авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Суть инвестиционного налогового кредита состоит в том, что органи зация, получившая его, вправе уменьшать свои платежи по соответст вующему налогу в течение срока действия договора об инвестиционном налоговом кредите. Уменьшение производится по каждому платежу соот ветствующего налога, по которому предоставлен инвестиционный нало говый кредит, за каждый отчетный период до тех пор, пока сумма, не уп лаченная организацией в результате всех таких уменьшений (накоплен ная сумма кредита), не станет равной сумме кредита, предусмотренной соответствующим договором. При этом в каждом отчетном периоде сум мы, на которые уменьшаются платежи по налогу, не могут превышать 50 процентов размеров соответствующих платежей по налогу.

Инвестиционный налоговый кредит предоставляется, прежде всего, в целях стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности организаций. Так, согласно статье 67 НК Российской Федерации инвести ционный налоговый кредит может быть предоставлен организации при наличии хотя бы одного из следующих оснований, таких как:

1) проведение этой организацией научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ либо технического перевооружения собст венного производства, в том числе направленного на создание рабочих мест для инвалидов или защиту окружающей среды от загрязнения про мышленными отходами;

2) осуществление этой организацией внедренческой или инноваци онной деятельности, в том числе создание новых или совершенствование применяемых технологий, создание новых видов сырья или материалов;

3) выполнение этой организацией особо важного заказа по соци ально-экономическому развитию региона или предоставление ею особо важных услуг населению.

Предоставление инвестиционного налогового кредита в России осу ществляется на основании решения уполномоченного органа и заключен ного между этим органом и плательщиком соответствующего договора.

Для получения инвестиционного налогового кредита необходимо предоставление бизнес-плана инвестиционного проекта по форме, уста новленной Постановлением Правительства РФ от 22.11.1997 г. № «Об утверждении Порядка предоставления государственных гарантий на конкурсной основе за счет средств Бюджета развития Российской Феде рации и Положения об оценке эффективности инвестиционных проектов при размещении на конкурсной основе централизованных инвестицион ных ресурсов Бюджета развития Российской Федерации», включая экс пертное заключение Министерства экономики Российской Федерации о качестве проекта и целесообразности его реализации.

В случае предоставления инвестиционного налогового кредита про центы устанавливаются по ставке не менее 1/2 и не более 3/4 ставки ре финансирования Центрального банка РФ. Критерием для определения размера процента, взимаемого за пользование инвестиционным налого вым кредитом, служит срок, на который предоставляется такой кредит, а именно: в течение первых двух лет – 1/2 ставки, в последующие годы – 3/4 ставки рефинансирования Центрального банка РФ.

Кроме рассмотренных мер налоговой поддержки, законодательст вом РФ предусмотрен ряд льгот по федеральным налогам для организа ций, осуществляющих инновационную деятельность, в частности, по на логу на добавленную стоимость, подоходному налогу и налогу на при быль.

Не подлежит налогообложению НДС (льгота):

выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ за счет средств бюджетов, а также средств Российского фонда фундаментальных исследований, Российского фонда технологического развития и образуемых для этих целей в соответствии с законодательст вом Российской Федерации внебюджетных фондов министерств, ве домств, ассоциаций;

выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ учреждениями образования и науки на основе хозяйственных дого воров (пп. 16 п. 3 ст. 149 НК РФ);

не подлежит налогообложению ввоз на территорию Российской Федерации технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему, но только ввозимых в качестве вклада в уставные (скла дочные) капиталы организаций (пп. 7 п. 1 ст. 150 НК РФ).

При формировании налоговой базы по налогу на прибыль организа ций не учитывается в качестве доходов имущество, полученное налого плательщиком в рамках целевого финансирования в виде:

средств, полученных из Российского фонда фундаментальных исследований, Российского фонда технологического развития, Российско го гуманитарного научного фонда, Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Федерального фонда производственных инноваций;

средств, поступивших на формирование Российского фонда тех нологического развития, а также иных отраслевых и межотраслевых фон дов финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, зарегистрированных в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике», в форме некоммерческих организаций;

полученных грантов;

инвестиций, полученных от иностранных инвесторов на финан сирование капитальных вложений производственного назначения, при условии использования их в течение одного календарного года с момента получения;

средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемых бюджетным учреждениям по смете доходов и рас ходов бюджетного учреждения.

При формировании налоговой базы по налогу на прибыль организа ций учитываются в качестве расходов расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) (пп. 4 п. 1 ст. 253 НК РФ).

Расходы на НИОКР, осуществленные налогоплательщиком само стоятельно или совместно с другими организациями, равно как на осно вании договоров, по которым он выступает в качестве заказчика таких ис следований или разработок, признаются для целей налогообложения по сле завершения НИОКР (завершения отдельных этапов работ). Однако следует учитывать, что Налоговый кодекс РФ предусматривает капитали зацию таких расходов на НИОКР и равномерное их включение в течение последующих 3 лет в состав расходов в размере:

100% при условии использования указанных исследований и разработок в производстве (при реализации товаров, выполнении работ, оказании услуг);

70% по расходам на НИОКР, осуществленным в целях создания новых или совершенствования применяемых технологий, создания новых видов сырья или материалов, и не давших положительного результата.

При получении в результате НИОКР исключительных прав на ре зультаты интеллектуальной деятельности, последние признаются нема териальными активами, амортизируемыми в установленном НК РФ об щем порядке. По нематериальным активам, по которым невозможно оп ределить срок полезного использования, нормы амортизации устанавли ваются в расчете на 10 лет (ст. 262 НК РФ;

п. 2 ст. 258 НК РФ).

Следует отметить, что до 2002 года по налогу на прибыль предос тавлялся ряд существенных инвестиционных льгот:

не подлежала обложению прибыль, полученная от вновь создан ного производства (за исключением производств, созданных в рамках торговой, снабженческо-сбытовой и посреднической деятельности), на период его окупаемости, но не свыше 3 лет. Вновь созданным производ ством признавалось производство, выделенное в обособленное струк турное подразделение на базе новых (приобретенных или сооруженных) производственных мощностей, стоимость которых превышает 20 млн рублей, при наличии технико-экономического обоснования, согласованно го с государственными органами исполнительной власти субъектов РФ;

облагаемая прибыль уменьшалась на сумму фактически произ веденных расходов предприятиями отраслей сферы материального про изводства на финансирование капитальных вложений производственного назначения. Льгота предоставлялась при осуществлении расходов за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия и условии пол ного использования ими сумм начисленной амортизации на последнюю отчетную дату. По данной льготе налогооблагаемая прибыль могла быть уменьшена на 50% по федеральной доле налога и до 100% (как, напри мер, в Санкт-Петербурге) по региональной доле, в соответствии с зако ном субъекта РФ.

В части налога на доходы физических лиц: не подлежат налогооб ложению доходы в виде суммы, полученных в виде грантов (безвозмезд ной помощи), предоставленных для поддержки науки и образования, культуры и искусства в Российской Федерации международными или ино странными организациями по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации (Постановление Правительства РФ от 05.03. № 165) (Статья 217 п. 6 НК РФ).

Налогоплательщикам, получающим авторские вознаграждения или вознаграждения за создание, исполнение или иное использование произ ведений науки, вознаграждения авторам открытий, изобретений и про мышленных образцов предоставляется налоговый вычет в сумме факти чески произведенных и документально подтвержденных расходов.

Для стимулирования инновационной активности предприятий необ ходимо ввести налоговые стимулы, которые направлены на снижение рисков инновационной деятельности, стимулирование технического пе ревооружения и модернизацию предприятий, стимулирование инноваци онного спроса. К основным мерам можно отнести списание затрат на НИОКР в общем порядке, освобождение от НДС НИОКР государственных организаций, введение нулевой ставки НДС при ввозе технологического оборудования и др.

С января 2008 года вступил в силу Федеральный закон РФ от 19 ию ля 2007 г. № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодатель ные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности».

В соответствии с этим законом все финансовые инвесторы инноваций получат дополнительные льготы по налогам на добавленную стоимость, на прибыль организаций и единому налогу, уплачиваемому при исполь зовании упрощенной системы налогообложения. Освобождаются от НДС операции по передаче исключительных прав на изобретения, промыш ленные образцы, полезные модели, программы, базы данных, определя ется перечень НИОКР, освобождаемых от этого налога.

А.В. Харламов, д-р экон. наук, проф.

ПРОБЛЕМА ЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДСТВА В наши дни во всем мире наблюдается сокращение доли первичного сектора материального производства с одновременным возрастанием роли отраслей, работающих на конечных потребителей, с высоким удельным весом наукоемких производств. Приближение структуры ре ального сектора России к аналогичной структуре развитых стран будет многоэтапным процессом, включающим серию циклов е обновления, по зволяющих сглаживать имеющий место сегодня экономический кризис.

Рассматривая действующую отраслевую структуру реального секто ра отечественной экономики, следует отметить ее особенности, связан ные с тем, что функционирование каждой отрасли представляет собой практически отдельный экономический институт. Соответственно, любое изменение позиции отрасли может восприниматься как изменение отно сительной роли и значимости данного института, тем самым, характери зуя направленность трансформации всей институциональной структуры хозяйственной системы российского общества. Так, увеличение объема производственной деятельности может определяться как начало качест венно иного пути создания благ и их потребления.

Изменение роли традиционных отраслей реального сектора сопря жено с возникновением новых и врастанием в хозяйственную систему та ких институтов, как иностранный и совместный бизнес, различные мас штабы предпринимательства, различные формы собственности, различ ные формы объединения бизнеса и виды инвестиций. Степень их встро енности в трансформируемый реальный сектор влияет на результаты, которые при этом достигаются.

Анализ проблемы эффективности реального сектора говорит о том, что его сегодняшние возможности не соответствуют тем задачам макро экономического характера, которые на него возлагаются обществом. Ряд исследователей, изучающих эту проблему, приходит к более жесткому выводу, указывая, что существующие структуры не только не оказывают сколько-нибудь существенного положительного влияния на макроэконо мическую ситуацию в России, но и не решают проблем собственно ре ального сектора.

Наиболее значимую роль в хозяйственной системе нашей страны играют три сектора. К первому относятся экспортоориентированные предприятия нефтегазовой, химической и металлургической промышлен ности. Вторая группа – производители, работающие для удовлетворения спроса предприятий первой группы. Сюда относятся и немногочисленные предприятия, выпускающие конкурентоспособную продукцию. Третья группа – совокупность предприятий, научно-исследовательских центров и инфраструктурных элементов, относящихся к оборонно-промышленному комплексу. Несмотря на проведенную в середине 90-х гг. ХХ века неэф фективную конверсию, этот сектор по-прежнему имеет возможность по ряду изделий и научных разработок опережать ведущих конкурентов из США, Швеции, Великобритании и других стран.

Однако секторальный анализ указанными группами не исчерпывает ся. Существует еще и четвертый сектор, в который входит самая много численная группа предприятий с низкой рентабельностью, продукция ко торых не имеет достаточного количества платежеспособных потребите лей, или неконкурентоспособна на мировом рынке. Это, как правило, предприятия легкой промышленности и связанные с ними отрасли маши ностроения, приборостроения, станкостроения и др.

По нашему мнению, только в первом, третьем и частично во втором секторах существует подобие единства производственной сферы и сфе ры обращения капитала, что приводит к обеспечению эффективного дви жения капитала между разными отраслями производства. В доминирую щей группе предприятий, относящихся к четвертому сектору, сфера об ращения откачивает финансовые ресурсы, усугубляя деградацию произ водственной сферы.

Вышесказанное подводит нас к определению направления фор мирования эффективного реального сектора экономики. Речь идет о восстановлении целостности промышленного капитала. Термин «це лостность» используется как обобщнная характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой. Он выражает интегри рованность, самодостаточность, автономность этих объектов, их про тивопоставленность окружению, которые связаны с их внутренней ак тивностью.

Исследование процессов, происходящих в реальном секторе эко номики нашей страны в настоящее время, позволяет сделать вывод о продолжении процесса дезинтеграции. И это, безусловно, имеет под собой основание. Для экономики, как многоуровневой системы, харак терны и центробежные, и центростремительные силы. Дезинтеграция экономического пространства России – это проявление центробежных сил, стимулирующим фактором для которых стал экономический кризис 2008-2010 гг.

Роль государства в качестве важнейшего института в конечном ито ге приводит к наращиванию бюджетной поддержки отдельных отраслей, а точнее – предприятий реального сектора (например, АвтоВАЗа). На деле же в рамках бюджетной экономики, основанной на государственном регу лировании распределения и перераспределения дохода, возникают и усиливаются центробежные тенденции. Государство на макроуровне формирует блокирующий эффект, который не позволяет запустить эф фективный механизм реальных инвестиций. Этот эффект в экономике России закрепляется тем обстоятельством, что в настоящее время фи нансовый капитал не сложился как система. Механизмы же системного взаимодействия микро- и макроэкономики могут сформироваться лишь на базе развитого финансового капитала и соответствующих ему финансо вых институтов. И кризисы, и выздоровление экономики начинаются с финансового сектора. Пример этого – кризисы в экономике России по следнего десятилетия ХХ века.

Когда мы говорим о реальном секторе, мы обычно анализируем оборудование и технологию и зачастую упускаем из внимания человека работника. Но в условиях глобализации в основе конкурентоспособности государств, отраслей и отдельных предприятий лежит человеческий ка питал в целом и фактор труд – в частности. Тогда возникает вопрос: а что является основой совершенствования человеческого капитала? Есть много точек зрения. Авторская позиция заключается в том, что в основе лежит расширение индивидуальных свобод и, соответственно, увеличе ние ответственности и самостоятельности личности в определении своей трудовой судьбы. Люди должны обладать навыками самостоятельного поиска работы, представлениями о востребованности и цене своей рабо чей силы, адекватным восприятием и осознанием ответственности за собственную занятость, реальным видением перспектив решения этой проблемы. Успешность адаптации и возможность занять свое место на рынке труда в определенной степени зависят от подготовленности чело века к деятельности в качестве самостоятельного агента этого рынка.

Иными словами, необходима выработка адаптационного механизма включения личности в процесс превращения сферы труда в пространство самореализации и развития работника, а самого труда – в более значи мый и общественно-полезный.

Большое значение в процессе формирования нового типа трудово го сознания имеет экономическая культура, которая способствует отбо ру и обновлению ценностей и норм, функционирующих в экономической сфере и необходимых для самоидентификации, и ориентирует ее субъ ектов на те или иные формы экономической активности. Культура труда и трудовых отношений, помимо прочего, означает экономическую само стоятельность, ответственность людей за свое экономическое поведе ние. Кроме того, культура проявляется и в том, что каждый работник может зарабатывать и жить по своему труду. В этом – и социальная справедливость, и сильнейший стимул развития, и возможность само реализации каждого человека, его общественное признание и самоува жение.

Что касается государства, то оно выступает основным защитником интересов всех участников производственного процесса и процесса по требления произведенных благ. В этом отношении государство выполня ет направляющую роль в развитии, с учетом сложившихся традиций, обычаев, действующей хозяйственной системы, отношения к происходя щим процессам со стороны различных хозяйствующих субъектов. В рам ках институционального подхода государство следует характеризовать как организацию, выполняющую функции законотворчества, т.е. опреде ления прав собственности, установления правил игры на рынках, норм правовой деятельности экономических субъектов, прав и обязанностей потребителей, условий заключения договоров, регулирования взаимоот ношений работников и работодателей и т.д.

Все страны сталкиваются с проблемой повышения эффективности государственного воздействия на реальный сектор. Так, в последние десятилетия большинство экономически развитых государств столкну лось с обострением конкуренции на глобальном рынке, ухудшением экологической обстановки, истощением природных ресурсов, ужесточе нием требований к процессу обеспечения экономической безопасности.

Причинами этого во многом являются результаты неэффективной рабо ты реального сектора или его отдельных отраслей. Многие ученые и политики полагают, что перечисленные негативные процессы связаны с несовершенством действующей хозяйственной системы. В этой связи осуществляется постоянный поиск направлений и моделей развития реального сектора и инструментов его регулирования со стороны госу дарства. Зарубежными государствами накоплен определенный опыт, который следует использовать и в России, несмотря на то, что отечест венный реальный сектор находится на ином уровне развития. Наша за дача – разработать и использовать такие инструменты, которые позво лили бы в краткосрочном периоде стабилизировать позитивные резуль таты экономического развития нашей экономики, а в долгосрочном – достичь динамичного сбалансированного развития. Это предполагает гармоничное сочетание национальных интересов: экономических, поли тических, экологических, военных, демографических и др. Это позволя ет высказать ряд соображений.

1) Этап глобализации трансформирует всю систему организации производства. Это является побудительным мотивом структурных преоб разований и вызывает необходимость проведения действенной структур ной политики (не только в реальном секторе экономики).

2) В условиях продолжающихся экономических реформ России важно избегать крайних ориентиров на рыночный или административный принципы воздействия на реальный сектор, так же как и на всю систему хозяйства.

3) Совокупность всех видов и направлений деятельности государ ственной власти в области реального сектора экономики объективно представляет собой достаточно структурированную систему, с совокуп ностью как горизонтальных, так и вертикальных связей, выстроенную та ким образом, чтобы максимально полно удовлетворять интересы всех хо зяйствующих субъектов. Это предполагает определенную последова тельность взаимосвязанных действий по приоритетам, задачам, этапам и результатам. С учетом множественности хозяйствующих субъектов, а также многовариантности решения тех или иных хозяйственных задач (рыночные принципы хозяйствования предполагают такую многовариант ность), возможно использование практики конкурса вариантов экономиче ской политики. Со своими программами в этом конкурсе могут участво вать различные органы власти, научно-исследовательские организации, союзы предпринимателей и политические партии.

4) Исходя из того, что рынок, как система хозяйствования, несет с собой не только положительные, но и отрицательные последствия, такие, как неравенство в доходах, безработицу и др., следует проводить дейст венную социально-экономическую политику. Однако государственные ор ганы власти не должны ограничиваться только проведением социальной политики. Их задача значительно сложнее, и она распространяется на область науки, финансовую сферу и др. в целях совершенствования ра боты реального сектора экономики.

Особая роль в организации эффективного использования различ ных факторов (включая и фактор труда, о котором уже говорилось вы ше) и их сочетания в целях совершенствования реального сектора при надлежит, опять же, государству. В рыночной системе хозяйствования движущей силой роста является конкуренция, при поддерживающей ро ли государства, обеспечивающего общие экономические, правовые и социальные условия этого процесса. Немаловажны при этом внеэконо мические методы. Государство, сосредоточивая в своих руках перерас пределение сырьевых, материально-вещественных, трудовых и финан совых ресурсов, может при любом типе управления и любой домини рующей форме собственности содействовать изменению направленно сти развития определенных отраслей и всего реального сектора нацио нальной экономики.

Г.Ф. Фейгин, д-р экон. наук, доц.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС 2007-2009 ГОДОВ:

КАК ОНИ СВЯЗАНЫ?

В 2007-2009 гг. мировая экономика впервые за многие годы пережи ла масштабный экономический кризис. Кризису предшествовал много летний экономический подъем, в результате которого мировой ВВП в 1990-2000 гг. возрос на 30-40%. Позитивный характер экономической ди намики на протяжении многих лет в значительной мере предопределил оценки современной хозяйственной реальности со стороны многих экс пертов из развитых индустриальных стран. Популярность приобрела ги потеза о бескризисном развитии. В связи с тем, что последний раз кри зисные тенденции в развитых индустриальных странах наблюдались в 1980-1983 гг., возникли основания полагать, что феномен экономических кризисов остался в прошлом, и хозяйственная система ведущих стран приобрела новое качество. Данная гипотеза послужила основной причи ной многолетних оптимистических сценариев экономического развития, из которых исходили менеджеры многих крупнейших корпораций при формировании предпринимательских стратегий в начале второй полови ны 2000-х гг. Случившийся кризис полностью опроверг подобные пред ставления. Он ещ раз подтвердил, что мировая экономика по-прежнему подвержена конъюнктурным колебаниям, то есть периоды подъема сме няются стадиями спада.

Определенный интерес представляет вопрос о взаимосвязи факто ров мирового экономического кризиса и комплекса процессов, состав ляющих содержание глобализации (в т.ч. е экономической составляю щей). Действительно, кризис произошел после того, как мировое хозяйст во на протяжении нескольких последних десятилетий демонстрировало тенденции, позволяющие утверждать, что оно вступило в новую стадию развития, обозначаемую как глобализация. Оценки феномена глобализа ции противоречивы. Наряду со сторонниками и «защитниками» позитив ных аспектов глобальных тенденций существенное влияние в современ ном мире имеют антиглобалисты. Антиглобализм рассматривает глоба лизацию как процесс, осуществляемый исключительно в интересах опре деленных субъектов (в первую очередь, крупных корпораций) и усили вающий экономическое и социальное неравенство. По мнению антигло балистов, глобализация (в е современной форме) заводит мировую эко номику в тупик, обостряя существующие проблемы и создавая новые.

Соответственно мировой экономический кризис и последующий за ним спад производства предоставили антиглобалистам новую эмпирическую базу для их критических выпадов.

Ответ на вопрос о взаимосвязи глобализации и основных причин мирового экономического кризиса 2007-2009 гг. представляется неодно значным. С одной стороны, крупные экономические кризисы происходили задолго до появления термина «глобализация». Достаточно вспомнить кризис 1929-1933 гг., который затронул практически все развитые индуст риальные страны и привел к значительному снижению мирового ВВП. От сутствуют реальные основания утверждать, что последний экономиче ский кризис не случился бы, если бы не имел место комплекс процессов, интерпретируемых как проявление современной глобализации. Скорее нынешний кризис вновь подтверждает тот факт, что хозяйственная сис тема рыночного типа является экономической базой современной глоба лизации. При этом для рыночной экономики характерно циклическое развитие, что и проявилось в очередной раз. Несмотря на длительную паузу между кризисами, современная мировая экономика не преодолела свою подверженность конъюнктурным колебаниям. В то же время миро вое хозяйство развивается в последние десятилетия очень динамично.

Любой экономический кризис имеет свои специфические причины и особенный сценарий. Эта специфика непосредственно зависит от пара метров, характеризующих состояние мировой экономики в тот или иной период. Тем самым правомерно предположить, что глобализация пред ставляет собой один из важных факторов, определяющих, по крайней мере, характер развития мирового экономического кризиса.

По нашему мнению, в данном контексте обращают на себя внимание следующие аспекты:

финансовая глобализация означает свободное перемещение финансовых потоков по всему миру. Упрощается процесс привлечения капиталов в проекты, но при этом финансовая сфера становится вс менее контролируемой и рискованной. Появляются новые возможности финансовых спекуляций. Характерен и тот факт, что в прошлые годы ре гулярно происходили финансовые кризисы: 1995 г. – Мексика, 1997 г. – Термин глобализация был введен в 1983 г. Т. Левитом.

Юго-Восточная Азия, 1998 г. – Россия, 2002 г. – Бразилия. Однако эти кризисы не затрагивали развитые индустриальные страны и, зачастую, связывались со слабостью финансовых секторов развивающихся стран.

Кризис 2007-2009 гг. продемонстрировал очевидные слабости современ ной мировой финансовой архитектуры и подтвердил актуальность про блемы е реформирования;

после ипотечного кризиса в США кризисные тенденции начали стремительно распространяться по всему миру. Ухудшение финансового положения многих предпринимательских структур в США привело к сни жению уровня потребления американского населения. При этом амери канская нация – крупнейший потребитель в мире. Сокращение потребле ния в США вызвало резкое сокращение импорта из таких стран как Герма ния, Япония, Китай, Южная Корея. Тем самым начался спад мирового про изводства. Феномен глобализации не является основной причиной мирово го экономического кризиса, но, несомненно, способствовал быстрому рас пространению кризисных тенденций между странами и регионами. Миро вой экономический кризис отчетливо продемонстрировал высокий уровень глобальных взаимосвязей в современном мировом хозяйстве;

мировой экономический кризис дал новую эмпирическую базу для размышлений о том, какой тип хозяйственной системы характерен для современной мировой экономики, в том числе для развитых индуст риальных стран. Определенную популярность имеют такие термины как «постиндустриальное общество», «информационная экономика», «сете вая экономика» и др. Содержание этих терминов достаточно неопреде ленно, но они характеризуют новое качество современных хозяйственных отношений и их принципиальные отличия от экономики классического ка питализма, т.е. экономики индустриализации. Действительно за послед ние десятилетия (период после окончания Второй мировой войны) эко номика развитых индустриальных стран сделала существенный шаг впе ред, дающий определенные основания утверждать, что она перешла в новое качество. Е уже нельзя считать капиталистической (рыночной) экономикой. Однако критерии такого отличия все же несколько размыты.

В современной мире сохраняют сво значение такие признаки классиче ской рыночной экономики как частная собственность, конкуренция, стремление увеличить прибыль путм завоевания новых рынков сбыта и сокращения издержек. Именно эти признаки, в конечном счете, порож дают мотивы, которые легли в основу глобализации в е современном виде. Реализация интересов рыночных хозяйственных субъектов обу словила переход к глобальному типу хозяйственной деятельности, где рыночные законы действуют в мировом масштабе. Тем самым нынешний кризис вновь показал общие черты современной мировой хозяйственной системы и экономики классического капитализма;

современный кризис дает основание полагать, что высокий уро вень развития хозяйственных отношений имеет не только положитель ные, но и отрицательные стороны. Развитие финансового сектора, с точ ки зрения законов экономической динамики, прогрессивно. При этом фи нансовый сектор все более отрывается от реального сектора и начинает жить самостоятельной жизнью. На определенном этапе эта оторванность оказывает негативное влияние на мировую экономику. В финансовом секторе образуются спекулятивные активы, не имеющие реальной ценно сти. Когда накопления подобных спекулятивных ценностей переходит до пустимый порог, происходит экономический кризис.

Таким образом, можно заключить, что глобализация не была ос новной причиной экономического кризиса 2007-2009 гг., но была важней шим фактором, обусловившим стремительное распространение кризис ных тенденций по всему миру. Вновь проявился негативный момент гло бализации, связанный с тем, что в новых условиях отдельные страны уже не могут изолировать себя от масштабных кризисных явлений, происхо дящих даже в отдаленных регионах. Тесная взаимосвязь хозяйствующих субъектов во всем мире свидетельствует о том, что их практически в рав ной мере затрагивают подъемы и спады мировой экономической конъ юнктуры. Кризис поставил под сомнение эффективность некоторых элементов экономико-политического устройства глобализирующегося мира. Возникла очевидная необходимость модернизации мировой фи нансовой архитектуры. Определенным шагом в данном направлении явилось принятие в октябре 2010 г. комплекта нормативных актов в рам ках Соглашения «Базель III». После кризиса пересматриваются многие, в том числе глобальные, аспекты стратегий крупнейших предприниматель ских структур.

В.М. Широнин, канд. физ.-мат. наук ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ РЕФОРМ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ СВОЙСТВА ОБЩЕСТВЕННЫХ СИСТЕМ Радикальные институциональные изменения, сопровождавшие рас пад Советского Союза и переход к новому общественно-экономическому устройству, во многих случаях оказались вполне результативными и соз дали условия для многих новых видов деятельности. В то же время мно гие попытки различных реформ оказались неудачными, и эта оценка вы ражает даже не столько несогласие автора с направлением и задачами этих реформ, сколько констатацию факта неработоспособности созда ваемых институтов.

Сильно огрубляя, можно сказать, что к 1991 году в советском обще стве вполне созрела потребность в освобождении от существовавших то гда запретов на свободные экономические обмены – в широком смысле, включая не только куплю-продажу товаров, но и продажу своей рабочей силы, перемещение людей в пространстве, продажу природных ресурсов.

Понимание желательности «перехода к рынку» (в этом смысле) было не только «выношено» обществом, но и соответствовало уровню знаний то гдашних специалистов, многие из которых, перейдя из академической науки в органы власти, и стали проводниками «рыночных» реформ. Это были экономисты, знакомые не только с основными понятиями, но и представлявшие современные концепции – но именно экономической науки, а не права, социологии, когнитивной науки и т.п. Главным же дос тижением отечественной экономической мысли в тот период было поня тие «административного рынка» и равноценные ему «экономика торга» и «экономика согласований».

Параллельно с преобразованиями в «экономике торга», в новой России были предприняты попытки реформ в других сферах, которые должны были выходить за пределы отношений обобщенного обмена.

Прежде всего, сюда относится сфера политики, где отношения должны были бы строиться на таких принципах, как государственная целесооб разность, выполнение должностных обязанностей, прозрачность. Далее были попытки, начиная со второй половины 1990-х годов, провести ре формы в таких профессиональных областях, как судебная система, наука и образование, медицина, и они также дали результаты, очень далекие от удовлетворительных.

Можно без особого преувеличения сказать, что в этих областях ко пирование западных институтов постоянно дает «муляжи», которые толь ко некоторыми внешними чертами напоминают исходные образцы, а по сути – словами Ленина – представляют собой издевательство. Много ли общего имеет наш «суд» с соответствующим институтом, скажем, в Анг лии? Похожи ли «семейные врачи» и «страховая медицина» на свои про тотипы? Скорее, институты, созданные в России по этим образцам, несут все признаки монетизированного «административного рынка».

Такого рода неудачи с институциональными реформами обычно принято относить на недостаток «политической воли». При этом, как ка жется, практически полностью игнорируется другое обстоятельство – на ше глубокое непонимание сути тех институтов, которые мы пытаемся по строить, и «механики» их устройства. Ни широкое общественное созна ние, ни профессиональное воображение институциональных реформато ров – чаще всего экономистов по образованию и стилю мышления – по жалуй, не отдает себе вполне отчет, какие именно характеристики созда ваемых институтов играют ключевую роль и должны быть обеспечены.

В противном случае институт неизбежно уподобится телефону старика Хоттабыча – сделанному из прекрасного цельного куска мрамора, но без какого-либо содержания внутри.

Для анализа институциональных проблем нужен новый инструмен тарий. Традиционно, экономическая наука – особенно в традиции «эко Данный феномен был подробно проанализирован Я. Корнаи в книге Дефицит. – М.: Наука, 1990. Приведенные термины были предложены соответственно В.А. Найшулем, П.О. Авеном и автором этой статьи.

номикс», науки о количественных оценках и рациональном выборе, – ви дит мир в терминах производства и перемещения материальных тел.

Между тем все устройство западного общества основано на движении идей, а его материальный прогресс определяется тем, что оно система тически порождает инновации. Для того, чтобы понимать такие процессы (и обеспечивающие их институты), необходима переориентация исследо ваний. Предметом изучения должно стать движение идей и их превра щение в реальность. Иными словами, необходим не экономический, а когнитивный анализ институтов.

С когнитивной точки зрения, институт – это информационная инфра структура, которая создает основу для конкретных действий человека.

Любой поступок человека определяется, с одной стороны, его индивиду альными особенностями и состоянием в данный момент. С другой сторо ны, эмоции, мотивы человека, его видение ситуации и его намерения в значительной степени оказываются сформированы на внеличностном, коллективном уровне. Институт – это инфраструктура взаимодействий, формирующая варианты индивидуального поведения людей примени тельно к некоторой данной сфере жизни. Слово «формировать» понима ется здесь в возможно более широком смысле и включает все, начиная от понятийного аппарата, навыков, и вплоть до механизмов принуждения и наказания.

Институт и действие соотносятся совершенно аналогично соссюров скому противопостаставлению между языком и речью. «Языком (la langue) Соссюр называл общий для всех говорящих набор средств, ис пользуемых при построении фраз на данном языке;

речью (la parole) – конкретные высказывания индивидуальных носителей языка». Именно такова связь между инфраструктурой взаимодействий и потоком самих взаимодействий. Как и язык, институт существует только как потенциаль но возможное поведение, при этом он обладает свойством целостности и поэтому может изучаться «в синхронии», т.е. в виде «среза» в каждый данный момент времени. Поток действий и взаимодействий людей, как и речь, актуально развертывается «в диахронии» и может непосредственно наблюдаться и фиксироваться.

Институты, таким образом, – это системы рассредоточенного (рас пределенного) знания, которые не только перерабатывают информацию, но и порождают ее, обладая автономией и «инициативой». Институты создают специальные языки, относящиеся к той или иной области жизни, и создающие общую канву индивидуального поведения. Так, скажем, ин ститут семьи – это понятийный аппарат, относящийся к данной сфере от ношений. Он включает смысловое наполнение понятий, а также грамма тику, управляющую использованием понятий и позволяющую строить из Широнин В.М. Институты и инновации: взгляд когнитивной науки // Вопросы эко номики. – 2010. – № 5.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Соссюр,_Фердинанд_де них осмысленные конструкции. В свою очередь эти конструкции могут быть не только информационными, но также и поведенческими, т.е. пред ставлять собой цепочку действий и поступков. Институты также исполь зуют такие инструменты, как особые требования стиля, «жанра» и другие языковые формы более высокого порядка, регулирующие взаимодейст вие людей.

Очень важной особенностью институтов как информационных сис тем является их различная способность перекодировать информацию. В компьютере информация хранится на различных носителях, она переко дируется и обрабатывается. В социальных системах происходят транс формации, которые в сущности аналогичны: чертежи превращаются в машины, планы – в постройки, договоры – в коммерческую деятельность.

С точки зрения движения идей все такие преобразования могут рассмат риваться как различные реинкарнации одного и того же платоновского «идеального объекта».

Заимствуя зарубежные институты, следует учитывать, что западная цивилизация обладает уникальным свойством – способностью и склонно стью отчуждать идеи и превращать их в «реальность», в «вещи». Тема отчуждения и опосредованности человеческих отношений вещами звуча ла у классиков, преимущественно в критическом тоне. Однако эта спо собность представляет собой мощный цивилизационный рывок, она со вершенно аналогична тому, как речь посредством письма отчуждается от говорящего и превращается в материальный объект – текст. Необходи мость употребления кавычек связана здесь с тем, что «вещи» не должны обязательно быть материальными. Имеется в виду (совершенно анало гично письменной речи), что идея, превращенная в «вещь», может быть отделена от своего производителя, она может сохраняться, быть доступ ной и понятной для других людей.

Говоря о такого рода «перекодировке» идей в «вещи», подчеркнем особенность когнитивного подхода: мы перестали здесь рассматривать товары и услуги, как нечто, удовлетворяющее потребности, и взглянули на них как на воплощение идей и форму существования идей (идеальных объектов). В результате материальный прогресс означает, что весь окру жающий мир представляет собой «память» большой человеческой ин формационной системы и наполнен артефактами, представляющими со бой «реализованные» идеи.

Вторая фундаментальная особенность западного общества состоит в том, что это общество единых (универсальных) контекстов – правовых, понятийных, технических и пр. Идеи (идеальные объекты) могут превра щаться в «объективно существующие вещи» именно потому, что «запад ная цивилизация» предполагает, что все понятия имеют смысл незави симо от ситуации. Попросту говоря, идеи становятся вещами потому, что все люди имеют одинаковое представление, как с ними обращаться («как читать текст»). Соответственно, законы и этические нормы едины для всех, факты могут быть в принципе всегда проверены, договоренности должны, безусловно, выполняться и т.д.

Третье главное свойство западного общественного устройства – это то, что такая общественная система в информационном смысле является «программируемой». Идеи и планы в ней – осуществляются. И, напри мер, строительством дома руководит архитектор, а не прораб, а камен щик не «несет отсебятину», а кладет кирпичи, как предусмотрено проек том.

Задачей исследователя далее становится – понять, каким образом, за счет каких механизмов обеспечиваются перечисленные фундамен тальные свойства. Именно для этого представляется необходимым ин формационный подход и обращение к когнитивной науке.

Итак, каким образом, на основе каких механизмов в западном об ществе создаются единые контексты? Ответ следующий: это является функцией «профессий», т.е. профессиональных сообществ, организо ванных как гильдии. «Профессия» – как единое целое – заключает не явный социальный контракт с обществом. На этой основе, «профессии»

автономны. Внутри «профессий» действуют не рыночные, а особые ме ханизмы координации, основанные на их внутренних этических стан дартах.

Далее, почему система является программируемой? Основной принцип современного программируемого компьютера состоит в отделе нии «софта» от «железа». В политике это соответствует идее разделения и независимости властей – законодательной, судебной и исполнитель ной. Именно это делает институциональное «железо», призванное обес печивать выполнение законов и решений, нейтральным к их содержанию.

И именно это свойство нейтральности и позволяет использовать законо творчество как инструмент политики. В результате общественное «желе зо» выполняет программу, а не отслеживает свои интересы.

В отличие от организации современного западного общества, наша общественная система – это скорее аналоговый компьютер, а не про граммируемый. Производство единого «софта» у нас затруднено. Вооб ще, нам не нравятся единые контексты. Каждый человек православной традиции склонен сам принимать решение о том, что считать правильным или неправильным. Хорошо это или плохо, но каждый из нас склонен создавать свою собственную индивидуальную картину мира, а не пользо ваться универсальными понятиями. Кроме того, наши профессиональные сообщества бюрократизованы и коммерциализованы. «Софт» и «Желе зо» у нас не разделены. Исполнитель никогда не хочет быть простым ин струментом, он хочет участвовать в принятии решений. Исполнитель «вкладывает душу» в процесс – и использует его в своих интересах. Все эти особенности имеют очень глубокие исторические и культурные корни (в сущности, они восходят к различиям в мировоззрении между западным и восточным христианством). Разумеется, из этого не следует фатальной Eliot Freidson. Profession of Medicine: A Study of the Sociology of Applied Knowledge. – Chicago: University of Chicago Press, 1970.

неразрешимости институциональных проблем. Но, как представляется, для их решения инструментарий анализа и политики должен стать суще ственно более эффективным.

Возможно, в тех случаях, когда отдельные механизмы, составляю щие институты, плохо работают в нашей культурной среде, решение может быть найдено на пути международного сотрудничества. В тех же случаях, когда западные формы тех или иных институтов в целом плохо приживаются в нашей стране, имеет смысл подумать об обращении к другим образцам. Еще одним источником могут служить совсем новые институциональные формы организации знания и регулирования пове дения (скажем, такие, как Википедия). Во всех этих случаях анализ си туации вряд ли возможен без рассмотрения ее информационного ас пекта.

В.П. Марьяненко, д-р экон. наук, проф.

ОСОБЕННОСТИ НЕРАВНОМЕРНОГО ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ОТРАСЛЕВОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ФАКТОРОВ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Чтобы показать особую ценность наработок национальной (в значи тельной степени – советской) политэкономической школы, обратимся к оценке с ее позиций перспектив стабильности и долговечности весьма популярной за рубежом геополитической и экономической конструкции Триады (Triad) – Европейский союз, США, Япония, – исполняющей роль модели мировой экономики. Эта модель была введена в научный оборот более 20 лет назад.

Действительно, в прошлом веке страны Триады лишь увеличивали свою долю в мировом ВВП (в 1970 г. – 72%, в 2000 г. – 74%);

однако уже в 2006 г. эта доля сократилась до 59%, причем основной вклад в это из менение внесли «развивающиеся» страны Юго-Восточной Азии и Тихо океанского бассейна, где особенно заметно участие Индии (мирового ли дера экспорта бизнес-услуг и информационных технологий) и Китая (ми рового лидера экспорта промышленных, расходных материалов и конеч ных товаров). В результате на сегодняшней геополитической карте мира выявились интенсивно набирающие силу так называемые страны БРИК, к которым теперь стали иногда добавлять и ЮАР. Именно страны Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 10-02-00375а.

www.worldbank.org Ibid.

Климовец О.В. Стратегические интересы России в международном экономиче ском альянсе БРИК: Монография. – Ставрополь: СтГАУ, АГРУС, 2007.

www.worldbank.org БРИКС рассматриваются как реальная альтернатива новых центров ге нерации инновационных волн в структуре формирующегося многополяр ного мира. Лидером по масштабам ВВП, разумеется, является Китай, упорно вытесняющий с первого места США.

Определим предположительные исторические перспективы Триады, используя марксистскую методологию, а именно: рассмотрим в развитии важнейшего процесса феномена инновации – диффузии инноваций в ка налах МНК (многонациональных корпораций) как одной из двух состав ляющих глобального инновационного процесса – действие закона нерав номерности экономического и политического развития капитализма в эпо ху империализма. Поскольку существующие и разительные различия в уровнях инновационного потенциала национальных экономик демонстри руют географическую или международную неравномерность, что полно стью соответствует действию указанного закона капитализма, в рамках мировой экономики имеет место международный градиент инновацион ности. В эпоху глобализации мировой экономики этот градиент вызывает появление многообразных пространственных «инновационных волн».

Можно выделить два основных типа таких инновационных волн.

Во-первых, в силу исторически сложившейся национальной специа лизации научных школ и регионального научно-технического развития (специализация территориально-отраслевых кластеров) имеет место ин тенсивный научно-технический обмен или диффузия инноваций (как пра вило, процессных или технологических) между «углами» Триады.

Во-вторых, имеют место исторически традиционно симплексные по токи инновационных волн, распространяющихся от инновационных цен тров (как правило, сконцентрированных в пределах стран Триады ), в на правлении изменяющейся в пространстве-времени «инновационной пе риферии», которую составляют совершенно различные по общему уров ню развития и по инновационности отдельные национальные региональ но-отраслевые кластеры, но ускоренно движущиеся в сторону постинду стриального общества страны, по-разному именуемые в печати, а имен но: «тигры» («азиатские тигры» первой волны: Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг;

«азиатские тигры» второй волны: Таиланд. Малайзия, Индонезия, Филиппины, Вьетнам), «драконы» (Китай, Индия и по некото рым источникам Япония, как далеко не новая и скорее постиндустриаль Марьяненко В.П. «Инновационные волны» и эрозия «Триады» // Проблемы со временной экономики: Евразийский международный научно-аналитический жур нал. – 2008. – № 4.

Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма // Ленин В.И. Полн.

собр. соч. Т. 27.

Марьяненко В.П. Антиципирование инновации как важнейшее условие формиро вания проактивных инновативных стратегий // Вестник Тамбовского госуниверсите та. – 2008. – № 3.

Ohmae, K. Triad Power, The Coming Shape of Global Competition – The Free Press, New York, 1985.

ная страна) и «дракончики» (Малайзия, Индонезия, Таиланд, Бруней и Филиппины), «новые индустриальные страны», «становящиеся рынки»

(emerging markets), к которым, по классификации американского инвести ционного банка MorganStanley на 2006 г., были отнесены: Аргентина, Бра зилия, Венгрия, Вьетнам, Египет, Индия, Индонезия, Израиль, Иордания, Иран, Китай, Колумбия, Малайзия, Марокко, Мексика, Перу, Польша, Рос сия, Тайвань, Тайланд, Тунис, Турция, Филиппины, Чешская Республика, Чили, Южная Африка, Южная Корея. Журнал «The Economist» несколько расширяет это список за счет таких стран, как: Гонконг, Саудовская Ара вия и Сингапур.

Следует отметить, что «инновационная волна» трактуется нами как пространственное отображение процесса глобальной диффузии иннова ций, фазы которого совпадают с фазами жизненного цикла инноваций (ЖЦИ), представленными в виде своеобразной «ступенчатой» (по числу фаз) национально-территориальной экспликации международной кривой ЖЦИ (см. рис.), что отражает разную степень инновационности фактиче ски одного и того же товара в разных странах.


Одна и та же гипотетическая технология, изначально разработанная в Японии, может находиться в этой стране в фазе «Деградация техноло гии», в Южной Корее (компании которой весьма часто пользуются имита тивными стратегиями) – в фазе «Зрелость технологии», в России – в фа зе «Рост внедрения технологии», а в Молдове – в фазе «Запуск внедре ния технологии». Именно так может быть проиллюстрировано распро странение инновационной волны в национально-географически детерми нированном пространстве мировой экономики.

Сложившиеся отношения, связанные с конфронтацией полярных со циально-экономических систем (со странами-лидерами СССР и США) и формализованные в известном соглашении стран антисоветского лагеря CoCom, препятствовали созданию свободных рыночных условий для Наиболее детальная и глобальная (то есть, не замыкающаяся только на Азию) классификация новых «индустриальных стран» (НИС) обнаружена нами у профес сора Е.Ф. Авдокушина [Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отноше ния. – М.: ИВЦ «Маркетинг», 1999], который делит их на «четыре волны».

Марьяненко В.П. «Инновационные волны» и эрозия «Триады» // Проблемы со временной экономики: Евразийский международный научно-аналитический жур нал. – 2008. – № 4.

Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. – М.: Калуга, 1991;

Сфера сервиса: особенности развития, направления и методы исследо вания: Научное издание / В. Н. Соловьев и др. – СПб.: СПбГИСЭ, 2001;

Черенков В.И., Толстобров М.Г. Стратегия российского высокотехнологичного научно-производственного малого предприятия в системе международного трансфера инноваций // Инновации. – 2006. – № 3(90).

Coordinating Committee for Multilateral Export Controls – учрежденное в 1947 г. между народное соглашение, предполагавшее введение эмбарго на экспорт в страны «коммунистического блока» (в первую очередь, в СССР) инновационных товаров и технологий;

страны-члены: Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, глобальной диффузии инноваций. Это породило впечатляющие примеры «ценового цунами», когда появившиеся в СССР в 1989-90 гг. первые пер сональные компьютеры IBM (АT-286 и АТ-386) продавались по ценам, со ответственно, порядка $80,000 и $240.000, а АТ-486, попавший в список CoCom вообще имел баснословную цену – порядка $1,200,000. Отечест венные торговцы-перекупщики (resellers) имели на операциях с этими то варами фантастическую прибыль (1000% и более). Это стало возможным потому, что указанный товарный ряд, оказавшийся в СССР радикальной инновацией, был в фазе «Запуск практического применения», тогда как в США первые два компьютера (АТ-286 и АТ-386) в то время уже находи лось в фазе «Деградация технологии».

Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Но вая Зеландия, Норвегия, Португалия, США, Турция, Финляндия, Франция, Швейца рия, Швеция, Япония. Прекратило существование в 1994 г.;

то есть более чем пять лет спустя после начала так называемой «перестройки» и на три года позже развала СССР.

Черенков В.И., Толстобров М.Г. Стратегия российского высокотехнологичного на учно-производственного малого предприятия в системе международного трансфе ра инноваций // Инновации. – 2006. – № 3(90).

Международная экспликация кривой жизненного цикла инновации ЛЕГЕНДА: Популярный в зарубежной литературе термин «Долина Смерти», – Valley of Death, – позаимствован нами из следующей, представляющей собой официальный отчет пра вительственной организации США работ: From Invention to Innovation: Commercialization of New Technology by Independent and Small Business Inventors. – National Technical Information Service, U.S. Department of Commerce, Springfield, VI, May 15, 1989.

Основной экономический закон капитализма, определяющий движе ние капиталистической экономики, содержание которого составляет ос новное производственное отношение капитализма – между наемным тру дом и капиталом, представляемое как процесс производства и присвое ния прибавочной стоимости, формирует механизм капиталистического способа производства и основанного на нем способа присвоения, то есть такое «кристаллизационное ядро», вокруг которого сложился весь капи талистический общественный строй. Иными словами, это отношение представляет собой «скрытую основу всего общественного строя» капи тализма. Сущность основного экономического закона капитализма была раскрыта Карлом Марксом, пониманием его теории прибавочной стоимо сти как абсолютного закона капиталистического способа производства.

В результате, цель и побудительный мотив, характеризующие сущность капиталистического производства, были определены как «получение при бавочной стоимости и ее капитализация, то есть накопление». Если те перь обратиться к современному содержанию труда не наемного работ ника времен капитализма, а, например, интеллектуальных работников малых предприятий, создающих научно-технические продукты, представ ляемые по своей маркетинговой природе как высокотехнологичные ком плементарные товары (чаще всего, на стадиях от НИОКР до опытных образцов), то можно и здесь обнаружить все те же признаки действия ос новного экономического закона капитализма, что имели место во времена изучения капитализма Карлом Марксом.

Научно-технический продукт в настоящее время, с учетом колос сальных затрат на НИОКР (в фармацевтической отрасли – сотни миллио нов долларов, а в аэрокосмической – миллиарды и даже десятки милли ардов долларов), антиципирует свою товарную природу не будучи еще произведенным – в масштабах от самого крупного до самого мелкого бизнеса (в последнем случае трудно себе представить потребление на Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. 20. – 2 изд. – С. 211.

Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. III. – 2 изд., Т. 25. – Ч. 2. – С. 354.

Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Т. II. – 2 изд. Т. 24. – С. 573.

Толстобров М.Г. Российские малые высокотехнологичные предприятия в системе международного трансфера инноваций: Автореф. дис. … канд. экон. наук. – СПб.:

Изд-во СПбГУЭФ, 2007.

учно-технического продукта самим ученым-создателем или членами его семьи). Поэтому способность к творческому интеллектуальному труду (креативность) точно так же становится товаром, как и рабочая сила, во влеченная в простой труд, а ее рыночная стоимость определяется затра тами на воспроизводство человека интеллектуального труда как главной производительной силы современного общества. Рост удельного веса работников интеллектуального труда в совокупном работнике нации про мышленно развитых стран (ПРС), перешедших в фазу постиндустриаль ного, или информационного, общества, никоим образом не может тракто ваться как сужение сферы действия закона прибавочной стоимости. На против, именно в силу действия этого закона, не делающего принципи ального различия – с точки зрения максимизации массы прибавочной стоимости – между физическим и интеллектуальным трудом наемных ра ботников, происходит вытеснение из ПРС не только трудоемкого, но и наукоемкого производства. Этот процесс, в отличие от постоянно попа давших под критику МНК, перемещавших в развивающиеся страны тру доемкое и «грязное» производство, осуществлявших политику так назы ваемого «технологического неоколониализма» и сохранявших за собой контроль над всей технологической цепочкой за счет монополизации по зиции создателя полезного знания, приводит сегодня к противоположно му явлению – к интеллектуализации труда периферии современного ка питализма, где многие «развивающиеся» страны (судя по темпам роста ВНП их экономик и вкладу в ВНП со стороны вторичного и третичного секторов экономики) проходят ускоренный процесс индустриализации и находятся на пороге вступления во всемирное постиндустриальное об щество.

Именно Китай чаще всего используется нами как впечатляющий пример перелива в другие страны (традиционно считавшиеся, несмотря на их размеры, периферией мировой экономики) интеллектуального про изводства и построения прогноза на появление новых центров силы в становящемся многополярном мире (что, впрочем, довольно легко экст раполируется для первой половины XXI в. на остальные три страны БРИКС – Бразилию, Россию и Индию).

О.В. Синилина, канд. экон. наук, доц.

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ЛИЗИНГЕ КАК КЛЮЧЕВОЙ ФАКТОР НА ЭТАПЕ ПОСТКРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ Мировой финансовый кризис имел весьма значительные масштабы и коснулся практически всех сфер экономики как в глобальном, так и в локальном плане. Многие экономисты считают, что главные события и потрясения кризиса можно рассматривать в прошедшем времени, и уже уместно анализировать его уроки и последствия. Однако на это есть и противоположное мнение о том, что не все так оптимистично и не исклю чено дальнейшее разрастание кризисных явлений в экономиках отдель ных государств.

Лизинговый рынок России в полной мере ощутил на себе весь нега тив, источником которого стал кризис, так как лизинг, как финансовый ин струмент, является своего рода индикатором состояния как финансового рынка в целом, так и отдельных отраслей – в частности. Экспертов в об ласти лизинга можно отнести к оптимистам, так как они высказывают точ ку зрения о преодолении лизинговым рынком кризиса и переходе к со стоянию «посткризисного восстановления». На это указывает ряд факто ров, и первый среди них – это очевидный прирост спроса на услуги ли зинговых компаний, оставшихся в данной отрасли. К инвестиционным проектам, замороженным в кризис, вновь возвращаются представители среднего и крупного бизнеса, для которых лизинг становится одним из основных финансовых инструментов, используемых предприятиями для обновления своих основных фондов. Рост спроса на лизинговые услуги является производным от спроса на связанных с ним товарных рынках:


так, темпы роста спроса на легковой автотранспорт, на некоторые виды железнодорожного подвижного состава и технологического оборудования уже приближаются к докризисным показателям. Кроме этого позитивную динамику рынка демонстрирует такой показатель, как объем новых сде лок. Он иллюстрирует сделки, заключенные непосредственно в текущем году, по которым либо началось финансирование (покупка оборудова ния), либо оплачен аванс. Так, объем нового бизнеса за 9 месяцев 2010 г.

вырос в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом 2009 г. Эта циф ра указывает на положительную динамику как подтверждение посткри зисного этапа в развитии рынка лизинговых услуг. Эти сделки будут гене рировать денежные потоки лизингодателей в долгосрочной перспективе.

Однако для успешного развития лизинга в России необходимо вы полнение целого ряда условий, одним из которых, наиболее актуальным именно в условиях кризиса и выхода из него, является умение управлять рисками. Риски – это ключевой ограничитель в лизинговом бизнесе, по скольку успешность лизинговой компании определяется клиентами, спо собными исполнять свои обязательства. При работе с рисками следует выделить три главных элемента: понимание бизнеса и отрасли лизинго получателя;

знание рынка и специфики имущества-объекта лизинга;

формирование бизнес-процессов лизинговой компании, нацеленных на предотвращение неплатежей.

Каждой отрасли и типу бизнеса присущи как свои специфические риски, так и специфические возможности снижения рисков. Например, специфические риски сельского хозяйства связаны с сезонностью произ водства, территориальной удаленностью и распределенностью бизнеса лизингополучателя, колебаниями цен на зерно, часто непредсказуемыми мерами государственной поддержки отрасли, которые могут нести отри цательный эффект для некоторых игроков. С другой стороны, здесь наи более доступно государственное финансирование и субсидирование процентной ставки, гарантии на уровне региональных бюджетов и т.д.

Изучение конкретной отрасли и типа бизнеса позволяет не только понять, как оптимально выстроить управление рисками, но и создать продукт, ко торый будет максимально соответствовать потребностям заемщиков.

Во-вторых, необходимо понимать, что будет происходить с имуще ством, под которое предоставляется финансирование и которое является основным обеспечением сделки для лизингодателя. Ожидаемая стои мость активов определяется несколькими разнонаправленными тенден циями. Повышение стоимости может происходить в отношении импортно го транспорта и оборудования по причине ослабления рубля, увеличения тарифов на ввоз импортных автомобилей и техники. К снижению стоимо сти могут вести такие факторы, как снижение спроса, а в связи с этим – всевозможные скидки со стороны производителей. Более значительным может стать снижение цен на вторичных рынках, поскольку при производ стве новой продукции производители имеют возможность регулировать цену, ограничивая предложение в соответствии с упавшим спросом, в то время как объем предложения на вторичном рынке остается на прежнем уровне, хотя спрос может упасть в разы.

Формирование бизнес-процессов лизинговой компании, нацеленных на предотвращение неплатежей могут значительно различаться в усло виях преодоления кризиса и выхода из него. В кризис приоритетными бы ли довольно агрессивные инструменты, такие как: высокий аванс (от 30%), повышение процентной ставки по договору для эффективного управления портфельным риском, эффективная работа службы безопас ности и юристов по изъятию имущества при неплатежах и др. В условиях же выхода из кризиса на рынке наблюдаются характерные изменения:

расширение спроса на услуги лизинга, усиление конкуренции среди ос тавшихся на рынке фирм и т.д. Таким образом, эффективность в ведении конкурентной борьбы может быть обусловлена большим разнообразием продуктов, реализуемым своим клиентам, в частности предложение бо лее гибких и удобных для них планов погашения лизинговых платежей.

Именно эти действия способны создать условия для взаимовыгодного со трудничества, необходимого обеим сторонам в ситуации посткризисного восстановления бизнеса.

Т.Л. Харламова, канд. экон. наук, доц.

ПОЛИТИКА ФОРМИРОВАНИЯ ПЛАНА ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Новое содержание региональной политики связано с увеличением количества предприятий, использующих инновационные технологии для производства конечных высокотехнологичных продуктов на уровне, кото рый позволит обеспечить переход от экспортно-ориентированного к ин новационному типу развития. Это предполагает формирование нового научно-ресурсного обеспечения инновационного роста экономики региона в системе межрегиональных, национальных и глобальных экономических отношений. Практическая реализация этой политики требует соблюдения ряда условий:

а) необходима координация управленческих усилий и инструментов, которыми располагает федеральное Правительство и администрация ре гиона;

б) необходимо тесное взаимодействие с другими регионами и нахо дящимися на их территории кластерами (прежде всего – инновационного типа);

в) требуется корректировка управленческих механизмов, обеспечи вающих инновационный рост (несмотря на то, что они еще полностью не сложились).

Такое понимание проблемы позволило определить базовые условия перехода российских регионов к инновационному типу экономического развития:

1. Качественное удовлетворение потребностей всех хозяйст вующих субъектов в инновационной технологии производства продук ции, с увеличением при этом объема получаемых доходов, налогов, по явлением новых рабочих мест, возрастанием требований к качеству подготовки рабочей силы.

2. Использование форм и методов управленческого стимулирова ния инновационного роста, построенных как на предпринимательских инициативах, так и на административном воздействии, с усилением значения государственного (федерального и регионального) влияния.

В теории и на практике выделяют различные подходы к организации и проведению отбора регионов и проектов, имеющих значительный по тенциал, позволяющий переходить к инновационному типу экономическо го развития. Их исследование позволило нам, применительно к совре менным условиям российских регионов, выявить наиболее адекватный метод, суть которого заключается в расчете интегрального индекса кон курентоспособности, отражающего действие факторов регионального развития. Этот интегральный показатель включает пять взаимосвязанных между собой самостоятельных показателей: экономический, инновацион ный, внешнеэкономический, а также показатели институционального и социального развития. Причем каждый из них имеет свой набор частных показателей.

Как показывает мировой, да и отечественный, опыт, одним из самых перспективных инструментов, обеспечивающих относительно быстрое решение поставленной задачи, является формирование соответствую щих кластеров.

В различных регионах России уже существует несколько кластеров, образованных вокруг ключевых отраслей хозяйства, в Санкт-Петербурге это – судостроение, энергомашиностроение и автомобилестроение. Соз дание иных кластеров требует совместных управленческих усилий госу дарства, региона и бизнеса, что, в свою очередь, предполагает увеличе ние капитализации региона.

В общем виде, под капитализацией можно понимать стратегию пе ревода экономики региона на более сложный технологический уровень.

Однако общего видения такой стратегии среди российских ученых и управленцев на данный момент еще нет. Поэтому рассматриваются три варианта:

1) стратегия создания мегаполиса;

2) стратегия инвестиционно-производственной капитализации;

3) стратегия капитализации ведущего инновационного кластера.

В ходе анализа реальных и потенциальных возможностей Санкт Петербурга считаем, что наиболее приемлемой для нашего города явля ется третья стратегия. Ее реализация должна осуществляться при ис пользовании следующих принципов: взаимной выгоды, рыночной и адми нистративной эффективности, формирования нового стратегического управления инновационным развитием.

В качестве условий формирования и развития новых кластеров вы деляют:

определение количественных взаимосвязей между фирмами;

совершенствование кооперации между ними;

оказание информационной поддержки инновационным предпри ятиям;

формирование венчурного бизнеса;

формирование соответствующей инфраструктуры.

На базе этого требуется разработка комплексной региональной по литики инновационного развития, которую следует формировать на осно ве взаимосвязанных базовых принципов и сложившейся практики хозяй ствования.

Достижения НТП позволяют заниматься инновационной деятельно стью не только крупным, но и средним, а также малым, предприятиям.

Проблема здесь, как показывает российский и мировой опыт, заключает ся в привлечении и активизации малых предприятий (венчурное предпри нимательство). Важным фактором, сдерживающим такое развитие, явля ется возникающее при этом противоречие интересов субъектов малого бизнеса и приоритетов в экономической политике федеральных и регио нальных органов власти. Преодоление негативного влияния указанного противоречия позволит создать необходимые условия для развития ма лых инновационных предприятий (венчурного бизнеса) и роста их доли в совокупном объеме выпускаемой инновационной продукции региона. Эти действия должны опираться на процедуру анализа эффективности их поддержки.

В настоящее время в России количество и состояние инновацион ных предприятий не соответствует потребностям развития современного промышленного производства и конкурентоспособной модели хозяйст венной системы в целом.

Поэтому следует подумать о выборе не дого няющего, а упреждающего инновационного развития на базе нанотехно логий. Важной проблемой здесь является финансирование развития та ких технологий. Причем следует четко понимать, что только за счет ре сурсов предприятий поставленные задачи не решить, значит, требуется привлекать и бюджетные средства. Теория и практика государственного управления указывает на необходимость тщательного анализа при обос новании бюджетного финансирования (как федерального, так и регио нального). Одной из основных задач здесь является исследование воз можностей использования программно-целевого метода в условиях неоп ределенности и риска. При этом наибольший интерес вызывает практика применения метода реальных опционов для оценки эффективности це левых программ, инвестиционных проектов и активов предприятий.

Как известно, любая инновационная деятельность связана с риском.

Причем, чем выше инновационная активность, тем выше риски, к тому же, они имеют тенденцию к усилению и увеличению. Такое положение объясняется сущностью инноваций. Кроме того, на разных стадиях инно ваций и инновационного процесса риски, их сила и направленность, так же различны. При этом в качестве усложняющего элемента следует рас сматривать существенные различия в экономике разных регионов, что проявляется в усилении межрегиональных различий в динамике и на правленности экономического роста, а также факторах его достижения.

При этом то обстоятельство, что любой регион есть подсистема более крупного региона или страны, как целостной системы, объясняет наличие комплекса общих и специфических факторов, формирующих региональ ные инновационные риски, которые выступают в дополнение к феде ральным.

Управление инновационными рисками должно базироваться на сис теме информационного мониторинга. Важнейшими его участниками яв ляются поставщики соответствующей информации, которые должны ре шать следующие задачи:

оценивать потребности органов управления в информации;

разрабатывать системы показателей, объективно и комплексно отражающих инновационные процессы и их вклад в экономический рост региона;

формировать и поддерживать информационный фонд в требуе мом состоянии для своевременного получения данных;

совершенствовать систему сбора, обработки и передачи инфор мации с использованием современной техники и технологии;

взаимодействовать с различными заинтересованными структу рами (пользователями) в целях совершенствования этой работы.

Современные технические средства способны проводить первичную обработку информации и предоставлять пользователю такой объем дан ных, осмыслить который практически очень сложно. Нередко это приво дит к принятию неверных решений. Помочь в улучшении этой ситуации и должно создание аналитических центров, преобразующих многообразие информации в оптимальный информационный ресурс. Именно на его ба зе можно принимать соответствующие решения, касающиеся инноваци онного развития региона. Практическая реализация этого предложения позволит ослабить ведомственные барьеры на пути информационных по токов для принятия управленческих решений. Однако здесь необходима четкая нормативная база на уровне федерального законодательства, ко торая бы регулировала эту работу.

Достижение поставленной цели, связанной с переходом к устойчи вому экономическому развитию, базирующемуся на инновациях, возмож но только при проведении комплексной технологической модернизации промышленности. Это позволило нам определить принципы комплексно го процесса технологической модернизации промышленности Санкт Петербурга, которые следует определять по критерию соответствия ин тересам всех участвующих хозяйствующих субъектов:

увеличение доли инновационного сектора и внедрение техноло гических инноваций на предприятиях базовых отраслей промышленности;

развитие предпринимательской деятельности в области крупно го, среднего и малого бизнеса и их взаимное сотрудничество в целях внедрения инноваций, что приведет к увеличению темпов экономического роста;

усиление связей и взаимозависимости предприятий промышлен ности и научно-исследовательских и образовательных центров и школ;

совершенствование территориального размещения промышлен ных предприятий.

Особого внимания заслуживает связь бизнеса с образовательными и научно-исследовательскими учреждениями Санкт-Петербурга. На сего дняшний момент эта связь недостаточно сильна. Для ее укрепления сле дует создать городской профессионально-образовательный комплекс.

Под этим комплексом будем понимать совокупность научно образовательных и научно-исследовательских учреждений, которые осу ществляют непрерывный образовательный и исследовательский процесс и доводят опытные разработки до серийного производства.

В заключение следует указать на то, что решение поставленной пе ред Санкт-Петербургом задачей выхода из кризиса и переходом к инно вационному типу экономического развития следует положить современ ные принципы формирования глобальной, национальной и межрегио нальной конкурентоспособности.

А.Л. Дмитриев, канд. экон. наук, доц.

СОЦИАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ М.И. ТУГАН-БАРАНОВСКОГО: ПОЛЕМИКА С П.Б. СТРУВЕ Проблема распределения давно занимала умы большинства эконо мистов. Понятие «распределение», как технический термин, было введе но в экономическую науку А.Р.Ж. Тюрго, однако рассуждения на эту тему можно обнаружить еще в работах Аристотеля. Эту проблему пытались решать многие экономисты-классики. Занимаясь политической экономи ей, М.И. Туган-Барановский разработал свою теорию распределения, на звав ее социальной. К сожалению, так получилось, что в исследованиях по истории русской экономической мысли социальная теория распреде ления Туган-Барановского не нашла должного анализа. В январской книжке «Русской мысли» за 1910 г. появилась его статья «Социальная теория распределения», в которой Туган-Барановский так определил за дачу своей работы: «Задача моя заключалась, между прочим, в том, что бы показать на деле возможность синтеза между теорией предельной полезности и социальной точкой зрения марксизма». Теория предельной полезности признается Туган-Барановским как единственно возможная для основания теории ценности и в то же время отвергается теория пре дельной полезности для объяснения явления распределения. Из мар ксизма он предлагает «взять учение о социальной основе всех явлений капиталистического общества».

В 1913 г. в Берлине вышла работа «Sociale Theorie der Verteilung» и почти одновременно появилась на русском языке в «Известиях С.-Петербургского политехнического института» за 1913 г. В этой работе Туган-Барановский продолжал развивать социальную теорию распреде ления, которая должна представлять, на его взгляд, синтез теории пре дельной полезности и трудовой ценности К. Маркса, указывая, что «в на стоящее время осталось лишь одно экономическое учение, избежавшее влияния новой теории ценности, – марксизм» и, замечая, что «марксизм Туган-Барановский М.И. Социальная теория распределения // Русская мысль. – 1910. – Янв. – С. 101.

Там же.

Туган-Барановский М.И. Социальная теория распределения // Известия С.-Петербургского политехнического института имп. Петра Великого. Отдел наук экономических и юридических. – Т. 20. – 1913. – С. 1-96.

застыл в форме неподвижной ортодоксии, в которой незаметно никаких признаков развития». Туган-Барановский не соглашался с господство вавшим в то время взглядом, согласно которому образование доходов представляет собою частный случай образования цен, поэтому следует вводить в общее учение о цене и теорию распределения, а проблемы распределения, которая существовала бы независимо от проблемы цены и ценности, не существует. По его мнению: «капиталистическое произ водство предполагает связь в процессе производства трех общественных классов – наемных рабочих, капиталистов и землевладельцев. При капи талистическом способе производства рабочий не владеет средствами производства, которые принадлежат двум особым классам – капитали стам и землевладельцам. Но так как без помощи средств производства производство невозможно, то для возможности производства при этих условиях требуется, чтобы рабочие, капиталисты и землевладельцы вступали в процессе производства в известную связь друг с другом. Из этой связи естественно вытекает и связь между собой соответствующих видов общественного дохода.... В объяснении этой связи и заключает ся специфическая проблема распределения политической экономии – проблема sui generis, не сводимая ни к какой другой». Рассуждая далее таким образом, Туган-Барановский приходил к выводу, что «капиталист принимает участие своим капиталом не только в процессе производства, но и в процессе обмена;

торговый капитал есть такое же необходимое условие получения продукта потребителем, как и производственный ка питал. Принимая это во внимание, можно определить проблему распре деления, как проблему об отношениях зависимости между доходами тех общественных классов, которые связаны между собой условиями капита листического производства и обмена».

Основой цен, по мнению Туган-Барановского, служит оценка инди видуума и, соответственно, единственно возможным пунктом научной теории цены может быть анализ психических процессов индивидуума.

Отсюда видно, что он полностью разделял подход австрийской школы.

Туган-Барановский замечал: «совершенно обратное мы замечаем в теории распределения. Ее исходным пунктом ни в коем случае не могут быть индивидуалистические суждения о ценности, так как распределе ние представляет собою социальный феномен, предполагающий со вместное действие многочисленных общественных групп». Поскольку в теорию цены не входит определение суммы цен всех товаров, ее инте ресуют отношения, существующие внутри этой массы, между товарами, Там же. – С.4.

Там же. – С.11.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.