авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«1 Автор выражает глубокую признательность и благодарность всем тем, кто участвовал в подготовке материалов этой книги и способствовал ее изданию в столь ...»

-- [ Страница 8 ] --

В своей книге «Приватизация по-Российски» А. Чубайс очень скупо дает факты собственной биографии. Чубайс пишет: «Мой отец всегда был убежденным коммунистом. Он верил в идею не потому, что это было выгодно из каких-то карьерных соображений. Он действительно верил — истинно и истово. Поразительно, что никто из журналистов до сих пор не «прошелся» по его дипломной работе. А название этой работы было выразительным: «Полная и окончательная победа социализма в СССР - главный итог преобразующей деятельности партии и народа». Именно эту тему он вдохновенно развивал на своих лекциях, будучи преподавателем научного коммунизма в военном училище. О победе социализма он говорил искренне и душевно.

А вот старшим сыном такого убежденного кoммуниста был мой брат — не менее убежденный домашний диссидент. Он исправно слушал вражеские «голоса», а время от времени совершал эпохальные поступки.

Скажем, 21 августа 1968 года, в день советской агрессии в Чехословакию, он вооружился самодельным чешским флагом и отправился единолично демонстрировать по Одессе, где тогда отдыхал, — знак протеста.

Конечно, это была настоящая драма;

практически ежевечерне, собравшись за столом к ужину, затевалась настоящие политические баталии. Я был в то время еще ребенком, но ужасно переживал и за брата, и за отца, стараясь понять обоих».

Можно полагать, что Толя был вполне порядочным молодым человеком и был искренне возмущен, когда его обвинили в торговле цветами на рынке. Он был дисциплинированным и законопослушным советским гражданином и был всерьез обеспокоен, что макроэкономические исследования с рыночным уклоном могли вызвать обвинения в создании антисоветской группировки, понимал, что над ними постоянно висела угроза политических «наездов». В своей книге он пишет: «Используя свои московские связи, мы организовали клуб под названием «Перестройка» в самой столице, на базе Центрального экономико-математического института, затем, используя свои контакты в обкоме партии, оставшиеся со времени проведения экспериментов по оплате труда, мне удалось пробить питерскую «Перестройку». Хорошо помню первое заседание. Мне пришлось его вести, и это было что-то ужасное. Зал на Невском проспекте буквально ломился от народу. Люди стояли в коридорах, на подступах к зданию — ни войти, ни протиснуться. Все диссиденты со стажем собрались здесь. Тема обсуждения предполагалась — «План и рынок: вместе или врозь». Страхов было накануне!

Мне говорили: «Да ты с ума сошел! Кончится тем, что там всех повяжут и в каталажку!»

И когда его первый раз вызвали в прокуратуру, он здорово испугался.

Анатолий уже тогда работал в городской администрации Санкт-Петербурга, а деньги получил по старым договорам за работу на ТЭЦ. Толя помчался к старшим товарищам просить, чтобы его «отмазали» от прокурора, к руководителю комиссии по работе с кооперативами А. Утевскому, к генеральному директору НПО "«Светлана" Г. Хиже, которого он потом в благодарность перетащит работать в Москву.

«Историческая» конференция на Змеиной горке, где он председательствовал, и знакомство с москвичами Егором Гайдаром и Петром Авеном помогли ему попасть в поле зрения иностранных спецслужб. Он был внедрен в группу первого эшелона российских реформаторов, из которой каждый прошел стажировку за рубежом, у «Стратегического инвестора».

Любопытно, что еще «…с 1985 года во всех экономических учебных и исследовательских институтах по рукам ходила самиздатовская рукопись под названием «Другая жизнь». Ее автор, наиболее радикальный, из всех либералов молодой сотрудник ЦЭМИ АН СССР Виталий Аркадьевич Найшуль, выступил с идеей экономической реформ! и народной приватизации.

Книга была популярной по форме и радикальной по содержанию... Среди прочего в книге излагался первоначальный сценарий приватизации, которую потом назвали ваучерной.»187.

Как видим, идею-то первоначально привезли в Москву. Питерские экономисты обсудили ее на «конспиративном семинаре» в 1987 г. Забавно, конечно, читать про конспиративный семинар во времена перестройки, тем более что рукопись уже ходила «по всем институтам. Но что делать, если людям нужна «героическая молодость», «подполье» и гордое звание «ррреволюционера». Самым главным этапом для Чубайса стала его поездка на десять месяцев в Венгрию на стажировку — за «опытом социалистических реформ»!

Там он резко улучшил свой английский, получал из Америки самую настоящую антисоветскую литературу, вытащил в Будапешт поэтапно некоторых представителей своей команды, включая Петра Филиппова и Григория Глазкова, для которых это была первая поездка за рубеж В той же Венгрии прошел знаменитый Шопронский семинар, собравший лучших экономистов из России, включая значительную часть будущих бойцов первого эшелона реформ, и известных экономистов уровня Уильяма Нордхауза и Руди Дорнбуша. Туда же примчался из соседней Австрии на своей новенькой «девятке»

щеголеватый Петр Авен.

Ну, а дальше — как, по писаному. 19 августа, 20 августа, 21 августа... Как гласит официальная легенда либералов, в сентябре 1991 г. госсекретарь Геннадий Бурбулис (да, был такой...) предложил Егору Гайдару сформировать рабочую группу по разработке стратегии экономической реформы. Интересно отметить, что в тот момент со своими программами носились многие. А вот победили Гайдар с Чубайсом. Дело, наверное, не в том, что Гайдар с Чубайсам познакомились «в дни путча» (ну прямо-таки «вместе кровь проливали!»), а в том, что товарища Гайдара знали и двигали вперед такие выдающиеся дочери Земли Советской, как, скажем Е.

А. Колесников. Неизвестный Чубайс. Страницы из биографии.

– М.Захаров, 2003 год. Стр. 66.

Боннэр. Тем более что и за Гайдара, и за Чубайса уже было, кому слово замолвить из-за бугра.

Мы не располагаем оперативными данными о личном составе и численности «реформаторских» групп, такие данные опубликуют позже и другие люди, а мы лишь можем предположить, что когда Б.Ельцина посадили на президентство, основными условиями его поддержки другом Билом были подмена сути экономической реформы и внедрение «группы захвата» команды Е.Гайдара в Правительство. Чубайс, конечно, тоже оказался в первом составе Правительства младореформаторов. И тут Толя резко перестает боятся российских правоохранительных органов.

Когда А. Чубайс был уличен в темной истории с коробкой из под ксерокса, в которой 500 тысяч наличных долларов выносили из Белого Дома С. Лисовский и А. Евстафьев, ближайший соратник Чубайса по службе в Госкомимуществе, исполнительный директор Фонда «Центр защиты частной собственности», оснащенный правительственным удостоверением на свободный проход в Белый Дом, он же один из соавторов книги «Приватизация по-Российски», то в новом уголовном кодексе, введенном с 1 января 1997 года, статья о преследовании незаконных валютных операций была отменена. Дело было переквалифицировано со статьи о незаконных валютных операциях на мошенничество, а затем прокуратура сумела закрыть это дело «за отсутствием состава преступления» в связи «с неустановленим законного владельца», то есть собственника этих 500 тыс. долларов.

Совсем даже не Малютой оказался генеральный прокурор Скуратов.

В своем письме188 Председателю Государственной Думы Г.Н. Селезневу «Информация по прекращенному уголовному делу»189 Генеральный прокурор пишет следующее: «5 января 1997 года уголовное дело в части покушения на незаконные сделки с валютой было прекращено, так как вступивший в законную силу с 1 января 1997 года Уголовный кодекс Российской Федерации декриминизировал это деяние. При таких обстоятельствах постановление заместителя начальника следственного управления Генеральной прокуратуры Г.Т. Чуглазова о прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления является обоснованным. В связи с неустановлением законного владельца и отсутствием спора о принадлежности 538850 долларов США в соответствии с п.4 ст.86 УПК РСФСР принято решение об их передаче в собственность государства».

Но проблема была не в этих 538,85 тыс. наличных долларов, а в том, что при этом была вскрыта суть грандиозной аферы: активисты избирательного штаба организовали увод предвыборных средств российскими банками – «спонсорами» избирательной компании Б. Ельцина, в иностранные банки якобы за услуги полиграфического и рекламного характера. В.

Стрелецкий пишет190, что «В сейфе хранилось пять таких счетов – порядковые номера 19.20.21.22.23. Но если есть счет номер 19, значит, есть и номер 18. И письмо от 10.04.97. № 18/221891- уголовное дело №18/221891- В. Стрелецкий «Мракобесие». Стр. так далее. Нехитрое математическое действие: умножение 23 счетов на 5 млн.

долларов. Получаем 115 млн. долларов. Как минимум столько денег активисты сумели перегнать за кордон. Плательщики – банки «Российский кредит», «Альфа – банк», «Менатеп», «Онэксим банк». Нашли и документы, показывающие истинные масштабы расходов штаба. Например, на 23 мая на все про все было истрачено более 300 млн. долларов».

Чубайс не боялся и иностранных спецслужб. Вспомните, когда он, будучи почти примъером российского правительства, как частное лицо на собственной машине отправился отдыхать в Данию. За фигурами такого масштаба спецслужбы всех стран ведут настоящую охоту, но Чубайс их не боялся – чего ему их было бояться, когда он был для них своим человеком.

Депутат Степан Сулакшин в своей книге «Измена» вспоминает события 1991 года: «Я хорошо помню первые часы, дни, недели после провала путча ГКЧП в августе 1991 года. На нас тогда, как бы обрушилась всей своей тяжестью победа. Власть пришла в руки, ответственность тоже.

Ответственность, требующая профессиональных решений проблем управления государством. Мне тогда не довелось получить в руки рычаги этого управления, а Ельцину, Силаеву, Бурбулису, Головкову, Станкевичу, Гайдару, Полторанину, Старовойтовой, Явлинскому, многим другим получить удалось. Думаю теперь, что «доверия» мне тогда «победители» не оказали не случайно. Ведь тогда все это блестящее сообщество в вашингтонских компьютерах было хорошо расклассифицировано по своим психологическим и характерологическим показателям»191.

Можно напомнить, что избирательную компанию Б.Ельцина в году проводили профессиональные пиарщики американского происхождения.

Так что над всеми ими и, в том числе, над А.Чубайсом, крепко держала «зонт»

рука «Стратегического инвестора».

В одном из самых респектабельных журналов США «NATION»

опубликована статья Женин Видэл – научного сотрудника Университета им.

Дж. Вашингтона (США) раскрывающая механизмы воровской аферы, позволившей под вывеской «гарвардского проекта» в течение ряда лет противоправно обогащаться должностным лицам Америки и их российским подопечным. Статья опубликована в связи с разбирательством в Когрессе США обстоятельств передачи Президентом Клинтоном без согласования с Конгрессом средств Международному валютному Фонду с целью предоставления внеочередного кредита Ельцину, Чубайсу и его компании.

Позволим себе изложить статью близко к тексту, сохранив стиль перевода.

Процесс приватизации, который как предполагалось, должен был принести плоды свободного рынка простым россиянам, на самом деле способствовал созданию капиталистического базара с криминальным уклоном, удобного для неправомочного обогащения политической верхушки, Сулакшин С.С. «Измена», стр.65.

перекладывающей у всех на виду многомиллиардную иностранную помощь в собственные карманы. При этом карманы шиты не к российским одежкам, а спрятаны в западных банках.

Решающей для реализации чубайсовской политики была исполненная энтузиазма так называемая поддержка администрации Клинтона.

Имея тесные отношения с Чубайсом и его окружением, сотрудники Гарвардского института международного развития получили свободу действия по распоряжению средствами западной помощи российским реформаторам и использовали их, в том числе, для личного обогащения.

Гарвардский институт международного развития, созданный в году для оказания действенной помощи зарубежным странам в проведении социально-экономических реформ, имел влиятельных покровителей высоко в администрации США. Лоуренс Саммерс бывший гарвардский профессор экономики был назначен Клинтоном в 1993 году заместителем министра финансов США по международным вопросам. Саммерс имел тесные контакты с действующими сотрудниками гарвардского проекта в России, а затем и на Украине.

Первые ассигнования от Американского агентства развития (USAID) в Россию последовали при бушевской администрации в 1992 году. В течение следующих четырех лет при поддержке уже клинтоновской администрации Гарвардский институт получил 57,7 миллиона долларов — и все эти деньги, за исключением 17,4 миллиона, без конкурентных торгов. К примеру, в июне 1994 года официальные лица администрации подписали выделение субсидий, позволивших Гарвардскому институту получить 20 миллионов долларов на осуществление программы судебной реформы в России. Утверждение такой огромной суммы в качестве "приложения" к значительно меньшей сумме (первоначальные ассигнования институту в 1992 году равнялись 2,1 млн.

долларов) было крайне необычным, так же, как и приведение "внешнеполитических" соображений в качестве обоснований. Тем не менее, этот политический акт был одобрен пятью правительственными агентствами США, включая Министерство финансов и совет национальной безопасности, являющимися двумя ведущими учреждениями, определяющими политику помощи США в отношении России. В дополнении к миллионам, которые Гарвардский институт получил напрямую, он помог скоординировать и направить 300 миллионов долларов субсидий от USAID другим своим подопечным контрагентам, таким, как бухгалтерская фирма "Биг Сикс" и огромная фирма "Бурсон-Марстеллер Пи-Ар".

В своем выступлении на российско-американском симпозиуме по вопросам инвестиций в Гарвардской школе управления им. Джона Ф. Кеннеди мер Москвы Ю. Лужков сделал то, что могло показаться невежливым по отношению к устроителям встречи, если бы он был далек от истины. После жесткой критики приватизации по-Чубайсу, как сообщалось в прессе, Ю.

Лужков «особо остановился на Гарварде, имея в виду вред, нанесенный российской экономике его советниками, вдохновлявшими порочный чубайсовский курс в отношении идеи приватизации и монетаризма». Чубайс, которому была делегирована Ельциным огромная власть над экономикой страны, был отправлен в отставку в ходе мартовской ельцинской чистки.

Несморя на то, что по заявлению «Нью-Йорк таймс», он «должен был быть наиболее презираемым человеком в России», в мае ему было предоставлено тепленькое местечко – пост главы единой энергетической монополии страны.

Некоторые из действующих лиц Гарвардского проекта еще не ответили за свои деяния, но все могло бы закончится предъявлением судебного иска, в случае принятия решения американским правительством.

На протяжении лета и осени 1991 года, когда советское государство разваливалось, гарвардский профессор Джеффри Сакс и его команда участвовали во встречах на даче под Москвой, где молодые реформаторы планировали российское экономическое и политическое будущее. Сакс курировал Е.Гайдара по вопросам продвижения плана «шоковой терапии», направленной на скорейшую ликвидацию социальных программ, отпуск цен и ликвидацию инвестиционных возможностей населения. Гиперинфляция достигала 2500 процентов – шок получился отменный. К ноябрю 1992 года стало ясно, что гайдаровская «реформа» провалилась и, под огнем мощной критики он был от должности отстранен. Нисколько не смущаясь случившимся, Сакс пишет записку одному из главных гайдаровских опонентов – Руслану Хасбулатову, Председателю Верховного Совета Российской Федерации, предлагая свои услуги, содействие в организации западной помощи и организации контактов в конгрессе США. Однако Хазбулатов отказался и сватовство не состоялось.

Другим гарвардским игроком стал бывший консультант Мирового банка реконструкции и развития по фамилии Джонатан Хэй, посещавший Пушкинский институт русского языка в Москве. В 1991 году, еще будучи в гарвардской школе права, он стал старшим юридическим советником Госкомимущества России. Джонатан Хэй получил огромную власть в Госкомимуществе и плотно контролировал доступ к Чубайсу, служил его рупором на западе и одновременно наживался при приватизации в России.

Когда в конце 1991-го — начале 1992 годов российское правительство Ельцина прибрало к рукам собственность Советского Союза, рассматривалось несколько приватизационных схем. Одна из них, принятая в 1992 году Верховным Советом, была структурирована в целях предотвращения коррупции, однако та программа, которую вместо этого, в конечном счете, осуществил Чубайс, способствовала накоплению советского имущества в руках ограниченного числа лиц обладающих теневым капиталом и открыла двери широко распространившейся коррупции. Она была столь сомнительной, что Чубайс вынужден был опираться при ее реализации, в основном, на ельцинские президентские указы, а не на законодательство, принимаемое парламентом192. Многие американские, официальные лица приветствовали этот диктаторский «модус операнти» (образ действия. — лат.), и Джонатан Хэй и его сотрудники подготовили проекты многих из этих О претензиях Счетной палаты США по нецелевому расходованию средств американского бюджета упоминает Д. Кьеза в своей книге «Прощай Россия»

(стр. 250).

указов. Как выразился по этому поводу работник Агенства Уолтер Коле, первоначальный участник чубайсовских приватизационных программ, "… если нам нужен был указ, Чубайсу не надо было продираться сквозь бюрократию".

При содействии своих советников из Гарвардского института и других западников Чубайс и его друзья насадили сеть созданных на средства помощи "частных" американских организаций, что позволило им миновать законные правительственные агентства и обходить новый парламент Российской Федерации — Думу. Через эту сеть два чубайсовских сотрудника Максим Бойко (написавший вместе с Шлейфером книгу "Приватизируя Россию") и Дмитрий Васильев надзирали над почти третью от миллиарда долларов в виде помощи и миллионами дополнительно к этому — в форме займов от международных финансовых учреждений193.

Большая часть этих щедрых даров проходила через находившийся в Москве Российский центр приватизации (РЦП). Основанный в 1992 году под управлением А.Чубайса, являвшимся председателем его Совета директоров (находясь при этом в должности главы Госкомимущества), и М.Бойко, бывшим его исполнительным директором, — РЦП юридически являлся частной, бесприбыльной, неправительственной организацией. Гарвардский институт стал основателем РЦП, и Андрей Шлейфер — членом его Совета директоров. Согласно заявлениям Иры Либерман, старшего менеджера Управления по развитию частного сектора Мирового банка реконструкции и развития, помогавшей в создании РЦП, остальные члены этого Совета были рекрутированы Чубайсом. С помощью Гарвардского института, РЦП получил около 45 миллионов долларов от USAID и миллионы от Европейского союза, отдельных европейских правительств, Японии и других стран, а также займы от Мирового банка (на 59 миллионов долларов) и Европейского банка реконструкции и развития (на 43 миллиона), за которые придется расплачиваться русскому народу. Одним из результатов этого финансирования было обогащение, политическое и финансовое, Чубайса и членов его команды.

В условиях русского капитализма по типу Клондайка советники Гарвардского института использовали свои тесные связи с Чубайсом и правительством и, как утверждают, могли заниматься бизнесом в целях личного обогащения. Согласно источникам, близким к расследованию, проводимому правительством США, Хэй использовал свое влияние, а также ресурсы, предоставленные Агентством, для помощи своей подружке Элизабет Хёберт по созданию в России совместного фонда "Паллада Эссет Менеджмент". "Паллада" стала первым совместным фондом, получившим лицензию от васильевской Федеральной комиссии по ценным бумагам.

Васильев дал добро "Палладе" много ранее несравненно больших и более Российской Федерацией было подписано с международными финансовыми организациями 4 соглашения о предоставлении займов на содействие приватизации и постприватизационную поддержку предприятий и их реструктуризацию.

авторитетных финансовых институтов: "Кредит Сюис Фёрст Бостон" и "Пионер Фёрст Ваучер".

Затем появился первый российский специальный депозитарий, хранящий документацию и вклады инвесторов совместных фондов. Эта организация, финансируемая кредитами Мирового банка, также работала на благо Хэя, Васильева, Э.Хиберт и еще одной сотрудницы – известной уже нам Джулии Зигачин. Согласно источникам, близким к проводимому правительством США расследованию, Зигачин — американка, вышедшая замуж за русского, — была выбрана руководить депозитарием, несмотря на то, что не имела обязательного для такого вида деятельности капитала.

Формально существовало полное разделение между депозитарием и любым совместным фондом, использующим его услуги. Однако избрание Зигачин нарушило этот принцип свободного рынка: "Паллада" и депозитарий руководились людьми, имевшими связи друг с другом через Гарвардский институт. Те самые люди, которые должны были быть гарантами американской демократической системы, не только подорвали заявленную цель программы помощи по созданию независимых финансовых учреждений, но и копировали советскую практику снятия сливок с авуаров на личное благо участников проекта, превращая заявленные благородные цели в обычную финансовую аферу.

Эни Уильямсон, журналистка, специализирующаяся по советским и русским делам, детально перечисляет эти и другие противоречия интересов между советниками Гарвардского института и их клиентами — русскими — в ее книге "Как Америка создала новую российскую олигархию". К примеру, в 1995 году на организованных Чубайсом только для посвященных аукционах важнейших национальных богатств, известных как "займы за акции", "Гарвард менеджмент компани" (ГМК) инвестирующая в университетские фонды, и миллиардер-спекулянт Джордж Сорос явились единственными зарубежными представителями, которым было разрешено в них участвовать. В результате ГМК и Сорос стали владельцами значительного числа акций Новолипецкого — крупнейшего в России — металлургического комбината, а также компании "Сиданко Ойл", чьи нефтяные резервуары превосходят находящиеся во владении "Мобил". ГМК и Сорос также инвестировали в российские высокодоходные облигации, в то время как МВФ субсидировал внутренний рынок ценных бумаг.

Согласно Уильямсон, еще более подозрительным явилось приобретение Соросом в июле 1997 года 24% акций телекоммуникационного гиганта "Связьинвест" в партнерстве с владельцем ОНЭКСИМбанка В.Потаниным. Позднее стало известным, что незадолго до этой сделки Сорос совладал с ельцинским правительством в отношении закулисного займа на сотни миллионов долларов, в том время как правительство ждало разрешения на выпуск евробондов;

теперь становится ясным, что этот заем был использован ОНЭКСИМбанком для приобретения в 1997 году "Норильского никеля".

Несмотря на разоблачение всей этой коррупции в российской прессе и значительно более нерешительно — в американской, клика Гарвардский институт —Чубайс до самого последнего времени оставалась основным инструментом политики экономического вторжения США в Россию. Была даже использована комиссия «Гор—Черномырдин», которая помогла организовать сделки между США и Россией по нефти, а также по космической станции "Мир".

Проекты Гарвардского института никогда не находились под должным надзором со стороны USAID. В 1996 году в докладе Главного финансового управления США администрирование и надзор USAID оценивались "как слабые". В начале 1997 года генеральный инспектор USAID получил обвинительные документы о деятельности Гарвардского института в России и начал расследование. Шлейфер и Хэй лишились своих полномочий по проектам, когда это агентство отменило 14 миллионов долларов, все еще предназначавшихся для Гарвардского института, ссылаясь на то, что оба эти менеджера были уличены в деятельности в целях извлечения "личной прибыли". К примеру, согласно источникам, близким к проводимому расследованию, Хэй и его отец использовали служебную информацию для инвестирования в русские правительственные долговые обязательства. Хэй и Шлейфер могут в конце концов предстать перед уголовным судом. При этом Шлейфер продолжает исполнять обязанности профессора в Гарварде, а Хэй по-прежнему работает с членами чубайсовской клики в России. После ельцинской перетряски правительства Чубайс был перемещен на новую крупную должность. Его роль в российской политике и экономике была запятнана сообщениями о личном обогащении.

В течение пяти лет, в ходе которых чубайсовская клика осуществляла распределение западной экономической помощи, она нанесла чудовищный вред. Своей безусловной поддержкой Чубайса и его компании гарвардские сотрудники, их американские правительственные патроны и западные доноры, возможно, укрепили новую постсоветскую олигархическую систему. Шлейфер сам во многом признает это в книге "Приватизируя Россию", написанной им совместно с чубайсовским закадычным другом Максимом Бойко, который позднее будет пойман за руку на другой финансовой афере, включающей в себя принятие "скрытой взятки" в форме гонорара за книгу по истории российской приватизации.

Ричард Морнингстар, координатор американской помощи бывшему Советскому Союзу, отстаивает тот же подход: "Если бы нас там не оказалось с нашим финансированием Чубайса, смогли бы мы выиграть битву за приватизацию? Возможно, что нет. Когда вы говорите о нескольких сотнях миллионов долларов, вы не можете изменить страну, но можете предоставить нацеленное содействие в помощь Чубайсу". Серьезное расследование должно выйти за рамки вопроса о коррупции отдельных лиц и дать возможность выяснить, каким образом политика США с использованием десятков миллионов долларов американских налогоплательщиков могла деформировать демократические принципы так, что экономическая реформа в России способствовала созданию там обезумевшей олигархии жирных котов.

Политика США в отношении России требует полномасштабного расследования со стороны конгресса. Главное финансовое управление в году в общем-то расследовало российские и украинские проекты, но результаты были спрятаны «под сукно» руководством этого агентства. К примеру, команда, проводившая аудит пришла к выводу, что правительство США проявляло "фаворитизм" в отношении Гарварда, однако это заключение и поддерживающие его документы были изъяты из конечного варианта доклада».

Здесь будет уместным привести замечание лауреата Нобелевской премии Дж. К. Гэлбрейта в беседе с народным депутатом СССР, профессором Ф. Бурлацким. «...Прежде хочу дать вам совет взвешенно подходить к рекомендациям, исходящим из западных стран и США. Насколько я заметил из газет, такие рекомендации нередко даются людьми, чья безоглядная приверженность идеологии свободного предпринимательства и чья убежденность в том, что государство не должно играть в экономической жизни никакой роли, могли бы стать губительными даже для нас, … двигатель их идеологии, видимо, не связан с убежденностью».

20 сентября 2000 года Конгресс США наконец опубликовал доклад экспертной группы по коррупции в России. Составитель доклада, республиканец Кристофер Кокс, сравнил работу над документом с процедурой вскрытия трупа. С американской стороны главным виновником расцвета российской коррупции были названы вице-президент администрации Клинтона Альберт Гор, заместитель Госсекретаря Строуб Тэлбот и министр финансов Лоуренс Саммерс. Со стороны России таковыми в докладе признаны Анатолий Чубайс и Виктор Черномырдин. Чубайсу в докладе отводится особое место. Анатолий Борисович, по сути, назван банальным вором.

Госкомимущество до сих пор не отчиталось за 116 млн.долларов американской финансовой помощи, полученной в период, когда этим ведомством руководил Чубайс.

Согласно иску минюста США, Хэй, Шлейфер, Циммерман и Хеберт участвовали в различных способах торговли служебной информацией.

Хэй и Циммерман основали «левую» российскую компанию для нелегального экспорта прибылей от внутренних торговых операций с ГКО. Хэй, Шлейфер и Циммерман также инвестировали средства в российские нефтяные компании, записывая акции на имя отца Циммерман.

Когда эта информация весной 1997 года стала достоянием публики, Гарвард, узнав о готовящейса в «Уолл-стрит джорнэл» публикации разоблачительных материалов, выставил и Шлейфера и Хэя из Института международного развития. Чтобы замести следы, российское правительство в лице Чубайса немедленно порвало отношения с Гарвардом.

«Назначенные собственники».

Назначенные «Стратегическим инвестором» собственники оказались на редкость вороватыми. Их бандитские принципы воплощались в общественное сознание с настойчивостью, достойной лучшего применения.

Реформаторы усиленно забивали наши головы идеей, что первичное накопление капитала всегда связано с криминальными разборками и российские «темные люди» должны обязательно пройти этап бандитского капитализма.

Хватит! Мы уже сполна заплатили и за «приверженность к мировым ценностям», за козыревское «зрелое партнерство», за приватизацию по Чубайсу. Бизнесмены, кандидаты в губернаторы, депутаты, заместители министров, банкиры, начальники, директора заводов, издатели, политики, журналисты, руководители спортивных организаций, таможенники, сотрудники спецслужб, врачи, добытчики алмазов... Неплохой список занятий людей в этом скорбном листе, подготовленном спецслужбами США. Их взрывали, их убивали снайперы, пытали до смерти, резали, травили ядами.

Большинство этих преступлений не раскрыто. Этот список взят из специального доклада, сделанного спецами ЦРУ, ФБР, таможенной службы США, бюро иностранных исследований и подкомитета сената, в списке отсутствуют десятки имен участников нефтяных войн (приведенных, в частности, в главе V), боевиков алюминиевых войн в Красноярске (глава VI), в Братске, да и во всех других регионах России. Это — приговор бездушному насилию над экономикой страны194.

В 1992 году, по данным только иностранного списка, были убиты человек, среди них Виктор Терняк, банкир-миллионер по инвестициям, В.

Ровенский, председатель правления Технобанка, и его телохранитель.

В 1993 году – 5 человек, среди них В. Григорьев, директор Кузбасского промышленного банка, А. Лисинчук, председатель правления «Белорусского бизнеса», Л. Львов, вице-президент Банка развития лесной промышленности. Николай Лихачев, председатель правления Россельхозбанка был убит из очень мощного ружья в подъезде своего дома.

В 1994 году – 5 человек, среди них Отари Квантришвили, известный в преступных кругах, Андрей Айдзердзис, член фракции «Новая региональная политика» в Государственной Думе, Дмитрий Холодов, журналист «Московского комсомольца», в ходе расследования коррупции был убит бомбой, спрятанной в чемодане.

В 1995 году – 13 человек, среди них Иван Кивелиди, известный московский банкир (по Росбизнесбанку) и председатель Российского делового «круглого стола», Феликс Львов, бизнесмен и консультант в алюминиевом секторе, Иван Лушинский, председатель Балтийского морского пароходства, Андрей Захарсинко, директор рыбного концерна «Приморрыбпром» был убит взрывом бомбы в своем доме во Владивостоке, Павел Ратонин, президент «Леспромбанка».

В 1996 году – 34 человека, среди них Сергей Вилюгин, генеральный директор АО «Общемашэкспорт», вместе со своим помощником был застрелен убийцей в форме милиционера, Леонид Удалов, директор АО «Атоммаш», и его жена забиты до смерти в своей квартире в Ростове-на-Дону.

Из квартиры ничего не взято, признаки грабежа отсутствуют, Джон Хайден, «Новая газета», №47, декабрь 1998 года.

английский бизнесмен, убит в случайной перестрелке при входе в кафе в Санкт-Петербурге, которое он опекал. Валерий Смирнов, ученый и изобретатель российского аналога ракетной системы «Пэтрнот». Дмитрий Нечаев, личный врач премьер-министра В. Черномырдина. Анатолий Степанов, заместитель министра юстиции Российской Федерации. Александр Рогожин, президент фирмы по недвижимости и кандидат в губернаторы Краснодарского края от ЛДПР. Владимир Стерлигов, председатель Российского банка реконструкции и развития, нападавшие выглядевшие как милиция, остановили машину и убили водителя, прежде чем несколько раз выстрелить в Стерлигова. Пол Татум, американский бизнесмен, расстрелян в подземном переходе у станции метро «Киевская» в Москве. Вероятно, убит в результате имущественного спора по поводу гостиницы «Рэдиссон». Сергей Трахиров, председатель Российского фонда войны в Афганистане, убит взрывом бомбы на Котляковском кладбище. Алик Гасанов, бизнесмен и хорошо известный общественный деятель в Тольятти, убит снайпером у ресторана в Самаре.

В 1997 году – 22 человека, среди них Юрий Репин, главный исполнительный директор Кутузовского коммерческого банка. Геннадий Дзень, директор Московской торговой фирмы «Роскомпактпоставка» и помощник В. Жириновского, убит дистанционной бомбой, подложенной в канализационную трубу. Вадим Бирюков, 64 года, заместитель гендиректора «Пресс Контакт ЛТД», издатель и учредитель журнала «Деловые люди», подвергнут пыткам, избит и убит в своем гараже на Новолесной улице в Москве. Валентин Сыч, 59 лет, председатель Российской федерации хоккея на льду, и его жена попали в засаду и были обстреляны. Вадим Розенбаум, один из самых удачливых предпринимателей первой волны, который должен был дать показания по делу арестованного в Швейцарии Сергея Михайлова (Михася). В центре Челябинска застрелен президент чекового инвестиционного фонда Василий Кубатов. Вице-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Маневич расстрелян снайперами 18 августа в Санкт-Петербурге в служебном автомобиле. Александр Крутик, коммерческий директор издательского дома «Дрофа», выпускающего более 2 млн. школьных учебников в месяц. Директор СП «Инвестор-Юг» (Новороссийск) Игорь Шарун, занимавшийся экспортом нефти и нефтепродуктов. Член правления АвтоВАЗа Олег Шевцов. 12 ноября в Москве убит директор «Совинцентра»

Борис Грязнов.

В 1998 году – 29 человек, среди них Александр Филатов, вице президент новгородского «Вишер-банка». Брокер Московской товарно сырьевой биржи Нина Косых. Гендиректор АО «Аэросервис» Александр Боровков. В Элисте зверски убита редактор оппозиционной газеты «Советская Калмыкия сегодня» Лариса Юдина. Мэр Нефтеюганска Петухов, начавший в городе активную работу по наведению порядка в распределении нефтепродуктов. В Смоленске расстрелян Анатолий Шкадов — гендиректор ПО «Кристалл», крупнейшего в России предприятия по переработке алмазов.

Гендиректор АО «Ижмашсервис» Федор Яшин. В Москве застрелен помощник депутата Госдумы Российской Федерации (фракция КПРФ) Игорь Сурин. Прямо в Бабушкинском городском суде Москвы убит предприниматель Сергей Попов. От взрыва бомбы погиб чиновник городской администрации Санкт-Петербурга Евгений Агарев. В Москве застрелен владелец нескольких рынков и ресторанов Михаил Ханухов. Застрелена Депутат Госдумы Российской Федерации, лидер движения «Демократическая Россия» Галина Старовойтова...»

Вот как прокомментировал приведенные списки журналист, депутат Государственной Думы Юрий Щекотихин: «В прошедший четверг я позвонил одному большому чиновнику МВД и попросил дать список жертв наемных убийц с июля 97-го по наши дни. Оказалось, что МВД таким списком не располагает. Начал думать: почему-то, что интересно американцам не интересно нам? Нет, даже не об этом я стал думать, ладно уж — доберем информацию по 1997 и 1998 годам сами. О другом. Почему вообще это у нас происходит? Из-за того, что страна пытается пройти путь от социализма к капитализму? Позвонил друзьям в Польшу — они-то идут по такому же пути.

Нет, у них этого нет, не убивают. Спросил у чешских друзей — тоже нет.

Ну почему у нас-то такое творится?

Убежден в одном: у нас практически нет политических убийств.

Кроме, может быть, одного — убийства Димы Холодова. Все наши заказные убийства — передел денег. Мы все были бедными. Вдруг — появились деньги.

Кто-то почувствовал себя защищенным, кто-то понадеялся, что деньги главнее, чем жизнь. И вот так мы стали мировыми рекордсменами по числу заказных убийств. Мы, казалось, знали обо всем. Но собранные (впервые) вместе далеко не все, эти факты напоминают расстрельные списки, а еще больше — войну».

Да, конечно – войну. Большие деньги и еще большая собственность стали перемещаться по России. Перемещались и продолжают перемещаться вне законов и правил. Конечно, правоохранительные органы работают слабо – их надо усиливать, но собственность всегда будет поводом для криминального передела, если получена не легитимным путем, если пути ее перемещения не прозрачны для общественного мнения.

13. Немного о геополитике.

Что происходит в мире На великой шахматной доске мировой геополитики для России издавна уготовлена черная клеточка – сырьевой придаток запада. России навсегда предписано «гарантированное технологическое отставание» и социальная убогость, только в такой ситуации российскими кладовыми может воспользоваться мировая элита195.

Геостратегия такой конструкции излагается в книге З. Бжезинского «Великая шахматная доска».

Глава ЦРУ А. Даллес писал в «Размышлениях о реализации американской послевоенной доктрины против СССР» (1945): «Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников...

своих союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на Земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино—все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства—словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху... Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель...

Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого... Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу,—все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом... И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит... Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способы оболгать и объявить отбросами общества. Будем... опошлять и уничтожать основы народной нравственности.

Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением... Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Вот так мы это и сделаем». Бывший госсекретарь США Бейкер в своем выступлении перед конгрессом США заявил в 1992 г.: «Мы истратили триллионы долларов за последние сорок лет, чтобы одержать победу в «холодной войне» против СССР».

По инициативе заместителя председателя комитета по регламенту и организации работы Государственной Думы Российской Федерации Н. Коломейцева депутаты были ознакомлены с фрагментами выступления президента США Б. Клинтона на совещании Объединенного комитета начальников штабов 25 октября 1995 года. Опальный профессор, известный историк, бывший заведующий кафедрой русской истории Петербургского университета Игорь Яковлевич Фроянов взял на себя смелость опубликовать в прессе196 часть этих материалов.

Газета «Советская Россиия» 20.07.02г.

Большое удовлетворение президента США вызвало ельцинское руководство: «Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях, и поэтому нельзя скупиться на расходы. Они принесут нам положительные результаты. Обеспечив занятие Ельциным поста президента на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого никогда не уйдем».

А дальше американский президент очертил круг задач на ближайшее десятилетие: 1. Расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии. 2. Окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии. 3. Установление режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам.

«Да, мы позволили России быть державой, но империей будет только одна страна – США», - заявил Клинтон. Выступление Б.Клинтона перекликается с «Гарвардским» и «Хьюстонским» проектами. По выработанной ими схеме Центр и Сибирь России должны отойти к США, Северо-Запад – к Германии, Юг и Поволжье – к Турции, Дальний Восток – к Японии.

Но не следует думать, что США являются единственным источником зла и насилия, понятие «Стратегический инвестор» гораздо шире и возраст его значительно старше. «В феврале 1916 года в США на совещании ведущих банкиров Яков Шифф, его зять и компаньен Феликс Варбург (родной брат гамбургского), Отто Кан, Мортимер Шифф (сын Якова), Жером Ханауэр, Гуггенхейм и М. Брайтунг распределили между собой задачи и расходы по организации переворота в России. В том же феврале 1916 года в Нью-Йорке была созвана «конференция шестидесяти двух», из которых 50 были «ветеранами» революции 1905 года. Доктор А.Саймонс, побывавший в России в первый период революции по поручению одной американской церковной общины, говорил потом сенатору Нельсону, что сотни агитаторов, прибывшие в Россию из низов восточного квартала Нью-Йорка, находились в "свите" Троцкого, а более 250 сподвижников кровожадного Зиновьева в Петрограде прибыло оттуда же. Нет сомнения, что большинство из них стали впоследствии чекистами и другими ответственными политическими «работниками».

Были не только тщательно скоординированы усилия всех представителей капитала, но даже расходы строго распределялись поровну.

Затраты Германии на подготовку революции в архиве Вильгельмштрассе были подсчитаны с немецкой аккуратностью: 40 480 997 марок и 25 пфеннингов золотом, что составляло 10 млн. американских долларов. Банкир Яков Шифф.

По собственному хвастливому признанию, «вложил» в русскую революцию в общей сложности 20 млн. долларов, из них половину – на «генеральную репетицию» в 1905 году;

в 1917 году его вклад, таким образом, составил также 10 млн. долларов. Лорд Мильнер затратил на ту же операцию 21 млн. золотых рублей, то есть те же 10 млн.долларов». Нынешнее дробление страны перекликается с фактами из истории.

Наполеон в 1812 г., угрожая Александру 1 «ужасными условиями» будущего мира («возьму Польшу и Смоленские земли»), говорил: «Мы раздробим Россию на прежние удельные княжества и погрузим ее обратно во тьму феодальной Московии, чтоб Европа впредь брезгливо смотрела в сторону Востока». В «Дневнике» Геббельса читаем (24 мая 1941 г.): «Тенденция такова: не допускать больше существования на Востоке гигантской империи.

Большевизм остается в прошлом. Тем самым мы выполним нашу подлинную историческую задачу».

Это знакомое нам по политэкономии противоречие между трудом и капиталом. Но сегодня облик его совершенно не тот, как описывал К.Маркс бо лее ста лет тому назад. Прошедшее столетие дало качественно новый характер этому противоречию. Оно получило международный характер между трудом одних стран и капиталом других.

Так сложился так называемый «золотой миллиард» человечества — мировые олигархи, чей капитал не знает национальных границ. Этот капитал постоянно воспроизводится эффектом «финансового пылесоса» — долгового вытягивания финансов и просто бегства капитала из деградирующих экономик.

Этот капитал, увеличиваясь в объеме, должен постоянно снова перераспределяться на всю территорию планеты. Ярче всех этот современный облик мира обрисовал Д.Сорос в своей книге «Кризис мирового капитализма».

Он пишет:

«Систему капитализма можно сравнить с империей, которая является более глобальной, чем какая-либо из существовавших ранее империй.

Она управляет всей цивилизацией, и как в случае с другими империями, все, кто находится за ее стенами, варвары. Это не территориальная империя...

империя почти невидимая... И из нее нелегко выйти. Более того, она имеет центр и периферию, как настоящая империя, и центр получает выгоды за счет периферии... она не ищет равновесия, а одержима экспансией. Она не может быть спокойна, пока существуют какие-либо рынки или ресурсы, которые еще не вовлечены в ее орбиту... Центр предоставляет капитал, периферия его использует. Правила игры действуют в пользу центра».

Все эти годы после окончания второй мировой войны мир наблюдал, как разыгрывалась многоактная драма американо-советской борьбы за мировое господство. Двухполюсный мир выглядел как два царства: одно – ведущая в мире военно-морская держава, имеющая неоспоримое господство над Атлантическим и над Тихим океанами, другое – крупнейшая в мире сухопутная держава. Каждый из них имел веские права на исторический оптимизм и был не лишен воинствующего героизма. Каждый из них нес в мир свой идеологический заряд. Но идеологические догмы Советского Союза оказались значительно более косными. Они подрывали созидательный Цитируется по: Большаков В.И. «По законам исторического возмездия, М.АО «Астра семь»,1998.

потенциал, делали экономику все более расточительной и менее конкурентной. Демократические преобразования начались в Советском Союзе изнутри, но на прахе выбывающих один за другим дряхлеющих партийных руководителей, к сожалению, не появилась вовремя молодая поросль патриотически настроенных оптимистов. Суматошная борьба за власть выбросила наверх грязную пену недосамоутвердившихся партийных недоумков. Это и послужило сигналом к началу «боевых действий».


«Стратегический инвестор» сумел забросить десант подготовленных в американских университетах агентов влияния на самые верхние этажи власти.

В своем интервью 25 декабря 1997 года Валерий Стрелецкий, возглавлявший в 1994 -1996 годах отдел «П» Службы безопасности Президента Российской Федерации вспоминает так: «Могу лишь заметить, что с началом «реформ»

евреям-банкирам помог встать на ноги международный еврейский капитал. К тому же могу предположить, что деньги эти были не самые чистые. На эту мысль наталкивает вояж Чубайса в Данию и круг тех лиц, с которыми он там встречался. Могу поделиться таким наблюдением: за финансовой «помощью»

России часто стоят откровенные авантюристы и международные мошенники, которые таким способом отмывают «грязные деньги». «… Но мой профессионализм, стремление поставить барьер на пути иностранных спецслужб и преступных группировок, оказались не нужны тем людям, кто сам стремился в объятия криминалитета и был готов за понюшку табаку продать Родину».

«Стратегический инвестор», через стимулирование внешних займов легко получил доступ к эксплуатации экономического потенциала России при помощи российских же институтов государственной власти. Предоставляя займы или приобретая ценные бумаги, транснациональный капитал без особого риска получил немалый доход, а заемщик втянулся в долговую пирамиду, занимая все больше для оплаты ранее сделанных долгов. Учитывая, что темпы российского экономического роста, если таковые имелись вообще, намного меньше ставки процента на мировом рынке капитала, «долговая ловушка» сработала автоматически. Как только расходы на обслуживание государственного долга стали сопоставимыми с доходом федерального бюджета, механизм распределения национального дохода попал под контроль иностранных кредиторов.

Прямой контроль над правительством Черномырдина со стороны мировой олигархии столь очевиден, что даже не очень скрывается. Российское правительство вопреки воле парламента, позиции ученых, требованиям профсоюзов и общественному мнению, последовательно реализует программу Международного валютного фонда, ежегодно фиксируемую в составляемых его экспертами и переводимых на русский язык так называемых «Заявлениях правительства и Центрального банка». Эти Заявления тщательно скрывают от общественности. При этом публично декларируются совершенно иная политика, как бы отвечающая интересам и ожиданиям граждан.

Что происходит в России Изо всех возможных вариантов приватизации государственного имущества был выбран наиболее простой и в то же время весьма деструктивный и социально конфликтный вариант, имевший следствием криминализацию экономики, разрушение производственно-технологических кооперационных связей, хаос в отношениях собственности, резкий спад объемов и эффективности производства, рост социальной напряженности.

Этот вариант противоречил отечественному законодательству и международному опыту.

В выборе политики приватизации «Стратегический инвестор»

надеялся приватизировать институты и функции государственной власти.

Мировая олигархия планировала расчистить таким образом экономическое пространство России для транснационального капитала. Интересы иностранного капитала подкреплялись политическим интересом ведущих стран Запада максимально ослабить и установить контроль над российским государством, не допустить возрождения России в качестве сверхдержавы.

Парадоксальным образом в приватизации сошлись интересы иностранного капитала, беспомощность и тщеславие руководителей государства, криминализация и коррумпированность их окружения, алчность формирующейся вокруг правительства новой олигархии.

«Были присвоены наиболее ценные и важные для национальной безопасности объекты базовых отраслей промышленности, инфраструктуры, телевидения, финансовой системы. Практически за каждым решением по приватизации крупного объекта государственной собственности можно проследить сговор заинтересованных коммерческих структур, готовивших схему приватизации, и ответственных руководителей соответствующих правительственных ведомств, эту схему реализовывавших.

Колоссальная афера века организована в России под видом «реформ», а на самом деле произошло присвоение самой крупной собственности в интересах подавления экономической самостоятельности и практически оккупации Российского государства.

Главная проблема для правящей олигархии заключается в закреплении полученных результатов. Это достигается путем деморализации и сокращении населения, окончательного разложения государственной власти, отказа России от важных элементов государственного суверенитета, навязывания нашей стране невыгодных и ущербных международных обязательств. Сами обладатели рычагов государственной власти ведут себя в точности как многие коррумпированные транснациональным капиталом марионеточные правительства слаборазвитых государств, «зарабатывающие»

свой процент на обслуживании интересов мировой олигархии. Не случайно в Конституции закреплен примат международного права над национальным, что позволяет легко демонтировать национальное законодательство, подчинив его через сеть межправительственных соглашений интересам международного капитала.

Американские претенденты на президентское кресло откровенно формулируют основные черты нового мирового порядка. Через расширение «зоны жизненных интересов США» до масштабов всей планеты, а содержания этих интересов, до контроля над природными, демографическими и экономическими ресурсами других стран, а также через закрепление исключительной монополии на применение силы в международных делах за американской военно-дипломатической машиной мировая олигархия планирует обеспечивать свое господствующее положение»198.

Истину не изобретают и не создают, истину открывают. Чем более фундаментальный и всеобщий характер она носит, тем очевидней кажется и тем труднее распознается.

С.Н. Глазьев, «Геноцид», М., «ТЕРРА», 1998.

14. «Кто виноват?» и «Что делать?»

Эта книга была задумана как антитезисы к лирической белиберде написанной группой приватизаторов под руководством А.Чубайса. Эта книга, конечно, немного опоздала, она готовилась по актам проверок Счетной палаты и материалам прессы в бытность Президентом Б.Ельцина и была направлена на разоблачение предательства интересов Родины высшим звеном власти в российском правительстве. В то время гарвардские мальчики в главе с Саммерсом, Саксом и Хэйем еще прибывали в эйфории от достигнутых результатов по приватизации российских бюджетообразующих отраслей производства, захвата государственных функций и разложения военного потенциала страны. Однако актуальность чистки всех этих «авгиевых конюшен» нисколько не пропала сегодня. Нам надо защитить будущие поколения от тлетворного влияния самой возможности получения права собственности незаконным способом. И новоявленные собственники и известные всем продавцы должны быть в равной мере построены перед лицом Закона. А для этого нужно обозначить предателей Родины, воров и воришек, идеологов и исполнителей воли «Стратегического инвестора» по колонизации России.

Конечно, до роли идеолога Чубайс явно не дотягивал, и он сам и вся его команда оказалась слишком вороватыми, чтобы прослыть идейными борцами. Он был лишь энергичным исполнителем воли администрации Клинтона. Об этом уже написаны книги в Америке, где Счетная палата США (GAO) очень обеспокоена тем, что многомиллиардные расходы денег американских налогоплательщиков не достигли намеченной цели. В США вышли две книги, рассказывающие о подлинной истории приватизации:

“Collision and Collusion” Женин Вэдел и Contagion” Энн Уильямсон. Название первой книги переводится как «Сговор и столкновение», а второй – «Зараза».

Судьба этих книг различна: если «вполне академическая» книга Ж.Вэдел разошлась тиражом в 10000 экземпляров, то книга «Зараза»

распространяется только в рукописном виде. Ни одно издательство мира не захотело ссориться с администрацией Клинтона. Мэтт Тейби – главный редактор газеты “The Exill” отмечает: «Соединенные Штаты тратили миллиарды долларов своих сограждан на «процесс экономических реформ» в России. Результатом же «реформ» стало превращение богатейшей по природе своей страны на земле в сырьевой придаток, управляемый криминальной олигархией и ворами-бюрократами. То есть теми людьми, которых администрация Клинтона поддерживала и щедро финансировала в ходе «процесса реформ» в России. И, конечно, критический взгляд на этот процесс едва ли будет приветствоваться».

Гор уже сошел с дистанции, скоро будут опубликованы материалы о странных связях «Гор – Черномырдин», министерство юстиции забрало из американской Счетной палаты материалы о делах Джонатана Хэя и Андрея Шлейфера, Бостонское отделение быстро превратило их гражданское дело в уголовное. А в России Чубайс продолжает свою разрушительную деятельность в качестве руководителя главного энергетического ведомства и, похоже, нисколько не изменил своих взглядов. Владимир Полеванов рассказывал, что когда он пришел в Госкомимущество и попытался изменить стратегию приватизации, Чубайс заявил открытым текстом: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом, новые вырастут».


Как близки по духу высказывания, и по сути отношение к народам, населяющим земли российского государства этих двух «революционеров».

Лейба Давидович Троцкий, который, выслуживаясь перед «Стратегическим инвестором» еще в начале века, заявлял о развале величайшей в мире державы – России так: «Мы должны превратить ее (Россию) в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова «красная», ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн.

Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее мы укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени». Сами организаторы и энтузиасты приватизации уже подводят свои печальные итоги: застрелен М.В. Маневич – председатель комитета по управлению государственным имуществом Санкт-Петербурга, первый вице примьер Правительства Санкт-Петербурга, Н.С.Веткин – председатель межрегионального отделения Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству застрелен среди бела дня в центре Нижнего Новгорода, совсем недавно погиб от рук наемных убийц бывший председатель Федеральной службы по делам о несостоятельности и банкротству Г.К.Таль.

Странной смертью погиб первый Мэр Санкт-Петербурга А.А.Собчак, застрелен «свидетель обвинения» В.Головлев – бывший председатель комитета по управлению государственным имуществом Челябинской области, депутат Государственной Думы Российской Федерации. «Иных уж нет, а те уже далече…», сменявшие друг друга председатели Российского фонда федерального имущества (РФФИ) – В.В.Соколов, И.Б.Липкин, В.В.Малин, бывший председатель Фондовой корпорации – А.С.Волошин и многие другие.

Уходя от нас, Министр имущественных отношений Фарит Газизулин поставил своим последователям во вновь сформированных структурах управления государственной собственностью главную задачу: «Оптимизация управления имуществом, находящимся в федеральной собственности» и предложил программу дальнейшей приватизации России: из 9 тысяч государственных унитарных предприятий (ГУП), находящихся в федеральной собственности через три года должно остаться 1,5 тыс., а из 4 тыс. пакетов акций, которыми владеет государство, не более 500.

Цитируется по: С.Глазьев «Геноцид», М. ТЕРРА,1998г. стр. Так какую же цель преследую так называемые либерал-реформаторы?

Именно ту, которую они и достигли. Да, эффективность российского производства не была увеличена. Но такая цель и не ставилась, напротив, была закреплена экспортно ресурсная ориентированность российской экономики, Россия была открыта для массированного импорта западных товаров и для притока иноземной рабочей силы.

Российские реформаторы исполняли не что иное, как... программу «ва шингтонского консенсуса». Именно идеям «вашингтонского консенсуса» — манифеста либерал-глобализма они и следовали, А потому в течение 1990-х годов они не обнародовали свою программу: эта программа заключалась не в создании эффективной рыночной экономики в России, а в ее включении в мировой процесс либеральной глобализации. Россия должна была открыться чужестранному капиталу и чужестранным товарам, должна была устранить большую часть своих, ориентированных на внутренний рынок отраслей и стать поставщиком необходимых в мировом разделении труда, с точки зрения «вашингтонского консенсуса», товаров — сырья.

Отсюда и все рассуждения о том, что России «не нужно производить то, что можно купить», что ей не нужно столько населения, какое у нее имеется, что «процесс глобализации необратим». Отсюда же и настойчивые предложения развивать в России только «высокотехнологичное производство». Никто не спорит — оно России необходимо, чтобы выстоять в мировой конкурентной борьбе. Но вот если только это высокотехнологичное производство развивать, то... Россия точно не выживет! Потому что Россия — это не только Москва и Питер, а ВСЯ РОССИЯ.

А как выжить тем, кто «не столица»? Как жить остальной России? Как быть Ряжску и Шацку, Мценску и Коле, Северобайкальску и Сольвычегодску? Как быть всем регионам России, если высокотехнологичные производства могут быть сосредоточены лишь в важнейших центрах страны? Все остальные города и веси — что будут делать? Вымирать, как сегодня? Какие интересные задумки демонстрировали наши «вожди» — только экспортно-ориентированные производства. А как же жить остальной стране, которая должна производить продукт для внутреннего потребления? Те же картошку и хлеб, тяпки и ведра, валенки и тарелки?

«Глобализация — это Америка!» — Б. Клинтон. Идеологи либерал глобализма проповедуют не развитие свободного рыночного хозяйства и демократического общества, а новый мировой порядок с глобальной распределительной системой. Эдакий «мировой коммунизм по-американски». И насаждается он разными способами не только в России, но и во всем мире.

В Мексике, в 1990-е годы произошла такая же история. Там пришел к власти президент Карлос Салинас де Гортари и начал радикальную экономико-политическую реформу, прозванную на Западе «салинастройкой». Приватизация, отмена квот и тарифов, то есть отмена экономической самозащиты, и так далее. Нужно ли говорить, что все это происходило в строгом соответствии с рецептами МВФ? Салинас некоторое время получал все приличествующие и важные для политиков такого ранга и типа знаки внимания («человек года»;

портреты на обложках экономических журналов...), по истечении срока правления он планировался на пост президента ВТО (Всемирной торговой организации).

А в конце 1994 года грянул кризис. Бегство капитала, девальвация песо...». Кризис в Мексике грянул «по полной программе». Огромный государственный долг, уровень жизни населения обрушился...

«Всего через год после пика славы Салинас уже не президент, а изгнанник, находящийся в международном розыске, среди выдвинутых против него обвинений — служебная некомпетентность (в Мексике это считается преступлением — дикие люди!).

До кризиса госсектор Мексики не имел крупных долгов, а после кризиса прибыль от продажи нефти стала перечисляться на счет в Федеральном резервном банке в Нью Йорке, контролируемом Соединенными Штатами. По сути, Мексика потеряла контроль над собственной нефтью.

В африканской Нигерии несколько ранее произошла очень похожая история.

Схема та же: структурная перестройка по рецептам МВФ;

закономерный крах;

стабилизационный кредит МВФ;

экономика переходит под американский контроль»200.

Устранение государства от жесткого контроля за процессами перераспределения собственности означало отмену неприкосновенности собственности ВООБЩЕ, как государственной, так и частной. По сути дела, принцип неприкосновенности собственности, как основа законодательных основ, просто-напросто был ликвидирован. Это и привело к приватизации вне закона и, затем породило иные чудовищные формы захвата собственности: «преднамеренное банкротство», «инвестиционные конкурсы» и «залоговые аукционы», «недружественные поглощения». И все это через крайне жесткие, часто кровавые разборки.

В первоапрельском 2004 года номере газеты «Аргументы и факты»

были опубликованы признания опального олигарха М.Ходорковского.

Возможно весь этот «манифест» первоапрельская шутка, возможно – лишь отдельные его части. О взаимоотношениях с властью М.Ходорковский пишет:

«… это была игра без правил… У нас были ресурсы, мы могли оспорить эту игру… Однако мы не возражали, дабы не рисковать своим куском хлеба.

Своей податливостью и покорностью, своим подобострастным умением дать, когда просят и даже когда не просят, мы взрастили чиновничий беспредел…»

Можно утверждать, что потому и «взрастили чиновничий беспредел», что названные Ходорковским ресурсы были получены благодаря «чиновничьему беспределу от приватизации». Вся схема российской приватизации именно так и была спроектирована там, в Гарварде, где этим людям - «назначенным олигархам», предлагался «бесплатный сыр» в форме противоправной приватизации, а «бесплатный сыр», как известно, бывает только в мышеловке, откуда сегодняшние собственники и пытаются безуспешно выкарабкаться.

Где же начиналась так громко осуждаемая сегодня коррупция?

М.Ходорковский был активным участником этого процесса, он в полной мере воспользовался «преимуществами» чубайсовской приватизации.

Схема М. Ходорковского по приватизации нефтяной компании АООТ «ЮКОС» представляет собой яркий приватизационный фарс.

В.Паршев, «Почему Америка наступает». М. АСТ. 2003. стр. В декабре 1995 года Госкомимуществом России был проведен аукцион, совмещающий два взаимоисключающих мероприятия - залоговый аукцион и инвестиционный конкурс, на который были выставлены два государственных пакета – пакет 45 процентов уставного капитала (залоговый аукцион) и пакет, предназначенный для инвестиционного конкурса - процента уставного капитала, итого 78 процентов!

По Закону акции акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, оставшиеся после льготного размещения среди членов трудового коллектива, могут быть проданы либо на аукционе, либо по конкурсу. Аукцион, проведенный на предмет выбора кредитора, предоставляющего наиболее удобные для государства условия кредитования федерального бюджета, никак не может считаться способом отчуждения федеральной собственности – не тот предмет аукциона!

По заказу М. Ходорковского была разработана хитроумная схема:

залоговый аукцион имел особенность - он был отягощен инвестиционными обязательствами. В состав предмета залога был включен дополнительно и пакет акций, предназначенный для продажи на инвестиционном конкурсе, другими словами, кредитор по залоговому аукциону обязан был победить и в инвестиционном конкурсе, который и не проводился именно по этой причине.

Залогодержатель внес деньги в размере инвестиционной программы, которую сам придумал. Суть заключалась в том, что деньги инвестиционной программы должны были быть внесены на счета эмитента, то есть нефтяной компании, а средства кредита – в федеральный бюджет.

Победитель такого совмещенного аукциона авансом депонировал на счетах Центробанка России всю сумму в 350 млн. долларов на цели финансирования инвестиционной программы. Теперь в случае изъятия неправомочного залога обратно в государственную собственность возникала необходимость изъять деньги со счетов получателя инвестиций, то есть эмитента. Это была хорошая страховка на случай признания залогового аукциона сделкой притворной, скрывающей намерения «чиновничьего беспредела» по отчуждению 78 процентного государственного пакета акций.

Победителем залогового аукциона было признано ЗАО "Лагуна" (группа "МЕНАТЕП"). По результатам залогового аукциона было внесено в качестве кредита 159 млн. долларов. Победителем инвестиционного конкурса конечно тоже стало ЗАО" Лагуна" при размере инвестиций в 200 млн.

долларов.

В декабре победитель аукциона ЗАО "Лагуна" переуступило Банку "МЕНАТЕП"201 права по договорам кредита (с Минфином России), залога (с Госкомимуществом РФ) и комиссии (с РФФИ). Срок погашения кредита из средств федерального бюджета истек 1 января 1996 года, и М.Ходорковский стал «собственником» 78 процентного пакета акций НК «ЮКОС».

Новое руководство сразу же приступило к оформлению «диктатуры»

путем конвертации акций дочерних компаний в единые консолидированные акции Компании. Компания совместно с "Альянс-МЕНАТЕП" и договор от 13 декабря 1995 года N Инвестиционным управлением Банка МЕНАТЕП предусмотрела мероприятия по выводу с фондового рынка акций их дочерних компаний, что способствовало росту курсовой стоимости единой консолидированной акции Компании.

В итоге пришли к полной диктатуре банка «МЕНАТЕП» как внутри самой Компании, так и среди ее дочек. Вот они - ходорковские миллиарды.

Компания, распоряжающаяся 12 процентами добычи всей нефти в России перешла в частную собственность.

Так создавалась компания «ЮКОС».

Подавляющая часть приватизационных решений, начиная с чекового этапа и кончая инвестиционными конкурсами, и залоговыми аукционами носит противоправную антигосударственную направленность. Право собственности, не освещенное Законом нелегитимно, поэтому мы прошли «нефтяные», «алюминиевые» и многие иные войны на полях «гарвардской приватизации».

Сегодня, как и восемь лет назад, каждого нового «добросовестного приобретателя» ждет новый добросовестный киллер потому, что у него есть моральное право на дальнейший передел собственности, в результате Россия превратилась в страну бандитов, в страну охранников. В этих условиях, сколько бы переделов не прошло, собственник не будет инвестировать, он будет только откачивать прибыль. Нет, и не будет инвестиций, пока право собственности не станет законным!

«Группа товарищей», как их называли в советские времена, безуспешно пытается «отмыть» М.Ходорковского, но это трудно сделать, потому, что он прошел через противные Закону схемы приватизации, - он в «мышеловке».

Покупая пакет акций ОАО «Аппатит» он брал на себя обязательства по исполнению инвестиционной программы, а это 268 млн.

долларов! Программа не выполнена, а пакет отобрать практически невозможно. Вот и придумал В.Малин мировое соглашение в 15 млн.

долларов. Но гораздо более прав Генеральный прокурор Устинов, который указал сумму в 409 млн. долларов: 126 – цена 20% пакета акций, и 283 – ущерб от невыполнения инвестиционной программы.

Кто виноват, что такое творилось повсеместно? Конечно - же идеологи приватизации и продавцы, потому, что именно они осуществляли продажи на инвестиционных конкурсах, в схему которых были включены требования сразу двух Федеральных законов «О приватизации» и «Об инвестиционной деятельности». Как могли органы приватизации выполнить требования закона об инвестиционной деятельности? Никак. Даже Чубайс в своей книге о приватизации называет инвестиционный конкурс «халявой» И нет спасения ни по основанию давности сроков, ни по указу президента, только Закон может декларировать реальное право собственности.

«Приватизация по-Российски», стр Каким же должен быть этот новый Закон, который смог бы примирить «матерых олигархов» с подрастающей стаей «молодых передельщиков»?

Уже год прошел, как Президент Российской Федерации В.В. Путин заявил, что итоги приватизации пересматриваться не будут. Да и пересматривать до сих пор нечего – итоги приватизации еще никто не решился подвести. Доклад председателя Счетной палаты Российской Федерации С.В.Степашина был анонсирован на осень 2004 года, потом сроки сползли до декабря, а затем на весеннюю сессию Думской палаты. Однако важное заявление все же С.В. Степашин сделал: «Заочной амнистии не будет!»

Сильное заявление, но прежде чем говорить об амнистии, необходимо выявить и квалифицировать деяния виновных.

Приватизация - это сделка, а под сделкой всегда присутствуют две подписи: продавца и покупателя. Общенародное неприятие идеи накачки отдельных денежных мешков, которые сегодня обладают российскими ресурсами и нищенского существования основной массы населения в богатейшей стране, стандартно проявилось в изгнании партии СПС из Государственной Думы. В то же время организаторы криминальной приватизации под общим названием «продавцы» до сих пор незаслуженно обделены вниманием прокуратуры.

Если М.Ходорковскому из каземата СИЗО № 4 стала видна простая истина о необходимости достижения принципов общего национального интереса, отказа от космополитизма и возврата к поискам правды в России, а не на Западе, то это лишний раз свидетельствует о созревании общего понимания проблемы единения всех сил общества в необходимости подведения итогов приватизации, проведенной по иностранным проектам.

Необходимо определить роли и дать квалификацию по статьям УК Российской Федерации действиям продавцов, необходимо признать «беспредел чиновников от приватизации» и олигархи должны занять первые ряды обличителей. Только после этого станет возможной ситуация ведения переговоров с ними.

Вот одну из схем предлагает Николай ПЕТРАКОВ, директор Института проблем рынка РАН.203. Деприватизировать все или хотя бы частично просто невозможно. И не потому, что, как угрожают олигархи, разразится гражданская война. Кто будет сражаться, скажем, за собственность Потанина или Ходорковского?

Есть другие, вполне экономические способы получить недостающие деньги. Во-первых, государство должно провести инвентаризацию имущества, оценить его рыночную стоимость. После оценки нужно ввести налог на имущество. Тот, кто сможет и платить налог, и получать прибыль, тот эффективный собственник. Кто не сможет платить, пусть сам избавляется от этого имущества. Это совершенно логично, и здесь нет никакого пересмотра итогов приватизации.

Второй очень важный момент - нужно отделить производственный капитал от богатств недр. Приватизировались именно железки, а по факту новые «Аргументы и факты». № 49, 2004 год.

собственники получили недра. Нужно четко разграничить эти понятия.

Государство владеет недрами, и само продает нефть на мировом рынке, а компании занимаются добычей и получают на этом свою прибыль. И тогда не будет никаких вопросов, как забрать у олигархов сверхприбыль.

И схем подобных существует множество.

А дальше, «каждому воздастся не по словам его, а по делам его…»



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.