трактовать как перманентное понижение роли национального государства, хотя слабейшие из них могут оказаться в состоянии энтропийного распада и исчезновения с исторической арены.

Необходимо особо отметить здесь, что только национально суверенная государственная власть обладает реальным потен циалом, который позволяет проводить глубокие структурные реформы, преобразование национального рынка, предпринимать ключевые защитительные акции, причем нередко вопреки не которым излишне жестким императивам глобализации. Только национальное государство способно эффективно применять необходимые процедуры по защите своего народного хозяйства, амортизировать негативные последствия мировых и региональ ных кризисов, регулировать внешнеэкономические связи. В свою очередь, узловые проблемы более или менее успешной адапта ции того или иного государства к глобализации находятся в прямо пропорциональной зависимости от качества националь ной элиты, ее способности осуществлять управление на эффек тивном, антикоррупционном, высокопрофессиональном уровне.

Другими словами, в условиях крайне асимметричных вызовов глобализации, как об этом убедительно свидетельствует опыт "мирового Юга", государство представляет единственный и, Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века возможно, последний бастион национально-суверенного разви тия. Только оно в состоянии наиболее эффективно отражать деструктивные последствия глобализации, направляя их в русло оптимальной амортизации. Только национально-государствен ные структуры (в первую очередь правоохранительные ведом ства, спецслужбы и др.) в состоянии быть эффективным инст рументом реагирования на такие уродливые последствия гло бализации, как транснациональный терроризм, оргпреступность, массовая коррупция и пр. Не следовало бы забывать, что поли тический и уголовный терроризм в эпоху глобализации далеко вышел за пределы небольших подпольных группировок. Ныне это мощные финансовые и информационные сети, новейшие технологии, мощные лоббистские связи в системе администра тивно-бюрократического управления. Наемные киллеры и тер рористы-камикадзе, хакеры электронных систем и аферисты виртуальных денег — все эти и другие весьма типичные фи гуры информационно-кибернетического сообщества — не мо гут быть выявлены и нейтрализованы только правовыми и си ловыми усилиями отдельного национального государства, без самого тесного международно-правового сотрудничества мно гих государств.

Надо полагать, что в более отдаленной перспективе глобализация властно, всей силой своего воздействия (международно-правовой, экономической, морально-этической и др.) поставит вопрос о полном отказе от устаревших, великодержавных способов "урегулирования" международных кризисов на основе военно-силового превосходства и политического диктата. Конструктивный императив глобализации исключает одностороннюю и стало быть тенденциозную трактовку "национально-государственного интереса" и предполагает сбалан сированный учет потребностей других наций и народов, сколь бы менее развитыми и отсталыми они не были.

Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Вместе с повышением роли национально-государственного суверенитета вызовы глобализации кардинально, хотя и проти воречиво, меняют роль человека, личности в международных от ношениях. С одной стороны, глобализация порождает новые интеллектуальные и психологические сферы воздействия на механизм выработки и принятия ключевых решений. Новей шие методологии научной подготовки к принятию решений, которые рассматривались выше (ситуационный анализ, постро ение сценариев и другие формы "групповой мозговой атаки"), приносят, как известно, более масштабные представления об исследуемом объекте. Вместе с тем подобного рода коллектив но-групповая технология, как показывает практика, заметно сни жает уровень персональной ответственности, поскольку всегда сохраняется возможность прикрыться "групповой ширмой".

Кроме того, замечено, что громадная маргинальная масса специ алистов-профессионалов все заметнее руководствуется в своих действиях и ориентациях не столько общенациональными, сколько узкокорпоративными интересами.

Наконец, нельзя не отметить, что глобализация оказывает все возрастающее воздействие на социальную психологию челове ка информационного общества. Довольно прозорливым выгля дит в этой связи суждение российского ученого и публициста В.Ширяева: "Человечество в целом становится рациональнее, эмоционально холоднее. По всей вероятности, эти изменения закрепляются на генетическом уровне... Нет народов тупых и гениальных. Но число людей, чаще допускающих "ошибки и сбои" под воздействием эмоций, в разных народах разное. И строятся эти народы по линии Север - Юг". И далее: "Разви тие техники упрощает мышление. Исчез устный счет. Мы сто им на пороге массового производства машин, управлять которы ми будем голосом в пределах скудной бытовой лексики. Иначе Глобализация и формирование постбиполярного мирового порядка XXI века они нас не поймут. С развитием источников информации сужа ется сфера вербального общения. Чтение как универсальное средство развития интеллекта исчезает... Цивилизация лик видирует условия, заставлявшие развиваться наш биологичес кий вид" (Известия, 8.XII. 2001).

Отмеченное выше — это лишь одна, преимущественно кри зисно-деструктивная, сторона эволюции человеческого фактора в условиях глобализации. Другая, не менее важная, черта глоба лизации состоит в том, что человеческий интеллект как бы "от чуждается" от всех других видов деятельности и становится самым ценным и коммерчески выгодным товаром. Разумеется, и в предшествующие времена интеллектуальный фактор играл далеко не последнюю роль не только в сфере технического прогресса, но и социально-политической жизни общества. Од нако глобализация с ее нарастающей угрозой общепланетар ной антропогенной катастрофы выдвинула на авансцену каче ственно иную проблему - не покорения, а приспособления (ко эволюции) к природе живой и неживой. Подходы к столь масштабной проблеме возможны лишь на основе разработки виртуальных сценариев, в которых "когнитивные подходы" при обретают свой высочайший и абсолютный приоритет. А это, в свою очередь, может означать одно - интеллект человека в ус ловиях глобализации как бы "отпочковывается" от других сфер воспроизводства, создает свой специфический "интеллектуаль ный рынок", на котором научные знания, профессионализм, опыт начинают свободно мигрировать по планете с такой же мобиль ностью, как информация, товары, технологии, услуги, финансы и др. Судя по всему, инвестиции в совершенствование человечес кого разума становятся все более выгодной и приоритетной сферой не только государственных, но и частных капиталовло жений. Причем те национально-государственные сообщества, Вл.Ф. ЛИ. ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ которые по каким-либо причинам проявляют нерешительность или запаздывают в широкомасштабном приобщении к процессу интеллектуальной глобализации, обрекают себя на роль аутсай деров общемирового развития.

Итак, раздающиеся время от времени упрощенные экстремис тские требования чуть ли не "отменить" глобализацию, перевес ти ее на некий третий, "резервный путь", несостоятельны и уто пичны от начала до конца. Процессы глобализации объективны, универсальны, необратимы. Вместе с тем было бы ненаучно от рицать пределы глобализации, ее историке-временную ограни ченность. В своей современной информационной, технологичес кой и интеллектуальной ипостаси глобализация продлится, оче видно, до середины XXI столетия, когда начнется, вероятно, пере ход к следующему (ноосферному) циклу земной цивилизации.

В исторических пределах нынешнего циклическо-волнового развития (первая половина XXI в.) мировое сообщество и его правящие элиты располагают всеми объективными предпосыл ками, чтобы нейтрализовать деструктивные вызовы глобализа ции и вступить на путь устойчивого сбалансированного развития, стратегические параметры которого разработаны ООН. На помним здесь о том, что основные акценты в этой стратегии сделаны на следующих позициях:

во-первых, гуманизация всей социально-экономической жизни;

во-вторых, осуществление эффективного контроля над исполь зованием природно-ресурсного потенциала;

в-третьих, реальное соблюдение свобод и прав человека;

в-четвертых, социальная защита обездоленных слоев населения путем более равномерного и сбалансированного перераспределе ния доходов и капиталов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.