авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Северюхин О.В. Нелегал От автора Замысел этой книги пришел внезапно на фоне практического уничтожения Омского завода транспортного ...»

-- [ Страница 3 ] --

Все хорошо, когда все хорошо. Аркадий Михайлович трудится в театре, получает небольшую зарплату и небольшой продовольственный паек от комиссариата по делам культуры. Я получаю маленький продовольственный паек как инвалид.

Женская половина и маленький ребенок находятся на нашем иждивении. Не густо. Надо искать работу и учиться на курсах за среднюю школу.

Для Кати мы нашли место сиделки-санитарки в военном госпитале, а я устроился в гараж санитарного управления Московского военного округа.

Случилось так, что я помог исправить автомашину какого то командира, которая сломалась недалеко от вечерних курсов, где мы с Катей занимались. Командир строго отчитывал водителя в кожаной куртке, а тот только руками разводил и говорил:

– Не знаю, товарищ командир, трофейные машины они все не такие как наши.

Так как я был в красноармейской форме, командир обратился ко мне, не могу ли помочь устранить неисправность машины. Я ответил, что я не водитель, но машины раньше видел и, если он не возражает, то я взгляну на двигатель. Опыта ремонта автомобилей у меня не было вообще, но устройство «Руссо-Балта»

я в общих чертах знал, и водить эту машину умел.

Заглянув в двигатель, я подергал находившиеся там провода, зная, что автомобиль не заводится, когда нет искры. А искры нет, когда нет электрического контакта. Так и оказалось.

Провод от катушки зажигания отделился очень легко, как будто ожидал, когда к нему прикоснется заботливая рука. Воткнув провод в катушку зажигания, я проверил и крепление проводов, подходивших к свечам зажигания. Затем я посмотрел наличие бензина в стеклянном отстойнике и попробовал подкачать бензонасосом. Бензонасос качал плохо, но бензин подкачивал.

Проделав все эти манипуляции, я сел в машину, нажал на стартер, и машина к моему удивлению завелась.

– Пожалте ехать, – сказал я командиру и открыл дверку.

Командир сел рядом со мной и приказал водителю сесть на заднее сиденье.

– Вперед, – последовал приказ, и я поехал.

Сначала неуверенно, а потом навык возвратился ко мне и я поехал сравнительно быстро по нешироким московским улочкам.

Подъехали к санитарному управлению, рядом с которым находился госпиталь, в котором работала Катя. Я вышел из машины, поблагодарил за то, что подвезли, и пошел в госпиталь.

Командир остановил меня и спросил, где я служу. Услышав мой ответ, предложил работу водителя в сануправлении. Я стал отнекиваться, что не учился специально водить автомобиль, на фронте знакомый водитель только показывал.

– Ничего, – сказал командир, – подучитесь, а водители нам нужны, и рана ваша не помешает работе в тылу.

На том и договорились.

Катя была рада тому, что я и нашел себе достойную работу. По прибытию в гараж я попросился в ученики водителя, чем заслужил некоторое уважение старших коллег. Я производил уборку в гараже, помогал мыть машины и внимательно приглядывался к процессу ремонта агрегатов. Слесари поручали мне разбирать отдельные агрегаты, такие как карбюратор, бензонасос, генератор постоянного тока и другие. Я внимательно следил за сборкой, слушая о том, где и какие могут быть неисправности в них. Опытные водители давали мне уроки вождения, учили правилам дорожного движения в Москве.

Правил, как таковых, не было. Были приказы московского градоначальника, пытавшегося совместить движение механического и гужевого транспорта. Но механические средства движения отвоевали себе жизненное пространство и стали господствующим средством передвижения, которому все уступали дорогу.

Месяца через два я уже был своим в гараже и готовился сдавать экзамен на знание автомобиля и умение вождения. С экзаменами я справился успешно, сказалась предыдущая подготовка, мое старание и способности. После экзамена я получил удостоверение водителя и был назначен водителем к заместителю начальника сануправления.

Раненая рука несколько мешала работать, но в процессе постоянных поворотов руля вправо и влево она начала чувствовать нормально, но безымянный палец и мизинец по-прежнему были неподвижными. Работа была несложная, утром подъехать к дому начальника, отвезти его на работу, ждать вызова. По вызову отвозил его или сотрудников управления в различные организации Москвы и ждал их. Времени было достаточно для того, чтобы штудировать учебники и готовиться к экзамену за среднюю школу.

Мое стремление к учебе отмечали и не препятствовали ему.

В процессе работы я неплохо изучил Москву. Я и сейчас свободно ориентируюсь в ней, когда приезжаю по каким-либо делам.

У водителя сануправления был неплохой по тем временам продовольственный паек, выдавались и деньги в качестве зарплаты. Кое-что удавалось прикупить в различных организациях снабжения во время поездок. Иногда выдавалось свободное время, и я возил Катю и Аркадия Михайловича с супругой по делам нашего домашнего хозяйства.

Вообще, жизнь была нормальная для условий 1918 года.

Везде была гражданская война, разруха, но в Москве она ощущалась не особенно остро. По ночам, иногда, были слышны выстрелы. В июле было восстание левых эсеров, начавшееся с убийства германского посла графа Мирбаха.

Вместе с заместителем начальника сануправления я ездил в госпитали для организации приемки раненых. Раненых было немного. После подавления восстания его руководители были арестованы. В Москве был разоружен отряд анархиствующих матросов, которые более напоминали бандитов, выступающих с революционных позиций.

По разговорам руководителей сануправления, которые ездили со мной, я слышал, что в подразделениях снабжения окопались одни сволочи, и без взяток нельзя достать ни медикаментов, ни боеприпасов, ни вооружения. Снять их нельзя, потому что они имеют поддержку в более высоких сферах и революционные заслуги дооктябрьского периода. Многие из них вообще ничего не понимают в том деле, каким руководят, и вся эта бестолковщина только вредит делу обороны. Люди, имеющие образование, а до революции носившие военные и гражданские чины медицинского ведомства, вообще находятся под подозрением, как потенциальные вредители, а их распоряжения должны утверждаться комиссарами.

Водитель начальника категория особая. Его считают доверенным лицом и не стесняются в его присутствии обсуждать дела свои и дела служебные. Много разговоров было о тех или иных чиновниках в исполнительном комитете Моссовета, от которых зависело решение вопросов санитарного снабжения.

Хорошо отзывались о новом первом заместителе председателя исполкома одной из подмосковных губерний Вареникове. Всем нравилась его деловая хватка, твердость в отстаивании экономических интересов от Москвы. Кого-то он оттер от хлебных мест, кому-то не дал в карман народный залезть.

Однажды, когда первый зампред утром ехал на работу, из переулка выскочила пролетка с установленным на ней ручным пулеметом системы Льюиса и обстреляла машину. Водителя убили, а пассажира ранили в руку и ногу. Пролетку с пулеметом налетчики бросили. Значит, кто-то заказал первого. Всю машину изрешетили, а он чудом живой остался. Вероятно, спас его ангел хранитель.

По всем статьям начальник хорош, и солидность во внешности, и голос хорошо поставлен, и твердости в характере не занимать, а в подчиненные подобрал себе тех, кто его только компрометирует перед остальными должностными лицами.

Взял он к себе в помощники бывшего офицера. Офицер этот, по фамилии Юнцов, считал себя самым грамотным и умным человеком. Был он раньше пропагандистом в стрелковом полку, вдалбливал солдатам словесность и закон Божий. На большее способностей не хватало. После февральской революции отринул он закон Божий и начал костерить своих бывших начальников, обличая все их пороки, особенно упирая на использование служебного положения в личных целях.

От греха подальше перевели его преподавателем в пехотное училище, но и там он продержался недолго. Посмотрели на него со всех сторон и предложили по-хорошему убраться с военной службы, не позорить своим присутствием пошатнувшийся авторитет офицера российской армии.

Кто-то тогда и познакомил его с будущим зампредом.

Пока он был принеси-подай, никто о нем и слыхом не слыхивал, а вместе с начальником своим поднялся до высот небесных. Людей в упор не видит. Особенно офицеров бывших, которые были выше его чином и должностью. Несмотря на офицерское образование, любит изгаляться над барышнями, которые работают на технических должностях. Все документы заворачивает назад, перечеркивая даже подпись товарища Варенникова. Запятая, мол, не там поставлена, или год и месяц не так написаны, или бумага не такого качества.

Его любимое изречение:

– Я здесь блюду интересы первого заместителя председателя исполнительного комитета губернского Совета депутатов трудящихся товарища Варенникова.

Всем говорит:

– А вы спорьте со мной, спорьте.

С дураком спорить, себя на его уровень ставить.

Зайдет в кабинет к подчиненному, увидит у него посетителя и давай гостя допрашивать:

– А что вы здесь делаете? Почему не на своем рабочем месте? За то время, пока вы здесь торчите, вы бы уже какой нибудь руководящий документ могли прочитать.

Основные работники губернского правления, кому приходится с ним сталкиваться, характеризуют его емко и кратко – гад.

Юнцов взял себе юридическим советником двадцатилетнего гимназиста с непримечательной, но чисто пролетарской фамилией. Закончил тот юридические курсы и стал ставить по стойке «смирно» старых чиновников, которые на подготовке документов и на государевой службе зубы съели.

Вызовет исполнителя документа и станет допрашивать:

– Вот вы тут в распоряжении пишете, что такого-то надо назначить руководителем группы. А что будет делать этот руководитель группы? Какой у него будет план действий, к какому сроку он сможет наладить то или иное дело?

Стоит исполнитель и не понимает. То ли новый столоначальник издевается, то ли совсем не понимает, о чем идет речь, то ли он в первый раз видит документ, который называется распоряжением председателя исполкома.

Раньше, чтобы такой должности достигнуть, чиновник лет двадцать на различных должностях и в различных отделах трудился, постигая трудную науку управления. А здесь, по знакомству, после гимназии сразу стал чиновником шестого класса по Табели о рангах. А это, по-военному, не ниже полковника.

Нет таких гениев ни в одной стране мира, даже в Америке, чтобы сразу после военного училища или после университета получить должность статского советника или звание полковника.

Поговаривают, что только в этой подмосковной губернии это и возможно. А мне кажется, что во всей России это вполне возможно.

Революция, говорят, из унтер-офицеров маршалов делает.

Революция революцией, а документы важные нельзя чаем обливать и карамельками мазать. Но, какая бы ни была революция, из дерьма только дерьмо получается, или, по-немецки Merd. И пролетарское происхождение здесь ни при чем. Пролетарское происхождение нужно только для того, чтобы работу тяжелую делать или в штыковую атаку ходить.

Чтобы соблюдать социалистическую законность в московском губернском аппарате создали юридическое управление, куда набрали вчерашних студентов юридического факультета университета. Руководить им постаивали похожего на Чингисхана профессора, помогавшего большевикам прийти к власти. Управление сразу затормозило работу всего аппарата, по крючкотворству и забюрокрачиванию всего и вся во много раз превосходя все бюрократические структуры царского времени.

Слушая своих пассажиров, я делал для себя вывод о том, что мне ничего не надо делать для развала советской власти и снижения обороноспособности России – она сама это сделает при помощи Юнцовых и молодых юристов.

Один Юнцов сделает больше, чем сто шпионов вместе взятых. Таких людей надо брать на казенное обеспечение, и не подпускать ни к какой работе, потому что, если они только пальцем шевельнут, тысячи людей годами это разгребать будут.

В верхах, как я понимал, шла борьба за места и должности. В ход шла партийная критика, прямые доносы, пролетарское происхождение, которое, по мнению партийных идеологов, было сродни аристократическому. Если ты из пролетариев, то тебе открыта дорога во всех направлениях. Я это почувствовал на себе. Я не был пролетарием, не был и крестьянином, но у меня и не было дворянского происхождение. Я считался самым удобным материалом для формирования человека нового типа.

Глава Несмотря на загруженность работой и учебой, меня не покидала мысль о необходимости установления связи с моими руководителями, которых можно было найти только через посольство. Пойти туда я, конечно, не мог. Это был бы полный провал и расстрел.

Один раз я прошелся возле посольства и встретился с мужчиной и женщиной, вышедшими из здания посольства. Это была Эвелина Залевски с неизвестным мне мужчиной. Она меня узнала, но, вероятно, не могла поверить в то, что я мог оказаться в этой далекой Москве в одежде полувоенного типа. Я заметил, что она еще несколько раз оглядывалась, пока не скрылась из моего вида. Кроме Эвелины я мог встретить еще кого-либо из знакомых, которые своим неловким поведением мог ли бы выдать меня.

Мое кодовое имя «Пауль». По-английски – «Пол». Как им сообщить о своем местонахождении? На ум ничего не приходило.

При отработке условий связи Москва не принималась в расчет.

Был Омск, но это на крайний случай. Поехать в Омск я не мог, так как там находилась какая-то Директория, враждебная советской власти.

Извини, внученька, если я где-то не точен в изложении исторических фактов. Я не историограф, и не соотношу свою работу с теми событиями, которые описаны в исторической литературе и поданы так, как они выгодны правящим классам.

Кроме того, я не собираюсь выступать зачинщиком дискуссии, какого именно числа сентября произошло то или иное событие. Если говорят, что именно пятого сентября, то пусть это будет пятого сентября. Если говорят, что это было шестого сентября, то пусть это будет шестого сентября. История-то уже прошла. Споры эти идут только для того, чтобы инициатор спора мог доказать свою причастность к событию или наоборот непричастность.

Решение пришло само собой. Во время поездки какой-то московский хулиган выстрелил в мою машину из рогатки. Камень попал в боковое стекло, и оно треснуло. Молодец хулиган. Стекло пока держится, а почему мне не использовать примитивное метательное орудие для посылки сообщения на территорию посольства?

Рогатку сделать не проблема для того, кто занимался этим в детстве. В моем детстве этого вообще не было. Мои пробы самому сделать рогатку ни к чему не привели. Надо знать ее устройство и технологию изготовления. То, что я делал, то не стреляло, то обрывалось. Пришлось подкараулить малолетнего хулигана и отобрать у него рогатку.

На пустыре я тренировался, чтобы камешек с бумажкой пролетел именно такое расстояние, какое мне нужно. Посольство, вероятно, находится под наблюдением тайных сотрудников Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Надо пойти осмотреть прилегающие к посольству дома и попробовать выстрелить запиской с чердака в сумерках. Так я и сделал.

В течение трех недель в один и тот же день недели и в одно и тоже время я бросал записки с текстом на немецком языке:

«Ich warte Brief. Paul.» (Я жду письмо. Пауль). На одну записку могут не обратить внимания, посчитав это провокацией. Вторая записка должна привлечь внимание. Она будет передана сотрудникам, занимающимся разведывательной работой или связанным с ними. Третья записка подтвердит, что ее автор ждет связи.

Через неделю после первой посылки сообщения я начал наведываться в почтовое учреждение на Мясницкой улице, которое являлось центральным. Несмотря на гражданскую войну, почта в Москве работала в целом нормально. Еще через месяц я получил письмо до востребования на мою российскую фамилию.

Текст письма был написан женской рукой и представлял собой любовную записку, типа: «Ваня, я очень соскучилась по тебе. Жду тебя в 7 вечера на Чистых прудах». По моему пониманию, я должен прогуливаться по Чистопрудному бульвару, где меня будет ждать человек, которого я знаю. Отсутствие даты указывает на то, что меня ждут постоянно.

На следующий день, пораньше отпросившись с работы, я пошел на Чистые пруды. Шел я не торопясь, внимательно поглядывая на прохожих, идущих параллельно или навстречу мне, запоминая их внешность. При поворотах я бросал незаметный взгляд назад, чтобы посмотреть на тех, кто у меня находится за спиной. Проходя с правой стороны от пруда, на его противоположной стороне я увидел Густава.

Густав сидел на скамейке лицом к пруду и грыз сухарь.

Одет он был в поношенное темное пальто, серую кепку и ничем не отличался от москвичей, вышедших вечером погулять к пруду. Он видел меня и мог наблюдать за тем, есть ли за мной наблюдение или нет. Точно также и я мог видеть, находится Густав под наблюдением или нет. Обойдя пруд, я стал приближаться к Густаву. Увидев меня, Густав улыбнулся и сказал:

– Иван, как давно я тебя не видел.

Это означало, что за мной наблюдения нет.

Сев рядом с Густавом на скамейку, я кратко рассказал мою одиссею по России, сообщил о своем местожительстве, предполагаемом изменении семейного положения, месте работы и намерении поступить на учебу в техническое училище.

Густав одобрил мои действия.

– Ты молодец, мой мальчик, – сказал он, – я рад, что ты жив. Ты очень хорошо легализовался. Мюллер доложил мне, что видел тебя в расположении войск, которые встретились на пути нашего наступления. Ты обязательно должен получить инженерное образование, но не лезь на первые роли. Стань специалистом по ремонту или доводке изобретений. Делай вид, что самостоятельно мыслить ты не можешь, но доводить до ума изобретенное другими, ты мастер. Многие люди могут быть прекрасными заместителями, но не способны на самостоятельную работу и довольны этим. Ты должен замедлить введение в действие новейшей бронетанковой техники и автоматического стрелкового оружия. Постарайся специализироваться на этих вопросах в техническом училище. Кстати, там ты можешь познакомиться с теми, кто в последующем будет определять техническую политику России.

Твоя затея с женитьбой одобрена. К семейному человеку меньше подозрений. Кроме того, жена будет твоим дополнительным источником информации. Мы будем оказывать тебе небольшую материальную помощь, чтобы не вызвать подозрений увеличением твоих расходов. Как бы мы тебе не доверяли, но при наличии денег потребности человека увеличиваются пропорционально количеству денег. Жить не по средствам очень опасно для человека твоей профессии.

Вербовочной работой не занимайся, для этого есть другие люди. Мы дорожим тобой. Связь будем держать через систему тайников, описание которых ты найдешь в пакете. Заучи их и уничтожь записи. Они на русском языке. В пакете небольшое количество денег и адрес, по которому ты сможешь послать срочное сообщение.

Поздравляю тебя оберлейтенантом и кавалером ордена Железного креста второго класса. Твое жалование идет на специальный счет в рейхсбанке. Обстановка в Германии нестабильная. Не исключено, что у нас могут быть такие же события, как и здесь, в России.

Постарайся быть осторожнее в отношениях с людьми, которые тебя окружают. Мы внимательно изучаем все публикации в прессе и выступления лидеров большевистской партии. Та мягкость, которая была во времена Временного правительства, заканчивается. В «Очередных задачах Советской власти» Ленин сказал, что диктатура есть железная власть, революционно-смелая и быстрая, беспощадная в подавлении, как эксплуататоров, так и хулиганов. «А наша власть – непомерно мягкая, сплошь и рядом больше похожая на кисель, чем на железо». Поверь мне, не он первый вывел эту формулу. Во времена Французской революции тоже призывали к наведению порядка в стране, а закончили десятками тысяч гильотинированных. В числе казненных оказались и те, кто призывал к жестким мерам для наведения порядка. Революция пожирает своих родителей, но перед этим она сжирает своих младенцев – людей, которые ее поддержали. В число младенцев можешь попасть и ты, если не будешь крайне осторожен. Кто тише живет, тому живется легче. Так русские говорят. А народная мудрость она веками проверена.

Созданные русскими Чрезвычайная комиссия и революционные трибуналы не связаны никакими ограничениями в выборе мер борьбы с контрреволюцией. А контрреволюция, как сказал писатель Максим Горький, это те, кто не с нами. Любое сомнение или отрицательное суждение по поводу новой власти может быть истолковано как контрреволюция с применением мер внесудебной репрессии – расстрела.

Запомни, если ты выживешь в эти годы, в последующие годы будет не лучше. Ленин не вечен. Тот, кто придет ему на смену, как сын султана, должен уничтожить своих братьев, чтобы не было претендентов на престол. Затем он должен уничтожить тех, кто поклонялся религии своего отца, создать свою религию и уничтожать тех, кто будет высказывать сомнения в ее истинности.

А это возможно, как на всем Востоке, только путем использования тайных осведомителей и доносчиков, чтобы ни один человек не мог быть спокойным в том, что его слова не станут известны правителю. Если ты выявишь тайного осведомителя, он должен стать твоим, если не другом, то, уж во всяком случае, не врагом.

Через него ты должен изредка клясться в своей лояльности, положительно, без восторгов, отзываться о новых политических инициативах правителя и его наместников на местах, ругать оппозиционеров, которых разведется столько, сколько сорняков на поле, которое никто не очищает.

Как только репрессии будут затихать, а многие отравленные в ссылку будут прощены и приближены к особе правителя, это будет означать, что над страной нависла еще большая опасность. Это будет касаться и той отрасли, в которой тебе предстоит работать. Любая ошибка в технической политике сейчас обернется огромными потерями для государства в последующем. Посаженная не вовремя роза, созреет после праздника, и ее уже не подаришь любимой женщине в день ее торжества. Так и с техникой. На выдающихся конструкторов, изобретателей, ученых будут клеветать их ученики, конкуренты и те, кто боится всяких новшеств, мешающих спокойной жизни.

Гениальные изобретения, их изобретатели и ученые будут ошельмованы своими оппонентами, более искушенными в политических интригах, нежели в науке и технике.

Ты должен понимать, что в России может происходить то, что не может поддаваться анализу с цивилизованной точки зрения.

До определенного времени с русскими можно делать все, что угодно. Огромная масса русских, которая расправилась бы с обидчиками, сколько бы их не было, послушно будет подчиняться воле кучки людей, якобы избранных ими. А если будут выборы, то они снова выберут тех, кого бы они и на порог своего дома не пустили. А после выборов все будут чесать затылки и говорить, что их Бес попутал.

Если вдруг тебе не удастся избежать контрреволюционных обвинений, своди все к хулиганству по несознательности. Дадут срок. По опыту изучения обстановки в тюрьмах России хочу сказать, что там выживают те, кто быстрее усваивает установленные там внутренние правила, не имеющие ничего общего с официальными порядками. Если тебе удастся вписаться во внутреннюю структуру тюрьмы, то ты выживешь. Но это так, к слову. Ты в России живешь, а в России от тюрьмы и от сумы не зарекаются.

Если со мной что-то случится, то можешь доверять только человеку, который скажет: «Густав потерял своего голубя». Это ничего не обозначает, но это будет знать только тот человек, кому можно доверить тайну о тебе. Прощай, мой мальчик.

Густав встал и одиноко побрел по земляной дорожке, постепенно растворяясь в вечерней темноте.

Больше Густава я никогда не видел. Он погиб от шальной пули во время ноябрьской революции 1918 года в Германии.

Смерть всегда вырывает из наших рядов самых лучших людей.

Глава Я пришел домой с бутылкой водки и хорошей закуской, купленной мной в магазине, где за хорошие деньги, за валюту или за золото можно было купить все, что раньше было доступно среднему слою населения России. Я нарушил инструктаж Густава, но связь с родиной означала для меня праздник. Да и орден надо было обмыть. Эта традиция есть, по-моему, во всех армиях мира.

Дома я сообщил, что решил потратиться на шальные деньги, перепавшие мне за работу на одном из складов, чтобы отметить мою помолвку с Катей.

На период учебы я договорился о работе во вторую смену.

Днем сидел на лекциях и на практических занятиях, а после обеда бежал крутить баранку. Несмотря на то, что шла война, положение о восьмичасовом рабочем дне, как главном завоевании пролетариата в социалистической революции, соблюдалось в целом неукоснительно, исключая, конечно, военных. Моя работа во вторую смену позволяла работникам сануправления пользоваться автотранспортом и после официального окончания рабочего дня. Круглосуточно, то есть в три смены, работали только на предприятиях, выпускавших продукцию для обороны.

Но и там соблюдался график рабочих восьмичасовых смен. Война войной, а обед по распорядку.

День шел за днем, будни следовали за буднями. Кто живет тихо, тот живет легко. Сказать, что нам жилось легко, это, конечно, не так. Но сегодняшняя молодежь сразу отрицательно относится ко всем рассказам о трудностях, подозревая, что этим их укоряют за сравнительно хорошую жизнь. И я был таким же молодым и точно также относился к рассказам пожилых людей о том, как трудно жилось людям при царизме. Всегда вспоминалось о том, что водка тогда была очень дешевая и колбаса вареная по двадцать пять копеек за фунт. Молодежь всегда будет молодежью, а старики стариками. И невероятно, как из такой вот современной нигилистической молодежи вырастают консервативные старики.

Это загадка природы, когда недостаток ума называется новым мышлением, а его избыток – маразмом. Эта болезнь неизлечима.

Есть одно средство, но оно радикальное и применяется только для горбатых.

Водителем я проработал почти два года до 1920 года. За это время я сдал экзамены экстерном за среднюю школу и стал готовиться к поступлению в московское высшее техническое училище. До 1920 года практически все высшие учебные заведения не работали в связи с военными действиями, отсутствием большого числа студентов и преподавателей, а также средств на содержание зданий и организацию учебного процесса.

В 1920 году я сдал испытания и был принят на механический факультет МВТУ. Тогда обучение было более свободное. Мы были вольны в выборе своей специализации, посещали лекции различных преподавателей.

В МВТУ преподавал отец русской авиации Николай Егорович Жуковский. Вместе с Сергеем Алексеевичем Чаплыгиным он создал Центральный аэрогидродинамический институт. Авиация была очень модным делом, и я посещал лекции по аэродинамике, которые нужны не только для авиации, но и для всех отраслей техники. На этих лекциях я познакомился с будущими авиационными конструкторами Павлом Осиповичем Сухим и Андреем Николаевичем Туполевым. Их имена скоро начали греметь на всю страну и на весь мир.

Учеба в институте дала мне очень многое. Не по своей воле, но и я был заражен идеями строительства социализма и нового общества, изобретений и внедрения новой техники.

Вначале мы изучали принципы техники вообще и их применения в решении задач индустриализации.

Математика, физика, химия были краеугольными камнями изучения всех технических наук. Теоретическая механика, сопротивление материалов, начертательная геометрия, главные оси сечения снятся мне даже по ночам, вызывая озноб на спине и усиленное потоотделение на ладонях.

Соединение деталей, зубчатые передачи цилиндрические, конические, прямозубые и косозубые, шевронные, дифференциалы, гидропередачи, свойства металлов и обработка, измерительные инструменты и прочее, прочее и прочее. Поначалу казалось, что голова человека не в состоянии удержать такое количество цифр, формул, фактов. Полученные знания раскладывались по полкам навалом, затем начали сортироваться по степени необходимости и частоте применения.

Помимо технических дисциплин нам преподавались и науки политического характера, такие как философия, а также отдельные статьи Владимира Ленина и его соратников по партии, начала трудов Маркса и Энгельса.

Из разговоров с преподавателями, намеков членов партии я уяснил, что, если не приобщиться к какой-то политической деятельности, не высказать лояльное отношение к советской власти, то можно не надеяться на получение направления на интересную и важную работу. По этой причине пришлось писать заявление о вступлении в комсомол, или как он назывался – коммунистический союз молодежи, КСМ. На собраниях я не старался выступать, активистов и без меня хватало. Дисциплину не нарушал, и успеваемость была неплохая. Сказывалось мое немецкое происхождение и база немецкой школы и военного училища.

Катя поступила в педагогический институт, тоже была комсомолкой, всегда делилась со мной новостями своей комсомольской организации. Правда, видя мое несколько прохладное отношение к делам политического характера, всегда находила общие для нас темы, не связанные с политикой.

На втором курсе мы с ней поженились. Катя рано потеряла своих родителей. Родственников у нее не было и на нашей свадьбе в качестве родителей и свидетелей были Аркадий Михайлович и его жена. Наша коммуна с Аркадием Михайловичем жила.

Студенческая жизнь всегда бедняцкая. Мы бегали подрабатывать на разгрузке барж на Яузе или на разгрузке вагонов на товарной станции. Иногда я ходил в свой гараж, подрабатывая на ремонте машин.

С руководителями Второго бюро я связь не поддерживал, но чувствовал, что за мной внимательно наблюдают. Раза три я находил на условленном месте метки о вложениях в тайник, но меток о необходимости выхода на личную встречу не было.

Деньги, которые мне передавали, помогали мне кое-как содержать коммуну на уровне ниже среднего. Но все это было лучше, чем вообще ничего. Поэтому я и сейчас благодарен моим коллегам из Второго отдела за помощь в выживании и получении образования.

В 1923 году я окончил курс по специальности инженер механик и попросил направить меня в Тулу на разработку образцов автоматики для оружия, так как сам служил в армии и знаю, как на фронте необходимо автоматическое оружие. Мою просьбу удовлетворили. Сыграло то обстоятельство, что я был ранен на фронте и являлся комсомольцем.

Я получил назначение на Тульский оружейный завод инженером. О назначении доложил через тайник и сообщил, что жду сообщения через главное почтовое отделение в Туле. Ответ я получил очень скоро. Мне предлагали найти тетю Аню по указанному адресу. Никакую тетю Аню искать не было необходимости, просто мне сообщили адрес «почтового ящика», через который я должен отправлять сообщения.

Хорошо, что во Втором отделе, несмотря на немецкую рациональность, не принималось никаких планов по увеличению количества сообщений от сотрудников, работающих вне отдела.

При отсутствии ценной информации сотрудник сам перемещался в место поближе к информации, или создавал новые связи для получения этой информации. Все зависело от инициативы и предприимчивости сотрудника.

Глава Тульский оружейный завод был и сейчас остается самым знаменитым заводом в России. В 1923 году он в основном специализировался на выпуске винтовки системы Мосина для Красной Армии. Вернее, единого образца вооружения, отвечающего всем современным требованиям и опыту последних войн – трехлинейной драгунской винтовки образца 1891 года со штыком. В России все оставалось так, как было до революции. Во всем мире винтовки назывались по фамилии изобретателя. Мосин был офицером царской армии, поэтому он такой чести не удостоился.

Я был назначен сменным инженером на участок изготовления ружейных стволов. Тот брак, что выявлялся на этом участке, ко мне совершенно никакого отношения не имеет. Не причастен я к нему. Да и какой резон портить деталь на стадии отделки. Ну, испорчу я двадцать-тридцать изделий. Стоило из-за этого много лет учиться и несколько месяцев добираться до намеченной цели, легализоваться, еще учиться три-четыре года, чтобы закончить свою работу за счет ликвидации нескольких винтовок. Это можно сделать в несколько минут на трофейном складе людьми, не проходившими специальной подготовки. И, самое главное, уничтожения этих винтовок никто и не заметит.

Одновременно с выпуском винтовки на заводе велась большая конструкторская работа по созданию новых систем вооружения. Однако и винтовка постоянно модернизировалась, но только в тех пределах, которые не связаны с ломкой существующего технологического процесса и установившегося производства.

Винтовки были и на вооружении немецкой армии. Русские конструкторы вносили замечательные усовершенствования в изделие, которое вроде бы исчерпало свой технический ресурс.

Что можно еще усовершенствовать в винтовке? Ствол, приклад, ложе, затвор. Как устройство кавалерийского седла: железяка, деревяка и ременяка. Нет, оказывается, любое техническое изделие можно усовершенствовать бесконечно, до тех пор, пока оно не превратится в совершенно новое изделие.

Тульские конструкторы Кабаков, Комарницкий, Паншин, Федорцев, Осинцев предложили введение предварительного спуска к винтовке, фиксирующего момент спуска затвора.

Для предохранения мушки от повреждений был сконструирован намушник (сейчас без намушника только пистолеты), который первоначально устанавливался на штыковой трубке, а затем был перенесен на корпус мушки. Сама мушка, имевшая прямоугольную форму, была заменена цилиндрическим стержнем, закрепленным в отверстии основания. Это позволяло легко заменить мушку и упрощало процесс приведения оружия к нормальному бою.

Прицел винтовки из рамочного превратился в секторный.

Немало предложений внесено по способам крепления штыка к винтовке. Особо выделялось предложение по креплению штыка с помощью хомутика, надеваемого на ствол.

Эта информация была доложена в Центр и получила одобрение. Никогда нельзя надеяться только на собственные мозги, когда над этой тематикой работают и другие умные люди в различных странах. Если они не хотят делиться технической информацией, то эту информацию получают неофициально. И не только о военных секретах, но и о секретах приготовления различных видов продуктов и товаров широкого применения.

В каждой профессии есть свой секрет. Поэтому и разведчик не чувствует, и не должен чувствовать, что своей работой он нарушает какие-то нормы морали. Украсть, добыть, найти военный секрет это совсем не то, что украсть мелочь из чужого кармана.

На Тульском заводе, кроме винтовки образца 1891 года, выпускался 7,62 мм револьвер системы Нагана образца 1895 года.

Он отличался хорошими боевыми свойствами, надежностью в действии, безопасностью при хранении и постоянной готовностью к бою. Но он обладал и общими недостатками, характерными для этого вида оружия: неудобен в носке, для производства выстрела требует сильного и длительного нажатия на спусковой крючок, снаряжение барабана патронами производится медленно и неудобно. Почему-то в России не признавали «переламывающейся» револьверной конструкции и системы с выкидным барабаном. В США в 1889 году вся армия и флот были вооружены шестизарядным револьвером фирмы «Кольт», где впервые был устроен выкидной барабан с автоматическим экстрактором, нажав на который можно было извлечь одновременно все стреляные гильзы.

Мне кажется, что Россия психологически не приспособлена к инновациям и рационализации производства.

Что-то создадут и годами гонят одну и ту же продукцию. Так спокойнее. Конечный продукт никак не сказывается на заработной плате и прибылях работников.

К моему прибытию на завод проходили полигонные испытания пистолета системы Коровина, калибра 7,65 мм, который в этом же году был принят на вооружение Красной Армии. Вместе с ним проводились испытания и опытных образцов, представленных конструкторами Токаревым, Раковым, Прилуцким, Воеводиным и другими.

Забегая вперед, скажу, что мне и до сегодняшнего дня не ясно, почему на вооружении Красной и Советской Армии оказался пистолет Токарева, а не пистолет Прилуцкого, который превосходил все российские и иностранные образцы, а в последующем – пистолет системы Макарова, а не системы Воеводина.

Для докладов надо досконально разбираться в том, о чем докладываешь. При сравнительном испытании 7,65 мм пистолетов Прилуцкого, Коровина и пистолета Вальтера, пистолет Прилуцкого оказался самым простым по конструкции. Он состоял из 31 детали, в то время как пистолеты Вальтера и Коровина состояли соответственно и 51 и 56 деталей.

Системе Прилуцкого было отдано предпочтение и в отношении удобства и простоты разборки и сборки пистолета. При испытании пистолетов на безотказность стрельбы у пистолета Прилуцкого на 270 выстрелов было 9 задержек, у пистолета Вальтера – 17 задержек, у пистолета Коровина – на 110 выстрелов 9 задержек.

По кучности боя пистолеты Коровина и Прилуцкого были равноценны и превосходили пистолет Вальтера. У пистолета Прилуцкого были отмечены небольшие недостатки, которые вполне могли быть исправлены: отражение гильзы в лицо стрелку, трудность извлечения магазина и порезы пальцев при разборке (отсутствовало закругление деталей, которое можно сделать «на коленке» при помощи простой шлифовальной бумаги). Хотя и было заказано 500 пистолетов Прилуцкого, но было предложено переделать пистолет под патрон пистолета Маузера калибра 7, мм (в российском варианте – 7,62 мм).

Когда пистолеты были переделаны, в борьбу включился и старейший изобретатель оружия Токарев Федор Васильевич, создатель первой автоматической винтовки, ручного пулемета Максима-Токарева, первого российского пистолета-пулемета под револьверный патрон Нагана, самозарядной винтовки СВТ-38 (40).

На испытания были представлены пистолеты Коровина, Прилуцкого и Токарева параллельно с лучшими иностранными образцами систем Вальтера, Борхардта Люгера, Браунинга и других калибра 7,65, 9 и 11,43 мм.

Материалы испытаний отмечают превосходство пистолета Токарева над всеми образцами по массе, габаритам, и безотказности в любых условиях эксплуатации, хотя он уступал по сложности пистолету Прилуцкого. По пробивному действию все пистолеты одинаковы. Пистолет Коровина превзошел все остальные системы по меткости стрельбы. Пистолет Токарева единственный работал в условиях запыления, что весьма сомнительно при более чем вековой практике использования систем калибра 11,43 мм. Пистолет Прилуцкого дал больше задержек при стрельбе. Пистолеты Коровина и Прилуцкого оказались недостаточно удобными из-за наклона рукоятки, хотя у пистолета Прилуцкого наклон рукоятки такой же, как и у пистолета Токарева. Про пистолет Коровина об этом сказано совершенно точно. Отмечалось и большое расстояние до спускового крючка.

Одним словом, пистолет Токарева был признан на 75% удовлетворяющим требованиям для принятия на вооружение при условиях: 1. Увеличения меткости. 2. Улучшения прицельных приспособлений. 3. Увеличения безопасности. 4. Облегчения спуска. 5. Устранения остальных, отмеченных в процессе испытания недочетов.

Для меня, иностранца, но все-таки русского инженера было непонятно, что легче сделать, уменьшить расстояние до спускового крючка и снизить допуски при обработке деталей пистолета Прилуцкого или произвести системную переделку пистолета Токарева для устранения всех недочетов, которых в пункте 5 было перечислено немало. Мне даже и вывода делать не надо было.

Кстати, уже в 1938 году состоялся новый конкурс пистолетов, в котором участвовали Токарев, Коровин, Раков, Воеводин. Всеобщее внимание приобрел пистолет системы Воеводина, особенно вариант с магазином на 18 патронов.

Конструктор спроектировал оригинальный ударно-спусковой механизм, допускающий автоматическую и одиночную стрельбу.

Прицел был выполнен в виде перекидного валика на дистанции и 75 метров. Автоматика опытного образца была построена на отдаче свободного затвора. Испытания 1940 и 1941 годов показали полное преимущество пистолета Воеводина над пистолетом Токарева. Из положения стоя с руки из 41 пули, выпущенной из воеводинского пистолета, в мишень на расстоянии 25 м попало пуль. Из токаревского пистолета на этой же дистанции из 34 пуль в мишень попало только 26. Кучность боя и скорострельность из пистолета Воеводина была выше соответственно на 11 и 17%.

После некоторой доработки пистолет системы Воеводина, несомненно, был бы в числе лучших мировых образцов. Говорят, война помешала внедрению этого шедевра, но и после войны об этой системе пистолета никто, кроме специалистов, ничего не слышал.

Почему я так подробно говорю о пистолетах? Потому, что каждый офицер мечтает, чтобы в его армии был самый удобный, самый надежный пистолет, позволяющий офицеру осуществлять свою защиту и решать задачи в ходе ведения наступательного боя, не прибегая к помощи винтовки или автомата.

Как и советская армия, германская армия тоже не проявила особо большого интереса к этой системе, считая, что имеющиеся образцы личного оружия систем Вальтера, Браунинга, Борхардта Люгера являются самыми лучшими системами в мире и не требуют никакой дополнительной доработки. В принципе, эти системы живы и до сих пор.

Глава В 1924 году Катя окончила институт и приехала ко мне в Тулу. Устроилась на работу в школу. Руководство завода выделило для нас отдельную комнату в коммунальной квартире, где мы и начали создавать с ней первое семейное гнездышко.

Катя не умела сидеть на месте. Она постоянно должна что то делать: стирать гладить, готовить, проверять тетради, готовиться к занятиям. Я, наверное, тоже так воспитан, что, если кто-то работает, то и я должен работать вместе. Иногда я просто отстранял Катю от всех домашних дел, выводил ее на улицу, и мы до позднего вечера гуляли по городу, взявшись за руки. Нам было хорошо вдвоем, и мы мечтали о том, чтобы у нас были дети.

Иногда меня мучили угрызения совести о том, что я ей чужой человек, я враг для нее и для ее Родины, и я не такой, каким она меня себе представляет. Но, с другой стороны, мне не приходится влезать в шкуру чужого для меня человека. Я такой, какой есть. И я почему-то не чувствую враждебного отношения к людям, которые меня окружают.

Я представил себе, как я вернусь к себе домой в наш родовой дом. Обниму старика-отца, поздороваюсь и поцелуюсь с моей дорогой Mutti, поставлю бутылку на стол, быстренько нарежем сала, огурчиков… Стоп, стоп, стоп… У нас, в Германии, так не делают. Или, может быть, это у них там, в Германии, так не делают. Если тебя пригласили на чай, то кроме чая на столе ничего не будет. Если на чай с пирожными, то кроме пирожных тоже ничего не будет. Если на званый ужин, то поинтересуются, сколько и чего ты будешь пить, а не так как здесь: гости в дом, хозяйка, что есть в печи, то все на стол и мечи.

Так кто же я на самом деле? Русский немец или немецкий русак? Пока же я был русским, который все более смутно представляет себе, как он был немцем, но хорошо помнит, что он немецкий офицер и чувство долга заставляет его заниматься той деятельностью, ради которой он прибыл.

В одном из посланий Центра мне было предписано переключиться на контроль над разработками автоматического оружия.

Коллективы, которые занимались конструкторскими работами, возглавлялись старыми и опытными оружейниками. К себе они брали людей, проверенных в деле, то есть долгое время работавших на заводе, понимающих толк в ружейном деле, из рабочих династий. Из конструкторских коллективов направлялись на учебу люди, которые уже знают, чем они будут заниматься после окончания учебы. Надо было как-то проявить себя и заинтересовать людей чем-то необычным.

Сначала я начал читать литературу, которая имелась в заводской библиотеке, постепенно постигая эволюцию стрелкового оружия и попытки автоматизировать процесс стрельбы.

На смену бумажному патрону пришли металлические, что позволило предотвратить прорыв пороховых газов, увеличить надежность оружия и дальность стрельбы. Новые типы затворов позволили быстрее перезаряжать оружие. Наконец появилось магазинное оружие. Появились многоствольные картечницы с механизированным процессом заряжания. В действие они приводились за счет мускульной энергии человека, который ручным приводом открывал и закрывал затвор, взводил и спускал ударник.

Наиболее известными были картечницы Гатлинга, Грефи, Монтиньи, Норденфельда, Гарднера., Барановского. Затем в году американским конструктором Хайремом Максимом был создан станковый пулемет, получивший его имя. Механизмы этого оружия действовали благодаря энергии отдачи подвижного ствола.

Испытания этого пулемета в России в 1891-1892 годах привели к отрицательному мнению Артиллерийского комитета. Но к 1904 году это мнение изменилось, и на Тульском оружейном заводе был выпущен первый пулемет образца 1905 года.

На Западе автоматическому оружию уделяли больше внимания. Там начали использовать принцип отвода пороховых газов. В 1898 году в Австро-Венгрии Карлом Сальватором и Риттером фон Дормусом был спроектирован пулемет, выпускавшийся заводом «Шкода».

В США в 1985 году был спроектирован и изготовлен пулемет конструкции Джона Мойзеса Браунинга.

В 1897 году – шведский пулемет системы капитана артиллерии О. Бергмана.

Во Франции пулеметы Гочкиса и пулемет «Сент-Этьен», модель 1907 года.

В 1907 году в Германии пулемет Андре Шварцлозе (отдача свободного затвора).

Кроме станковых пулеметов стали создаваться ручные пулеметы.

В 1880 году датский генерал Мадсен изобрел ружье пулемет.

К 1917 году Франция полностью прекратила выпуск станковых пулеметов, отдав предпочтение легким и простым ручным пулеметам системы американского полковника Льюиса и француза Шоша.

В Германии этот вопрос решался лучше других. За счет всемерного облегчения станкового пулемета системы Максима образца 1908 года немецким оружейникам удалось создать две модели ручного пулемета. Конструктивно аналогичные, они отличались только принципом охлаждения ствола. В одном применялось водяное охлаждение, а во втором – воздушное.

В 1915 году был создан ручной пулемет конструктора Луиса Шмайссера, а затем пулемет системы Дрейзе МГ-13.

В России своих ручных пулеметов в прошедшую войну не было. Представленные в 1906-1914 годах проекты ручных пулеметов инженера Сосинского, подпоручика Григорьева, юнкера Григорьева и других изобретателей оказались похороненными в архивах военного министерства.

В мире проводилась большая работа по созданию и индивидуального автоматического оружия. Одним из первых предложили свои конструкции Хайрем Максим и Фердинанд Манлихер. Но эти системы были чересчур громоздки и малонадежны.

В 1899 году во Франции братьями Клер был запатентован принцип автоматического перезаряжания оружия с использованием энергии пороховых газов, отводимых через боковое отверстие в стволе.

В 1908 году удачный образец был создан мексиканским генералом Мондрагоном. Десятизарядная автоматическая винтовка в небольших количествах была на вооружении мексиканской армии и использовалась в боях немецкими авиаторами.

В России в 1887 году лесничий Владимирской губернии Д.

Рудницкий предложил переделку 10,67 мм винтовки Бердана в автоматическую за счет использования энергии отдачи пороха.

Первый практический опыт создания индивидуального автоматического оружия был приобретен теоретиком и практиком оружейного дела Владимиром Григорьевичем Федоровым, офицером старой армии, гвардейцем, окончившим Михайловскую артиллерийскую академию. Он автор книг «Основания устройства автоматического оружия» и «Составления рабочих чертежей и технических условий для образцов стрелкового оружия».

В 1913 году Федоров спроектировал 6,5 мм автоматическую 25-зарядную винтовку под собственный патрон улучшенной баллистики. Эти автоматы в количестве 50 штук прошли испытания в особой роте 189 Измаильского пехотного полка на Румынском фронте. А в 1920 году по заданию советского правительства изготовление этих автоматов было возобновлено.

Всего было выпущено более трех тысяч автоматов. Самое большое количество в мире в то время.

Таким образом, я более подробно ознакомился с информацией по оружейной тематике и уже мог принять участие в дискуссиях по особенностям того или иного вида оружия, которые частенько возникали между инженерно-техническими работниками Тульского завода. Мои мнения были бы интересны для тех, кто особенно превозносил качество русского оружия, и в этом я с ними никогда не спорил, хотя имел собственное мнение.

Не лезь с собственным мнением, и будешь слыть приятным во всех отношениях человеком.

Просидев несколько вечеров дома и испортив большое количество бумаги, я нарисовал схему пулемета, равного которому не было ни в одной стране мира. За основу я взял принцип шестиствольного капсюльного пистолета системы Аллена образца 1837 года и принцип картечницы. В моей системе было шесть стволов от трехлинейной винтовки, благо я их изучил вдоль и поперек, два затвора, один над другим. Один затвор подает патрон, производит выстрел, извлекает гильзу. В это время другой затвор уже подает следующий патрон в свежий ствол, вставший в положение для стрельбы за счет энергии отдачи предыдущего затвора. По моим подсчетам, пулемет должен иметь темп стрельбы не менее 1200 выстрелов в минуту, а применение шести стволов с воздушным охлаждением позволяет избежать перегрева стволов и повысить их живучесть.


С этим проектом я и пошел к господину Федорову.

Владимир Григорьевич внимательно рассмотрел мою схему, вопросов он не задавал. Потом, подняв на меня глаза, спросил с улыбкой:

– Молодой человек, а вы знаете, сколько боеприпасов нужно для вашего чудища? Хотя схема интересная, но несвоевременная, рано еще. Хорошо бы ее применить в авиации, но с какой скоростью должны летать самолеты, чтобы эта пушка была эффективной?

Пулемет действительно представлял собой чудище, а прозорливость талантливого оружейника была просто гениальной.

Я не претендую на приоритет, но в американской армии есть такая же авиационная пушка «Мининган», и в российской армии авиационные и морские системы повсеместно имеют шестиствольные пулеметы и орудия для борьбы с авиацией.

В заключение разговора Федоров предложил мне как инженеру поработать в конструкторской группе на изготовлении экспериментальных изделий. Поставленная мне задача была достигнута, о чем я информировал Центр.

Глава Перевод в конструкторскую группу состоялся быстро, благодаря вмешательству В.Г.Федорова. Моя Катя тоже была довольна моим перемещением по службе.

В.Федоров работал на заводе в городе Коврове и активно сотрудничал со школой по подготовке командного состава «Выстрел». Еще до моего прихода на завод в 1921 году Федоров совместно с конструктором Дегтяревым создали 6,5 мм ручной пулемет с воздушным охлаждением по типу английского пулемета Льюис. В 1922 году они же проектируют ручной пулемет с водяным охлаждением ствола по типу станкового пулемета Максим. Затем, с конструктором Г. Шпагиным (будущим автором легендарного ППШ) – спаренный ручной пулемет. Затем спаренные и строенные пулеметы системы Федорова-Дегтярева, танковый пулемет Федорова-Иванова. На этом работа над системами, использованными в автомате Федорова, была прекращена. Основное внимание было переключено на доработку пулемета Дегтярева, имевшего несомненные достоинства, подтвердившиеся впоследствии.

В начале 1925 года после смерти лидера большевиков В.Ленина начался ленинский призыв в коммунистическую партию рабочих от станка. ЦК опубликовал обращение к рабочим и работницам, в котором говорилось, что смерть вождя всколыхнула рабочий класс, и сотни тысяч рабочих протянули свои руки на помощь партии.

Во время «ленинского призыва» ко мне неоднократно подходил председатель заводского парткома и разъяснял сущность заявления ЦК, говоря, что неплохо было бы, если сознательные члены инженерно-технического персонала тоже бы подали заявление в партию. Партком, вероятно, положительно бы отнесся к их стремлению сплотиться с рабочим классом вокруг ленинской партии.

Что-то двусмысленное было в его словах. Подай заявление, его будут рассматривать в коллективе рабочих, где каждый сможет высказать все, что он о тебе думает. Получается какая-то чистка инженерного состава на предмет лояльности к рабочим. А ведь не все рабочие являют собой образец коммунистического отношения к труду. На справедливые замечания, бывало, слышишь в свой адрес презрительные слова:

развелось тут вас, чистоплюев. Я сделал вид, что слова председателя парткома относятся не ко мне, и обошел стороной вопрос вступления в партию. И правильно сделал. Когда начались чистки, они меня не коснулись.

В комсомольской организации мы откровенно скучали на комсомольских собраниях. Основной повесткой дня собираемых собраний было «О текущем моменте». Говорилось об угрозе ревизионизма, о мелкобуржуазной стихии, критике Троцкого, ответе на ультиматум лорда Керзона и тому подобное. Мы с женой старались жить скромно, чтобы и нас не упрекнули в этой стихии.

Старались лучше питаться и тратили деньги на книги.

В 1924 году СССР признали Англия, Италия, Австрия, Норвегия, Греция, Швеция, Дания, Мексика, Франция. Были установлены дипломатические отношения с Китаем и Японией.

Затем руководством был взят курс на индустриализацию страны, и на наш завод стали поступать новые станки, закупленные за границей, что повысило качество изготовляемого нами оружия.

В Германии была Веймарская республика. Германское правительство находилось в изоляции и одним из первых заявило о международном признании СССР, хотя уже и имело с ним дипломатические отношения. Советское правительство помогало Германии в восстановлении рейхсвера, вооруженных сил, обучая у себя офицеров и не делая большого секрета из новейших разработок.

Мир, который подписала Германия со странами Антанты, был для нее унизительным. В это же положение Антанта поставила и СССР. Так что Германия и СССР находились примерно в одном положении и не удивительно, что они помогали друг другу. Это в какой-то степени успокаивало меня тем, что я, получается, способствую развитию отношений двух стран.

Работая в конструкторской группе, я был в курсе разработок современных образцов оружия, был знаком с чертежами новых моделей пистолетов-пулеметов, то есть тех же автоматов, но под пистолетный патрон. В основном под патрон Маузера, который являлся самым подходящим боеприпасом для такого вида оружия.

Пистолет-пулеметами активно занимались Токарев, Дегтярев, Коровин, Прилуцкий, Колесников. Токарев разработал пистолет-пулемет под патрон Нагана, но выступающие закраины гильзы создавали многие трудности в размещении патронов в магазине. Дегтярев работал над своим изделием под патрон Маузера. Это было более перспективно.

Очень много времени занимали работы по штучному изготовлению тех или иных деталей пистолет-пулеметов. Затем детали подгонялись к коробке. Производилась доводка для обеспечения четкого взаимодействия всех узлов и деталей.

Опытные образцы только отдаленно похожи на те изделия, которые мы привыкли видеть в кино и в музеях. Проходили месяцы, прежде чем то, что было воплощено в бумаге, наконец-то вырисовывалось в виде изделия, готового к стрельбе. Мы сидели и дергали затвор, на ощупь определяя, где и как соприкасаются составные части, в какой момент ударник ударяет по капсюлю, как поведет себя затыльник оружия, не вышибет ли его на стрелка при выстреле. Подбирали пружины. То их свивали в одну проволоку, то в две. Производили закалку то в одном режиме, то в другом.

Шла рутинная работа по доводке оружия.

Вредить делу создания автоматического оружия мне тоже не пришлось. Такое автоматическое оружие, как пистолеты пулеметы, были встречены недоброжелательно высшими руководителями. Кто-то даже подал заявление, что они опасны для армии. Многие военные специалисты считали пистолет-пулемет малоэффективным оружием с ограниченной сферой применения. Я уверяю, что не приложил своей руки к тому, что в СССР, в единственной стране мира, незаменимое оружие ближнего боя не получило должного развития. Винтовка, шашка и боевой конь стояли на страже завоеваний революции.

Мы, красные кавалеристы, и про нас Былинники речистые ведут рассказ… Такое отношение к новшествам осталось еще со старых, дореволюционных времен. Нынешние новшества объявлялись буржуазными, такими же, как привычка пользоваться туалетной бумагой даже на войне.

Люди, попавшие под обстрел немецких крупнокалиберных орудий, мечтали о создании особо крупнокалиберных орудий, которые одним снарядом могли уничтожить расположение роты;

о танке, который никакая сила не могла остановить, а он своими пятью орудиями наносил бы противнику жесточайший урон, мчась со скоростью легкового автомобиля;

о самолете, который мог бы облететь весь мир и сбросить сотни бомб на вероятного противника;

о мече-кладенце, которым махнул один раз – улица, махнул другой раз – переулок. И чтобы каждая такая машина впереди несла фигуру из трех пальцев в качестве ответа лорду Керзону.

В 1925 году я получил письмо от товарища по МВТУ, работавшего в авиационном отделе Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) под Москвой. Им нужен был специалист по вооружению, и я вполне мог им подойти в качестве инженера-конструктора. Через месяц я получил согласие на это от своего Центра.

Я написал письмо в конструкторское бюро А.Н. Туполева с предложением своих услуг. Диплом МВТУ и практическая работа на оружейном заводе решили этот вопрос положительно.

Правда, прошло еще четыре месяца, прежде чем мне пришел вызов из ЦАГИ. Вероятно, первый спецотдел, был такой на каждом оборонном предприятии, проверял меня и всех моих родственников по седьмое колено. С этим у меня не густо, я даже не помню, были у меня родственники или нет. Сомневаюсь, что найдутся люди, которые служили со мной в 27 полку.

По документам, Луконин всего несколько месяцев служил там ездовым, после чего пропал без вести. В анкете я писал о дезертирстве из царской армии, а это не криминал. По службе в Красной Армии и работе в сануправлении Московского военного округа меня знают с положительной стороны. То есть, по всем статьям я чист. Фамилию мне практически дали на призывном пункте, отчество тоже, год рождения поставили примерный.

Сейчас и это доказать невозможно.

В конце концов, вызов пришел. В.Г.Федоров все воспринял правильно и сказал, что надеется на мое умение разработать хороший пулемет для самого современного самолета.

На заводе у меня остались хорошие друзья, с которыми я долго поддерживал связь не только по необходимости работы на Центр, но и по дружбе. Как говорят, не имей сто рублей, а имей сто друзей.

Глава Авиационный отдел ЦАГИ звучит не так солидно, как это выглядит на самом деле. Это и конструкторские бюро, и испытательные лаборатории, и цеха, где собираются самолеты.

В период моего прихода на новую работу работники ЦАГИ первыми в стране высказались за создание цельнометаллических самолетов. В России специально авиационный алюминий не производился. Во Владимирской области на Кольчугинском заводе было налажено производство первого авиационного алюминия, который так и назвали – кольчугалюминий.

В то время строились самолеты только АНТ – по имени главного конструктора Андрея Николаевича Туполева. Я попал в новую бригаду, которой поручили построить первый цельнометаллический истребитель для серийного производства.


Самолет стал называться двумя именами – АНТ-5 и И-4.

Руководство бригадой поручили П.О.Сухому, впоследствии генеральному конструктору реактивных самолетов серии СУ. Мы с ним вместе учились в МВТУ, но на разных потоках и особо близкого знакомства между нами не было.

И-4 представлял собой не моноплан и не биплан, а полутораплан с малым свободнонесущим нижним крылом. Одним словом, трехкрылый самолет. Мотор был мощный, звездообразный воздушного охлаждения Гном-Рон-Юпитер-IY. Самолет получился удачный и состоял на вооружении до 1933 года.

Создание самолета представляется всем так. Конструктор придумывает самолет, а несколько рабочих и инженеров его собирают. На самом деле все не так. Принципиальная схема придумывается, вернее, разрабатывается конструктором и его помощниками. Затем принципиальная схема переносится в чертежи. Десятки конструкторов-чертежников делают чертежи деталей и узлов. Затем по чертежам на заводах изготавливаются детали, которые собираются в сборочном цехе. Любое изменение вызывает движение по той же цепочке, что и ранее.

Как-то повлиять на процесс подготовки и изготовления можно, но это очень быстро выявляется на любом этапе.

Неправильное конструирование может по чертежам определить старший инженер-конструктор и посоветовать исправить, или приказать исправить, допущенную неточность.

С точки зрения разведки, влиять на авиастроение и на авиационную политику можно только находясь на высших ступенях иерархической лестницы в государстве или в министерстве авиационной промышленности. Неграмотные руководители и так негативно влияли на этот процесс, на зависть всем сотрудникам иностранных разведок, накладывая вето на разработки века.

Мне приходилось видеть, как шла работа над теми или иными авиационными проектами, которые были новаторскими, но в то время они рассматривались как пустая затея и необоснованное растрачивание государственных средств. И хотя правота идей впоследствии подтвердилась, никто из противников проектов не получил даже порицания за отсутствие технической дальновидности или перспективного мышления.

Если я находился в том месте, где должен был быть разведчик-диверсант, который в определенный момент должен уничтожить готовый образец и документацию, что не повлекло бы никаких ощутимых негативных последствий, то нахождение разведчика в более высоких сферах могло привести к стратегическим последствиям для страны в области авиации.

Такие люди называются агентами влияния, и их не готовят в разведшколах, а начинают подбирать со школьной или университетской скамьи, ненавязчиво руководя молодым человеком, и помогая ему стать тем, кого в нем хотели видеть. О таких людях знают те немногие, кому дозволено распоряжаться судьбами миллионов людей.

То, что еще не внедрено на Западе, в России считалось утопией, которой не надо увлекаться. Нужно было догнать Запад и перегнать в том, что уже апробировано и зарекомендовало себя.

По своей естественной натуре, русские не склонны кого либо копировать. Они сами по себе. Если русскому инженеру поставить задачу разработать деталь к какому-то узлу, то он начнет ее делать совсем не такой, как она видится западному инженеру. Простой болт может превратиться в изобретение, воплотив в себя свойства шурупа, метчика для нарезки резьбы и трехгранной головки.

– Ну, нельзя же так, – скажет простой обыватель.

– Почему? – скажет инженер-изобретатель, – можно.

Если к болту неудобно подобраться гаечным ключом, то можно спокойно использовать отверточное приспособление. А, если резьбы болта и места крепления не совпадают, то болт метчик всегда справится с этой задачей, легко подогнав резьбу под себя. А трехгранная головка, спросите вы? И здесь вам докажут, что накладной ключ на трехгранную головку более надежен, чем шестигранный торцевой.

Когда была поставлена задача строить современные советские истребители, то советские инженеры-конструкторы пошли своим путем. Сразу строить цельнометаллические самолеты не было возможности из-за отсутствия необходимого количества и качества авиационного металла – алюминия. Не было и других сплавов, таких как титан. Хотя эти предложения были.

Русские инженеры пошли по пути создания деревянно металлических самолетов, оснащая металлом самые важные узлы самолета, несущие на себе большие нагрузки или защищающие от поражения эти узлы.

Был достигнут огромный выигрыш в весе конструкции, увеличена живучесть и простота изготовления конструкции.

Возьмем, к примеру, самолет ИЛ-2, который задумывался в то время, когда я пришел в авиацию, но был воплощен только в те времена, когда уже было понятно, что России придется воевать с Германией.

Живучесть самолета была просто поразительной. Там, где металл разлетался в куски, стойки и элементы из клееного дерева были крепче железа. Разбитый вдребезги самолет ИЛ-2 мог лететь на одном энтузиазме летчика.

Инженеры-конструкторы начинали проектировать двухместные истребители, решая задачу защиты самолета с хвоста стрелком-радистом. Многие современные самолеты двухместные, чтобы летчик мог сосредоточиться только на пилотировании, несмотря на то, что ему помогают компьютерные системы.

Человек не машина. Он может выполнять только определенное количество операций. И тогда, и сейчас. Но опять же, власть предержащие люди посчитали, что это излишне и нигде на Западе это не применяется. В результате, даже легендарный ИЛ-2 был сделан одноместным.

Летчики более опытные, обладающие чувством, как говорят, военной смекалки, в задний фонарь кабины стали вставлять палки, имитирующие наличие пулемета, чем вводили в заблуждение противника и обеспечивали себе «палочное»

прикрытие с хвоста.

Поверь, внученька, к этому я никакого отношения не имею. Это русские сами себе все и делали. Я был сторонним наблюдателем. Правда, я доложил в Центр о тех направлениях авиационной политики, которые мне стали известны. Меня поблагодарили за информацию, отметив, что у них не было сомнений в полном техническом отставании русских в авиации.

Сейчас мне начинает казаться, что я тоже являюсь сопричастным тому, что Германия все-таки рискнула напасть на СССР. Мои рассуждения об исключительности русского народа, связанного по рукам и ногам идеологией и не вполне компетентным руководством, не воспринимались в силу той же идеологии исключительности немецкой нации и не вполне компетентного политического руководства.

Я оказался между двумя полюсами одинакового потенциала – то ли положительного, то ли отрицательного. Из-за того, что они одинаковы, они с большей силой отталкиваются друг от друга. Парадокс, но это так. И те, и другие стремились к улучшению жизни своего народа. Одни за счет эксплуатации своего народа, не исключая и других народов. Вторые, в основном, за счет эксплуатации других народов.

Владимир Ленин выдвинул идею мирного сосуществования между государствами с различным общественным строем. Идея предполагала отказ от применения военной силы как средства решения спорных вопросов, строгое соблюдение суверенитета, равноправия, территориальной неприкосновенности, невмешательства во внутренние дела других государств, развитие между ними культурного и экономического сотрудничества на основе полного равенства и взаимной выгоды.

Лидер большевиков предложил новую форму классовой борьбы на международной арене между капитализмом и социализмом. Было начато экономическое соревнование и противоборство социалистической и буржуазной идеологий.

Это касалось государств с различными общественными строями. А в Германии и в России слово социалистический стояло на первом месте. Враги могут жить мирно, но потенциальные друзья всегда потенциальные непримиримые враги.

Рассуждая таким образом, я пришел к мысли использовать отталкивающие силы одинаковых полюсов в технике. Я написал докладную записку о том, что если кнопку и контакт оснастить двумя однополюсными магнитами, то кнопочный включатель более упростится. Отталкивающая сила заменит различные пружинки, возвращающие кнопку в первоначальное положение.

Мою записку прочитали, положили в архив бюро изобретателей и рационализаторов, знаменитый БРИЗ, а мне посоветовали не заниматься изобретением вечных двигателей и сосредоточиться на выполнении заданий в группе шасси.

Кстати, этот принцип сейчас широко применяется в компьютерной технике. Но тогда время компьютеров еще не пришло. Нашелся бы кто-то, чтобы посидеть в этих бюро и извлечь на свет преждевременные мысли и идеи. А меценаты вложили бы свои «чулочные» деньги в эти проекты, то по новым технологиям Россия давно бы была впереди планеты всей, оставив позади и балет и металлургию.

Глава Жизнь разведчика это не семнадцать мгновений весны, если ты отправлен в задание, не ограниченное никакими временными сроками. В ней нет ни погонь, ни перестрелок.

Обыкновенная жизнь в той среде, с которой ты сроднился и стал в ней тем элементом, который не является для тебя противоестественным. Иначе, в любой момент кровь прусских юнкеров вспыхнет и будет погашена ледяной водой НКВД.

От НКВД я старался держаться подальше, следуя инструкциям, полученным от Густава. Инструкции инструкциями, но не попасть в поле зрения органов внутренних дел в России невозможно. Любой человек проходит постоянные спецпроверки при приеме на мало-мальски серьезную работу. Даже на предприятие, которое занимается пошивом трехпалых варежек, «бронебоек», для бойцов Красной Армии. Уже оборонное предприятие.

Поступающий на работу заполняет большие анкеты, где указывает все данные о себе, о своих родственниках, прежних местах работы, чем занимался до 1917 года, службе в армии, смене фамилий и тому подобное. Затем эти данные направляются в органы, где по картотекам проверяют, не причастна ли твоя фамилия к каким-либо врагам народа и оппозиционным группам.

В автобиографии ты пишешь то же самое, но словами в виде рассказа о себе, показывая свое отношение к генеральной линии коммунистической партии, совершенных тобою подвигах и совершенных в прошлом преступлениях, если таковые были.

Если твоя фамилия нигде не засветилась, то биографические данные примеряют к будущей работе и возможной деятельности в качестве осведомителя об обстановке на предприятии и в коллективе, в котором придется трудиться. То же самое при приеме на учебу.

Студент, заинтересовавший НКВД своими данными, не слазит с их крючка до самой смерти. Если оперативный работник, или по простому – опер, где-то в какой-то бумажке упомянет твою фамилию, как человека способного проникнуть в интересующую их среду и достойного дальнейшего изучения на предмет будущего оперативного использования, то человеку либо придется стать осведомителем, либо придется попасть в разряд неблагонадежных лиц, не понимающих своего патриотического долга – способствовать органам в борьбе против врагов революции.

Одним словом, стать потенциальным пособником контрреволюции.

Если в человеке долго искать что-то нехорошее, что-то преступное, то оно всегда найдется. Например, если человека оценивать только с положительной стороны. Пнул кошку – борется с бродячими животными, разносчиками заразы. Предал товарища – проявил принципиальность в борьбе с пережитками.

Получил тройку на экзамене – попался самый трудный билет, а преподаватель специально начал придираться к хорошему, но принципиальному ученику. А, если оценивать только с отрицательной стороны, то два первых поступка дают самую отрицательную характеристику человеку. Получил тройку на экзамене – лентяй, бездарь. И так далее.

Нет ничего проще как из хорошего, по сути своей, человека сделать законченного негодяя и преступника. Навесь на него ярлык, и все будут кричать: «Смотрите, верблюд идет». Это характерно для представителей всех государств, чрезвычайно цивилизованных и чрезвычайно нецивилизованных.

Только в России нашелся умный человек, которого все называли Кузьма Прутков. Он один сказал, что если на клетке льва увидишь надпись «верблюд», то не верь глазам своим. Так и я не верил ничему, что сразу бросалось в глаза.

Если у человека на лбу написано, что он твой преданный друг, то это обычно означает, что он твой преданный враг. Люди, которым от тебя что-то надо, никогда твоими друзьями не будут.

На какой-то период они будут носить тебя на руках, пока ты им делаешь то, что в твоих силах, а потом тебя бросают, как использованную бумажку. Это в характере действий неофициальных работников НКВД, которые входят в доверие, выясняют твои мысли и замыслы, докладывают о них своему руководству и переключаются на другой объект, совершенно не задумываясь о том, что произойдет с предыдущим объектом их разработки.

Иное дело господин Хлопонин. Ему был нужен зритель. И этим зрителем оказался я. Если бы меня не было, то он бы и дальше стоял у железнодорожных касс города Владивостока, изливая потоки ненависти к новой власти и проговаривая про себя трагические монологи, подходящие к этой ситуации.

В присутствии зрителя простой обыватель превратился в грозного комиссара Конвента французской революции, собирающего силы под тень красного фригийского колпака. И он играл так вдохновенно, что ему поверили все, с кем он столкнулся, несмотря на всю глупость произносимого им монолога.

Он правильно понял то, что в революции оценивается не смысл фразы, а сила голоса, с которой она сказана. Трудности дороги, их равное распределение между нами, еще более сплотили нас, и мы стали практически родственниками, работающими на общее благо, не оценивая, кто из нас сделал более или менее для общего благополучия. Вот это друг, на которого я могу надеяться, хотя он один знает о том, что в моей одиссее не все благополучно с фактами. Но он оценивает меня как просто человека, не влезая в мою душу.

О том, что НКВД держит меня в поле своего зрения, может свидетельствовать и факт «случайной» встречи с сослуживцем по 27 пехотному Его Императорского Величества полку бывшей российской армии.

В один из дней по дороге с работы домой ко мне бросился мужичок в брезентовом плаще, с вожжами через плечо и с самокруткой в руке. Обнимая меня, он радостно говорил:

– Ванюша, друг, как я рад, что встретил тебя. Неужели, думаю, остался один на белом свете от нашего 27 пехотного полка.

Никого больше не видел, тебя первого встретил. Помнишь, как я учил тебя запрягать лошадь в военную повозку, а Орлик тебя все лягнуть пытался. Ну, давай, рассказывай, как ты живешь, где работаешь, что делаешь? И пойдем в чайную, встречу вспрыснуть полагается.

Деловито тараторя, он тянул меня за рукав в сторону чайной. Чайной она называлась по-старому, когда в нынешней столовке собирались ломовые извозчики пообщаться, похлебать щей и действительно попить чай с бубликами и баранками, наливая чай в блюдца и держа их пятью пальцами против лица и рта. В советское время чайная превратилась в обыкновенную забегаловку, где можно было взять кусок колбасы и хлеба для принесенной с собой выпивки. Солидная публика туда не заглядывала, но все темные дела вершились в чайных, оставшихся нам в наследство как пережитки старого режима.

Люди, пробывшие в воинской части не более трех месяцев, никому не запоминаются, как опавшие с дерева листья, если они не совершили выдающегося подвига, отмеченного изданием агитационно-патриотической картинки в назидание потомкам.

Я стал размышлять. В начале 1917 года мне было уже года, а по российским документам – 19. Сегодня мне уже за тридцать, а по документам мне меньше лет. Мужичок был примерно моего возраста, если не моложе, несмотря на затрапезный, как говорят, деревенский вид (без какого-либо оскорбления жителей сельской местности). Следовательно, и он был лопух-лопухом в части и не мог кого-то учить уму-разуму. За десять и более лет люди меняются сильно и во внешности, и в характере. Я точно знаю, что у меня практически не могло быть сослуживцев по царской армии, которые меня могли помнить. А, если кто-то и помнил, то вряд ли бы смог опознать в солидном инженере молодого парнишку-ездового с квадратными глазами, не понимающего, что он делает среди разрывов снарядов и мечущихся в разные стороны лошадей. По всем показателям, сослуживец-то подсадной. Все, что ни скажешь, ляжет на бумагу и будет скрупулезно проверяться. Доказывать чего-то и выяснять нельзя. Надо нападать, а там посмотрим:

– Ты кого сослуживцем называешь, белогвардейская морда? – зарычал я на него. – Меня, красного армейца, который за Советскую власть кровь проливал? Водкой хочешь подпоить, чтобы я тебе помогал против Советской власти бороться? Да я тебя сейчас в порошок сотру. Ты у меня сейчас до британских морей на брюхе поползешь. Никакие тебе Керзоны не помогут. А, ну, проваливай отсюда...

Мужичок оторопел и исчез также незаметно, как и внезапно появился. Сослуживец или старый знакомый за такие слова мог и по физиономии дать или бы возмутился другим способом. Спасибо тебе, мужичок, не даешь расслабляться и чувствовать себя в полной безопасности.

А ведь такие мужички не к одному мне подходили. Мне понятно, что я постоянно должен чувствовать опасность провала или разоблачения. А что говорить о простых гражданах Советской России? То тут, то там появляются сообщения о разоблачении иностранных шпионов, вредителей, кулаков и подкулачников, недобитых белогвардейцев и бандитов. Война давно закончилась, но Россия по-прежнему представляет собой арену кровавой борьбы. Партийные руководители и агитаторы на всех политбеседах рассказывали об усилении классовой борьбы в период строительства социализма. А мы даже и не представляли масштабов этой классовой борьбы.

Работая над статьей о способах передачи крутящего момента и прочности конструкций, применяемых в авиации, я как то взял подшивку газеты «Правда» за 1928 год. Официальный орган Коммунистической партии Советского Союза сообщал страшные вести, если их читать не от случая к случаю, а регулярно, или подшивками, как я.

Пленум ЦК (Центрального комитета) и ЦКК (Центральной контрольной комиссии) ВКП (б) в апреле 1928 года рассмотрел «шахтинское дело» и констатировал, что органами вскрыты новые формы и новые методы борьбы буржуазной контрреволюции против пролетарского государства, против социалистической индустриализации.

Все началось с того, что в конце 1923 года жена главного инженера Кадиевского рудоуправления в Донбассе Гулякова, порвавшая отношения с мужем, явилась в ГПУ и сообщила, что ее муж занимается экономическим шпионажем. Она рассказала, что по поручению своего мужа несколько раз ездила в Харьков к представителю польского консульства Ружицкому, передавала ему сведения о состоянии угольных шахт Кадиевского рудоуправления и получала от него крупные суммы денег, которые распределялись затем среди работников рудоуправления.

Сам факт вызывает сомнения в здравости ума этой женщины, но уголовное дело было заведено и рассматривалось Верховным судом Украины в июле 1924 года. Свидетели рабочие на суде рассказали о недобросовестности господина Гулякова и его сообщников к своим служебным обязанностям и бездействии.

Месяцами вредители не посещали мест разработки угля. В рудоуправлении добывались только худшие сорта угля, лучшие же оберегались. Господина Гулякова за это суд приговорил к десяти годам лишения свободы, а его сообщников-разгильдяев к лишению свободы на срок от двух до семи лет. Меня в этих районах не было, и, я думаю, не было и моих коллег по разведке.

Как сообщалось в прессе, дальнейшее наблюдение органов ГПУ дало возможность вскрыть вредительские группы и в других районах Донбасса. В 1927-1928 годах чекисты арестовали группу специалистов угольной промышленности Донбасса, связанных с капиталистами-белоэмигрантами.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.