авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Попытки ввести в макроэкономические модели рыночного равновесия ин формацию в виде функции полезности не увенчались успехом (Г. Саймон, Дж.

Стиглер, Р. Коуз). Дж. Стиглиц и Дж. Анергоф доказали, что информация не явля ется нормальным экономическим благом [2].

На наш взгляд, информация в виде коммуникативных (речевых) актов в со циально-экономических системах вообще не может иметь инвариантной функции полезности.

Согласно теории речевых актов [3] коммуникативные акты (репрезентати вы, директивы, комиссивы, экспресивы, декларативы) позволяют с помощью рече вой стратегии всесторонне оценивать контексты возникающих проблем, предлагать обобщение схемы решения и ситуативные схемы решения практических задач.

В целях повышения эффективности комплексного мониторинга угроз эко номической безопасности СЭС, информация в виде речевых актов должна быть включена в логико-лингвистическую модель управляющей структуры макро- и микроэкономической системы. Причем это можно сделать на основе понятий: ком петентность ЛПР, объективно-обусловленная и субъективно-воспринятая ответст венность и др., связанных с состоянием системы мониторинга (информационного обеспечения УС) ЭО верхнего яруса – рынков (товаров и услуг, труда, земли, капи тала, финансов, внешнего) и «не рынков» – населения, бюджета, природы и т.п.

Понятие эффективности мониторинга (информационного обеспечения УС, отвечающего за поддержание динамического равновесия) определяется как такое его состояние, при котором институциональная организация затрудняет получение ренты от ассиметричности информационного обмена.

Институциональная структура, осуществляющая информационное обес печение ЭО, как элемент УС включает: систему объективизации информации о качестве продукции (стандарты, нормативы, сертификаты качества), правомочий собственности (промышленной и интеллектуальной), правила раскрытия ин формации, базы данных и т.д.

При отсутствии необходимых знаний о состоянии системы происходит де зинтеграция СЭС: рынки монополизируются, сделок на рынках мало, функции че стной и объективной выгоды не совпадают, преимущество получают спекулянты, а не добросовестные аспекты рыночных отношений, информационные проблемы не устраняются, а теневыми способами загоняются вглубь. По мере усложнения харак теристик процессов ЭО все время усложняются, поэтому традиционная модель ры ночного равновесия в экономике, не учитывающая информационно институциональные характеристики её управляющей структуры, становится всё менее адекватной современным условиям.

Литература 1. Уёмов А.И. Анализ операции как средство изучения динамики систем // Вопросы методологии и логики. Латвийский у-т. Науч. тр. Т. 551. – Рига, 1990.

2. Grossman S.J., Stiglitz J.E. On the impossibility of informationalli efficient marcots // American Economic Reviw. – 1986. – Vol. 70. – № 3. – Р. 393-408.

3. Searle J.R. A Taxonomy of Illocutionary Acts / In: K. Gunderson. – Langnage, Minneapolis;

University of Minnesjta Press, 1975. – Р. 344-569.

Федоров В.С., соискатель Организация обеспечения экономической безопасности государства Обеспечение экономической безопасности – одно из важнейших приори тетных направлений развития любого государства, требующее совершенной зако нодательной базы и централизованного управления. В Российской Федерации марта 1992 года был принят Закон «О безопасности» № 2446-1, впоследствии уточ ненный 25.12.1992 № 4235-1;

Указ Президента РФ от 24.12.1993 № 2288;

ФЗ от 25.07.2002 № 116, ФЗ от 07.03.2005 № 15, ФЗ от 25.07.2006 № 128, ФЗ от 02.03.2007 № 24, ФЗ от 26.06.2008 № 103. Этот закон определяет безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и госу дарства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важными интересами являются совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает суще ствование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государ ства. Закон закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, об щества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавлива ет порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности [4].

3 июня 1992 года Президентом РФ был принят Указ № 547 «Об образова нии Совета Безопасности РФ», структуры, призванной контролировать обеспечение экономической безопасности. Совет безопасности РФ в соответствии с основными задачами его деятельности образует постоянные межведомственные комиссии, ко торые могут создаваться на функциональной или региональной основе. В частности на межведомственные комиссии и аппарат Совета безопасности РФ возлагаются задачи по мониторингу угроз, координации федеральных программ и разработка предложений по корректировке действующего механизма оценки угроз экономиче ской безопасности. Организация механизма оценки угроз экономической безопас ности осуществляется на базе комплексного мониторинга [2], после чего проводятся мероприятия по ликвидации отклонения от гомеокинетического состояния социаль но экономических систем (СЭС).

Несмотря на многочисленное количество участников обеспечения процесса экономической и национальной безопасности РФ, взаимодействие между ними за частую недостаточно отлажено, сферы конкретной ответственности плохо опреде лены. Поэтому необходимо предпринять дополнительные меры, выявив сущность экономической безопасности как поддержки равновесия по отладке механизма функционирования системы, обеспечения экономической безопасности, и объеди нить отдельные разрозненные элементы в единую национальную систему.

Сущность экономической безопасности можно определить как равновесное гомеокинетическое состояние экономики и институтов власти, при котором обеспе чивается гарантированная защита национальных интересов, своевременное распо знавание угроз трех классов проблемных ситуаций (узкие места и диспропорции, расхождение целей и интересов, нарушение координации) и их своевременное раз решение работоспособным аппаратом управления.

Также понятие экономической безопасности предполагает «готовность и способность институтов власти создавать механизмы реализации защиты нацио нальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально политической стабильности общества» [3, с. 12].

Объективную оценку безопасности можно произвести, определяя причины, вызывающие проблемные ситуации. Обеспечение экономической безопасности го сударства, как системы управления, зависит от эффективности деятельности ее ру ководства (управляющей структуры). Эффективность ее деятельности характеризу ется степенью реализации возможности своевременного распознавания и разреше ния проблемных ситуаций (ПС) разных классов. Работоспособность руководящей структуры системы обеспечения экономической безопасности оценивается с помо щью показателя-скорости распознавания и разрешения проблемных ситуаций.

Обеспечение безопасности может быть организовано на основе логико лингвистического моделирования (ЛЛМ) предметной области, т. е. представлять процесс функционирования системы в реальных условиях воздействия дестабили зирующих, внутренних и внешних факторов среды, в виде семантической сети включающей дискретно-ситуационную сеть и модели проблемных ситуаций пред метной области. Модель системы должна содержать базовые понятия (элементов систем) и отношение между ними, определяющие потребности, связанные с функ циями системы и имеющиеся расхождения между потребностями и возможностями, как в объекте, так и в субъекте свидетельствует о наличии проблемных ситуаций на основе величины расхождения возможностей установки индикаторов безопасности потенциальных возможностей. Основным критерием работоспособности управ ляющей структуры являются скорость распознавания и разрешения проблемных ситуаций, закрепленных за определенной позицией в управляющей структуре, свя занная с понятием экономической ответственности (субъективно-воспринятой и объективно-обусловленной). Ответственность характеризует позицию в управляю щей структуре и лиц, принимающих решение. Объективно обусловленная ответст венность – это свойство позиции в управляющей структуре, а субъективно воспринятая – свойство конкретного субъекта.

Экономическая ответственность прямо пропорциональна риску потери рав новесия в хозяйственной системе и обратно пропорциональна системе безопасно сти существенных переменных.

Для руководства страны, в том числе для аппарата Совета Безопасности РФ, недостаточно иметь один или несколько источников информации по оценке угроз экономической безопасности, поступающей из федеральных органов исполнитель ной власти и подготовленной под руководством Минэкономразвития России. Эти источники информации неизбежно будут нести отпечаток ведомственных интере сов. Поэтому экономическая наука может выступить альтернативным источником информации оценки угроз экономической безопасности. Она создает возможность строить модели проблемных ситуаций, расхождения целей и интересов, используя семантику системного анализа [1], описывать тенденции развития ситуаций взаимо действия в логико-лингвистической форме, применив к ним алгоритм логического вывода и оценки безопасности. В этой связи возникает необходимость сформиро вать показатель экономической безопасности – индикаторы узких мест и диспро порций, расхождения целей и интересов, потребностей и возможностей, ответст венности руководителей, т.е. зафиксировать значения введенных количественных показателей, характеризующих ситуации и, базируясь на них, измерить уровень безопасности системы для принятия мер, исключающих ее дезинтеграцию. Инстру ментальная база должна быть построена на основе логико-лингвистического моде лирования (ЛЛМ), которая позволит предотвратить возникновение проблемных ситуаций, грозящих разрушению системы и разработать соответствующие управ ляющие воздействия для их предотвращения. Показатель эффективности системы безопасности должен оценивать соотношение потенциального эффекта от предот вращенных последствий проблемных ситуаций (недопущенных потерь) и затрат соответствующих ресурсов на формирования механизма оценки угроз экономиче ской безопасности. Это позволит минимизировать экономические, экологические и др. потери, а значит, и тесно связанную с ними границу других проблемных ситуа ций, невозможность без научного подхода, предполагающего инновации, внедрение которых осуществляются в настоящее время.

Литература 1. Кукор Б.Л. Семиотика системного анализа и семиотическая система логико лингвистической модели предметной области. XIII Международная научно практическая конференция. – СПб., Политехнический университет, 2009.

2. Мелешин К.Ю. Использование логико-лингвистических моделей для повышения эффективности комплексного мониторинга угроз экономической безопасности со циально экономических систем. – Статья в настоящем сборнике. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – С. 236.

3. Сенчагов В.К. Экономическая безопасность. Производство – финансы – банки.

– М.: ЗАО «Финстатинформ», 1998.

4. Федеральный закон «О безопасности» от 26.06.2008 № 103.

Сулейманкадиева А.Э., канд. экон. наук, доцент Менеджмент знаний и его место в системе непрерывного образования Развитие новой экономики, базирующейся на знаниях, определило объек тивную необходимость организации эффективного производства, распределения и использования знания, а следовательно, нового направления деятельности – ме неджмента знаний (Knowledge Management, далее – KM): (1) основанного на по строении управленческих парадигм, подходов, методологий и технологий создания новых знаний». При этом производством новых знаний занимаются ученые и спе циалисты, а управлением знаниями – менеджеры [5, с. 22];

(2) дающего организаци ям возможность максимизировать стоимость знания, которым они владеют;

(3) по вышающего способность организации к обучению, возможности приспосабливаться к изменениям окружающего мира, опережать конкурентов. Учиться легче и быстрее – особенность теории и практики КМ, перемещающего акцент в сторону впитыва ния знания, скорости реакции на изменения и быстрого применения вновь получен ных навыков и изученных методик на практике. Процесс обучения теперь сосредо тачивается на получении навыков, ориентированных на практику. Квалифициро ванные работники тратят силы на поддержание своей квалификации на самом вы соком уровне, непрерывно генерируя новые и лучшие знания. По мнению специа листов [2], единственным ограниченным ресурсом является время на обучение и на адаптацию к постоянным изменениям.

Ключевым фактором успеха в менеджменте знаний являются непрерывные знания, т. е. концепция «непрерывного наращивания» новых знаний. Следует отме тить, что очень короткий «жизненный цикл» знания вынуждают руководство мно гих организаций развивать их на основе непрерывного обучения, внедрения систе мы непрерывного образования и регулярного обновления индивидуальных способ ностей, повышения квалификации персонала. Концепция непрерывного обучения, принятая в 1996 г. министрами образования стран ОЭСР, исходит из нового виде ния политики в сфере образования и профессиональной подготовки как опоры для развития на основе управления знаниями. Предполагается, что выпускники вузов будут периодически возвращаться в систему высшего образования для того, чтобы приобретать, учиться применять, а также обновлять знания и навыки, необходимые им в профессиональной деятельности. Непрерывное образование подразумевает обновление знаний и повышение образованности, которые необходимы для повы шения уровня индивидуальной квалификации и для того, чтобы не отставать от внедрения новых продуктов и услуг [3, с. 33].

Исследуя содержание и значение знаний, различные авторы отмечали раз нообразную их роль: во-первых, связывали с ее экономическим содержанием (А.

Смит);

во-вторых, рассматривали их как необходимый фактор осуществления предпринимательской деятельности (А.Маршалл);

в-третьих, обосновывали их связь с переходом к новому циклу конъюнктуры – циклу с волной изобретений и нововведений (Н. Д. Кондратьев);

в-четвертых, определяли их как знания и техно логии, воплощенные в новых и усовершенствованных продуктах, услугах, методах производства и управления, рассматривая их в качестве эндогенного фактора, вы ступающего и результатом экономической деятельности, и одним из фундаменталь ных источников устойчивого роста (Дж. Гроссман, Р. Липси и др.);

в-пятых, рас сматривали их как фактор, влияющий на модернизацию системы высшего образо вания [8, с. 125-151]. Многообразие определений понятия «знание» позволяет авто ру классифицировать и выделить несколько подходов к его дефиниции.

Изучая содержание знания как экономической категории, следует выделить следующие особенности: (а) непрерывность наращивания знания;

(б) дискретность знания как продукта (конкретное знание либо создано, либо нет;

не может быть знания наполовину или на одну треть);

(в) доступность знания (подобно другим общественным, публичным, благам, знания, будучи созданными, доступны всем без исключения);

(г) кумулятивный характер знания;

(д) информационный характер знания (знания, являясь информационным продуктом, после того, как его потреби ли, не исчезает, как это происходит с обычным материальным продуктом) [6, с.

342];

(е) двоякий характер знания (компонент знания присутствует в каждом про дукте и услуге). Знания имеются в различных товарах и услугах, например, в мод ном галстуке (знание о бренде), в напитке «Coca-Cola» (бренд и репутация изготов ления), в военном самолете (знания о технико-технологических решениях), в кон салтинговых услугах (накопленные знания о предыдущих консультациях схожих клиентов), в услугах ресторана (знания о технологиях приготовления блюд и знания о предпочтениях клиентов) и др. [3, с. 181].

Исследуя роль и место менеджмента знаний в системе непрерывного обра зования, следует отметить, что существует точка зрения [7, с. 74], согласно которой знания рассматриваются как источник и инструмент, применяемые для расширения границ инноваций, которые являются движущей силой непрерывного образования.

На наш взгляд, знания выступают не только как источник и/или инструмент, необ ходимые для преобразований в системе непрерывного образования, они являются еще и результатом процесса непрерывного образования: знания, участвуя в процес се преобразования непрерывного образования, сами изменяются, обобщаются, по полняются, а следовательно, совершенствуются, точнее трансформируются в дру гие, уже новые знания, умения и навыки. Этот процесс трансформации знаний так же является постоянным и непрерывным. Как отмечает В. В. Агеев [1], знания яв ляются производными процесса непрерывного образования, т.е. его постоянно из меняющихся способностей. С другой стороны, анализируя данный тезис, можно отметить, что непрерывность образования является также результатом скорости наращивания знаний, т. е. от кумулятивного характера процесса их пополнения. То, что создано предыдущими поколениями, мы изучаем, сохраняем и, опираясь на них, идем вперед. Так, великий Ньютон говорил о себе: «Если я вижу дальше Декарта, то это потому, что я стою на плечах гиганта» [4, с. 75].

Если подходить к процессу непрерывного образования с этой позиции и рассматривать его как промежуточный элемент в системе «Система непрерывной науки (СНН) – Система непрерывного образования (СНО) – Система реальной эко номики (СРЭ)», то эффективность СНО можно определить как разность между при ростами «знаний» в науке и реальной экономике. Точнее, прирост знаний в СНО: (а) зависит от прироста знаний в научной системе;

(б) определяет новизну создаваемых продуктов, услуг, нематериальных объектов в системе реальной экономики. Так, если прирост новых знаний СНО представить, как производную от знаний, созда ваемых в научной сфере (СНОн), а прирост знаний в реальной экономике (в каче стве которых выступают новые виды продуктов, технологий, услуг, которые по требляет и которыми пользуется общество) как производную от знаний СНО (ПСНО). Тогда, на наш взгляд, будет целесообразно показать следующее неравенст во: СРЭСНОСНН. В научной сфере знания рождаются, в СНО они транслиру ются, передаются обучающимся, а в реальной экономике, т. е. в практической сфере они используются. Эффективность СНО будет наибольшей (Эmax), если СНОСННСРЭ (т. е. СНН–СРЭ0). Научное знание нельзя остановить или повернуть вспять, оно непрерывно движется вперед с возрастающей скоростью.

Поэтому темпы прироста научных знаний будут больше, чем темпы прироста зна ний в СНО и еще больше, чем в реальной экономике. Задача заключается в том, чтобы приблизить скорость изменений в трех системах друг к другу (1=2=3), т. е.

важно приблизить темпы прироста знаний в СНО и реальной экономике к темпам прироста научных знаний.

Таким образом, в новых условиях экономического развития появляется не обходимость создания концепции «создания, трансформации и передачи непрерыв ных знаний» в сфере реальной экономики, которая предполагает процесс постоян ной адаптации, периодического повышения квалификации и переподготовки персо нала в течение всей активной трудовой жизни как в рамках формальной, так и в рамках неформальной системы образования на основе качественной базовой, на чальной подготовки. Для решения этой сложной задачи необходимо создание и раз витие нового вида деятельности, которая называется менеджментом знаний. Этот вид деятельности направлен на выполнение управленческих функций прогнозиро вания, организации, планирования, координации, мотивации и контроля за процес сом создания, передачи, сохранения и трансформации нового знания.

Литература 1. Агеев В.В. Теория непрерывного образования и стратегия инновационной дея тельности [Электронный ресурс] // 07.03.2009. – режим доступа:

http://www.ageyev.kz/articles/artrus/42.htm.

2. Антонова А., Гурова Е., Николов Р. Управление знаниями и обучение в контек сте организации [Электронный ресурс] // режим доступа:

http://www.setlab.net/?view=km-learning-organization.

3. Гапоненко А.Л., Орлова Т.М. Управление знаниями. Как превратить знания в капитал / А.Л. Гапоненко, Т.М. Орлова. – М.: Эксмо, 2008. – 400 с.

4. Добров Г.М. Наука о науке. – 3-е изд., доп. и перераб. / Отв. ред. Н.В. Новиков.

– Киев: Наукова думка, 1989. – 304 с.

5. Дресвянников В.А. Управление знаниями организации: Учебное пособие. – М.:

Кнорус, 2010. – 344 с.

6. Мильнер Б.З. Теория организации: Учебник. – 7-е изд., перераб. и доп. – М.:

Инфра-М, 2009. – 864 с.

7. Спорер З. Экономика знаний и социальный капитал в странах Центральной и Восточной Европы // Экономика образования. – 2007. – № 4 (41). – С. 72-78.

8. Строев В.В. Влияние экономики знаний на интеграционные процессы в выс шем образовании // Экономика образования. – 2009. – № 2 (51). – С. 125-151.

Русецкая О.В., канд. экон. наук, доцент Динамика межрегиональных различий в качестве жизни населения России В РФ реализовывались и реализуются целевые программы, направленные на сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов. В частно сти, ФЦП «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002-2010 годы и до 2015 года)», программы по развитию отдельных регионов и территорий – Калининградской области, Дальнего Востока и Забайкалья, Курильских островов (Сахалинская область), Чеченской Республики, юга России.

К настоящему времени в РФ, в основном, создана нормативно-правовая ба за для осуществления региональной политики. Перспективы государственной ре гиональной политики определены в Концепции долгосрочного социально экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Государ ственная региональная политика направлена на обеспечение сбалансированного социально-экономического развития субъектов РФ, сокращение уровня межрегио нальной дифференциации в социально-экономическом состоянии регионов и каче стве жизни [1]. Обеспечение сбалансированного социально-экономического разви тия регионов требует синхронизации таких направлений региональной политики, как:

- стимулирование экономического развития путем создания новых центров экономического роста в регионах на основе конкурентных преимуществ;

- координация инфраструктурных инвестиций государства и инвестицион ных стратегий бизнеса в регионах с учетом приоритетов пространственного разви тия и ресурсных ограничений, в том числе демографических;

- сокращение дифференциации в уровне и качестве жизни населения в ре гионах с помощью эффективных механизмов социальной и бюджетной политики.

Важными показателями качества жизни являются демографические ха рактеристики населения, а также жилищные условия населения.

Показатель ожидаемой продолжительности жизни всего населения (и мужчин и женщин) в среднем по России в период 1990-2008 гг. сократился на 3, года (с 69,19 до 65,34 лет) (рис. 1) [2]. За этот период можно заметить две «волны»:

сокращение показателя к 1994 г. и рост к 1998 г., затем опять сокращение к 2003 г. и рост к 2007 г. Возможно, первую «волну» можно объяснить кризисом переходного периода постсоветской России, а вторую – выходом из дефолта 1998 г. и социаль ной ориентации государственной политики. Однако, можно предположить очеред ную «волну» и ухудшение показателя в связи с мировым финансово-экономическим кризисом. Так, в 2008 г. произошло существенное снижение показателя.

Рис. 1. Межрегиональные различия по ожидаемой продолжительности жизни при рождении За более, чем полтора десятилетия межрегиональная дифференциация (отношение максимального значения показателя к минимальному значению) по субъектам РФ увеличилась с 1,2 раза в 1990 г. до 1,3 раза в 2008 г. Коэффициент вариации также вырос более, чем в полтора раза: от 2,3% до 3,9%. Следует отме тить, что дифференциация, как правило, возрастала в те годы, когда средние показа тели были наихудшими и наоборот.

Показатель младенческой смертности за период 1990-2008 гг. в среднем по России сократился более, чем наполовину (с 17,4 до 8,5) и стал существенно ни же, чем в советский период, несмотря на ухудшение показателей в кризисные годы начала 1990-х (рис. 2).

Рис. 2. Межрегиональные различия по коэффициенту младенческой смертности При общей положительной динамике показателей младенческой смертно сти межрегиональная дифференциация за этот период увеличилась. Так, отноше ние максимального значения показателя к минимальному значению по 83 субъектам РФ увеличилось почти в полтора раза (с 2,6 до 4,5). При этом минимальное значе ние показателя уменьшилось за рассматриваемый период почти в три раза (с 12, до 4,3), максимальное также уменьшилось – почти в два раза (с 33,1 до 17). Коэф фициент вариации вырос почти в полтора раза.

Обеспеченность населения жильем в период с 1990 по 2008 гг. в среднем по России выросла с 16,4 кв. м на чел. до 22 кв. м на чел. (т.е. на 30%) (рис. 3). За более, чем полтора десятилетия межрегиональная дифференциация (отношение максимального значения показателя к минимальному значению) по 83 субъектам РФ увеличилась с 1,6 раза в 1990 г. до 4,5 раз в 2008 г. При этом минимальное зна чение показателя уменьшилось за рассматриваемый период с 12,2 до 6,2 кв. м. на чел., а максимальное увеличилось с 19,8 до 28,1 кв. м. на чел. Коэффициент вариа ции также возрос с 11,3% до 15,6%.

Динамика показателя жилищной обеспеченности населения заметно разли чается по 83 регионам-субъектам РФ. В советское время лидировали регионы цен тральной и западной части европейской территории России, а худшие показатели имели вновь осваиваемые северо-восточные территории страны и республики юга, сохранявшие высокий естественный прирост населения. Основным фактором, ока завшим влияние на изменение жилищной обеспеченности российских регионов, является соотношение прироста (выбытия) жилищного фонда и сокращения (увели чения) численности населения.

Рис. 3. Межрегиональные различия по общей площади жилых помещений, приходящейся в среднем на 1 жителя Так, в 2007 г. на Крайнем Севере и Дальнем Востоке показатели обеспечен ности жильем существенно превысили среднероссийские из-за массового оттока населения. Наилучший показатель в стране имел Чукотский автономный округ (29, кв. м на человека), следом за ним – Магаданская область (27,3 кв. м. на чел.). При этом население Чукотки в 2007 г. по сравнению с 1990 г. сократилось на 70%, а Ма гаданской области – на 57%. В регионах центральной и западной части европейской территории России обеспеченность повысилась, прежде всего, из-за сокращения численности населения.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют об увеличении меж региональной дифференциации за последние почти два десятка лет по таким важ ным показателям качества жизни населения России, как продолжительность жизни, младенческая смертность и обеспеченность жильем.

Литература 1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р.

2. Центральная база статистических данных Федеральной службы государствен ной статистики. Региональный блок.

Трофимова Л.А., д-р экон. наук, профессор, Афонасова М.А., канд. экон. наук, доцент Региональные инновационные системы как системообразующие элементы национальной инновационной системы Необходимость и актуальность формирования национальной инновацион ной системы связана с переходом на инновационную модель российской экономи ки;

важнейшим элементом данной системы и стратегии управления инновационной деятельностью в регионе является формирование региональной инновационной системы (РИС).

Задача формирования таких систем является крайне сложной для практи ческой реализации в условиях России по многим причинам, основными из кото рых являются противоречивость и неоднозначность современных экономических процессов, необходимость организационных инноваций, уже на этапе построения НИС и РИС, как формирующих стратегические факторы успеха, таких как систе мы управления знаниями, управления цепочками создания потребительской цен ности в инновационных продуктах и услугах, партнерство с потребителями инно вационной продукции, управление человеческими ресурсами с целью формиро вания коллективного интеллектуального ресурса и т.п.

К основным элементам инновационной системы в настоящее время принято относить следующие субъекты и отношения:

производители интеллектуального продукта: НИИ, вузы, инициатив ные группы, одиночные исследователи, изобретатели;

посредники, осуществляющие информационное сопровождение инно вационного процесса: банки разработок, банки заказов, банки патентов и лицензий;

организации рыночной инновационной инфраструктуры: биржи ин теллектуального труда и продуктов, выставки, ярмарки, организации, осуществляющие маркетинг инноваций;

организации-инвесторы (инновационные банки, инновационные фон ды и др.;

организации, осуществляющие инновационный менеджмент и подго товку инновационных кадров: (биржа труда, агентства интеллектуаль ной собственности др.);

совокупность законодательных норм, формальных и неформальных правил, влияющих на взаимодействие между субъектами инновацион ной деятельности.

Формирование мотивации ключевых субъектов инновационной деятельно сти должно стать важнейшей функцией национальной инновационной системы и частью стратегии управления инновационной деятельностью в регионах.

Инновационный процесс по своей сути носит динамический и неопреде ленный характер, поэтому нельзя однозначно определить, как будут складываться взаимоотношения между участниками инновационной системы, которые действуют в конкурентной рыночной экономике по принципу соединения спроса и предложе ния на инновационные продукты. В таких условиях возможны как успешные кон такты участников инновационного процесса, которые заканчиваются прибыльной коммерциализацией продукта, так и неудачные, долго реализуемые программы ис следований и внедрения разработок, которые могут быть отвергнуты рынком. Сле довательно, важнейшей задачей на этапе формирования НИС является разработка механизма стратегического управления взаимодействием субъектов инновационной деятельности в регионе и системы мер по его реализации.

Именно поэтому инновационную систему в РФ целесообразно формировать как «сквозную», т.е. национально-региональную систему. В этом случае НИС будет представлять собой сложную многокомпонентную структуру, состоящую из сово купности взаимосвязанных региональных инновационных систем и комплекса ин ститутов, формирующих благоприятную инновационную среду и условия для эф фективного протекания инновационного процесса, плодотворного взаимодействия субъектов инновационной деятельности с позиции стратегических альянсов и меж фирменных сетевых структур в рамках единой инновационной системы (рис.1).

В рамках общей модели национально-региональной инновационной систе мы могут формироваться различные особенности НИС: соотношение государства и частного бизнеса в осуществлении и финансировании инновационной деятельно сти;

роль крупных и малых предприятий в инновационном процессе;

соотношение фундаментальных и прикладных исследований и разработок;

отраслевая структура инновационной деятельности и т.п.

Региональные инновационные системы (РИС) рассматриваются в этом слу чае как системообразующее звено национальной инновационной системы, в рамках которого, при создании необходимых условий, может быть реализован имеющийся потенциал регионов.

Рис. 1. Схема национально-региональной инновационной системы Формирование региональной инновационной системы и создание в ее рам ках эффективной региональной системы трансфера технологий должно стать важ нейшей составной частью стратегии управления развитием инновационной дея тельности в регионе.

Функционально РИС представляет собой систему трансформации знаний в наукоемкие производства и высокотехнологичные продукты и услуги. Формирова ние РИС направлено на создание интеллектуальных центров, важнейшая функция которых состоит в создании и распространении новых знаний и методов их эффек тивного использования. Регионы, в которых формируются такие центры, становятся своеобразными центрами управления знаниями и формирования экономики, осно ванной на знаниях. В России такими центрами, кроме Москвы, планируется сделать Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Нижний Новгород, Казань, Иркутск и ряд других городов.

В основе формирования инновационной системы региона лежат объектив ные предпосылки: наличие основных факторов производства, уровень развития ин фраструктуры, уровень образования населения, степень открытости экономики, и т.д. Исходя из этого, РИС различных регионов существенно отличаются друг от друга, что проявляется в выборе приоритетов и задач инновационного развития, механизмов взаимодействия частного и государственного сектора, соотношении фундаментальных и прикладных исследований, динамике развития и отраслевой структуре инновационной деятельности Успех в решении задачи формирования эффективной РИС может быть дос тигнут при выполнении следующих пяти условий: наличие необходимого уровня развития исходного научно-производственного потенциала региона;

наличие у ре гиона реальных конкурентных преимуществ;

наличие достаточно емких рынков сбыта инновационной продукции;

наличие источников финансовых средств;

нали чие реальной поддержки инновационного развития территории со стороны органов власти.

При формировании региональной инновационной системы следует учиты вать, что инновации востребованы регионом в той мере, в которой они способны внести вклад в решение задач его инновационного социально-экономического раз вития. Поэтому необходимо стремиться не к увеличению количества и концентра ции элементов системы, а к развитию эффективного взаимодействия между участ никами инновационного процесса, что, на наш взгляд, является главным условием роста инновационной активности и повышения эффективности инновационной дея тельности.

Полнота и гармоничное сочетание различных элементов инновационной системы позволяют добиться корпоративного взаимодействия участников иннова ционного процесса на территории региона, что обеспечивает синергетический эф фект инновационной деятельности и служит важным фактором дальнейшего соци ально-экономического развития территории.

Литература 1. Freeman С. Technology Polisy and Economic Performance. – London, Printer Pub lishers, 1987.

2. Национальная инновационная система: компаративный анализ (National Inno vation Systems: A Comparative Analysis, 1993).

3. Рогова М. Организационно-экономическое обеспечение технологического трансфера: теория и методология: Дис. … д-ра экон. наук. – СПб., 2005.

Трофимова Л.А., д-р экон. наук, профессор, Афонасова М.А., канд. экон. наук, доцент Региональный инновационный кластер как система трансфера технологий и распространения инноваций Основной стратегической задачей в рамках формирования региональной инновационной системы является обеспечение непрерывности инновационного процесса и создание эффективных механизмов трансфера технологий и распростра нение (диффузии) инноваций.

В настоящее время практически каждая научно-исследовательская органи зация, а также университеты и академические институты вынуждены развивать но вое для себя направление – трансфер инноваций и коммерциализацию результатов научных исследований.

Коммерческий обмен различными инновационными продуктами осуществ ляется на рынке инноваций. Рынок инноваций представляет собой совокупность организационно-экономических отношений, возникающих в процессе обмена ре зультатами инновационной деятельности и согласования интересов его участников по ценам, срокам и масштабам такого обмена. Причем коммерциализация может быть осуществлена как непосредственно через реализацию результатов исследова ний и разработок на рынке инноваций, так и опосредованно, через использование инноваций в выпускаемых продуктах или услугах. В сфере торговли инновацион ными продуктами сложился и действует рыночный механизм, основными элемен тами которого являются спрос, предложение и цена.

Причинами низкой эффективности трансфера технологий в России являют ся следующие:

- ученые и разработчики, как правило, не знают рынка и чаще всего не представляют, как полученные ими научные результаты могут быть трансформиро ваны в рыночный продукт;

- менеджеры компаний практически не знакомы с важнейшими направле ниями современной науки и прорывными достижениями. Они не могут судить о достоверности научных результатов, предлагаемых для реализации, и их техноло гической эффективности;

- государство (в лице политиков и технических экспертов), призванное ус танавливать правила трансфера технологий, слабо представляет себе реальную ат мосферу жизни научных лабораторий, условия проведения исследований и разра ботки технологий, а также возможные последствия внедрения принимаемых зако нодательных положений для производства научного знания и его коммерциализа ции.

Кроме того, существует проблема, связанная с последствиями разрывов связей (в ходе приватизации) в цепочке «фундаментальные исследования – при кладные НИР – опытно-конструкторские разработки – внедрение новой наукоемкой продукции в производство». Существовавшая ранее цепочка разорвалась, а новая инфраструктура, отвечающая основным принципам инновационной экономики, пока еще не создана.

Успешная коммерциализация достижений науки, трансфер технологий возможны лишь при взаимодействии научных организаций и рынка через субъекты инновационной инфраструктуры, обеспечивающих:

- отбор и оценку проектов, обладающих коммерческим потенциалом;

- проведение патентных исследований;

- подготовку различных видов охраны интеллектуальной собственности (изобретения, промышленные образцы, товарные знаки, программные продукты, базы данных и т.п.) и ноу-хау;

- подготовку лицензионных соглашений, контрактов на оказание инжини ринговых, консалтинговых услуг, договоров о научно-техническом и производст венном сотрудничестве и т.п.;

- оценку интеллектуального вклада в создаваемые совместные предпри ятия;

- поиск и привлечение инвесторов для финансирования процесса коммер циализации результатов НИОКР, созданных за счет государственного бюджета.

Пространственная концентрация инноваций, являющаяся необходимым ус ловием для их ускоренной коммерциализации, приводит к пониманию того, что эффективная система трансфера технологий в РФ может быть сформирована на ос нове кластерных организационных технологий, которые предполагают косвенное воздействие на инновационное развитие через создание соответствующих условий для инновационного бизнеса. Данный подход основывается на учете положитель ных синергетических эффектов региональной агломерации, т.е. близости потреби теля и производителя инноваций, а также на сетевых эффектах от диффузии инно ваций, знаний и умений за счет миграции персонала и выделения бизнесов.

Инновационный кластер – объединение различных организаций (промыш ленных компаний, высших учебных заведений, технопарков и бизнес-инкубаторов, научно-исследовательских центров и лабораторий, банковских и небанковских кре дитных организаций, инвестиционно-инновационных компаний, венчурных фон дов, бизнес-ангелов, органов государственного управления, общественных органи заций и т.д.), позволяющее использовать преимущества внутрифирменной иерархии и рыночного механизма, что дает возможность более быстро и эффективно распре делять новые знания, научные открытия и изобретения [3].

Инновационный кластер включает в себя всю инновационную цепочку от генерации научных знаний и формирования на их основе бизнес-идей до реализа ции товарной продукции на традиционных или новых рынках сбыта4. Центры гене рации инноваций того или иного вида имеются в любом кластере, и поэтому любой кластер обладает той или иной степенью инновационности [1].

Принципиальной характеристикой кластера является его изначальная ори ентация на реализацию интересов территории, в отличие от иных типов объедине ний, создаваемых исходя из интересов их участников [4, 5]. Другая особенность кластера проявляется в выполнении им экономической функции реализации конку рентных преимуществ территорий, внешних для него. Преимущества кластера для его участников носят объективный характер, т.е. они не зависят конкретно ни от одного из них. Поэтому потенциально кластеры более устойчивы, чем объединения другого типа. Структура регионального инновационного кластера представлена на рис.1.

Главное, что дают кластеры – это возможность для бизнеса и для региона развиваться не по инерции, а в соответствии с выбранной траекторией. Для биз неса кластер это реальная возможность обеспечить себе конкурентоспособность в будущем, для региона – развивать приоритетные инновационные направления, достигать стратегические цели. Важно понимать, что кластеры, как и любая дру гая привлекательная методика, могут принести результаты только тогда, когда они вписаны в более широкий контекст стратегий регионального развития.

Наиболее признанной в настоящее время является кластерная теория фор мирования конкурентных преимуществ Портера. Однако кластерный подход к изу чению процессов формирования конкурентоспособности применяется и в ряде дру гих теорий. Французские ученые И. Толенадо и Д. Солье использовали понятие «фильеры» для описания групп технологических секторов [2].

Формирование фильеров объяснялось зависимостью одного сектора от дру гого по технологическому уровню. Таким образом, фильеры представляют собой более узкую интерпретацию кластера, так как основываются на одном из критериев возникновения кластера – на необходимости создания технологических связей меж ду отраслями и секторами экономики для реализации их потенциальных преиму ществ.

Таким образом, в общем случае, под инновационным кластером принято понимать совокупность базисных нововведений, сконцентрированных на опреде ленном отрезке времени и в определенном экономическом пространстве. Кластер ная форма организации инновационной деятельности приводит к созданию особой формы инновации – «совокупного инновационного продукта». Такая инновация является продуктом деятельности нескольких фирм или исследовательских инсти тутов, что позволяет ускорить их диффузию по сети взаимосвязей в общем регио нальном экономическом пространстве.

Связующим звеном инновационного кластера является финансово экономический комплекс, который должен включать в себя систему многоканаль ной финансовой поддержки научно-технической и инновационной деятельности и может быть представлен совокупностью финансово-кредитных структур, венчур ных фондов, инновационных банков.

Рис. 1. Структура регионального инновационного кластера В настоящее время подход к региональному развитию, основанный на кластерах, находит все большее распространение и в России, поскольку ориента ция на переход к инновационной модели экономики требует тесного взаимодейст вия между научным, промышленным и финансовым секторами экономики при безусловной поддержке государственных и местных органов власти. И здесь при менение кластерного подхода предоставляет необходимые инструменты и мето дологию, позволяющие достигнуть стратегической цели региона – повышения его конкурентоспособности на основе эффективного взаимодействия указанных сек торов и роста уровня инновационной активности в регионе.

Моделирование региональной системы трансфера технологий представ ляет собой способ взаиморасположения и взаимодействия основных элементов и процессов внутри системы, обеспечивающий рациональный способ их инте грации и дифференциации для стимулирования процессов распространения и коммерческого использования результатов инновационной деятельности на тер ритории региона.

Таким образом, становление и эффективное функционирование региональ ной системы транфера технологий и диффузии инноваций в рамках РИС позволит решить важнейшую стратегическую задачу на этапе построения инновационной экономики – обеспечить трансформацию научно-технических разработок в иннова ционный продукт, востребованный рынком. Для устойчивого функционирования и придания целостного характера системе трансфера технологий необходима коорди нации общей региональной политики в сфере инновационной деятельности. Такая координация должна обеспечивать эффективное взаимодействие институтов инно вационной системы во всех ее звеньях, а также играть целеориентирующую роль для государственных, общественных организаций и для частного бизнеса на этапе перехода к инновационному развитию экономики.

Литература 1. Бирюков А.В. Преимущества современных инновационных кластеров // Транс портное дело России. – 2009. – № 1.

2. Tolenado J.A. Propjs des Filires Industrielles. – Revue dTiconomte Industrielle. – V.

6. – 1978. –.№ 4. – P. 149-158;

Soulie D. Filieres de Production et Integration Ver tical. – Annates des Mines, Janvier 1989. – P. 21-28.

3. Разуваев И.Г. Особенности взаимодействия финансового и интеллектуального капитала в российской экономике: Автореф. дис. … канд. экон. наук: 080001. – Самара, 2007. – 24 с.

4. Концепция кластерной политики в Российской Федерации. МЭР. – М., 2008.

5. Методические рекомендации по реализации кластерной политики в субъектах РФ. – М., 2008.

Пилипенко В.И., канд. экон. наук, доцент Управленческий аутсорсинг в автомобилестроении Системные проблемы в отставании развития отечественного автопрома оз вучены в «Стратегии развития автомобильной промышленности Российской Феде рации на период до 2020 года», подготовленной Минпромторгом РФ. Среди наибо лее значимых проблем, определяющих низкий уровень конкурентоспособности все го транспортного комплекса России, следует выделить [1]:

технологическое отставание отрасли;

слабый продуктовый набор и низкие инвестиции в производство;

отсутствие особой политики стимулирования НИОКР и низкий объем ее финансирования.

Мировой опыт развития автомобильной промышленности фиксирует тен денцию глубокого сотрудничества автомобильных компаний на так называемых «совместных платформах», где происходит интеграция по цепочке создания стои мости посредством использования внутренних ресурсов и аутсорсинга в НИОКР и производстве. При этом развитие отраслевых кластеров в России признается при оритетным направлением повышения конкурентоспособности автомобилестроения.

В основе успеха развития кластеров вообще и автомобильных кластеров в частности лежит феномен управленческого аутсорсинга. В целом аутсорсинг при нято определять как передачу задач, функций или процессов компании внешнему оператору. Управленческий аутсорсинг можно определить как передачу части управленческих функций компаний, например сбора и обработки информации, внешних исполнителям.

В кластерах как сообществе географически локализованных взаимосвя занных производственных компаний объектами аутсорсинга могут выступать: раз работка инноваций, дизайнерские услуги, а также услуги по сертификации продук ции, проведению маркетинговых исследований, ведению бухгалтерского учета и многое другое. Именно в кластерах, где объединяются различные малые и средние компании, образовательные и научно-исследовательские учреждения, а также цен тры делового сотрудничества, аккумулирующие возможности предоставления стра ховых, кредитных, консультационных и иных услуг, использование ресурса управ ленческого аутсорсинга наиболее экономически оправдано. Это позволяет миними зировать издержки отдельных компаний, обеспечить ускорение передачи знаний среди сотрудников и повысить качество производимой продукции или услуг.

В международной практике кластеризации существует понятие кластерно го консалтинга [2], как деятельности по предоставлению услуг в связи с проектом выделения на территории региона определенного кластера, а также преподавание теоретических основ управления кластерными инициативами с использованием метода ключей успешных кластерных проектов.

С практикой функционирования успешных кластеров можно ознакомиться на сайте Европейской кластерной обсерватории, где представлена обширная ин формация о технопарках, кластерах, индустриальных округах, центрах инноваций европейских стран в разрезе их отраслевой специализации [3].

Вопросами продвижения кластерных инициатив, содействия информирова нию и поддержки развития кооперационных связей в промышленном секторе зани мается межгосударственная некоммерческая организация UNIDO (United National Industrial Development Organization). Начиная с 1993 г. ЮНИДО (специализирован ное учреждение ООН по промышленному развитию, на которое была возложена роль центрального координирующего органа в области промышленного развития в рамках системы ООН) исследует примеры успешной деятельности кластеров пред приятий и методы их формирования, технического сотрудничества в различных развивающихся странах – Индии, Индонезии, Малайзии, Мексики, Никарагуа, Гон дурасе, Ямайке, Боливии, Мадагаскара, Марокко.

Представительство ЮНИДО в России способствует реализации программ головного центра, а также выполняет работы по подготовке аналитических обзоров состояния промышленного сектора в РФ и развития производственной кооперации.

Информация по кластерам, подготовленная специалистами этой организации дос тупна на официальном сайте www.unido.org и раскрывает такие вопросы как:

кластеры малых и средних предприятий и развитие сетей в развиваю щих странах / SME Cluster and Network Development in Developing Countries: The Experience of UNIDO;

принципы продвижения кластеров и сетей малых и средних предпри ятий / Principles for Promoting Clusters & Networks of SMEs;


промышленные кластеры и сети: примеры роста и инноваций малых и средних предприятий / Industrial Clusters and Networks: Case Studies of SME Growth And Innovation;

развитие кластеров и сетей малых и средних предприятий: программа ЮНИДО Development of Clusters and Networks of SMEs: The UNIDO Programme;

объединяя усилия: синергия между развитием кластеров и микрофи нансированием / Combining Strengths: Synergies between Cluster Devel opment and Microfinance.

Среди отечественных разработок в области кластерного менеджмента сле дует выделить Доклад Центра региональных экономических исследований УрГУ, где предложен страновой подход к выделению шести моделей организации регио нальных промышленных кластеров [4].

Для подготовки профессиональных кадров в области управленческого и кластерного консалтинга необходимо обучать основам «Кластерного менеджмента»

и «Кластерной политики» в рамках специальных курсов магистрских программ и специализированных программ повышения квалификации в системе «Long Life Education» или аналогичных отечественных образовательных структурах.

Теоретической базой управленческого аутсорсинга для автомобилестроения может выступать кластерный менеджмент, содержание и основные элементы по следнего предполагается рассмотреть более подробно, поскольку его теоретические разработки не получили серьезного осмысления. В качестве обязательных тем курса следует выделить следующие.

1. Сущность и содержание кластера (причины возникновения и критерии идентификации, смежные понятия. Факторы эффективности кластера. Структура и основные элементы промышленного кластера, система межфирменных взаимодей ствий внутри кластера, понятие кластерного ядра).

2. Типология экономических кластеров (размеры и местоположение класте ра, типы взаимодействующих фирм в кластере, жизненный цикл развития кластера).

3. Определение кластерной политики, ее виды и структура (цели и задачи, нормативное регулирование кластерной политики, направления участия государст ва и региональных органов власти, факторы успеха кластерной политики, система мероприятий по реализации кластерной политики, механизмы финансовой, методи ческой, информационно-консультационной, образовательной поддержки реализа ции кластерной политики) 4. Модели реализации кластерной политики и организации экономических кластеров (характеристики внешней и внутренней среды, влияющие на формирова ние различных моделей экономических кластеров, кластерная стратегия, география кластеров. Выделений моделей: страновой подход, факторы успешного развития кластеров.

5. Кластерные инициативы и кластерный менеджмент (определения, основ ные направления развития кластерных инициатив, субъекты кластерных инициатив, требования к их навыкам и способностям. Возникновение кластерного менеджмен та и необходимость профессионального обучения управлению экономическим кла стером).

Образовательная поддержка позволит подготовить кадры с необходимыми профессиональными компетенциями для развития автомобильных кластеров в Рос сии.

Литература 1. Стратегии развития автомобильной промышленности Российской Федерации на период до 2020 года.

2. Пилипенко И.В. Конкурентоспособность стран и регионов в мировом хозяйст ве: теория, опыт малых стран Западной и Северной Европы. – Смоленск: Ойку мена, 2005.

3. European Cluster Observatory. Электронный ресурс:

http://www.clusterobservatory.eu/ 4. Модели организации региональных промышленных кластеров: обзор междуна родного опыта / Центр региональных экономических исследований экономиче ского факультета УрГУ, Серия «Аналитические доклады». – Екатеринбург, 2008.

Колчинская Е.Э., канд. экон. наук Взаимное влияние инвестиционного климата региона и субъектов его улучшения Инвестиционная привлекательность региона или страны во многом опреде ляется условиями, созданными в них для осуществления хозяйственной деятельно сти предприятий. Если эти условия более благоприятные, чем у соседей, регион, скорее всего, будет «притягивать» к себе инвестиции в лице новых отечественных и иностранных компаний. Обратная ситуация будет при неблагоприятных условиях хозяйствования в регионе.

Общеупотребимым в современной литературе является термин инвестицион ный климат, который определяется как совокупность политических, социально экономических, социальных, культурных, организационно-правовых и географиче ских факторов, присущих той или иной стране (регионе), привлекающих или оттал кивающих инвесторов вкладывать средства в ту или иную хозяйственную систему (экономику страны, региона, предприятия).

Один из подходов к изучению инвестиционного климата региона основыва ется на делении этого климата на две составляющие: инвестиционный потенциал и инвестиционные риски.

Инвестиционный потенциал региона рассматривается как характеристи ка возможности данной территории с точки зрения вложений капитала. В раз личных исследованиях рассматриваются следующие основные составляющие инвестиционного потенциала региона:

- ресурсный потенциал;

- производственный потенциал;

- инфраструктурный потенциал;

- инновационный потенциал;

- потребительский потенциал;

- трудовой потенциал;

- институциональный потенциал.

Инвестиционные риски региона характеризуются главным образом вероят ностью потери инвестиций и дохода от них. Выделяют экономические, политиче ские, социальные, экологические и криминальные риски.

Кто заинтересован в благоприятном инвестиционном климате в регионе?

Внутри «климата» это местные жители и предприятия, а также органы госу дарственной власти. Снаружи это потенциальные иммигранты и инвесторы (см.

рис. 1).

Рис. 1. Субъекты процесса изменения инвестиционного климата региона Жители страны (региона) заинтересованы в таких составляющих инвести ционного климата:

Повышение качества жизни наемных работников. Рост количества фирм создаст большую конкуренцию между ними и, в том числе, и заставит предприятия улучшать условия труда для привлечения к ра боте высококвалифицированных сотрудников.

Улучшение условий для занятий легальным бизнесом. Т.е. жители региона получат больше возможностей для открытия своего дела, что позволит большему числу граждан попробовать себя в качестве предпринимателей и получать дополнительный доход.

Улучшение потребительских свойств товаров (за счет увеличения конкуренции – при снижении входных барьеров на рынок на 10% средний уровень торговой наценки сокращается почти на 6%1).

Улучшение инфраструктуры региона или страны. Такие улучшения будут являться как следствием так и причиной создания благоприят ных условий для хозяйственной деятельности в регионе. Улучшен ная инфраструктура повысит качество жизни жителей.

Рост налоговых доходов государства за счет развития предприятий и повышения эффективности их работы, который будет способство вать выделению большего количества средств на социальное обеспе чение граждан и другие общественные блага.

Предприятия страны (региона) получат:

Возможности для открытия бизнеса, что позволит им для начала сво его дела выбрать родной регион, где проще налаживать деловые свя зи.

Увеличение эффективности от ведения бизнеса.

Органы государственной власти страны (региона) заинтересованы в увели чении своего политического рейтинга. Все показатели положительной динами ки развития различных сфер региона будут рассматриваться как результат эф фективной работы властей Инвесторы и иммигранты Инвесторов и иммигрантов целесообразнее рассматривать с точки зрения их влияния на инвестиционный климат региона. Внешние инвесторы не заинтересо ваны в улучшении условий хозяйствования в конкретном регионе. Они просто выбирают наиболее выгодный для вложения средств регион и тем самым улуч шают его инвестиционный климат.

Приток иммигрантов в регион может быть оценен не однозначно. С одной стороны, если труд иммигрантов используется в непопулярных у местных жителей сферах деятельности, то это позволяет решить ряд проблем региона. Например, в Санкт-Петербурге и Москве одно время была проблема с отсутствием достаточного количества дворников. Ситуация улучшилась за счет привлечения для данной рабо ты труда приезжих.

С другой стороны, в некоторых сферах деятельности использование труда иммигрантов приводит к занижению средних ставок оплаты труда и делает эту ра боту не выгодной для местных жителей. Подобную ситуацию, например, можно наблюдать в строительной сфере ряда регионов России.

В то же время выбор инвесторов и иммигрантов может служить своего рода оценкой инвестиционной привлекательности региона.

Батчаев А.Р.

Проблемы совершенствования процессов организации социаль но-экономического планирования в России За последнее десятилетие система социально-экономического планирова ния в России пережила серьезные трансформации. Произошло значительное усиле ние плановых подходов в управлении развитием экономики и социальной сферы.

Период скептицизма в отношении планирования, который начался после распада СССР и разрушения системы жестких директивных планов, сопровождавшийся чрезмерным преувеличением саморегулирующей роли рынка, сменился более праг матичным и ответственным подходом к организации государственного регулирова ния экономики. Планирование и рыночная экономика не противоречат, а дополня ют друг друга.

В широком смысле слова социально-экономическое планирование пред ставляет собой процесс разработки планов экономического и социального развития, а также комплекса мер по их реализации. Помимо разработки планов этот процесс включает подготовку некоторых других документов, к которым, например, относят ся концепции, стратегии, программы (далее – плановые документы). В рамках этой деятельности определяются цели, задачи, приоритеты развития, значения целевых ориентиров, пути и механизмы их выполнения и достижения. Плановые документы, как правило, основываются на прогнозных оценках и наличии соответствующей ресурсной базы, необходимой для их выполнения. В содержании плановых доку ментов отражается государственная экономическая и социальная политика. Кроме этого, они являются инструментами реализации такой политики.


На макроэкономическом уровне вопросами планирования занимаются ор ганы государственной власти и местного самоуправления. Среди наиболее важных государственных плановых документов, принятых на федеральном уровне, следует выделить Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Россий ской Федерации (далее – РФ) на период до 2020 г. (утверждена распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р) и Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2012 г. (утверждены распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 № 1663-р). Кроме этого, большое значение имеют федеральные целевые программы, федеральная адресная инвестиционная программа и ведомст венные целевые программы.

Помимо общероссийского уровня процессы социально-экономического планирования охватывают федеральные округа, регионы и муниципальные обра зования. В федеральных округах разрабатываются долгосрочные стратегии соци ально-экономического развития. Пионером в деле подготовки стратегии развития макрорегиона стал Сибирский федеральный округ (далее – СФО), где эта работа началась еще в 2000 г. Стратегия экономического развития Сибири была утвер ждена распоряжением Правительства РФ от 07.06.2002 № 765-р. В 2005 г. в связи с изменением ситуации в экономике началась подготовка нового варианта долго срочной стратегии. Данная работа завершилась утверждением Стратегии соци ально-экономического развития Сибири до 2020 г. распоряжением Правительства РФ от 05.07.2010 № 1120-р.

На Северо-Западе России аналогичная работа началась в 2001 г. Основные направления стратегии социально-экономического развития Северо-Западного фе дерального округа (далее – СЗФО) на период до 2015 г. рассматривались и были одобрены на совместном заседании Экспертного совета по экономическому разви тию и инвестициям при полномочном представителе Президента РФ в СЗФО и Ко ординационного совета Ассоциации экономического взаимодействия субъектов Северо-Запада РФ в апреле 2002 г. В дальнейшем главный стратегический документ развития СЗФО несколько раз актуализировался, однако никаких действий по его согласованию и утверждению не предпринималось.

По состоянию на сентябрь 2010 г., помимо СФО, в полной мере работа по разработке, согласованию и утверждению долгосрочной стратегии завершена в Дальневосточном федеральном округе. Стратегия социально-экономического раз вития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г. утверждена распоряжением Правительства РФ от 28.12.2009 № 2094-р. В остальных макроре гионах процесс разработки долгосрочных стратегий находится в разной степени готовности.

Помимо макрорегионов процессы социально-экономического планиро вания охватывают крупные территориальные образования, не обладающие ад министративным статусом, но имеющие стратегически важное значение для развития государства. В качестве примера можно привести разработку проекта государственной программы «Экономическое и социальное развитие Арктиче ской зоны РФ на 2011-2020 гг.».

Значительное внимание уделяется вопросам социально-экономического планирования на региональном и муниципальном уровнях власти. В абсолютном большинстве регионов разработаны и реализуются долгосрочные стратегии или концепции, а также среднесрочные программы социально-экономического разви тия. Аналогичная ситуация наблюдается в крупных муниципальных образованиях.

В ряде регионов предпринимаются попытки систематизации деятельности в облас ти социально-экономического планирования. Так, в Санкт-Петербурге с 2004 г.

функционирует система государственного планирования социально экономического развития.

Таким образом, в России на всех уровнях власти идет процесс совершен ствования социально-экономического планирования. Повышается качество и глу бина проработки плановых документов, значительное внимание уделяется вопро сам их последующей реализации. Однако, несмотря на эти очевидные успехи, в сфере социально-экономического планирования накопилось немало проблем, ко торые являются серьезными помехами на пути дальнейшего совершенствования этой работы.

К числу наиболее острых проблем относится отсутствие единых подходов (с соответствующим нормативно-правовым обеспечением) к разработке и после дующей реализации документов социально-экономического планирования. На фе деральном уровне требования к подготовке плановых документов определяются положениями Федерального закона от 20.07.1995 № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития РФ», который уже во многом устарел. Типовой макет программы экономического и социального развития субъекта РФ, утвержденный приказом Минэкономразвития РФ от 17.06.2002 № 170 и Требования к стратегии социально-экономического развития субъекта РФ, утвержденные приказом Минрегиона РФ от 27.02.2007 № 14, по своей сути носят рекомендательный характер.

Отсутствие законодательно утвержденных на федеральном уровне требо ваний к документам социально-экономического планирования порождает значи тельное разнообразие подходов к организации работы по их подготовке и после дующей реализации. В одних регионах долгосрочные и среднесрочные плановые документы имеют очень объемный характер и отличаются высокой степенью де тализации. В других, такие документы сформированы в весьма компактном виде и представляют собой лишь общее видение будущих контуров развития региона. В ряде регионов до сих пор не разработаны долгосрочные стратегии или концепции развития. Плановые документы имеют серьезные различия и по горизонту плани рования. Подобное разнообразие затрудняет взаимную увязку плановых докумен тов, принятых на различных уровнях власти, и не способствует их эффективной реализации.

Необходимо отметить, что в последние годы проводится работа по улучше нию ситуации. Принят Указ Президента РФ «Об основах стратегического планиро вания в РФ» (от 12.05.2009 № 536), подготовлен и широко обсуждается проект Фе дерального закона «О государственном стратегическом планировании». Однако в полной мере решить все существующие проблемы эти акты не смогут. Указ № имеет гриф «ДСП» и по большей части касается вопросов стратегического планиро вания в связи с обеспечением национальной безопасности. Принятие упоминаемого выше законопроекта станет серьезным шагом вперед, однако и он не закрывает всю проблематику организационно-методических аспектов плановой деятельности. К тому же, эти акты касаются вопросов социально-экономического планирования, связанных с его стратегической составляющей.

Среди других проблем сферы социально-экономического планирования не обходимо выделить слабую взаимную увязку плановых документов. Это наблюда ется как в вертикальном, так и в горизонтальном разрезе. Некоторые региональные стратегии не в полной мере отвечают идеям, заложенным в общероссийской долго срочной концепции и стратегиях развития федеральных округов. В свою очередь долгосрочные плановые документы муниципальных образований могут не вписы ваться в параметры региональных стратегий и концепций. Аналогичная ситуация наблюдается в горизонтальном разрезе, когда отдельные положения долгосрочных региональных стратегий не соответствуют параметрам бюджетов, схем территори ального планирования, целевых и ведомственных программ.

В качестве отдельной проблемы следует выделить слабый уровень соответ ствия ключевых положений плановых документов, принимаемых органами госу дарственной власти и местного самоуправления, с одной стороны, и стратегий раз вития крупных хозяйствующих субъектов, имеющих общероссийское, региональ ное или местное значение. В условиях рыночной экономики ни один плановый до кумент не может быть в полной мере выполнен без соответствующего участия де ловых кругов, ведущих общественных и политических организаций. В связи с этим на стадии разработки и корректировки плановых документов требуется более ак тивное привлечение ассоциаций деловых кругов, общественных, научных и поли тических организаций к работе по их обсуждению и согласованию.

Трофимова Е.В., канд. экон. наук Основные принципы и направления реформирования междуна родной финансовой системы в условиях кризиса Международная финансовая система (МФС) выполняет ключевые функ ции регулирования и мониторинга важнейших процессов мировой экономики в целях регулирования валютно-кредитных и финансовых отношений для обеспече ния целостности и стабильности сложного и противоречивого всемирного хозяй ства. Основными институтами МФС являются БМР (Банк международных расче тов), МВФ (Международный валютный фонд) и группа Всемирного банка (МБРР, МАР, МФК, МАГИ, МЦУИС), а также неформальные институты (G-8, G-20).

Дискуссии о необходимости глобального регулирования и реформирования мировой финансовой системы, возникшие на рубеже ХХI столетия как реакция на кризисы, потрясшие мировые финансовые рынки в 1990-х гг., возобновились вновь с наступлением нового финансового кризиса 2008-2010 гг. Как показали исследова ния, реформа международной финансовой системы, намеченная еще после кризиса 90-х гг. ХХ века, по многим направлениям так и осталась нереализованной [1, 6].

В настоящее время приверженцев концепции свободного движения капита лов, как одного из основных средств стимулирования международной торговли, становиться значительно меньше. Как представители научной среды, так и участни ки финансовых рынков склоняются к необходимости усиления контроля над дви жением капиталов, однако, периметр регулирования остается одним из основных объектов для дискуссий на разных уровнях. Так в коммюнике от 15 ноября 2008 по G-20 при пересмотре сферы финансового регулирования содержатся предложения о необходимости обратить «особое внимание на институты, инструменты и рынки, которые в настоящее время являются нерегулируемыми, а также необходимо обес печить, чтобы все системно важные институты подлежали регулированию» [2, 4].

Кризис показал, что существующие принципы финансового регулирования имели недостатки в следующих четырех аспектах [6, 7]:

рыночная самодисциплина была явно неэффективной в сдерживании принятия рисков за пределами банковского сектора. Некоторым нерегулируемым компаниям, например, удалось аккумулировать как кредитные риски, так и значи тельные риски ликвидности, финансирование низколиквидных долгосрочных ценных бумаг за счет краткосрочных заимствований с высоким левереджем. В этих случаях ожидания рынка относительно поддержки от финансирующих бан ков могли играть роль в лимитировании эффективности рыночной дисциплины;

банкротство некоторых небанковских организаций имели системные последствия, т.к. нарушали основные положения финансовых рынков и способство вали потере к ним доверия (например, банкротство Lehman Brothers);

существующий механизм финансового регулирования потерпел неуда чу в связи с тем, что не учитывались системные риски, которые возникали из взаи модействия регулируемых и нерегулируемых организаций. Например, банковское регулирование, не отражает риски, связанные с внебалансовыми активами, узкоспе циализированными страховыми компаниями, или учреждениями, выдающими кре диты со слабым стандартом андеррайтинга;

ограниченная сфера регулирования, в сочетании с неэффективной ры ночной самодисциплиной, привели к поощрению инновационной деятельности, например, в процессе секьюритизации, но высокая стоимость последней стала яс ной только, когда высокие плохопонимаемые риски продукта стали очевидными.

Основные предложения по усилению существующего механизма финансо вого регулирования в рамках существующего периметра могут быть сведены к сле дующим [3, 5]:

установить более четкие и более жесткие правила консолидации, в со четании с более эффективным контролем над деятельностью организаций, их под разделениями и отдельными группами риска, что будет способствовать включению более широкого круга рисков в систему банковского регулирования, в частности небанковских организаций, деятельность которых полностью финансируется бан ковскими учреждениями;

обеспечение эффективности существующего механизма регулирования в смежных сферах – рынке ценных бумаг, страховом рынке, поскольку последствия от сбоев в этих секторах экономики также имели глобальные последствия;

необходимо еще более укрепить контроль за рисками контрагентов в подлежащих регулированию учреждениях, с тем чтобы усилить их воздействие на нерегулируемые компании;

основная цель финансового регулирования должна заключаться в обес печении всей финансовой деятельности, которая может генерировать системные риски, надлежащим контролем. Понимание системного риска должно быть расши рено, чтобы обеспечить его адресный контроль в той степени, в какой он может вы зывать сбой или разрушение ключевых финансовых рынков и потери доверия;

все организации, которые попадают в расширенный периметр регули рования, будут иметь обязательства по раскрытию информации, чтобы предоста вить регуляторам возможность определить потенциальный размер системного рис ка, накопленного в финансовой системе. Институты, признанные системно значи мыми на основе согласованных и открытых параметров, будут подлежать более высокому уровню пруденциального надзора, т.к. в эту категорию будут входить как банковские, так и небанковские организации.

Вместе с тем финансовый кризис выявил важные недостатки существую щей глобальной финансовой архитектуры, требующие их скорейшего устранения. К основным направлениям изменения архитектуры МФС следует отнести:

Во-первых, необходимо усилить надзор за системными рисками, которые могут возникать из различных источников, в том числе из-за неожиданных собы тий, некомпетентного менеджмента, неверных обменных курсов и др. Для предот вращения негативных последствий системных рисков надзорные органы должны быть переориентированы на обеспечение ясных предупреждающих сигналов и пре доставления практических рекомендаций для менеджмента.

Во-вторых, изменить механизмы трансграничного финансового регулиро вания, т.е. должны быть разработаны рекомендации, учитывающие лучшие практи ки, чтобы помочь избежать несогласованности регулирования и оказывать помощь в распределении бремени между различными юрисдикциям международных финан совых конгломератов. Основные направления регулирования, надзора и правил раз решительного порядка осуществления деятельности должны быть усилены и более стандартизованы, чтобы избежать повторения ситуации, когда последствия о дея тельности трансграничных компаний в условиях кризиса полностью ложились на плечи только одной страны, что и наблюдалось в течение финансового кризиса 2008-2010 гг.

В-третьих, необходимо обеспечить финансирование для поддержки лик видности или корректировки неблагоприятных внешних воздействий;

средства должны быть доступны из МВФ и других фондов для помощи странам по предот вращению краткосрочного недостатка ликвидности, или для сглаживания последст вий неустойчивых внешних тенденций;

ресурсы таких фондов должны быть увели чены, а процессы предоставления финансовых ресурсов для обеспечения кратко срочной ликвидности должны быть определены более корректно.

В соответствии с выявленными недостатками механизма финансового ре гулирования и направлений реформирования международной финансовой системы ожидается, что в ближайшее время должны быть сделаны конкретные практические шаги по достижению международных договоренностей по координации финансо вых политик стран, внесению изменений в уставы международных финансовых ор ганизаций (в частности принятие четвертой поправки к Соглашению МВФ), разра ботке системы значимых индикаторов состояния мировой финансовой системы, инициирование работы по сближению национальных законодательств.

Литература 1. Нижегородцев Р.М., Стрелецкий А.С. Мировой финансовый кризис: Причины, механизмы, последствия. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2008.

2. Глобальное экономическое регулирование: Учебник / Под ред. проф.

В.Н. Зуева. – М.: Магистр, 2009.

3. Петрова Г.В. Международное финансовое право: Учебник для вузов. – М.:

Издательство Юрайт;

Высшее образование, 2009.

4. International Monetary Fund. IMF Quotas. March 11, 2010 //www.imf.org 5. Boughton James M. A New Bretton Woods? // Finance and Development. A quarter ly magazine of the IMF. – March 2009. – V. 46, – № 1.

6. Lessons of the Financial Crisis for Future Regulation of Financial Institutions and Markets and for Liquidity Management / Prepared by the Monetary and Capital Mar kets Department Approved by Jaime Caruana. February 4, 2009// www.imf.org 7. G-20 Asks IMF to Track, Assess Global Crisis Response // IMFSurvey Magazine: In the News. – 2009. – March 14.

СОДЕРЖАНИЕ СЕКЦИЯ «НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА»

Миллер А.Б. Стратегии диверсификации................................................ Миллер А.Б. Международные стратегии................................................ Петров А.Н., Аронов А. М., Мишина П.С. Анатомия планового процесса................................................................................................... Гвичия Г.М., Щербаковский Г.З. Менеджмент фирмы в условиях турбулентности внешней среды............................................ Грошев В.А. Поведение собственника: логика мотивации..................... Джобинашвили К.А. Развитие туризма как отрасли национальной экономики................................................................................................ Тютикова И.Б. Региональная стратегия развития высшей школы в экономике знаний.................................................................................. Тетюхин К.А. Роль иностранных инвестиций в региональном развитии................................................................................................... Кулаженкова М.А. Программа поддержки и развития малого бизнеса на примере МО «Город Выборг» Ленинградской области........ Петров А.А. Понятие диверсификации бизнеса..................................... Кочеткова Т.В., Мишина П.С. Основные направления реформирования финансирования бюджетной сферы Российской Федерации............................................................................ Мурзич Е.А. Социальная стратегия – залог формирования устойчивого социального ядра компании............................................... Мурзич Е.А., Максимов М.М. Социальная ответственность бизнеса как наиболее важный фактор экономического развития........................ Щербаков Н.И. Механизмы обеспечения экономической безопасности России в условиях кризиса................................................ Стороженко Р.С. Тенденции развития гостиничного хозяйства....... Лавринова Я.А. Национальная экономическая безопасность и проблемы ее обеспечения в России в условиях глобализации мировой экономики............................................................................... Талашкин Г.Н. Особенности управления рисками в процессе развития инвестиционно-строительного комплекса России................. Быков С.А., Поздеева Е.А. Противодействие коррупции в России:



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.