авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Туган-Барановский М.И. Социальная теория распределения // Известия С.-Петербургского политехнического института имп. Петра Великого. Отдел наук экономических и юридических. – Т. 20. – 1913. – С. 12.

Там же. – С. 13.

Там же.

то она не может служить основой теории распределения. А главнейшая задача теории распределения – «заключается именно в определении отношения между всеми массами заработных плат, прибылей и рент в определенном обществе». Следовательно, «следует отвергать всякую индивидуалистическую теорию распределения, т.е. теорию, которая рассматривает феномен распределения, как основанный на индивиду альных оценках».

С таким подходом к проблеме распределения категорически не со глашался П.Б. Струве. В своей статье «Экономическая система М.И. Ту ган-Барановского» в том же номере «Русской мысли» за 1910 г. он писал:

«Если Туган-Барановский смело начертывает социальную теорию рас пределения, то моей задачей было и будет показать, что самое понятие распределения есть методологическая фикция, которую политическая экономия создала для того, чтобы путем излюбленного Туган Барановским, но чрезвычайно опасного метода схематического рассмот рения целого общественного хозяйства осилить теоретическую задачу, по существу неразрешимую». И далее: «Вместо того чтобы вывести от сюда единственно возможное логическое следствие, что именно для ка питалистического хозяйства нельзя дать никакой теории распределения, которая в гносеологическом смысле заслуживала бы этого наименования, Туган-Барановский утверждает, что теория распределения существует именно только для капиталистического хозяйства».

В этой статье Струве высказывал некоторое удивление Туган Барановскому, который в статье высказал свое недовольство в адрес В.К. Дмитриева, утверждавшего, что взгляды Туган-Барановского совпа дают со взглядами Струве 10-летней давности. «Я удивляюсь, как поч тенный автор не видит, прежде всего, некоторой психологической...

странности этого указания именно в свой статье. Ведь в ней он так много распространяется на тему о новизне своих взглядов, которые в настоя щее время еще не признаются, но торжество которых он провидит через 15 лет» – замечал Струве. Струве обращал внимание, что он более рез 7 ко и отчетливо, чем Туган-Барановский в статье 1899 г., в работе выска зал мысль о том, что в марксовой теории трудовой ценности смешаны Там же. – С. 16.

Там же. – С. 17-18.

Струве П.Б. Экономическая система М.И. Туган-Барановского // Русская мысль. – 1910. – № 1. – С. 120.

Струве П.Б. Экономическая система М.И. Туган-Барановского // Русская мысль. – 1910. – № 1. – С. 120.

Туган-Барановский М.И. Социальная теория распределения // Русская мысль. – 1910. – №1. – С.100-114.

Струве П.Б. Экономическая система М.И.Туган-Барановского. – С.116.

Туган-Барановский М.И. Основная ошибка абстрактной теории капитализма Маркса // Научное обозрение. – 1899. – № 5. – С. 973-985.

Струве П.Б. Основная антиномия теории трудовой ценности // Жизнь. – Т.2. – 1900. – февр. – С. 297-306.

две совершенно разные проблемы: проблема ценности и проблема при своения (эксплуатации, распределения). При этом Струве подчеркивал, что следует идти дальше и «твердо удерживая социологическую теорию прибавочного труда, отказаться от экономической теории прибавочной ценности...».

Говоря об общем с подходом Туган-Барановского, Струве констатиро вал только тот критический подход, который был уже сформулирован в ра ботах 1899-1900 г.: «Но уже тогда в тех систематических очертаниях, кото рые были набросаны..., заключались элементы систематического плана, глубоко отличного от того, что делает Туган-Барановский». Далее, про должая дискуссию, Струве едко говорит: «Смею уверить почтенного колле гу, что в его Основы политической экономии социальная теория распре деления забралась с фальшивым паспортом, и что собственная гносеоло гическая или методологическая полиция ученого автора должна выдво рить ее оттуда. Маркс обитал духовно в блаженной стране, в которой власть этой полиции была неизвестна, и потому он гораздо легче мог тво рить стройные и всеобъемлющие теоретические суждения».

Развивая свои мысли против социальной теории распределения, Струве возвращается к работам, в которых уже было отмечено, что кате гория распределения является методологической фикцией, поскольку даже для общества «социально-независимых» и «равноправных» произ водителей невозможно дать теорию распределения. Дело в том, что про блема распределения в самых существенных чертах стала, применяя терминологию Дж. Б. Кларка, проблемой динамической, а не статической, к тому же эта проблема, следуя терминологии В. Виндельбанда и Г. Рик керта, является проблемой идиографической, а не номологической. Даже в чисто критическом, отрицательном смысле социальная теория распре деления, предлагаемая Туган-Барановским, бессодержательна. При этом сам Туган-Барановский не видит этого, поскольку «его «политическая экономия» в значительной мере населена мифическими существами, призраками, которые в нужный момент спасают все дело и утешают ав тора». Теория Туган-Барановского находится в противоречии с основной посылкой политической экономии и это противоречие объясняется «по требностью найти такую точку зрения с которой можно было бы научно оправдать социализм» – резюмирует Струве. Пытаясь реконструировать логику рассуждений Туган-Барановского, Струве идет дальше: в данном Струве П.Б. Экономическая система М.И. Туган-Барановского // Русская мысль.

№ 1. – 1910. – С. 118.

Там же. – С. 119.

Там же. – С. 121.

Струве П.Б. Основная антиномия теории трудовой ценности // Жизнь. – Т. 2. – 1900. – февр. – С.297-306;

Струве П.Б. К критике некоторых основных проблем и положений политической экономии // Жизнь. – Т. 3. – 1900. – Март. – С. 361-392;

– Т.6. – июнь. – С. 249-272.

Струве П.Б. Экономическая система М.И. Туган-Барановского. – С. 122.

Там же. – С. 123.

случае следует признать логическую ошибку Туган-Барановского, которую он и сам чувствует, но пытается спасти положение дел, делая оговорку относительно того, что его концепция рассматривает нормальный про цесс общественного воспроизводства при «новых технических условиях»

и следует отвлекаться от случайных колебаний цен. Но никакая теория ценности, кроме метафизической трудовой, не может игнорировать слу чайные колебания. «И это словосочетание прямо бессмысленно с точки зрения той самой теории ценности, которую в своих «Основах» развивает Туган-Барановский». Единственным убежищем в котором находит себе пристанище рассуждение Туган-Барановского о социальной теории рас пределения, служит сведение всего производства к затрате труда, т.е. к трудовой теории ценности. В этом случае производство оказывается «мистической лабораторией, в которой как-то чудесно вырабатывается прибыль». Производство является мистической областью, в которой ца рит экономический флогистон и создаются прибыль, заработная плата и рента. С помощью этого понятия и «спасается» Туган-Барановский. Стру ве иронично считал его одним из самых замечательных теоретиков, про должающих дело Маркса. Однако сейчас наступила совершенно иная по лоса истории – наступил кризис социализма.

Подводя итог своей полемики с Туган-Барановским, Струве указы вал относительно эволюции своих воззрений, что он сам когда-то скла дывал здание «канто-марксизма для спасения души» и социализма, и в этом случае подход Туган-Барановского представляется самым удобным сооружением, но наука существует не для спасения чего-то, а для поиска истины.

В заключение следует отметить, что дискуссия вокруг социальной теории распределения помогла окончательно решить проблему теории распределения в русской экономической литературе до 1917 г.

В.И. Александров, канд. экон. наук, доц.

О НЕПРАВОМЕРНОСТИ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ РАВНОВЕСИЯ С ОПТИМУМОМ До сих пор в микроэкономике не проводится четкого разграничения между равновесием и оптимумом. Более того, в ней обычно говорится лишь о равновесии: о равновесии рынка, о равновесии покупателя, о рав новесии фирмы. При этом подчеркивается, что в условиях равновесия непременно обеспечивается решение таких исключительно важных за дач, как максимизация полезности у потребителей и максимизация при Там же. – С. 124.

были у производителей. Такого рода суждения невольно наводят на мысль, что между оптимумом и равновесием не существует никаких принципиальных различий, а потому их можно рассматривать даже в ка честве синонимов.

Между прочим, и А. Маршалл, так много сделавший для развития микроэкономической теории (кстати, будучи математиком по образованию), в своем основном трехтомном труде «Принципы экономической науки» ни разу не употребил слово оптимум. Зато везде, где только можно, он с осо бым почтением говорит о равновесии, разумеется, о равновесии спроса и предложения. Столь высокое внимание к данной проблеме объясняется очень просто. Дело в том, что, по мнению А. Маршалла, «теория равнове сия спроса и предложения представляет собой ту основополагающую идею, которая пронизывает строение всех разнообразных частей цен тральной проблемы распределения и обмена». Отсюда делается вывод, что «теория стоимости рабочей силы и теория стоимости вещей, которые рабочая сила производит, неразделимы» и прежде всего потому, что в их основе лежит «единая фундаментальная идея», каковой, разумеется, яв ляется «общая теория равновесия спроса и предложения».

Новизна позиции А. Маршалла выражается вовсе не в том, что он связывал самым тесным образом механизм формирования стоимости с равновесием спроса и предложения. На это обстоятельство указывали многие авторы и до него. Основная же заслуга А. Маршалла заключалась в том, что он обосновал свое, принципиально новое понимание сущности рыночного равновесия. Главной, определяющей его чертой, по мнению А. Маршалла, является вовсе не совпадение объема спроса с объемом предложения, как принято считать, а равенство цен спроса ценам пред ложения. Именно этому равенству, по его мнению, принадлежит ведущая роль. В состоянии равновесия, указывал А. Маршалл, «цены, измеряю щие потребности, уравновешиваются ценами, измеряющими усилия», иначе говоря, ценами, измеряющими затраты. Мысль о том, что равнове сие достигается исключительно в условиях равенства цен спроса ценам предложения, а возникающее при этом совпадение объема спроса с объ емом предложения по своей природе всего лишь вторично, высказывает ся А. Маршаллом неоднократно.

Следует, однако, иметь в виду, что реальное равновесие рынка мо жет быть достигнуто лишь на основе приравнивания друг к другу либо средних ( PD PS ), либо общих цен спроса и предложения P P). А. Маршалл же придерживался иной точки зрения. Он по (D S чему-то считал, что к равновесию рынка можно прийти, опираясь исклю чительно на предельные величины, т.е. на предельные цены спроса Маршалл А. Принципы экономической науки. – Т. 1. – М.: Прогресс, 1993. – С. 48.

Там же.

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 1. – С. 107.

P) и предельные цены предложения ( PS ). Уровень последних, как ( D известно, измеряется предельными затратами. «…Спрос на вещь, – пи сал он, – представляет собой постоянную функцию, причем предельный прирост спроса в условиях устойчивого равновесия уравновешивается соответствующим приростом стоимости производства этой вещи». Как видим, А. Маршалл считал, что для достижения рыночного равновесия необходимо обеспечить следующее равенство: PD PS.

Спрос покупателя, сформировавшийся в условиях данного равенст ва, А. Маршалл называл не только равновесным, но и эффективным.

«Его спрос, – писал он, – становится эффективным лишь тогда, когда це на, которую он согласен заплатить, достигает уровня, при котором про давцы согласны продавать». Спрашивается, почему потребитель должен стремиться к такому состоянию? А все дело в том, что «состояние равно весия спроса и предложения, – указывал А. Маршалл, – это состояние максимального удовлетворения».

По всей видимости, применительно к данной ситуации правильнее было бы говорить не о равновесии, а об оптимуме, поскольку достижение его всегда связано с выходом на некий предел, при котором, собственно, и обеспечивается максимум желаемого результата. Это означает, что указанные выше два понятия – оптимум и предел – неотделимы друг от друга.

Между прочим, в своих рассуждениях А. Маршалл часто ссылается на тот или иной предел. Так, он указывает, что рациональный покупатель будет приобретать конкретное благо «до тех пор, пока, наконец, не будет достигнут предел, при котором окажется нецелесообразным производить новые его покупки». Или вот другой пример: «В каждой отрасли про мышленности и торговли, – пишет он, – существует предел, до которого возрастающее применение любого агента производства будет при дан ных условиях приносить прибыль, но выше которого дальнейшее его применение будет приносить лишь все убывающий доход...».

В приведенных цитатах речь, несомненно, идет об оптимуме. Ведь и проблема максимизации прибыли – это тоже проблема не равновесия, а оптимума. Так что А. Маршалл вольно или невольно вводит нас в заблу ждение, выдавая оптимум за равновесие. Правда, и при оптимуме тоже имеет место некое равновесие, но оно всегда касается лишь последней, иначе говоря, предельной единицы блага, входящей в рыночный объем.

Ведь только ее предельная цена спроса оказывается равной ее предель ной цене предложения. Все же остальные единицы данного блага, ввиду Там же. – С. 49.

Там же. – С. 158.

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 2. – С. 169.

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 1. – С. 157.

Там же. – С.54.

несовпадения у них указанных цен, будут находиться в это время вне равновесия. Поэтому в подобной ситуации правильнее было бы говорить о предельном равновесии, наличие которого, собственно, и отличает оп тимум от полнообъемного равновесия, когда в состоянии сбалансирован ности находится весь рыночный объем конкретного блага. Такое равно весие недостижимо с помощью предельных цен спроса и предложения. К нему можно прийти на основе средних (или общих) цен спроса и предло жения. Однако к такому равновесию рациональные рыночные агенты обычно не стремятся, поскольку оно ориентировано всегда лишь на без убыточность. Для них гораздо интереснее пребывать в состоянии опти мума, которое, как отмечалось выше, обеспечивается с помощью пре дельного равновесия. Вот почему понятию предел А. Маршалл уделяет так много внимания.

Между прочим, и воздействие издержек производства на стоимость, а, следовательно, и на цену товара (разумеется, посредством цены предложения) происходит, по его мнению, лишь при достижении предела, т.е. когда предельная цена предложения окажется равной предельной цене спроса. Во всех же других случаях, как считал он, «предельные из держки не управляют ценой».

Однако все приведенные выше суждения А. Маршалла по поводу сущности и значения предела относятся лишь к рынку совершенной кон куренции. При рассмотрении же монопольного рынка его отношение к пределу существенно изменилось. Причем, даже, несмотря на то, что он по-прежнему продолжал опираться на предельные цены спроса и пре дельные цены предложения. Ему почему-то казалось, что в условиях мо нополии равновесие спроса и предложения складывается совершенно иначе. Во всяком случае, тот подход к его достижению, который основы вался на приравнивании предельной цены спроса к предельной цене предложения, его уже перестал устраивать. Однако никаких иных, доста точно ясных суждений по этому поводу он так и не высказал. Поэтому многие положения А. Маршалла, относящиеся к монопольному рынку, представляются весьма загадочными, а то и просто туманными. В этом отношении достаточно показательно следующее его высказывание: «На первый взгляд интерес владельца монополии заключается в четком при способлении предложения к спросу, причем не таким образом, чтобы це на, по которой он может продать свой товар, лишь бы покрывала издерж ки его производства, а таким, чтобы это принесло ему возможно наи больший общий чистый доход».

Не вносят ясности в данную проблему и другие его суждения по этому поводу. Так, например, он пишет: «Монополист потеряет весь свой Там же.

Следует заметить, что А. Маршалл при анализе рынков, в отличие от большин ства зкономистов, не прибегал к использованию таких показателей, как средний и предельный доход или, что то же самое, средняя и предельная выручка.

Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 2. – С. 175.

монопольный доход, если станет производить на продажу такое большое количество товара, что его цена предложения окажется равной цене спроса на этот товар. Количество товара, обеспечивающее максимум мо нопольного дохода, всегда значительно меньше». Но, как известно, при отсутствии равенства предельной цены предложения предельной цене спроса не существует и нулевой предельной прибыли. А коль скоро так, то и получаемая в этих условиях монополистом общая прибыль не может соответствовать ее максимально возможному уровню.

Принципиально иной взгляд на эту проблему изложил Э. Чемберлин в своей книге «Теория монополистической конкуренции», вышедшей в свет в 1933 году. Следует отметить, что главную задачу своего исследо вания он видел в переориентации, иначе говоря, в перестройке теории cтоимости. Судя по всему, его не устраивали многие положения А. Мар шалла и прежде всего его заявление о том, что именно теория равнове сия спроса и предложения является той «единой фундаментальной иде ей», опираясь на которую можно построить научно обоснованную теорию стоимости.

Отказавшись от использования таких категорий, как цены спроса и цены предложения, Э. Чемберлин тем самым значительно обеднил свой анализ рыночного равновесия. Однако его совершенно не устраи вало также и широко распространенное представление о рыночном равновесии как о совпадении объема спроса с объемом предложения.

Такое равновесие не представлялось Э. Чемберлину достаточно на дежным, чтобы использовать его в качестве исходной предпосылки для построения своей теории стоимости. «Утверждать, – пишет он, – что из вестная цена установится вследствие того, что она уравнивает предло жение и спрос, значит, рассматривать необходимость этого уравнения как аксиому. Но такой аксиомы не существует». Поэтому Э. Чемберли ну ничего не оставалось, как отправиться на поиски такой точки рыноч ного равновесия, в которой «цены обнаруживают стремление утвер диться».

Следует сразу сказать, что приведенные в его книге рассуждения по этому поводу не представляются безупречными в логическом отно шении. Подобным же образом выглядят, между прочим, и те выводы, к которым он приходит. Основная причина такого положения заключает ся, на наш взгляд, в том, что он в своем анализе рыночного равновесия, не прибегая к каким-либо теоретическим объяснениям и доказательст вам, стал вдруг вместо цен спроса использовать такие далеко не тож дественные им категории, как средний и предельный доход. Так, он пи шет: «В условиях монополии уровень равновесия определяется точкой Там же. – С. 182.

Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. – М.: Экономика, 1996. – С. 40.

Там же. – С. 41.

пересечения кривых предельного дохода и предельных издержек;

в ус ловиях конкуренции он определяется точкой пересечения кривых сред него дохода и средних издержек. Каждая из этих точек пересечения представляет собой столь же истинное равновесие, сколь и другая, хотя уравнивание спроса и предложения имеет место только при конкурент ном равновесии». Указанные точки равновесия рынков, по всей види мости, не представляли бы для Э. Чемберлина особого интереса, если бы они не были самым тесным образом связаны с рыночными ценами.

В том-то все и дело, что в каждой из этих точек, как считает он, должна утвердиться своя цена равновесия (equilibrium price), которая «не сов падает в большинстве случаев с ценой, уравнивающей спрос и предло жение (equating price);

такое совпадение имеет фактически место толь ко в условиях чистой конкуренции».

Однако Э. Чемберлин не всегда последователен в своих сужде ниях. Это касается, между прочим, и только что рассмотренных точек равновесия рынков. В его работе можно отыскать и совершенно иное суждение по данному вопросу. Так, имея в виду точку равновесия мо нопольного рынка, он в другом месте стал вдруг утверждать, что эта точка находится вовсе не там, где кривая предельного дохода пересе кает кривую предельных издержек, а гораздо выше, в точке Q, распо ложенной на кривой спроса, где никакого пересечения данной кривой с какой-либо иной линией вообще не существует. Вот что пишет он по этому поводу: «Q представляет собой ту точку равновесия противопо ложных – в смысле выигрыша и убытка – сил, которая делает суммар ную прибыль максимальной», а потому «реальная цена тяготеет к ней». Таким образом, остается гадать, какое из этих двух суждений он считает правильным.

Высказанная Э. Чемберлином мысль о том, что точка равновесия рынка непосредственно связана с проблемой максимизации прибыли, по зволяет сделать вывод, что он, подобно А. Маршаллу, не видит принци пиальных различий между оптимумом и равновесием. Аналогичным об разом поступает он и при рассмотрении фирм, функционирующих на рынке совершенной конкуренции.

Причем, даже в том случае, когда ссылается на оптимальный объем продукции. При всех особенностях этого рынка «конкурирующий прода вец, – указывает Э. Чемберлин, – делает ровно то же самое, что делает монополист: он стремится довести свою прибыль до максимума…», предлагая «к продаже оптимальную для него… массу товаров». Как ви Там же. – С. 43.

Там же. – С. 41.

Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. – М.: Экономика, 1996. – С. 42.

Там же.

Там же. – С. 49.

Там же. – С. 48.

дим, и максимум прибыли, и оптимальный объем товара Э. Чемберлин связывает вовсе не с оптимумом фирмы, а с ее равновесием. Поэтому он пишет, что «конкурентное равновесие не только совместимо с неограни ченным максимумом прибыли для всех и каждого;

оно предполагает этот максимум в качестве обязательного условия».

Из сказанного видно, что ни А. Маршалл, ни Э. Чемберлин не пред приняли никаких попыток, чтобы развести по своим местам такие исклю чительно важные понятия, как равновесие и оптимум. Они выбрали наи более легкий и к тому же совершенно неконструктивный путь, отождест вив равновесие с оптимумом.

С того времени минуло уже немало десятилетий. За эти годы эконо мическая теория по целому ряду направлений далеко продвинулась впе ред. Но, как ни странно, вопрос о соотношении равновесия и оптимума не претерпел до сих пор никаких изменений. Достаточно сказать, что во всех нынешних учебниках микроэкономики равновесие по-прежнему отождест вляется с оптимумом. Такое положение, естественно, нельзя признать нормальным, поскольку указанные два состояния рынка и его агентов в действительности базируются на совершенно разных основаниях, что предопределяется различиями в их целях.

Н.И. Ведерникова, канд. экон. наук, доц.

КОРРУПЦИЯ В СТРУКТУРЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ Среди наиболее острых проблем развития экономики России на со временном этапе особое место занимает проблема коррупции. Как из вестно, в России развитие рыночных отношений сопровождается значи тельным расширением масштабов коррупции. Это тормозит экономиче ский и социальный прогресс общества и создает реальную угрозу нацио нальной безопасности страны. Острая необходимость противодействия возрастающей опасности коррупции как важнейшего условия модерниза ции России неоднократно подчеркивалась в ежегодных посланиях Прези дента РФ Федеральному собранию РФ и в других программных докумен тах органов власти, политических партий, общественных движений.

Коррупция – это специфическая форма оппортунистического пове дения должностных лиц государственных и муниципальных организаций (распорядителей) по отношению к государству и муниципалитету как вла дельцам ресурсов и благ, осуществляемая в ходе взаимодействия госу дарства и муниципалитета с предпринимателями и гражданами по поводу использования этих ресурсов, сопровождающаяся присвоением должно стными лицами особого теневого дохода – коррупционной ренты.

Там же. – С. 49.

Под понятие коррупции попадает корыстное оппортунистическое по ведение должностных лиц, работающих во всех государственных учреж дениях, организациях и коммерческих предприятиях, обеспечивающих выполнение государственных функций. Характеристики коррупции в рав ной мере относятся к муниципалитетам и их должностным лицам.

На современном этапе сформировался теневой коррупционный ры нок. Цена коррупционной услуги принимает форму специфической кор рупционной ренты. Получение коррупционной ренты является для долж ностных лиц основной целью коррупционных сделок.

Коррупция как индустриальный тип координации – это оказание ре гулярных, специфических коррупционных услуг, имеющих важное значе ние для деятельности отдельного клиента, на основе предварительного соглашения. Критерием целесообразности здесь выступают специфиче ские параметры услуг, а цена играет вспомогательную роль. Использова ние результатов коррупционных услуг включено в технологический про цесс и стратегию клиента.

Коррупционные сделки в любом варианте наносят ущерб общест венным интересам. В этом состоит принципиальное отличие коррупции от других институтов рыночных типов координации, которые обеспечивают удовлетворение общественного интереса, сформулированное А. Смитом в так называемом «принципе невидимой руки». Коррупция ущемляет ин тересы общества и государства, так как государственные ресурсы ис пользуются не в соответствии с объявленными приоритетами. В значи тельной части коррупционных сделок получение выгоды коррупционером и клиентами осуществляется напрямую за счет уменьшения выгоды госу дарства и общества и неполучения выгоды предпринимателями и граж данами, которым предназначались ресурсы, задействованные в корруп ционной сделке.

Теоретически пути решения проблемы коррупции состоят в создании системы материального и морального стимулирования и поощрений агентов (исполнителей), согласованной с организацией систем контроля и оценки ре зультатов их деятельности, которые сделают невыгодным для исполнителей на всех уровнях подмену целей государства (принципала) личными корыст ными интересами. Неэффективность стимулирования, контроля и оценки прилагаемых усилий подталкивает агентов к коррупционным действиям.

Форма коррупционной деятельности в значительной степени опре деляется факторами ее порождающими. Одной из причин распростране ния коррупции является стремление крупного бизнеса, так называемого планирующего сектора экономики, создать системы гарантий стабильно сти своей деятельности. Эти гарантии должны включать контроль над всеми ветвями государственной власти и государственными структурами;

использование государственных властных полномочий;

доступ к госу дарственным ресурсам, закупкам и инвестициям;

использование государ ства для подчинения рыночного сектора экономики.

Для реализации этой задачи крупный бизнес использует легальные и нелегальные способы. Чем меньше законных механизмов воздействия на государство и ниже уровень контроля общества за деятельностью го сударственных структур, тем в большей степени он использует корруп ционные методы. С помощью методов коррупции бизнес участвует в формировании государственных структур и имеет влияние на государст венные институты. Он заключает негласные контракты с государствен ными чиновниками, внедряет своих агентов в структуру всех ветвей госу дарственной власти. В частности Россия по уровню коррумпирования го сударственных структур идет впереди других постсоциалистических стран.

Устранение причин коррупции должно вестись на основе антикор рупционной модернизации всей совокупности общественных институтов, начиная с экономических и правовых институтов и заканчивая политиче скими, морально-нравственными и информационно-идеологическими ин ститутами.

Низкая заработная плата однозначно способствует коррупции. Од нако фиксируемый уровень взаимосвязи между заработной платой и кор рупцией не гарантирует уменьшения коррупции, если увеличение зара ботной платы не сопровождается другими мероприятиями.

Повышение заработной платы оказывает воздействие на коррупцию только в сочетании с другими мерами. Одновременно следует усилить стимулирующую роль заработной платы и ее ориентацию на конечные результаты управленческой деятельности. Необходимо повысить вероят ность наказания и ввести существенное и относительно недорогое для государства наказание – штрафы, лишение пенсии и т. п. Однако реали зация указанных мероприятий сопряжена не только с институциональ ными изменениями, но и с существенными метаморфозами общественно го сознания, традиций и неформальных практик.

Г.М. Гукасьян, канд. экон. наук, доц.

ТЕОРИИ ФИРМЫ, ОБРАЩЕННЫЕ К ЗНАНИЯМ Высокотехнологичный XXI век предполагает наличие в первичном звене экономики – в фирме – столь же высоких технологий, освоить ко торые могут лишь те работники, которые обладают соответствующими знаниями. Закономерным поэтому является появление в начале XXI ве ка нескольких новых теорий фирмы, в которых исследуется роль чело века как носителя знаний. Почти все они содержат критику неокласси ческого и неоинституционального подходов. К теориям, сфокусирован ным на знания, относятся: «Основанная на знании теория фирмы», «Австрийская теория фирмы», «Теория фирмы в экономике соглаше ний» и «Когнитивная теория фирмы». Лишь одна из них («Основанная на знании теория фирмы») разделяет неоклассические и неоинститу циональные предпосылки изучения фирмы. Три другие предлагают аль тернативный подход к знанию. Их взгляды в обобщенной форме пред ставлены ниже.

«Основанная на знании теория фирмы». Данная теория фирмы была предложена американскими учеными Дж. Никерсоном и Т. Зенче ром. Ее методологической основой являются неоклассические и неоин ституциональные работы по теории фирмы. В предложенной теории ста вится и решается вопрос о том, чем руководствуется предприниматель, раздумывая о том, быть ли ему свободным бизнесменом (рынок) или вы брать какой-либо определенный тип фирмы. Выбор должен зависеть от того, каким будет уровень издержек, обусловленный затратами предпри нимателя на «знания», необходимые для принятия «ценного решения»

его экономических проблем.

Авторы данного подхода рассматривают два типа фирмы и те аргу менты, которыми руководствуется предприниматель при их выборе.

С точки зрения движения знаний из одной организации в другую они выделяют фирму, основанную на власти и фирму, основанную на консен сусе. Каждая фирма обладает определенным «набором знаний». Если у предпринимателя решение одной проблемы зависит от решения другой и от умеренной степени зависимости между разными «наборами знаний», то для него предпочтительнее фирма, основанная на власти, так как она предотвращает утечку знаний.

С другой стороны, если взаимодействие между различными «набо рами знаний» очень велико, а проблема, которую необходимо решать, сложна, то следует обратиться к фирме, основанной на консенсусе, так как такая фирма содействует передаче знаний. Выбирая тип фирмы (ос нованной на власти или на консенсусе), следует руководствоваться уров нем издержек, которые будут необходимы при нахождении ценного ре шения экономических проблем. Ценное решение – это то, которое прино сит фирме прибыль либо путем снижения издержек на производство и доставку, либо путем улучшения и развития продукта или услуги.

Предприниматель выберет рынок, а не фирму, если степень взаимо действия между различными «наборами знаний» невелика, а нахождение ценного решения рынок сможет обеспечить с наименьшими затратами. При средней степени взаимодействия наименее затратна фирма, основанная на власти. Если проблема сложна и требуется высокая степень взаимодей ствия между разными «наборами знаний», то к наименее затратному нахо ждению ценного решения приведет фирма, основанная на консенсусе.

«Основанная на знании теория фирмы» не может претендовать на адекватное отражение роли знания в экономических процессах фирмы, так как сводит знания к информации, то есть повторяет недос татки неоклассической и неоинституциональной методологии.

«Австрийская теория фирмы». В 2000-2001 гг. появилась австрий ская теория фирмы. «Австрийцы» критикуют неоинституциональную тео рию фирмы и «основанную на знании теорию фирмы» по ряду направле ний.

По их мнению, обе названные концепции сводят знания к информа ции, где знание не связано с человеком и существует отдельно от него, а проблема фирмы ограничивается различиями в способности получать информацию. В действительности знание является атрибутом человека, а не обособленным от него фактором производства.

В неоинституциональной теории фирмы и в методологически родст венной с ней «основанной на знании теории фирмы» утверждается, что фирма способна обучаться, получать и передавать знание. На самом де ле знаниями обладают люди, сотрудники фирмы, но не сама фирма. От сюда делается справедливый вывод: чем больше знает индивид, тем выше по иерархической лестнице он должен находиться, право собст венности должно быть отдано индивидам, обладающим наиболее важной частью знания.

Иерархическая лестница предполагает такие компоненты, как опла ту предприятием приобретения знаний своих сотрудников и уровень их заработной платы. Существует англо-саксонский и германо-японский опыт отношения фирм к оплате образования и профессионального обу чения своих сотрудников. Англосаксонское отношение по этому вопросу отрицательное. Оно объясняется тем, что участие в образовании озна чает для предприятия немедленные затраты при отдаленной отдаче, а у него нет времени работать на долгосрочный эффект, так как нужно мак симизировать прибыль немедленно.

Германо-японский опыт противоположен. Сторонники этой модели стараются поднять профессиональный уровень всех работников в целях дальновидной политики управления, ставящей перед собой цель обеспе чить специальную гармонию и экономическую эффективность. Однако в обоих подходах иерархия заработных плат a priori считается незамени мым рычагом эффективности.

«Теория фирмы в экономике соглашений». Экономика согла шений имеет второе название – «теория конвенций». Ее разногласия с неоклассической и неоинституциональной теориями просматриваются по следующим направлениям.

Экономика соглашений в отличие от неоинституционального подхо да не рассматривает фирму в виде некоего субъекта, действующего по добно индивиду. Фирма в их представлении – это не индивидуальный агент, а совокупность индивидов. Значит, центром анализа в экономике соглашений становится не абстрактная фирма, а группа людей, каждый из которых обладает набором знаний и обменивается ими с другими со трудниками. Тем самым они осуществляют процесс познания, отражают эти знания в своем сознании и совершают определенные поступки, кото рые далеко не всегда оказываются рациональными (как принято считать в неоклассической школе).

Вывод: не форма обладает способностью обучаться (что доказыва ется в неоинституционализме), а отдельный человек с его способностью накапливать и применять знания.

Авторы экономики соглашений критикуют неоинституциональную тео рию фирмы за ее контрактную парадигму, за то, что она сводит все отно шения внутри фирмы и между фирмами к контрактам, вынося за скобки та кие моменты как доверие, репутация и т.п. Поэтому они предлагают в каче стве основы координации отношений между фирмами рассматривать кон венции, а не контракты. Отсюда второе название – «теория конвенции».

Конвенция – это совокупность неявных правил, неявных (имплицитных) принципов, которые впоследствии становятся общими, принятыми фирма ми в качестве норм поведения. К ним относятся обычаи предприниматель ской деятельности, то есть неявное знание, разделяемое подавляющим большинством в том или ином обществе. Источник появления конвенций – сама практическая деятельность фирм, особенно их лидеров. Например, российские хозяйствующие субъекты имеют свойство нарушать свои юри дические обязательства и «кидать» своего партнера. Такое противоправ ное поведение закрепилось в качестве своего рода конвенции, широко принятой, но являющейся неявной нормой поведения. Конвенции возника ют спонтанно, подчас бессознательно и становятся повседневной хозяйст венной практикой. Парадигма конвенций в теории соглашений разработали французские экономисты Р. Бокэ и О. Серве.

Вывод: Главная заслуга сторонников экономики соглашений в том, что они помещают в центр анализа человека и отношения между людьми, которые отнюдь не обязательно определяются контрактами.

«Когнитивная теория фирмы». Данная теория фирмы разработана голландским ученым Б. Ноотебоомом. Автор предлагает свое определе ние фирмы, ее основную функцию, установку ее границ и отношений с другими фирмами. В противовес неоинституционализму он не сводит знание к информации и считает: чтобы стать знанием, информация должна быть интерпретирована и понята в рамках определенной когни тивной структуры.

Когнитивная структура – это способность интерпретировать и пони мать информацию, которой обладает лишь человек. Знание – это свойст во человека, а не фирмы. Различный опыт, существующий у разных лю дей, создает между ними когнитивную дистанцию, то есть разную способ ность понимать и трактовать новую информацию. Напротив, общий опыт и взаимопонимание приводит к когнитивному сходству.

В соответствии с этими идеями Б. Ноотебоом определяет фирму как «фокусирующее устройство», главной функцией которого является соз дание достаточного когнитивного фокуса: то есть выравнивание образо вательных различий, редукцию когнитивной дистанции, преодоление дис танции между людьми, вступающими в экономические отношения. По этому границы фирмы определяются «оптимальной когнитивной дистан цией»: достаточно большой, чтобы сотрудники могли извлечь что-то но вое из обучения, но и достаточно малой, чтобы понимать друг друга. Если фирма нацелена на эффективную эксплуатацию уже имеющихся ресур сов, то ей необходимо позаботиться (сфокусироваться) о едином воспри ятии у сотрудников новых знаний и общих убеждений. В этом варианте сокращается когнитивная дистанция, устанавливается так называемый «узкий фокус». Если же целью фирмы является исследование новых зна ний и технологий, то она должна позаботиться о широком просторе для эффективного обучения, о создании инноваций в форме шумпетериан ских «новых комбинаций». В данном варианте фирма должна обеспечить большую когнитивную дистанцию между сотрудниками, создать так назы ваемый «широкий фокус».

Вывод: «Когнитивная теория фирмы» в центр своего анализа ставит знания и когнитивные способности человека, обмен знаниями между со трудниками фирмы, указывает на важность этого обмена для успеха дея тельности всей фирмы.

А.И. Салов, канд. экон. наук, доц.

ОСОБЕННОСТИ ПРОВАЛА РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Рынок разместил нас всех в одной лодке и, конечно, он должен дифференцировать людей по доходам, что, безусловно, стимулирует их к жизненной активности, но надо же знать и меру. Для Европы это разрыв в 6-8 раз между 10% самых обеспеченных и самых бедных слоев, а для се годняшней России – более 15-17. Кстати, такое же примерно расслоение было в царские времена при Николае II, да и численность населения то гдашней Российской империи была сопоставима с современной Россией.

Всем известно, что 20-кратное расслоение в империи кончилось плохо, очень плохо не только для 3,5 тысяч человек сверхкрупной бур жуазии, помещиков, членов царской семьи, а также 700 тысяч людей с достатком, но и всех 160 миллионов жителей страны.

Неужели наши олигархи, составляющие примерно 1500 человек или 0,000015% населения страны и обладающие 50% национального богат ства (данные покойного академика Д. Львова), не понимают сложившейся ситуации? Похоже, что именно так. Они, хотя и олигархи, но ведь и рос сияне тоже, а у россиян известный подход к жизни: «пока петух не клю нет…». Пока что, видно, только Ходарковского и клюнул. Он из тюрьмы несколько лет назад писал олигархическому сообществу правильные и разумные вещи: «…пора бы и о людях подумать, а не только о своих карманах…».

Чрезмерное расслоение населения – скорее симптом, чем причина сбоев рынка в стране: ключевая проблема гнездится в монополизме, ко торый достиг немыслимых размеров и пронизывает общество сверху до низу, проявляясь во всех сферах нашей жизни. Монополия – антипод кон куренции, а без конкуренции невозможно рыночное ценообразование, и проявление всех тех плюсов, которые рынку позволяют существовать уже 6-7 тыс. лет. Но, с другой стороны, известно, что каждый конкурент меч тает победить соперников на рынке и стать монополистом. А ведь и меч ты иногда сбываются не только на «фабрике звезд». Вот и выходит, что конкуренция и монополия, как два полюса у магнита.

Монополия неистребима, иногда даже необходима, бывает и полез на, но требует повседневного контроля и ограничения. Она, как хищный зверь на поводке у дрессировщика: чуть дал слабину, пошел на поводу или зазевался и, в лучше случае, – на больничную койку. Россия, кажет ся, попала именно в такую ситуацию. Конечно, всем известно, что моно полизм страна получила в наследство от СССР. Однако за прошедшее двадцатилетие в ряде отраслей и территорий в результате распада стра ны и последующей деиндустриализации (в стране в пореформенное вре мя прекратило существование 70 тыс. национальных предприятий) про изошло замещение советских монополистических структур западными, нередко под российскими товарными брендами, достаточно, наверное вспомнить пиво «Балтика». Но эти процессы не коснулись наших ключе вых сырьевых ресурсов – нефти и газа. Здесь мы прямо перепрыгнули из советского монополизма в российское: если нефть была разобрана на несколько крупных частных компаний, то газовый комплекс остался под контролем государства и был титулован «естественной» монополией, т.е.

неустранимой, эффективной структурой экономики, а, следовательно, и неприкасаемой для критики. На самом деле таковым Газпром не являлся, оставаясь искусственной монополией со всеми ее опасностями для ры ночной экономики.

Этот процесс «перестройки» монополизма в стране зашел настолько далеко, что все текущие плюсы монопольных структур для правительства – налоговые платежи и экспортные пошлины в пользу государства – обернулись серьезными макроэкономическими диспропорциями и угро жающей инфляцией издержек в экономике. Они придавили не только ма лый и средний бизнес, но и всю социальную инфраструктуру общества.

Пожалуй, самой главной бедой российского монополизма является то, что он сопровождается монополией воровства: от т.н. «первоначаль ного накопления капитала» до «чистеньких» форм мздоимства чиновни чества всех уровней и кондовых приемов криминала, унесшего в лихие девяностые годы и начале нового тысячелетия более 30 тыс. жизней биз несменов. В этом смысле, монополизм одновременно и «папа» и «мама»

современной теневой экономики, которая составляет в РФ, по не самым жестким оценкам, около 40%.

В 2010 году общий объем госзакупок составил примерно 6 трлн руб лей. Из них, по оценке Контрольного управления при Президенте РФ, один трлн бесследно исчез! Счетная палата подтвердила эту оценку. Так в стране казнокрадство разбухало лишь в заломно-переломные этапы российской истории: при Петре I, Николае II и в годы приватизационной «тащиловки». Уровень коррупции в России чрезмерен даже для слабо развитых государств: из 178 стран мы находимся на 154 месте, уступая по этому показателю даже Пакистану, Зимбабве и Гаити! Причем тенден ция удручающая – с 2007 года по настоящее время мы скатились на 13 мест вниз.

Коррупция в России имеет давние корни и идет с петровских времен, когда чиновничеству платили настолько мало, что допускали и негласно поощряли «акцифиденции» – кормление от должности с просителей. Это то, что мы сегодня называем «откатами», «распилами», созданием сис темы посреднических услуг со стороны аффилированных с чиновниками коммерческих структур. Современный рынок не может действовать без государственного вмешательства, регулирования, координации частного предпринимательства. Но здесь важна мера, которая в современной Рос сии совершенно извращена: там, где требуется вмешательство, часто оно отсутствует, а там, где не требуется, наоборот, все и вся зарегламен тировано.

Латинский термин «corruptio» очень точно определяет вредность мздоимства для национальной экономики и переводится на русский язык как «порча», «испорченность». Испорчены не столько люди, сколько сис тема управления рыночным хозяйством. Н. Федоров, бывший президент Чувашии, совершенно справедливо отмечал, что коррупция нередко под минает под себя государственные структуры, организуя налоговый и ми лицейский беспредел в корыстных целях;

опосредуя неконституционные договоренности и сделки между политиками в угоду узкопартийным и личным целям;

стимулируя противозаконный досудебный и внесудебный произвол прокуратуры и других органов, обеспечивая чиновничий рэкет и срастание государства с крупнейшим монопольным бизнесом. Уже к 2008 году рынок коррупционных сделок был сопоставим с федеральным бюджетом и составлял 240 млрд долларов.

Среди специалистов, хотя и не часто, стал употребляться термин АЧС (административно-чиновничья система), по аналогии с АКС (админи стративно-командная система) при социализме. И поводов для такого со поставления набирается все больше и больше. Чиновники практически восстановили для собственных нужд советскую социалку, включающую особое пенсионное обеспечение, спецдачи и спецбольницы. Одиозная 6 ст. советской Конституции о роли КПСС как-то незаметно в последние 10 лет все более трансформируется в безраздельное господство в пар ламенте одной партии (а в ее рядах очень заметно чиновничество), кото рое, как и прежде, «выражает надежды и чаяния народа», превращая российскую демократию в некую «демократуру».

В России искажены исходные, классические принципы рыночной ор ганизации, поэтому и вся конструкция – кособокая.

Чтобы понять, как конкретно следует модернизировать нашу эконо мику, надо помнить, что рыночный механизм одновременно и прост и сложен: он может работать как часы и саморегулироваться, но может быть и жестоко разрушительным, несмотря на государственное вмеша тельство. Он прост, потому, что базируется на здоровой психологии лю дей. Он сложен, т.к. представляет противоречивую систему взаимодейст вия домохозяйств, фирм и государственных институтов;

покрыт вуалью денежных отношений;

высоко социализирован;

в нем конкуренция и мо нополизм глобализированы и помножены на геополитические интересы различных стран. Бессмысленно решать сложные проблемы совершенст вования рынка, не отладив его исходные положения.

И если в них вникнуть, то можно увидеть, что такие положения здра вого смысла как «каждый несет свой чемодан»;

«когда куешь свое сча стье – не бей по пальцам окружающих» или «бесплатный сыр бывает только в мышеловке» в России имеют очень часто избирательное приме нение, исключающее распространение их на власть предержащих. Из этого же ряда постулат о том, что «работающий человек не может быть нищим». Бедным – да, но не опускаться ниже прожиточного минимума.

Однако в России каждый 7-й работающий попадает в эту мертвую зону, а среди работников образования, культуры, здравоохранения в два раза больше. Работа в рыночной экономике сама по себе ценность, она «не волк – из леса не прибежит», за нее люди конкурируют на рынке труда и победителю во всем цивилизованном мире гарантированы достойные ус ловия существования в соответствии с образованием, опытом и квалифи кацией. Рыночного баланса экономического принуждения людей к труду и их заинтересованности в нем в нашей стране так и не удалось достичь за 20 лет: кнут (безработицу) ввели, а о прянике (достойных условиях жизни) так и не позаботились. Более того, установленный в нашей стране МРОТ и ранее и в настоящее время значительно ниже прожиточного минимума, да к тому же, при пересчете в последний раз с 01.01.2009 г. установлен исходя из данных 2007 года, в основе которых лежала потребительская корзина, не пересматривавшаяся с 1999 г. Правительство обещает пре дусмотреть увеличение оплаты труда в бюджетном секторе на 6,5% толь ко во второй половине 2011 г. Интересно, на сколько его съела инфляция за три прошедших года: на четверть, треть, половину? Все это время зарплата чиновникам увеличивалась из года в год. Может, настало время заморозить ее на три года по примеру бюджетников?

При таких экономических реалиях удивляться широчайшему распро странению теневого оборота ресурсов, монополизму, коррупции, бюро кратизации, примитивизации народнохозяйственного комплекса страны не приходится. Кто же на грязное тело надевает чистую рубашку (модер низацию)? Разве так можно догнать Запад, ушедший, по авторитетному мнению Е. Гайдара, на два поколения вперед? Стране, прежде всего, следует поменять приоритеты. Правительство многие годы находится в плену опасных иллюзий о том, что можно продвинуться по пути рыночных преобразований и одновременно реализовать свои имперские амбиции.

В России сегодня примерно 6 млн человек с ружьем: это не только МО, но и ФСБ, ФСО, ФПС, ФАПСИ, СВР, МЧС, МВД, ВВ и др. В наступившем 2011 году федеральным бюджетом предусмотрено увеличение в три раза военных расходов – до 1,5 трлн рублей – под флагом проведения уже четвертой за последние 20 лет программы перевооружения армии. По нятно, что «человек с рублем» в лице российского немонополизированно го бизнеса и без этой программы с трудом оправляется от последствий мирового финансового кризиса, да и не исключена опасность его второй волны. Что же касается пошедших вверх доходов от нефти, то они крайне ненадежны, а цены на российский газ ЕЭС считает завышенными и стре мится сбить.


Ресурсы, необходимые для достаточной защиты страны, можно бы ло бы изыскать если освободить от пут предпринимательский сектор. В мире рассчитывается специальный индекс экономической свободы по пятибалльной шкале. Россия по нему оценивается на слабенькую троечку и находится где-то на 120-х позициях между Камеруном, Индонезией и Руандой, причем расположена она скорее ближе к Северной Корее (по следнее 161 место), чем к Гонконгу (1-е место). Посредством данного ин декса отслеживается степень заградительных барьеров, которые ставит правительство по уровню налогов, вмешательству в бизнес, незащищен ности собственности, недостаточной инвестиционной активности, доле теневого оборота, соотношению зарплат и цен и пр.

Однако освобождение российских предпринимателей от данных пут полностью противоречит интересам народившейся административно чиновничьей системы, которая может лишиться значительной части сво их коррупционных доходов. В этих условиях у правительства, для дости жения своих целей, имеется только один путь – сокращение социальных расходов, который проторен известными реформами по монетизации льгот, пенсионного обеспечения и здравоохранения. Все они, увы, ито жатся известным выражением П.А.Столыпина: «В России любят затевать реформы только потому, что так легче скрыть неумение править».

Е.Е. Павлова, канд. экон. наук, доц.

ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ РОССИИ, КАЗАХСТАНА И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ:

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВЫГОДЫ И ВЫЯВЛЕННЫЕ НЕДОСТАТКИ ДЛЯ БИЗНЕСА Экономическую интеграцию на территории стран-участниц СНГ в на стоящее время можно расценивать как вступившую в наиболее активную фазу за весь период существования, и образование Таможенного союза (ТС) России, Республики Казахстан и Республики Беларусь, открытого для присоединения новых членов, – это начало нового этапа взаимовы годного сотрудничества в таможенной сфере. Следующая фаза – обра зование общего экономического пространства, которое планируется за вершить к 2012 году.

Для стран-участниц ТС новый этап интеграции предоставляет ог ромные возможности для углубления взаимной торговли внутри ТС, по скольку исчезли таможенные барьеры и дополнительные затраты на оформление экспортных деклараций внутри ТС, не применяются меры нетарифного регулирования. Помимо этого на Единой таможенной терри тории между странами-членами Таможенного союза можно беспошлинно перемещать, как товары собственного производства, так и иностранные товары, выпущенные в свободное обращение в одной из стран-участниц ТС, при наличии соответствующих документов.

1 июля 2010 г. вступил в силу Таможенный кодекс Таможенного сою за (ТК ТС), что знаменовало собой создание единого Таможенного про странства России, Беларуси и Казахстана. ТК ТС полностью базируется на нормах Международной конвенции об упрощении таможенных проце дур (Киотской конвенции). В целом порядок совершения таможенных операций при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза и вывоза с их территории соответствует тому порядку, который применялся в России. Среди явных преимуществ новых нормативных до кументов ТС необходимо отметить то, что существенно упрощены взаи моотношения между декларантом и сотрудниками таможенных служб.

К примеру, исчезло таможенное оформление, которое заменяют четко определенные таможенные операции. Предприниматель заявляет соот ветствующую таможенную процедуру в подаваемой таможенной декла рации, и таможенник обязан ее зарегистрировать либо отказать в регист рации декларации не позднее двух часов с момента ее подачи. В новом Кодексе имеется исчерпывающий перечень документов, необходимых при оформлении грузовой таможенной декларации.

Основной аспект таможенного регулирования для участников ВЭД – минимизация временных издержек, связанных с совершением таможен ных операций при временном хранении, таможенном декларировании и выпуске товаров. Новое законодательство ТС уделило этому вопросу по вышенное внимание, четко определив пределы полномочий должностных лиц таможенных органов при проведении таможенного контроля и со вершении таможенных операций в отношении товаров, находящихся под таможенным контролем. После вступления в силу ТК ТС сроки оформле ния сократились до двух дней. Особое внимание уделено соблюдению предусмотренного ТК ТС четырехчасового срока выпуска в отношении несырьевого экспорта, не облагаемого вывозными таможенными пошли нами.

Так же для бизнеса созданы следующие преимущества:

обнулились таможенные пошлины на важное и инновационное оборудование, не производимое внутри Таможенного союза, при этом значительно сократилось нормативное время его оформления до 4-х ча сов;

срок уплаты таможенных пошлин и налогов увеличен до 4-х ме сяцев, вместо 15 дней ранее;

декларант имеет право внесения изменений в декларацию до и после выпуска товаров в свободное обращение. Ранние нормы преду сматривали, что в случае даже ошибки в декларации заводили дело о на рушении таможенных правил;

создан институт специального экономического оператора для обеспечения упрощенных режимов участникам ВЭД. Ранее аналогичным режимом обладали лишь единичные участники ВЭД;

в перспективе участнику ВЭД предоставляется возможность осуществлять свою деятельность в любой точке государств-участников ТС;

таможенные перевозчики имеют право перемещения по всей территории Таможенного союза без применения к ним внутри государст венного контроля на территории каждого из государств-участников Тамо женного союза;

внутренние перемещения товаров между Россией, Казахстаном и Белоруссией считаются внутренней торговлей;

уплата таможенных пошлин и налогов будет производиться в ва люте государства-члена ТС, таможенному органу которого была подана декларация (для России в рублях, для Казахстана в тенге, для Белорус сии в белорусских рублях).

Еще одно важное нововведение – переход с 1 января 2011 года на электронное декларирование при экспорте и импорте без использования бумажных документов. Сейчас почти все таможенные органы РФ, осуще ствляющие таможенное оформление и таможенный контроль товаров, имеют достаточную техническую оснащенность для принятия электрон ных деклараций через Интернет. Это обеспечивает доступ неограничен ного количества участников ВЭД к интернет-декларированию. Таможен ная статистика, свидетельствует, что уже сейчас каждая третья деклара ция подается в электронном виде.

Однако для успешного функционирования ТС формирование общей нормативно-правовой базы в области таможенного законодательства не достаточно. Необходимо унифицировать и внутреннее законодательство трех стран. Есть существенные отличия в уголовных и налоговых кодек сах, кодексах об административных правонарушениях стран ТС. К приме ру, российским фирмам стало выгодно регистрироваться на территории Казахстана из-за более низкой ставки НДС.

Большое внимание необходимо уделить вопросам усовершенство вания информационного обмена между таможенными службами стран участниц Таможенного союза. На данный момент общих информацион ных систем и технологий в рамках ТС нет. Есть единая информационная автоматизированная система Союзного государства России и Белорус сии, которая выстраивалась на протяжении многих лет. Сотрудничество с Казахстаном в этой сфере находится в стадии становления.

Наименее унифицированы в ТС вопросы, связанные с правовым ре гулированием таможенных платежей. Основная причина связана с тем, что на сегодняшнем этапе интеграции государств-членов ТС унифициру ется только таможенное законодательство. Вопрос об унификации и гар монизации других законодательств (налоговом, гражданском) пока не стоит. В этой связи можно предположить, что различия в вопросах начис ления и взимания таможенных платежей могут привести к изменению то варных потоков на территории государств-членов союза и, как следствие, отрицательно сказаться на пополнении бюджета. В настоящий момент порядок зачисления и распределения ввозных таможенных пошлин на территории ТС регулируется Международными договорами государств членов союза и решениями Комиссии Таможенного союза (КТС). Что ка сается вывозных таможенных пошлин в отношении третьих стран, ставки устанавливаются национальным законодательством. Порядок уплаты на логов, применение НДС и акцизов таможенными органами определяется национальным законодательством каждой страны. Поскольку ввозные таможенные пошлины подлежат распределению между бюджетами госу дарств-членов союза, предусматривается, что их уплата должна произ водиться на отдельный счет. В связи с этим по одной таможенной декла рации плательщику теперь требуется оформлять два платежных поруче ния на уплату таможенных платежей – одно на уплату ввозных таможен ных пошлин, другое – на уплату НДС и акцизов.

Кроме того, уже сейчас у бизнеса возникают обоснованные опасения в отношении возврата (зачета) излишне уплаченных таможенных плате жей. Поскольку в случае отказа в выпуске товаров, таможенные платежи возвращаются в общем порядке, и существует риск не только затягива ния сроков возврата, но и отказа в таком возврате по формальным при знакам, в том числе в случае наличия задолженности, например, по при остановленным требованиям.

Участники ВЭД отмечают в качестве нерешенных также ряд кон кретных вопросов связанных с применением той или иной процедуры.

Особенно болезненным оказался вопрос по таможенным процедурам пе реработки, поскольку практическая сторона их применения не разработа на на должном уровне. Так, получается с переработкой сырья, посту пающего в РФ из других стран-участников ТС. Раньше, например, изна чально казахский товар поступал в РФ, здесь перерабатывался, полу ченный новый товар отправлялся за границу;


причем это был не чистый экспорт – пошлина бралась только с добавленной стоимости, полученной при переработке. Теперь же, когда вступил в действие Таможенный ко декс, получается, что и исходное казахское сырье, и российский конечный продукт происходят с единой таможенной территории, то есть теперь за товар, переработанный в России и идущий далее за границу, российской фирме надо платить полную экспортную пошлину как с полностью нового товара, а не с добавленной стоимости.

Кроме перечисленных проблем, относимых к функционированию ТС, остаются «наболевшие» проблемы взаимоотношений предпринимателей и работников таможенной службы, среди которых хочется отметить сле дующие:

отсутствие доверия к участникам ВЭД со стороны таможенной службы. Так в России по определенным группам риска таможенному досмотру подвергается до 44% импортных товаров;

отсутствие достаточного количества современных складов вре менного хранения и таможенных складов и др.

В заключение отметим, что вопросы таможенного регулирования до сих пор остаются наиболее актуальными среди работы органов Таможен ного союза: идут постоянные процессы по мониторингу ситуации, по вне сению оперативных изменений в те решения Комиссии, которые требуют корректировки. Кроме того, уже готовятся изменения в Таможенный ко декс Таможенного союза, подготовленные на основе практики админист рирования этого документа. Среди направлений совершенствования – уменьшение количества отсылочных норм, чтобы не создавать админи стрирования в разных странах, и для унификации с международным при знанным порядком таможенного оформления. В самое ближайшее время на базе комиссии ТС будут созданы консультативно-общественные объе динения для координации взаимодействия и контроля работы с учетом пожеланий представителей бизнеса и государственных органов трех го сударств участников ТС. Будет обеспечена обратная связь на основе систематического подведения итогов действия ТК ТС, как для участников ВЭД, так и таможенных органов трех стран. Будет проводиться постоян ный анализ внедрения новых технологий, таких как электронное деклари рование через Интернет, предварительное информирование, удаленный выпуск товара и др.

А.П. Олейникова, канд. экон. наук, доц., М.А. Байдак, аспирант ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС И СЦЕНАРИИ ЕГО РАЗВИТИЯ Важнейшей особенностью современного финансово-экономического кризиса является его мондиальный, т.е. общемировой характер. Начав шись в США, он быстро распространился, в первую очередь, на развитые страны, а затем и на развивающиеся, и стал общемировым кризисом.

В этом отношении, например, он отличается от финансового кризиса 1997-1999 гг., который возник в корпоративном секторе стран Юго Восточной Азии, а затем вызвал кризис в ряде других государств с тран зитивной экономикой, таких, как Россия, Бразилия, Мексика. Однако тот кризис не имел тотального распространения, а потому был признан меж дународным, но не мировым.

Кроме того, финансовый кризис 1997-1999 гг. привл к расщеплению мировой экономики на два сегмента: страны, испытавшие спад и понс шие серьзные экономические потери, и страны, получившие дополни тельный импульс к развитию и только выигравшие. К числу первых отно сится уже упомянутая Россия, которой в августе 1998 г. пришлось даже объявить дефолт по своим долговым обязательствам. Среди вторых – США и государства Западной Европы, экономический рост которых в кри зисный период резко ускорился. Такой ход событий породил специфиче скую циркуляцию мирового капитала из проблемных стран в страны бла гополучные, что и позволило последним миновать какие-либо кризисные явления.

По-настоящему глобальный характер нынешнего кризиса, скорость его распространения по миру являются :

свидетельством углубления и расширения процессов глобализа ции в мире, в том числе глобализации кризисных явлений в экономике;

следствием формирования общемировой финансовой системы, связанной с международным переливом капитала, расширением и углуб лением внешней торговли и других форм экономического взаимопроник новения, резко усиленного в последнее десятилетие;

индикатором усиливающейся взаимозависимости валютных кур сов разных стран.

Другая особенность – глубина и продолжительность современного кризиса – во многом является следствием специфических черт глобали зации и всеобъемлющего характера. Рецессия поразила весь мир разви тых стран. И, несмотря на продолжающийся прирост ВВП в Китае и Ин дии – правда, вдвое меньший, чем в предыдущие годы, – по оценкам Всемирного банка, в 2009 г. мировая экономика впервые за последние полвека продемонстрировала отрицательные темпы роста.

Что касается глубины финансовой составляющей этого кризиса, то по своему охвату всех сторон многообразной и обширной финансовой системы, остроте его не с чем сравнить. Никогда ещ после предыдущих финансовых кризисов не возникал вопрос о перестройке глобальной фи нансовой архитектуры мира, о необходимости координации усилий стран «Большой двадцатки» (G20) (85% мирового ВВП).

Современный финансово-экономический кризис характеризуется одной из самых продолжительных рецессий последнего времени. В на стоящий момент существуют различные сценарии развития событий, од Балацкий Е. Алхимия финансового кризиса-2008 // Свободная мысль. – 2008. – № 12. – С. 49.

См. Аганбегян А. Кризис: беда и шанс для России. – М.: АСТ: Астрель, 2009. – С. 49-50.

См. Global Economic Prospects 2010: Crisis, Finance, and Growth // The World Bank.

2010. [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://siteresources.worldbank.org/INTGEP2010/Resources/GEP2010-Full-Report.pdf См. Аганбегян А. Кризис: беда и шанс для России – М.: АСТ: Астрель, 2009. – С. 62.

нако ни один из прогнозов не называет конкретных сроков по выходу из рецессии и обусловливающих его механизмов восстановительного роста.

Можно быть уверенным лишь в том, что кризис когда-нибудь завер шится. Однако ни сроки его завершения, ни масштаб ущерба, ни ланд шафт посткризисной экономики неизвестны.

2008-2010 гг. показали, что ещ одной особенностью актуального кризиса стал его переход в длительную депрессию, стагнацию, а не сразу в фазу оживления экономической активности после прохождения нижней точки в середине 2009 г. Надежда на, так называемый, U-сценарий (бы строго восстановления) развития кризисных явлений в мировой экономи ке в 2008-2009 годах, согласно которому вслед за резким падением ос новных экономических показателей и достижением «дна» должно было наступить не менее резкое их восстановление, не оправдалась в полной мере. Среди предпосылок данного сценария можно выделить :

оживление мировой экономики и торговли;

умеренный рост цен на нефть;

восстановление рынка кредитования;

медленное повышение процентных ставок рефинансирования;

перетекание капитала на развивающиеся рынки.

Анализ событий 2008 – первой половины 2010 гг. показывает, что условия возникновения данных предпосылок не были сформированы. В итоге объм мировой экономики сократился на 2,2 %, а снижение объ мов мировой торговли составило 14,4%. Напомним, что мировая торгов ля последние два десятилетия росла на 5-10% ежегодно, а этот спад произошл впервые с 1982 года. Даже несмотря на то, что в течение всего года Центральные банки (ЦБ) основных игроков мировой экономики сокращали ставки рефинансирования для восстановления рынка креди тования и оживления экономической активности в реальном секторе и сфере услуг.

Исключение составляет лишь умеренный рост цен на нефть с весны 2009 г. Так, по сообщению начальника сводно-аналитического отдела Министерства финансов РФ А. Саковича, средняя цена нефти марки Urals в декабре 2010 г. сложилась на уровне $73,68 за баррель, тогда как в декабре 2008 г. она составляла $39,22 за баррель.

В этой связи нельзя не упомянуть о наметившихся слабых тенден циях к восстановлению крупнейших экономик (Япония, Франция, Герма См. Наш экономический прогноз: Россия на пути к 2012 году // [Электронный ре сурс] / Режим доступа: http://www.dcenter.ru/news_main/NEP_2009-Q4.pdf См. Global Economic Prospects 2010: Crisis, Finance, and Growth // The World Bank.

2010. [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://siteresources.worldbank.org/INTGEP2010/Resources/GEP2010-Full-Report.pdf См. Торговля снижает обороты // [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.world-trading.ru/page/26/ Средняя цена нефти марки Urals в 2009 году составила $61,065 за баррель про тив $94,4 за баррель в 2008 году – Минфин России // [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.oilcapital.ru/news/2010/01/121346_148790.shtml ния, США, Россия) в III и IV кварталах 2009 г., закрепление которых в 2010 г. способствовало тому, что в 2011 г. мировая экономика все-таки возвратится к докризисным темпам роста и утвердится в них. Проявление данных тенденций связывается, в первую очередь, с эффектом воздей ствия программ бюджетного стимулирования. Для того, чтобы экономиче ский рост, который сменил спад, стал заметным и устойчивым, необходи мо продолжать выделять значительные суммы на поддержку националь ных экономик – с таким призывом выступил еще в сентябре 2009 г. высту пил министр финансов США Т. Гайтнер, чтобы избежать классической ошибки преждевременного окончания борьбы со спадом, типичной для предыдущих случаев экономического кризиса..

Более реалистичным в этом отношении является L-сценарий разви тия кризиса, предпосылками которого являются :

удержание на плаву мировой экономики и торговли только за счт программ господдержки;

«закрытие» национальных рынков;

лгкое снижение цен на нефть;

снижение процентных ставок.

Сценарий затяжной рецессии (L) предполагает крайне низкие темпы роста мировой торговли, причм данная проблема может усугубляться принятием протекционистских мер по защите отечественного производи теля. Эксперты подсчитали, что в период между саммитами G20 в Ва шингтоне и Лондоне правительствами разных стран принято порядка 700 мер протекционистского характера, а лидером по дискриминации иностранных товаров и услуг среди стран «большой двадцатки» является Россия (ввела 20 мер).

Кроме этого, L-сценарий предполагает попадание мировой экономи ки в кредитную ловушку, когда предприятия отказываются брать новые кредиты, потому что необходимо погасить старые, а банки отказывают в предоставлении кредитов даже устойчивым предприятиям под влиянием негативной экономической информации. В итоге возврат к нормальному уровню закредитованности экономики, стимулирующему экономический рост, может занимать продолжительный период времени.

Существует и третий – W-сценарий или сценарий «второй волны кризиса» – вектор развития мирового финансово-экономического кризи са. Данный сценарий предполагает следующее :

неуверенный рост мировой экономики;

См. Минаев С. Спасение доллара // Власть. – 2009. – № 36 (839).

См. Наш экономический прогноз: Россия на пути к 2012 году // [Электронный ре сурс] / Режим доступа: http://www.dcenter.ru/news_main/NEP_2009-Q4.pdf См. Романчук Я. Наворотили шлагбаумов – не проехать // [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://liberty-belarus.info/Тенденции/Наворотили-шлагбаумов-не проехать.html См. Россия на пути к 2012 году // [Электронный ресурс] / Режим доступа:

http://www.dcenter.ru/news_main/NEP_2009-Q4.pdf дешвые деньги приводят к новым «пузырям» на финансовых и других рынках;

резкий рост цен на нефть;

резкое падение цен на нефть в 2011 г. из-за лопания «пузырей»

и новых военных авантюр США и блока НАТО в нефтеносных регионах Ближнего Востока.

С точки зрения данного сценария, рост избыточной ликвидности приведт к формированию новых «пузырей» на финансовых и товарных рынках. И если в подобных условиях монетарные власти не начнут уже сточать свою политику, то после бурного 2010 г. может развернуться «вторая волна кризиса». Выше мы уже указывали на неустойчивый и ис кусственный характер восстановления мировой экономики, начавшийся в III квартале 2009 г., который был связан преимущественно с усилиями властей – основной вклад внесли бюджетные стимулы США и Китая.

Мощные денежные вливания могут обернуться серьзной макроэкономи ческой дестабилизацией и раздуть очередной финансовый пузырь (поли тика дешвых денег и бюджетных вливаний ведт к значительному росту суверенного долга большинства развитых рыночных экономик, а также в перспективе делает реальной угрозу высокой инфляции). Поэтому дис куссии о «второй волне кризиса» в настоящее время вс-таки продолжа ются, что вполне закономерно.

Так, финансовые трудности ОАЭ и Греции свидетельствуют о том, что кризис отнюдь не завершн. Проблема суверенных рисков вновь на помнила о себе, пока не в самых передовых странах. Однако темпы роста долга в развитых странах таковы, что нельзя исключить опасности воз никновения суверенных рисков и в них, что может вызвать цепную реак цию в различных областях и странах. Сохраняется проблема накоплен ных плохих долгов в банковской системе. Они пока вуалируются и не спи сываются, что в недалком будущем может стать серьзным дестабили зирующим фактором экономического развития.

Обобщая вс вышеизложенное, можно прийти к выводу, что при са мом оптимистичном прогнозе (U-сценарий) период выхода из кризиса и восстановление темпов докризисного развития мировой экономики может завершиться в 2011 г. Во всех остальных случаях кризис будет менять финансовый ландшафт на несколько лет дольше. Так, по прогнозам Ин ститута экономики переходного периода, скорее всего, нас ожидает «тур булентное десятилетие», обусловленное наличием системных проблем и вызовов. Речь идт о довольно длительном периоде неустойчивости тем пов роста с локальными подъмами и спадами, всплесками инфляции и Российская экономика в 2009 году. Тенденции и перспективы. (Выпуск 31). – М.:

ИЭПП, 2010. – С. 45-46.

попытками е подавления, нестабильности валютных режимов и полити ческих систем.

Но какой бы сценарий не воплотился, такова будет цена первого в человеческой истории действительного глобального кризиса.

Н.П. Матвеева, канд. экон. наук, доц.

ФАКТОРЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА В последние годы аграрный сектор России становится сферой эко номики, привлекательной для инвестиций. Особенно наглядно эта тен денция проявилась во второй половине 2010 года – треть всех инвести ционных проектов составили вложения в АПК, при этом резко повысилась капиталоемкость инвестиций: если ранее средний объем инвестиций в один проект составлял 80 млн долларов, то сейчас превышает 160 млн долларов. Такой всплеск может свидетельствовать о приближении сис темной инвестиционной волны, которая станет источником мультиплика тивного эффекта и распространится на отрасли с более высокой добав ленной стоимостью.

С другой стороны, анализ ситуации в аграрном секторе свидетель ствует о том, что его развитие еще далеко от достижения устойчивого по ложения в национальной экономике. Устойчивость в сельском хозяйстве – это многоуровневая категория. В концепции устойчивого развития, вы двинутой еще в начале прошлого века, под ним понимается оптимальный баланс между экономическим, социальным и экологическим критериями.

Устойчивость в экономическом смысле подразумевает на микроуровне обеспечение прибыльного функционирования хозяйственных единиц, а на макроуровне – достижение высокой продуктивности, достаточной для реализации продовольственной безопасности страны и конкурентоспо собности на мировых рынках. Социальный аспект устойчивого развития аграрного сектора характеризует его способность обеспечить все насе ление страны продовольствием по доступным ценам и добиться уровня потребления основных продуктов питания по физиологически обоснован ным нормам. Для экологической составляющей устойчивого развития важным становится возможность функционирования в гармонии с окру жающей средой, не нанося ущерба природным системам. Не секрет, что современные интенсивные технологии в сельском хозяйстве основаны на применении в больших масштабах минеральных удобрений и химических Российская экономика в 2009 году. Тенденции и перспективы. (Выпуск 31). – М.:

ИЭПП, 2010. – С. 53.

Эксперт. – 2011. – № 3. – С. 35.

средств защиты растений, что приводит к значительному загрязнению природы.

Российский аграрный сектор за последние 10-15 лет добился суще ственных успехов. Россия из импортера превратилась в крупного экспор тера зерна на мировой рынок, построены современные животноводческие комплексы, соответствующие лучшим мировым образцам промышленно го производства. Вместе с тем агропромышленное производство, обла дающее значительным потенциалом, нельзя еще отнести к устойчивой части национальной экономики, так как внешние и внутренние шоки спо собны столкнуть его с траектории устойчивого развития, как показали, на пример, недавний экономический и финансовый кризис, а также небыва лая засуха 2010 года, которая привела к снижению валового сбора зерна.

росту цен на него и запрету на экспорт зерновых. Общие убытки от засухи Минсельхоз оценил в 32,7 млрд рублей. Для повышения устойчивости аграрного сектора и роста его эффективности необходимо учитывать возможные риски и разрабатывать механизмы, содействующие модерни зации и переходу сектора к устойчивому развитию.

Важной составляющей устойчивости аграрного сектора является финансовая устойчивость. Она зависит от того, насколько эффективно формируются, распределяются и используются денежные ресурсы.

Внешнее проявление финансовой устойчивости – платежеспособность аграрных предприятий, их способность своевременно выполнять долго вые обязательства по торговым, кредитным и другим операциям. С уче том плохой конъюнктуры прошлого года аграрные предприятия оказа лись в сложном финансовом положении: уровень закредитованности мно гих хозяйств достигает 80% от оборота, залоговая база практически ис черпана, в целях экономии сокращается количество используемых удоб рений, покупаются низкокачественные семена, что неизбежно скажется на будущем урожае.

Следует отметить, что с 2002 года с принятием Закона «О финансо вом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» дейст вует программа реструктуризации долгов, но она не принесла желаемых результатов. По оценкам экспертов, этой программой реально было ох вачено только 0,7% обследованной совокупности сельскохозяйственных предприятий и 1,1% просроченного долга. Только 473 организации за вершили за это время реструктуризацию, погасив задолженность в пол ном объеме. Очевидно, что надо менять саму концепцию финансового оздоровления предприятий, перестав сводить его только к реструктури зации задолженности. Ведь сумма долгов более чем на 50% состоит из штрафов и пеней по налогам и платежам в государственные и внебюд жетные фонды. Нужна активная государственная политика по созданию Эксперт. – 2011. – № 11. – С. 39.

Макаренко А. Финансовое оздоровление и устойчивость сельскохозяйственного производства // Экономист. – 2011. – № 2. – С. 87.

благоприятной макроэкономической среды функционирования агробизне са. Эта политика должна включать щадящее налогообложение для сель ского хозяйства, меры по поддержанию доходности аграрного производ ства, развитие инфраструктуры и логистики агропродовольственного рынка, устранение сложившихся ценовых диспропорций на рынках сель скохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, с одной стороны, и материально-технических ресурсов, с другой.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.