авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 10 ] --

Современное состояние речевой культуры и языка в целом опреде ляется рядом взаимосвязанных взаимодействующих факторов, прежде всего экстралингвистических. Решительные трансформации государст венного устройства, политической системы, экономического уклада по влекли за собой значительные изменения в языке.

Распад Советского Союза создал в международной практике преце дент, когда в одночасье миллионы русских, живших в одной стране, не только вдруг оказались вне исторической родины, но и столкнулись с не обходимостью принять несвойственный им статус этнического меньшин ства.

Практически все советские республики, ставшие независимыми го сударствами, взяли курс на построение этнократического общества, ис ключая из политической, общественной и культурной жизни народы, не являющимися титульными.

Русский язык для новых независимых государств является, по сути, не русским, а советским языком, языком СССР. Этот «советский язык»

взял на себя – в большем или меньшем объеме, – роль языка межнацио нального общения в пределах новых самостоятельных государств, а так же служит средством коммуникации со старшим поколением.

Однако, если раньше в советских республиках происходило насиль ственное насаждения русского языка, сегодня происходит обратный про цесс. С укреплением в государствах национальных языков, отношение к русскому языку в большинстве государств стабилизировалось, он больше не воспринимается как наследие «оккупационного» режима, однако про цесс вытеснения продолжается, и доминирующее положение в языковом пространстве СНГ русский язык утратит по мере естественного уменьше ния «советских» поколений.

По результатам проведенных опросов в двенадцати странах СНГ, (включая Грузию, исключая Туркмению), коммуникация на русском языке признана возможной для подавляющего большинства населения. Выде лилось три основных группы.

В первой группе уровень владения русским языком и его распро страненность высока: Беларусь (77%), Украина (65%) и Казахстан (63%) – это страны, где приблизительно две трети населения свободно владеют русским языком;

он является либо доминирующим (Беларусь), либо столь же распространенным по сравнению с титульным (в Украине и Казахста не).

Вторую группу составили Киргизия, Латвия, Молдова, Эстония, где, несмотря на доминирование языка титульной национальности, достаточ но большая доля населения владеет русским языком, и приблизительно для четверти жителей русский является языком общения.

В третью группу вошли Азербайджан, Грузия, Армения, Литва, Тад жикистан. Здесь свободно владеет русским языком не более 30% насе ления, и он реже используется в массовых сферах коммуникации.

Таким образом, национализация этно-культурного пространства в странах СНГ – это уже свершившийся факт, однако развитие националь ной культуры отдельно взятой страны Содружества на корнях постсовет ского единства не должно сопровождаться дерусификацией. Вытеснение русского на вторые-третьи позиции можно воспринимать как естествен ный процесс, но это не должно означать сворачивания культурно-инфор мационной политики со стороны самой России.

Желание или нежелание иностранных государств содействовать развитию и поддержанию русской культуры – это изменяющийся фактор, на который возможно воздействовать посредством механизмов СМИ, ка чественных продуктов массовой культуры, инвестициями в образова тельную сферу СНГ, отдельными исследовательскими грантами.

Интересы русского языка должны быть активно включены в повестку двустороннего и многостороннего гуманитарного сотрудничества, так как культурно-информационное поле требует постоянной работы всех участ ников.

Караваев А. Русская речь и культура в странах СНГ: исследование фонда «На следие Евразии». – М., 2008. http://www.ia-centr.ru Бакиева Г.Х., Тешабаева Д.М. Основные направления разработки моделей меж культурных компетенций для языков СНГ // Межкультурная языковая коммуникация в постсоветском пространстве. – М.: МГЛУ, 2008.

М.Г. Дмитриева, соискатель ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ОБ ОСНОВАХ НРАВСТВЕННОСТИ Способность человека сопереживать другому человеку, восприни мать его страдание и радость как свои собственные – одна из ключевых антропологических характеристик, которая лежит в основе нравственно сти. Философская антропология раскрывает данную способность как обу словленную онтологически, т.е. самой структурой бытия. Диалектический принцип всеобщей связи фундаментально обосновывает органическую взаимообусловленность всех элементов бытия, включая человека в эту всемирную сеть.

Как известно, этимология слова «антропология» восходит к древне греческому языку, обозначая учение о человеке. Античная философия, обладая универсальностью мировоззренческих и теоретических построе ний, заложила основание и для философской антропологии. Исходный онтологический принцип софистов, выработанный Протагором, гласит, что «человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, не существующих, что они не существуют». Таким образом начинается рефлексия ключевой роли человека во всеобщей взаимообусловленно сти элементов бытия, что выражено в девизе Сократа: «Познай самого себя – познаешь мир», и стало смыслом античной культуры. Античная философия исследовала человека как микрокосм равноценный макро косму.

Ренессанс возрождает антропологические идеи античности на каче ственно новом уровне: так, знаменитый рисунок Витрувианского человека Леонардо да Винчи, воплощающий золотое сечение в изображении чело века, сам по себе часто используется как неявный символ внутренней симметрии человеческого тела и Вселенной в целом. Равноценность че ловека мирозданию выражается в доминирующей идее эпохи Возрожде ния – гуманистической. «Отец гуманизма» – Франческо Петрарка выразил сущность данной идеи: достоинство человека определяется не его проис хождением, положением и богатством, а его собственными словами и по ступками. Первозданный гуманизм, не фальсифицированный еще поли тиками, раскрывает равное право всех людей на человеческое достоин ство, определяемое только самим человеком, его словами и поступками.

Но содержание этой идеи еще глубже: человек осознается как сотворец Бога, созидающий социальный мир своим словом. Сентенция здравого смысла выражает квинтэссенцию данной идеи: словом можно убить, сло вом можно воскресить. Гуманистическая идея Ренессанса выразила рав ноценность микрокосма и макрокосма на качественно новом уровне.

Предпосылки становления современной философской антропологии начинают закладываться на рубеже XIX–XX вв. в связи с разворачиваю щейся промышленной революцией, радикально изменяющей место чело века в мире. И. Кант в работе «Антропология с прагматической точки зре ния» (1798) обосновывает, что предмет данной дисциплины – это изуче ние «человека как гражданина мира», реализующего зрелость своего са мосознания. А.Н. Радищев, независимо от Канта в это же время развива ет философскую антропологию. В трактате «О человеке, его смертности и бессмертии» (1792-1796) он раскрывает глубокую укорененность чело века в структуру бытия: «Итак, исшел на свет совершеннейший из тварей, венец сложений вещественных, царь земли, но единоутробный сродст венник, брат всему живущему, не токмо зверю, птице, рыбе, насекомому, черепнокожному, полипу, но растению, грибу, мху, плесне, металлу, стек лу, камню, земле». Именно органическая включенность человека в уни версум обусловливает способность человека сопереживать и восчувст вовать окружающему миру. Радищев – основоположник органицизма, давшего рождение русскому космизму, который в новых исторических ус ловиях обосновывает равноценность микрокосма Вселенной.

Русской философской традиции глубоко присуще космическое осоз нание неразрывного единства мира, «сочувственной связи живых су ществ», которая «есть не простое тождество, а согласие однородного», хотя, в отличие от западной, русская философия видит в основе нравст венного закона не разум, а чувства. Человек бессознательно, от высших сил мира, наделен ощущением родственной связи, интимной взаимоза висимости всего в этом мире. Достоевский в романе «Братья Карамазо вы» вкладывает в уста старца Зосимы формулу этой взаимосвязи и выте кающей из нее ответственности: «воистину каждый перед всеми за всех и за все виноват, помимо грехов своих».

В европейской культуре особое признание получила немецкая фи лософская антропология. Так, один из представителей современной фи лософской антропологии – Х. Плеснер относит способность восприни мать других людей наравне с собой к предварительным условиям чело веческого существования. Эта способность – не просто перенесение сво его собственного способа существования на другие, лишь телесно при сутствующие для человека вещи. Человек способен на это в силу «струк туры его собственного способа существования». Поскольку собственное Я пребывает вне места и времени, не является (не принадлежит) собст венному телу и душе, хотя одновременно обладает ими, постольку это Я может воспринять другие Я, не являясь ими. Поэтому человек «с самого начала проникнут тем, что он не один и его товарищи не только вещи, но чувствующие существа, такие же, как и он». Плеснер вводит понятие со вместного мира, который есть «постигнутая человеком как сфера других Радищев А.Н. О человеке, его смертности и бессмертии // Радищев А.Н. Сочине ния. – М. 1988. – С. 437.

Соловьев В.С. Оправдание добра. – М.: Республика, 1996. – С. 107.

Плеснер Х. Ступени органического и человек. Введение в философскую антропо логию // Проблема человека в западной философии. – М.: Прогресс, 1988. – С. 131.

людей форма его собственной позиции». Совместный мир пронизывает человека, дает ему противоречивое сознание своей индивидуальности, неповторимости, исключительности и одновременно совершенной слу чайности своего бытия, полной заменимости любым другим, в силу того, что такой индивидуальностью обладает всякий и, следовательно, в сущ ности мы все одинаковы.

М. Шелер, определяя личность как центр духа, бытия, которое не может быть предметом, обосновывает таким образом непредметное, не вещественное бытие самой личности. Следовательно, «другие личности как личности не могут быть предметами. Достигнуть участия в них мы можем, лишь осуществляя вслед за ними и вместе с ними их свободные акты, “идентифицируя” себя, как мы обычно говорим, с волением, любо вью и т.д. какой-нибудь личности, и тем самым – с нею самой». И. Кант гениально выразил эту мысль в нравственном императиве отношения к другому человеку как к цели, а не как к средству.

Сострадание лежит в основе построения человеческого общества, таких его культурных вершин, как право, этика, искусство. Способность воспринимать себя как часть совместного мира, сознание собственной уникальности одновременно с признанием такой уникальности за каждым человеком, ощущение этого противоречия будит в человеке истинно че ловеческое, его дух, и поэтому является истоком нравственной ответст венности за этот мир, который одновременно есть Я и не Я.

А.Е. Меркулов, аспирант ПРОБЛЕМА ТЕХНИЧЕСКОЙ ТРАНСЦЕНДЕНТНОСТИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Современные исследователи Д. Нел и Й. Крозе рассматривают ин формационные технологии в качестве «посредника постмодернизма». По их мнению, информационная революция способствовала реализации на практике теоретических установок постмодернизма, сформулированных в 70-х годах прошлого века. Они выделяют следующие черты современного информационного общества:

проникновение информации во все сферы общественной жизни, на сыщение (saturation) общества информацией;

Плеснер Х. Ступени органического и человек. Введение в философскую антропо логию // Проблема человека в западной философии. – М.: Прогресс, 1988. – С. 132.

Шелер М. Положение человека в Космосе // Проблема человека в западной фи лософии. – М.: Прогресс, 1988. – С. 61.

Nel D.F., Kroeze J.H. Information Technology as an Agent of Post-Modernism. – Preto ria, 2003 – P. первостепенное значение образа (представления) предмета по срав нению с его реальным существованием в объектной реальности;

изменение пространства и времени в их новоевропейском понимании;

господство консьюмеризма и сопутствующих морально-этических ус тановок;

неадекватность в современных условиях традиционных ценностей и этики, потеря личностной идентичности;

отрицание культурного наследия;

изменения традиционных общественных форм;

возможность технической трансцендентности (techno-transcendence), то есть преодоления посредством технологий интеллектуальных, пси хологических и физических ограничений, свойственных человеку как виду homo sapiens.

Современное социально-философское сообщество в полной мере воспринимает все вышеупомянутые тезисы за исключением последнего:

вероятность дальнейшей эволюции человека большинство представите лей академической философии зачастую игнорируют или относят к об ласти научной фантастики.

Однако человек разумный является результатом длительной эво люции постоянно изменяющегося мира и, соответственно, находится в состоянии непрестанного развития. Обладая свободой воли, способно стью к мышлению и потребностью в совершенствовании, человек, дол жен «стремиться выйти за пределы любой качественно определенной формы его существования. Смысл саморазвития человека состоит в пре образовании единичных и особенных форм бытия в конкретно-всеобщую форму». В связи с чем воля к технической трансцендентности становит ся атрибутом современного человека.

Техническая трансцендентность является одним из основных поня тий трансгуманистической философии. Трангуманизм – это интеллекту альное и культурное направление в современной философии, «акценти рующее внимание на необходимости улучшения человечества путем ак тивного применения технологий для уничтожения старения и развития физических, интеллектуальных и психических способностей человека».

Важное место в работах трансгуманистов занимает концепция постчело века – гипотетического существа, чьи базовые способности настолько превосходят способности современных людей, что согласно общеприня тым критериям, его нельзя признать человеком.

Выдвигаются предположения, что постчеловек будет существовать в форме кибернетического организма, содержащего биологические и ис кусственные компоненты. Если строго следовать букве этого определе Сафронов И.А. Символическая реальность и развитие человека // История ста новления хозяйственной системы России инновационного типа в условиях эконо мического кризиса. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – С. Bostrom N. The Transhumanist FAQ. The World Transhumanist Association. – Oxford, 2003. – P. 8.

ния, то в категорию «кибернетические организмы» попадают все люди, пользующиеся протезами, слуховыми аппаратами, инсулиновыми помпа ми и даже контактными линзами. Принимая во внимание бурное развитие нано- и биотехнологий, обеспеченных информационной революцией прошлого века, можно ожидать новых шагов в развитии квантово-элек тронного направления технической трансцендентности.

Более того, высказываются смелые предположения о том, что наука не остановится на «ремонте» человеческого тела по частям, а решит проблему по созданию «новой плоти». Таким образом, можно говорить о появлении нового, искусственно созданного существа, кардинально отли чающегося от современного человека не только физической формой, но и способом восприятия и взаимодействия с окружающей действительно стью: органами чувств, способами мышления, формами симметрии. Го ворить о реальности технической трансцендентности позволяет не только рассмотрение вероятности трансформации тела человека или создания искусственного организма, но и метафорическое рассмотрение проблемы выхода человека как мыслящего субъекта за пределы своего биологиче ского вида.

Уже в 1926 году Н. Тесла отмечал, что со временем, когда «распро странение радио достигнет необходимого уровня, планета превратится в сверхмозг, все клетки которого являются частями реально существующе го и согласованного целого». Информационная революция сделала су ществование планетарной информационной сети реальностью наших дней. В этой системе уже не действуют пространственные, временные, гендерные, культурные ограничения предыдущей эпохи. Более того, ряд исследователей выдвигают гипотезы об отчуждении человека от собст венной плоти.

Все больше людей проводит рабочее время и досуг за компьютером, подключенным к Сети. Изменения в экономике (возрастающая зависи мость всех секторов экономики в своем функционировании от Сети, по явление и стремительное развитие виртуальной экономики), развитие ин тернет-технологий (увеличение скорости подключения, расширения зон покрытия, развитие беспроводных сетей) ведет ко все большему погру жению человека в информационную реальность. Интернет – уже не толь ко средство коммуникации, это жизненная среда обитания значительного количества членов социума.

Для погружения в бесконечное информационное пространство, си мулирующее и отображающее объектную реальность, особых физиче ских усилий не требуется. Соответственно, мы можем говорить об отчуж дении тела в потоки электронной информации и зависимости человека как мыслящего субъекта от этих потоков. Получается, что подавляющее большинство современных людей в развитых обществах являются мета форическими кибернетическими организмами, где теряющий свое перво Stewart B. The World’s First Book Published on the Web / Marshall McLuhan Fore sees. The Global Village (с сайта http://www.livinginternet.com/i/ii_mcluhan.htm).

степенное значение биологический элемент (органическое тело) взаимо действует с искусственным компонентом – Интернетом. Поэтому возмож но в будущем на смену homo sapiens придет более совершенный инфор мационно-энергетический вид – постчеловек.

К.В. Веричева, аспирант КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ Ж. ЛАКАНА Значительную роль в деконструкции классической парадигмы пони мания личностной идентичности, основанной на понятии самотождест венного, целостного образа собственного Я, сыграла психоаналитическая концепция децентрированного, изначально расколотого субъекта Ж. Ла кана. По его мнению, субъективность не может быть сведена к единому Я, которое всегда находится в поисках самого себя. Это происходит по тому, что в основе психики лежит бессознательное, препятствующее об ретению личностью стабильной идентичности. В лакановской концепции личность рассматривается как фрагментированная и разорванная сущ ность, содержащая в себе несколько Я-образов. Это нашло выражение в его знаменитой концепции «стадии зеркала», в процессе которой проис ходит идентификация и конструирование онтологического бытия субъек та. Расщепление личности приобретает конституитивный характер фор мирования социальности человека при вхождении в так называемую сим волическую «стадию зеркала». Схватывание себя как единого функцио нального тела осуществляется ребенком посредством собственного зер кального образа. Данная стадия описывает вхождение человека в поря док Воображаемого. Идентификация со своим зеркальным отображением формирует воображаемый образ (Imago) субъекта, который, будучи иде альным, совершенным, целостным и иллюзорным, способен существенно влиять на образование личности и ее поведение. Вместе с тем, этот об раз, будучи внешним, «зазеркальным», отчужденным по отношению к ин дивиду, порождает раскол в субъекте, для выражения которого Лакан ис пользует термины Je (Я) и Moi (мое Я), где Je – это бесформенный, фрагментарный внутренний опыт, а Moi – это внешняя, идеальная симво лическая форма, в которую этот опыт облекается. Субъект, таким обра зом, оказывается расколотым на две формы бытия, обнаруживая присут ствие того, чему он не принадлежит. Проблема заключается в несовпа дении Moi и Je. С этого момента самоотчуждение инкорпорируется в им манентную онтологическую структуру личности, которая отождествляет воображаемую идентификацию с собственным «Эго». Захваченность моего Я сформированным воображаемым образом (Imago), изначально отчужденного от Я, приводит к травматическим последствиям. Согласно Лакану, представления о стабильном центре личности – это иллюзия, свойственная для классической концепции субъекта.

В связи с диалектикой воображаемого Лакан рассматривает про блему Другого, который выполняет в его концепции важную конституи рующую функцию. Субъект есть тот, к кому взывает Другой и кто пытает ся распознать желания Другого. Формулу Декарта «мыслю, значит, суще ствую» Лакан заменяет формулой «желаю, значит, существую». Тем са мым, желание обретает первостепенное значение в отношениях с Дру гим, формирование которых происходит параллельно структурированию инстанции собственного Я (Moi). Психоаналитическая концепция Лакана существенно отличается от экзистенциальной философии Сартра, захва ченной иллюзией автономии Я. По мнению Лакана, собственное Я – про дукт иллюзий «стадии зеркала», в процессе которой происходит борьба субъекта со своим двойником, выступающим в качестве Другого. Это по зиция сближает Лакана с диалектической концепцией становления и при знания личности Гегеля, изложенной в его теории «господина и раба».

Согласно Лакану, отношения Я и Другого амбивалентны. Другой притяги вает и отталкивает меня своим образом. Причем мое собственное Я это и есть Другой, отчужденный от меня. Одно из важных следствий в отноше нии «стадии зеркала» состоит в том, что мое отражение – это присутст вие взгляда Другого, надзирающего за мной. Мой собственный взгляд, та ким образом, оказывается вне меня, отделенным от меня. По существу, мы никогда себя не видим, и представление обо мне зависит от взгляда Другого. Результатом «стадии зеркала» является познание и признание себя. Вместе с тем это познание всегда связано с заблуждением относи тельно собственного Я, позволяя увидеть себя, но только как мираж, фантом, призрак.

Исходя из такого понимания собственного Я – эго, Лакан подчерки вает значение инстанции иллюзии, функции непризнания, в результате чего субъект отчуждается от самого себя. В связи с этим он выступает с критикой классической концепции субъекта декартовского типа и говорит о его децентрации. Непризнание не только означает отказ признать не что, но, прежде всего, заблуждение по поводу себя и дополняется иллю зией автономии. Существует непосредственная связь между концепция ми Сартра и Лакана, в частности, в отношении роли и фигуры Другого.

Согласно Сартру, Другой владеет тайной того, чем Я являюсь. У Лакана субъект, отчужденный от самого себя, своего собственного существа при знает, что это существо всегда было всего лишь его собственным созда Лакан Ж. Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа. – М.:

ИТДГК Гнозис, Издательство Логос, 1998. – С.10.

Лакан Ж. Стадия зеркала как образующая функцию Я, какой она раскрывается в психоаналитическом опыте // Кабинет. Картины Мира. – СПб.: Инапресс,1998. – С.136-142.

Сартр Ж. Первичное отношение к другому: любовь, язык, мазохизм // Проблема человека в западной философии. – М.: Прогресс, 1988. – С. 207- нием в сфере воображаемого, и оно начисто лишено какой бы то ни было достоверности. Концепция «стадии зеркала» играет важную роль для ла кановской структуры психики субъекта в аспектах воображаемого, симво лического и реального. Собственное Я у Лакана выступает как неаутен тичная инстанция, которая скрывает отсутствие единства собственного Я, и она будет всегда носить отпечаток иллюзорного, воображаемого един ства, поддерживаемого человеком на протяжении всей жизни. Признавая себя в Другом, человек на самом деле радикально отчужден от себя в этой объективирующей идентификации. Лакан утверждает, что собствен ное Я всего лишь, воображаемая конструкция, и психопатология призна ется у того, кто срастается с этим представлением. Трактовка Лаканом понятия Imago (воображаемого Я) кардинально отличается от позиции Э. Фромма, Э. Эриксона, К. Хорни, признающих существование реального собственного Я в качестве основы и центра личности. Такая позиция ис ходит, согласно Лакану, из классической концепции стабильного и едино го субъекта, который на самом деле, является расщепленным. На самом деле «…идеал собственного Я является средством защиты, увековечен ным в собственном Я, ради продления удовлетворенности субъекта. Но, вместе с тем, это и функция наиболее гнетущая, оказывающая наиболее сильное депрессивное воздействие в психиатрическом смысле».

Впоследствии концепция расщепленного, децентрированного, отчу жденного субъекта получила дальнейшее осмысление в постструктура листских и постмодернистских версиях идентичности и объективации собственного Я. Актуализация воображаемого Я рассматривается Фуко как «скрытая стратегия власти», которая обречена на неудачу в силу от чужденности Imago от Я и легитимированности этого внешнего образа Другим. В том же ключе постмодернистский философ С. Жижек подчер кивает неизбежность и обреченность на неудачу репрезентации субъек том «собственного Я» вследствие его расщепленности по отношению к некоторому объекту в себе. Согласно лакановской концепции, этот объ ект постоянно испытывает на себе взгляд Другого, взывая ко мне, порож дая, тем самым, чувство вины из-за невозможности ответить на его за прос. В результате субъект есть не что иное, как пустота или Ничто, кото рые заполняются воображаемым собственным Я вследствие неизбежно сти ошибки собственного представления. Травматический опыт «Ничто»

лишает человека общего онтологического основания и возможности его идентификации как субъекта и как собственного Я. Концепция децентри рованного, «пустого» субъекта получила дальнейшее развитие также в творчестве Ю. Кристевой, признающей необходимость психологического восстановления целостности Я в сфере символической функции вообра Лакан Ж. Семинары, Книга II: «Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа.

(1954/55). – М.: Изательство «Гнозис», Издательство Логос.1999. – С. 520.

Лакан Ж. Семинары, Книга I: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/54). – М.: Гнозис;

Логос, 1998. – С. 10.

Жижек С. Возвышенный объект идеологии. – М.: Художественный журнал, 1999.

жения, что является необходимым условием существования человека.

Проблематика «смерти человека», «автора», «субъекта» была характер ной для постмодернизма. Однако при этом речь шла не об удалении субъекта или его отрицании как таковом, а о невозможности возвращения к его классической интерпретации и необходимости переосмысления ос нований его бытия в условиях кризиса личностной идентичности в суще ствующем символическом пространстве современной культуры.

А.Д. Номеровская, аспирант «МУЖСКОЕ» И «ЖЕНСКОЕ» В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ:

РЕЛЕВАНТНОСТЬ ГЕНДЕРНО-РОЛЕВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Гендерная идентичность есть осознание субъектом своей принадлеж ности к культурным определениям «мужского» и «женского», через освое ние соответственно маркированных психологических черт и характеристик и взаимодействие личности и социума. Представления о мужском и жен ском очень вариативны и формируются культурой, составляя основу «тех нологии гендера» – социального механизма, призванного закрепить соот ветствующие половые идентификации во всех социально-значимых сфе рах культуры – религии, образовании, языке, искусстве, медиа и т.д.

Пол есть набор биологических признаков (позволяющих дифферен цировать человека как мужчину или как женщину), тогда как гендер есть социальное выражение первого, а именно, набор определений и социаль ных ролей, закрепленных за «мужским» и «женским». Таким образом, ген дер более значим, нежели анатомический пол в рамках самоопределения субъекта. Понятие «гендер» как целостная философская категория возник ло в связи с переосмыслением значения пола человека в структуре субъек тивности, которое произошло в рамках философии феминизма. Э. Гидденс дает такое определение понятию «гендер»: «Если пол имеет отношение к физическим, телесным различиям между мужичиной и женщиной, то поня тие «гендер» затрагивает их психологические, социальные и культурные особенности. Разграничение пола и гендера является фундаментальным, так как многие различия между женщиной и мужчиной обусловливаются причинами, не являющимися биологическими по своей природе. Если пол индивида биологически детерминирован, то род (гендер) является культур но и социально заданным. Таким образом, существует два пола (мужской и женский) и два рода (мужественный и женственный)».

Кристева Ю. Душа и образ // Интенциональность и контекстуальность. – Томск:

Водолей, 1998. – С. 253.

Гидденс Э. Социология. – М., 1999. – С. 153.

Концептуальное выделение гендера в рамках философской антро пологии феминизма было вполне оправдано. «В целом, западное обще ство организовано вокруг убеждения, что различия между полами более значимы, чем то, что у них есть общего. Когда стараются определить эту разницу в терминах «естественных» различий, то смешиваются две раз ные тенденции: различить пол и различить способ существования пола.

Первое есть, действительно, постоянная черта человеческого общества, но второе – нет. И поэтому необходимо различение пола и гендера, если половые различия имеют естественное происхождение, то вторые имеют свой источник в культуре, а не в природе».

И хотя само открытие гендера как одной из ключевых категорий фи лософской антропологии состоялось в рамках философии феминизма, мы знаем, что гендерные стереотипы существовали с момента зарожде ния общества как такового, став механизмом улучшения качества жизни и повышения уровня выживаемости индивидов в социуме. Мужчина и жен щина имели четкое представление относительно своих обязанностей и социальной роли, которую им необходимо исполнять, это гарантировало более высокий уровень организации их труда. Женщина считалась сла бой, иррациональной (что оправдывало ее воспроизводственные функ ции и символическую близость к миру природы), она вела хозяйство и воспитывала детей. Следуя логике бинарного дихотомии пола, мужчина представлялся соответственно: сильным (наиболее подходящим для во енных дел и охоты), рациональным, а впоследствии именно мужчина по лучил возможность социальной реализации. Если сделать краткий исто рический экскурс, то можно увидеть как развивались и обогащались ген дерные роли обоих полов.

В античности женщина была сродни рабу, она не имела статуса сво бодного гражданина и являлась лишь живой частью собственности по следнего, не имела права участвовать в публичных собраниях. В фило софии этого периода начал формироваться рационалистический подход к рассмотрению человека (модель классической субъективности). Разум и дух были помещены на верхушку пирамиды на пути самоопределения человека и впоследствии стали олицетворять мужское начало. Совер шенно другую негативную поляризацию получила сфера телесно чувственного;

в философии познание могло осуществляться лишь по средством разума, а тело было лишь помехой, «тюрьмой души», которая неся тяжкие оковы плоти, постигает сущее. Женщина «всегда эксплицит но или имплицитно кодировалась в понятиях эмоциональности, чувствен ности, телесности». Аристотель представлял мужчину и женщину как со Oakley A. Sex, Gender, Society. – NY.,1972. – P. 22. Цит. по.: Брандт Г.А. Философ ская антропология феминизма. – Екатеринбург, 2004. – С. 31.

Платон. Федон. Соч.: В 3 т. – М., 1970. – Т. 2. – С. 48-51.

Брандт Г.А. Философская антропология феминизма. – Екатеринбург, 2004. – С. 73.

отношение формы и материи. Женщину он полагал распространенной формой природной деформации человека (то есть мужчины).

В эпоху средних веков с ее теоцентризмом, телесность как область греховного в человеке была полностью перенесена на образ женщины, которая искушала мужчину и не имела шанс на спасение души. Вопрос о наличии души у женщины был поднят на одном из первых христианских соборов в V в., когда после длительных споров было принято положи тельное решение. Единственным оправданием женщины всегда служила ее способность к деторождению.

За исключением нескольких эпизодов в истории культуры, таких как институт рыцарства с присущим ему служением прекрасной даме, эпоха итальянского Возрождения и русская религиозная философия с идеей Вечной Женственности, – женщина являла собой в лучшем случае свя зующее звено между миром логоса (мужчиной) и миром природы.

В эпоху Нового времени в культуре сформировались качества мас кулинности и феминности, определились идеальные модели мужчины и женщины, где первая всегда будет противоположностью последнего по всем показателям. Философия Декарта, ставшая основой нового метода познания, провозгласила дуализм – универсальный тип мышления, где мыслящая субстанция и протяженная есть взаимоисключающие катего рии. Таким образом, тенденция ассоциировать мужчину с разумом, а женщину с чувственностью, возникнув еще в античности, достигает сво его развития в рационализме Нового времени.

Таким образом, проблема человеческой субъективности возникает в логике бинарной оппозиции разума и тела, в которой разум ассоциирует ся с рядом позитивных характеристик (духовность, сознание, рациональ ность, активность, внешнее), носителем которых выступает мужское на чало, а тело воплощает негативные характеристики, которые представ лены женским началом (чувственность, бессознательное, иррациональ ность, пассивность, внутреннее). Логика бинарных оппозиций, в которой мужское является субъектом, а женское – объектом, является концепту альной основой патриархатной метафизики, которую в современной фи лософии называют фаллогоцентризмом.

Критика традиционной метафизики началась в рамках феминизма с привлечением методологии и теоретического аппарата других фило софских концепций (постструктурализма, постмодернизма, психоанали за, неофрейдизма). Главной задачей было децентрировать классическую модель субъективности и внести в нее чувственные и телесные характе ристики, расширить границы субъекта как такового за рамки специфиче ски мужского.

Философия феминизма изменила структуру субъективности, создав женскую субъективность. Впервые женищина начинает выступать не как Брандт Г.А. Философская антропология феминизма. – Екатеринбург, 2004. – С. 62.

Демская Р. Женщина прежде и теперь. – Тифлис, 1919. – С. 37.

противоположность мужчине, а как «другое» по отношению к мужскому типу субъективации. Это позволило выделить впоследствии гендерную субъективность и расширить понятия о нормативности гендерно-ролевой идентичности субъекта. Философия феминизма дала развитие гендер ным исследованиям, в рамках которых, преодолев бинарную дихотомию пола, рассматриваются уже не две гендерные идентичности. На данном этапе, можно говорить о мужской, женской, гей-лесбийской, транссексу альной, трансгендерной и бисексуальной идентичностях.

А.А. Котыло, аспирант МАСКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ Маска является одним из самых древних, сложных и многофункцио нальных феноменов культуры. Благодаря особой универсальности и мно гогранности, различию форм и функций, а также вариативности содержа ния, феномен маски в той или иной форме всегда присутствовал и при сутствует в жизни человека. Существует огромное количество разнона правленных метафор и ассоциативных связей, связанных с темой маски.

Так, в различных контекстах маска предстает и как феномен сокрытия ис тины и как специфический способ раскрытия подлинного смысла.

Зародившись в недрах первобытной культуры в качестве объекта, накладываемого на лицо и используемого в ритуальных обрядах, маска впоследствии нашла свое воплощение в театре и театрализованных дей ствиях, где существует и до сих пор. Однако рассмотрение именно этого объекта – маски как знака, отсылающего нас к чему-то отличному от него самого, может привести нас к немаловажным выводам относительно осо бенностей того типа культуры, в которой он использовался.

Одной из главных функций культуры, по мнению М.К. Петрова, ко торое совпадает в этом вопросе с точкой зрения А.К. Байбурина и Ю.М. Лотмана, является организация коллективной памяти или, другими словами, социальное кодирование. В случае с первобытной культурой, где еще не появилась письменность как особая семиотическая система, все культурное и природное окружение человека наделялось знаково стью, вся «ткань» ритуальной культуры была насквозь мифологизирова на, вещи в ней обладали и утилитарными, и знаковыми функциями одно временно. В этом контексте маска в качестве непреходящего элемента Петров М.К. Язык. Знак. Культура. – М., 1991.

Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре // Структурно-семантический ана лиз восточнославянских обрядов. – СПб., 1993.

Лотман Ю. М. Статьи по типологии культуры. – Тарту, 1970.

ритуальных действий оказывалась энциклопедией мифов «в картинках», способом репрезентации в пространстве и времени различных мифоло гических представлений, придания им наглядности и достоверности. Мас ка являлась символом существования трансцендентного мира духов, ко торые воплощались в надевшего ее шамана, и, таким образом, станови лась возможностью прикоснуться к подлинному бытию и воспроизвести истинный мировой порядок.

В русской народной культуре также существовала традиция маски рования, но маска в ней имела некоторые отличия по сравнению с амери канской или африканской ритуальной маской. «Русская народная маска ситуативна, она изготавливалась по преимуществу по случаю и из под ручных средств (бересты, соломы, ветоши)», – пишет по этому поводу О.А. Паншина в работе «Маска и маскирование в русской народной куль туре». Причем, как правило, эти маски не имели характерных, индивиду альных черт, которые по природе присущи человеческому лицу, а носили скорее без-образный характер, что, по мнению Паншиной, являлось клю чевым моментом в противопоставлении человеческого, всегда имеющего четко обозначенную индивидуальность, и нечеловеческого, того, что ужа сает своей неопределенностью естественного и сверхъестественного в ритуале.

Появление и распространение христианства кардинально поменяло вектор развития всей западной культуры и феномен маски, в том числе, начинает обретать значения и смыслы. В христианской картине мира не только использование маски как материального объекта, но и сама идея маски как способа присутствия человека в сакральном пространстве была невозможна, так как, согласно христианской доктрине, человек рассмат ривался как созданный по образу и подобию Бога, а лицо представлялось как видимый образ божественного начала в человеке. В трудах Августи на, Григория Нисского, Фомы Аквинского, как и в культуре того времени в целом, маска приобретает негативное значение: она считается лже лицом, чем-то демоническим, исходящем от дьявола. Если лицо рас сматривалось как божественный образ, то маска, скрывая его, лишала человека бытийственной связи с Богом, человек становился без образным, т.е. тварью, лишенной Божьего образа. Именно в средневеко вой культуре маска обрела метафорические значения фальшивости, об мана и лицемерия. Если в культуре ритуального типа маска представля ла сакральное, являлась проводником к нему, то в средневековой культу ре носящий маску воспринимался как скрывающийся, отвернувшийся, от павший от Бога. П. Флоренский связывал демоническую природу маски с дьяволом, который искушал людей возможностью быть как боги, то есть не быть богами по существу, а быть только их обманчивой видимостью.

Пашина О.А. Маска и маскирование в русской народной культуре // Маска и мас карад в русской культуре XVIII–XX вв. – М., 2000. – С. 14.

См. Костомаров А.С. Маска как возможность лица. – Самара, 2008.

Флоренский П.А. Иконостас. – М., 2003. – С. 85.

Маска в этом случае понимается как подделка, фикция, как то, что отни мает образ Божий.

В эпоху Средневековья карнавал, по мнению М.М. Бахтина, выражал принцип раздвоенности культуры на официальную, церковную, строго ие рархичную и карнавальную, народную, культуру. Карнавальная культура представляла другой мир, другую реальность, где торжествовало вре менное освобождение от существующего строя с его нормами и запрета ми. Вполне вероятно, что именно по этой причине маска получила такое широкое распространение именно в карнавале, который был, по сути, манифестацией асоциального. Карнавальная смена верха и низа, пере вернутость ценностных позиций и связанных с ними форм поведения схожи с ритуалом в том смысле, что в карнавале выстраивается новое отношение к миру: подобно ритуалу он имеет своей целью выход за пре делы, перерождение мира и самого человека, участвующего в карна вальном действе. М.М. Бахтин характеризует это следующим образом:

«В карнавале сама жизнь играет, разыгрывая без сценической площадки, без рампы, без актеров, без зрителей, т.е. без всякой художественно театральной специфики, другую, свободную форму своего осуществле ния, свое возрождение и обновление». Человек, надевая карнавальную маску, автоматически входил в пространство игры и «веселой относи тельности» карнавального действа.

В современной философской мысли маска становится концептом, маркирующим социальную ситуацию в целом. Вопрос о положении субъ екта в социальном все чаще связывается с кризисом традиционных уста новок. Человек, исполняя различные роли, зачастую поглощается тем образом, который принимает в социуме за свой собственный. Тема маски непосредственно связана с проблемами идентичности, репрезентации личности и ее социального конструирования.

Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. – М., 1991. – С. 71.

СЕКЦИЯ «ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ»

В.И. Григорьев, д-р пед. наук, проф., зав. кафедрой ФИЗКУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА – КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ Научное обоснование путей преодоления консервативности и инер ционности отечественной системы физкультурного образования, обеспе чивающих его инновационное и устойчивое развитие, формирование но вых социальных отношений и физкультурных ценностей студенческой молодежи, стало в последние годы актуальной проблемой. Острота ее решения обусловлена тем, что здоровье и физические кондиции соци ально активной, трудоспособной молодежи является основным стратеги ческим ресурсом России.

Что касается общей тенденции, то она такова: научные и публици стические статьи последних лет запестрели терминами «инновация», «инновационный подход», «модернизация» физической культуры студен тов, однако перестройка физкультурного образования осталась деклара тивным обещанием. Сегодня приходится признать, что до сих пор не раз работан общий механизм инновационного развития физической культуры в вузе, не созданы условия для формирования физкультурно образовательной среды, задающей когнитивно-информационный, компе тентностный вектор модернизации учебного процесса. В ходе проводи мой реформы физическая культура студентов, к сожалению, не стала объектом инвестирования и инновационной деятельности. Как следствие этого – отставание физкультурного образования от зарубежных аналогов качеством, глубиной дифференциации и индивидуализации учебного процесса, снижение интереса студентов к урокам по физической культу ре. Широко рекламируемые «индивидуальный подход» к обучению, «мо бильность», как и блочные учебные планы для их реализации, остались лозунгами. На деле оборачиваются низкой требовательностью к уровню физической подготовленности студентов. В число причин порождающих проблему входит:

противоречие между целями, поставленными перед физической культурой, и реальным положением дел;

использование технологий «вчерашнего дня», препятствующее рас крытию жизненного потенциала, приводящее к снижению физиче ской подготовленности и двигательной активности студентов;

утрата соревновательного характера физической культуры;

неразвитость в вузах спортивной инфраструктуры, недостаточное материально-техническое, примитивное методическое обеспечение учебного процесса;

недостаточная координация социального, воспитывающего и физ культурного потенциалов физического воспитания, студенческого спорта, ЛФК, физической рекреации в системе физкультурного обра зования.

Слабое звено в проведении реформы – односторонняя попытка ре шить частные проблемы, вытесняя на второй план комплексное развитие физической культуры в системе высшего профессионального образова ния (ВПО). В новых условиях вопрос стоит в том, как изменить траекто рию инновационного развития физической культуры в вузах, которая мог ла бы обеспечить более высокое качество учебного процесса, достаточ ную двигательную активность студентов.

Чтобы изменить ситуацию, в вузах необходимо использовать сис темную методологию развития, обеспечивающую необходимые условия для реализации общекультурных и специфических функций физической культуры. В качестве общего термина, описывающего ее сущность, мож но использовать концепт «физкультурно-спортивная среда», понимаемая как совокупность материальных и духовных векторов инновационного развития физической культуры в вузе. В этот концепт входят: имеющаяся в вузе материальная база и спортивное оборудование, профессиональ ные кадры и корпоративная культура кафедры, развиваемые вузом виды и организационные формы физкультурно-спортивной деятельности сту дентов, программное и методическое обеспечение учебного процесса, формы педагогического контроля, сложившиеся традиции и отношения студентов к физической культуре.

Анализ структуры и функций физкультурно-образовательной среды вуза показывает, что ее формирование помогает решить выявленные проблемы. Однако не следует думать, что процессы по ее созданию воз никнут сами собой и не нуждаются в организации, планировании и под держке. Основу разрабатываемой кафедрой физического воспитания Концепции составляет модель физкультурно-образовательной среды – как условия и главного фактора инновационного развития физической куль туры. Концепция согласуется со «Стратегией развития физической куль туры и спорта до 2020 года», утвержденной Распоряжением Правительст ва Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р.

Концепция имеет существенную поддержку в области декларирова ния ценностей физической культуры, поскольку именно физкультурно образовательная среда ориентирует содержание занятий на гармониза цию биологического и социального в человеке, на необходимость смеще ния акцентов с физической подготовки на формирование культуры здоро вья, воспитание привычек здорового образа жизни. Признание практики средовой модернизации физического развития студентов и ее роли в со временной жизни студенческой молодежи говорит о том, что предлагае мый подход адекватен задачам высшего профессионального образова ния.

Целью Концепции является инновационное развитие физической культуры в вузах на основе создания физкультурно-образовательной сре ды, обеспечивающей здоровый образ жизни, систематические занятия физической культурой и спортом. Она ориентирована на решение сле дующих задач.

1. Разработка и реализация комплекса мер по пропаганде в студенческой среде ценностей здорового стиля жизни и спорта.

2. Развитие инфраструктуры физической культуры, материального и ин формационного обеспечения учебного процесса.

2. Включение физкультурно-спортивной среды вуза в оценочную шкалу инновационного развития вуза.

3. Развитие сектора оздоровительных услуг, обеспечивающих полноцен ную реализацию личностного потенциала студентов.

4. Приобретение опыта конструктивного, социально-значимого граждан ского участия участниками организации спортивной работы в вузе.

5. Повышение конкурентоспособности молодежи за счет получения пер вичного опыта в организации физкультурного движения и формирова ния базовых личностных социальных компетенций.

Безусловно, это не американская модель, ориентированная только на развитие студенческого спорта, но уже и не прежняя советская мо дель. Суть механизма развития следующая: поскольку интегративным звеном среды является личность студента, в его целостности, в многооб разии связей и отношений с окружающим миром, для нее характерна оп ределенная предметная область и содержание двигательной активности.

Учитывая, что средовое пространство каждого студента является лично стным пространством познания и физического развития, ее влияние на мировоззрение студентов обусловлено постепенным смещением педаго гических акцентов с программы двигательной деятельности студентов на коррекцию потребностно-мотивационной сферы, реализуемой на уровне управления и самоуправления. Более того, ее создание направленно на усиление воспитательных функций кафедры физического воспитания, снижение энтропии окружающей среды, расширение видов самостоя тельной деятельности студентов. Она ставит студентов в центр физкуль турного образования, обеспечивает условия для личностного развития, его самореализации, повышения эффективности учебного процесса, спо собствует сохранению здоровья, повышению физического и умственного потенциала, формирует мировоззрение и духовность. Учебный процесс начинает восприниматься студентами как естественная, неотъемлемая часть профессионального развития.

Предлагаемый подход опирается на глубокий функциональный ана лиз физкультурно-образовательной среды через описание ее функций и результатов. Как отмечают многие авторы, ее социокультурная сущность проявляется во взаимодействии общества и среды функционирования.

Важно отметить, что физкультурно-образовательная среда вуза является целостной социально-педагогической структурой со свойственным для нее своеобразием и функциональными связями между ее компонентами, с другой – интегрирована в образовательное пространство вуза. Пре имущество данного подхода состоит в том, что он позволяет учитывать эндогенные социокультурные процессы, оказывающие влияние на каче ство физкультурного образования.

Общим подходом в оценке процессов инновационного развития ос тается понимание физкультурно-образовательной среды как управляе мой системы, подлежащей проектированию, организации и управлению.

В основе ее функционирования заложена национальная парадигма 4-х И – «институты», «инфраструктура», «инновации» и «инвестиции», выдвинутая Президентом РФ Дмитрием Медведевым. Описываемую в рамках этой па радигмы модель развития физической культуры в вузе можно определить как целенаправленную и непротиворечивую совокупность действий по формированию и реализации целей и задач инновационного развития, способную наиболее полно удовлетворить потребности студентов в физ культурно-спортивных услугах, повысить их качество.


Развитие физкультурно-образовательной среды позволит наращи вать инновационный потенциал кафедры физического воспитания за счет более полного использования материально-технического, научного и ме тодического ресурсов. Среда формируется во взаимодействии инноваци онных и традиционных моделей физкультурного образования, образова тельных стандартов, интегрирующего содержания учебных программ и планов, высокотехнологичных образовательных средств. Инновационный характер преобразований влечет за собой необходимость дальнейшего развития научно-методической базы и разработки пакета регламенти рующих документов по реализации модульно-компетентностного подхо да. На стыках взаимодействия образовательных систем, их элементов, программного материала и субъектов физкультурно-спортивной деятель ности, осуществляется процесс организации и регулирования двигатель ной активности студентов. Таким образом, становится возможным пере смотр преференций деятельности кафедр физического воспитания при проведении воспитательной работы, обучения студентов, формирования их жизненной позиции. Физкультурно-образовательная среда вуза стано вится базисом для построения физической культуры нового типа, где проявляются ее трансцедентные ценности. Представляется, что в ней может быть реализована в полной мере социальная миссия кафедры фи зического воспитания, определены пролонгированные цели и средства их достижения, обоснованы критерии эффективности и качества работы.

Необходимо помнить, что средовое пространство преломляет гете рономные воздействия и тем самым создает необходимый баланс по требностей студентов в двигательной активности, основанных на специ фической идентичности. Меняются критерии оценки профессионализма педагога, не как культуртрегера, а как организатора формирующей лич ность образовательной среды, обеспечивающей создание необходимых условий для саморазвития и самовыражения студентов. Это предусмат ривает переориентацию целей и задач физкультурного образования с всестороннего физического развития на формирование физической куль туры личности студента.

Следует обратить внимание, что здесь создаются условия для апро бации инновационных физкультурно-оздоровительных технологий, обес печивающих формирование культуры движений студентов, повышение качества их двигательных действий. Сочетание мировоззренческих, фи лософских и образовательных позиций, социального вектора физическо го воспитания, спорта, лечебной и профессионально-прикладной физиче ской культуры обеспечивает их совместимость, способствует обогащению теории и методики физической культуры. На основе полученных знаний формируются физкультурно-спортивные компетенции, мир физической культуры дифференцируется и воспроизводится в новой организации, создавая особую идентичность.

Формируемые на занятиях компетенции выступают как цели учебно го процесса, связующее звено между личностью и социальной средой.

Они определяют ценностно-мотивационный и деятельностный компонен ты здорового стиля жизни, направляют физкультурно-спортивную актив ность студентов на саморазвитие и самовыражение. Внедрение в практи ку инновационных технологий, свободный выбор форм, видов и направ ленности занятий способствуют повышению комфортности и эффектив ности физкультурной деятельности студентов, формируют способность студентов к рефлексии, к саморегуляции и самореализации, ориентируют направленность деятельности студентов на овладение ценностями физи ческой культуры, осмысление своего места в обществе, овладение спо собами взаимодействия с ним. Инновационная методология ориентирова на на совокупность сбалансированных показателей, позволяющих отсле живать внутренние процессы. Развитие физкультурно-образовательной среды становится, таким образом, способом концентрации внутренних потенциальных ресурсов, инструментом капитализации здоровья моло дежи, весьма перспективным направлением социального развития моло дежи.

Есть основание ожидать, что сформированность в вузе физкультур но-образовательной среды позволит более полно реализовать идеоло гию олимпийского образования, более эффективно использовать имею щиеся резервы физической культуры, сочетать академические занятия с самостоятельными формами двигательной активности, достигать высо ких физических кондиций студентов за счет диверсификации средств и видов физкультурной деятельности, используемых в соответствии с ин тересами и потребностями студентов.

В студенческой среде востребованы новые виды спорта – дайвинг, сноркелинг, каякинг, рафтинг, пейнтбол, серфинг, стритбол, стритсоккер, роллер-спорт, сноубординг, фрирайдинг и др. Для этих видов характерны простота в правилах, нетребованность к оснащению и места для трени ровок и соревнований, малые финансовые затраты. Как результат – ши рокое признание в студенческой среде. Поэтому они могут стать альтер нативными, по отношению к другим видам и формам проведения досуга – на дискотеках, в ночных клубах, итернет-кафе. Антропоцентрически ори ентированный контекст развития физкультурно-образовательной среды с использованием этих средств указывает на глубинные социокультурные смыслы философии здорового стиля жизни, где проявляется сравнитель ная выраженность регулятивного духовного ядра физической культуры.

Методологической основой объединения молодежи для занятий фи зической культурой является идея коллективизма, которая опирается на духовное наследие православия, отстаивающего идеи равенства всех людей перед Богом. Коллективизм в России всегда связывался с образом социальной справедливости, сострадания, которые своими корнями ухо дят в духовный опыт российского народа, его культуру. Таким образом достигается соответствие используемых в учебном процессе образова тельных технологий природным закономерностям развития студенческой молодежи и обеспечивается связь образовательного процесса с их физи ческим, психическим, нравственным и эстетическим развитием. Это сти мулирует механизмы активности студента, направленные на саморазви тие и самовыражение личности, социально закрепляет достигнутые ре зультаты.

Организация учебно-воспитательного процесса с учетом подготов ленности и физического развития студентов, позволяет студенту опреде лять свою образовательную траекторию. В этом случае личностно ориен тированный образовательный процесс может быть реализован как инди видуальная образовательная траектория. Воспитание как функция само проектирования будущей профессиональной деятельности в виде диаг ностической, прогностической, организационной, коррекционной и под держивающей деятельности, способствует гармонизации субъект объектных отношений физкультурного образования в системе «студент – преподаватель». Решение этой задачи может быть достигнуто путем по вышения профессиональной компетентности педагогов, их мобильности к восприятию инноваций, овладению современными технологиями, вне дрением их в учебный процесс, созданием творческой атмосферы в педа гогическом коллективе.

Не будет преувеличением утверждение, что реализация проекта позволит придать этой деятельности необходимый социальный статус, станет рычагом развития физической культуры. У кафедр физического воспитания появляются новые возможности работы и перспективы развития, создается альтернативная реальность в организации гибкой физкультурно-спортивной работы в университете, формируется новая формула профессионального неоконформизма. Она переориентирует цели образования на развитие сущностных качеств студенческой мо лодежи, где приоритетным становится развитие цельной, гармоничной личности.

Физическая культура обретает новые функции в системе капитали зации человеческих ресурсов, становится сферой производства иннова ций.

Д.Н. Давиденко, д-р биол. наук, проф., В.И. Григорьев, д-р пед. наук, проф., М.М. Филиппов, д-р биол. наук, проф.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХОФИЗИОЛОГИИ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОБЛАСТИ ЗНАНИЙ Психофизиология, по своей сути, отражает последний этап станов ления психологии. История развития психологии свидетельствует о том, что в ней много лет существовал ярко выраженный субъективизм, коцеп цептуальные представления не имели необходимой объективной аргу ментации, что затрудняло решение много практических вопросов, выдви гаемых жизнью.

Принципиальные изменения состоялись, когда в психологию пришли представители естественно-научных дисциплин – физики, биологи, меди ки и другие. Благодаря усилиям естествоведов, в XIX веке сформирова лась психофизика – своеобразное сотрудничество физиологов, физиков, математиков. Она была направлена, в первую очередь, на изучение ме ханизмов функционирования органов чувств, в частности – зависимости субъективных характеристик сенсорных феноменов от объективных фи зических параметров раздражителя, физических закономерностей функ ционирования органов чувств, механизмов биоэлектрогенеза. То есть, методология и методические возможности естествознания использова лись для объективного изучения субъективных феноменов. Основателя ми этого направления были: во Франции – П. Бугер, в Германии – И. Мюллер, Е.Г. Вебер, Г. Гельмгольц, Е.Дю Буа-Реймонд, Е. Геринг и другие. Именно это направление (то есть психофизики, биофизики орга нов чувств и электрофизиологии сенсорных процессов) и стало непо средственным предвестником развития психофизиологии.

Практически одновременно, но, в известной степени, автономно, формировался и другой подход – нейрофизиологическое обоснование психических процессов. Основателем этого научного направления был И.М. Сеченов. Его труды «Рефлексы головного мозга» (1863) и «Кому и как разрабатывать психологию» (1873) не потеряли своей актуальности и в наше время.


Основателем современной психофизиологии, как междисциплинар ной отрасли знаний, можно считать немецкого ученого В. Вундта (1832 1920). Первым, кто бескомпромиссно предложил экспериментальный фи зиологический метод для изучения психической деятельности, был И.П. Павлов (1849-1936).

В течение XX века, благодаря усовершенствованию нейрофизиоло гических, электрофизиологических, биофизических, биохимических мето дов, широкому использованию наблюдений за больными, стало возмож ным раскрытие фундаментальных закономерностей деятельности голов ного мозга, что способствовало формированию представлений о физио логических механизмах психической деятельности и усилило фактороло гическую базу психофизиологии.

Исходя из таких рассуждений, психофизиология может быть пред ставлена как междисциплинарная область знаний о физиологических ме ханизмах психической деятельности, ее влиянии на соматические про цессы, а также о вегетативном обеспечении психики. Отдавая преимуще ство такому определению, необходимо иметь в виду, что существует и другая точка зрения, в соответствии с которой отрицается причинно следовательная связь между психическим и физическим, а физиологиче ские процессы рассматриваются как синхронно протекающие реакции, ко торые могут быть лишь инициированы психическими процессами. Иногда даже утверждается принципиальная невозможность раскрытия физиоло гической природы психического.

Наиболее сложным вопросом, на наш взгляд, является такой: – как объективное превращается в субъективное? Этот вопрос, очевидно, в достаточно полной мере может быть раскрыт на высшей ступени естест веннонаучных знаний и глубоких теоретических обобщений. Психология ожидает своей теории относительности, и это крайне необходимо.

Предметом психофизиологии являются психические процессы и со стояния, на раскрытие физиологических механизмов которых направлены ее исследования. Психофизиология, как научная и учебная дисциплина, базируется на таких концептуальных принципах.

1. Принцип детерминизма, или причинной последовательности.

2. Принцип материальной природы идеального, то есть – наличия конкретной морфологической структуры, включающей нервный субстрат и процессы, которые в ней протекают.

3. Принцип психосоматического единства в организации челове ка. Деление единства человека на душу и тело имеет глубокие и крепкие исторические корни. При этом естественное, адекватное телесное (сома тическое) функционирование (например, моторика, кровообращение, ды хание и тому подобное) возможно только при обязательном участии пси хических регуляторных механизмов. Хотя, с другой стороны, психическая активность – это результат деятельности соматических структур и про цессов (голова и нервная система – это составные части сомы, то есть тела человека).

4. Принцип биосоциальной сущности человека. В первую очередь это касается высших психических функций – речи, мышления, сознания, которые не развиваются когда человек не воспитывается среди людей.

Это связано с тем, что социум – не искусственная организация людей, а результат биологической эволюции, один из уровней живой материи.

Психофизиология, как междисциплинарная область знаний, исполь зует комплексный методический подход, который включает ряд аспектов.

Во-первых, это определение, при проведении психофизиологическо го исследования, субъективной характеристики изучаемого психического явления.

Во-вторых, это использование таких экспериментальных методов, которые позволяют определять количественную объективную характери стику изучаемой психической и физиологической феноменологии.

В-третьих, это применение всестороннего методического арсенала исследований с соответствующей количественной и качественной обра боткой полученных характеристик изменений нейрофизиологических и вегетативных процессов, которые сопровождают субъективные явления.

В-четвертых, это наблюдения за психическими, неврологическими, соматическими больными, что позволяет судить о морфологическом и физиологическом субстрате психических явлений.

В-пятых, это использование биологических моделей, то есть резуль татов экспериментов на животных с раздражениями, разного рода нару шениями и исключением отдельных мозговых структур.

Использование совокупности таких методических подходов позволи ло психофизиологам успешно приблизиться к пониманию природы психи ки. Современная психофизиология базируется на фундаментальных дос тижениях в области биологии, в частности, – физиологии. Среди них не обходимо выделить, как наиболее значимые, такие:

– формирование представлений о клеточном строении нервной сис темы и нейрона, их свойствах, биофизических механизмах нервого им пульса;

– познание механизмов возбудительного и тормозного взаимодейст вия между нейронами, роли нейротрансмитерных и нейромодуляторных факторов в реализации такого взаимодействия;

– расшифровка механизмов кодирования и передачи информации в НС при действии возбуждающих факторов внешней и внутренней среды;

– установление принципов функциональной организации нервной НС, механизмов интеграции в деятельности мозга, биологической обрат ной связи, функциональной асимметрии мозга;

– достижение понимания ассоциативной деятельности разной сте пени сложности, от клеточного к системному уровню;

– изучение психических функций в филогенезе и онтогенезе, опре деление генотипических и фенотипических компонентов психики;

– разработка П.К. Анохиным концепции функциональной системы, которая стала основой для понимания механизмов поведенческой актив ности, интеграции большинства психических процессов.

Все это свидетельствует о накоплении фактических знаний, которые сближают психологию, ее гуманитарную составляющую, с природоведе нием (физиологией, биохимией, биофизикой и др.).

Однако, несмотря на сказанное, психофизиология, имея достаточно выразительное стремление к точным, объективным отраслям знаний о людях, сталкивается с серьезными дискуссионными проблемами. Это, например, не всегда объективная возможность физиологически диффе ренцировать очень большое количество оттенков и отличий, которые ха рактеризуют многообразные эмоциональные состояния. Не нашла своего конечного решения проблема отношения психических и физиологических процессов. На современном этапе развития человеческих знаний просто невозможно представить существование психики без всякой связи и не зависимо от живого организма человека.

Действительно, порой психическое и физическое происходят лишь как случайно синхронно протекающие процессы, иного рода взаимосвязь представляется маловероятной. Хотя можно утверждать и противопо ложное – когда соматические процессы запускаются либо модулируются психическими процессами и состояниями, либо наоборот – когда сомати ка активизирует психику.

Психофизиология, как междисциплинарная научная область естест венных знаний, имеет и практические ветви проникновения и применения в разные сферы деятельности человека: социальную работу, педагогику, медицину, физическую культуру, спорт, эргономику и так далее. К основ ным прикладным аспектам психофизиологии относятся следующие.

1. Психофизиологический отбор и контроль, как составляющие професионального отбора для выявления способностей и качеств, соот ветствующих требованиям определенной деятельности. Он также вклю чает регламентацию вопросов, обеспечивающих компетенцию психофи зиолога на производстве.

2. Психофизиологическая подготовка к специальной деятельности, включающая формирование новых нервных связей, создание динамиче ских специализированных стереотипов, а также развитие определенных физиологических проявлений. Психофизиологическая подготовка основа на на формировании наиболее важных компонентов: сенсорного, умст венного, двигательного и вегетативного. Одной из важных проблем, свя занных с психофизиологической подготовкой, является проблема «чело веческого фактора». Она очень актуальна при взаимодействии человека с техническими комплексами, для обеспечения надежности специалистов в сложных видах деятельности.

3. Психофизиологическая реабилитация – комплексный процесс использования разных приемов, методов, средств для обеспечения вос становления функционального состояния организма в случае его нару шения или необходимости коррекции при отклонениях от оптимального уровня функционирования под воздействием многообразных производст венных и других факторов.

Кроме этих, строго очерченных прикладных вопросов психофизиоло гии, обращают на себя внимание такие аспекты:

– учет психологических возможностей и особенностей человека при организации жизнедеятельности, во всем ее разнообразии;

– анализ психотропных влияний информационного (речи, семантики какого либо сигнала), физического (механических, световых, электриче ских, магнитных и других воздействий), химического (биологически актив ных веществ, врачебных, фармакологических и других факторов), биоло гического (естественных влияний) характера;

– разработка методов самоконтроля и саморегуляции физического и психического состояния;

активация, успокоение или переключение его в конкретных ситуациях;

– использование психофизиологических знаний для практики спор тивной деятельности, а также понимания генеза психической и психосо матической патологии, для разработки методов оценки функциональных резервов и диагностики состояний.

Таким образом, психофизиология представляется как междиcципли нарная область человеческих знаний, которые бурно и энергично разви ваются и психологами и физиологами, то есть, в результате движения психологии и физиолологии навстречу друг другу. В соответствии с при веденными размышлениями представляется, что психофизиология при звана рассматривать характеристику функциональных состояний орга низма, тех физиологических проявлений, которые определяют или отра жают психическую сущность человека. Предполагается, что такое пони мание психофизиологии имеет право на существование, и может быть использовано в практической психологии.

В.И. Григорьев, д-р пед. наук, проф., О.И. Алексеева, канд. пед. наук, ст. преп.

ПРЕИМУЩЕСТВЕННАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ СПЕЦИАЛЬНЫХ НАГРУЗОК, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В ПОДГОТОВКЕ ПЛОВЦОВ Практика студенческого спорта последнего десятилетия переходит в сферу использования инновационных технологий подготовки. Это позво ляет в новом аспекте рассмотреть подготовку студентов-пловцов на от делении спортивного совершенствования вуза, оптимизировать подходы к повышению эффективности спортивной тренировки, совершенствова нию техники плавания и тактики соревновательной деятельности и к улучшению информационного обеспечения учебно-тренировочного про цесса. Сегодня остро встала проблема разработки инновационной мето дики подготовки, обеспечивающей достижение студентами максимальных спортивных результатов за время обучения в вузе.

В результате проведенного опроса 32-х специалистов, работающих на отделении спортивного совершенствования вузов, выявлены следую щие проблемные ситуации: недостаточное использование современных научных достижений;

выполнение специальных нагрузок без учета инди видуальных особенностей пловцов;

отсутствие взаимосвязи между пара метрами нагрузки и показателями текущего и оперативного состояния пловцов.

В серии пилотажных исследований на моделирующем тренажерном диагностическом стенде «АРТ–2», разработанном А.В. Петряевым и И.В. Клешневым (СПбНИИФК), проведена регистрация и анализ пара метров рабочей деятельности пловцов, определялся срочный, отстав ленный и кумулятивный эффект нагрузок различной мощности. Эргоно мическая паспортизация нагрузок, используемых в подготовке пловцов, проводилась по 6 диапазонам мощности работы (Н.И. Волков, 1990).

Обследовано 92 пловца в возрасте 18-20 лет, КМС и МС. Регистри ровались биодинамические параметры рабочей деятельности в цикле гребка: максимальное усилие Fmax (N), среднецикловое усилие Fcycle (N), максимальная мощность Pmax (Wt), мощность в рабочей фазе Ppull phase (Wt), темп (SR), величина «шага» (SL), максимальная скорость (V max). Наряду с ними определялись параметры гемодинамических и респираторных функций.

Полученные результаты использованы в определении соотношения и преимущественной направленности нагрузок в годичном макроцикле, обосновании критериев оценки готовности пловцов к соревнованиям.

Установлено, что плавание в аэробном режиме вызывает у испы туемых 3-х групп повышение ПО2 относительно состояния покоя до 1,8 л/мин, связанного с 2-кратным увеличением МОК и 3-кратным возрас танием МОД. Работа в компенсаторном режиме сопровождается ростом МОК и МОД, что указывает на значение гемодинамических факторов при выполнении аэробных нагрузок. У стайеров выявлена более высокая аэробная производительность.

Объем аэробных нагрузок у пловцов, входящих в сборную команду России и Санкт-Петербурга, находится в пределах 65-80% от суммарного объема и в 2-3 раза превышает объем работы пловцов-студентов.

Плавание в режиме ПАНО у спринтеров сопровождается возраста нием энергетической стоимости работы на фоне чрезмерного напряжения кардиореспираторной системы. Объем этих нагрузок в подготовке сбор ных команд составляет 572 км – 16%. В вузе – 67 км.

Вариативность сроков в отделении спортивного совершенствова ния в группах обусловлена индивидуальными особенностями в преде лах 4-6 час. Нагрузки гликолитической направленности вызывают пре дельные величины СОК, максимальны величины ЧСС и сердечного вы броса, а также возрастание Hla крови до 13 ммоль/л, что указывает на ее стрессовый характер как для спринтеров, так и средневиков и стайеров.

Объем этих нагрузок в подготовке квалифицированных пловцов состав ляет 474 км – 11%;

в студенческих командах – в 4 раза меньше.

Скоростно-силовые нагрузки субмаксимальной мощности вызывают в группе стайеров повышение пульсовой и энергетической «стоимости»

работы, предельные величины ЧД, что указывает на максимальное на пряжение функциональной системы. Их объем в сборных командах со ставляет 200 км (около 5%), а в подготовке студентов – 26 км. Нагрузки максимальной мощности связаны с наибольшими энерготратами у сприн теров. В подготовке сборных команд объем этих нагрузок составляет 80 км – 2,1%.

На динамику спортивных результатов пловцов оказывает влияние четыре главных фактора.

Факторная структура подготовки пловцов, относящихся к разным типологическим группам В первом факторе (52,1%) наибольшее значение в группах имеет объм аэробных нагрузок, связанных с формированием морфологических и биоэнергетических предпосылок для роста спортивных результатов.

В группе стайеров выявлены тесные корреляционные связи объема пла вания на скорости ПАНО с параметрами рабочей деятельности и состоя нием кардиореспираторной системы. Выраженность вклада этих пере менных характеризуют значение специальной выносливости и экономич ности техники у стайеров. Они связаны со снижением ЖМ тела, эмоцио нальной устойчивостью. Фактор в целом характеризует аэробные воз можности пловцов, специализирующихся на длинных дистанциях.

Второй фактор (23,1%) характеризует влияние объема нагрузок умеренной и субмаксимальной мощности на возрастание в группах сред недистанционной скорости плавания и динамику морфофункциональных перестроек. Объем нагрузок субмаксимальной мощности тесно связан с ростом Fcycle (N), Pmax (Wt), SR (r=0,553, p 0,05), Fmax/weight (0,547), с оптимизацией величины SL, Vср. (r=0,610 p 0,05);

с величиной ЧСС и Hla крови. Высокие факторные веса имеют: величина продолжительности сердечного цикла (R–R), и индекс напряжения миокарда (ИНМ), характе ризующие функциональное состояние гемодинамической системы сред невиков а также параметры психомоторного обеспечения деятельности – РДО, Т-т max и САН.

В третьем факторе (13,4%) проявляется связь объема скоростно силовых нагрузок максимальной мощности с параметрами реализацион ной эффективности работы и ее психомоторного обеспечения. В большей мере он выражен у спринтеров, где результат связан с эффективностью деятельности пловца на старте и в зоне поворота, а также с объемом плавания на максимальной скорости и объемом силовой работы на тре нажерах. Уровень спортивных результатов спринтеров связан с величи нами Fmax и Fcycle, Pmax и Ppull phase (0,502 p 0,05). Тесные связи между показателями максимальной стартовой скорости и темпа, а также параметрами моторного обеспечения – Т-т max, кистевой динамометрии (Д-д max) и ВОД, характеризуют предрасположенность спринтеров к скоростно-силовым нагрузкам.

В четвертом факторе (10,1 %) в группах средневиков и стайеров в большей мере представлены общие параметры нагрузки: количество тренировочных дней, тренировок, объем аэробных нагрузок. Высокие факторные нагрузки имеют гемодинамические характеристики: МОД, МОК, фаза изометрического сокращения (IС) и внутри систолический по казатель (ВСП), характеризующие резервы адаптации организма средне виков и стайеров. Фактор отражает профилактическое значение аэробных нагрузок, снижающих риски перенапряжения организма пловцов.

Разработаны микроциклы высокоинтенсивных аэробных, гликолити ческих и анаэробных нагрузок. Объем нагрузок, направленных на разви тие специальной выносливости спринтеров составляет 27,9%, общей вы носливости – 19,4%, скорости – 7,8% и силы – 3,1%. Это соотношение на грузок направлено на повышение емкости аэробных механизмов энерго обеспечения и мощности кардиореспираторной системы. Используется преимущественно интервальный, повторный, соревновательный методы и тренажерная подготовка. Уровень специальной подготовленности оце нивается по результату на дистанциях 50 и 100 м, величинам Fmax, Fcycle, SRmax, Pmax.

В группе средневиков объем нагрузки, обеспечивающей развитие специальной выносливости составляет 32,7% при тенденции к снижению объема работы силовой направленности до 2,9%. Увеличение объема плавания на скорости ПАНО направлено на повышение эффективности «тканевого дыхания» рабочих групп мышц. Критериями оценки подготов ленности является мощность работы на уровне ПАНО и ее кислородное обеспечение.

В группе стайеров объем работы, связанный с развитием общей вы носливости, возрастает до 35,8%, специальной выносливости – до 22,7%.

Это обеспечивает повышение мощности работы за счет повышения уровня специальной силы, увеличения мощности гликолитических и креа тинфосфатных механизмов энергообеспечения. В подготовке стайеров и средневиков использовались преимущественно равномерный перемен ный и интервальный методы тренировки.

Разработанная методика подготовки пловцов предусматривает кон центрацию средств преимущественной направленности тренировочного воздействия в ограниченные сроки – до 3-х недельных микроциклов. На копительный модуль ориентирован на акцентированное развитие мощно сти аэробных механизмов энергообеспечения. Трансформирующий мо дуль направлен на повышение эффективности техники плавания на со ревновательной скорости за счет акцентированного развития силы и мощности в цикле гребка, повышения мощности гликолитического меха низма энергообеспечения. Реализационный модуль нацелен на реализа цию сформированного потенциала в прикидках, контрольных стартах и соревнованиях, что обеспечивает повышение объема соревновательной практики в 2–3 раза. Акцент делается на скоростных упражнениях, повы шающих эффективность рабочей деятельности в стартовой зоне, пово ротной и финишной зоне.

Реализация методики подготовки обеспечила: структурную целост ность, мобильность и гибкость подготовки пловцов;



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.