авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 7 ] --

- обеспечение эффективной занятости населения на основе систе мы регионального разделения труда с учетом преимуществ экономическо го развития того или иного региона, а также программ активного трудо устройства и рационального использования рабочей силы в интересах по вышения производительности труда;

- расширение масштабов обучения безработных по конкретным за казам нанимателей с гарантией последующего трудоустройства;

- повышение и поддержка конкурентоспособности рабочей силы на основе создания системы непрерывного образования, профессионального обучения и переподготовки кадров в соответствии с потребностями рынка труда и структурной перестройки производства;

- создание действенного механизма сохранения и развития кадро вого потенциала экономики через систему повышения квалификации на рабочих местах, опережающего переобучения персонала при реструктури зации предприятий;

- совершенствование структуры занятости населения на основе дальнейшего развития предприятий и системы новых рабочих мест, а так же свободного перелива рабочей силы по отраслям, профессиям и терри ториям – на что необходима воля государственной власти и региональных властей;

- активная поддержка в развитии малого предпринимательства, са мозанятости и гибких форм занятости в сфере производства;

- содействие трудовой миграции населения в интересах обеспече ния качественными трудовыми ресурсами, а также целевых государствен ных программ развития;

- обеспечение государственных гарантий занятости на развитой институционально-правовой основе и действенной системы помощи в трудоустройстве уязвимых социальных слоев населения.

Рубцова М.В., кандидат социологических наук, доцент РГПУ им. А.И. Герцена ПОНЯТИЕ УПРАВЛЯЕМОСТИ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ И УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ТЕОРИИ В управленческих науках базовым определением управляемости яв ляется способность быть управляемым и подконтрольным. Данное опре деление сформулировано под влиянием кибернетики, где управляемость означает способность системы достигнуть контролируемых параметров.

Понимание управляемости, разработанное в технических науках, было не критически перенесено на общество в рамках системного подхода. Это вызвало негативную реакцию обществоведов. В критической теории об щества и либеральной традиции управляемость рассматривается как нега тивная характеристика индивида, «зомбированного» средствами массовой информации, или «больного» гражданского общества, не способного к критическому анализу власти.

Переосмысление феномена управляемости началось также в среде естественных и технических наук и связано с возникновением синергети ки, в которой управляемость стала рассматриваться не как тотальная не прерывная подконтрольность, а как точечное подчинение при непрерыв ной самоорганизации. Управляемость нужна, чтобы задать направление саморазвития. Однако синергетика сужает поле действия управленческих процессов и феномена управляемости, продолжая опираться на ее кибер нетическое определение. Она связывает управляемость с подконтрольно стью и подчинением объекта субъекту управления, уменьшая лишь сам временной` период этой подконтрольности.

Современное понимание управляемости формируется под влиянием социального знания. Происходит отход от прямой связи управляемости и подчинения. Продолжая начатую в критической теории общества линию сравнения «управляемость-неуправляемость», социологическая теория показывает, что неуправляемость – это не только неподчинение как отсут ствие управляемости. Это и нечто позитивное – автономность и самоорга низация. Неуправляемый объект в отличие от неподчинившегося объекта способен еще к некой позитивной самоорганизующей деятельности. В управляемости глубинно заложена не просто возможность сопротивления объекта (это было бы неподчинением), не просто выход его из-под кон троля (это было бы неподконтрольностью), а возможность объекта стать самоорганизующимся и свободным. Понятая таким образом неуправляе мость с точки зрения менеджмента, может в общественной системе под держиваться как подлинно ответственное управляемое поведение.

В связи с этим, сведение дихотомии «управляемость неуправляемость» к дихотомии «подчинение-нарушение» некорректно, а феномен управляемости должен соотноситься не с системой управления, а с социальной средой общества. В управленческих науках управляемость воспринимается как качество управления. С позиций социологии, управ ляемость – это качество всей социальной среды;

управляемость появляет ся в системе управления только в том случае, если она уже создана в об ществе. Данный тезис является «водоразделом» между управленческой и социологической теориями. Управленческая теория будет искать корни управляемости в организационном развитии, тогда как социология найдет их в строении общества как такового. Управляемое поведение сотрудника фирмы для социологии окажется результатом работы всех общественных структур, способствующих его включению в управленческое взаимодей ствие как сознательного способного к целеполаганию субъекта.

Таким образом, можно предложить социологическое определение управляемости. Управляемость – это качественная характеристика со циальной среды, позволяющая социализированным субъектам устанавли вать и достигать определенные цели во взаимодействии друг с другом.

Для социологии управления как научной дисциплины, возникшей на «стыке» управленческой и социологической теорий, особенно важны ми являются эти различия между управленческим и социологическим подходами к управляемости. Условно их можно обобщить в таблице (см.

табл. 1) Таблица Сравнение управленческого и социологического подходов к анализу управляемости Управленческий подход Социологический подход Качество объекта, его Качество социальной сре Определение способность достигнуть ды, позволяющее социали управляемости заданную субъектом зированным субъектам ус цель танавливать и достигать определенные цели во взаимодействии друг с другом Место появления В системе управления В социальной среде обще благодаря созданию ства, благодаря интерио управляемости эффективной организа- ризации норм и ценностей, ционной структуры связанных с целеполагани ем и целедостижением Администрирование и Интерсубъективность и Методы форми координация институциональное закре рования и обес пление печения управ ляемости Первична, субъекты Вторична, все субъекты Проблема доми принципиально не рав- принципиально равны как нирования и ны, иначе управляе- члены общества власти при обес мость не будет обеспе печении управ чена ляемости Критерий управ- Соответствие цели в Соответствие цели в кон контексте планов, тексте ценностей и норм ляемости бюджетов, нормативов (ценностная рациональ (целерациональность) ность) По мнению автора, социология управления как дисциплина, вклю ченная в структуру социологического знания, должна в первую очередь основываться на социологическом подходе. Вместе с тем, в социологии управления чувствуется значительное влияние управленческих наук. С одной стороны, это приводит к росту интереса к управляемости в силу сформулированного в управлении социального заказа на разработку дан ной проблематики, с другой стороны, данное обстоятельство «затушевы вает» социальную сущность управляемости, сводит ее к подчинению и подконтрольности, ставит социологию управления на службу узкому кру гу управляющих, а не на службу интересов общества.

Акцент на социологическом подходе при создании теории управляе мости в социологии управления ведет к некоторым эпистемологическим допущениям, маркирующим горизонты социологического познания дан ной проблемы, из которых вытекают принципы социологического изуче ния управляемости:

отдельно взятый субъект вне зависимости от своего социального статуса не может изменить общество, хотя обязательно участвует в его изменению;

на этой основе формулируется (принцип ограниченности субъекта);

роль социальной среды в формировании субъекта значительна;

среда оказывает воздействие через понимание смысла действий других субъектов (принцип интерсубъективности);

граница между доминирующими/подчиненными, управляющи ми/управляемыми субъектами условна и подвижна (принцип равенства субъектов);

действия многих субъектов одновременно порождают кумуля тивный эффект, последствия которого малопредсказуемы как для отдель ного субъекта управления, так и для остальных субъектов (принцип эмерджентности);

контроль одного субъекта над остальными невозможен, однако существуют институциональные механизмы, которые распределяют кон троль в обществе и создают множество контролеров над собой и другими;

управляемость повышается с помощью институциональных структур (принцип институционализации).

В социологии управляемость рассматривается как социальный фе номен, создаваемый всеми субъектами социальной жизни. Управляемость характеризует достаточно широкий круг управленческих явлений от управляемости человека до управляемости общества в целом. Исходя из современной социологической теории, характеристику управляемости как социального феномена можно дать с точки зрения различных социологи ческих подходов. Во-первых, можно провести анализ производящих и поддерживающих управляемость субъектов, формирующих специфиче ские институты – институты социального управления. Во-вторых, можно сместить фокус нашего внимания с субстанций на связи и изучать не субъектов и институты, а связи между ними. Центральными окажутся ка тегории взаимодействия, коммуникации, институционализации. Тогда не субъекты и институты формируют связи, а связи формируют и субъектов, и институты. В-третьих, мы можем рассматривать связи, но не видеть их закрепления, воспринимать общество не как постоянно существующее, а как прерывистое, вспыхивающее то здесь, то там. Так предлагает нам изу чать общество постмодернизм. Тогда у нас не будет не только объективи рованных субстанций (субъектов и институтов), но и объективированных связей (коммуникации, структурации, институционализации). Мы полага ем, что в изучении управляемости из этих альтернатив предпочтителен средний путь, рассматривающий и субстанции, и связи как разные онто логические уровни управляемости.

Исходя из этого, генезис управляемости происходит на четырех уровнях:

1) уровне социальной среды, где управляемость предстает как е качество, позволяющее субъектам создавать личные управляемые про странства и расширять их в процессе взаимодействия, создавая кумуля тивную управляемость;

2) уровне социальных субъектов, где формируется управляемость субъектов как их способность к совместному целеполаганию и целедо стижению, приобретенная ими в процессе интерсубъективного взаимо действия;

3) уровне управленческого взаимодействия, которое может носить субъект-объектный и субъект-субъектный характер;

4) институциональном уровне, закрепляющем социальные практи ки поддержки в виде институционализированных механизмов взаимодей ствия.

Эти онтологические уровни взаимосвязаны. Потенциальное бытие управляемости как качества социальной среды влияет на потенциальное бытие управляемости как качества интерсубъективно сформировавшихся социальных субъектов. Социальная среда – это субстрат общества, соз данный предшествующими и нынешними поколениями, реализуемый в определенных пространственно-временных координатах. Социальная сре да окружает субъекта, что способствует передаче потенциальной управ ляемости от среды к субъекту.

Актуальное бытие управляемости возникает на третьем уровне – во взаимодействии субъектов друг с другом, в котором потенциальная управляемость становится реальной – социальным феноменом. Управляе мость как социальный феномен – это качество связи между субъектами, выраженное в механизмах интерсубъективности формирования субъекта, субъект-субъектного взаимодействия и институционализации. При этом институционализация рассматривается нами как специфический вид взаимодействия, при котором практики достижения управляемости закре пляются на институциональном уровне, на котором управляемость вновь приобретает статус потенциального бытия (см. табл. 2).

Таблица Онтологические уровни управляемости Подходы к характеристике Онтологические уровни управляемости онтологических уровней Уровень Социальное Диспозиционное Формальное I социальной пространство среды Социальное длительное вре- настоящее не время мя существова- астрономи ния социальных ческое структур, «веч ность» социаль Потенциальное бытие ных институтов Уровень Критерии по- Патриотизм, Толерант II социальных тенциальной гражданствен- ность, субъектов управляемо- ность, толерант- гражданст сти в совре- ность венность, менном обще- патриотизм, стве Управляемое В основном В основном пространство социально формируется «задано», воз- самостоя можность кор- тельно ректировки ог раничена III Уровень управленческого Субъект- Субъект взаимодействия объектное субъектное Актуальное бытие IV Институ- Тип института Преимуществен- Преимуще циональный но инструмен- ственно уровень тальные, исто- коммуника рически тивные, ис раньше – торически Потенциальное бытие сакральные раньше – сакральные Характер ин- Избыточная Рост тран ституцио- управляемость, сакционных нальных нарушается ме- издержек «ошибок», ханизм свободы при избы приводящих к целеполага- точности проблемам ния/целедостиже коммуника передаче ния тивных со управляемо- глашений сти Исходя из анализа онтологических уровней управляемости, социоло гическая теория управляемости должна представлять собой не одну тео рию, а комплекс из трех взаимосвязанных теорий: социально философской теории интерсубъективности, социологической теории взаимодействия субъектов при посредничестве институтов и теории управляемых пространств, учитывающей интерсубъективный характер формирования субъектов и институтов. Отношения между этими теория ми являются иерархическими. Социально-философская теория интерсубъ ективности существует независимо от других теорий, тогда как они нуж даются в ней для формирования своего теоретического горизонта. Но на ходящаяся внизу иерархии теория управляемых пространств придает ак туальность всему теоретическому комплексу в целом, связывая его с управленческой практикой.

Литература 1. Аристотель. Сочинения: В 4-х т. Т. 4. – М., 1983.

2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности.

Трактат по социологии знания. – М., 1995.

3. Бороноев А.О., Письмак Ю.М., Смирнов П.И. Моделирование со циальных систем // Проблемы теоретической социологии. Выпуск 2. – СПб., 1996.

4. Дракер П. Они – не наемные работники, они – люди // Российский журнал менеджмента. – 2004. – № 2. – С. 155-166.

5. Катькало В.С. Эволюция теории стратегического управления. – СПб., 2006.

6. Маркузе Г. Одномерный человек. – М., 1994.

7. Минцберг Г., Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. Школы стратегий. – СПб., 2001.

8. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопро сы экономики. – 1997. – № 3. – С. 6-17.

9. Тевено Л. Множественность способов координации: равновесие и рациональность в сложном мире // Вопросы экономики. – 1997. – № 10. – С. 69-84.

10. Тихонов А.В. Социология управления. Теоретические основы. – СПб., 2000.

11. Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социоло гии. – М., 1998.

12. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фир мы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб., 1996.

13. Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность. – М., 1995.

14. Щербина В.В. Социальные теории организации. – М., 2000.

Сангинов С.Р., магистрант 5 курса факультета экономики и управления СПбГЛТА им. Кирова С.М.

Научный руководитель:

д-р экон. наук, профессор Круглов В.В.

ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ БЫТ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ (НА ПРИМЕРЕ ДРЕВНЕГО ИРАНА) Введение Иран – страна древней и высокоразвитой цивилизации. Его обитате ли еще в начале III тыс. до н. э. создали свою письменность и оригиналь ную культуру, которую затем и совершенствовали в течение многих тыся челетий.

Персия – древнее название страны, которая с 1935 официально на зывается Ираном. Прежде использовались оба названия, и сегодня назва ние «Персия» все еще употребляется, когда речь заходит об Иране.

В древности Персия стала центром одной из величайших в истории империй, простиравшейся от Египта до р. Инд. В ее состав вошли все предшествующие империи – египтян, вавилонян, ассирийцев и хеттов. Бо лее поздняя империя Александра Македонского почти не включала терри торий, которые бы до этого не принадлежали персам, при этом она была меньше, чем Персия при царе Дарии.

С момента возникновения в 6 в. до н.э. до завоевания Александром Македонским в 4 в. до н.э. в течение двух с половиной столетий Персия занимала главенствующее положение в Древнем мире. Греческое господ ство продлилось примерно сто лет, и после его падения персидская дер жава возродилась при двух местных династиях: Аршакидов (Парфянское царство) и Сасанидов (Новоперсидское царство). Более семи веков они держали в страхе сначала Рим, а потом Византию, пока в 7 в. н.э. государ ство Сасанидов не было покорено исламскими завоевателями.

Экономика древней Персии Основой экономики Древней Персии было сельскохозяйственное производство. Процветала и торговля. Все многочисленные столицы древних иранских царств располагались вдоль важнейшего торгового пу ти между Средиземноморьем и Дальним Востоком или на его ответвлении в сторону Персидского залива. Во все периоды иранцы играли роль про межуточного звена – они охраняли этот путь и оставляли у себя часть пе ревозимых по нему товаров. При раскопках в Сузах и Персеполе найдены прекрасные изделия из Египта. На рельефах Персеполя изображены пред ставители всех сатрапий государства Ахеменидов, подносящие дары ве ликим властелинам. Со времени Ахеменидов Иран экспортировал мрамор, алебастр, свинец, бирюзу, ляпис-лазурь (лазурит) и ковры. Ахемениды создали сказочные запасы золотых монет, отчеканенных в разных сатра пиях. В отличие от них Александр Македонский ввел единую серебряную монету для всей империи. Парфяне вернулись к золотой денежной едини це, а во времена Сасанидов в хождении преобладали серебряные и медные монеты.

Система больших феодальных поместий, сложившаяся при Ахеме нидах, дожила до периода Селевкидов, но цари в этой династии сущест венно облегчили положение крестьян. Затем, в парфянский период, ог ромные феодальные поместья были восстановлены, и при Сасанидах эта система не изменилась. Все государства стремились получить максималь ные доходы и устанавливали налоги на крестьянские хозяйства, скот, зем лю, вводили подушные подати, производили сборы за проезд по дорогам.

Все эти налоги и сборы взимались либо имперской монетой, либо нату рой. К концу Сасанидского периода число и величина поборов преврати лись в невыносимое бремя для населения, и этот налоговый пресс сыграл решающую роль в распаде социальной структуры государства.

По своему социально-экономическому укладу и традициям империя персидских царей отличалась большим разнообразием. В нее входили об ласти Малой Азии, Элам, Вавилония, Сирия, Финикия и Египет, которые задолго до возникновения государства персидских племен имели свои развитые цивилизации и социальные институты. Наряду с этими экономи чески передовыми странами персы покорили также массагетские и другие племена, которые находились на стадии разложения родового строя, за нимались собирательством и жили групповым браком.

Для создания эффективного аппарата управления столь разнород ными областями около 519 г. до н. э. Дарий I приступил к осуществлению своих знаменитых административно-финансовых реформ. Государство было разделено им на двадцать административно-податных округов, ко торые назывались сатрапиями. Во главе их стояли сатрапы. Этот титул существовал еще при Кире II и Камбизе, но тогда гражданские и военные функции были объединены в руках одного и того же лица, каковым и яв лялся сатрап. Дарий же ограничил власть сатрапов, установив четкое раз деление функций между ними и военачальниками. Теперь сатрапы пре вратились в гражданских наместников. Они стояли во главе администра ции своей области, осуществляли там судебную власть, следили за хо зяйственной жизнью, поступлением податей и выполнением повинно стей. Армия была в ведении военачальников, независимых от сатрапов и подчиненных непосредственно царю. Однако после смерти Дария I пра вило о четком разделении военных и гражданских функций строго не со блюдалось.

В состав обширных сатрапий могли входить и страны, которые пользовались автономией во внутренних делах. Это относится к отдален ным провинциям, в повседневную жизнь которых персидская админист рация вмешивалась редко, осуществляя управление ими с помощью ме стных правителей и ограничиваясь получением податей. Такие племена, как арабы, колхи, эфиопы, саки и др., управлялись своими племенными вождями.

В связи с осуществлением новых реформ был создан большой цен тральный аппарат во главе с царской канцелярией. Центральное государ ственное управление находилось в Сузах – административной столице Ахеменидской державы. Царский двор осень и зиму проводил в Вавилоне, лето – в Экбатанах, весну – в Сузах, а время больших праздников – в Па саргадах и Персеполе.

Официальным языком Ахеменидской державы был арамейский, ко торый применялся для общения между государственными канцеляриями всего государства. Из центра в Сузах во все концы державы рассылались официальные документы на этом языке. Получив документы на местах, писцы, которые знали два или несколько языков, переводили их на род ной язык наместников областей. Кроме общего для всей империи ара мейского языка в различных странах официальные документы писали и на местных языках, и, таким образом, делопроизводство велось на двух и более языках.

Для управления сатрапиями была налажена регулярная почтовая служба. На крупных дорогах существовали специальные пункты с постоя лыми дворами, которые были расположены на расстоянии дневного пере хода и охранялись государством. На особенно важных из них находились сторожевые укрепления с охраной. От Сард до Суз, например (путь этот составлял около 2470км), было 111 станций. Сменяя лошадей и гонцов, за день можно было преодолеть до 300 км, и все расстояние от Сард до Суз проезжали обычно за неделю.

Дарий основал централизованное управление, поддерживаемое сложной и налаженной системой сообщения и связи. Таким образом, пер сы были первыми из древних народов, использовавшими лошадь рацио нально и эффективно в целях транспортировки и связи.

Клинописные документы из Персеполя, составленные на рубеже VI и V вв., содержат обильную информацию о доставке государственной почты в различные области Ахеменидской державы, от Египта до Индии.

Сохранились, в частности, письма служебного характера и донесения вы сокопоставленных чиновников друг другу. Донесения, адресованные ца рю, обычно отправляли в Сузы и, по всей вероятности, в большинстве случаев фактически были предназначены для царской канцелярии. Из Суз с распоряжениями царя гонцов посылали чуть ли не во все сатрапии. Ес тественно, что для регулярной доставки государственных распоряжений необходимо было располагать значительным штатом профессиональных гонцов, которые находились на постоянном государственном довольст вии. На промежуточных пунктах имелись царские склады, откуда отпус кали продовольствие для гонцов и других чиновников, отправленных с поручениями в дальний путь. Для сообщения срочных вестей применялась также сигнализация огнем. Однако в древности почтовая служба сущест вовала лишь для государственных нужд. Частные письма посылались ли бо с оказией, либо через гонцов или агентов, состоявших на службе у ча стных лиц.

Юго-западную часть Ирана занимал Элам (совр. провинция Хузи стан), где были благоприятные условия для быстрого развития производи тельных сил. Равнинная часть Элама (Сузиана) орошалась водами рек Ка рун и Керха, впадавших в древности в Персидский залив. Эта аллювиаль ная долина – одна из древнейших областей земледельческой культуры.

Уже на рубеже IV – III тыс. до н. э. там выращивали обильные урожаи яч меня, эммера и фруктов. Тогда же здесь возникло и ремесло. Особенно значительного расцвета достигло гончарное дело. Горная часть Элама (совр. Бахтиарские горы) была богата строительным лесом и полезными ископаемыми (медь, свинец и др.). Основным занятием жителей горных районов было скотоводство.

В III тыс. до н. э. основной формой экономической и социальной ор ганизации в Персии являлись сельские общины, куда входили все свобод ные люди независимо от их родственных уз, коллективно владевшие зем лей и совместно обрабатывавшие ее. Эти общины управлялись старейши нами, выбранными народным собранием того или иного города или де ревни. Народное собрание и избранные им должностные лица регулиро вали спорные вопросы, разбирали имущественные тяжбы и судили пре ступников. Однако с начала II тыс. до н. э. стали интенсивно развиваться частные хозяйства с использованием рабского труда. Это приводило к имущественной дифференциации, к распаду сельских общин и разорению свободных общинников, которые лишались земли и орудий труда. Земля стала сосредоточиваться в руках отдельных экономически могуществен ных семей. На смену сельским общинам, которые к концу II тыс. до н. э.

перестали существовать, пришли домашние общины. Производители, входившие в них, были связаны родственными узами. Домашние общины коллективно владели землей и сообща обрабатывали ее и затем делили доходы между собой.

С течением времени в домашние общины могли объединиться и лю ди, которые не были родственниками. Для этого надо было только заклю чить договор о «братстве» и передать свою землю в общинное пользова ние. Однако постепенно такие договоры стали применять для увеличения рабочей силы за счет малоземельных свободных, которые, вступив в об щину, утрачивали свою собственность и принимали участие в обработке земли, получая за это часть урожая. Малоимущим приходилось прибегать к ссудам зерном или деньгами, отдавая в залог свои дома или сады. Кроме погашения ссуды кредитор требовал также уплаты процентов. Поэтому многие малоимущие оказывались в долговом рабстве. Постепенно про цессы имущественной дифференциации привели к разложению домашней общины, распаду коллектива семей как единой хозяйственной ячейки, разделу общинного имущества между отдельными членами и даже к аренде и продаже земли.

Наряду с общинными, а позднее и частновладельческими хозяйства ми в Персии были также царские и храмовые хозяйства. Храмы были соб ственниками крупных земельных владений, занимались торговыми и рос товщическими операциями, давая в долг под проценты зерно, деньги и т.д.

Часть храмовых земель сдавалась в аренду, остальные угодья обрабатыва ли храмовые рабы, а также общинники. Однако в I тыс. до н. э. в результа те бесконечных войн и многократных вторжений чужеземцев на террито рию Элама храмовые хозяйства оказались разоренными и перестали иг рать видную роль в экономической жизни страны.

Ахеменидская империя могла существовать при хорошо налаженной налоговой системе. Однако при Кире II и Камбизе еще не было твердо от регулированной системы податей, основанной на учете экономических возможностей стран, входивших в состав державы. Около 519 г. до н. э.

Дарий I ввел новую систему государственных податей. Все сатрапии обя заны были платить строго зафиксированные для каждой области денеж ные подати серебром, что устанавливалось с учетом обрабатываемой зем ли и степени ее плодородности. В труде Геродота сохранился подробный перечень податей, которые ежегодно платили сатрапии Ахеменидской державы. Согласно ему, в общей сложности подвластные персидским ца рям народы платили в год около 7740 вавилонских талантов серебра ( 200 кг), не считая Индийской сатрапии, которая вносила подать золотым песком. Кроме денежных налогов необходимо было также платить подать натурой: зерном, фруктами, вином, скотом, коврами, одеждой, золотыми и серебряными сосудами и т.д.

Дарий I ввел единую для всей державы монетную единицу, состав лявшую основу ахеменидской денежной системы, а именно золотой дарик весом 8,42 г. Чеканка золотой монеты была прерогативой персидского ца ря. Обычным средством обмена служил серебряный сикль весом 5,6 г с примесью не более 5 %, чеканившийся главным образом в малоазийских сатрапиях от имени царя. Серебряные монеты различной стоимости чека нили также автономные города и зависимые цари, например цари фини кийских городов, а также сатрапы.

Однако монеты персидской чеканки имели ограниченное хождение вне Малой Азии. Обычно торговля велась с помощью слитков нечекан ного серебра, а монеты персидской чеканки играли лишь второстепен ную роль. Поэтому легко понять, почему в кладе серебряных монет, най денных в 1933 г. в Кабуле и свидетельствующих об обращении чеканен ных денег в Восточном Иране (клад был зарыт около 380 г. до н. э.), со держится всего 8 сиклей персидской чеканки. В то же время клад имеет греческие монеты чуть ли не из всех областей Греции и всех времен, на чиная от архаических слитков квадратной формы с клеймами до статеров и тетрадрахм.

Именно в ахеменидское время с монетным обращением ознакоми лись области Восточного Ирана и Средней Азии, и на их территории най дены образцы дариков и других персидских монет. Тем не менее нет ос нований говорить об их широком распространении на этих территориях.

Относительное политическое спокойствие и регулярные контакты между различными сатрапиями Ахеменидской державы и наличие хоро ших морских и сухопутных дорог способствовали развитию международ ной торговли в небывалых до того времени масштабах. Для расцвета тор говых связей большое значение имела и экспедиция морехода Скилака, уроженца области Кария в Малой Азии. Около 518 г. до н. э. Дарий I ве лел ему выяснить возможность установления морских связей между Ин дией и другими странами своей державы. Корабли Скилака проплыли по Индии до Индийского океана и затем, обогнув Аравию, вдоль южных бе регов Ирана добрались до побережья Красного моря.

В Ахеменидской державе существовало много важных караванных путей. В частности, большое значение имела дорога, которая, пересекая Загросские горы, соединяла Вавилонию с Экбатанами и затем продолжа лась до Бактрии и границ Индии.

Для развития торговых контактов немалое значение имело и разли чие в природе и климатических условиях стран, входивших в состав Ахеменидской державы. Из Индии импортировали золото, слоновую кость и благовония. Из Согдианы и Бактрии в страны Передней Азии по ступали лазурит и сердолик, из Хорезма – бирюза. Из Египта вывозили зерно и полотно, из Вавилонии – шерстяную одежду, из финикийских го родов – вино и предметы ремесленного производства (прежде всего стек лянные сосуды).

Особенно обширная информация о торговле сохранилась в вавилон ских документах ахеменидского времени. Большое значение во внутрен ней и внешней торговле имели могущественные деловые дома. Наиболее известным из таких домов был дом Эгиби, который начал функциониро вать еще до ахеменидского времени и продолжал свою деятельность до V в. до н. э. Он продавал и покупал поля, дома, рабов, а также занимался банковскими операциями, выступая заимодавцем, принимая на хранение вклады, давая и получая векселя, уплачивая долги своих клиентов, финан сируя и основывая коммерческие предприятия. Велика была роль дома Эгиби и в международной торговле. Например, представители Эгиби ез дили в Мидию и Элам, покупая там местные товары и перепродавая их в Вавилонии.

В V в. до н. э. в южной и центральной Вавилонии выделялся дом Мурашу, занимавшийся торговыми и ростовщическими операциями. Он брал в аренду поля, принадлежавшие персидским вельможам, чиновникам и царским воинам, платил их владельцам арендную плату и вносил за них в государственную казну денежные и натуральные подати. В течение од ного календарного 423/422 года до н. э. доходы Мурашу одними только финиками равнялись около 48 200 гектолитров, что в денежном исчисле нии составило бы 350 кг серебра.

Стабильность Ахеменидской державы во многом зависела от ар мии. Ее костяк составляли мидийцы и персы. Большая часть взрослого мужского населения персов являлись воинами. Они начинали служить с двадцати лет. В войнах, которые вели персидские цари, не последнюю роль играли и восточные иранцы. В частности, сакские племена Средней Азии поставляли для персидских царей значительное количество при вычных к постоянной военной жизни конных лучников. Высшие долж ности в гарнизонах, основных стратегических пунктах, крепостях и т.д.

обычно находились в руках персов. Армия состояла из конницы и пехо ты. Совместные действия кавалерии и лучников обеспечили персам по беды во многих войнах. Лучники расстраивали ряды противника, после чего кавалерия уничтожала его.

В завоеванных странах для предотвращения восстаний покоренных народов были размещены войска, состав которых был очень пестрым. Но в них обычно отсутствовали жители данной страны. Например, в Египте персидские цари держали армию в 10-12 тыс. человек. Приблизительно такое же число воинов было и в гарнизонной армии, размещенной в Вави лонии.

На границах державы персидские цари сажали воинов, наделив их земельными участками. Из армейских гарнизонов подобного типа лучше всего известна элефантинская военная колония, созданная для несения сторожевой и военной службы на границах Египта с Нубией. В этом гар низоне, размещенном на о-ве Элефантина, находились персы, мидийцы, греки, карийцы, хорезмийцы и другие чужеземцы, но основную его часть составляли иудейские поселенцы, служившие там еще при египетских фа раонах, т.е. до завоевания этой страны персами.

Во время важнейших военных походов все народы державы обязаны были выделить установленное количество воинов. Со времени Дария I персы стали играть господствующую роль и на море. Морские войны ве лись с помощью кораблей финикийцев, киприотов, жителей островов Эгейского моря и египетского флота.

Литература 1. OCR: Андрей Майданский, 2003. Автор статьи – Дандамаев М.А.

Цивилизации Древнего Ирана//Древние цивилизации / Под ред. Г.М. Бон гард-Левина. – М., 1989.

2. Иран и иранцы / Сост. и пер. М. Бехнама и М. Махшулова. – Ал маты: Культурное Представительство при Посольстве Исламской Респуб лики Иран в Казахстане, 1998. – 80 с.

3. Интернет источник – http://www.countries.ru.

Семенова А.А., аспирантка кафедры управления персоналом РГПУ им. А.И. Герцена ИМИДЖ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО Явление, именуемое имиджем, старше своего обозначения, он ока зывал значительное влияние на общественные процессы на протяжении всего существования человечества. Однако сам термин «имидж» начал употребляться в коммерческой рекламе, позже в избирательных кампа ниях.

Под имиджем понимается проявление фрагмента реальности, во площающее определенную идею. Имидж наделяет объект (личность) до полнительными характеристиками, которые способствуют его эмоцио нальному восприятию. Целенаправленно создаваемый позитивный имидж позволяет идеализировать рекламируемый объект, объединять представ ления аудитории и характеристики объекта. Если государственный орган власти представить как политический объект, то правильно созданный имидж позволяет обрести и сохранить политический капитал, то есть до верие избирателей. На сегодняшний день именно доверием общества оп ределяется легитимность власти в целом. Тогда понятно, что несоответ ствие имиджа очевидной реальности приведет к негативной реакции на селения.

Позитивный имидж политического объекта демонстрирует не только способность представлять своих избирателей, но и понимать их. При этом имидж позволит избирателю идентифицировать свою политическую по зицию с представителями органа власти. Подобная общность связывает целевую аудиторию и власть.

Имидж можно рассматривать и как доминантную информацию, ко торая облегчает аудитории восприятие объекта и подготавливает почву для формирования положительной установки. Имидж находится в инфор мационном пространстве, а воспринимается массовым сознанием как ана лог реального пространства. Поэтому реакция аудитории на информаци онную реальность переносится на подлинную реальность. Обратим вни мание на важные особенности информационного пространства в контек сте формирования имиджа. Во-первых, «информационное пространство обладает безграничными возможностями по расширению и наполнению новым содержанием».1 Поэтому для успешного формирования имиджа Почепцов Г.Г. Информационно-политические технологии. – М.: Центр, 2003. – С. 31.

необходимо не простое заполнение информационного пространства нуж ными характеристиками имиджа, а его качественное наполнение. Во вторых, «безграничное информационное пространство может управляться только с помощью поддержания внимания к какому-то его сегменту, что требует определенной ресурсной поддержки».1 Тогда возможна пере стройка со всей совокупности представлений об объекте на фиксацию внимания к заданной проблеме.

Следовательно, создание и сохранение позитивного имиджа воз можно при успешном управлении информационном пространством (и, конечно, при высокой эффективности самого объекта). В подобном управлении ключевой фигурой можно считать спин-доктора (или спин мастера), его деятельность включает ряд процедур, выступающих в каче стве инструмента работы с миром новостей. Spin-технология – это инфор мационное «перекручивание» событий, их представление в выгодном све те. К основным целям spin-технологии относят: исправление информаци онного пространства, его коррекция;

ослабление и ввод новой интерпре тации событий;

изменение приоритетов. Не стоит забывать и о том, что между объектом и имиджем всегда будет существовать разрыв в досто верности, поэтому оценка имиджа условна. Но имидж все же является синтезом отражения социального запроса определенных групп. Таким об разом, построение имиджа можно рассматривать как способ информаци онного воздействия на представления об изолированном объекте, а дейст венность продвижения имиджа зависит от выполнения основных функ ций: удовлетворение информационных потребностей избирателей;

выпол нение оценочной функции и осуществление познавательной функции.

Литература 1. Гринберг Т.Э. Политические технологии: ПР и реклама. – М.: Ас пект Пресс, 2006. – 317 с.

2. Ольшанский Д.В., Пеньков В.Ф. Политический консалтинг. – СПб.: Питер, 2005. – 448 с.

3. Пономарев Н.Ф. Политические коммуникации и манипуляции. – М.: Аспект Пресс, 2007. – 128 с.

4. Почепцов Г.Г. Информационно-политические технологии. – М.:

Центр, 2003. – 384 с.

Там же. – С. 32.

Семенова А.Г., аспирантка кафедры экономической истории СПбГУЭФ ТРАДИЦИИ БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО ГОСТЕПРИИМСТВА:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Гостеприимство – один из древнейших обычаев Ближнего Востока, уходящий корнями в доисламские времена. Радушие по отношению к гос тям свойственно для многих народов, живущих в сложных природных и погодных условиях, будь то крайний север, горная местность или засуш ливая пустыня. В жарком ближневосточном климате, где нередки засухи, песчаные бури и другие природные катаклизмы, возможность рассчиты вать на гостеприимство непосредственно связана с выживанием путеше ственника. С незапамятных времен путник имел негласное право на при ют, кров и еду в доме любого бедуина и кочевника, оставаясь при этом уверенным в своей безопасности. Неуважение к гостю, неоказание ему ра душного приема или обман жестко порицались обществом. Такие тради ции гостеприимства сохранятся среди арабских бедуинов вплоть до XX в., о чем можно судить, например, по воспоминаниям известного британско го археолога и писателя Лоуренса Аравийского: «Все семьи по очереди домогались нашего посещения и жестоко оскорблялись, если наш руково дитель Заал отдавал предпочтение одной из них, нарушая порядок. Когда мы прибывали к избранной палатке, вокруг нее всегда собиралась толпа, и мы проходили на половину для гостей, расширенную ради данного случая и заботливо убранную стенными занавесами на солнечной стороне, чтобы мы могли сидеть в тени»1.

История предприятий гостеприимства в странах Востока охватывает, без преувеличения, несколько тысячелетий. Еще в 5-м тысячелетии до н.э.

на территории современного южного Ирака существовали ханны (khan) – большие просторные помещения для размещения путешественников и от дыха, в которых также проживал хозяин со своей семьей. Появление по стоялых дворов на Древнем Востоке связано с подъемом городов и разви тием торгово-экономических отношений. С развитием цивилизации, воз никла необходимость в создании объектов размещения для купцов, гон цов, простых путников, в первую очередь в гаванях рек. Кодекс Хаммура пи большинство историков называют одним из древнейших манускрип тов, сохранивших упоминания о первых предприятия индустрии госте приимства. Законы вавилонского царя Хаммурапи, подчинившего Месо потамию и Ассирию, были написаны в 1800-1700 гг. до н.э. Несколько Лоуренс Аравийский. Семь столпов мудрости. — СПб.: Азбука, 2001. – С. 96.

статей в законах Хаммурапи были посвящены владелицам питейных до мов. За обман клиентов (например, за разбавление пива водой) и за недо несение о сговоре между посетителями они карались особым «женским»

видом смертной казни – утоплением.

Постоялые дворы были известны на Древнем Востоке под названием караван-сараев. Точнее, караван-сарай представлял собой и постоялый двор, и торговый дом одновременно. Первые упоминания о них относятся к VI в. до н.э. (до этого времени упоминалось о строительстве ханнов).

Принято считать, что слово «караван (кар(е)ван) » персидского происхождения, в свою очередь появившееся при соединении курдского корня kar, миссия (по другой версии, данный корень имеет более широкое значение, обозначает живой переход из одного состояния в другое) и сло ва van, люди. Караваном обычно называют объединившуюся перед лицом опасности в пустынных районах группу путешественников, преследую щих торговые, паломнические или иные цели, и сопровождающих их вьючных животных (верблюдов, ослов, мулов, редко лошадей), перевозя щих людей и грузы. Слово «сарай» присутствует во многих тюркских, а также персидском языках, к древнему корню sara (,) вероятно родст венному понятиям Сар (царь), Ра, фараон, добавляется персидский суф фикс –yi. В традиционном понимании народов Востока это слово занимает особое место, проделав путь от «дворца» до более упрощенного определе ния как «жилища, дома, местожительства» или даже просто «склада, за крытого двора». Нельзя не вспомнить, что впоследствии это нашло отра жение в названии целых крупных городов: Бахчисарай (буквально «садо вый дворец»);

Сарай, столица Золотой Орды.

Необходимо отметить, что в западном понимании это слово зачас тую приобретает слегка пренебрежительную, иногда даже комичную ок раску, что не всегда справедливо. Это можно объяснить тем, что караван сарай существенно отличается от привычных постоялых дворов и гости ниц, появившихся позднее в Европе, а нередко и просто неприятием за падной цивилизации некоторых элементов восточной культуры и тради ций. Так, караван-сараи, многие из которых внешне действительно напо минали дворцы, были полностью лишены какой-либо утвари, поэтому многочисленным путешественникам приходилось возить с собой постель, ковры, посуду и провизию для себя и вьючных животных. Посреди по стройки, как правило, располагался колодец, но иногда воду приходилось везти издалека. В отличие от крупных городов, где караван-сараи больше напоминали современные гостиницы и предоставляли целый комплекс дополнительных услуг (питание, бани и т.д.), то немногое, на что мог рас считывать путешественник вдали от населенных пунктов – вода, ночлег и относительная безопасность. При этом уровень обслуживания в караван сараях был несоизмеримо выше, чем в подобных заведениях Европы того времени. Вероятно, именно частые набеги разбойников в пустыне – ос новная причина того, что караван-сараи практически представляли собой голые внешние стены из кирпича и камня, с единственными воротами, предоставлявшими возможность отбить нападение и выдержать недолгую осаду. Таким образом, украсть можно было лишь имущество самих путе шественников, несмотря на то, что практически у каждого караван-сарая было несколько систем охраны, практически превращавшее их в неболь шие оборонительные замки.

С возникновением ислама стремление арабов, проживавших на тер ритории Аравийского полуострова, распространить свою религию и сферу влияния на другие страны и народы существенно возросло. Владения арабского халифата простирались на территориях современного Ирана, Палестины, Сирии, стран Северной Африки и ряда других. Централизо ванная власть требовала подробных знаний не только об собственных об ширных территориях: арабские правители отправляли посольства в другие страны, составлялись подробные карты чужих земель, путешествие счита лось обязательной частью образования. Нельзя не отметить важную роль арабских путешественников для расширения человеческих представлений о мире. Стремясь распространить свою веру, арабы с Аравийского полу острова завоевывают огромную территорию, на востоке ограниченную Иранским нагорьем и Туркестаном, на севере от Аравии Месопотамией, Армянским нагорьем и частью Кавказа, на северо-западе Сирией и Пале стиной, а на западе – всей Северной Африкой и частью Пиренейского по луострова. Именно арабы в то время владели важнейшими дорогами, свя зывающими Европу с Азией и Китаем, перекрыв для европейцев сухопут ное сообщение с Индией. Правила ислама принесли изменения и в сферу гостеприимства: мусульманская вера предписывала предоставлять путни кам кров и приют безвозмездно в течение трех дней. Такое гостеприимст во по отношению к чужеземцам отмечал известный русский купец Афана сий Никитин, путешествовавший по Персии, Индии и Турции, в своих пу тевых заметках «Хожение за три моря».

Наибольшего расцвета система караван-сараев достигает в средние века, когда подобные строения располагались на расстоянии дневного пе рехода друг от друга. Благодаря развитию торговых связей, усилению транзитной караванной торговли и ростом городов на Ближнем Востоке, система караван-сараев постоянно расширялась, достигнув расцвета в IX XVIII вв., комфорт в таких заведениях также постепенно рос.

По свидетельству турецкого историка М. Армагана, «в османском государстве в первую очередь в городе закладывали соборную мечеть или гробницу того или иного святого, затем ее окружали банями, постоялым двором и другими сооружениями, необходимыми для торговли, после это го строили жилые кварталы;

такой город считался благоустроенным»1.

Ряд исследователей индустрии гостеприимства, в частности Волков Ю.Ф., отмечают, что «турки-сельджуки, построившие много караван-сараев, ис ходили из социальных соображений: каждый путешественник независимо от национальности и религии получал на три дня ночлег с питанием, ме дицинским уходом, а бедняки получали новую обувь, и все это – за счет государства»2, можно было воспользоваться услугами врача, выпить чай и даже кофе. Для держателей постоялых дворов предусматривались специ альные налоговые послабления, нередко их освобождали от службы в ар мии и других повинностей. В современной Турции сохранилось более ста древних караван-сараев, некоторые с внутреннем двором и номерами до трех этажей, в настоящее время открытие как музеи.

С развитием современных видов транспорта, караван-сараи, распо лагавшиеся на транзитных путях, постепенно утратили свое значение для торговли и развития общественно-экономических отношений. «Город ские» же караван-сараи послужили основой для организации гостиничных сетей региона. С конца XX в. начинается бурное развитие гостиничной индустрии на Ближнем Востоке: туризм является существенным источни ком пополнения бюджета стран Северной Африки, страны Персидского залива не скупятся вкладывать доходы нефтяной отрасли в развитие пред приятий гостеприимства, видя в них широкие возможность для будущего развития и диверсификации своей экономики. Страны Северной Африки, например, Египет, привлекают туристов низкой ценой за гостиничные но мера категории люкс, страны Персидского залива делают ставку на рос кошь и качество обслуживания, Иран, практически закрытый по полити ческим причинам для западных туристов, развивает сети особых ислам ских отелей, ориентированных в основном на арабских гостей.

Самые яркие и дорогостоящие гостиничные проекты современности осуществлялись в эмирате Дубай, где основная ставка делалась на разви тие торговли и туризма, а доходы от нефтедобычи инвестировались в грандиозные проекты, призванные привлечь туристов со всего мира:

строительство самой высокой в мире башни Burj Khalifa, семизвездочный отель Burj Al Arab «Парус», самый большой в мире шопинг-центр Emi rates Mall, в котором действует горнолыжный центр «Ski Dubai», круп нейший в мире парк аттракционов Дубайлэнд, искусственные насыпные острова Palm Jumeirah (в виде пальмы) и «Карта мира» (повторяющий очертания континентов). Рынок недвижимости эмирата был сильно пере грет, в результате чего во время кризиса 2008-2009 гг. многие проекты были заморожены. Большое внимание страны Персидского Залива уделя Цит. по: Смагулов Б.К. История гостиничного сервиса. – Омск: ОГИС, 2003. – С. 20.

Волков Ю.Ф. Гостиничный и туристский бизнес. – Ростов н/Д: Феникс, 2008. – С.85.

ют развитию инфраструктуры (например, строительству сверхсовремен ных аэропортов), параллельно арабский капитал инвестирует во всемирно известные гостиничные бренды, например Four Seasons.

В настоящее время на Ближнем Востоке присутствуют практически все крупнейшие международные гостиничные сети, сочетая современные мировые стандарты с многовековыми традициями ближневосточного гос теприимства.

Литература 1. Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. Т.4. – М.: Издательство Акад. Наук, 1957.

2. Лайко М.Ю., Штыхно Д.А. Мировая индустрия гостеприимства. – М.: Изд-во Рос. экон. акад., 2006.


3. Этикет у народов Передней Азии / Под ред. Байбурина А.К., Ре шетова А.М. – М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988.

4. Лоуренс Аравийский. Семь столпов мудрости. – СПб.: Азбука, 2001.

5. Смагулов Б.К. История гостиничного сервиса. – Омск: ОГИС, 2003.

6. Волков Ю.Ф. Гостиничный и туристский бизнес. – Ростов н/Д:

Феникс, 2008.

7. Мерникова Н. «… Для удовольствия соотчичей и чужестранцев»

(из истории туризма) // Управление персоналом. – 2001. – № 5.

8. Тубольцева Н. Дубай: город пляжей и небоскребов // Комсомоль ская правда. – 2009. – 7 июля.

9. Мамедов М.-Т. Караван-сараи. – URL: http://grafik.org.ru/mamedov karavan.html# Семенова А.Г., аспирантка кафедры экономической истории СПбГУЭФ ЭВОЛЮЦИЯ ГОСТИНИЧНОГО ДЕЛА В США И СТРАНАХ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ НА РУБЕЖЕ XIX–XX ВЕКОВ Промышленная революция и связанные с ней изменения в структуре всего общества, привели к бурному экономическому росту, повышению жизненного уровня населения и увеличению миграции рабочей силы во многих регионах планеты, а также к важнейшим изменениям в транспорт ной сфере, что открыло новый, поворотный этап в эволюции гостинично го дела. Именно в XIX веке увеличение потоков путешествующих, воз никновение первых бюро путешествий и зарождение массового туризма приводят к активному строительству гостиниц разного класса в США и Западной Европе, начнется процесс формирования гостиничного бизнеса как важной отрасли национального хозяйства в целом ряде стран.

Вплоть до середины XIX века путешествующих можно было разде лить на две, разительно отличающиеся друг от друга категории: элита об щества, преследующая культурно-познавательные и оздоровительные це ли, и бедный люд, отправляющийся в путь в поисках лучшей доли. Обес печенные слои населения отдыхали на французской или итальянской Ривьере, отправлялись в длительные путешествия по Египту и Греции.

Также в аристократических кругах с новой силой распространяется мода на оздоровительные поездки «на воды», отдых на традиционных европей ских курортах с минеральными и термальными источниками, известными еще со времен Римской империи (Баден-Баден, Мариенбад, Карлсбад, Виши и другие), открываются гостиницы высочайшего класса «Бадише Хоф» в Баден-Бадене, «Гранд-отель Швайцерхорт» в Интерлакене. Ак тивно развиваются и новые курорты в Швейцарии и Германии. При этом значение курортов (от нем. Kur – лечение, Ort – место), как места лечения, ослабевает, они превращаются скорее в центры отдыха и развлечений, включая азартные игры. Именно в это время появляются первые роскош ные отели, зачастую переоборудованные из дворцово-парковых комплек сов, рассчитанные на высшую прослойку общества, которые могли удов летворить все возрастающие потребности путешественников. Открытая в 1870-х гг. в Санкт-Петербурге гостиница «Европейская», также стала в один ряд с лучшими отелями Европы.

В 1898 г. в Лондоне открылся отель Savoy, который можно назвать вершиной «гостиничного искусства» того времени. Его управляющим был знаменитый отельер Цезарь Ритц, который начинал свою карьеру мальчи ком на побегушках в парижском отеле Voisin, а в 22 года возглавивший Grand National Hotel в Люцерне (Швейцария), благодаря ему вскоре пре вратившуюся в популярнейшую гостиницу города. Имя Ритца (до сих пор присутствующее в названии сети отелей Ritz-Carlton) превратилось в на рицательное в гостиничном бизнесе, став синонимом роскоши и изыскан ности. Современники отмечали особую утонченную атмосферу отеля Savoy, его лоску и стилю стремился подражать весь гостиничный мир.

Именно Ритц внес ряд революционных для индустрии гостеприимства то го времени новшеств, сделав обеды в лондонском Savoy непременным ат рибутом светской жизни для представителей обоих полов. До этого вре мени в престижных ресторанах Европы собирались исключительно муж чины. Согласно нововведению Ритца, посетителям разрешалось прихо дить исключительно в вечерних нарядах, в ресторане подавали самые изысканные блюда европейской кухни, а также приглашались лучшие ин струментальные оркестры. Сам Ритц считал необходимым качеством управляющего умение общаться с публикой, прислушиваться к желаниям людей, подняв искусство менеджера на новую ступень.

Закономерно, что именно Англия, страна, первой завершившая про мышленный переворот, становится законодательницей новых стандартов отельного дела по всему миру. Именно там с новой силой распространяет ся традиция на длительные путешествия молодых людей, привыкших к комфорту, закончивших школу, но еще не поступивших в университет, по всей Европе. Вскоре размах путешествий перестает ограничиваться лишь европейскими городами: из Англии, «владычицы морей», студенты, тор говцы, колониальная администрация направляются по всему миру, пре следуя образовательные, предпринимательские и дипломатические цели, осваивая новые ранки и распространяя моду на «английский стиль».

Изобретение парохода Фултоном в 1807 г. и паровоза Стефенсоном в 1814 г. приводит к расширению дорожно-транспортной сети по всей Ев ропе, что позволило существенно упростить и удешевить передвижения, одновременно сделав их более комфортными и безопасными. Растет взаи мосвязь между городами различных регионов планеты: «Началась эра массовых коммуникаций, не покидая любой европейской столицы можно было узнать, что происходит в других крупных городах мира»1. Промыш ленный переворот, сопровождающийся резким увеличением производи тельности труда, быстрой урбанизацией и ростом благосостояния населе ния, наряду с постепенным сокращением рабочего времени, и появлением социальных гарантий в виде оплачиваемых отпусков увеличили число пу тешествующих за счет «среднего класса».

Следствием такого развития можно считать появление во второй по ловине XIX века первых бюро путешествий, организовывавших туристи ческие поездки для широкого круга лиц. Идея продажи первых туров на отдых принадлежит английскому баптистскому миссионеру Томасу Куку.

В 1841 г. Кук организует поездку 570 человек на квартальный съезд Об щества трезвенников, секретарем которого был избран единогласно, а в 1851 г. – поездку для 165 тыс. человек в Лондон на первую Международ ную промышленную выставку. Кук отправляет группы английских тури стов во многие города Европы, в Палестину (паломничество на Святую Землю), а позднее и в США. Дорожными чеками, придуманными Куком, до сих пор пользуются во всем мире, а знаменитая серия «Путеводители Томаса Кука» существует и по сей день. Постепенно идея массовых тури Воронкова Л.П. История туризма и гостеприимства: Учебное пособие. – М.: ФАИР ПРЕСС, 2004. – С.164.

стических поездок распространяется из Англии по всей Европе, в первую очередь в наиболее быстро развивающихся странах. Так, в 1863 г. в Брес лау открывается первое в Германии бюро путешествий – «Райзебюро Штанген»: при этом количество людей, способных позволить себе поезд ки на отдых, постоянно увеличивалось. «Райзебюро Штанген» заключает контракты с несколькими пароходными компаниями, активно рекламируя и продавая морские круизные поездки.

Следует отметить, что морской транспорт того времени постоянно совершенствовался, строились первые гигантские лайнеры – «Сириус», «Кайзер», чуть позднее «Лузитания», «Мавритания», «Император», «Фа терланд» и другие. Путешествия на морских судах были чрезвычайно до роги, и владельцам пароходов приходилось работать в условиях жесто чайшей конкурентной борьбы. Как правило, на крупные трансатлантиче ские лайнеры продавались билеты первого, второго и третьего классов, и если пассажиры первого класса отправлялись на увеселительную морскую прогулку (прототип современного комплексного туристского продукта – круиза), то для пассажиров третьего класса это был единственный шанс отправиться за океан, и начать там новую жизнь.

Переселение европейцев в Америку напрямую способствовало раз витию индустрии гостеприимства. В отличие от Европы, здесь было не принято подолгу останавливаться у родственников или друзей, каждая вновь прибывшая семья сама должна была позаботиться об обеспечении ночлега. Постоялые дворы и таверны активно строились не только в круп ных городах Американского континента, но и вдоль дорог, особенно на пересечении путей, чрезвычайно быстро осваивались все новые и новые земли. Основываются новые города, которые позднее превратятся в круп ные гостиничные центры. Постоянный рост территорий, вследствие захва та земель на Западе вплоть до Тихого океана, приводит к географическому расширению гостиничного хозяйства. В течение XIX века в Соединенных Штатах проходил настоящий гостиничный бум, пик которого пришелся на 30-50-е гг. Таким образом, на территории английских колоний в Северной Америке была создана разветвленная сеть размещения, учитывающая возможности всех приезжающих.

Существенным отличием американских гостиничных структур было то, что они изначально создавались исключительно для получения прибы ли, то есть преследовали коммерческие цели, в отличие от Европы, где гостиницы зачастую исполняли социальные функции. В связи с этим, при размещении людей практически полностью отсутствовала дискриминация по классовому признаку: в Америке того времени можно было потерять или нажить состояние очень быстро, поэтому владельцев гостиниц не ин тересовало положение постояльца в обществе, главное, чтобы он мог за платить по счету. Кроме того, большинству из переселенцев, вступивших на землю Американского континента, подолгу приходилось жить в гости ницах вместе со своими семьями, поэтому у гостиничных структур Ново го Света не было репутации «пристанища пороков», с чем можно было столкнуться в Европе. Ярким примером этому может послужить то, что вплоть до 90-х гг. XX в. во всех американских гостиницах существовала традиция, появившаяся более столетия назад в одной из гостиниц штата Монтана, согласно которой каждого постояльца ждал в номере экземпляр Священного Писания. В настоящее время американское общество стало более политкорректно и толерантно к представителям других религий, поэтому Библия появляется в номерах только по предварительному тре бованию.


Постоялые дворы и таверны изначально становились излюбленным местом встреч и отдыха горожан, где наряду с житейскими обсуждались и серьезные политические вопросы. Владельцы гостиниц были людьми со стоятельными и уважаемыми, к их мнению прислушивались. Так, амери канские президенты Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн начинали свои политические карьеры именно в тавернах, владельцами которых яв лялись. Знаменитая таверна Fraunces Tavern (существующая и до сих пор) служила штабом генерала Джорджа Вашингтона, где он произнес свое знаменитое Прощальное слово, а таверна «King's Arms» была превращена в штаб английского генерала Гейджа в годы американской революции.

Таким образом, гостиницы и таверны в Америке всегда были центрами общественной жизни, отражая не только развитие индустрии гостеприим ства, но и историю страны в целом.

Первой американской гостиницей, располагавшейся в специально построенном для нее здании, стал 70-ти комнатный «City-Hotel», откры тый в 1784 г. в Нью-Йорке. До этого гостиницы располагались в обыч ных жилых домах, также в отели постепенно переоборудовались много численные общежития для рабочих. Многие новые здания, построенные для дальнейшего использования в качестве гостиниц, представляли со бой ничто иное, как голые стены, разделенные символическими перего родками внутри. Желание расселить как можно больше людей было столь высоко, что неиспользованным не оставался ни один метр жилой площади, что, естественно, сказывалось на комфорте постояльцев. Со временем подобные отели перестраивались и благоустраивались, однако типичная для гостиничного хозяйства США привычка экономить про странство оставалась еще долгое время: например, умывальники в боль шинстве американских гостиниц не отделялись от жилой комнаты собст венной стеной.

Гостиничный бизнес в Америке был чрезвычайно прибыльным де лом, но сильная конкуренция постепенно привела к корректировке ры ночной стратегии в этой сфере. К концу XIX века начинается закономер ный переход «от количества к качеству»: все большее внимание уделяется высокому уровню предоставляемых услуг.

Первоначально американские постоялые дворы практически полно стью копировали европейские, как с архитектурной точки зрения, так и в отношении предлагаемого обслуживания, при этом использовался опыт строительства и управления, который был накоплен переселенцами. За образец были взяты английские таверны и гостиницы, не только потому, что Англия была новатором в области гостиничного дела того времени, и английский тип организации услуг гостеприимства считался самым луч шим, но и потому, что большинство «новых американцев» были именно выходцами из стран, входящих в Британскую Империю.

В 1829 г. в Бостоне открывается 170-комнатный отель первого клас са Tremont House, самое большое и дорогое здание в Америке того време ни. Именно здесь клиентам впервые были предоставлены такие уникаль ные услуги, как водопровод, туалет и ванна с холодной и горячей проточ ной водой, а также бесплатное мыло. Номера имели различную вмести мость (начиная от одноместного), из него можно было связаться с персо налом гостиницы, при помощи специальной переговорной системы (про образом телефона), каждый номер запирался на ключ изнутри. Также впервые была введена служба рецепции и налажена работа посыльных.

Принято считать, что с постройкой этого отеля, концепция которого была моментально скопирована, американский подход к управлению гостинич ным бизнесом стал определяющим в мире.

Владельцы гостиниц стремились превзойти друг друга размерами и роскошью новых гостиничных зданий. Hotel del Coronado в Сан-Диего – и по сей день одна из исторических достопримечательностей города, все мирной славе которой во многом способствовал уникальный архитектур ный стиль. Именно в Новом Свете впервые появились крупные отели. Во многих городах Америки открывались отели-дворцы: Palmer House в Чи каго, St. Charles и St. Louis в Новом Орлеане, Planter’s Hotel в Сент-Луисе.

Внутренне убранство также призвано было поразить постояльца, «иногда интерьеры, заполненные предметами «антиквариата» сомнительного про исхождения, отличались безвкусицей, но в чем просто невозможно было усомниться, так это в качестве кухни»1. В 1875 г. в Сан-Франциско был открыт самый дорогой и роскошный для своего времени Palas Hotel, вме стимостью 800 номеров. По ценам того времени строительство обошлось в колоссальную сумму – 5 млн долларов. Первый в мире небоскреб был выстроен в США именно как гостиница. Ведь именно в гостинице впер вые появляется такое неслыханное в Европе того времени удобство, как Уокер Дж. Р. Ведение в гостеприимство: Учебное пособие. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. – С.26.

лифт. Американские отели поражали приезжий люд своими просторными вестибюлями, бальными залами, чудесами сантехники.

К середине XIX века каждый первоклассный отель в Америке имел своего французского шеф-повара. В гостиницах вводится так называемый «европейский план» организации оплаты за гостиничные услуги, согласно которому гости платят не за номер плюс питание, а только за номер, что позволяет им заказывать блюда в ресторане отеля самим, либо питаться где-нибудь еще. Появляется традиция использовать двуязычное меню, в котором названия блюд на французском и английском языках размеща лись друг напротив друга. Эта традиция получила очень широкое распро странение, так как немногие посетители высококлассных ресторанов в Америке могли прочесть меню модной в то время швейцарско французской кухни на французском языке.

Большой вклад в развитие американской гостиничной индустрии внес Фред Харвей, открывший в 1876 г. свой первый ресторан на втором этаже вокзала в городе Топика (столица Канзаса) на железнодорожной ветке Топика – Санта-Фе. Его ресторан выгодно отличался от всех заведе ний такого рода хорошо приготовленной пищей, чистотой скатертей и вежливым обслуживанием. В то время пассажиры железных дорог даже дальнего следования брали еду с собой, не желая останавливаться в со мнительных столовых во время пути. Бизнес Харвея начал быстро и ак тивно развиваться. В том же году, в городе Флоренс (Канзас), располо женном на той же железной дороге, ведущей в Санта-Фе, Харвей открыл и свою первую гостиницу. В период с 1880 по 1890 гг. через каждые миль по этой дороге открывались все новые и новые «Дома Харвея». Они славились не только хорошими условиями проживания, беспрецедентны ми обедами из семи блюд и вежливыми официантами, но и знаменитыми «девушками Харвея» – в гостиницах работали симпатичные, вышколен ные девушки из лучших семей Восточного побережья.

Нельзя не отметить, что в это время стандарты обслуживания значи тельно возрастают, что приводит к повышению требований к квалифика ции работников. Если раньше обслуживанием постояльцев занимался сам хозяин, его семья и прислуга, то теперь появляется необходимость содер жать целый штат сотрудников. Изменяется и форма оплаты труда: гости ничный персонал получает фиксированную заработную плату, а не при служивает в обмен на предоставляемые жилье и питание. Все большее распространение получает практика «чаевых», что делает работу более высокооплачиваемой, а значит, и более популярной. Привычными стано вятся и названия новых профессий: швейцар, портье, консьерж, гарсон и др., как правило, заимствованные из французского языка (подражание вы сококлассным швейцарским курортам). Если ранее обучение персонала осуществлялось непосредственно на рабочем месте, то в XIX в. появляют ся первые школы, готовившие специалистов для работы в крупных отелях.

Так появляются первые профессионалы индустрии гостеприимства.

Отельное дело США конца XIX- начала XX вв. развивалось благо даря ярким личностям, новаторам, имена которых до сих пор присутству ют в названиях крупных гостиничных сетей: Эллсворт Статлер, Копрад Хилтон, Дж. Уиллард (Билл) Мариотт. Например Эллсворта Милтона Статлера многие признанные эксперты индустрии гостеприимства, в ча стности Джон Уокер, называют «главным специалистом в гостиничном деле всех времен и народов». Начав свою карьеру с качестве посыльного в небольшом отеле г. Уилинга, штат Западная Виргиния, Статлер позднее возглавил отель Inside Inn на 2257 номеров, ставший крупнейшей досто примечательностью Всемирной выставки в Сент-Луисе, в 1908 г. открыл отель Buffalo Statler, который принято считать первой комфортабельной гостиницей для среднего класса, а в 1912 г. стал первопроходцем в облас ти гостиниц делового назначения, открыв отель Cleveland Statler, ориенти рованный на крупные бизнес-группы, введя ставшие абсолютно привыч ными для нас новшества, такие как бесплатная газета каждое утро, почто вые услуги, выключатель у дверей, радиоточки, прикроватные освети тельные приборы, множество полотенец в каждом номере.

В конце XIX века в США произошло расслоение гостиничного про дукта. Развитие гостиничной индустрии пошло по пути создания отелей двух типов: во-первых, крупных и роскошных;

во-вторых, сравнительно небольших гостиниц с умеренными ценами, но достаточно высокими стандартами обслуживания. К этому времени США становятся признан ным мировым лидером индустрии гостеприимства, существенно превзой дя страны Западной Европы по темпам развития и уровню обслуживания.

Можно сказать, что время на рубеже XIX-XX вв. принесло индуст рии гостеприимства гораздо больше новшеств и импульсов к развитию, чем вся предыдущая история.

Литература 1. Уокер Дж. Р. Ведение в гостеприимство: Учебное пособие. – М.:

ЮНИТИ-ДАНА, 2006.

2. Воронкова Л.П. История туризма и гостеприимства: Учебное по собие. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004.

3. Азар В.И. Введение в экономику иностранного туризма. – М., 1975.

4. Макаренко С.Н., Саак А.Э. История туризма. – Таганрог: Изда тельство ТРТУ, 2003.

5. Соколова М.В. История туризма: Учебное пособие. – М.: Изда тельский центр «Академия», 2006.

6. Смагулов Б.К. История гостиничного сервиса: Учебное пособие. – Омск – ОГИС, 2003.

7. Кузьмина Н. Человек, который придумал туристический бизнес // Top-Manager. – 2008. – № 4.

Серов П.М., аспирант СЗАГС ОСОБЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ:

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ Российская практика создания и использования особых экономиче ских зон составляет уже более 20 лет. Зоны создавались в разных регионах нашей страны, в том числе и на территории таких регионов как Кабарди но-Балкарская Республика, Республика Ингушетия, которые относятся к Северо-Кавказскому экономическому району.

Наиболее известной стала зона экономического благоприятствова ния, которая располагалась на территории республики Ингушетии. Зона была создана по инициативе Совета Министров Ингушетии. Правительст во РФ в июне 1994 г. приняло постановление «О зоне экономического благоприятствования на территории Ингушской Республики».

В этом положении реализовывались принципиальные положения, содержащиеся в Указе Президента РФ от 25 февраля 1993 г. «О неотлож ных мерах по государственной поддержке становления и социально экономического развития Ингушской Республики» и касающиеся стаби лизации политической и экономической ситуации, выполнения програм мы экономического и социального развития Ингушетии, становления ры ночной инфраструктуры и создания благоприятных условий для притока и размещения отечественного и иностранного капитала на территории рес публики.

Предполагалось, что зона экономического благоприятствования (ЗЭБ), или оффшорная зона будет функционировать на территории рес публики в течение года с 1 июля 1994 г. по 1 июля 1995 г. Управление ЗЭБ «Ингушетия» согласно Положению осуществлялось администрацией зоны. Глава администрации зоны назначался Правительством РФ по пред ставлению Президента республики;

разрабатывался и утверждался статус и Положение об администрации зоны. Согласно постановлению прави тельства РФ правительству Ингушетии предоставлялась бюджетная суда в размере налогов, которые уплачиваются предприятиями, зарегистриро ванными на территории ЗЭБ, что позволяло обойтись без взимания нало гов, поступающих в бюджет республики Ингушетии. Предполагалось, что в пределах ЗЭБ не должно быть зарегистрировано более 15 тысяч пред приятий.

Каждое из предприятий, для предоставления юридического адреса и налоговых льгот должно было заплатить регистрационный сбор в размере около 4 тыс. долл.;

если же регистрировалось совместное предприятие со 100% иностранными инвестициями, то налог составлял около 5 тыс. долл.

Так же взымалась ежегодная оплата за продление регистрации – которая составляла около 3 тыс. долл.;

для совместных предприятий со 100% ино странными инвестициями – 4 тыс. долл.

По Положению Министерство финансов РФ должно было предоста вить зоне бюджетную суду (в объеме ожидаемых налоговых и иных пла тежей) с индексацией на соответствующий период:

в 1994 г. 150 млрд руб.;

в 1995 г. – до 500 млрд руб., в 1996 г. – до 300 млрд руб.

Спустя год существования у зоны возникли проблемы с субъектами Федерации, так как компании уходя от налогов, регистрировались на тер ритории зоны.

Так, по данным исследователей 160 предприятий, осуществляющих свой бизнес на территории Ставропольского края, были зарегистрированы в Ингушетии, в их числе и такие гиганты, как «Ставропольнефтепродукт».

Та же ситуация возникла и в Ростовской области, где действовали предприятия, зарегистрированные в зоне экономического благоприятство вания, среди которых такие крупные предприятия, как «Донской табак», «Электроинструмент», «Гранит» и другие. Бюджет области недополучил около 80 млрд руб. Даже относительно далекая Башкирия недосчиталась более 1,5 млрд руб. Это вынудило Государственную Думу принять Поста новление, в котором указывалось, что необходимо приостановить все бан ковские операции предприятий оффшорной зоны до выплаты ими налогов в местный бюджет». Иными словами, в этом постановлении недвусмыс ленно предписывалось налоговым органам на местах выявлять зарегист рированные в Ингушетии «оффшорные» предприятия, фактически рас сматривая их как уклоняющиеся от налогов и постановки на учет в нало говых органах на территориях, где фактически ведется хозяйственная дея тельность.

Интересная ситуация сложилась с бюджетными судами согласно Постановлению Правительства РФ №450 «О приостановлении действия и признании утратившими силу некоторых решений Правительства РФ». Они были отменены, но спустя 1,5 месяца, они были возвращены еще одним Постановлением Правительства РФ № 634 от 29 июня года.

Особенностью ЗЭБ «Ингушетия» являлось то, что в отличие от ми ровых оффшорных зон, на ее территории разрешалась производственная деятельность регистрируемых предприятий. Классическим правилом оффшора является ориентация на привлечение, в первую очередь, ино странных инвестиций. Поэтому, как правило, налоговая и другие льготы устанавливаются лишь для иностранных компаний, и параллельно прини маются меры по изоляции оффшорного бизнеса от внутреннего рынка.

Постановлением Правительства РФ от 16.01.96 №36 «О продлении срока функционирования зоны экономического благоприятствования «Ингуше тия» существование зоны было продлено до 31 декабря 1996 г.

Несмотря на все попытки оживить ЗЭБ «Ингушетия», проблема эко номической отсталости региона не была решена, а лишь усугубляла нега тивные явления в экономике РФ: бюджетный дефицит, бюджетные поте ри, криминализация внешнеэкономических структур, отток капитала и т.д.

Во многом из-за этого регистрация предприятий в оффшорной зоне «Ин гушетия» была прекращена с 1 января 1997 г. Сама зона прекратила свое существование в связи с вышедшим постановлением Правительства РФ от 03.07.97 №821 «О прекращении действия зоны экономического благопри ятствования «Ингушетия». Согласно постановлению, продление срока функционирования зоны экономического благоприятствования «Ингуше тия» было признано нецелесообразным.

Тем не менее, 3 февраля 1996 года вступил в силу Федеральный за кон от 30.01.96 № 16-ФЗ «О центре международного бизнеса «Ингуше тия». Согласно этим документам преференциальный режим был сохранен, но уже на других условиях.

Закон действовал только в отношении компаний Центра, которые являлись нерезидентами РФ. Деятельность предприятий-нерезидентов была ограничена:

• компании Центра не могли вести никаких коммерческих операции на территории России, за исключением приобретения услуг и товаров для жизнеобеспечения их офисов и иностранного персонала в Центре;

• компании Центра могли учреждаться в двух организационно правовых формах: общества с ограниченной ответственностью (уставный капитал должен был составлять 1500 долларов США) и акционерного об щества (уставный капитал 15000 долларов США).

Вместе с тем предприятия получали и определенные льготы:

• ускоренный упрощенный порядок регистрации (3 дня);

• полное освобождение от уплаты всех налогов РФ, за исключением регистрационного (700 долларов США) и годового (400 долларов США) сборов;

• валютная автономия и освобождение от валютного контроля опе раций;

• освобождение от таможенных пошлин и сборов товаров, ввозимых для обеспечения деятельности компаний в Центре;

• конфиденциальность и анонимность;

• гарантия перерегистрации в Центре международных компаний, за регистрированных в других государствах.

Центр был ликвидирован Указом Президента республики Ингуше тия № 292 от 30.07 2002.

Нужно отметить, что ФЗ «О международном центре бизнеса «Ингу шетия»» утратил силу только в январе 2005 года с в после вступления в силу закона № 122-ФЗ от 22.08.2004 «О внесении изменений в законода тельные акты Российской Федерации и признании утратившими силу не которых законодательных актов Российской Федерации в связи с приня тием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Феде ральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Следующим регио ном, опыт которого хотелось рассмотреть, является Кабардино-Балкария.

Экономическая зона создавалась в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 300 от 22 марта 1995 года. Согласно этому ука зу Кабинет Министров Кабардино-Балкарской Республики в трехмесяч ный срок должен был подготовить и представить на утверждение в Пра вительство Российской Федерации проект Положения о свободной эконо мической зоне «Кабардино-Балкария» и проект Программы ее развития. В итоге в декабре 1995 года выходит постановление Правительства Россий ской Федерации № 1244 «О Стабилизации и развитии экономики Кабар дино-Балкарской Республики и создании на ее территории Свободных экономических Зон».

В этом указе Министерству экономики Российской Федерации предписывалось в приоритетном порядке рассматривать предложения Кабинета Министров Кабардино-Балкарской Республики по привлече нию инвестиционных кредитов в рамках Программы. Министерству фи нансов Российской Федерации предоставлять в установленном порядке государственные гарантии по иностранным кредитам под согласованные проекты.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.