авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«1 Автор выражает глубокую признательность и благодарность всем тем, кто участвовал в подготовке материалов этой книги и способствовал ее изданию в столь ...»

-- [ Страница 2 ] --

Технология великого обмана Необходимость обеспечения соответствия предложенного к приватизации совокупного уставного капитала общему объему выпущенных платежных средств — приватизационных чеков - потребовала «замораживания» уставных капиталов приватизируемых предприятий в оценке на 1 июня 1992 года в течение всего периода чековой приватизации, срок был установлен 1 год. После подведения итогов чекового этапа приватизации стало известно, что аукционный способ продажи позволил продавать в среднем 0,21 акции (1000 номинала) на один чек, т.е. на один чек достоинством в 10000 рублей пришлось в среднем акций только на рублей. При этом чековая авантюра длилась в условиях высочайших темпов инфляции (среднемесячный уровень достигал 21 процента) более 1,5 лет. За это время была проведена переоценка основных производственных фондов трижды: в 20, в 8 и в 3 раза. Номинал акций не менялся, менялось его содержание - к каждому рублю номинала в строке бухгалтерского баланса «добавочный капитал» был прицеплен довесок в 480 рублей.

Эту особенность чековой приватизации высоко оценили собиратели ваучеров. С самого начала рыженькие бумажки стали слипаться в кучки и в Чековые инвестиционные фонды. «Кучки» превращались в ваучерные мешки — Василий Тимофеев (Тюменская область) взял 210 млн. акций «Газпрома», предъявив к оплате настоящий, холщевый мешок, полный рыжих ваучеров.

Условие равенства прав при покупке акций для разных социальных слоев населения также не выдерживалось. При реализации акций по закрытой подписке членам трудовых коллективов средний курс приватизационного чека составил 0,7, т.е. на один чек приходился пакет акций на сумму 7000 рублей, что в 3,3 раза превышало курс открытых специализированных чековых аукционов. Таким образом, работник, покупающий акции собственного предприятия по подписке, находился в более привилегированных условиях по сравнению с гражданами, покупающими те же акции на чековых аукционах.

Типовым положением о закрытой подписке не ограничивалось количество заявляемых для покупки акций, это позволило сообразительным покупателям пользоваться «подставниками». В нарушение законодательства о приватизации, как правило, не декларировались источники доходов при скупке за чеки крупных и гигантских пакетов акций физическими лицами, осуществлялась целенаправленная скупка акций за чеки иностранными компаниями через подставные фирмы и через физических лиц.

Еще не закончилась чековая приватизация, а уже было ясно, что новые русские, (которых, кстати, среди национальностей, активно участвующих в российской приватизации, оказалось меньше всех ) кто стали владельцами контрольных пакетов акций, не смогут стать опорой новой России: Каха Бендукидзе («Биопроцесс») был бедноват для реорганизации Уралмашзавода, Михаил Макаров («Микродин») сразу согласился превратить «Пермские моторы» в ремонтную мастерскую американских двигателей «Прат Уитни». Сама по себе смена формы собственности не могла повысить эффективность производства, поскольку независимо от правовой формы, предприятиям требовалось новое оборудование, прогрессивные технологии, маркетинг. Все эти процессы требовали массу времени, опыта, умения и больших капитальных вложений. Сегодняшние владельцы контрольных пакетов - это перекупщики, передел собственности будет продолжаться еще очень долгое время.

Собственность ушла, но деньги не пришли Средства федерального бюджета и федеральная собственность являются по существу двумя формами существования общенародного достояния. Расходы федерального бюджета, в основном, направлены лишь по двум руслам: на финансирование социальных программ и на содержание общенародной собственности. Поэтому, когда идет речь о приватизации убыточных производств, всегда следует ставить вопрос: «Какая социальная программа важнее в данный момент — содержание нерентабельных рабочих мест, либо содержание армии безработных и нагнетание социальной напряженности?»

Передача в частые руки сферы производства услуг и товаров потребления несомненно способствует созданию условия конкуренции, работает прямо на потребителя, регулируется спросом и предложением.

Совсем другое дело – сфера производства средств производства, сфера добычи и переработки полезных ископаемых, оборона, энергетика, транспорт, связь, фундаментальная наука и социальное обеспечение. Здесь значение показателя прибыльности заметно бледнеет перед значимостью социальных и других государственных задач. Передача их в частные руки, да еще с крутым участием иностранного капитала, было акцией антигосударственной.

Так в чем же был смысл такой приватизации, может быть, государство смогло залатать дыры федерального бюджета?

За 1992 год было приватизировано за деньги 46 815 предприятий, поступления в федеральный бюджет составили 39,9 млрд.рублей. Льготы, рассрочки до 3 лет и отсрочки платежа, используемые в тот период, когда инфляция набирала разбег, дают основание считать, что все последующие платежи по этим сделкам пропадающе малы. Приватизационных чеков еще в обращении не было.

На этапе чековой приватизации это 1993 и половина 1994 года, было продано 48 172 предприятий совокупным уставным капиталом 958,0 млрд.

рублей или 22,8 млрд. долларов (при курсе в среднем 42 рубля за доллар). В доход федерального бюджета получено 149,0 млрд. рублей или 3,5 млрд.

долларов. При этом следует помнить, что уставной капитал был на момент расчетов занижен (принят в оценке на 1 июля 1992 года), а поступление средств от приватизации – завышено (подсчитано с учетом инфляции).

Минфином и Госкомимуществом была установлена очередность перечисления средств от приватизации в бюджеты разных уровней, при которой поступление денег в федеральный бюджет осуществлялось в последнюю очередь, что и позволяло практически полностью все рублевые платежи оставлять на содержание органов приватизации, а в качестве платежа в федеральный бюджет направлялись приватизационные чеки. Для компенсации расходов на проведение чековых аукционов продавцам посредникам было разрешено до 10 процентов акций от каждого пакета, выставляемого на чековый аукцион, продавать на денежном аукционе, выручка от продажи таких остатков составила не менее 40,0 млрд. рублей, которые были поделены следующим образом: продавцам-посредникам, осуществляющим проведение аукционов — 55 процентов, Госкомимуществу – 30 процентов и Фондам имущества — 15 процентов.

Если, как указывалось выше, только 40 млн. граждан России стали акционерами, то из 148 млн. чеков только каждый четвертый чек прошел законную процедуру прямого обмена на акции приватизированных предприятий, остальные были предъявлены уже в условиях вторичного рынка ценных бумаг. Более чем 100 млн. чеков должны были быть приняты к оплате пакетов акций лишь при предъявлении декларации о доходах и взимании с них налога применительно к операциям с ценными бумагами. Да еще следует учитывать, что свободно обращающиеся чеки прошли через наличный оборот.

При средней цене за чек 12,5 тыс.рублей на скудный рынок потребительских товаров было вброшено не менее 460,0 млрд.рублей «горячих» денег, которые в условиях денежной приватизации были бы включены в инвестиционный процесс.

На 1994 год было намечено получить доход федерального бюджета от приватизации в размере 1244,9 млрд.рублей, в том числе от продаж 329, млрд.рублей, фактическое исполнение составило 35,3%. По статье арендная плата и дивиденды по акциям, принадлежащим государству — 915, млрд.рублей, фактическое исполнение составило 9,3%.

Чубайс гнал приватизацию, пока публика не успела разобраться в чем дело: не было проведено разграничение государственной собственности между Российской Федерацией и субъектами, не был создан реестр пакетов акций, закрепленных на праве федеральной собственности, пакетов, находящихся в фондах имущества после окончания чековой приватизации, выпала из всех расчетов федеральная собственность, находящаяся за границей, в ближнем и дальнем зарубежье, которая оценивалась ориентировочно в млрд. долларов. При расчетах, был утрачен какой-либо контроль за соблюдением интересов федерального бюджета.

В результате, из намеченного дохода федерального бюджета от приватизации в 1244,9 млрд. рублей, была получена сумма, не превышающая 16%. Контрольно-бюджетным комитетом при Верховном Совете была сделана оценка потерь федерального бюджета за тот же период, связанных с процессом приватизации. Потери оценивались в 1669,6 млрд. рублей, в том числе: 1043,0 млрд.рублей — упущенные доходы бюджета от неприменения налогообложения на операции с ценными бумагами;

166,6 млрд. рублей — прямые затраты на «ваучеризацию» и 460,0 млрд. рублей — вклад в инфляционные процессы.

Предложения Госкомимущества, представленные к проекту бюджета на 1995 год предусматривали сброс акций «новых» нефтяных компаний. В расчеты была заложена реализация до 55 процентов совокупного уставного капитала нефтяных компаний. При этом из внимания выпадал весь остаток нераспределенного за чеки уставного капитала, который оценивался не менее 560 млрд. рублей в ценах чекового этапа – на 1 июля 1992 года.

К чести законодателей, в 1995 году Дума сумела принять запрет на продажу акций новых нефтяных компаний и раскреплении государственных пакетов акций топливно-энергетического комплекса, предприятий добычи и переработки драгоценных металлов и камней. Однако по предложению Правительства в Законе о бюджете была все-таки принята цифра доходов федерального бюджета от приватизации на уровне 9,0 трлн. рублей. Такая ситуация называется методом «забрасывания якоря». Теперь команда Чубайса должна была стремиться всеми силами выполнить взятые на себя обязательства: было предложено раскрепить из государственной собственности пакеты 136 предприятий, энергично проталкивалась продажа крупных пакетов акций «ЮКОСа», «СИДАНКО», ЛУКойла», «Сибнефти», РАО «ЕЭС», и одновременно лоббировался законопроект «О соглашениях о разделе продукции».

В чем Чубайс не прав В своей книге Чубайс представляется чуть ли не отцом русской демократии. «В том же, 1986, году мы принимали активное участие в первых выборах народных депутатов СССР. Тогда многие мне предложили выдвинуть свою кандидатуру, полагая, что у меня есть очень хорошие шансы пройти.

Однако отношение к этому у меня всегда было негативное. Я понимал, что уровень подготовки моей команды, усиленно работавшей с 1980 по 1987 год, уже был настолько высок, что она вполне созрела для реализации серьезных экономических задач. Я не мог позволить себе разбазаривать потенциал команды, отвлекая ее на другое.

Чубайс бахвалится: «Надо сказать, что вплоть до 90-го года в профессиональном отношении идея приватизации меня лично абсолютно не трогала. Может быть, потому, что с точки зрения классического экономического образования приватизация — не экономика. Вы не найдете ни в одном учебнике по макро- или микроэкономике ни одной главы о приватизации».

Не прав Чубайс. Конечно, нигде в мире, кроме стран социалистического лагеря, и не было господства общественной собственности на средства производства, однако процесс перехода собственности от государства в руки частных собственников проходил в Бразилии, в Австралии, в Англии и совсем близко от нас: в Венгрии, Польше, в Чехословакии. Но то, что проводил Чубайс, было мало похоже на цивилизованные схемы тех стран.

В России в рамках «малой приватизации» было продано 46815 предприятий, что дало казне менее 40 млн. рублей или меньше 1 млн. долларов, в то время как приватизация аналогичных предприятий в Чехии (25000 предприятий) принесла доход Чешской казне в 1,2 млрд. долларов!

Чубайс был не прав, когда говорил, что нет у покупателей денег для приватизации по западным правилам. Так может быть, и не надо было покупателям лезть в собственники, ну скажем так: сразу в собственники контрольного пакета. Может быть, нужно было испробовать китайскую схему, когда покупатель добавлял собственные средства в уставной капитал предприятия, принадлежавшего государству, и становился акционером наравне с государством. При дальнейшем добавлении капитала доля государства плавно размывалась.

Все имущество ГДР было продано фактически не за деньги, а под инвестиционные бизнес-планы. Но система контроля за исполнением долгосрочных инвестиционных обязательств там была организована на достойном немецкой пунктуальности уровне. Кто в Германии брал предприятие в собственность, тот знал, что и как надо делать, чтобы производство нашло сбыт и было рентабельным.

Во вступительной статье к Закону «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в России» Дмитрий Васильев с пафосом писал так: «Преобразования, происходящие сегодня в России и затрагивающие жизнь любого из нас, направлены на решение одной важнейшей задачи – на возрождение российской экономики. И главное, что нужно для этого, - чтобы каждый завод, каждая фабрика, каждый магазин, словом, все, из чего, собственно, и складывается экономика, обрели настоящих хозяев.

Распоряжаться, управлять производством, хозяйствовать так, чтобы удовлетворять реальные потребности других и, в конечном счете, обеспечивать экономический рост, способны лишь те люди, чье собственное существование и благосостояние зависят от этого. Россия нуждается не в десятках, не в сотнях, даже не в тысячах, а в миллионах таких хозяев». В Чехии тоже создавали класс собственников, но собственников – производственников, а если собственность передавалась за мизерную плату и практически без обязательств, то в результате к власти приходит не крепкий производственник, а крепкий хищник.

Надо полагать, что именно к этому Чубайс и стремился. В первой редакции статьи 17 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»25 было установлено, что определение величины уставного капитала акционерного общества производится на основе оценки возможной выручки от распродажи его активов. Госкомимущество приложило огромные усилия, чтобы провести через Верховный Совет поправки к этому закону и, в частности была изменена статья 17. Теперь имущество приватизируемых предприятий оценивалось по методике Госкомимущества. На основании этой методики уставной капитал предприятий занижался в разы по сравнению с их реальной рыночной стоимостью. Так, имущество крупнейшего в Европе Самарского металлургического завода было оценено по методике Госкомимущества в 2, млн. долл. Одно из крупнейших предприятий страны – завод имени Лихачева со стоимостью основных фондов не менее 1 млрд. долларов продан за 4 млн.

долларов, здания и сооружения Московского института повышения квалификации руководящих работников и специалистов химической промышленности, стоимостью нее менее 100 млн. долларов продано за за млн. рублей. Легендой прикрытия такого хода было беспокойство о том, что трудовые коллективы могли не выкупить положенную им закрытую подписку.

Как бы, в их интересах производилось занижение стоимости уставного капитала. На самом деле мало кто мог предположить следующий ход реформаторов: не выплачивать трудовому коллективу зарплату месяц или много месяцев и пожалуйста, скупали хищники акции на вторичном рынке за бесценок по сравнению с истинной стоимостью этих бумаг.

В своем бюллетене английское агенство «Independent Strategy» ( сентября 1994 года, стр.8) сообщало, что «… даже если считать, что в России стоимость основных производственных фондов равна валовому внутреннему продукту ВВП, а в ведущих странах Запада фонды превышают ВВП в 2,4—2, раза, то для экономики с ВВП порядка 300—400 млрд.долл. сумма, вырученная от приватизации, просто ничтожна». Агентство рекомендует английским инвесторам не упустить возможность в покупке акций российских предприятий. Действительно, 500 крупнейших приватизированных предприятий России стоимостью не менее 200 млрд.долларов были проданы за бесценок — 7,2 млрд.долларов. Как это стало возможным?

Да вся структура органов приватизации, созданная по иностранным проектам, способствовала хищнической приватизации.

Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»

от 3 июля 1991 года № 1531- Произвол органов приватизации был обеспечен отсутствием контроля за их деятельностью. В системе органов исполнительной власти, практически все функции министерств или ведомств, связанные с расходованием государственных средств или использованием государственной собственности, контролируются соответствующими контрольными органами. И только одно ведомство, отвечающее за перераспределением важнейшего ресурса любого общества – собственности, контроля не имеет. Произвол действий органов приватизации подвергался критике только со стороны органов парламентского контроля: Контрольно-бюджетным комитетом при Верховном Совете, а затем – Счетной палатой Российской Федерации.

Но эти органы лишены функций прямого действия, они даже не могут быть истцом в судебных процессах.

Первый обзор деятельности Госкомимущества России был сделан Контрольно – бюджетным комитетом в июле-августе 1993 года. Выводы были неудобными для Чубайса:

-Указами Президента Российской Федерации и распоряжениями Госкомимущества нарушена правовая база приватизации, установленная Законом и Государственной программой приватизации;

-цели и задачи Государственной программы приватизации на год не выполнены;

-проводимая приватизация не способствует стабилизации народного хозяйства и сдерживанию экономического кризиса;

-усиливается инфляция за счет сброса денег на территорию России, поступающих за счет свободной продажи приватизационных чеков;

-выявлены массовые случаи нарушения финансовой дисциплины при расходовании средств, получаемых от приватизации Госкомимуществом;

-в Госкомимуществе не создан единый реестр государственной собственности, отсутствует строгий бухгалтерский учет движения и переоценки ценных бумаг, держателем которых является Госкомимущество;

-действующая система статистической отчетности, разработанная Госкомимуществом и Российским фондом федерального имущества и Роскомстатом, не содержит показателей, обеспечивающих оценку социально экономических последствий приватизации;

-не проводятся ревизии финансово-хозяйственной деятельности Госкомимущества, территориальных комитетов и агентств, а также малых предприятий, учрежденных Госкомимуществом.

Акт проверки Контрольно-бюджетного комитета был направлен в Верховный Совет Российской Федерации в сентябре года, а 4 октября 1993 года Верховный Совет Российской Федерации прекратил свое существование. «Новая экономическая газета»

(«НЭК») в декабре 1993 года писала: «Сегодня мы публикуем материалы, по отношению к которым можно с полным правом применить знаменитую аксиому Михаила Булгакова – рукописи не горят. Это материалы из сожженного Белого Дома: результаты проверки Контрольно-бюджетным комитетом деятельности Госкомимущества Российской Федерации. Слишком нелицеприятной выглядит работа наших главных приватизаторов. Слишком неприятны некоторые выводы: «освобождение сделок с ваучерами от налогообложения привела к махинациям невиданных масштабов», «приватизация носит затратный характер», «государственный контроль за движением собственности практически утрачен»… С выводами экономистов можно не соглашаться, но, похоже, на этот доклад посмотрели так же, как и на Белый Дом – через танковый прицел».

Счетная палата Российской Федерации В последующем в соответствии со статьей 101 новой Конституции Российской Федерации была образована Счетная плата Российской Федерации. В Государственной Думе была создана рабочая группа по подготовке проекта закона о Счетной палате Российской Федерации, от имени Контрольно-бюджетного комитета в работе группы принимал участие председатель Комитета А.Саунин. Руководитель группы А. Починок и Михаил Задорнов понимали так, что деятельность Счетной палаты, в основном, сводится к бухгалтерско-финансовым проверкам, и стоило больших трудов убедить их и других членов рабочей группы в том, что бюджетный процесс в России в ближайшие 10-20 лет должен охватывать не только финансовые потоки, но и формы движения собственности.

Законодательные акты западных стран об органах Парламентского контроля, которые брались за основу при разработке российского закона о Счетной палате, практически не могли учитывать мощнейший социальный процесс уже развернутый в то время в России – приватизацию государственной собственности. Там процессы приватизации и национализации собственности были давно отрегулированы общим гражданским правом. В российском проекте была статья по контролю за доходами от приватизации, которая включала контроль за поступлениями в доход федерального бюджета средств от продажи государственной и муниципальной собственности, арендные платежи за использование федеральной собственности и дивиденды по акциям, находящимся в федеральной собственности. Одновременно, на период в 10-20 лет следовало ввести в русло Парламентского контроля не только финансовые, но и имущественно-финансовые отношения между хозяйствующими субъектами и Государством. После долгих обсуждений Государственная Дума приняла Федеральный закон «О счетной палате Российской Федерации», где кроме контроля за доходами от приватизации, было предписано Счетной палате Российской Федерации давать анализ целесообразности и эффективности использования федеральной собственности. Такая приписка в Законе очень не понравилась «Стратегическому инвестору» и руками Валютного фонда совершались неоднократные попытки ограничить сферы деятельности счетной палаты.

С первых же дней своей деятельности Председатель Счетной палаты Хачим Кармоков, в прошлом - Председатель Верховного Совета Кабардино Балкарии, депутат Государственной Думы Российской Федерации - направил контрольные действия инспекторов палаты на анализ, контроль и оценку всех механизмов наполнения и всех путей расходования федерального бюджета, при этом контроль за процессом приватизации и другими формами использования федеральной собственности был представлен лишь одним из двенадцати направлений деятельности Палаты, которое возглавил Аудитор В.

Соколов – патриот России и убежденный государственник.

У А.Чубайса были, несомненно, покровители на Западе. Через Международный валютный фонд (МВФ) Правительству Черномырдина было выставлено политическое условие предоставления дальнейших иностранных кредитов – максимальное сужение функций Счетной палаты путем отстранения ее от возможностей оценки хода и результатов приватизации в России.

Вот Томас А. Вульф – Глава Постоянного представительства МВФ 1 марта 1996 года направляет пакет документов по программе расширенного финансирования, в котором предлагается заявить от имени Правительства и Центрального банка России следующее: «Для внесения большей определенности в бюджетную систему и бюджетный процесс роль Счетной палаты должна быть строго ограничена проведением аудиторских проверок».

Надо отметить, что Государственная Дума смогла не послушаться Томаса А.

Вульфа, а вот Правительство не осмелилось - проект такого закона был подготовлен, но не прошел в Государственной Думе.

Межведомственная рабочая группа по контролю за осуществлением мер в области структурной политики, образованная Правительством26 в июне 1996 года, совместно с экспертами МВФ и Мирового Банка определила перечень мероприятий, которые подлежали реализации в 1997 году как основное условие программы финансирования по линии МВФ.

Непосредственное участие в продвижении рекомендаций МВФ принимал тогдашний вице-примьер правительства В. Потанин. Что же предписывали нам эксперты МВФ в области приватизации?

Читая эту выдержку, не забывайте, что это цитата в дословном переводе с английского: «Ввести порядок приватизации по индивидуальным схемам, включая предоставление равного и открытого доступа иностранным покупателям. В 1997 году необходимо приватизировать таким образом ОНАКО, Росгосстрах, «Русский дизель», «Транснефть». Строго ограничить использование схем доверительного управления, особенно теми предприятиями, которые не могут быть проданы или ликвидированы в ближайшее время. Запретить доверительное управление государственным распоряжение Правительства Российской Федерации от 24 июня 1996 года № министерствам, их работникам. Установить критерии отбора доверительных управляющих, имеющих опыт работы в коммерческих структурах. Продать остающиеся в федеральной собственности пакеты акций не менее предприятий. Провести отбор 30 компаний, подлежащих приватизации по индивидуальным схемам в 1997-1999 годах. Немедленно начать акционирование тех из отобранных предприятий, которые еще не являются акционерными обществами – государственных унитарных предприятий, несущих ограничения на приватизацию».

Особо прописаны требования по приватизации земли: «Власти не должны принимать какие-либо указы и постановления, а также будут налагать вето на действия Государственной Думы, ограничивающие права собственников земли, владельцев земельных паев на проведение коммерческих операций с земельными участками».

Не зря так мощно в Парламенте идет накат на последнее достояние общества - федеральную собственность на землю. Конечно, только совсем голые люди целиком во власти банщиков. Землю естественно раздадут в приличествующем случаю порядке, и по закону. Частное право на земельный надел будет вручено законному земледельцу, совершенно так же, как фабрики и заводы были приватизированы за ваучеры, только работать и жить законным первичным собственникам на этой земле не дадут. Продали же свои акции члены трудовых коллективов, получившие их при приватизации. А почему?

Да потому, что перестали платить зарплату, - все продашь, когда лишат тебя средств к существованию. А скупит все новый собственник, скупит открыто, в рамках закона, и деньги заплатит немалые, только выгонит он первичных владельцев с этой земли, и превратятся они в рабов. Ясно ведь, что всего на всех не хватит, значит, чтобы один жил богато, тысячи должны жить в нищете.

Это форма такая российского общественного устройства на новом витке диалектической спирали: называется она «неприкосновенная частная собственность олигархов – раз, и безнадежный государственный долг России, как следствие личного их обогащения – это два».

А.Чубайс пишет: «Мне бы очень хотелось, чтобы мои читатели поняли: приватизация случилась не потому, что так захотели Гайдар с Чубайсом, так они придумали. Неизбежной ее сделало ослабление государства и извечный, никуда не исчезающий, природой заложенный в человеке экономический интерес. Затягивая с приватизацией, можно было бы довести страну до беды настоящей: я имею в виду утерю государственного контроля над стихийно идущим процессом разгосударствления. Хорошо известно, что к концу 1991 года стихийная приватизация в стране шла вовсю. И если бы еще на год-другой мы оставили этот процесс бесконтрольным, как советовали нам сторонники постепенных, «мягких» реформ, Россия наверняка оказалась бы за гранью катастрофы в результате силового, бандитского передела собственности»27.

Это было бы действительно для Чубайса бедой: собственность могла перейти в руки «не тех» собственников, в руки тех, кто действительно знал А. Чубайс, «Приватизация по-Российски», стр. производство, умел управлять коллективами, менталитет которых никак не устраивал «реформаторов». С другой стороны, Чубайс писал свою книгу, когда пик приватизации уже прошел, и видимо, он до сих пор искренне считает, что приватизацию, которую проводил он, по рецептам американских советников в интересах узкой группки будущих олигархов, нельзя считать бандитской.

Вот некоторые данные о том, как развивался процесс.

По данным Министра внутренних дел В.Ф.Ерина и его заместителя В.П.Страшко за 11 месяцев 1994 г. в сфере приватизации выявлено преступления, 127 из которых совершены в крупных и в особо крупных размерах. Наиболее типичными преступлениями были: взятки, криминализация на рынке жилья, скупка акций наиболее рентабельных отраслей народного хозяйства различными иностранными компаниями и фирмами с нарушениями законодательства. Как правило, не декларировался источник доходов при скупке крупных и гигантских пакетов акций физическими лицами28.

А.Чубайс хитрил, когда гнал приватизацию, не оглядываясь на массовые нарушения законности. Наше «светлое будущее» темнело по мере реализации приватизации. Новые собственники, ощущая ущербность своего частного права, приобретенного в результате неправомочной приватизации, стали заложниками этой власти и вынуждены всячески ее поддерживать, только это правительство, только этот режим дает возможность неправомочным хозяевам продержаться у руководства предприятий, приносящих прибыль, хотя бы 5-6 лет. Это видимо тот срок, в течение которого можно изъять всю прибыль раскрученного еще при советской власти производства, израсходовать его основные фонды, а потом бросить.

Цитируется по книге В. Полеванова «Технология великого обмана»

4. Что произошло в результате приватизации Снижение военного противостояния или капитуляция?

По соглашению с американцами сокращению подлежали ракеты стратегического назначения и ракеты средней дальности. Козыревские прислужники «Стратегического инвестора» сумели включить в перечень сокращаемых ракетных комплексов прекрасную новенькую ракету сухопутных войск «Ока», которую уничтожили вместе с ракетами средней дальности. Летала она совсем близко, но очень точно, и главное, умела преодолевать войсковое ПРО (противоракетную оборону), а это очень беспокоило наших новых «друзей».

Уничтожение «Оки» было первым сигналом о том, что «… что-то неладно в датском королевстве», уничтожение прекрасных ракетных комплексов тактического назначения под видом снижения уровня наступательных вооружений можно было расценить только как подрыв национальной обороны. Однако болтливому Горбачеву это сошло с рук без последствий, как и многое другое. Такой «пацифизм» нам был не понятен.

Мы стремились к сокращению номенклатуры образцов вооружения в целях оптимизации решения боевых задач, экономии средств на вооружении, но одновременно и к усилению оборонного потенциала страны, а такое отношение к новейшим достижениям ракетной техники оборонного звена нам казалось предательством, а пресса преподносила это как головотяпство. Нет, мы и сейчас уверены, что в российском МИДе головотяпов не было, там были разведчики: либо наши, либо чужие. И то, что случилось потом, когда началась приватизация, подтвердило наши предположения.

Государство существует до тех пор, пока в состоянии обеспечить собственную защиту. Защита – это, прежде всего армия и современное оружие.

Оружие можно покупать и ставить тем самым себя в зависимость от продавца или производить самостоятельно и тем самым обеспечивать реальный суверенитет. Создание и сохранение собственного оборонного потенциала является основой государственности.

Команда А.Чубайса под демократическими лозунгами скрывала целевую установку на уничтожение российской оборонной промышленности и производителей стратегически важной, конкурентоспособной на западном рынке отечественной продукции гражданского назначения.

Приватизация военно-промышленного комплекса Приватизация предприятий военно-промышленного комплекса была начата на общих основаниях с бытовкой и торговыми точками в тот период, когда еще не была сформирована мирная оборонная доктрина. В угоду так называемым «общечеловеческим ценностям» был бездумно сокращен оборонный заказ. В оборонных отраслях был сосредоточен наиболее высокотехнологический потенциал страны, и к началу перестройки более половины объема производства этих отраслей было занято гражданской продукцией. Георгий Хижа —представитель красного директората в правительстве Е.Гайдара, инициатор целевого финансирования программ конверсии конкретных предприятий был бесславно с должности снят.

С помощью приватизации была порушена вся отраслевая пирамида, обеспечивающая техническую политику и технологические связи. П.

Мостовой впадал в истерику, когда ему начинали доказывать необходимость сохранения кооперированных поставок. По его мнению, только рынок мог отрегулировать отношения производителей. В этих условиях потеряли актуальность вопросы сохранения мобилизационных мощностей и научного потенциала, бережного отношения к основным фондам конструкторской и испытательной баз. Начался планомерный разгром российской промышленности.

Вот некоторые аналитические данные, которые были собраны департаментом приватизации Госкомоборонпрома за 1992-1995 годы.

От оборонного заказа были освобождены фактически все предприятия гражданских отраслей производства, ранее привлекаемые для производства комплектации, затем потеряли связь с Госкомоборонпромом еще 500 оборонных предприятий, при этом одновременно приватизация собственно оборонных предприятий шла бешенными темпами.

Среди производственных предприятий было немалое количество научных и опытно-конструкторских учреждений. При правильной стратегии приватизации научные организации должны были бы реформироваться в последнюю очередь, так как большая их часть в условиях рынка должна превратиться в научные центры и лаборатории российских концернов и корпораций, потерять при этом хозяйственную самостоятельность, но взамен получить финансовую устойчивость за счет производственников.

Научно-технический потенциал Однако именно научно-технический потенциал представлял для бывшего потенциального противника наибольший интерес. Резкое сокращение государственного финансирования вынуждало НИИ и КБ оборонной ориентации идти на коммерческие аферы с иностранными фирмами, создавать совместные предприятия на неравных условиях. Так отсутствие достаточного финансирования работ по доводке единственного конкурентоспособного на мировом рынке авиационного двигателя ПС-90А привело к необходимости поиска пермскими двигателестроителями иностранных инвесторов.

Фирмы «Дженерал Электрик» и «Пратт Уитни» вели на эту тему переговоры с апреля 1994 года и готовы были инвестировать в совместные программы с АО «Авиадвигатель» и АО «Пермские моторы» до 150 млн.долл.

Однако, в эту сумму были включены и собственные затраты «Пратт Уитни», поэтому фактические средства, выделяемые для пермских предприятий, не превышали 87 млн.долл. При этом был выставлен ряд неудобных для российской стороны условий: 51 процент акций в совместном предприятии передается «Пратт Уитни», в совместную программу обязательно включалось производство промышленных газотурбинных установок (ГТД) на базе ПС-90А для газоперекачки и энергетики, запрещалось участие в любых других конкурентных программах в рамках СНГ.

Похоже интерес «Пратт Уитни» определялся не столько получением выручки от продаж конкурентной продукции совместного производства, сколько получением интеллектуальной собственности, которая оценивалась иностранными аудиторами только по балансовой стоимости затрат, произведенных АО «Авиадвигатель», в размере 20 млн.долл. К месту заметить, что подобная разработка на западе стоит ориентировочно не менее 2 млрд.долл.

Стратегия проникновения иностранного капитала была разработана П. Мостовым еще в апреле 1994 года, когда распоряжением Госкомимущества пакет акций в 29 процентов АО «Авиадвигатель» (КБ) был передан в уставной фонд АО «Пермские моторы» (серийный завод) с последующей продажей эквивалентного количества акций АО «Пермские моторы» на чековом аукционе. Таким образом, был заложен механизм контроля завода за деятельностью разработчика. Можно полагать, что даже в случае равноправного представительства в совместном предприятии - СП российского АО «Пермские моторы» и канадской фирмы «Пратт Уитни»

таким представительством будут руководить иностранные менеджеры. Тем самым ставился под удар стратегический интерес отечественного разработчика авиационных двигателей: разработка и сертификация новых образцов, комплекс прав и обязанностей по авторскому надзору, регламент ремонтов и право продления ресурса.

Мало того, в параллель, авиационный комплекс им. С.В.Ильюшина совместно с АО «Аэрофлот», фирмами «Пратт Уитни», «Рокуэлл Коллинз»

США и еще 13 западными фирмами получили согласие от Правительства Черномырдина на гарантии при получении иностранного кредита в размере 850,0 млн.долл. на доводку, сертификацию и производство самолета Ил-96М (модификация Ил-96-300). Этот самолет должен был содержать 60 процентов комплектации западного производства и оснащаться двигателем PW2337 («Пратт Уитни»), который является прямым конкурентом отечественному двигателю ПС-90А. Из запрашиваемого кредита лишь 15 процентов передавалось отечественным производителям, а остальное должно было уходить в качестве инвестиций западным фирмам, при этом российский налогоплательщик будет выплачивать проценты за всю сумму кредита.

Согласно Программе приватизации, утвержденной Верховным Советом Российской Федерации, предприятия оборонного значения подпадали под ограничения и могли быть приватизированы лишь по решению Правительства. Правительством были утверждены «запретные» списки, однако почти сразу по 78 предприятиям пакеты акций из федеральной собственности были раскреплены, а еще по 22 уменьшены в размерах.

История борьбы Счетной палаты за сохранение в государственной собственности 37 процентного пакета акций АО «Рыбинские моторы»

достойна занесения в книгу Гиннеса.

В условиях перехода к рыночной экономике технологическая кооперация и государственный интерес может поддерживаться двумя способами: экономической привлекательностью государственного заказа, либо отношениями собственности —перекрестным владением пакетами акций и, соответственно, перекрестным участием в органах управления. Обвал оборонного заказа сделал производство вооружений экономически невыгодным, а закрепление сложившихся связей путем приобретения пакетов акций смежников оказалось невозможным в связи с одновременным для всех началом приватизации. Мало того, предприятия с закрепленными пакетами акций более 25 процентов попадали в юридически неопределенный статус:

они уже не государственные, но еще и не частные. Они не могут участвовать в скупке акций смежников и комплектаторов, формирование холдингов запрещено, а крупнейший их акционер-государство финансово несостоятелен.

При всех этих отягчающих обстоятельствах приватизация в оборонке шла быстрее, чем в среднем по стране. Если в 1992 году было приватизировано в среднем по стране 18,6 процентов предприятий, то по оборонке их было приватизировано 8,2 процента, за 1993 год по стране было приватизировано 36,1 процента, то по оборонке —38,0 процентов, за 1994 год по стране —47,0 процентов, по оборонке —53,9 процентов от общего числа предприятий, соответственно.

Анализ участия сторонних инвесторов в приватизации предприятий оборонного комплекса показывает, что из 577 инвесторов 227 (39,3%) — фирмы с неизвестным профилем, 105 —финансовые посредники и лишь 11 — оборонные предприятия, которым как-то чудом удалось участвовать в сохранении технологических цепочек на праве собственности. Фирмы с неизвестным профилем скупили 66 пакетов (от 8 до 23%) и 40 пакетов (от 23 до 47%). Из 239 предприятий, представивших выписки из реестров акционеров, сторонние акционеры завладели 92 блокирующими и 17 контрольными пакетами акций.

По данным ФСБ России некоторые отечественные фирмы, совместные предприятия и иностранные инвесторы открыто осуществляли скупку контрольных пакетов акций и проводили политику ликвидации производств, представляющих конкуренцию иностранным фирмам на западном рынке, при этом российские потребители отечественной продукции этого профиля автоматически становились импортерами.

Так, держателями пакетов, близких к контрольным, авиационных предприятий АО «Рыбинские моторы» (г.Рыбинск), завода «Прогресс»

(г.Самара), АО «Пермские моторы» (г.Пермь), НПО «Завод им. Климова» (г.С Петербург) стала фирма «Дженерал Электрик» (США), ее дочерние компании «Пратт Уитни» (США), и «Пратт Уитни» (Канада). По мнению специалистов, указанные компании, являясь ведущими в мире в этой области, намерены были препятствовать развитию российской авиационной техники и выходу России на международный рынок с новейшими разработками. Фирмы «Боинг»и «Сикорский» через российские компании АО «МММ» и «Садко аркада» провели скупку 28 процентов акций «Московского вертолетного завода им. М.Л.Миля». Руками «Авиабанка» фирма «Боинг» взяла под контроль авиационный завод АО «Ави.С» (г.Самара). Через Федеральное управление по банкротству банк предъявил акт о неплатежеспособности и направил в качестве управляющего некоего В. Хасиса, члена правления банка, который, мало того, что не имел аттестации в качестве арбитражного управляющего, но не имел даже допуска для работы с секретными документами.

Подробно о работе отдельных арбитражных управляющих будет рассказано ниже.

Компания «Ник Корпорейшен»(США) через посреднические фирмы ТОО «Данек» и АОЗТ «Финансовый центр Столица» скупила 31,2 процента акций МНПК «Авионика» (г.Жуковский), 30 процентов акций предприятия «Авиазапчасть» (г.Москва).

Ряд стратегически важных предприятий —монополистов г.С Петербурга в результате приватизации перешел под контроль иностранных фирм и их подставных организаций. Контрольный пакет акций АО «ЛОМО»

принадлежит ТОО «Инрос Капитал», пакет акций в 32 процента АО «Балтийский завод» принадлежит фирме АО «ИСТ». АО «Невский завод» и концерн «АББ» создали совместное предприятие СП «АББ-Невский» на условиях, которые могут привести к ликвидации производства определенного типа отечественных энергетических турбин, компрессоров и их сервисного обслуживания. Голландской фирмой «Стумхаммер» скуплен 31 процент акций АО «Завод турбинных лопаток», что поставило под удар производственную программу АО «Ленинградский металлический завод»29.

Фирмой Филлипс был консолидирован пакет в 80 процентов акций Воронежского АО «ВЭЛТ», фирма внесла инвестиции в 124 млрд. руб. на переоснащение кинескопного производства. Может быть это благо? Отнюдь.

Выпуск кинескопов по иностранной технологии превращает отечественных производителей телевизоров в импортеров, цена телевизора станет недоступной для массового покупателя, а фирма переносит к нам экологически вредное производство, весьма дорогостоящее в условиях Голландии.

Непосредственно на торгах приобретено 77 пакетов, остальные 32 пакета были увеличены до критической величины скупкой на вторичном рынке ценных бумаг.

По объему продаж на чековых аукционах оборонная промышленность оказалась на третьем месте —18,9 млрд.рублей, после легкой —102,0 и топливной промышленности —23,5 млрд.рублей. При среднем по стране курсе чековых аукционов 0,21, то есть на один приватизационный чек достоинством в 10000 рублей приходился пакет акций на сумму 2100 рублей, по предприятиям оборонного комплекса курс не Цитируется по книге В. Полеванова «Технология великого обмана», год превышал —0,18 или пакет акций в 1770 рублей на один чек. Наиболее производительные и совершенные основные фонды оборонных предприятий шли почти в полтора раза дешевле средней стоимости основных фондов по стране. Странно, не правда ли? Однако этому есть объяснение: цены диктовали покупатели, а продавцы выполняли заказ «Стратегического инвестора».

Направление главного удара Денежная приватизация была организована также в пользу покупателя. За период чековой приватизации (около 1,5 лет) стоимость имущества с учетом трех переоценок возросла в среднем в 480 раз, а инфляция, рассчитанная по курсу доллара, составила не менее 2200 раз.

Следовательно, покупатель брал оборонку в 6,2 раза дешевле балансовой стоимости. Общая выручка от продажи акций оборонных предприятий составила 99,0 млрд. рублей. Из них согласно нормативам распределения средств, получаемых от приватизации, в федеральный бюджет поступило 32,6 млрд. рублей, на счета предприятий —32,0 млрд. рублей. По данным Госкомоборонпрома продажа за рубли проведена по 317 предприятиям, то есть в среднем каждое предприятие получило не более 102,8 млн. рублей в тех ценах. Можно утверждать, что от приватизации оборонной промышленности ни бюджет, ни предприятия не получили ничего.

На этапе послечековой приватизации через денежные аукционы было проведено 46,2% от общего объема продаж. Если учесть, что денежный аукцион дает наибольшую выручку при продаже крупных пакетов акций, то денежный аукцион как способ продажи по отношению к предприятиям оборонного комплекса вообще не должен был применяться, это было запрещено указом Б.Ельцина «Об особенностях приватизации и дополнительных мерах государственного регулирования деятельности оборонных отраслей промышленности»30. Однако указ вышел в августе 1993 года, к этому времени планы приватизации по оборонке, определяющие порядок распродажи, были уже утверждены и запущены в дело.

Покупатель не дремал на вторичном рынке ценных бумаг.

Экономическая ситуация в стране работала в его пользу. Известно, что из 216 предприятий, приватизированных по второму варианту льгот, к середине 1995 года работники 91 предприятия продали не менее 10 процентов своих акций, приобретенных по закрытой подписке, работники 29 предприятий продали более 40 процентов и еще 16-ти —более 70 процентов. При этом продажная цена акций оборонных предприятий на вторичном рынке ценных бумаг в среднем была в 25 раз ниже балансовой стоимости основных фондов!

Может быть, такая раздача оборонных предприятий в руки умелых хозяйственников нового поколения была продиктована высокими соображениями повышения эффективности производства? Однако «умелые Указ Президента Российской Федерации от 19 августа 1993 года № хозяйственники» почему-то, как правило, оказались сосредоточенными в оффшорах.

По информации Тульского территориального управления антимонопольного Комитета участие иностранного капитала в уставном капитале СП АК “Тулачермет” составляет: 17,33% - Лихтенштейн, 7,31% Швейцария, 17,33% - Ирландия;

ОАО “Ефремовский завод синтетического каучука”: 57,5% - ОАО “Гипс-Кнауф” (ФРГ), ОАО “Завод Тула” - 10% Большие Каймановы острова, ОАО “Пластик” (г. Узловая) 20% - Кипр оффшор.

Предприятия ОАО “Тульский патронный завод”, ОАО “Тулаточмаш”, ОАО “Тулачермет”, ОАО “Косогорский металлургический завод”, ОАО “Оргсинтез”, ОАО “Щекиноазот”, ОАО “Пластик”, ОАО “Синтвита” фактически принадлежат единоличным собственникам, которые формально раздробили контрольные пакеты принадлежащих им акций на подставные фирмы с целью обхода требований и ограничений, установленных антимонопольным законодательством.

По информации Нижегородского территориального управления Комитета, АОЗТ “Белуха” в своем ходатайстве о получении разрешения на покупку 40% акций Иркутского авиационного производственного объединения (ИАПО) указывало, что в их распоряжении на момент заявки имелось 19,9% акций, в то время как оно совместно с дочерними компаниями уже контролировало в сумме 37,46% всех акций ИАПО. Аналогичная картина разыгрывалась при покупке на вторичном рынке до 87% акций АО “Судостроительный завод СЛИП”. АОЗТ “Белуха” владеет 10,6%, а ее дочерние компании: АОЗТ “РТТ-плюс” - 14,6%, АОЗТ “Судотехника”-12%, ЗАО “Востоквнешторг”-10,6%, ЗАО “Мортранс”-22,7%, ЗАО “Индустриальные материалы”-14,9 %.

В целом зарубежные инвестиции на оборонные предприятия, как правило, не шли. Это и понятно, общее состояние экономики и социально политические условия не способствовали широкомасштабным капитальным вложениям. Зачем иностранному инвестору эти риски, если условия приватизации позволяют без обязательств сначала скупить предприятия, а потом, не спеша решать, что с ними делать: модернизировать, перепрофилировать или обанкротить и ликвидировать. Факты говорят, что последний вариант оказывался, как правило, предпочтительным.

Если проследить движение тревожных сообщений различных российских организаций наверх, на стол к российскому президенту, то можно увидеть прямое предательство национальных интересов государства Россия высшими руководителями страны. Вот неполный перечень материалов, подготовленных в русле оценки процесса приватизации: Постановление Государственной Думы Российской Федерации от 9 декабря 1994 года №378 1ГД, обращение Московской областной Думы от 2 ноября 1994 года № 10/35, записка И.О. Генерального прокурора Российской Федерации А. Илюшенко «О фактах разбазаривания федеральной собственности на предприятиях военно-промышленного комплекса», справка Начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики С.Верязова от 30 декабря 1994 года, отчет Министра МВД В. Ерина и заместителя Министра В. Страшко за месяцев 1994 года, письмо Первого заместителя директора Службы внешней разведки Российской Федерации В. Трубникова от 29 ноября 1994 года № 152/4745, письмо С. Степашина от 24 июня 1994 года № 1629-СН, письмо Е.

Примакова и С. Степашина от 26 августа 1994 года № 151/9-17434, записка Председателя Госкомимущества В. Полеванова от 18 января 1995 года № ВП 424 «Анализ первого этапа приватизации и предложения по его совершенствованию».

Бывший член Межрегиональной депутатской группы, ярый сторонник Б.Ельцина, радикальный демократ конца 80-х годов, депутат Сулакшин С.С. свидетельствует: «19 августа 1991 года во время путча ГКЧП за спиной у Ельцина стояли сотрудники американского посольства. Они приносили ему расшифрованные шифрограммы Генштаба СССР, министра обороны СССР Язова – члена ГКЧП – и направляли Ельцина в его тактических решениях по борьбе с гэкачепистами. Это стало известно из скандала в американских газетах, когда они возмутились не самим фактом вмешательства во внутренние дела Советского Союза, а фактом разглашения умения американской разведки дешифровать шифры Советского Генштаба»31.

Прочитав эти документы и оценив факты, делается понятным, почему Б.Ельцину и его многочисленной Семье понадобилась неприкосновенность.

Сулакшин С.С. «Измена» стр.67.

5. Ресурсами российская земля богата нещадно Как уводили нефтяные компании По данным Информационно-аналитического центра «Кортес» в период 1993-1996 годов темпы падения добычи нефти и нефтяного сырья постепенно замедлились, так в 1993 году было добыто 365,2 млн.тонн, в 1994 – 323,2, в 1995 – 313,2, в 1996 – 308,6, а в 1997 году был получен прирост добычи нефти вместе с газовым конденсатом на 1,4% относительно уровня предшествующего года, добыча достигла 311,5 млн.тонн. Экспорт сырой нефти при этом неуклонно рос и в 1997 году составил 41,1% от объема добычи. Для России характерно, что при общеотраслевом росте добычи нефти ухудшается обеспечение сырьем отечественных нефтеперерабатывающих заводов Ангарска (НК «СИДАНКО»), Уфы («Башнефтехим»), Туапсе (НК «Роснефть»), Киришей (НК «Сургутнефтегаз»). Увеличению поставок нефти на российские НПЗ препятствует низкая эффективность экспорта продуктов глубокой переработки по сравнению с экспортом просто сырой нефти.


Техническая оснащенность российской нефтепереработки в целом далеко отстает от западной, что вполне устраивает иностранных покупателей сырой российской нефти.

В СССР добывалось около 600 миллионов тонн нефти ежегодно. В 1992 году в России было 33 государственных добывающих объединения, которые в отличие от нынешних 15 частных компаний не могли похвастать ни роскошными офисами, ни кавалькадами лимузинов с бандами телохранителей.

Те 33 осколка социалистической экономики добыли в 1992 году более миллионов тонн нефти, а наши приватизированные компании в 1999 году дали едва 304 млн. тонн. Для России критический рубеж – 300 млн. тонн. Если добывать меньше, то начинается дефицит топлива внутри страны, поскольку уменьшить вывоз топлива по долгосрочным соглашениям со «Стратегическим инвестором» нельзя – иначе не хватит валюты для закупок по импорту продовольствия. Оставшихся 150 млн. тонн нам внутри страны уже не хватает, мы ощущаем топливный голод.

А самое главное, добыча ниже 300 млн. тонн ведет к убыткам нефтекомпаний, в результате они глушат малодебитные скважины, еще больше «роняя» добычу. По прогнозам Минтопа в ближайшие 5 лет из строя по причине изношенности выйдут 42% нефтедобывающих мощностей страны, дающих и бензин, и керосин, и дизельное топливо, и машинные масла. Добыча нефти в ближайшие годы будет падать до уровня 250 млн. тонн в 2005 году, а это означает снижение в 4-5 раз вывоза нефти на экспорт, при этом Россия лишается 20% валютных поступлений.

Нефть всегда была одним из основных продуктов экспорта России.

Нефть - это наиболее ликвидный актив российского государства на международном рынке. Как известно, для многих стран мира импорт нефти и нефтепродуктов является жизненно необходимым, в частности США закупает по импорту ежегодно более половины всей нефти, перерабатываемой и сжигаемой на транспорте и в промышленности.

В 1977 году Бжезинский, наставник американского президента Д.Картера, был директором так называемой Трехсторонней Комиссии, представляющей собой неформальное объединение представителей руководителей государств Америки (США), Западной Европы и Японии.

Трехсторонняя Комиссия опубликовала доклад, названный «Сотрудничество с коммунистическими странами для решения глобальных проблем. Изучение вариантов». В нем говорилось: «Как СССР, так и Китай являются экспортерами энергии и, очевидно, обладают существенными запасами нефти.

Трехсторонние страны импортируют энергию, лишь очень малая часть которой, поступает сегодня из СССР и Китая. Вероятно, в последующие годы глобальная ситуация окажется более напряженной. Диверсификация источников снабжения для Трехсторонних стран обеспечивает незамедлительные преимущества. Следовательно, Трехсторонне Коммунистическое сотрудничество в этой области оказывается существенным и желательным. Такое сотрудничество может принять форму связанных инвестиций Трехсторонних стран в советское или китайское производство энергоносителей, чтобы обеспечить постоянный экспорт энергии из этих стран»32.

Еще более определенно высказывался примьер-министр Великобритании Мейджор: «…задача России после проигрыша холодной войны – обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно иметь всего пятьдесят-шестьдесят миллионов человек».

Америка не стремится разрабатывать и использовать собственные разведанные запасы, поскольку прекрасно понимает, что природные кладовые нефти и газа не бездонны, обязательно наступит момент, когда интенсивно эксплуатируемые запасы в различных регионах мира окажутся на грани истощения. Есть серьезные опасения, что этот критический момент может наступить раньше, чем будут освоены альтернативные источники энергии и тепла.

Основной объем добычи нефти в России приходится на нефтяные компании «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», и «Сургутнефтегаз». Доли добычи этих компаний, в общем объеме добычи составляют соответственно 17,5%, 11,7% и 11,1%. Предприятия нефтедобычи и нефтепереработки были приватизированы по схемам, обеспечивающим стабильную работу всех звеньев технологического цикла нефтепродуктообеспечения. К тому времени уже проклюнувшиеся нефтегазовые олигархи стремились сохранить технологическую целостность процессов добычи и переработки топливных ресурсов страны, их желания совпадали с задумками «Стратегического инвестора».

Можно вспомнить, что первая нефть Америки была основательно перемешана с кровью. В России все происходило точно так же, только в цитируется по Р.Эпперсон «Невидимая рука», СПб. СЗ Ф ИНЭС 1999г. стр России эти события происходили на пороге нового тысячелетия, когда, казалось бы, в общественном сознании должны были бы торжествовать цивилизованные принципы организации общества.

Однако жизнь нас всегда убеждает в обратном: нефтяная война захлестнула всю Россию. Из фигур первого ранга нефтяного бизнеса жертвой террора стал президент компании «Мегионефтегаз» Кузьмин, застреленный августа 1994 года. Крупной фигурой был и президент банка «Югорский» Олег Контор, убитый 20 июля 1995 года, его банк в начале своей деятельности обслуживал крупнейшие нефтяные компании «ЛУКойл» и «Мегионефтегаз».

16 мая 1995 года был убит предприниматель В. Сивак, до этого занимавший пост генерального директора АО «Красноленинскнефтегаз».

4 сентября 1995 года в Перми был убит генеральный директор АО «Нефтехимик» Е.Пантелеймонов. 4 декабря 1995 года в Петрозаводске убит директор АО «Росика» А.Аполлонов, а затем «Росика» была пропущена через процедуры банкротства и продана по ликвидной стоимости подставникам нового руководства фирмы. 28 сентября жертвой убийцы стал финансовый директор АО «Валс» В. Судомоев, его фирма занималась торговыми операциями с нефтью и нефтепродуктами. 17 октября 1995 года была взорвана машина, в которой находился директор АО «ЛУКойл – Кама» М. Сулейманов.

Ровно через месяц был застрелен президент фирмы «Стинолнефтегаз»

К.Степанов. В конце марта 1995 года очередной жертвой пал президент совместного предприятия «Юниос», специализирующегося на торговле нефтепродуктами, И. Варваров. Он был найден мертвым, буквально изрешеченный пулями, в привелегированном загродном пансионате «Лесные дали», принадлежащем ХОЗУ администрации президента. А 2 апреля года в Москве застрелен генеральный директор АО «Нефтегазсбыт»

Мельников.

В такой обстановке Государственная Дума поручила Счетной палате провести проверку соблюдения законодательства и дать заключение о целесообразности и эффективности приватизации нефтяных компаний.

Счетная палата в мае 1996 года провела проверку выполнения законодательства Российской Федерации при приватизации нефтеперерабатывающего предприятия Северо-Западного региона - АООТ "Киришинефтеоргсинтез" и финансового состояния предприятия в период после его приватизации. Анализ отношений собственности при создании и последующем развитии холдинговых вертикально интегрированных структур, а также оценка финансово-хозяйственной деятельности отдельных нефтяных компаний выявили крупномасштабные процессы, идущие в экономике страны.

Вот основные выводы той проверки.

Средства, полученные от приватизации нефтяной отрасли в рублях, не доходили в федеральный и областной бюджеты, выручка от приватизации направлялась на содержание органов приватизации. Свободное движение обезличенных чеков способствовало легализации «теневых» капиталов.

Спешно был создан институт депозитариев, охраняющий тайну счетов по вкладам чеков и информацию об их фактических владельцах. При концентрации значительных объемов приватизационных чеков в одних руках стало возможным «делание» аукционов и приобретение крупных пакетов акций по ценам, близким к номиналу фирмами-однодневками. Примеров тому множество, вот в Ярославской области до 65% поступающих на аукцион чеков принадлежало коммерческим структурам с невыявленной специализацией.

Приватизация нефтянки осуществлялась по указу Б.Ельцина "Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения"33. Приватизация предприятий нефтяного комплекса проводилась путем формирования холдинговых нефтяных компаний, что обеспечивало сохранение единого технологического цикла добычи, переработки, нефтепродуктообеспечения и способствовало повышению эффективности производства. С другой стороны, такая приватизация отпугивала иностранных инвесторов. Как правило, инвестиционные конкурсы оплачивались финансовыми средствами самого предприятия через «делание» конкурсов фирмами-подставушками.

Приватизация нефтяной компании «Сургутнефтегаз»

Возвращаясь к проблемам отношения собственности, необходимо показать, какие ловкие пассы совершали наперсточники из Госкомимущества.

Предприятие-переработчик АО «Киришинефтеоргсинтез» входило, согласно указа Б.Ельцина в холдинг АООТ "Нефтяная компания "Сургутнефтегаз".


Здесь будет уместно пояснить, что такое холдинг. Холдинговой компанией называется акционерное общество, часть уставного капитала которого выражена не стоимостью зданий, сооружений, станков или иных материальных ценностей, а стоимостью пакетов акций других акционерных обществ, которые, находясь в сейфе, приносят доход в виде дивидендов, то есть обеспечивают, также как и производственные фонды, доходность акций головной компании.

Законом о приватизации предусмотрена возможность внесения государственных пакетов акций предприятий, созданных в процессе приватизации, в уставной капитал головной компании с целью сохранения технологической целостности разнесенных по видам деятельности и территориально отдельных производств и предприятий. Процесс формирования холдинговых компаний осуществляется по решениям Правительства при учреждении акционерных обществ в процессе приватизации. Государство передает часть своей доли в капитале дочерних нефтяных предприятий в уставной капитал основного акционерного общества – головной Компании. На увеличенный таким образом уставной капитал головная Компания эмитирует соответственно акции холдинга, которые принадлежат государству, ровно на ту сумму, которая соответствует стоимости акций дочерних компаний, внесенных в капитал холдинга.

Указ Президента Российской Федерации от 17.11.93 г. № Дополнительно в собственности государства сохраняется также и доля от стоимости основных фондов самой головной компании.

Таким образом, в процессе приватизации государство размещает одновременно как акции дочерних акционерных обществ, так и акции холдинга – головной компании. Несмотря на то, что согласно указу в уставной капитал головной компании вносились 38% пакеты акций дочерних компаний, то есть контрольные пакеты, дочерние компании должны сохранять хозяйственную самостоятельность и по закону об акционерных обществах нести нагрузку налогоплательщика по месту регистрации юридического лица.

Однако гайдаровская налоговая схема и ставки НДС («налога на добавленную стоимость») практически сводили на нет прибыли предприятий, чей технологический цикл имел хоть какую-то протяженность. Поэтому руководство холдинговых компаний, стало искать пути выведения предприятий переработки, хранения, доставки из-под налогового пресса.

Существо налога на добавленную стоимость диктовало отказ от нормальной схемы хозяйствования: купил сырье – переработал – продал готовый продукт – получил прибыль. Гайдаровская схема диктовала урезанный цикл: ничего не покупать и ничего не продавать. Получил сырье без оплаты, переработал и вернул готовый продукт собственнику сырья, переработчик при этом получил только оплату труда - прибыли нет! Это и есть операция «Толлинг».

Идеальным случаем является полная интеграция всех звеньев нефтепродуктообеспечения, когда вся прибыль получается, как выражаются нефтяные дельцы – «на пистолете», другими словами - на бензоколонке и затем полностью распределяется внутри Компании. В этом случае все звенья Компании по переработке, хранению, доставке и, наконец, продаже, не являются собственниками ни сырья, ни конечного продукта, все работают на давальческом принципе, а это означает, что ни одно из звеньев не платит в бюджет налог на добавленную стоимость.

Схема внутреннего толлинга позволяет сократить налоговые платежи НДС в несколько раз, ну а как спрятать прибыль в себестоимость конечной продукции, вам покажет любая аудиторская конторка. Не платить налоги – вот основная идеология нефтяных генералов!

Имущественно зависимый от головной Компании завод АО "Киришинефтеоргсинтез" мог быть легко превращен в филиал, то есть в обособленное структурное подразделение Компании. При этом завод с численностью работающих более 5 тыс.человек освобождался от статуса налогоплательщика, а это лишало Ленинградскую область 40 процентов наполнения бюджета и 60 процентов наполнения бюджета Киришинского района. По этому вопросу был подготовлен и согласован с Губернатором Ленинградской области А. Беляковым законопроект "О внесении изменений и дополнений в отдельные Законы Российской Федерации о налогах", проект был внесен в Государственную Думу, да так там и остался. Известно лишь то, что до настоящего времени финансовые отношения официальной власти с российским нефтяным магнатам строятся на договорной основе – «кто кого сильнее напугает».

Вот совсем свежее сообщение из Иркутска. Ангарский нефтехимический комбинат АНХК в 1999 году произвел только 510 тысяч тонн нефтепродуктов против потребности в 800 тысяч тонн. То есть, даже перейдя на "давальческую" схему получения сырья для переработки, комбинат сработал значительно хуже, чем десять лет назад, при плановой экономике.

Новый собственник Ангарского нефтехимического комбината, компания "Росинвестнефть", получила 66,6 процента акций АНХК, принадлежащих ранее "Сиданко", распоряжается сегодня также акционерными обществами, в том числе двумя нефтеперерабатывающими заводами, пятью заводами нефтехимии, 14 региональными предприятиями, занимающимися реализацией нефтепродукции. Теперь Компания вплотную подошла к объединению всех названных предприятий в холдинг "РИНКО".

Предполагается, что платежи за поставляемую на АНХК нефть будут осуществляться с отсрочкой. То есть по "давальческой" схеме, действующей внутри корпорации.

Председатель совета директоров группы компаний "Росинвестнефть" Виталий Мащицкий утверждает, что такая схема имеет целью концентрацию товарно-денежных потоков, усиление контроля за расходами АНХК.

Толлинговая схема позволит сократить издержки производства, снизить себестоимость продукции. Однако все это может быть завтра, а сегодня из этой затеи торчат уши, присущие всем без исключения видам толлинга, стремление увести хозяйственную деятельность от налога на добавленную стоимость.

Корреспондент "Экономической газеты" Адам Пригодич пишет: «В общем, получается «рынок в кредит», но зато рынок, на котором легко мошенничать».

Основным кредитором завода АО "Киришинефтеоргсинтез" является головная Компания «Сургутнефтегаз», добывающая нефть и осуществляющая передачу давальческой нефти. Компания диктовала свои условия, и нефтеперерабатывающее предприятие вынуждено было идти на дальнейшую интеграцию с Компанией путем замены собственных акций на акции Компании.

Процесс поглощения одним акционерным обществом другого носит антидемократичный характер, и поэтому в законе этот процесс прописан исключительно в формах добровольного сближения всех участников. При этом головная компания за счет собственных средств должна выкупить акции дочерней фирмы у всех ее акционеров по рыночной стоимости.

Но в России все не так. Указом "О первоочередных мерах по совершенствованию деятельности нефтяных компаний"34 разрешена дополнительная эмиссия акций головных компаний исключительно с целью обмена их на акции зависимых от компании акционерных обществ. Другими словами, указом были предоставлены нефтяным генералам дополнительные средства для совершения акта поглощения. В соответствии с Законом "Об акционерных обществах" реорганизация акционерных обществ возможна в Указ Президента Российской Федерации от 1 апреля 1995 года N форме присоединения, при этом происходит прекращение деятельности одного общества с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу.

Общее собрание акционеров в каждом акционерном обществе утверждает договор о реорганизации, передаточный акт и соответствующие изменения устава.

Акционерам, голосовавшим против решения о реорганизации или не принимавшим участия в голосовании, общество обязано предложить выкупить принадлежащие им акции. По завершении выкупа акций реестр последнего закрывается. При этом все акционеры ликвидированного общества, совершившие обмен акций, переносятся в реестр нового общества, а бывшее его дочернее акционерное общество теряет статус юридического лица и, соответственно, бремя налогоплательщика. Так выстраивается вертикальная схема подчинения головной компании всех этапов добычи сырья, переработки, транспортировки и продажи нефтепродуктов.

Обмен акций, хотя и одобренный решением общего собрания, является актом добровольного личного волеизъявления акционера. Поэтому каждая операция должна быть оформлена гражданско-правовым договором мены или купли-продажи. Очевидно, что достижение полного добровольного решения по указанному вопросу нереально, тем более, что коэффициент обмена акций завода на акции компании носил издевательский характер.

Размер компенсационных выплат оставшимся владельцам акций мог быть установлен только в судебном порядке. В арбитражные суды были поданы сотни исков акционеров.

Чтобы получить свободу действий по выстраиванию «толлинговых вертикалей», нефтяные олигархи должны были исключить возможность влияния представителей государства по пакетам акций, закрепленным в государственной собственности. Поэтому приватизация была стратегическим направлением отторжения от государства основных топливных ресурсов страны.

Вот как выглядела схема перехвата государственного пакета акций нефтяной компании "Сургутнефтегаз".

Все акции Компании имели статус обыкновенных и были размещены следующим образом: государственный пакет, закрепленный на 3 года на праве федеральной собственности, составлял 45 процентов уставного капитала холдинга, остальные 55 процентов акций были проданы следующим образом: 40 процентов на инвестиционном конкурсе, 8 процентов на специализированном аукционе работникам нефтяной промышленности, и процентов приобретены собственно Компанией за чеки по номинальной стоимости с целью последующей перепродажи их за деньги на рынке ценных бумаг. Нарушение закона было санкционировано постановлением Совета министров - Правительства Российской Федерации "Об учреждении акционерного общества открытого типа "Нефтяная компания "Сургутнефтегаз"35.

постановление Правительства Российской Федерации от 19 марта 1993 года N Но вырученных денег оказалось, видимо, недостаточно тогда, при невыясненных обстоятельствах представитель государства, голосовавший пакетом в 45 процентов, дает согласие, а Компания проводит дополнительную эмиссию акций, которая была также размещена на рынке ценных бумаг. Владимир Богданов – председатель Совета директоров (главный акционер) Компании не стал связываться с банками и все вырученные деньги закачал в свой Сургутский, так называемый Негосударственный пенсионный фонд. При этом в результате дополнительной эмиссии доля государственного пакета снизилась до 40,84 процента.

В сентябре 1995 года были проведены залоговые аукционы на предмет предоставления так необходимых Правительству России кредитов, которые, как оказалось, могли быть получены только под залог государственных пакетов акций36.

кредита,37 победитель аукциона Согласно договора Негосударственный пенсионный фонд "Сургутнефтегаз" погасил задолженность Компании перед федеральным бюджетом в 1026 млрд.рублей и предоставил Российской Федерации кредит в сумме 400,0 млрд.рублей под залог пакета акций в 40,12 процента уставного капитала нефтяной Компании «Сургутнефтегаз». Срок погашения кредита из средств федерального бюджета истек 1 января 1996 года. Договором кредита была предусмотрена продажа указанного пакета акций и погашение кредита с учетом процентов за счет выручки от реализации акций на аукционе или конкурсе. Право продажи согласно договора комиссии было передано Компании.

Таким образом, залоговый пакет акций перешел в собственность Компании, доля государства в уставном капитале вертикально интегрированной холдинговой компании АООТ "Нефтяная компания "Сургутнефтегаз" была сокращена до уровня 0,72 процента, что уже никому не мешало, а государственный представитель по этому пакету сохранил право заезжать на банкеты по случаю годовых собраний акционеров Компании.

Приватизация нефтяной компании «ЮКОС».

С точки зрения Генеральной прокуратуры еще интересней выглядит схема М. Ходорковского по приватизации нефтяной компании АООТ «ЮКОС». Суть схемы заключалась в том, как за деньги федерального бюджета получить государственную нефтяную компанию в частную собственность. Схема была разработана и успешно реализована заместителем Председателя Госкомимущества А. Иваненко совместно с С. Генераловым, бывшим в то время начальником департамента собственности компании «ЮКОС», а в последующем при Правительстве С. Кириенко – Министром топлива и энергетики России.

О преступном сговоре А.Коха с банкирами при проведении противоправных залоговых аукционов будет изложено ниже, при анализе отчуждения государственного пакета акций АО «Норильский никель».

договор кредита от 4 ноября 1995 года N Во исполнение Указа "Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения" постановлением Совета Министров - Правительства38 Российской Федерации "Об учреждении акционерного общества открытого типа "Нефтяная компания "ЮКОС" было образовано АООТ (холдинг) Нефтяная компания «ЮКОС»

путем консолидации по 38 процентов голосующих акций из числа закрепленных в федеральной собственности каждого из 11 включенных в эту компанию акционерных обществ: АООТ "Юганскнефтегаз" - добыча нефти и газа, АООТ "Куйбышевнефтеоргсинтез" (включая Куйбышевский НПЗ, Сызранский НПЗ и Самаранефтехимпроект), Новокуйбышевский НПЗ переработка нефти и 8 предприятий (АООТ) по хранению и сбыту нефтепродуктов. Приватизация всех указанных предприятий была проведена одновременно по первому варианту льгот, закрепление государственной доли в планах приватизации указанных предприятий предусмотрено не было.

Уставной капитал холдинговой компании АО "Нефтяная компания "ЮКОС" на момент учреждения составлял всего 5 128 млн.рублей, из них 982,9 млн.рублей, внесенных в качестве вклада государства согласно президентского указа, и 145,8 млн. рублей - формирование объединенного фонда акционирования работников предприятия (ФАРП) Компании согласно распоряжения Госкомимущества39. Учитывая, что 25 процентов акций каждого входящего в Компанию Общества являются привилегированными и участия в голосовании не принимают, Компания получила право контрольного пакета по всем дочерним Обществам. Перекрестное владение акциями Компании со стороны вошедших в холдинг акционерных обществ предусмотрено не было. Другими словами, дочерние компании попадали в кабальную зависимость от головной. Так была достигнута вертикальная интеграция зависимых Обществ от материнской Компании, централизация функций управления и контроля.

Однако этого показалось маловато, и М.Ходорковский следующим постановлением Правительства "О совершенствовании структуры акционерного общества "Нефтяная компания "ЮКОС"40 включает в состав Компании дополнительно нефтеперерабатывающий завод АО "Самаранефтегаз" три сбытовых организации, три научно-исследовательских организации и Нефтеюганское специализированное монтажно-наладочное управление. В соответствии со сводным планом приватизации увеличенный уставной капитал составил уже 6628,1 млн. рублей.

На специализированном денежном аукционе продано 527 708 акций, общая выручка от продажи составила 105 541,6 млн. рублей.

постановление Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1993 года N распоряжение Госкомимущества России от 28 июля 1993 года N 1320-р постановление Правительства Российской Федерации от 1 сентября года N С этого момента следует внимательно следить за пассами наперсточника.

В декабре 1995 года Госкомимуществом России был проведен аукцион, совмещающий два взаимосвязанных мероприятия - залоговый аукцион и инвестиционный конкурс, на который были выставлены два государственных пакета - пакет, закрепленный на праве федеральной собственности – 45 процентов уставного капитала (залоговый аукцион) и пакет, предназначенный для инвестиционного конкурса - 33 процента уставного капитала, итого 78 процентов!

Если государственный пакет передается кредитору в качестве залога, то переход права собственности не наступает. И в случае возврата взятых в долг денег пакет акций возвращается на свое место – в реестр федеральной собственности. В случае невозврата кредита согласно гражданского права происходит переход права собственности к залогодержателю, что явилось прямым нарушением Закона о приватизации. По Закону акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, оставшиеся после льготного размещения среди членов трудового коллектива, могут быть проданы либо на аукционе, либо по конкурсу. Аукцион, проведенный на предмет выбора кредитора, предоставляющего наиболее удобные для государства условия, не может считаться аукционом по продаже акций – не тот предмет аукциона!

Порядок размещения акций акционерных обществ, образованных в процессе приватизации, установлен Законом о приватизации, и потому государственные пакеты первичных акций приватизации не могли быть предметом залога. Предмет неправомочного залога должен был быть оспорен прокурором и изъят у залогодержателя, затем пакет мог быть продан на аукционе или по конкурсу в соответствии с законодательством о приватизации, а уже из вырученных средств могла быть погашена задолженность государства перед кредитором.

Хорошо платил М. Ходорковский разработчикам хитроумных схем отторжения федеральной собственности. Залоговый аукцион имел особенность - залоговый аукцион был отягощен инвестиционными обязательствами. В состав предмета залога был включен пакет акций, предназначенный для продажи на инвестиционном конкурсе, другими словами залогодержатель должен был победить в инвестиционном конкурсе, который не проводился, что является опять же нарушением законодательства о приватизации. Залогодержатель внес деньги в размере инвестиционной программы, которую сам же и придумал, на счета эмитента – нефтяной компании.

Победитель такого совмещенного аукциона авансом депонировал на счетах Центробанка России всю сумму в 350 млн. долларов на цели финансирования инвестиционной программы. Суть заключалась в том, что деньги инвестиционной программы должны были быть внесены на счета эмитента, то есть нефтяной компании, а средства кредита – в федеральный бюджет. Теперь в случае изъятия неправомочного залога обратно в государственную собственность возникала необходимость изъять деньги со счетов получателя инвестиционных средств, то есть эмитента - Нефтяной компании, которая выглядела невинной овечкой в этом море беззакония.

Победителем залогового аукциона было признано ЗАО "Лагуна" (группа "МЕНАТЕП"). Другими участниками были ЗАО "Реагент" и АООТ «Бабаевское» (группа банков "Российский кредит", "ИНКОМБАНК" и "Альфа Банк"), которые предложили часть оплаты провести ГКО, что не соответствовало условиям аукциона. По результатам залогового аукциона было внесено в качестве кредита 159 млн. долларов или 730,923 млрд. рублей (из них в федеральный бюджет получил 584,7 млрд. рублей).

Победителем инвестиционного конкурса также стала ЗАО "Лагуна" при размере инвестиций в 200 млн. долларов. Инвестиционная программа была рассчитана на 1996-1998 годы. Программой много чего было намечено:

оживление фонда скважин, бурение горизонтальных стволов (60 млн. долл.), реконструкция нефтеперерабатывающих заводов (90 млн. долл.), освоение лицензий на разработку новых месторождений (150 млн. долл.), развитие сети баз нефтепродуктообеспечения (50 млн. долл.), только мало что было выполнено.

В декабре победитель аукциона ЗАО "Лагуна" переуступило Банку "МЕНАТЕП"41 права по договорам кредита (с Минфином России), залога (с Госкомимуществом РФ) и комиссии (с РФФИ). Срок погашения кредита из средств федерального бюджета истек 1 января 1996 года, и М.Ходорковский стал «собственником» НК «ЮКОС».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.