авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«1 Автор выражает глубокую признательность и благодарность всем тем, кто участвовал в подготовке материалов этой книги и способствовал ее изданию в столь ...»

-- [ Страница 6 ] --

Аналогичным образом организовано регулирование и контроль за монополистами во всех развитых странах мира. Уместно привести опыт Великобритании, где самыми крупными предприятиями по оказанию общественных услуг являются приватизированные предприятия по производству и распределению газа, предприятия водоснабжения, электроэнергетики и телекоммуникации. Все четыре отрасли характеризуются существенным монополизмом и доминированием немногих фирм. Система регулирования создана именно для защиты потребителей и потенциальных конкурентов от злоупотребления таким положением. Для этого в каждом из этих секторов учрежден надзорный орган - Бюро во главе с независимым от правительства генеральным директором, подотчетным лишь парламенту страны. В свою очередь контроль за эффективностью деятельности этих органов осуществляет Национальный контрольный орган.

В большинстве штатов США существуют комиссии по государственному регулированию деятельности частных фирм в условиях естественной монополии. Эти комиссии работают на основании устава, утвержденного законодательным органом штата, где определены цели их деятельности, функции133, задачи и полномочия. Вопрос об отнесении тех или иных видов деятельности к регулируемым решает законодательный орган, исходя из интересов защиты прав граждан. В 35 штатах члены комиссий назначаются губернатором и утверждаются в должности сенатом штата. В 15 остальных избираются на прямых выборах. Численность комиссий составляет в разных штатах от 3 до 7 чел. Работа комиссий и полномочия ее членов направлены на обеспечение баланса интересов собственников – акционеров и тех, кто обеспечивает доходы компаний - покупателей. Кроме собственно членов комиссий, полномочных принимать решения, существует их рабочий аппарат численностью от 50 чел. (штат Вайоминг) до 900 чел. (штаты Калифорния и Нью Йорк).

Основными их функциями являются сертификация и согласование вопросов доступа компаний на регулируемые рынки, включая техническое лицензирование на основе общегосударственных стандартов;

принятие решений об изменении цен либо приостановке действующих тарифов;

анализ финансового состояния компаний;

определение стандартов обслуживания;

рассмотрение споров по выставленным счетам и другим претензиям потребителей;

рассмотрение программ развития компаний, совершенствования их технической и технологической базы, оценка различных вариантов финансирования;

участие в рассмотрении вопросов касающихся деятельности комиссий в законодательных и судебных инстанциях.

На общегосударственном уровне в Соединенных Штатах регулирование осуществляют федеральные органы - Федеральная энергетическая комиссия (оптовая торговля и передача энергии на дальние расстояния, производство и конечное распределение энергии, оптовые продажи и распределение газа потребителям) и Федеральная комиссия по связи (технические стандарты дальней телефонной связи, радиосвязи и доступа к кабельным сетям). В области водоснабжения и канализации на федеральном уровне устанавливаются обязательные для всех компаний природоохранные нормы и нормы безопасности134.

Как правило, государственное регулирование осуществляет непосредственно высший контрольный орган представительной власти Парламента. Обычно ему вменяют эти функции в силу неизбежной коррумпированности органов исполнительной власти.

В Российской Федерации также были созданы органы, регулирующие деятельность естественных монополистов135, и в том числе, Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК России)136, которая является федеральным органом исполнительной власти по регулированию тарифов естественных монополий в сферах: транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам;

транспортировки газа по трубопроводам;

услуг по передаче электрической и тепловой энергии.

При проверке Счетной палатой деятельности Антимонопольного комитета было установлено, что ФЭК России была создана на базе соответствующих отраслевых министерств и уже в силу своего статуса скорее обеспечивала безбедное существование самих субъектов естественной монополии, чем соблюдала интересы потребителей этого вида услуг.

Перечень методов государственного регулирования и контроля был явно недостаточен для монополистов, существующих в форме акционерного общества. Учитывая все это, Чубайс залезает в кресло председателя правления РАО "ЕЭС России".

В марте 1996 года Международный валютный фонд поручал Правительству Российской Федерации провести разукрупнение естественных Регулирование естественных монополий, С-Петербург, серия "Антимонопольное законодательство", 1995.

Постановления Правительства РФ от 19.06.94 № 739 "Об утверждении положения о Федеральной энергетической комиссии", от 12.11.96 № 1343 "Об утверждении положения о Федеральной службе России по регулированию естественных монополий в области связи", от 19.09.97 № 1202 "Об утверждении положения о Федеральной службе России по регулированию естественных монополий на транспорте", от 08.09.97 № 1149 "Вопросы Федеральной службы России по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию".

Указ Президента РФ от 29.11.95 № 1194 "О Федеральной энергетической комиссии РФ" в ред.Указа Президента РФ от 09.07.97 № 710. Положение о Федеральной энергетической комиссии РФ утверждено постановлением Правительства РФ от 13.08.96 № 960.

монополий, включая РАО "ЕЭС России" на региональные структуры. Однако в силу близости премьера российского Правительства В.Черномырдина к одной из них, это указание своевременно выполнено не было. В 1997 году для выполнения этой задачи Б.Ельциным был введен в Правительство специальный вице-премьер - Б. Немцов, а президентом РАО "ЕЭС России" назначен его близкий друг и сподвижник по бизнесу - Б. Бревнов, который оказался на редкость вороватым: менее чем за год им было израсходовано на личные нужды около миллиона долларов.

РАО "ЕЭС России" было создано путем приватизации государственной энергетической отрасли и более 50% его голосующих акций было закреплено в федеральной собственности. Согласно закону о приватизации137 и указу Б.Ельцина138 представители государства в Совете директоров РАО "ЕЭС России" и его генеральный директор не выбираются общим собранием акционеров, а назначаются Правительством. В совете директоров они составляют коллегию представителей государства. То есть было сделано сознательное ограничение действия Федерального закона "Об акционерных обществах", который устанавливал (ст.53 п.1), что акционер, владеющий более чем 2% голосующих акций общества, вправе выдвинуть кандидатов в его Совет директоров. Последнее правительственное назначение - С. Кириенко состоялось в январе 1998 года139.

Несмотря на это, список кандидатур для голосования был сформирован Советом директоров Общества на основе предложений Мингосимущества и компании Barbican Securities Ltd, которая на момент внесения кандидатур, владела 2,32% от общего количества обыкновенных акций Общества. Однако в официальном реестре акционеров, владеющих более 0,01% акций РАО "ЕЭС России" эта компания не значилась. То, что Barbican Securities Ltd. не являлся акционером РАО "ЕЭС России" подтверждает не только выписка из реестра акционеров, но и протест Центрального московского депозитария в Мингосимущество о неправомочности действий компании. Несмотря на это, собрание состоялось, были выдвинуты от имени Barbican Securities Ltd кандидатуры Бревнова Б.А. и Чубайса А.Б. В голосовании участвовал 81% акций от числа зарегистрированных. А.Чубайс и Б.Бревнов набрали максимальное число голосов. Анализ бюллетеней показал, что из 5,64% голосов полученных А.Чубайсом и 6,37% полученных Б.Бревновым 3,84% и 4,98% соответственно отдал за них The Bank of New York I.N. Остальные голоса за них были отданы Федеральный закон от 21.07.97 № 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (ст.6 п.2).

Указ Президента РФ от 05.11.92 № 1334 (п. 3) "О реализации в элктроэнергетической промышленности Указа Президента Российской Федерации от 14.08.92.

Постановление Правительства РФ от 06.01.98 №39.

Письмо Центрального московского депозитария от 02.04.98 № 011047/1 в адрес Мингосимущества России.

другими иностранными участниками. На поверку оказалось, что все они, включая The Bank of New York I.N, не являются акционерами Общества.

Таким образом, избрание А.Чубайса и Б. Бревнова в Совет директоров РАО "ЕЭС России" было сфальсифицировано, также как и их выдвижение. Дело в том, что эти компании обладали американскими депозитарными расписками (ADR) статус которых не несет правомочности голосующих акций!

Характерно то, что представители государства, составлявшие большую часть Совета директоров проявили полное равнодушие и не потребовали проверки статуса акционера - компании Barbican Securities Ltd., внесшей кандидатуры А.Чубайса и Б.Бревнова в список для голосования и голосовавших за иностранных лиц. В сложившихся условиях влияние государ ства на управление деятельностью Компании перестает быть определяющим даже при наличии в его собственности 51% акций Общества и, следовательно, электроэнергоснабжение населения страны и отраслей ее народного хозяйства ставится в зависимость от коммерческих и политических интересов акционеров, в основном - иностранных.

Эта информация была доведена до сведения Б.Ельцина и Генерального прокурора. Однако через несколько дней А.Чубайс оказался на посту председателя Правления РАО "ЕЭС России" и, как он заявил представителям средств массовой информации, его кандидатура на этот пост «была поддержана самим Президентом». Это похоже на правду, поскольку через несколько дней после этого на пост председателя Правления РАО "Газпром" был назначен Б.Немцов. А в совокупности эти два события подтверждают намерения российского президента строго выполнять "рекомендации" МВФ о передаче властных функций в руководстве естественными монополиями представителям интересов «Стратегического инвестора».

Запад спешит поставить под собственный контроль субъекты естественных монополий России путем их приватизации и установления над ними собственного контроля любыми возможными способами. Ни для кого не секрет, что рост среднего уровня цен на потребительские товары в первую очередь зависит от возможности ограничить цены и тарифы на услуги естественных монополий – электроэнергетику, перевозки, тепло и связь, и лишь затем – от возможности регулировать валютный курс, а затем – от возможности регулировать доходы высокооплачиваемой части населения и лишь затем – от наращивания денежной массы – инфляции. Захват естественных монополий – задача из разряда геополитических.

Отнять у государства и поделить между своими. Так вкратце можно охарактеризовать программу Чубайса по реструктуризации РАО «ЕЭС России». Единая энергосистема распадается на две категории. В первую войдут энергоемкие экспортно-ориентированные предприятия и современные рентабельные электростанции. Во вторую войдут неплательщики и старые изношенные производители электроэнергии. Естественно, что вся кредиторская задолженность повиснет на второй категории. После этого запланирована приватизация региональных производителей электроэнергии в лучших чубайсовских традициях: современные станции уйдут к назначенным собственникам, а убыточные останутся на шее государства. Потом, Чубайс будет звонко доказывать, что приватизированный сектор работает эффективнее государственного, - все как при большой приватизации.

Обналичка – это так естественно Обналичка – это главный способ ухода от налогов.

Начнем с примера. Вы купили вагон досок на лесопильном заводе и продали их директору строительного треста с которым давно имеете деловые контакты. Купили доски за 100 единиц, продали за 200 – вот удача!

Естественно, что 100 - вы отошлете производителю досок, а что делать с оставшимися 100 единицами? У вас есть офис и склад, за аренду надо платить, но цена аренды устроит вас и арендодателя только в том случае, если часть платы вы внесете наличными. Вам нужно платить за «крышу» бандитам или милиции (это одно и тоже), транспорт вам обойдется вдвое дешевле, если вы будите платить наличными, ваши доски должны быть признаны пригодными для дальнейших работ на стройке, директор строительного треста сам готов поделиться с вами вашими же деньгами, но при этом никто не желает расписываться в ведомости. Предположим, что все ваши обязательные платежи умещаются в 50 единиц, тогда ваш чистый доход составит тоже единиц. Но если вы объявляете весь свой доход в 100 единиц чистой прибылью, то вы должны заплатить более 50 в качестве налога, а если с «дурной головы» напишите себе и своим сотрудникам зарплату в 50 единиц, то плюс еще столько же будете должны отдать в казну.

Гайдар предлагал вам продавать вагон досок не за 200, а сразу за 250 с учетом налогов, но в этом случае его никто не купит, потому что рынок есть рынок, и если не вы, то кто-то другой догадается, как обойтись с доходом в 100 единиц: из 100 единиц 90 - переводится обналичнику, заключив с ним договор на обмывку и просушку досок, на упаковку и маркировку, и мало ли еще на что. Через пару дней придете к нему и лично получите обратно 87, из них 50 раздадите всем кому должны, а 37 – ваш чистый «черный нал». Те единиц, что остались на вашем счете – это «легенда прикрытия», с нее вы заплатите все налоги, а то ведь и налоговики могут устроить вам «последний день Помпеи».

Есть вторая схема: строительный трест сразу перечислит не вам, а обналичникам 200 единиц, они 110 – переправят вам, чтобы вы могли расплатиться с производителем досок и 10 – подставить под налоговый удар, а 90 единиц обслужат так же, как и в первом варианте.

Судя по данным статистики, именно так работает сегодня весь малый и средний бизнес. А как же работает большой? Многие промышленные гиганты работают на полную мощность, регулярно отгружается продукция на экспорт, иностранные покупатели исправно платят за полученный товар, но при этом именно они и должны государству миллионные налоговые долги.

Гиганты не могут использовать существующие схемы уклонения от налогов – схемы все, до единой, уголовно наказуемые! Наиболее разорительной для предприятия является заработная плата, чтобы заплатить 59 единиц зарплаты нужно истратить 128 единиц безналичных денег. Вот где зарыта причина низкой покупательной способности основной массы трудящегося населения.

Высочайший уровень налогов, который был еще в январе 1992 года введен Е.

Гайдаром по указке «иностранных советников», был направлен своим острием именно против крупнейших российских производителей. Гигант не может работать через обналичку, поэтому он будет обязательно занесен в черный список. Гайдаровские схемы налогов привели к величайшему спаду производства, безработице и инфляции. При российском уровне НДС может жить лишь спекулянт-однодневка: утром купил, вечером продал.

Предприниматели всего мира научились уклоняться от налогов. В семидесятые годы расцвели так называемые безналоговые – оффшорные зоны и целые оффшорные государства. Либерия имеет крупнейший в мире торговый флот: американцы, французы, англичане и русские регистрируют там корабли и ходят по миру под либерийским флагом. Багамы регистрируют безналоговые компании, на Кипре хорошо платить налог на прибыль – 4,25%.

Поэтому там крупнейшие банки, там соглашение о недопущении двойного налогообложения со всем миром, даже с Россией! В России - самая дешевая обналичка 1-2%, такая обналичка вполне доступна мелким и средним хозяйствующим субъектам, тем, кто не конкурент западным фирмам на мировом рынке. «Стратегический инвестор» уничтожал только самые высокотехнологичные крупносерийные производства, самые конкурентоспособные российские заводы.

Банковский процент – основа инфляции Не только налоговые схемы, но и вся вспухшая банковская система, созданная по гарвардским проектам были направлены на разрушение экономики России. Миллион, в течение года прокрученный в банковских вкладах, в ГКО и прочих «финансовых инструментах», трансформируется в два. Полученная из воздуха прибыль выплескивается на рынок, порождая инфляцию. Чем больше ссудный процент, тем богаче становятся банкиры субъекты кредитно-финансовой системы, тем эффективнее действует схема разорения тех, кто в это время сеет хлеб, варит сталь, добывает уголь.

«Энциклопедия определяет ростовщичество, как предоставление денежных ссуд под «чрезвычайно высокий» процент. Такое определение не содержит конкретных количественных оценок. Понятие «чрезвычайно высокий» в равной мере можно отнести как к долям процентов, так и к десяткам и сотням процентов. Япония, как известно, снизила ссудный процент с 0,15% годовых, расценивая его как чрезвычайно высокий, до 0%. Тем же руководствовались по-видимому и США, загнавшие свою экономику в тупик своим чрезвычайно высоким ссудным процентом в 6,5% годовых и снизив его к последнему времени до 1,2%.

Зашел как-то Иван к соседу-ростовщику одолжить 100 рублей на год.

Тот отозвался на его просьбу с условием выплаты 100% ростовщического дохода и передачи в залог топора. Отдал Иван топор, получил деньги, однако по размышлении решил, что единовременно отдать 200 рублей ему будет сложно, и, вернувшись с полпути, он вернул первую половину сразу. Идет он домой и размышляет: «Денег нет, топора нет и еще 100 рублей должен. Но самое интересное в том, что все это строго по закону».

Исполняя указания «Стратегического инвестора» Российский Центральный Банк вгонял каждого предпринимателя, любую структуру, в ростовщическое рабство, устанавливая в свое время учетную ставку в 210% годовых и с упорством, достойным лучшего применения, сохраняя ее на не менее безумном уровне по сию пору? Попытки Минфиновских темнил объяснить злонамеренно устанавливаемый ссудный процент наличием инфляции – это прямая подмена причины и следствия, грубый обман, рассчитанный на непонимающую толпу. Такие толкования сродни попыткам объяснить причину порывов ветра качающимися ветвями деревьев. Инфляция именно потому и возникает, что в финансовом блоке самопроизвольно, на основе ростовщичества, возникает доход и вытекающая из него покупательская способность без создания чего-либо общественно полезного.

Инвестор может претендовать не на проценты из воздуха от бездарно растраченных или разворованных денег, а лишь на долю той реальной прибыли, которая будет получена в стране с участием средств инвестора. В противном случае мы попадаем в стандартную алгоритмику ограбления стран и народов, в соответствие с которой, ежегодные процентные воровские платежи составляют: Бразилия – 42 млрд. долларов, Мексика – 40, Венгрия – 20% валового внутреннего продукта, Индонезия –18.6%, Аргентина – 9%.

Суть этого глобального алгоритма порабощения не закрыта в сейфах западных спецслужб, а открыто изложена в Библии. Выдержки на эту тему именуются Доктриной Второзакония – Исаии: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдать в рост, иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост.» …«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их – служить тебе…, народ и царства, которые не захотят служить тебе – погибнут, и такие народы совершенно истребятся.» 141.142.

В общественно-полезной экономике ростовщичество должно быть запрещено законом, а ссудный процент должен быть строго равен нулю.

Только при этом сохраняется важнейший принцип: доход вторичен и прямо пропорционален объему созданных продуктов и оказанных услуг. При формировании же саморегулируемого ростовщического дохода без взаимосвязи с валовым внутренним продуктом происходит очевидная неизбежная разбалансировка спроса и предложения. Этот дисбаланс и приводит к неизбежной инфляции, росту цен, к экономическим кризисам.

Банковская система, как сфера обслуживания, должна на договорных началах за конкретную работу получать часть от того дохода, который создается производственно-потребительской системой. Возможен и режим В.А.Ефимова «Экономическая азбука». Издательство «Общественная инициатива».

Второзаконие, 23 : 19. Исаия 60 : 10- бюджетного финансирования банковской сферы. Как известно, исламские банки вообще не имеют права получать что-либо в виде процентных доходов.

Коран разрешает обмен лишь равновеликими суммами.

История хранит и иные стереотипы. Осмыслившие и нейтрализовавшие схемы глобального ростовщического Министры финансов Советского Союза, опередив время, впервые в истории человечества продемонстрировали возможности безинфляционного развития экономики, опираясь на закон сохранения денег как технологической среды.

Валютный коридор.

Для сокращения расходов на обслуживание и погашение внешнего долга требуются дешевые доллары. Для получения более дешевых долларов применяется т.н. «якорь инфляции» — национальные деньги включаются в рамки валютного коридора. Их обменный курс понижается медленнее, чем идет инфляция. Это дает видимое благополучие в бюджете. Бюджет имеет низкий дефицит или не имеет его совсем. Но ножницы обменного и реального курса национальной валюты вызывают убытки в реальном секторе экономики.

Собственно, этим и был спровоцирован кризис в России в августе 1998 г. Он назревал с лета 1995 г., когда под переговоры о переносе долговых платежей пришлось ввести валютный коридор для рубля. Убытки прямо приводят к деградации балансов предприятий, вызывая так называемый «спазм ликвидности» предприятий, а это один шаг до уничтожения производственного сектора через процедуры банкротства.

В наших условиях идеологическая основа при предоставлении кредитов МВФ и основа всей современной империи капитализма, контролируемой интересами доллара, — это либеральный монетаризм.

Закрывая глаза на все происходящее, правительство России, раболепно исполняя приказные «рекомендации» МВФ, упрямо полагает, что показателей роста национального дохода, уровня инфляции и дефицита бюджета вполне достаточно для социально-экономического прогнозирования и построения денежно-кредитной политики при переговорах по реструктуризации долгов перед иностранными кредиторами. Этот примитивный подход либеральных монетаристов сегодня господствует в умах экономических и политических кругов многих стран с деградирующей экономикой. Однако при таких подходах ни в одном случае ни одна страна пока еще не ушла от долговой привязки к МВФ.

Мы упрямо следуем мвэфовским догмам, что распределение национального дохода не должно регулироваться государством. Это дает свободу прямому гигантскому перетоку капитала в руки олигархов через управляемое ими внутрифирменное перераспределение цен. На этом фоне убытки в реальном секторе растут опережающими темпами по сравнению с инфляцией. А в спекулятивном секторе гигантская масса денег уходит в другие валютные системы.

Затем эти деньги репатриируются обратно, но уже как иностранный капитал. В условиях паралича собственных инвестиций правительство и статистика мечтают об иностранных инвесторах, как о манне небесной. Но надо помнить, что такие инвестиции в национальную экономику — это тот же долг. Только не у правительства, а у предприятий. Здесь стоит напомнить, что платежный баланс для погашения долга у страны — один. И долг — что в бюджете, что у предприятий — это один общий долг. Отрабатывать его стоимостью своего труда будут все те же рядовые налогоплательщики — граждане России, и не только их дети, но и внуки с правнуками.

В такой схеме экономика живет своей жизнью, а деньги — своей.

Инфляционная наценка ВВП не попадает в балансы реального производства.

Таким способом деньги переправляются к олигархам, лишая человека, находящегося в основании экономической пирамиды общества, необходимого вознаграждения за его труд, а без наличия платежеспособного спроса населения в принципе невозможен возврат денег в экономику.

Как в сказке, одним — вершки, а другим — корешки.

В результате в активах балансов предприятий опережающими темпами растут убытки. Чтобы компенсировать их рост, приходится сжимать себестоимость, экономить на других статьях активов. На каких?

В активах любого предприятия есть две части. Одна часть это — люди труда, их зарплата. Эта часть умеет защищать свои права или хотя бы говорить о них. Да и власть время от времени вспоминает об этой части активов. Особенно перед выборами. А другая часть активов — бессловесная.

Это основные фонды. Вот в них и закачивается скрытый долг российской экономики. Фонды изнашиваются. Новое оборудование дорожает. Но на полную восстановительную стоимость фонды никто не пересчитывает. Ведь за этим последует увеличение собственного капитала. А это увеличение налога на прибыль и на имущество.

В итоге «уши» скрытого долга экономики, который не показывается населению страны, парламенту и президенту, торчат именно в бессловесных активах — в проедании основного капитала. И чем больше все говорят об увеличении инвестиций, тем больше идет деградация стоимости овеществленного труда. Идет проедание того, что создано предыдущими поколениями при советской власти.

Кажется, и «ежику понятно», что без обновления технологий и оборудования хотя бы раз в 3—5 лет удержать конкуренцию невозможно. Но под гнетом автоматического роста налогов при индексации стоимости основных фондов все предпочитают накапливать там долг. А убогость и обесценение оборудования автоматически ведет к потере собственного капитала предприятия. Нехватку собственного капитала приходится компенсировать ростом кредиторской задолженности. А рост задолженности по отношению к собственному капиталу прямо означает потерю ликвидности предприятия, то есть невозможность оплатить свои долги за счет продажи имущества. В рамках процедур банкротства такое состояние называется «неоплатность», что и является основанием для возбуждения судебного дела о несостоятельности (банкротстве).

В массовом исполнении эта ситуация называется «спазм ликвидности».

Так что, «счастье» обывателя, когда Центробанк осуществляет политику поддержки курса рубля, является очередным кусочком сыра в мышеловке «Стратегического инвестора». Это непонимание сути стандартных методов по уничтожению производственного потенциала стран, попавших в сети кредитной паутины МВФ.

Кто такой «эффективный собственник»?

Об «эффективности» как известном критерии оценки предприятия, отрасли и шире — об «эффективной экономике», говорят давно. В принципе само понятие «эффективность» применительно как раз к экономике использовалось либерал реформаторами с самого начала реформ. Они много говорили о «неэффективности государственной формы собственности» и необходимости создать «эффективного собственника». При этом подчеркивалось, что «эффективный собственник» — это только частный владелец, но никак не государство.

Между тем речь шла именно об эффективности управления предприятиями и «хозяйственными потоками», эффективности распределения произведенной стоимости (в виде товаров, льгот, услуг и т.п.). Однако вот с определением собственно «эффективности» реформаторы не спешили.

Очевидно, что здесь может быть несколько критериев (прибыльность, вклад в рост ВВП, важность для других отраслей хозяйства, содействие обеспечению национального суверенитета, к примеру, в области обороны, высокий уровень налоговых отчислений и т.п.). На уровне общества речь должна идти о поддержании определенного уровня жизни, общественной безопасности, социальных институтов.

Понятие «общественного блага» использовали еще просветители и «отцы основатели» в Америке и оно, по крайней мере, в теории, вовсе не отрицается современным обществом, основанным на рыночном хозяйстве. Напротив, развитое рыночное хозяйство не может существовать вне гражданского общества и его развитых институтов, ибо последние являются политическим воплощением социально экономической системы капиталистического общества. Не случайно современная модель хозяйственного развития Германии именуется «социальной рыночной экономикой».

Понятно, что институты гражданского общества в условиях прошедшей в России «приватизации по Батыю» не являются эффективными по определению, ибо такая приватизация есть отчуждение большинства граждан от решения вопросов управления и распределения в процессе функционирования общественной системы хозяйства. Вряд ли даже у либерал-реформаторов хватит смелости отрицать общественный характер производства уже в индустриальную эпоху.

Таким образом, отчуждение граждан от решения указанных вопросов через институты гражданского общества и через участие гражданского общества в государственном управлении в решении вопросов управления и распределения в разнообразных формах и на всех социально-государственных уровнях является подавлением самого этого гражданского общества — узурпацией собственности и политической власти.

Для общества, в период реформ, проводящего приватизацию, то есть сознательно отказывающегося от значительной части прав собственности в виде государственной собственности на тот или иной объект, тем не менее важно сохранить в значительной степени влияние на важнейшие объекты национальной экономики, переходящие в частные руки.

Кто такой «эффективный собственник»? Это не означает вовсе появление нувориша в красном пиджаке на 600-м «Мерседесе. Это означает специфическое перераспределение прав собственности между, во-первых, обществом, которое представлено государством, во-вторых, новым владельцем и, в-третьих, менеджментом, который будет осуществлять практическое управление данным предприятием. Роль менеджмента в данном случае исключительно велика, так как у совладельцев — общества и капиталиста есть острое неразрешимое противоречие: они конкуренты в получении прибыли.

Общество-совладелец имеет право получать дивиденды. И в этом случае, без сомнения, одним из важнейших критериев эффективности проведенной приватизации является именно величина дивидендов. В России в 2000 г. плательщиками дивидендов в казну выступили 800 акционерных обществ (АО). Н.А. Абдуллаев в своей книге приводит интересные данные именно по 2000 г.: «Крупнейшими плательщиками дивидендов государству в 2000 г. (в млн руб.) стали «Газпром» (1271,8), «ЛУКОЙЛ»

(356,8), РАО «ЕЭС России» (300,3), ТНК (287,5), «Роснефть» (200), «Слав-нефть»

(187,4), ТВЭЛ (151,9), «Алроса» (86), аэропорт «Шереметьево» (75), которые обеспечили 79% поступлений в федеральный бюджет за счет дивидендов».

Но самое интересное Н.А. Абдулласв сообщает на следующей странице:

«Кроме того, от участия в российско-вьетнамском предприятии «Вьетсовпетро»

российским бюджетом получено 12 010 млн. руб., что на 47% превышает показатель, предусмотренный планом» Итак, успешные, мощные компании России дали в совокупности дивидендов в бюджет аж на 2 млрд. 916 млн. 700 тыс. рублей. А доход России от совместного российско-вьетнамского (государственного!) предприятия составил 12 млрд. 10 млн.

рублей.

Бывший заместитель председателя Счетной палаты Российской Федерации Ю.Ю. Болдырев обратил внимание на этот поразительный феномен. Он привел следующие данные: «На конец 2000 года...около тридцати процентов от всего объема прежней госсобственности все еще находилось в руках у государства. И нами тогда было произведено совсем простое сопоставление данных исполнения федерального бюджета, давшее весьма и весьма любопытный результат (точнее, такое сопоставление было проделано, и его результаты были озвучены несколько ранее — в 1998-м, но и затем, в последующие годы, результаты сопоставления практически не менялись. На 2000-й год это выглядело примерно так.

Просуммируем доход в федеральный бюджет:

а) от госпакетов акций предприятий, включая такие гиганты, как РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», «ЛУКОЙЛ», «Аэрофлот — международные авиалинии» и другие;

6) от сдачи в аренду (в том числе коммерческим организациям) всей федеральной недвижимости;

Н.А. Абдуллаев. Государство и собственность в переходной экономике:

Вопросы теории и методологии. — М.: Дело, 2002. С. 68, 69.

в) от широко разрекламированных соглашений о разделе продукции в сфере добычи наших природных ресурсов.

И выясняется, что весь этот суммарный доход государства от всей этой колоссальной собственности в совокупности примерно равен поступлениям в наш федеральный бюджет лишь от одного совместного российско-вьетнамского предприятия «Вьетсовпетро»...

Как такое может быть, — удивится читатель, — это «Вьетсовпетро» — что же, какой-то тайный супергигант мирового масштаба? Неужто — больше «Газпрома», РАО «ЕЭС России» и «ЛУКОЙЛа» вместе взятых? Оказывается, вовсе нет — небольшое (по сравнению с вышеперечисленными гигантами) предприятие по добыче нефти у берегов Вьетнама»144.

Причину такой эффективности совместного предприятия Ю.Ю. Болдырев видит в жестком контроле вьетнамской стороны за менеджментом данной компании и недопущением сокрытия прибыли и последующего увода ее в офшорные зоны. В России же последнее является обычной практикой, что и приводит к парадоксальной неэффективности «эффективного собственника». Правда, он оказывается исключительно эффективным в деле сокрытия доходов.

Это признает и Н.А. Абдуллаев: «Дивиденды 60 крупнейших российских компаний, акции которых котируются на фондовом рынке, на протяжении последних лет постоянно возрастали. " 1998 г. их совокупный размер составил 90 млн. долл., в 1999 г. — 487 млн. долл., а в 2000 г. — уже 1,29 млрд.

долл. При этом отношение дивидендов к прибыли в нефтегазовом комплексе в 2000 г. было равно 7,3%. Основными факторами роста выплат дивидендов могут быть изменения в налоговом законодательстве, вхождение в состав совета директоров многих компаний — представителей миноритарных акционеров, получающих таким образом возможность оказывать давление на менеджмент».

Стоит добавить, что давление на тех, кто вместе с государством является совладельцем крупнейших национальных компаний, в первую очередь должно оказывать как раз само государство. Именно его фактическое самоустранение от этого процесса означает утрату собственности (что, к примеру, проявляется в уводе прибыли, активов и т.п.), ибо утрата функций управления и распределения и есть утрата собственности.

Ю.Ю. Болдырев. О бочках меда и ложках дегтя, М.: Крымский мост — 9Д, 2003.

12. Что это такое – приватизация?

Международный опыт Приватизация - это совершенно обычное для мировой практики явление.

Приватизация определяется как процесс смены организационно правовой формы собственности, смены формы государственной собственности на форму частной собственности. Смена организационно правовой формы в обратном направлении называется национализация. Сама по себе смена организационно-правовой формы собственности является процессом обычным, давно отрегулированным в мировой практике. Движение собственности – есть процесс бесконечный во времени и бескрайний в пространстве. Собственность должна свободно перемещаться между любыми юридическими и физическими лицами, рядом с приватизацией равноправно существует национализация.

В последнее десятилетие приватизация охватила разные страны мира так широко, что процесс приобрел глобальный характер. Приватизацию проводили страны с различным жизненным и экономическим укладами при совершенно разных начальных условиях, но ни в одной стране приватизация не связана со столь мощными негативными последствиями, как в России. В других странах, как правило, от приватизации выигрывали все участники процесса: население, государство, новые собственники, наемные работники.

Необходимо подчеркнуть, что проблемы, возникшие в ходе и в результате приватизации в России, не могут быть отнесены только к прошедшему времени: движение собственности процесс бесконечный. Приватизация не может быть закончена сейчас, она идет, и будет продолжаться еще много лет, как и сам многократный передел собственности.

Приватизация стала частью государственной политики всех стран Западной и Восточной Европы, многих стран Южной Америки, Канады, Австралии. Дать однозначную оценку результатов приватизации сегодня невозможно, да это и не является предметом обсуждения. В каждой стране были свои причины и были свои условия для преобразований форм собственности, однако не случайно, что по времени экономические проблемы различных стран оказались связанными с приватизацией именно в последнее десятилетие.

Естественно, что приватизация была вызвана к жизни потребностями повышения эффективности экономики через введение рыночных механизмов регулирования отношений отдельных производителей везде, где это было необходимо и возможно. Главная цель приватизации — повышение эффективности использования объектов хозяйствования и периодически проводится в различных странах мира. Так, в Великобритании в 80-х гг. было распродано 16 из 51 государственных корпораций. Аналогичные процессы наблюдались во Франции, в других странах.

Еще в 1912 г. Леон Дьюги сформулировал лозунг: «...собственность уже не является абсолютным правом приобретателя — она стала социальной функцией обладателя имущества. Или используй свою собственность социально полезно, или отдай!».

Этот тезис явился ярким выражением идей общественного участия в управлении и распределении, т. е. о том, что частная собтвенность также должна наполняться общественным влиянием. Не будет преувеличением сказать, что в XX веке развитие социалистического и капиталистического способов производства было двумя направлениями поиска путей наиболее эффективного общественного участия в процессах управления и распределения.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что государственный сектор экономики всегда был и будет менее эффективным, чем частный. Это так, если условия и целенаправленность деятельности и для тех и для других одинакова. Однако так не бывает в реальной жизни. Если эффективность частного сектора оценивается однозначно показателями прибыли, то такой подход выглядит абсурдным при оценке деятельности стратегически важных для страны предприятий, оборонного комплекса, естественных монополий, учреждений социальной защиты и т.д.

Наиболее важными аспектами приватизации считаются финансовые показатели. По данным разных исследователей145 за период с 1988 по 1997 год в мире от приватизации получено не менее 242 млрд. долларов. Первое место занимает Австралия – 45 млрд. долларов, Британия – 80 млн. фунтов стерлингов, Бразилия – 32 млрд. долларов, Аргентина – 19 млрд. долларов.

Россия занимает в этом списке одно из последних мест, после Перу, Новой Зеландии, Китая, Венгрии и Малайзии.

Приватизация сыграла немаловажную позитивную роль в сломе тоталитарных антирыночных режимов в странах Восточной Европы и бывшего СССР, но антироссийская модель приватизации, реализованная А.Чубайсом принесла с собой неисчислимое количество бед, преодолевать которые будут вынуждены наши дети и наши внуки. Один из патриархов ленинградской группы приватизаторов А.С. Утевский в своей книге приводит условия С.Ханке146, необходимые для успешного проведения приватизации.

«Прежде, чем замышлять приватизацию, важно создать экономические условия, благоприятствующие частному владению: начинать следует с серьезной и ответственной программы информационного обеспечения, необходимо организовать широкодоступные программы подготовки специалистов, в первую очередь, необходим выбор таких объектов для приватизации, которые позволяли бы минимизировать трудности и гарантировать успех, избранные стратегии и методы приватизации должны быть привлекательны для общества и обеспечивать максимальный уровень его Королев И. 1997 год в мировом экономическом развитии // Мировая экономика. М.: МАЙК Наука, 1998, № 8, Студенцов В. Б. Приватизация в Британии // Приватизация. Чему учит мировой опыт. М: Международные отношения, 1993.

Цитируется по книге С.А. Утевского «Приватизация и последующее развитие предприятия», С-П, 2000, с. поддержки, предприятия следует тщательно готовить к приватизации, учитывая при этом необходимость предприватизационных инвестиций, уровень социальных гарантий, достигнутый на государственном предприятии, в процессе приватизации не должен быть понижен». Совершенно очевидно, что даже в развитых капиталистических странах (Англии, Франции, Германии) все перечисленные выше условия реализовать на практике оказалось невозможно, но в России эти условия, словно нарочно, были исполнены наоборот.

Какие же цели и задачи решали разные страны мира, приступая к приватизации государственной собственности?

Франция и Канада, кроме фискальных задач, имевших для экономики этих стран важное значение, учитывали социальную ориентацию политики этих стран, решали или пытались решить сложный клубок связанных с приватизацией социальных проблем. В какой-то мере это им тоже удалось. При всех обстоятельствах приватизация государственной собственности для экономики этих стран оказалась благотворной.

Германия, прежде всего, решала задачи оздоровления экономики Восточной Германии, превращения ее в современную, динамичную, мощную, рыночную структуру. В силу этих причин, для авторов реформы заработки на продаже государственной собственности предприятий бывшей ГДР не были задачей первостепенной важности (хотя такие продажи имели место). Главные задачи связывались с конечными результатами приватизации, т.е. какими должны стать предприятия после перехода в частную собственность. И для реализации этого был сделан максимум возможного.

Великобритания первой из развитых стран Запада вступила на путь последовательной приватизации и достигла исключительно высоких результатов, ее опыт был повторен многими странами мира. Попытки повышения эффективности отдельных отраслей государственного сектора в Британии делались и до приватизации, однако, они каждый раз сводились на нет, при ежегодном распределении государственных дотаций убыточным предприятиям. Приватизация явилась следствием неспособности государства обеспечить эффективное управление и контроль в государственном секторе экономики.

Тщательно анализируя глубинные процессы приватизации, правительство М. Тэтчер избрало осторожное ее продвижение по принципу «тише едешь - дальше будешь». Этому способствовали и серьезные экономические мотивы. Массовый выброс акций угрожал превышением предложения ценных бумаг над спросом, что грозило подрывом процесса приватизации или, как минимум, необоснованным занижением объема продаж.

В результате крупномасштабной британской приватизации размеры государственного сектора сократились на 2/3, выручка от реализации активов государственных предприятий составила огромную величину – около млрд. фунтов стерлингов147. Эти меры укрепили и стабилизировали Хесин Е. Великобритания: шестой год подъема // Мировая экономика и государственный бюджет страны, создали вместо громоздких низкорентабельных или даже убыточных монополий сотни новых конкурирующих между собой частных фирм, что реально повысило эффективность производства.

Опыт Британии в области приватизации оказал прямое влияние практически на все страны мира, но не изучен и не был учтен при приватизации в России.

Приватизация во Франции проходила, как и в России, под очень большим давлением левых политических сил и много внимания уделяла социально-политическим аспектам. В силу этих причин приватизация осуществлялась фрагментарно, непоследовательно, с большими перерывами.

Однако избранная стратегия приватизации и практика ее реализации были несопоставимо более цивилизованными по сравнению с российской практикой. Поэтому экономика Франции не понесла столь тяжкого урона.

Экономика ГДР, как и других стран Восточной Европы, не была готова для работы в условиях открытого рынка. Понимая эти обстоятельства, последнее правительство ГДР 1 марта 1990 г. принимает «Указ о конверсии», в соответствии с которым все предприятия страны преобразовывались в акционерные общества или общества с ограниченной ответственностью по моделям западногерманского законодательства.

Одновременно создается Государственный трастовый институт (Treuhandanstalt, ТНА, почти аналог нашего Госкомимущества) на правах главного ведомства по опеке, которому передается во временное владение вся собственность бывших государственных предприятий. Роль, которую выполнил ТНА в истории приватизации государственной собственности Восточной Германии, невозможно переоценить. С целью предотвращения банкротств восточногерманских фирм ТНА организует кредиты западногерманских банков в размере 25,4 млрд. нем. марок. По состоянию на 1 июля 1990 года ТНА владело 8500 фирмами с общим числом занятых 4, млн. чел. (общее число занятых в экономике Восточной Германии составляло 8,8 млн. чел.)148. Практически ТНА осуществляло непосредственный контроль над всеми акционированными фирмами с численностью работающих 1500 человек и более, а региональные отделения ТНА контролировали средние и мелкие фирмы.

Несмотря на то, что первый этап акционирования и начала приватизации государственной собственности ГДР был проведен быстро и эффективно, несмотря на огромный финансовый и кадровый потенциал ФРГ и обширные знания о реальных рыночных процессах, дальнейшие процедуры приватизации были раздвинуты на семь лет, до конца 1996 г. Таким образом, в целом приватизация государственной собственности Восточной Германии потребовала значительно больший период времени, чем приватизация государственной собственности в России. Чем это было вызвано? Прежде международные отношения, 1998, № 8.

. Statistisches Bundesamt, 1991.

всего, тем, что программа приватизации в Германии была полностью лишена авантюризма - напротив, это была надежная и хорошо взвешенная стратегия, реализация которой исключала провалы и какие-либо переделы. В отличие от России, приватизация в Германии исключила необходимость повторной приватизации и очередных системных переделов собственности.

Государственная собственность попала в надежные руки честных собственников и налогоплательщиков. В итоге государство получило искомый результат.

Началом первого этапа приватизации в России можно считать января 1990 года именно тогда вступили в силу «Основы законодательства Союза СССР и союзных республик об аренде»149. Указанный закон регулировал отношения, связанные с выкупом трудовыми коллективами арендуемого имущества государственных предприятий как союзного, так и республиканского подчинения. В последующем были приняты постановление Совета Министров СССР "Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах"150. Независимо от этих решений было принято постановление Совета Министров РСФСР "Об утверждении Положения об обществах"151, акционерных утвердившее порядок преобразования государственных предприятий в акционерные общества. На территории Российской Федерации оказались расположенными как государственные предприятия, находившиеся в ведении соответствующих органов управления Союза ССР, так и предприятия, находившиеся в юрисдикции РСФСР и республик в составе РСФСР. Принятие Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года Декларации о государственном суверенитете РСФСР существенно осложнило дальнейшее течение процессов разгосударствления и приватизации государственного имущества на территории РСФСР, внеся неопределенность в вопрос о том, какими правовыми актами следует руководствоваться в случае преобразования в акционерные общества расположенные на территории РСФСР государственных предприятий, находящихся в ведении соответствующих органов государственного управления СССР.

В 1991 г. Правительство СССР и правительства союзных республик предпринимали попытки выведения экономики страны из кризисного состояния, в котором она оказалась в результате перехода от плановой системы хозяйствования к рыночной. В частности, Кабинетом министров СССР и правительствами 10 союзных республик, в том числе и РСФСР, была разработана Программа совместных действий Кабинета министров СССР и правительств суверенных республик по выводу экономики страны из кризиса в условиях перехода к рынку. Согласно Программы, предусматривалось обеспечить принятие во втором квартале 1991 г. нормативных документов, Закон от 23 ноября 1989 г. N 810-1, Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. N 25.

Ст. 481.

постановление Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. N 590.

постановление Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. N регулирующих согласованный с республиками процесс разгосударствления и приватизации, уточнить порядок оценки и выкупа государственного имущества членами трудовых коллективов, другими гражданами, юридическими лицами, предусмотрев возможность широкого использования в этих целях заработанных предприятиями средств, а также частичную безвозмездную передачу имущества государственных предприятий членам их трудовых коллективов. Можно считать, что вопросы преобразования форм собственности как основы перехода к рыночной экономике, одинаково волновали всех участников реформирования социального строя России.

Во исполнение Программы и Плана организации работ Верховный Совет РСФСР 3 июля 1991 г. принял Закон РСФСР "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» 152, который вступил в силу 19 июля 1991 г.

Верховный Совет РСФСР постановлением от 31 октября 1990 г. "О порядке введения в действие Закона РСФСР "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР"153 ввел в действие Закон РСФСР "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР" и поручил Совету Министров РСФСР сформировать Государственный Комитет РСФСР по управлению государственным имуществом, республиканские, территориальные комитеты по управлению и пользованию имуществом, разработать и внести в Верховный Совет РСФСР проект Закона о приватизации с введением трех уровней управления объектами собственности (РСФСР, республик, входящих в состав РСФСР, муниципальный) и гарантии владения, распоряжения собственностью производителю продукции.

Правительство И. Силаева оформило юридический статус органа приватизации, утвердив Положение о Государственном комитете РСФСР по имуществом154.


управлению государственным Основной задачей предписывалось Комитету организовать работу по разграничению федеральной собственности, собственности республик в составе РСФСР, автономных областей, автономных округов, краев и областей, а также муниципальной собственности. Получалось так, что Комитет был фактическим ликвидатором Советского Союза. Комитет получил права преобразования государственных предприятий, находящихся в федеральной собственности, в акционерные общества, их приватизации и сдаче в аренду, а также права держателя государственной доли акций в акционерных обществах.

На старте реформ, с экономической точки зрения, Россия и ГДР имели очень много общего;

однако были и существенные различия. Прежде всего, эти различия состояли в гигантских возможностях Западной Германии по инвестированию в экономику бывшей ГДР как реальных финансовых средств, так и технологий и первоклассного менеджмента. В момент воссоединения Восточная Германия сразу попадала в сферу юрисдикции выверенных временем экономических законов, рыночных институтов, Закон РСФСР N 1531- постановлением Верховного Совета РСФСР от 31 октября 1990 г. N 294-I Постановление Совета министров РСФСР от 21 января 1991 года № слаженного и четко работающего механизма правоохранительных систем.

Россия ничего этого не имела. Грандиозный экономический потенциал страны не был задействован, страну раздирали политические противоречия. В этих условиях нельзя было слепо копировать в России немецкий опыт, каждая из стран шла своим путем, но учитывать этот опыт, использовать его в процессе разработки и создании собственной стратегии было не только целесообразно, но и необходимо. Что явилось решающим фактором в принятии решений об использовании тех или иных схем приватизации, пока еще является загадкой, но в противовес логичным немецким решениям, молодые российские реформаторы предпочли консультации и схемы, предложенные профессорами Гарвардского университета США.

Нельзя не согласиться с К.И. Микульским155, что в основе российской экономической модели «лежит трансформация власти в собственность, при сохранении, как правило, и властных рычагов…». Такая трансформация была практически неизбежна и, прежде всего именно она обеспечивала эволюционный характер демонтажа модели «реального социализма», предотвращая появление во властных структурах антагонистических противоречий. Но как только к руководству страной сумели прорваться младореформаторы, они быстро перехватили рычаги номенклатурной власти и сменили направление приватизации. В их деятельности главной целью был не раздел государственной собственности, не превращение ее в частную, а приватизация бюджетообразующих отраслей производства, основных финансовых потоков и присвоение бюджетных ресурсов на пути их следования в казну. Захватив власть команда А.Чубайса упорно осуществляла приватизацию государственных функций, формировала хищнический тип капитала.

Госкомимущество или РЦП Не так страшна приватизация по-Российски, как страшны люди, которые ее делали!

Наверное, не случайно, мало кому известный молодой теоретик Егор Гайдар возглавил первый состав команды реформаторов – «Стратегический инвестор» имел инкубатор для взращивания собственных кадров. Чубайс вспоминает: «… именно с командой Гайдара была связана первая возможность применить на практике результаты своих исследований.

Гайдар стал работать для одной из комиссий Политбюро, которая занималась усовершенствованием хозяйственного механизма. Писались всякие секретные доклады, и нас (Чубайса) каким-то боком стали привлекать к написанию этих самых докладов. А уже в сентябре Гайдар пригласил меня к работе над программой. Это было естественное продолжение нашей совместной научной деятельности в течение последних десяти лет. Работали в Архангельском, на Микульский К. И. Социально ориентированная рыночная экономика выбор России // Общество и экономика, 1997, № 1-2.

15-й даче. По иронии судьбы эта дача теперь принадлежит РАО ЕЭС, но ее покупал Бревнов, а не я. Ну, так вот, тогда же, в сентябре — октябре, в Архангельском проводились интенсивные консультации по составу нового правительства. А 6—7 ноября пошли уже назначения.

Так началась работа в правительстве Гайдара, так начались реформы».

Первые руководители Союзных ведомств М. Малей, В. Ассикритов, В. Черногородский были отстранены. На смену им пришла другая команда. В книге «Приватизация по-Российски»156 П.Мостовой вспоминает о первых днях начавшихся реформ. «Долго обсуждали, кто будет руководить Госкомимуществом и Фондом имущества. Наконец мнения сошлись, и было решено: Госкомимущество возглавит Анатолий Чубайс. При этом, однако, говорили: Чубайса без Дмитрия Васильева вообще ставить нельзя, Чубайс мыслит как политик, занимается выстраиванием отношений. Чтобы тисками держать генеральную линию приватизации, не отклоняясь от нее ни влево, ни вправо под натиском политических обстоятельств, нужен Дима – его несгибаемость была всем известна. … Сразу же определились и другие основные «игроки» рабочей группы: Игорь Липкин и Максим Бойко. Большой вклад в разработку программы приватизации внесли также Сергей Васильев, Дмитрий Бедняков, Михаил Маневич, Григорий Томчин, Альфред Кох, Георгий Таль и Виктор Голубев, регулярно находившие возможность отложить ради этого текущие дела».

П. Мостовой очень скромно умалчивает о самых главных игроках команды.

В составе Госкомимущества было образовано целое подразделение иностранных «советников» под руководством Джонотана Хейя. Председатель Госкомимущества А. Чубайс издал специальный приказ, согласно которому проекты всех распоряжений Госкомимущества, решений Правительства и указов Президента Российской Федерации пропускались через эту высокую комиссию157. Председателем комиссии был назначен М. Бойко, а заместителем – штатный сотрудник Госкомимущества Джонотан Хей (гражданин США), в состав комиссии из сотрудников вошли еще В. Палютин и И. Липкин, а также эксперты Госкомимущества Ш. Аккерман, Ж.Де Гир, Н Мамедова, Л. Ширяева, Гухун Квон, М. Андерсон и А. Радыгин. Пунктом приказа установлено, что в случае отсутствия заключения комиссии, подписанного Председателем (зам. Председателя) экспертной комиссии, строго запрещалось визирование всех документов руководящими работниками Госкомимущества, а также постановка печати и выходного номера соответствующему документу. Кому, вы думаете, был поручен контроль за исполнением приказа, – конечно же П. Мостовому.

Помимо них в самую горячую пору начала реформ — в 1991 1993 гг.

— на постоянной основе г-ну Чубайсу помогали словом и делом еще иностранных специалистов. А уж что касается помощи, так сказать, А.Чубайс «Приватизация по-Российски», стр. Приказ Госкомимущества №188 от 5 октября 1992 года организованной (прямо как советскими учреждениями на уборке картофеля колхозам) то и вовсе не сосчитать: Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР)158, фирмы «Морган Гренфелл», «Бейкер энд Маккензи», «Кредит мерсиаль де Франс», «Купере энд Лайбренд», «Делойт энд Т, «Уайт энд Кейс». Были и другие, всех и не упомнишь.

Затем, заместитель Председателя Госкомимущества Д.Васильев и эксперт М. Бойко организуют общественно-государственный фонд «Российский центр приватизации» (РЦП). Даже сам статус фонда является абсурдным: или общественный или государственный – нельзя быть чуть-чуть беременной. Само понятие «общественно-государственный фонд»

российским законодательством не предусмотрено. Предложенный статус фонда старательно скрывал истинных учредителей. Назовем только главных из них: Центр эффективности при Лондонской школе экономики, Стокгольмский институт восточноевропейских экономических исследований, Гарвардский институт мирового развития и др., всего 14 заинтересованных организаций. Для регистрации в Министерстве юстиции Д.Васильев и М.

Бойко представили подложный протокол учредительного собрания фонда.

После регистрации РЦП М.Бойко был назначен на должность генерального директора этой организации и получил возможность принимать решения по расходованию иностранных займов, а Д. Васильев получил право участвовать в управляющем совете РЦП и подавать заявки для использования средств займов. Этот фонд был центром резедентуры «Стратегического инвестора».

Явная заинтересованность иностранных банков МБРР и ЕБРР в создании такого центра и, в том числе для перекачки через него связанных кредитов, видна сразу, - так под личное письмо Чубайса выдается аванс в размере 1, млн. долларов.

Условия кредитов для России были кабальными, Российская сторона полностью отсекалась от возможности участия в распределении кредитов и контроля за их использованием. Как основное условие предоставления кредитов выдвигалось требование создать именно такой карманный центр для управления кредитами. А в части «легенды прикрытия»

была образована Правительственная комиссия под предводительством Черномырдина. За все время своего существования комиссия никак себя не проявила – при проверке деятельности РЦП Счетной палатой в августе года, ни одного документа этой комиссии обнаружено не было.

Численность работников Центра доходила до 150 человек, деятельность этой своры была направлена на обеспечение интересов иностранных участников приватизации и далека от экономических интересов России. Так по контракту ЕВС-007 было израсходовано 297 тыс. долларов на подбор руководящих кадров для российского государственного учреждения, которому указом Б.Ельцина были предоставлены широкие полномочия по контролю за рынком ценных бумаг в России - Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. Гарантией соблюдения интересов 30 иностранных Исх. Госкомимущества от 13.01.93 г. № ДВ- банков было создание «Депозитарно-клирингового центра». На подбор персонала, на техническое оснащение и на аудиторскую проверку было списано 292 тыс. долларов.


Российские работники Центра получали зарплату из средств разовых иностранных подачек – грантов Агенства по международному развитию США (USАID), при этом сотрудники не упускали возможности подворовывать и из тела кредитов, такой факт установлен по кредиту МБРР – Е-509. В свою очередь, иностранные работники имели контракты с заинтересованными зарубежными фирмами и в оплате своей деятельности в России не нуждались, это послужило основанием не оформлять их на работу по правилам трудового законодательства Российской Федерации. Несмотря на это, они обладали правом подписи на финансовых документах Центра. Следствием финансовой вольницы стало то, что не менее 79% средств кредитов по соглашениям с МБРР и 65% средств по соглашениям с ЕБРР вообще не проходили через систему денежного обращения России, то есть российские налогоплательщики должны возвращать с процентами долги, которые и «в руках не держали». Доллары иностранных кредитов, по распоряжениям РЦП, списывались непосредственно со счетов ведущих банков в Нью-Йорке и в Лондоне на счета «консультантов», которые не пересекали границ России, если можно так сказать, они давали советы из далека.

Кроме обязательств России по возврату тела кредитов и процентов по ним, российская сторона в лице Госкомимущества, производила доплаты иностранным банкам в виде штрафов. Так в результате нарушения сроков использования кредита ЕБРР российская сторона должна была доплатить дополнительно 1% комиссионных и 600 тыс. долл. на командировочные расходы, за рабочее время инспекторов банка, осуществляющих надзор. Когда Минфин России отказался оплачивать такие убытки российской стороны, А.

Кох – заместитель Председателя Госкомимущества, в нарушение Положения о расходовании средств от приватизации, получаемых Госкомимуществом159, оплатил штрафы и командировки из этого фонда.

В составе РЦП было образовано 8 региональных отделений – РгЦП:

Среднерусский, Южно-российский, Среднесибирский, Урало-сибирский, Западно-сибирский, Псковско-Валдайский, Волго-Вятский, Центр приватизации Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Финансирование их деятельности осуществлялось за счет грантов Агентства международного развития США через доверенные консалтинговые фирмы «Прайс Вотерхаус», «Артур Андерсон», «Корана инкорпорейтед».

Без всякой на то нужды, Российской Федерацией было подписано с международными финансовыми организациями пять соглашений на общую сумму 219,8 млн. долл. Через РЦП были пропущены средства трех займов: с Международным банком реконструкции и развития (МБРР) 3546-0- RU на содействие осуществлению приватизации в сумме 90,0 млн. долл. США, с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) е-069 на содействие постановление Правительства Российской Федерации от 14 октября года №1189.

осуществлению приватизации первоначально определенном в сумме 43,8 млн.

долл. США, в дальнейшем уменьшенном до 15,3 млн. долл. США, с Европейским банком реконструкции и развития е-509 на сумму 28,5 млн.

долл. США на постприватизационную поддержку предприятий.

Заем ЕБРР е-069 от 15 марта 1993 года, был получен для разработки и осуществления программы приватизации, а проверка финансовых операций РЦП проводилась иностранными аудиторами из числа «… персонала по проведению аудиторских проверок оборонных подрядчиков Соединенных Штатов Америки». Такой сверхаккуратный подбор аудиторов невольно наталкивает на мысль, что разворовывание кредитов должно было остаться тайной и от американских налогоплательщиков: деньги кредитов шли не на помощь слаборазвитой российской демократии, а на элементарную вербовку агентов влияния пригодных для проведения процесса уничтожения российской экономики.

В общем виде соглашения с МБРР и ЕБРР представляют собой международные договоры по предоставлению связанных кредитов, за счет которых были закуплены услуги преимущественно зарубежных консультантов и офисное оборудование. При этом конкретные результаты от использования средств займов ни текстами соглашений, ни отчетами комиссии Черномырдина предусмотрены не были.

На последнем президентском вздохе Б.Ельцин испустит указ о назначении М. Бойко Министром государственного имущества Российской Федерации и Заместителем Председателя Правительства160. Но погорел министр М. Бойко на «писательском деле» – по 90 тыс. долларов каждому из писателей заплатила иностранная фирма «Монтес Аури» за «фундаментальный» труд о российской приватизации. Такие гонорары за писательские дела не платят, такие гонорары очень похожи на «скрытую взятку».

Указ Президента Российской Федерации от 30 сентября 1997 года № Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) Никто не любит должников. Святое дело – отдавать долги во время и полностью. Еще более святое дело – платить налоги в казну. При всем, при этом в мире существуют должники, которые в силу разных объективных или субъективных обстоятельств не могут заплатить долги – банкроты.

Банкротство - это признание несостоятельности предпринимательства, неудавшегося бизнеса, одним словом – собственного позора. Суд рассматривает претензии кредиторов к должнику, и, если судом принимается решение о признании должника банкротом, должник лишается права ведения предпринимательской деятельности, имущество банкрота арестовывается и продается на аукционе, вырученные деньги идут на погашение долгов перед кредиторами в соразмерных долях. Это и есть основная цель судебного производства по делу о банкротстве.

В качестве крайних условий в рыночной экономике существуют два регулятора предпринимательской деятельности: удачливых и «зарвавшихся»

предпринимателей ограничивает антимонопольное законодательство, диктуя граничные условия их деятельности сверху, создавая правила игры, обеспечивающие конкурентные условия на рынке, а снизу граница установлена законодательством о банкротстве, которое отсекает неудачников, неумеек, плохих организаторов производства прибавочной стоимости, оттягивающих на себя и замораживающих в неплатежах рабочий капитал, чужие оборотные средства.

Законодательство о банкротстве считается жестким, если отдается предпочтение интересам кредиторов: Германия – страна древних банковских олигархий, строгих правил, жестких режимов - имеет законодательство, развитое в сторону взыскания долгов, наказания и ликвидации должников как юридических лиц, лиц, осуществляющих самостоятельную хозяйственную деятельность. Такая политика приводит, как правило, к снижению рисков кредитных организаций, а, в конечном счете, к удешевлению кредитов, что является, по мнению немцев, важнейшим фактором развития экономики.

Напротив, американское законодательство снисходительно к должникам: в суде, как правило, кредиторы снимают свои претензии к должнику при удовлетворении своих требований в размерах 15-20 центов на 1 доллар долга. В США большинство дел о банкротстве возбуждается по заявлениям должника, в Нидерландах 98% дел заявлены должниками, которые в результате судебного, соразмерного удовлетворения требований кредиторов, получают возможность «повторного старта».

Неплательщика, очищенного от шелухи долгов, вновь призывают производить продукты, услуги, наращивать национальный доход. Это другой подход к той же проблеме.

В западной экономике со сложившимися рыночными традициями практически все ситуации неплатежеспособности и банкротства решаются через суд. Ложное или фиктивное банкротство практически исключено отработанной системой бухгалтерской отчетности, развитыми механизмами аудиторской деятельности. Другое дело – в России. Российское законодательство о банкротстве создавалось в переходный период. Казалось бы, в этот период, когда главенствовала государственная собственность, еще не сложились рыночные институты, бухгалтерия была запутана до предела безумными гайдаровскими инструкциями, а в аудиторской деятельности активно присутствовал уголовный элемент, нормы права о банкротстве должны были бы быть предельно либеральными.

Ан - нет! В соответствии с гарвардскими проектами в России вводятся жесточайшие налоговые схемы, выдавливающие малый и средний бизнес в теневую зону, в зону бартерных и наличных расчетов, а крупные предприятия – в зону неплатежей. Это с одной стороны. А с другой стороны в Госкомимуществе была создана специальная структура – Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротству) – ФУДН(б), которая одновременно и представитель собственника на государственном предприятии, и представитель кредитора. Указами Б.Ельцина ФУДН(б) были предоставлены широкие полномочия по проведению внесудебных процедур угнетения государственных предприятий и акционерных обществ с долей участия государства в их капитале более 25%. Крупные производственные комплексы, в основном стратегически важные и оборонного значения предприятия, если их не удавалось прихватизировать, были приговорены к банкротству и ликвидации.

Первый закон о банкротстве161 был написан так, что в нем отсутствовали численные критерии банкротства. Вышедший вслед за этим законом указ Президента162 позволял вмешиваться в схему приватизации, установленную законом о приватизации, и приватизировать предприятия, имеющие ограничения на приватизацию.

Признаки банкротства были введены позже163, они были замаскированы под коэффициенты, по которым устанавливалась неплатежеспособность (не путать с несостоятельностью!), то есть неудовлетворительная структура баланса предприятия. Такие хитрости были придуманы главным юристом приватизации – П.Мостовым только ради того, чтобы наращивать темпы приватизации.

В тот период, согласно предложенным критериям, неудовлетворительная структура баланса была практически у всех крупных предприятий.

Закон Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. № 3929- «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

Указ Президента Российской Федерации от 2 июня 1994 г. № «О продаже государственных предприятий-должников».

Постановление Правительства Российской Федерации от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий».

По состоянию на 1 декабря 1995 года в России были объявлены неплатежеспособными 1035 предприятий по 27 основным отраслям материального производства, из них 76 процентов предприятий относились к пяти важнейшим стратегическим отраслям: Минсельхозпрода —279, Госкомоборонпрома —261, Минтопэнерго —186, Минтранса —121, Госкомпрома —100 и т.д. Таким образом, 70 процентов предприятий, признанных неплатежеспособными, относились к пяти стратегически важным отраслям промышленности, несущим основную нагрузку по исполнению государственного заказа. Усилиями ФУДН(б), как правило, выбивались наиболее важные звенья технологических цепочек, предприятия-монополисты, производители дефицитных комплектующих элементов. В результате ликвидационных процедур банкротства оставались неоплаченными уже выполненные работы и услуги предприятий-подрядчиков, что вызывало веерное распространение состояния неплатежеспособности.

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации о введении в действие Закона Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»164 были предусмотрены поручения Правительству Российской Федерации, имеющие целью до введения Закона в действие создать механизм, обеспечивающий его эффективное применение.

Было поручено организовать систему подготовки арбитражных управляющих из числа опытных хозяйственных руководителей и квалифицированных юристов и экономистов, ввести механизм обеспечения на территории России государственной системы регистрации залогов имущества предприятий, обеспечить регулярную индексацию стоимости основных фондов, представить проект закона об аудиторской деятельность в Российской Федерации. Дата введения Закона была отдалена более чем на три месяца со дня принятия.

Поручения не были выполнены.

Взамен аудиторских проверок для оценки неудовлетворительной структуры баланса предприятия, как уже было сказано, были введены формальные расчетные показатели, которые в условиях всеобщих неплатежей носили искаженный экономический смысл. Даже одного из трех показателей оказывалось достаточно, чтобы признать предприятие неплатежеспособным и передать его в ведение Федерального управления. Была бы воля, по этим критериям можно было бы признать неплатежеспособным половину промышленного потенциала США.

Согласно порядку, установленному не Законом, а постановлением правительства, Федеральное управление, предъявив акт о неплатежеспособности и неудовлетворительной структуре баланса, вступало в права надлежащего собственника имущества государственного предприятия или государственного пакета акционерного общества. С этого момента начиналась реализация основной задачи.

Деятельность ФУДН(б) под руководством П.П. Мостового была направлена на ускоренную приватизацию наиболее привлекательных для Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 19 декабря 1992 г. № 3930- покупателей государственных (федеральных) предприятий, пакетов акций акционерных обществ, закрепленных в федеральной собственности. При этом, как правило, использовались внесудебные процедуры воздействия на администрацию предприятия.

Всего за период с 1994-1996 годы было принято 3250 решений, из них 18,71% – об изменении ранее утвержденного плана приватизации, 14,52% - об обязательной приватизации, 7,69% - по продаже ранее закрепленного пакета акций, 7,57% - по продаже предприятия с сохранением юридического лица и 2,83% - по продаже активов ликвидируемого предприятия. Таким образом, 51,32% принятых решений предусматривали приватизацию предприятий в той или иной форме. Ликвидационные процедуры были приняты по 9,57% предприятий, из них 3,35% - это решения о добровольной ликвидации. Решение об обязательном представлении бизнес-плана финансового оздоровления предприятий было принято в 10,1% случаях, решения о санации предприятий ФУДН(б) не принимались.

Приватизация предприятий по основанию неплатежеспособности осуществлялась в интенсивном режиме. Внесение изменений в планы приватизации предприятий по предложениям ФУДН(б) обеспечивало дополнительный поток приватизационных решений. Утрата федеральной собственности в виде совокупного уставного капитала предприятий должников, проданных по решениям ФУДН(б) в рамках законодательства о приватизации, оценивается за период 1994-1995 годов в 27,0 млрд. рублей (деноминированных). Можно утверждать, что приватизация и банкротство предприятий, имеющих важное значение для интересов национальной безопасности нанесло государству ущерб в экономическом отношении и в сфере национальной безопасности, который значительно превосходил по своим последствиям задолженность предприятий фискальной системе.

В рамках отрасли Госкомоборонпрома России были признаны неплатежеспособными 261 предприятие, из них по 132 оборонным предприятиям были приняты ФУДН(б) различные виды ликвидационных решений. Актами ФУДН(б) были признаны неплатежеспособными такие крупнейшие, имеющие стратегическое значение, предприятия, как: ПО "Баррикады" г.Волгоград, ГПО "Воткинский завод" г. Воткинск, ГП "Завод им. Свердлова" г. Дзержинск, ЭМЗ им.В.М. Мясищева г. Жуковский.

По состоянию на 19 декабря 1994 г. из 6000 обследованных предприятий в установленном порядке было признано неплатежеспособными 1154 предприятия с суммарной численностью работников около 2,0 млн.

человек. Характерно, что отчетность Федерального управления за период до 1997 года уничтожена, и поэтому сделать объективную оценку масштабу разгрома промышленного потенциала, который учинило ведомство П.

Мостового, сегодня уже практически невозможно!

В Архангельской области за период 1994-1998 годы по результатам обследования территориального Агентства ФУДН(б) были актированы 117 предприятий, находящихся в федеральной собственности.

В Калининградской области из 27 обследованных предприятий акт о признании неплатежеспособным и имеющим неудовлетворительную структуру баланса был предъявлен 25 (92,6%) предприятиям.

На территории Республики Карелия за период 1994-1998 годы территориальным Агентством были обследованы все 85 государственных унитарных предприятий федеральной собственности и организаций, имеющих вклад (долю) Российской Федерации более 25%. Из них под показатели неплатежеспособности были подведены 77 предприятий или 90,6%.

Заместитель председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации В. Витрянский в комментарии к новому (второму) закону о банкротстве165, который был введен с февраля 1998 года, признается, что прежнее российское законодательство о банкротстве носило ликвидационный характер. Не прав Витрянский! Законом о банкротстве 1993 года были предусмотрены равные условия, как для ликвидационных, так и для реабилитационных процедур. Уничтожительная статистика арбитражной практики по банкротству создавалась не в результате излишне жестких норм права, а в результате деятельности Петра Мостового.

Российским законом о банкротстве была предусмотрена возможность санации, то есть финансовой поддержки предприятий. Законом была предусмотрена процедура мирового соглашения кредиторов и должника.

В составе федерального бюджета были предусмотрены отдельной строкой средства по статье «Расходы по санации и перепрофилированию убыточных и неперспективных производств»: в 1994 году – 350 млрд. рублей, в 1995 году 800,0 млрд. рублей, в бюджете 1996 года - 273,4 млрд. рублей, 1997 года – млрд. рублей. Однако расходы по этой статье ФУДН(б) не заявлялись, мировые соглашения, как правило, не выдвигались, машина банкротства работала на уничтожение.

Во время проверки целесообразности и эффективности процедур банкротства, реализованных Агентством по финансовому оздоровлению и банкротству республики Карелия в 1994 –1998 годах, проведенной Счетной палатой по просьбе Законодательного Собрания Республики Карелия, было установлено, что ГОК «Карелслюда» полностью подходил под понятие неперспективных производств и финансовые «оздоровители» могли добиваться выделения денег на санацию и перепрофилирование предприятия.

Предприятием был разработан и в октябре 1995 года представлен в ФУДН(б) план финансового оздоровления. Однако ФУДН(б) в августе 1996 года обязало директора ГОК «Карелслюда» обратиться в суд с иском о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) предприятия.

Высшим арбитражным судом Республики Карелия в октябре 1996 года было принято решение о ликвидации ГОК «Карелслюда» как юридического лица.

Ряд объектов ГОК «Карелслюда», такие как подземный комплекс, не могли быть проданы из-за отсутствия коммерческой ценности и были Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

уничтожены. На момент проверки было получено по распоряжению Правительства Российской Федерации 20,0 млн. рублей на погашение задолженности кредиторов 1-й и 2- очередей и на проектные работы по ликвидации рудников. В результате банкротства ГОК «Карелслюда» потери государства составили:

утрата федеральной собственности 7,6 млн. рублей, списание накопленной задолженности федеральному бюджету и внебюджетным фондам - 10,4 млн. рублей, дотации из федерального бюджета на ликвидацию подземного комплекса шахт и переселение работников - 20,0 млн. рублей.

Кроме того, была утрачена возможность добычи стратегически важного отечественного слюдяного сырья, о чем Счетная палата писала в Совет Безопасности Российской Федерации. Слюда месторождений ГОК "Карелслюда" характеризовалась наиболее высоким качеством по сравнению с другими месторождениями России (Ковдор, Мама) и была сравнима только с индийской слюдой. Чупинская слюда использовалась там, где требуется высокая стойкость к гамма-излучениям: авиация, аппаратура ракетной техники, атомные установки.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.