авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«1 Автор выражает глубокую признательность и благодарность всем тем, кто участвовал в подготовке материалов этой книги и способствовал ее изданию в столь ...»

-- [ Страница 7 ] --

Крайне плохо осуществлялась подготовка и аттестация арбитражных и конкурсных управляющих. Постановлением Верховного совета Российской Федерации о введении закона о несостоятельности было поручено Правительству обеспечить подготовку управляющих из числа опытных хозяйственных руководителей, юристов, экономистов, но если взглянуть на списки обучающихся, то можно заметить, что это в основном, представители коммерческих структур и банков сомнительной репутации.

Но даже и этот обученный потенциал практически не использовался.

Так, в 12 промышленно развитых регионах России из 125 антикризисных управляющих 46 —не были аттестованы, 72 —вообще не проходили обязательное обучение. А в случаях с оборонными предприятиями чаще всего предлагались кандидаты, не отвечающие требованиям Положения о сертификации на право управления оборонными предприятиями. По этой причине не могла быть реализована в 1995 году процедура внешнего управления на 5 предприятиях оборонного комплекса.

В период 1996-1997 годов внешним управляющим ГП «Петрозаводское авиапредприятие» (Республика Карелия) был назначен Глазунов А.В. Его прежнее место работы было АОЗТ «Вторметалл». С июля 1995 года до 18 апреля 1996 года – безработный. Образование высшее специальное. Подготовку и аттестацию на должность внешнего управляющего не проходил. Его деятельность в качестве внешнего управляющего характеризовалась следующим образом. Убытки предприятия за 1996 год по сравнению с 1995 годом увеличились на 2,8 млн. рублей.

Внешнее управление - это процесс хозяйственной деятельности, направленной на снижение уровня неплатежеспособности, в этой связи арбитражный управляющий А.В. Глазунов издал приказ «О вознаграждении работников, нашедших дополнительные объемы услуг для авиапредприятия».

Однако в рамках этого приказа было начато, по сути, конкурсное производство: выплачивалось вознаграждение за продажу имущества предприятия. Без согласования цен с кредиторами был продан вертолет МИ-8, самолет АН-2, база отдыха в поселке Уя, автобус, другое оборудование и имущество.

Решением Арбитражного суда г. Самары, по предложению кредиторов, арбитражным управляющим одного из важнейших предприятий военного авиастроения ОАО «АВИС» был назначен член правления АКБ «АвтоВАЗбанк» В. Хасис, который не имел допуска для работы с закрытыми документами.

Вот как «прихватизировали» через процедуры банкротства московское государственное предприятие «Таксомоторный парк № 8». В интересах новорусской фирмы «Автолайн», которая не могла предложить ничего дополнительно к действующей службе городского такси, автопредприятие было обанкрочено руками президента ассоциации «Российская гильдия профессиональных антикризисных управляющих» Юна Г.Б., вице-президента гильдии Кучевой Р.В. и арбитражного управляющего, члена этой же гильдии - Крысиной Е.А.

Так называемыми конкурсными кредиторами было инициировано дело о банкротстве. Арбитражный управляющий Кучева Р.В. провела оценку имущественного комплекса автопарка в 10,1 млн. рублей и организовала продажу комплекса без проведения открытых торгов. Имущество было продано фирме ООО «Крелант», единственным учредителем которой являлась предприниматель Крысина Е.А. (предмет деятельности общества – оказание услуг в области архивации, уставной капитал – 8,4 тыс. рублей). А затем эта дружная компания «антикризисных» управляющих перепродала имущественный комплекс таксопарка подставным фирмам «Автолайна» уже за 43,0 млн. рублей.

Вся история борьбы с неплатежеспособностью начинается с выявления неплатежей в федеральный бюджет и внебюджетные фонды, а заканчивается практически полным списанием этой задолженности. Простой вопрос: «Зачем эту борьбу начинать?» Ситуация, похоже, определялась другим интересом: государственные предприятия и, среди них, градообразующие, социально и стратегически значимые нужно было передать новым собственникам под обязательство эту власть поддерживать.

К концу 1997 года в России, в основном, оформилась олигархическая структура собственности, новые собственники желали получить механизм облегченного доступа к приобретению имущества государственных и недоприватизированных предприятий. Путь к переделу собственности был проложен через новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»166 введенный в действие с 1 марта 1998 года.

Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В основу нового закона была положена иная концепция несостоятельности (банкротства) должника. В качестве критерия несостоятельности был принят принцип неплатежеспособности, которая определялась исходя из анализа встречных денежных потоков. Должник – юридическое лицо может быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности, то есть, всего лишь, при нарушении платежной дисциплины. Состояние неплатежеспособности легко обнаруживается, поскольку проявляется во внешних, доступных для кредиторов, отношениях должника.

Три месяца просроченной кредиторской задолженности в размерах превышающих 500 минимальных размеров оплаты труда (ориентировочно 1,5 тыс. долл.) является по Закону достаточным основанием для возбуждения дела о несостоятельности. При этом у должника может иметься в наличии имущество, на сумму, в несколько раз превышающее общую сумму кредиторской задолженности.

Умелые руки водили пером законодателей. Если в первом законе о банкротстве был использован критерий «неоплатности», то есть недостаточность имущества для погашения кредиторской задолженности в случае его продажи, то во втором законе в качестве критерия использовалось предположение о том, что должник не может оплатить долги, потому что он их не платит в течение трех месяцев!

Сторонники нового закона ссылались на то, что принцип неплатежеспособности используется в большинстве законодательных актов о банкротстве развитых стран мира: США, Англии и Европы, умалчивая при этом о том, что собственность в этих странах, в подавляющей своей части, является изначально частной и «прокредиторская» структура законодательства не затрагивает интересы государства и большей части населения, связанные в России с процессом приватизации.

Главным преимуществом нового критерия - принципа неплатежеспособности считается возможность более быстрого открытия конкурсного производства, что якобы необходимо для предупреждения злонамеренных действий со стороны должника и его собственников. Такой подход открыл широкие возможности для активизации кредиторов по ущемлению прав акционеров, в том числе, государства.

Динамика арбитражных дел о банкротстве выглядела следующим образом: в 1993 году было рассмотрено немногим более 100 дел, в 1997 году более 4600 дел. С принятием нового Закона только за шесть месяцев 2000 года в арбитражные суды было подано 10500 заявлений о признании должников банкротами. С учетом вновь поступивших дел и остатка дел, производство по которым было возбуждено ранее, по состоянию на 1 июля 2000 года на рассмотрении в арбитражных судах находилось свыше 18000 дел о банкротстве должников. В настоящее время, по оценке ФСФО России, в судах находятся до 33000 дел.

Коммерческим кредиторам по денежным обязательствам, заключенным в рамках гражданско-правовых сделок было предоставлено существенное преимущество по сравнению с требованиями Государственного органа по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России) - кредитору по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

В целом прокредиторская направленность закона приводила к нежелательным последствиям в отношении акционеров и государства как собственника. Государственный орган по финансовому оздоровлению и банкротству был не вправе принимать участие в собраниях кредиторов (за исключением первого собрания) и иметь своих представителей в комитете кредиторов, государственный орган был отстранен от рассмотрения кандидатуры арбитражного управляющего, от утверждения плана внешнего управления, от определения порядка и способов продажи имущества должника. Решения, принятые на первом собрании, пересматривались в своих интересах коммерческими кредиторами на последующих собраниях кредиторов. Ничтожные количественные значения признаков банкротства позволяли осуществлять скупку кредиторской задолженности по денежным обязательствам и проводить на должность арбитражного управляющего заинтересованное лицо.

Не был разработан достаточный комплекс мер, направленных на недопущение преднамеренного банкротства. Согласно закону, должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением в предвидении банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он будет не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в установленные сроки. Однако из общего количества дел о банкротстве только 2% дел возбуждаются по инициативе самого должника.

Действия руководителей предприятий по реализации процесса преднамеренного банкротства, как правило, начинаются задолго до возбуждения дела в арбитражном суде. Руководитель должника чаще заинтересован в личном неправомочном обогащении путем выведения активов предприятия, либо внеконкурсного удовлетворения отдельных кредиторов в ходе процедур банкротства, совершаются заинтересованные, связанные и иные сделки, направленные прямо на увеличение неплатежеспособности предприятия.

Анализ показателя «неоплатности» доступен для ФСФО России при ведении мониторинга крупных, экономически и социально значимых предприятий, но такая экспертиза не является доказательством в суде. За год ФСФО России было проведено всего 592 экспертизы на наличие признаков преднамеренного, фиктивного банкротства. Было выявлено наличие признаков в 295 случаях. В правоохранительные органы было направлено обращений, по результатам которых было возбуждено 51 уголовное дело.

Однако случаи доведения подобных дел до суда крайне редки.

Экспертизы ФСФО России не являются достаточным основанием для возбуждения уголовных дел. Заключения ФСФО России констатируют лишь факт уменьшения активов должника при наращивании его кредиторской задолженности, которые сами по себе не являются уголовно наказуемым деянием, поскольку объект преступления – порядок ведения хозяйственной деятельности - не регламентирован законом.

Так деятельность Финансово-промышленной группы «Русхим» в Нижегородской области расценивается как вид бизнеса, направленный на преднамеренное банкротство крупнейших, стратегически важных предприятий области. В период владения контрольным пакетом ОАО «Корунд»

руководитель ФПГ «Русхим» - гражданка Ермакова И.Г., ставшая одновременно председателем Совета директоров Общества, незаконно присвоила функции исполнительного органа. Не выполнив обязательств, предусмотренных инвестиционными конкурсами, ФПГ «Русхим» своими преднамеренными действиями нанесла существенный ущерб обществу.

Пришедшие затем, в ходе судебных процедур банкротства, на предприятия ОАО «Корунд» и ОАО «Оргстекло» арбитражные управляющие Романовский М.Е., Кауфман М.Г. продолжили разрушительную практику по увеличению неплатежеспособности крупнейших химических предприятий области. Закупка сырья через дочерние предприятия проводилась по ценам на 15-20% выше рыночных, дополнительные убытки предприятия несли и при продаже готовой продукции. Активы предприятий выводились в дочерние фирмы, а затем предоставлялись основному производству на правах аренды, совершались сделки, обременяющие имущество должника и не сопровождающиеся эквивалентным сокращением задолженности.

В экспертных заключениях ФСФО России доказано, что действия генерального директора, члена совета директоров ОАО «Корунд»

Ямпольского Л.М., арбитражного управляющего Романовского М.Е.

усматриваются действия, подпадающие под признаки преднамеренного банкротства.

Прокуратурой Нижегородской области возбуждены и проводится расследование уголовных дел, возбужденных в октябре 2001 года, однако до настоящего времени виновные не предстали перед судом.

«Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» (Калининградская область) является одним из важнейших судостроительных заводов России. За послевоенный период на нем спущено на воду более 100 кораблей гражданского и военного назначения. В настоящее время завод осуществляет ряд контрактов для государственных нужд, в частности, завершает строительство военного корабля «Ярослав Мудрый» (80% готовности), выполняет заказы для ФСБ, осуществляет ремонт и поддержку эсминцев Балтийского флота, выиграл тендеры на строительство кораблей для пограничников, а также больших десантных кораблей (БДК). Портфель заказов данного предприятия оценивается как один из крупнейших среди отечественных судостроителей.

Контрольный пакет акций (51%) завода «Янтарь» принадлежит государству.

Внешторгбанк (ВТБ) добился введения внешнего управления на заводе «Янтарь»167.

«Красная звезда», 9 апреля 2004 г.

В настоящее время ВТБ стремится обанкротить «Янтарь». При этом применяется классическая схема «приватизации через банкротство».

В 1994 г. было подписано кредитное соглашение с ВТБ на сумму 32, млн. долларов. При этом лишь 12,5 млн. долларов ВТБ выдал, из которых 7, млн. долларов составили оплату заказов, а 5 млн. долларов были перечислены с ссудного счета предприятия и переведены за рубеж. Таким образом, «Янтарь»

вдруг «оказался не способным к оплате заказов», а ВТБ вообще после этого пре кратил выдачу кредитов.

Очевидно, что налицо умышленное банкротство предприятия через умышленное «кредитование и недофинансирование».

Затем происходит смена директора предприятия («Янтарь») и начинается собственно процедура принудительного банкротства. При этом следует отметить традиционно присущие данным схемам факторы.

Первое. Получение кредита не обусловлено никаким залогом.

Второе. Получение кредита не согласовано с главным акционером, каковым является обладающее 51 % акций завода «Янтарь» Мингосимущество.

Третье. Кредит, полученный «Янтарем», использовался нецелевым образом.

Показательно, что ВТБ заявил претензии на «пропавший» кредит (точнее, часть кредита в 5 млн. долларов) в период, когда на заводе «Янтарь»

сменилось руководство и те, кто был ответственен за получение кредита, ушли в отставку. Все это наглядно демонстрирует нарушение финансовой дисциплины в ситуации, когда, якобы «государственная собственность неэффективна», но более чем эффективна деятельность частных лиц. При этом стоит отметить, что постановлением Правительства Российской Федерации от 9 января 2004 г. «Янтарь» отнесен к стратегически важным предприятиям России.

После обращения губернатора Калининградской области В. Егорова к Президенту В. Путину и премьер-министру М. Фрадкову последний дал поручение министру финансов А. Кудрину, являющемуся председателем наблюдательного совета ВТБ, министру промышленности и энергетики В. Христенко, министру экономического развития и торговли Г. Грефу не допустить процедуры банкротства и доложить о принятых мерах.

По мнению экспертов, за руководством ВТБ, упорно добивающимся банкротства завода «Янтарь», стоят заинтересованные структуры, причем складывается впечатление, что речь идет о стремлении ликвидировать данное предприятие в том виде, как оно существует. В предлагаемой специалистами схеме после банкротства имущество предприятия должно быть выставлено на торги и продано. По некоторым данным, возможно и перепрофилирование как минимум части предприятия с его большой территорией в нефтяной терминал.

Реформаторы мне могут возразить: «Ну и что? Это и есть реформа, – выживает тот, кто впишется в рыночную экономику. Необходимо привести структуры производства к реальному платежеспособному спросу, формируе мому рынком».

Однако при этом неправомерно игнорировались следующие обстоятельства:

- платежеспособный спрос формируется рынком в некоторой своей части даже в странах с рыночной экономикой. В развитых странах, проводящих сильную социальную политику, большая доля платежеспособного спроса формируется государством через финансирование социальных программ: здравоохранение, образование, высокая наука, внутренняя и внешняя безопасность и т.д. Предприятия таких сфер деятельности, где основным заказчиком работ (дебитором) и кредитором в части бюджетных ссуд, налоговых льгот, является государство, не должны подвергаться процедурам банкротства по общему праву;

- особенности переходного периода, когда большинство промышленных предприятий России были еще государственными или с большой долей государства в капитале акционерных обществ. Это превратило государственный орган по банкротству в дополнительную приватизационную службу;

- при реализации процедур банкротства происходит утрата государственной собственности в форме уставных капиталов государственных унитарных предприятий, долей (паев) акций, принадлежащих государству, в уставных капиталах акционерных обществ;

- задолженность по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды погашается за счет продажи имущества должника в порядке 4-й (тело кредита) и 5-й (штрафы и пени) очередей. Поступления средств от этих операций в доход бюджета ничтожны и не превышают 10-12% от суммы накопленной задолженности по обязательным платежам.

А представьте себе банкротство и ликвидацию предприятий, которые еще в советское время получили оборудование, лицензии, целые технологические линии, закупленные в счет связанных иностранных кредитов, где гарантом с Советской стороны выступал «Внешторгбанк». Полученное предприятиями оборудование не оплачено ими (в рублях) до сих пор, а Российская сторона исправно погашает кредиты иностранным фирмам, которые являются основной долей задолженности Парижскому и Лондонскому клубам. В рамках процедур банкротства это оборудование уходит в собственность частных лиц по цене конкурсной массы.

А банкротство кредитных учреждений и страховых компаний с государственными вкладами в уставных капиталах, а банкротство сельхозпроизводителей с земельными наделами, включенными в имущественный комплекс?

А право «хозяйственного ведения». Гражданским кодексом установлено, что право хозяйственного ведения в своем содержании является ограниченным. Пределы установлены ст. 295 «Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал иных хозяйственных обществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника». Несмотря на это государственная собственность, переданная государственным унитарным предприятиям, повсеместно отчуждается в рамках процедур банкротства по инициативе коммерческих кредиторов.

Гражданским кодексом установлено, что правовое положение государственных и муниципальных унитарных предприятий определяется законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях.

Однако закона о правовом положении государственных и муниципальных унитарных предприятиях до настоящего времени нет. Сегодня отсутствует механизм управления активами, принадлежащими государству. Руководители ГУПов, назначаемые на должность по контракту с Минимуществом или соответствующим министерством, ведомством, осуществляющим координацию деятельности в той или иной сфере, не несут личной материальной ответственности за эффективность использования имущества и средств, предоставленных им на праве хозяйственного ведения. Еще более призрачным является положение государственных представителей по пакетам акций, закрепленным в федеральной собственности. Поправками, внесенными в Федеральный закон «Об акционерных обществах» в августе 2001 года, действия акционеров, в том числе государственного представителя, полностью выведены из-под контроля государства.

Печальный опыт передачи пакетов акций в трастовое управление ФПГ «Русхим» свидетельствует, что в деле формирования управляющих компаний ведущую роль должны играть не органы Минимущества и не отраслевые министерства и ведомства, а органы службы по финансовому оздоровлению и банкротству. В настоящее время в реестре экспертов и организаций, аккредитованных при ФСФО России, числятся более физических и юридических лиц, которые работают по четырем направлениям:

экспертиза финансового состояния, экспертиза бизнес-планов, экспертиза рыночной стоимости активов должника, экспертиза действий руководителей и арбитражных управляющих. Мониторинг деятельности таких организаций и тщательно разработанные контракты с теми из них, кто положительно зарекомендовал себя в процессе антикризисного управления и обеспечены финансовым страхованием со стороны ведущих банков, могли бы обеспечить процессы досудебного мониторинга финансово-хозяйственной деятельности важнейших для страны предприятий и акционерных обществ с долей участия государства в их капитале, а также обеспечения процессуальных прав по защите должника в рамках арбитражных дел.

Роль государственного органа была ограничена не только в законодательном плане, но и Положением о Федеральной службе России по финансовому оздоровлению и банкротству168. На Службу были возложены Постановления Правительства Российской Федерации от 17 февраля 1998 г.

№ 202 и от 4 апреля 2000 г. № 301 «Положение о Федеральной службе России по финансовому оздоровлению и банкротству».

высокие задачи по защите интересов Российской Федерации при решении вопросов о несостоятельности (банкротстве) организаций. При этом государственный орган по финансовому оздоровлению и банкротству не обладал ни административными ни финансовыми полномочиями для реализации таких задач. Функции и полномочия службы были фактически сведены лишь к участию в подготовке решений иных органов исполнительной власти.

Проверкой Счетной палаты в 2001-2002 годах были выявлены недостатки законодательства о банкротстве и связанных с ним норм иных законодательных актов, были рассмотрены организационная структура, кадровая обеспеченность, структура информационных потоков, дана оценка результативности исполнения ФСФО России процессуальных прав при проведении судебных процедур банкротства. Инспекторы Счетной палаты предлагали сделать представление Счетной палаты Российской Федерации в адрес Правительства Российской Федерации с предложениями о расширении функций и предоставить Службе дополнительные полномочия169. Был подготовлен проект письма Президенту Российской Федерации о внесении изменений в структуру высших органов исполнительной власти с целью повышения статуса государственного органа по финансовому оздоровлению и банкротству до уровня, достаточного для решения возложенных на него задач.

Однако Коллегия Счетной палаты решила иначе: с обсуждения были сняты и письмо Президенту и представление Правительству Российской Федерации. Предложения о дополнительных функциях и полномочиях государственного органа по финансовому оздоровлению и банкротству не достигли властных органов, способных принять соответствующие решения.

Изменение концепции итоговых документов свело к минимуму организующее воздействие Счетной палаты Российской Федерации.

Предложения касались деятельности ФСФО России только в отношении крупных, экономически или социально значимых предприятий, имеющих стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства. В частности, было предложено усилить работу ФСФО России на досудебном этапе в направлении их финансового оздоровления и более плотной работы с руководителями государственных унитарных предприятий и государственными представителями по пакетам акций, закрепленным в федеральной собственности. Учитывая, что арбитражные управляющие были полностью выведены из-под контроля государственного органа по банкротству, предлагалось усилить роль службы в ходе процессов арбитражного разбирательства. Предполагалось усилить роль ФСФО России по защите интересов Российской Федерации путем предоставления права ФСФО России вносить предложения о кандидатурах арбитражных судебных заседателей.

Самыми «крутыми» оказались органы приватизации.

Органы приватизации.

Для осуществления процесса приватизации законодательно было предусмотрено разведение функций управления государственным имуществом, которые были переданы органам исполнительной власти, и продажи государственного имущества. Функции по продажам возложили на фонды имущества. Фонды имущества, с целью обеспечения контроля за перечислением выручки от приватизации в доход бюджета, были подчинены органам представительной власти.

В соответствии с Законом РСФСР “О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации” Фонды имущества были образованы в форме некоммерческих организаций и признаны продавцами приватизируемых государственных предприятий, их финансирование осуществлялось за счет средств от приватизации, получаемых в виде отчислений от сумм совершенных ими сделок.

Дело было совершенно новое и определить, численность работников и цены сделок приватизации установить в то время было затруднительно. К тому же первый этап приватизации был ваучерным, то есть безденежным, поэтому размеры денежного содержания фондов назначили в виде процента от выручки, имея при этом в виду, что программа приватизации вводилась лишь на один 1992 год, а в дальнейшем можно будет вносить коррективы. Но не тут то было. Как раз в это время случился расстрел Белого Дома, и крутые рыночники быстро подмяли под себя механизм распределения средств от приватизации. Первыми действиями Чубайса в те страшные дни были захват кабинета в еще не отремонтированном Белом Доме и перехват органа, осуществляющего продажу государственной собственности.

Программой приватизации на 1992 год170 было установлено, что Российский Фонд федерального имущества (РФФИ) получал от продаж 0,8% от выручки, а местные фонды имущества - 4% от выручки. Такая система устанавливалась с учетом того, что РФФИ будет продавать исключительно крупные предприятия, а местные фонды - "мелочь". Таким образом, устанавливался, как бы, лимит на общую сумму средств, поступающую в распоряжение фондов имущества, при этом фонды имущества утверждали сметы расходов на собственное содержание в соответствующем Совете, а парламентским комитетам по собственности были переданы функции Наблюдательных советов за деятельностью фондов имущества.

Программой приватизации на 1992 год были установлены выплаты части выручки трудовым коллективам приватизируемых предприятий как законным владельцам федеральной собственности. Такое решение Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 11 июня года № 2980- стимулировало инициативу трудовых коллективов на начальном этапе приватизации. Поступление средств от продажи объектов федеральной собственности и собственности субъектов федерации были представлены единой суммой, поскольку вопросы разграничения предметов ведения центра и регионов еще находились в стадии проработки. Суммарная выручка по объектам федеральной собственности и собственности субъектов федерации распределялась в следующей пропорции: местные бюджеты – 10%, бюджеты субъектов федерации – 45%, федеральный бюджет – 35%.

Шаг в сторону субъектов федерации был необходим с целью создания взаимоувязанной бюджетной системы. Но вот ничем не было обосновано создание фонда при государственном учреждении – Госкомимуществе, поскольку как и любое другое учреждение, Госкомимущество финансировалось по смете, утверждаемой Минфином России. В этот коммерческий фонд Госкомимущества перечислялось 0,5% от суммы сделок приватизации.

Как показала проверка Госкомимущества России, проведенная в году Контрольно-бюджетным комитетом при Верховном Совете Российской Федерации, указанные средства были направлены в учредительские взносы и на финансирование теневых коммерческих фирм, деятельность которых так и не получила должной оценки правоохранительных органов.

После событий октября 1993 года, в новой Конституции Российской Федерации, контроль за процессом преобразования форм собственности был сформулирован весьма невнятно. Статьей 71 Конституции Российской Федерации установлено, что в ведении Российской Федерации находится федеральная государственная собственность и управление ею. Статьей уточнялось, что Правительство Российской Федерации осуществляет управление федеральной собственностью. Право же распоряжения федеральной государственной собственностью в Конституции фактически не установлено, поскольку право хозяйственного ведения является правом ущербным, не позволяет решать дальнейшую юридическую судьбу собственности.

Указом Б.Ельцина171 было утверждено Положение о Российском фонде федерального имущества (РФФИ), которому было предоставлено право распределения выручки от приватизации по получателям, при этом был сохранен принцип долевого участия в выручке от продаж и самих фондов имущества172. РФФИ получил статус специализированного финансового учреждения при Правительстве, а финансирование его деятельности было установлено не по смете, утверждаемой в Минфине, как это принято для всех Указ Президента Российской Федерации от 17 декабря 1993 года № Указы Президента Российской Федерации от 11 мая 1995 года N 478 "О мерах по обеспечению гарантированного поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации" и от 18 сентября 1996 года № 1368 "О нормативах распределения средств, поступающих от приватизации" государственных учреждений, а за счет отчисления средств от приватизации, до попадания их в бюджетную систему страны.

А какие деньги потекли на этапе денежной приватизации! Даже маленькая толика от этого потока озолотила множество паразитирующих структур, которые в тот момент смогли прильнуть к приватизации.

Приближались выборы Президента 1996 года. На выборы нужны были деньги и деньги большие, поэтому круг теневых получателей средств от приватизации, в обход бюджетной системы страны, расширяется: появляются Специализированный бюджетный фонд для финансирования развития инфраструктуры рынка ценных бумаг, которому выделяется 2%, Федеральный фонд поддержки предпринимательства – 5%. Одновременно доля Госкомимущества России увеличивается с 0,5 до 1,2%. Следующим указом количество получателей денег было увеличено уже до 12. Появился Федеральный общественно-государственный фонд по защите вкладчиков и акционеров – 2%, а также местные органы архитектуры и землеустройства. В то же время выделение средств на конверсию оборонной промышленности за счет приватизации предусмотрено не было, несмотря на то, что распродажа предприятий оборонного комплекса шла полным ходом.

Очень важно отметить, что финансирование околоприватизационных организаций осуществлялось за счет приватизации вне рамок бюджетного процесса, то есть эти структурки финансировались впереди таких получателей как национальная оборона, здравоохранение, образование, пенсионное обеспечение. Перехват средств, поступающих от приватизации, непосредственно у продавца являлся надежной защитой этих средств от «посягательств» органов контроля, поскольку контролю налоговых служб подвергаются только обязательные платежи, то есть те средства, которые поименованы в Законе о бюджете. Получалось что-то вроде государства в государстве: с одной стороны Госкомимущество распродавало государственную собственность, а с другой – средства от продажи «приватизировали» сами приватизаторы и группа примкнувших к ним карманных фондов.

Госкомимущество, являющийся государственным учреждением, финансируемым по смете за счет средств федерального бюджета, получил в 1992 году 0,5 процента от выручки на проведение разъяснительной и агитационно-массовой работы в области приватизации, эта сумма возросла до 1,2 процента в 1995 году - для организации работ по погашению и уничтожению приватизационных чеков. Чубайс сумел сохранить эти доходы Госкомимущества и в 1996 году и в последующие годы.

Кроме изъятия средств от приватизации, Госкомимуществом была реализована схема получения средств в счет компенсации затрат на проведение чековых аукционов. На чековых аукционах каждый победитель аукциона должен был получить кратное (целое) число акций, для этого была разработана математическая программа дробления номинала акций, допускающая остаток в пределах 10% от общего количества акций, предлагаемых к продаже на данном чековом аукционе. Указанный остаток реализовывался на денежных аукционах за рубли, которые шли в погашение затрат, связанных с организацией и проведением аукциона, при этом организация-продавец получала лишь 55% от суммы выручки, а 30% передавалось соответствующему Комитету по управлению имуществом, ответственному за хранение и уничтожение чеков, а 15% получал Фонд имущества.

Таким образом, на основании решения, проведенного вне рамок законодательного поля, Госкомимущество и его территориальные комитеты получали деньги от продажи “хвостов”, предназначенные на финансирование работ продавца по хранению и уничтожению приватизационных чеков. По окончанию ваучерного этапа, Чубайс не отказался и от 2,9 млрд. рублей (в ценах 1994 года), которые были выделены из федерального бюджета, целевым назначением на уничтожение чеков.

Характерно, что курсы продаж на чековых и последующих денежных аукционах по продаже “хвостов” разнились в десятки раз. Так, по данным РФФИ за 1993 года средний курс чековых продаж составлял 0,17-0,24, а курс денежных аукционов этого же периода был 4,13. Это означало лишь одно, что продавцы не стремились создавать реальную конкурсность при продажах за чеки, но как меняется отношение к делу, когда появляются реальные деньги! А как странно выглядит продление способа расчетов кратного 10 000 рублей, принятого на чековом этапе, для проведении денежных аукционов после окончания чековой приватизации!

Автору этих строк пришлось беседовать с А. Чубайсом в марте года. Чековый этап заканчивался, а количество отоваренных чеков было невелико. Люди не спешили расставаться с чеками по предложенной конкурсной схеме: акции на сумму 1700 рублей вместо чека в 10000 рублей!

Многие надеялись, что Чубайс сдержит слово, брошенное им в горячке на заседании Верховного Совета, и каждый гражданин России на один чек получит по две «Волги». Однако Чубайс поступил по - другому: на память об этой афере он оставил на моем чеке свой автограф, а другие не предъявленные чеки были просто ликвидированы.

Показательно, что в итоге оказалось, что чеков было предъявлено в целом по стране больше, чем их было напечатано, то есть многие чеки успели побывать на нескольких аукционах. Это одна из особенностей обезличенных чеков. Ни расторжение сделок, ни уголовное преследование работников фондов имущества за нарушение процедур обращения с чеками предусмотрено не было. Чеки были признаны потерявшими покупательскую способность, однако некоторые тонкости чековых расчетов пришлись ко двору и в дальнейшем.

Денежная приватизация.

После завершения ваучерного этапа приватизации Госкомимущество173 пролонгировало действие расчетов, кратных рублей. Дело в том, что, как показали проверки, поступление средств от распоряжение Госкомимущества России от 2.02.94. № 236-р продажи “хвостов” значительно превышали все затраты по предпродажной подготовке объекта к приватизации. Так в 1996 году Фонд имущества Волгоградской области получил 394,0 млн.рублей от продажи на специализированном денежном аукционе лишь одного пакета акций. В то же время, затраты Фонда в 1996 году на проведение всех аукционов составили всего лишь 189,4 млн.рублей. Разница в сумме 204,6 млн.рублей была использована Фондом по своему усмотрению.

Денежная приватизация - это был звездный час в жизни фондов имущества. Процент отчисления средств на содержание фондов оказался настолько велик, что руководителям не хватало фантазии, куда «закопать»

доходы. Проверкой Фонда имущества города С-Петербурга, проведенной в марта 1998 года, установлено, что огромный объем продаж в 1996-1997 годах, привел к поступлению в распоряжение Фонда денежных сумм, которые оказались сверх избыточными для целей содержания аппарата Фонда.

Перечислялись средства на страхование сотрудников. Так сумма страховых выплат, полученная за 1995 год превышала годовой должностной оклад сменявших друг друга председателей фонда Краснянского В.Э. - в 5, раза, Мартынова А.Б.- в 6,3 раза, Книжника М.Р. - в 5,8 раза.

Всего с 7 различными страховыми компаниями было заключено договоров страхования сотрудников, по которым были перечислены денежные средства в сумме 16404,0 млн.рублей, причем сумма 5938, млн.рублей по 5 договорам страхования была перечислена при имеющейся в это время задолженности Фонда перед федеральным бюджетом в сумме 2090, млн.рублей и бюджетом г. С-Петербурга - 950,4 млн.рублей.

За счет средств, получаемых от приватизации федеральной собственности, финансировались мероприятия ну прямо-таки удивительные.

Оплата праздничного ужина с участием 257 человек в ресторане «Тройка Штальманн» на общую сумму 18,6 тыс.долларов в сентябре 1996 года, съемка фильма, посвященного 5-летию Санкт-Петербурского КУГИ на общую сумму 6,0 тыс.долларов по договору с так называемым государственным предприятием «Российская Государственная компания «Русское видео».

Председателю Фонда Краснянскому В.Э. трижды был проведен курс профилактики старения, оказание комплекса лечебно-консультационных услуг Медико-биологического Центра биорегуляции и геронтологии обошлось стране в 27 млн.рублей. При реконструкции офиса Фонда была куплена новая мебель, в том числе спальный гарнитур стоимостью 25,0 млн. рублей.

Деньги направлялись в совершенно неэффективную учредительскую деятельность. Долгосрочные финансовые вложения Фонда на конец 1997 года составляли 3821,6 млн.рублей. Фонд, как учредитель, проявил заинтересованность в развитии «Фонда регаты учебных парусников «Катти Сарк», АО ”Великий город”, устав которого включал 46 наименований видов деятельности, начиная со сделок с минеральным сырьем, нефтью и кончая организацией концертных и цирковых представлений, с АОЗТ «Дом «НВ».

Эффективность указанных вложений крайне низка, так за весь этот период в виде дивидендов получена сумма 67,5 млн.рублей. При этом не следует забывать, что вложенные деньги – это деньги, не поступившие в бюджет, а дивиденды – это «личные» деньги фонда!

Околоприватизаторы Кроме указов Б. Ельцина, на основании которых осуществлялось изъятие выручки от приватизации из бюджетной системы страны, имеется постановление Правительства, согласно которому Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротству), имея статус государственного учреждения, финансируемого за счет средств федерального бюджета по смете Минфина, так же имело дополнительный доход в виде отчислений от продажи предприятий-должников и имущества ликвидируемых предприятий федеральной собственности.

На основании Указа174 “О продаже государственных предприятий должников” и постановления Правительства175 “Об утверждении нормативов распределения средств, полученных от продажи предприятий-должников, находившихся в федеральной собственности” в федеральный бюджет передавалось лишь 25% выручки. Одновременно, Федеральному управлению передавалось 10% на осуществление мероприятий по антикризисному управлению предприятиями-должниками и еще 5% на подготовку специалистов по антикризисному управлению, и еще 5% на финансирование мероприятий по подготовке и осуществлению продажи предприятий должников, техническое переоснащение органов, обеспечивающих их продажу. Итого, Федеральное управление изымало 20 процентов выручки, полученной от продажи объектов федеральной собственности, подпадающих под определение “имущество предприятий-должников”. Мало того, под этот способ изъятия федеральных средств подведена выручка от продажи объектов, незавершенных строительством, которые по Закону исключаются из состава имущественного комплекса предприятий-должников.

Таким образом, постановлением Правительства, в нарушение нормативов, установленных указами, была введена иная схема распределения средств от продажи федеральной собственности - дополнительно вводилось финансирование государственного учреждения и его территориальных представительств за счет средств от продажи федеральной собственности.

Доля отчислений в их пользу составляла 20%, при этом доля федерального бюджета снижалась с 71% до 25%.

Может быть, эти деньги пошли на пользу стране? Проверка деятельности Федерального управления, проведенная Счетной палатой в декабре 1995 года показала, что за счет средств от продажи приобретались депозитные сертификаты, покрывались перерасходы основной сметы по оплате автотранспорта, выплачивались премии, дотации на питание, осуществлялись хозяйственные и прочие расходы.

Указ Президента Российской Федерации от 2 июня 1994 года № постановление Правительства Российской Федерации от 12 августа года № Перерасход средств, выделяемых на содержание аппарата Федерального управления из федерального бюджета в 1994-1995 годах, в нарушение утвержденной Минфином России сметы, составил 362 млн.рублей или 14%, при этом, одновременно, сверх утвержденной Минфином России сметы, Федеральное управление получило от продаж имущества предприятий должников дополнительно более 5400 млн.рублей, что в 2,1 раза превышало утвержденную смету. Приватизаторы хорошо понимали: «Изъять бюджетные деньги до того как они примут статус бюджетных – воистину рыночная задача!» Расходование бюджетных денег обязательно проверят, а внебюджетные деньги проверять некому, Наблюдательные Советы были ликвидированы после расстрела Белого Дома и с тех пор продавцы утверждают смету на собственное содержание сами себе.

Вот краткая история еще одного околоприватизатора.

Федеральный общественно-государственный фонд защиты прав вкладчиков и акционеров был учрежден указом Б.Ельцина 176 “О некоторых мерах по защите прав вкладчиков и акционеров”. Указом в качестве основного источника финансирования фонда, было предусмотрено отчисление средств от приватизации федеральной собственности. Важно, что отчисления в пользу этого фонда осуществлялись продавцом впереди всех остальных потребителей, таким образом, среди структур, незаконно получающих деньги от приватизации, вводилась своеобразная иерархия.

Часть 4 п.13 Указа предписывает Правительству обеспечить направление в Фонд 2-х процентов доходов, получаемых от приватизации, а остальные средства подлежат распределению в размерах и порядке, определенных указом “О мерах по обеспечению гарантированного поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации”. При такой постановке вопроса, между остальными потребителями средств от приватизации распределялась уже не вся сумма дохода, а только 98% от нее. В полном здравии видимо подписывался этот указ!

В течение 10 месяцев, пока действовал такой порядок, Фонд получал средства от продаж федеральной собственности, нанося прямой ущерб федеральному бюджету. На момент проверки, проведенной Счетной палатой в сентябре 1997 года, Фондом было получено 23,0 млрд.рублей.

По состоянию на 1 сентября 1997 года выплаты обманутым вкладчикам не были начаты. Сумма необходимых выплат в порядке компенсаций ориентировочно превышала 20 трлн.рублей и поэтому практически просто не могла быть погашена за счет 2% отчислений от приватизации, однако такая постановка вопроса имела политический смысл:

более миллиона обманутых вкладчиков, не считая жертв чековых инвестиционных фондов, были бы заинтересованы в расширении процесса распродажи федеральной собственности.

Обманутым вкладчикам полезно было бы знать, что деньги в Фонде были, только находились они в управлении так называемых «управляющих компаний», учредители которых находились в США, а руководителями этих Указ Президента Российской Федерации от 18 ноября 1995 года № компаний являлись гражданки США Элизабет Хиберт и Джулия Загачин. Им в управление было передано 20,5 млрд.рублей, которые по основному назначению не использовались, поскольку находились в обороте на рынке ГКО. Эти спекуляции за год принесли прибыль в размере 601,6 млн.рублей, из них личная доля “гражданки“ Хиберт составила 30 млн.рублей.

Следует иметь в виду, что работниками Фонда являлись штатные служащие научного института (МИРПЭ), расходы по их содержанию оплачивались через Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) за счет средств кредита, предоставленного Международным Банком реконструкции и развития (МБРР). По состоянию на 1 сентября 1997 года было истрачено на оборудование офиса - 2,0 млрд.рублей, на зарплату работникам института - 4,7 млрд.рублей. Средняя месячная оплата труда работников Фонда в 1997 году превышала 6 млн.рублей.

Таким образом, была создана ситуация, когда за счет иностранного кредита, который налогоплательщикам придется возвращать с процентами, щедро оплачивались сомнительные специалисты, в том числе иностранные, результатом деятельности которых явилось незаконное изъятие средств из бюджетной системы страны. Эти средства по прямому назначению не использовались, а шли на спекуляцию ГКО, при этом часть прибыли от указанных “коммерческих” действий поступала в карманы иностранным гражданам, руководителям управляющих компаний.

Легко произвести ориентировочный расчет потерь федерального бюджета, которые в 1997 году составили не менее 10,4% от выручки в 17537, млрд. рублей. По данным РФФИ, за 1997 год от продажи акций на аукционе, по конкурсу, по закрытой подписке и в оплату ФАРП, а также имущества ликвидируемых предприятий и объектов незавершенных строительством было получено 17537,5 млрд.рублей, в том числе выручка от продажи имущества предприятий-должников -121,2 млрд.рублей, а выручка от продажи недвижимого имущества и земли - 12,2 млрд.рублей. Указанные суммы были распределены в соответствии с нормативами установленными указами Б.Ельцина. В расчете не приводятся законные получатели средств от приватизации: бюджеты всех уровней, РФФИ, территориальные фонды имущества и территориальные комитеты по управлению государственным имуществом.

сумма, от нормативы размер Категории получателей которой отчислений отчислений средств от приватизации производится (в%%) (млрд.рублей) отчисление (млрд.рублей) Госкомимущество 17537,5 1,2 210, России Федеральное управления 233,7 20,0 46, по делам о несостоятельности (ФУДН).

Специализированный 17537,5 2,0 350, бюджетный фонд для финансирования развития инфраструктуры рынка ценных бумаг Федеральный фонд 17537,5 5,0 876, поддержки малого предпринимательства Федеральный 17537,5 2,0 350, общественно государственный фонд по защите вкладчиков и акционеров Роскомзем 12,1 1,0 0, Местные органы 12,1 1,0 0, архитектуры и градостроительтва Местный комитет по 12,1 1,2 0, земельным ресурсам УПУЩЕННЫЕ 1835, ДОХОДЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА ЗА ГОД Принципиальных возражений против финансирования различных фондов и организаций за счет средств, получаемых от приватизации федеральной, то есть общенародной собственности, не имеется. Но не следует забывать, что общенародная собственность – федеральная, также как и общенародные деньги – федеральный бюджет, подвластны исключительно Парламенту. Если упомянутые выше организации и фонды желают получать из общенародной копилки – федерального бюджета, то следует строго соблюдать порядок: заявка каждого (не в процентах, а в рублях) должна быть включена в проект федерального бюджета, затем она должна пройти через комитеты и комиссии Государственной Думы, рассмотрена в трех чтениях проекта бюджета депутатами нижней и верхней палат парламента и Президентом. Выделенные в установленном порядке деньги носят статус обязательных платежей, проходят через казначейство, их соответствие и расходование подконтрольны налоговым органам и нет больше никаких претензий к их получателям.

Законодательные инициативы.

Федеральным законом “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации”177 установлено, что денежные средства, полученные в результате приватизации государственного или муниципального имущества, подлежат перечислению соответственно в федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации, местные бюджеты и являются обязательными платежами. Иных получателей законом не предусмотрено.

Признание средств от приватизации в качестве обязательного платежа в бюджет открывает возможность контроля за деятельностью фондов имущества органам Государственной налоговой службы Счетная палата в своем заключении по проекту Государственной программы приватизации в декабре 1997 года предлагала все средства от приватизации ввести в бюджетную систему страны, в частности, распределение средств от приватизации федеральной собственности осуществлять исключительно по решению Государственной Думы, в составе Закона о бюджете на текущий год.

Несмотря на заявления Счетной палаты правовая коллизия продолжалась. Федеральным законом "О федеральном бюджете Российской Федерации на 1998 год"179, статус добюджетного финансирования органов приватизации за счет передачи им части средств, получаемых от приватизации до поступления их в бюджетную систему страны, сохранялся. Можно полагать, что вавиловские схемы финансирования «политических задач»

продолжали действовать и в 1998 году. Нормативы распределения средств от приватизации федеральной собственности были введены в текст Закона, правда с 1 января 1998 года статьей 106 Закона доли РФФИ и его территориальных агентств были снижены до 0,9% (против 4,8%), в том числе РФФИ - 0,1% и местным фондам имущества - 0,8%. Как в известном хохлацком анекдоте: «…слоны летают, но очень низенько, низенько…»

Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 123-ФЗ, статья Закон Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации".


Федеральный закон от 26 марта 1998 года № 42-ФЗ Фондовый рынок России А.Радыгин – один из участников первого отряда приватизаторов, вошедший в круг избранных, обозначенных вместе с Д. Хэйем, в знаменитом распоряжении Госкомимущества, сокрушается, что в 2000 году Минимущество пытается натянуть на себя функции ФСФО, ФКЦБ, оценочной деятельности, а РФФИ видит себя в перспективе неким государственным инвестиционным банком с правом ведения операций на фондовом рынке. А почему бы нет? Рассмотрим, как славно обустроен в России вторичный рынок ценных бумаг.

Если, по заявлению А.Чубайса, дневной оборот российской торговой системы (РТС) в 1995 году не превышал 1,5-5,0 млн.долл., то в 1997 году оборот РТС достигал уровня 70 млн.долл. в день. За 5 суток с 13 по 19 марта 1998 года. объем торгов негосударственными ценными бумагами на ведущих фондовых биржах страны составил 167,3 млрд.долларов или 33, млрд.долларов в день.

Для обслуживания такой финансовой махины требуется мощная инфраструктура. По доле в объеме совершаемых сделок несомненное лидерство держит торговая площадка Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ) – 61,3%. Кроме торговых площадок в инфраструктуру рынка входят реестродержатели, организации, фиксирующие права собственников, депозитарии и расчетно-клиринговые центры, обеспечивающие биржевой оборот ценных бумаг.

Депозитарий осуществляет работу по заданию акционеров (брокеров), имеющих портфель акций ряда различных эмитентов, которые заключают с ним договор на осуществление операций с реестродержателями.

Почему-то их называют инвесторами, хотя от их спекуляций не перепадает и копейки ни предприятию-эмитенту, ни государству. Для своей работы такой инвестор заключает договор с депозитарием, который от его имени регистрируется в качестве номинального держателя у реестродержателей акционеров указанных клиентом акционерных обществ. Иными словами депозитарий – это книжный шкаф, где каждая полочка означает эмитента, справа – итог количества акций, которые держит депозитарий всего по данному эмитенту. А по вертикали – папочки отдельных инвесторов-брокеров.

На какой полочке много, на какой – мало, или нет вообще. В итоге, внизу под чертой - сумма пакетов акций (портфель) конкретного клиента – эта сумма по всем полочкам (эмитентам).

Депозитарий, на основании договоров с инвесторами сам осуществляет переброс акций внутри этого шкафа: между папочками или между полочками и, тем самым, осуществляет операции по движению акций.

К реестродержателям депозитарий выходит по итогам торговой сессии, или месяца, или года… Если теперь представить, что в качестве инвестора-клиента депозитария №1 может выступать любое юридическое лицо, в том числе и депозитарий №2, а у того – депозитарий №3, то становится понятным, что истинное лицо собственника бывшего советского имущества скрыто от глаз любознательной общественности довольно глубоко.

Процесс строительства первого российского депозитария описан нами выше, здесь мы приводим далеко неполный перечень крупнейших «инвесторов», который был собран, в основном, по материалам иностранной печати.

По данным информационных агентств, в 1997 году суммарные активы различных иностранных фондов в России (более 162 фондов) составили более 3 млрд. долларов, они контролируют около трети обращающихся на рынке акций.

Вот только некоторые из них:

- CS First Boston - международный инвестиционный банк, это брокер - представитель крупных корпораций на российском фондовом рынке.

Работает в 21 стране мира, с 1992 года участник разработки российского законодательства, проводил два первых чековых аукциона. В конце 1997 года учредил дочернюю компанию в России - «КС ФБ» со 100% иностранным капиталом. Провел слияние табачных фабрик Ява+BAT Indastrias, продал иностранному партнеру контрольный пакет акций АО «Большевик», вывел на иностранные контакты АО «Ангстрем» (электронные микросхемы). В портфеле находятся по 5% «Сургутнефтегаз», «Ноябрьскгаз», «Коминефть», «Когалымнефтегаз», 14% «Пурнефтегаз», 2,8% «Лукойла», более предприятий электросвязи, 17% «Новолипецкого металлургического комбината».

Morgan Grenfell and Co.LTD - Британский инвестиционный банк, работает в России более 20 лет, еще при советской власти участвовал в финансировании более 20 проектов. Вложил в Россию около 4 000 млн.долл.

Pioneer Investment учредил в России свое АОЗТ «П.И.», разместил в России около 1 млн.долл. Главный интерес - авиационные двигатели.

Brunswick Investment имеет на рынке России около 20 млн.долларов нефть, энергетика, связь.

Framlington Investment (Люксембург), работает на средства ЕБРР, уже вложил более 66 млн.долл. - торговля, нефть, пивоварение.

Российско-Американский инвестиционный банк (РАИБ) учрежден Указом Президента Российской Федерации от 26 октября 1992 года № 1302.

Fleming Russia - Investment Corp. Деревообработка, лесное хозяйство, авиация. Совместное предприятие на Ульяновском авиационном заводе - цель внедрение двигателей Roll-Royce на Ту-204.

Hermitag Fund («H.F.») - огромный фондовый брокер, более млн.долларов.

Fund Soroca включает в себя более 20 крупных финансовых компаний.

Тempleton Russia Fund и другие.

На этих инвесторов работает более 80% российских операторов фондового рынка. Рынок оценивается в 120 млрд.долларов.

Так как же работает фондовый рынок? Для «подогрева» рынка известны два способа. Один из них - хеджирование, это когда эмитент осуществляет скупку собственных акций с целью поддержать уровень котировки. Подобная ситуация была разыграна иностранными инвесторами в июле-октябре 1997 года. Получив информацию о том, что деньги (прибыль) появилась на счетах предприятий и их представителей на фондовом рынке, иностранный инвестор начал скупку акций российских эмитентов и, как результат - котировки акций поползли вверх. Российские дилеры очень скоро включились в предложенную игру, что привело к дальнейшему росту котировок, рынок «разогревался». При достижении уровня котировок, позволяющего сбросить весь накопленный пакет при изначально намеченной норме прибыли, иностранные инвесторы переключились на продажи, при этом темпы сброса не перекрывали разгона российских инвесторов, продолжающих наращивание своих пакетов. Окончательно ситуация прояснилась лишь в октябре, когда иностранные инвесторы, сбросив пакеты, ушли с рынка.

По материалам печати, в общей сумме интервенции доля иностранного капитала составляла около 70%. Результаты операции оцениваются так: на 1 вложенный доллар была получена прибыль до 1, долл., российские же операторы фондового рынка остались в большом убытке и с «потухшими» бумагами на руках.

Другой способ связан с процессами экономической концентрации.

Когда компании объявляют о слиянии, цены их акций быстро растут. Когда планы срываются - акции падают еще быстрее. В 1997 году мир накрыла волна объединений компаний. В США объем сделок на слияние и поглощение составил более 1,6 трлн.долларов, почти в полтора раза выше, чем в 1996 году.

В Европе уровень таких сделок в 1997 году составил 659 млрд.долларов. В России до этого уровня далеко, все наши компании оцениваются на мировом рынке всего лишь в 150 млрд.долларов.

Однако и на российском рынке достаточно лишь намека на слияние, как акции взлетают в цене на 5-30%. Известны рекламные трюки по слиянию ЮКОС и «Сибнефть», «Уралмаш» и «Ижорские заводы», СИДАНКО и «ЛУКойл», «Уникомбанк» и банк «Возрождение». Экономическая концентрация это не просто суммирование, а скорее возведение в степень их возможностей, конкурентоспособность, маневр активами, снижение накладных расходов, управляемость и т.д. Так, в начале февраля две фирмы объявили о слиянии - SmithKline и Glaxo. Суммарное сокращение расходов на содержание компаний оценивалось в 1,6 млрд.долларов, соответственно на эту сумму выросла бы прибыль. Акция Glaxo стоила 50 долларов, а после объявления о слиянии - 63 доллара.

Российский фондовый рынок реагирует еще сильнее, так при слиянии ЮКОСа и «Сиданко» акции выросли более чем на 30%, после подписания Указа об образовании холдинга «Связьинвест» акции холдинга в цене утроились.

Акции «КамАЗа» после объявления о слиянии с международным холдингом ККR в цене удвоились, а после отказа от слияния потеряли 30% от первоначальной цены, до сих пор рост курса их акций отстает от темпов роста других автомобильных заводов. Когда СИДАНКО отказалась от объединения с "Пурнефтегазом" их акции упали на 10%. Одно упоминание о возможном дроблении РАО ЕЭС России стоило холдингу 10% потери курсовой стоимости.

Широкая известность пришла к компании Montes Auri по «книжному делу», когда группа писателей под руководством А.Чубайса создала труд «Приватизация по-Российски». Писательская деятельность авторов, была оценена через эту фирму так высоко, что авторы вызвали немалый интерес у правоохранительных органов по части уголовного права. Получив отставку с поста главы Госкомимущества А.Кох, по странному стечению обстоятельств, возглавил именно эту компанию. После успешного проведения залоговых аукционов В.Потанин четко дал понять прессе, что друга не предаст, с Аликом его связывают самые теплые отношения, и никакие публикации в прессе их дружбе не могут помешать. Однако дружба дружбой, а денежки врозь!

Когда разразился финансовый кризис и акции рухнули, депозитарий ОНЭКСИМА решил торгануть чужими бумагами. Когда рынок падает, акцию легко можно продать, скажем, за 2 рубля, а завтра купить за 1,5 рубля. Это называется игрой на понижение. Разница невелика, но если акций миллионы и если точно знаешь, на сколько пунктов рынок просядет завтра, то можно хорошо подработать. Так вот профессионалы фондового рынка заметили, что ОНЭКСИМ выставил на продажу акций больше, чем у него было. Умные люди тут же сделали вывод: «ОНЭКСИМбанк» торгует не своими акциями. А Кох, узнав о вольностях «ОНЭКСИМбанка», тут же перевел активы Montes Auri в другой депозитарий. Информацию о переводе активов Montes Auri из депозитария «ОНЭКСИМбанка» подтвердил начальник управления Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) Александр Гордон.


Мы конечно далеки от всех этих забот А.Коха, но вот другая аналогия нас беспокоит значительно больше. По странному стечению обстоятельств, законодательно не установлен порядок учета государственных пакетов акций, которые находятся в Фондах имущества для продажи. Активы в сотни миллиардов рублей не проходят по бухгалтерскому учету. Движение государственных пакетов акций, предназначенных для продажи в процессе приватизации, не отражаются в бухгалтерских проводках, они присутствуют лишь, в так называемом, электронном учете, в базе данных на компьютере, однако при этом «зависают» в Фондах имущества на долгие годы.

Проверка реестра государственных пакетов акций в Фонде имущества Нижегородской области выявила, что в базе данных Фонда числились пакеты акций по 5 акционерным обществам, которые уже давно не существовали как юридические лица, были ликвидированы как банкроты по решениям Арбитражного суда. В Фондах имущества зависают пакеты акций по 5-6 лет, а РФФИ, так тот вообще, держит в депозитарии пакеты акций, предназначенные для продажи. Отсюда вывод: как далеко находится этот депозитарий, где годами хранятся государственные пакеты акций, от той торговой площадки, на которой Кох «прищучил» «ОНЭКСИМ»?

Что успели осуществить на чубайсовском этапе приватизации Так, какие же изобретения «Стратегического инвестора» были реализованы на практике при осуществлении приватизации по-Российски?

Когда, по результатам маркетинговых исследований, проведенных А. Браверманом в 1991 году по заказу Госкомимущества, оказалось, что собственных средств в стране для формирования слоя новой элиты маловато и приватизация огромного советского наследия возможна лишь с привлечением иностранных денег, была разработана схема приватизации через обезличенный ваучер. В принципе, привлечение кредитов при приватизации не запрещалось, но беда была в том, что источник кредитования всегда легко выявлялся по следам бухгалтерских проводок. Цивилизованная банковская система не позволяет отмывать темные, в том числе и зеленые, капиталы. Только наличный оборот позволяет скрыть истинное лицо «благодетеля», поэтому обезличенный ваучер вполне отвечал требованиям «Стратегического инвестора» по сокрытию своего прямого участия в оккупации России. Это первое.

Второе, - в приватизацию за ваучеры был вброшен практически весь производственный потенциал России, чтобы никто не посмел сказать, что какие – то лакомые куски были скрыты от «народной» ваучерной приватизации. Одновременно организаторы приватизации провели «по краю»

еще одно решение: ваучерные продажи были организованы в форме аукционов. На аукционы по продаже акций известных, наиболее популярных предприятий, вбрасывалось огромное количество чеков и в результате, на каждый чек приходилось смехотворное количество акций. Способ продажи на специализированных межрегиональных чековых аукционах вообще отсекал мелких участников, передавая крупные пакеты «ваучерным мешкам», которые успели скупить чеки в подземных переходах или взять на время взаймы с другого аукциона. А затем, вполне добровольно, основная масса трудящихся свои пакетики акций сбросила, когда месяцами – годами не платили заработную плату. Иностранный капитал вступил в свои права уже на вторичном рынке ценных бумаг.

Третье, - идя навстречу пожеланиям трудящихся, основные фонды предприятий при приватизации были недооценены в разы, а то и в сотни раз.

Легендой прикрытия для этого случая служила идея о том, что трудящиеся, в противном случае, не смогут выкупить полностью предоставленные им по закону льготы. На самом же деле недооценка позволяла назначенным собственникам взять по дешевке практически весь промышленно производственный потенциал России.

Но главное наступление на бывшую советскую собственность развернулось позже.

Главный удар государству Россия был нанесен путем захвата основных бюджетообразующих отраслей производства. Эпохальные по значимости для российской экономики сделки были совершены под прикрытием постановлений Правительства Черномырдина и указов Б.Ельцина на инвестиционных конкурсах (под управлением П. Мостового) и на залоговых аукционах (под управлением А. Коха).

Приватизацию в России осуществляли не только по проектам гарвардского института, но и непосредственно руками американских граждан.

Вот один из документов того времени. Заместитель председателя Госкомимущества Д. Васильев, Фонд имущества г. Москвы и американская гражданка Джулия Загачин, действующая на основании контракта с Гарвардским институтом заключили в феврале 1993 года договор о создании системы по продаже акций приватизируемых предприятий. Для этой цели участники договора создали Московский аукционный центр. Предметом совместной деятельности является работа указанного центра по приему от покупателей приватизационных чеков. Джулия обязуется осуществлять управление Центром и распоряжаться денежными средствами на условиях контракта с Госкомимуществом. Согласно договора, финансирование Центра осуществлялось непосредственно Госкомимуществом. Договор был заключен на неопределенный срок. Главная особенность этой «конторы» такова, что Московский аукционный центр был создан без образования юридического лица, то бишь никакой материальной ответственности. Но это не мешало Джулии, согласно договора, иметь право подписи финансовых документов.

А дальше было заключено агентское соглашение от 28 февраля года между Московским аукционным центром (директор Ю. Загачин) и Фондом имущества Липецкой области по проведению межрегионального специализированного аукциона по продаже акций «Новолипецкого металлургического комбината», одного из 3-х крупнейших металлургических комбинатов России с полным металлургическим циклом180. Под управлением Джулии, в нарушение приватизационного и антимонопольного законодательства, через подставушку АОЗТ «Кредит Суисс Ферст Бостон», зарегистрированную в Москве, директором которой был Борис Иордан, гражданин США, пакет 17,29% акций комбината был приобретен за чеки иностранным инвестором, английским банком «Кредит Суисс Ферст Бостон ЮК Лимитед».

А дальше Борис Иордан, гражданин США, вошел во вкус и начался кураж. Находящийся в залоге у «ОНЭКСИМбанка» государственный пакет 14,84% акций комбината, при непосредственном участии Госкомимущества, был продан через фирму «Восточная инвестиционная компания», принадлежащую Борису Иордану, покупателю – «Ренессанс Секъюритиз (Сайпрес) Лимитед», которая до августа 1995 года именовалась как «Борис Иордан и Ко (Россия) Лимитед». То есть продавец сам и скупил пакет.

Вот так и проводилась, в основном, приватизация по-Чубайсу.

Удар «Стратегического инвестора» достиг цели.

Принятый показатель уровня жизни — ВВП в тыс. долларов США на душу населения в странах ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) и агентское соглашение №346 от 28 февраля 1994 года России уже отличается практически в 10 раз, хотя за последние три года он вырос на 20%.

1. Нависла угроза демографического кризиса. Наблюдается снижение численности населения и его старение. Численность населения России составляла 143, млн человек (шестое место в мире) уменьшается примерно на 1,2 млн. чел. в год.

Продолжительность жизни за последние 10 лет уменьшилась на 1,4 года у женщин и на 3,1 года у мужчин и соответственно составила у женщин — 72,3 года и у мужчин — 59 лет. Неблагоприятная ситуация сложилась со смертностью мужчин прежде всего трудоспособного возраста. Средняя продолжительность жизни в России составляет 65,3 года (в 1992 г. — 67,9 лет).

Для сравнения: ожидаемая продолжительность жизни при рождении в Австрии в 1999 г. составляла 77,9 лет, соответственно в Армении — 73,2 года, Белоруссии — 67,9 года, Бельгии — 78,2 года, Бразилии — 67,5 года, Великобритании — 77,5 года, Германии — 77,6 года, Италии — 78,4 года, Канаде — 78,7 года, Китае— 70,2 года, Нидерландах — 78 лет, Польше — 73,1 года, США — 76,8 года, Украине — 68, года, Финляндии —77,4 года, во Франции —78,4 года, в Японии -- 80,8 года.

2. Топливно-энергетический комплекс. ТЭК играет ведущую роль в экономике страны и является одной из важнейших ее составных частей. Доля производства отраслей топливно-энергетического комплекса в общем объеме промышленного производства в 2002 году составила около 32%, в том числе 9% приходится на долю производства в электроэнергетике и 19% — на отрасли топливной промышленности.

Основными факторами, сдерживающими развитие комплекса, являются:

высокая степень износа основных фондов основного вида деятельности крупных и средних организаций Ввод в действие новых производственных мощностей во всех отраслях ТЭК сократился за девяностые годы с 2 до 4,5 раз. Предприятия ТЭК в большинстве случаев не имеют достаточных собственных средств не только для расширенного, но даже и для простого воспроизводства.

3. Нефтедобывающая промышленность.

Добычу нефти осуществляют 10 нефтяных компаний, 2 организации ОАО «Газпром», 12 организаций «Ростоппром», 107 мелких и средних российских неинтегрированных нефтедобывающих предприятий, 42 совместных предприятия с иностранным участием и 2 компании — иностранные операторы соглашений о разделе продукции. Нефть добывается в 36 субъектах Российский Федерации, Во-первых, деформация ценовых соотношений на взаимозаменяемые энергоресурсы, привела к структуре спроса на топливно-энергетические ресурсы, характеризующейся чрезмерной ориентацией на газ и снижением доли угля. Как следствие, возникла угроза энергетической безопасности из-за недостаточной дивер сификации структуры топливно-энергетического баланса. Приватизация существенной части собственности в ТЭК не обеспечила ожидаемого повышения эффективности функционирования производственных структур комплекса, что в большой мере связано с незавершенностью формирования в стране рыночной инфраструктуры, цивилизованных рыночных механизмов и соответствующей законодательной базы, неплатежами за продукцию.

Месторождения, определяющие динамику добычи нефти в целом по стране, находятся в стадии падающей добычи, по ним отобрано более 60% запасов нефти. Обводненность добываемой продукции превысила 80%, а средний дебит действующих скважин снизился с 11,6 т/сут. в 1990 г. до 8,5 т/сут. в 2002 году.

Приватизация не способствовала привлечению инвестиций, не позволила вовлечь в производство новейшие российские и иностранные научные разработки.

Особо следует отметить геологоразведочные работы. Продолжает ухудшаться качественная структура запасов углеводородов. Запасы высокопродук тивных месторождений в значительной степени выработаны. Значительная часть остаточных текущих извлекаемых запасов нефти рассредоточена в заводненных пластах, в пластах с низкой проницаемостью, в подгазовых и водонефтяных зонах. В связи с резким сокращением объемов геологоразведочных работ и списанием запасов промышленных категорий, как неподтвердившихся, прирост запасов нефти с газовым конденсатом в 2002 г. составил 190 млн. тонн, что составляет лишь 50% от годового прироста.

Во-вторых, нужно отделить производственный капитал от недр.

Приватизировались именно железки, а на деле новые собственники получили недра. Нужно четко разграничить эти понятия. Государство владеет недрами и само продает нефть на мировом рынке, а компании занимаются добычей и получают на этом свою прибыль. И тогда не будет никаких вопросов, как забрать у олигархов сверхприбыль.

4. Химико-фармацевтическая промышленность.

Характерная ситуация сложилась на рынке химико-фармацевтической промышленности. На внутреннем рынке появилось большое количество аналогич ной продукции из-за рубежа. Эта продукция зачастую не обладает качеством, но благодаря дизайну и широкой рекламе пользуется спросом. В 2002 г.

продолжилась тенденция снижения объемов отечественного производства медицинской промышленности (93,6%).

Работа фармацевтической промышленности по-прежнему осложнена тем, что производство лекарственных препаратов ориентировано на значительное использование импортных субстанций, на предприятиях отрасли не производятся лекарственные препараты для лечения целого ряда заболеваний, недостаточен ассортимент выпускаемых препаратов, в частности для лечения эндокринных, сердечно-сосудистых заболеваний и бронхиальной астмы, антибиотиков цефалоспоринового ряда, средств для анестезии.

Введение налога на добавленную стоимость на медицинскую продукцию с 1.01.2002 г. также привело к сокращению объемов производства лекарственных средств в результате снижения покупательной способности населения, связанной с увеличением стоимости лекарств. В 2002 г. сократился выпуск таких важнейших и жизненно необходимых лекарственных средств, как анальгин и папаверин (в ампулах), валидол, нитроглицерин, клофелин (в упаковках), ампицилин, витамины, аспаркам и эритромицин.

Остатки готовой продукции на конец сентября 2002 г. составили около 3, млрд руб., что в 1,5 раза превышает месячный объем производства отрасли. В связи с тем, что предприятия медицинской промышленности не могли обеспечить полную реализацию продукции, балансовая прибыль уменьшилась по сравнению с 2001 г., по оценке, на 56%.

Исходя из показателей экономической безопасности страны, предложенных Советом безопасности Российской Федерации можно утверждать, что условия для хозяйственного восстановления страны уже отсутствуют;

практически невозможно поддержание должного уровня обороноспособности, минимальных социальных гарантий, под вопросом экономическая самостоятельность страны, - по большинству позиций, определяющих экономическую безопасность положение «закритическое».

Вот лишь некоторая выборка этих показателей:

-если объем валового внутреннего продукта на душу населения в среднем по странам «семерки» принять за единицу, то критическим пороговым значением считается 50%, по факту на 01.01.97 г. это значение в России едва достигало 19%;

- пороговое значение доли обрабатывающей промышленности составляет 70%, по факту – 50%;

- объем инвестиций в процентах к ВВП имеет пороговое значение 25%, по факту – 13%;

-расходы на науку: критический порог – 2%, по факту – 0,5%;

С другой стороны, отрицательные показатели превышают пороговые значения:

-доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного уровня:

пороговое значение 7%, по факту – 20%;

-уровень безработицы: пороговое значение (по методологии МОТ) 7%, по факту – 9,2%;

-потребность в обслуживании внешнего долга: порог – 25%, по факту – 100%;

-доля иностранной валюты по отношению к рублевой массе: порог – 10%, по факту – 50%;

-доля импорта во внутреннем потреблении: порог – 30%, по факту – 53%.

Нельзя сказать, что никто не видел этой вакханалии, но политическая оппозиция не смогла переломить ситуацию. Сразу после расстрела Белого Дома И. Рыбкин подписывает Постановление Государственной Думы "Об итогах первого этапа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации"181 в котором признается, что итоги первого (чекового) этапа приватизации неудовлетворительны. В постановлении говорится:

- считать необходимым проведение существенной корректировки политики приватизации, поскольку итоги первого ее этапа не соответствуют основным целям социально-экономических реформ.

- считать первоочередными задачами Государственной Думы принятие законодательных актов, обеспечивающих управление Постановление Государственной Думы от 9 декабря 1994 г. N 378-I ГД государственным имуществом (в том числе закрепленными за государством пакетами акций приватизированных предприятий), регулирующих управление федеральной собственностью, упорядочивающих процедуру банкротств предприятий, а также внесение соответствующих изменений в действующее законодательство для приведения его в соответствие с Конституцией Российской Федерации.

Позже, в Постановлении Государственной Думы "О нарушениях законодательства Российской Федерации о приватизации государственного имущества"182 отмечалось, что Государственная Дума выражает серьезную озабоченность в связи с предпринимаемыми Правительством Российской Федерации действиями по приватизации государственного имущества, нарушающими законодательство Российской Федерации.

Продолжение практики приватизации в соответствии с указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации противоречит статье 217 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что находящееся в государственной или муниципальной собственности имущество может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц только в порядке, установленном законами о приватизации.

Несмотря на это, Правительство Российской Федерации продолжает практику проведения приватизации в соответствии с указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, например такими, как Указ Президента Российской Федерации от 28 апреля 1997 года "О мерах по дальнейшему развитию электрической связи и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ "Связьинвест", "Ростелеком", "Центральный телеграф", "Екатеринбургская городская телефонная сеть" и "Гипросвязь"183, Указ Президента Российской Федерации от 19 мая 1997 года "О продаже ранее закрепленных в федеральной собственности акций отдельных акционерных обществ топливно-энергетического комплекса России"184, постановление Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1997 года "О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от сентября 1995 года "О преобразовании государственного предприятия "Роснефть" в открытое акционерное общество "Нефтяная компания "Роснефть"185, постановление Правительства Российской Федерации от июня 1998 года "О продаже закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных на базе хладокомбинатов"186.

Постановление Государственной Думы от 16 июля 1998 г. N 2852-II ГД Указ Президента Российской Федерации от 28 апреля 1997 года N Указ Президента Российской Федерации от 19 мая 1997 года N постановление Правительства Российской Федерации от 4 сентября года N постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года N При принятии решения о создании российского открытого акционерного общества "Росспиртпром" Правительство Российской Федерации превысило свои полномочия, осуществив внесение в уставный капитал указанного общества закрепленных в федеральной собственности контрольных пакетов акций производящих продукцию (товары, работы, услуги), имеющую стратегическое значение для обеспечения безопасности государства, акционерных обществ спиртовой и ликероводочной промышленности при отсутствии законодательного регулирования таких процедур.

На основании вышеизложенного Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации постановила обратить внимание российских и иностранных инвесторов на то, что сделки приватизации государственного имущества, совершенные в соответствии с указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, изданными с нарушением положений Гражданского кодекса Российской Федерации, федеральных законов о приватизации, признаются недействительными.

Постановление было направлено Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, в посольства иностранных государств в Российской Федерации.

Однако «покупатели» вели себя уверенно, поскольку было хорошо видно, что разграбление России организовано и проводится под непосредственным руководством высших должностных лиц российского правительства.

В чьей команде играл А.Чубайс.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.