авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Заслуга В.Я. Ельмеева заключается, по нашему мнению, в том, что им: а) проведено теоретическое исследование труда как экономической категории, обладающей специфическими характеристиками в совре менных условиях;

б) поднимается вопрос о стоимости самого труда, то есть потребительной стоимости рабочей силы;

в) сделан вывод о новой роли труда, согласно которому главная основа преобразования общест венного производства это уже не труд, выполняемый самим человеком, и не время, в течение которого он работает, а присвоение его собствен ной всеобщей производительной силы, то есть развитие общественного индивида.

Рассмотрев концептуальные подходы различных школ и направле ний, можно констатировать, что все исследователи признают факт обла дания рабочей силой собственной стоимостью. Трудность заключается в е измерении. Классическая школа приравнивала стоимость труда к стоимости продукта. К. Маркс предлагал суммировать все статьи потреб ления для определения затрат на производство рабочей силы, в резуль тате же производительного потребления рабочей силы создавалась стоимость готового продукта. Теория человеческого капитала исследова ла и процесс производства человеческих ресурсов через величину инве стиций, и процесс их потребления, который сводился к формированию доходов с человеческого капитала.

Мы полагаем, что имеет место существование двойственности в трактовке стоимости рабочей силы. С одной стороны, это суммарные за траты на производство рабочей силы, которая в современных условиях должна быть достаточно образованна и квалифицированна. С другой – это та ценность человеческого фактора, которая потенциально заклады вается в процессе его «выращивания». Измерить ценность человеческого фактора, как нам представляется, можно либо посредством определения количества запаса производительных сил человека, которые порциями расходуются в процессе труда, либо через стоимость создаваемых про дуктов.

Ельмеев В.Я. Социальная экономия труда: общие основы политической эконо мии. – СПб., 2007. – С. 133.

Ю.И. Ситникова, аспирант МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СБЕРЕГАТЕЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ДОМАШНИХ ХОЗЯЙСТВ Сбережения домашних хозяйств представляют собой мощный инве стиционный ресурс и могут способствовать ускорению темпов экономиче ского роста. Теоретически обосновано, что рост накопления капитала до машними хозяйствами способствует увеличению общего инвестиционно го спроса и экономическому росту в стране. Распоряжаясь денежными ресурсами, являющимися источником долгосрочных сбережений, домо хозяйства выступают основным субъектом сберегательного процесса. В этих условиях разработка методологических основ исследования сбере гательного поведения домашних хозяйств представляется весьма акту альной.

Сберегательное поведение домохозяйств является предметом изу чения различных общественных наук, в первую очередь экономической теории, экономической психологии и экономической социологии, каждая из которых применяет свои методологические подходы.

Основоположником экономической теории сбережений считается Дж.М. Кейнс, предложивший гипотезу абсолютного дохода. Кейнсианская школа активно занималась методологическими проблемами. В «Общей теории занятости, процента и денег» Дж.М. Кейнсом был предложен но вый взгляд на новую экономику, приведен в соответствие с современной автору реальностью теоретический инструментарий. Обращенность к ре альности означала признание важности психологических факторов, прин ципиальную неопределенность будущего и невозможность прогнозирова ния отдаленных последствий предпринимаемых и рациональных дейст вий экономических субъектов. Признание того, что рациональное на ин дивидуальном уровне может оказаться нерациональным на уровне соци альном, открыло возможности иного подхода к экономической науке, к пониманию ее сущности и задач.

Наибольшую известность получили также гипотеза жизненного цик ла (Ф. Модильяни, Р. Брамберг), гипотеза постоянного дохода (М. Фрид мен), теория относительного дохода (Дж. Дьюзенберри). Для методологи ческих идей неоклассической школы характерно максимально возможное формально-абстрактное (включая математическое) описание экономиче ской действительности. Согласно данной школе, иррациональность пове дения хозяйствующего субъекта описывается как неполное рациональное поведение. Исторический аспект анализа и региональный уровень рас смотрения экономических явлений существенного значения не имеют.

Современные экономические модели учитывают также уровень ин фляции и социально-политической нестабильности в стране, размер внешней и/или внутренней задолженности, демографические факторы и др. (Д. Смит, Р. Холл, Н. Лефф, Дж. Кемпбелл, М. Кимбелл, Л. Котликофф и другие). В основном им присущ глобальный историко-эволюционный подход, вкупе с культурологическим и философским ракурсом. Дальней шие перспективы развития экономической науки предполагают обраще ние к институциональной методологии.

Начало экономико-психологическим исследованиям сбережений по ложил американский психолог Дж. Катона. В дальнейшем психологиче ские подходы к анализу экономического поведения получили развитие в работах исследователей в Великобритании (П. Лунт, С. Ливингстоун, Э. Фернхем, М. Арджайл), Швеции (К.-Э. Уорнерид, Й. Гуннарссон и Р.

Валунд) и Нидерландах (Р. Алесси, А. Каптейн).

В России активный интерес к изучению сберегательного поведения граждан проявился в начале 1990-х годов на первом этапе экономических реформ. Целью большинства исследований было определение инвести ционного потенциала населения, предпочитаемых форм хранения де нежных средств и мотивов вложения денег в те или иные активы.

Регулярные опросы ВЦИОМ направлены на изучение сберегатель ных установок населения, на их основе рассчитываются индексы потре бительских и сберегательных настроений (см. работы Д. Ибрагимовой, М. Красильниковой, С. Николаенко). Фундаментальное исследование сберегательного поведения было проведено Институтом социально экономических проблем народонаселения РАН по заказу Центрального банка РФ (И. Дискин, Н. Римашевская, Е. Авраамова, А. Овсянников, Л. Овчарова и др.). Ряд исследовательских проектов был осуществлен в Институте экономики РАН (В. Радаев, О. Кузина, А. Луценко, Я. Рощина).

Т. Богомолова и В. Тапилина использовали для анализа экономического поведения российских домохозяйств материалы Российского мониторин га экономического положения и здоровья населения.

Изучением поведения населения России также занимается Иссле довательская группа ЦИРКОН. В работах О. Кузиной, В. Радаева были собраны эмпирические данные о поведении вкладчиков финансовых пи рамид, которые позволили изучить механизмы массового инвестиционно го поведения. В настоящее время ЦИРКОН реализует проект мониторин га экономического поведения населения России.

Несмотря на то, что исследований сберегательного поведения насе ления России было проведено уже достаточно много, малоизученной ос тается такая отдельная составляющая сберегательного поведения, как энергосбережение домашних хозяйств. Согласно ряду оценок, сектор до машних хозяйств остается ключевой составляющей динамики потребле ния электрической и тепловой энергии на территории всей страны в средне- и долгосрочной перспективе. В контексте принятого Правитель ством РФ Федерального закона Российской Федерации от 23 ноября 2009 г.

№ 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффек тивности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в условиях энергетической зависимости нашей страны становится особо актуальным исследование энергосберегатель ного поведения домашних хозяйств.

Выделим аспекты, тормозящие данное исследование: нехватка ста тистических данных об объемах энергопотребления домашними хозяйст вами в сравнении с промышленным сектором;

отсутствие показательных данных о мерах, принимаемых домашними хозяйствами, согласно дейст вующему законодательству об энергоэффективности и пр.

Таким образом, для проведения исследования энергосберегатель ного поведения домохозяйств в качестве методической основы исследо вания считаем целесообразным использовать выборочный опрос насе ления РФ по репрезентативной выборке. На основании полученной ин формации представляется возможным моделирование подходов, осно ванных на дифференциации структуры энергопотребления по типам до машних хозяйств, с целью выявления движущих факторов спроса на электроэнергию со стороны домашних хозяйств.

Е.С. Макеева, аспирант ВЛИЯНИЕ ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА НА СОСТОЯНИЕ РЫНКА ТРУДА В КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМАХ В свете событий мирового финансово-экономического кризиса 2008-2010 гг. одной из актуальных задач экономической науки выступа ет поиск новых эффективных способов преодоления безработицы. В те чение последних лет во многих капиталистических странах имели место массовые увольнения сотрудников, продиктованные стремлением предпринимателей оптимизировать издержки производства и повлек шие за собой снижение совокупного спроса и нарастание социальной напряженности.

На наш взгляд, формулированию практических рекомендаций по устранению безработицы должно предшествовать теоретическое осмыс ление данного феномена. В частности, необходимо выяснить, в какой степени его возникновение обусловлено фундаментальными свойствами хозяйственной системы.

В социалистических государствах с командно-административной экономикой обычно наблюдается дефицит рабочей силы. Директора предприятий предъявляют на нее повышенный спрос во избежание риска невыполнения планов, а также для увеличения размеров фонда оплаты труда, устанавливаемых централизованно в соответствии с общей чис ленностью персонала. Кроме того, по утверждению А. Оксенфельдта (Oxenfeldt) и Э. Ван ден Хаага (Van den Haag), находящаяся у власти пла новая бюрократия особо заинтересована в обеспечении полной занято сти, так как это позволяет ей заручиться политической поддержкой широ ких слоев населения.

В то же время, подобное поведение хозяйствующих субъектов чре вато возникновением скрытой безработицы. Например, в конце 1980-х гг. в Китае, несмотря на проведение рыночных реформ и частичное уп разднение системы пожизненного найма, избыток сотрудников на госу дарственных предприятиях оценивался в 10 млн человек. Наличие скрытой безработицы в плановой экономике усиливает товарный дефи цит и, в целом, свидетельствует о низкой эффективности использова ния ресурсов.

Напротив, капитализм как высшая стадия развития рынка весьма обоснованно ассоциируется многими авторами с открытой безработицей.

В концепции Дж. М. Кейнса безработица является негативным последст вием перепроизводства товаров и услуг. На базе «основного психологи ческого закона» ученый сделал довольно пессимистичный вывод: по ме ре роста богатства общества потребление относительно уменьшается, сбережения, наоборот, увеличиваются, и перепроизводство становится все неизбежнее. Проблема усугубляется в том случае, если сбережения не полностью трансформируются в инвестиции.

Ключевую роль в осуществлении попыток достижения равновесия Дж. М. Кейнс отвел государству. Стимулирование эффективного спроса, в т. ч. путем создания коллективных благ и реализации крупных инфра структурных проектов, действительно способствует улучшению конъюнк туры рынка труда, хотя зачастую подразумевает прохождение работни ками курсов по переквалификации и организацию их переезда в другие регионы. Кроме того, нельзя не согласиться с мнением В. Ойкена (Eucken), который утверждал, что при проведении политики по обеспече нию полной занятости важно пропорционально распределять инвестиции между различными отраслями.

В таблице приведены примеры государственных проектов по стаби лизации национальной экономики. Они были обнародованы в Китае в конце 2008 г. в ходе борьбы с мировым кризисом.

Oxenfeldt A. R., Van den Haag E. Unemployment in planned and capitalist economies // Quarterly Journal of Economics. – 1954. – Vol. 68. Issue 1. – P. 45.

Villard N., Rousseaux N. La Chine ensanglante par sa croissance // L’Expansion.

1989. – № 8. – P. 20.

Ойкен В. Основные принципы экономической политики. – М.: Прогресс, 1995. – С. 210.

Антикризисный план восстановления экономики Китая на 2009-2010 гг.

Бюджет проекта, Проект млрд юаней Развитие транспортной системы 1 Реконструкция 1 Создание инфраструктуры и улучшение качества жизни в сельской местности Строительство доступного жилья Сохранение биоразнообразия и защита окружающей среды Технические инновации и реструктуризация промышленности Проведение мероприятий в области здравоохранения, образования и культуры А. Пенкин, В. Фэн и Х. Чуньчан рассмотрели альтернативные меры повышения уровня занятости в стране. К ним относятся: предоставление налоговых льгот за создание новых рабочих мест, продление сроков обу чения в вузах, снижение пенсионного возраста, сокращение продолжи тельности трудовой недели, поощрение эмиграции, ограничение имми грации и пр.

Мы разделяем мнение тех ученых, которые считают перепроизвод ство товаров и услуг имманентным свойством рыночной экономики. Оно носит фоновый характер, то усиливаясь, принимая форму кризисов, то ослабляясь, затрагивая то одни, то другие отрасли. Из этого логически следует, что при капитализме всегда будет наблюдаться безработица, даже несмотря на периодическое вмешательство государства.

Заслуживает внимания и тезис о том, что многие представители бизнес-сообщества особо заинтересованы в существовании неполной за нятости, так как это позволяет им диктовать свои условия найма и лучше контролировать дисциплину. Вероятно, А. Орлов вовсе не случайно от метил, что «поддержание определенного уровня безработицы (5-6%) – важная составная часть системы негосударственного регулирования рын ка труда».

Assessing the slowdown in China // Economic Outlook. 2009. Vol. 33. Issue 2. P. 31.

Penkin A. Unemployment in a Market Economy // Problems of Economic Transition. – 1991. – Vol. 34. Issue 1. – P. 50-51;

Фэн В., Чуньчан Х. Китай: человеческие ресурсы и рынок труда // Человек и труд. – 2007. – № 1. – С. 49.

Kalecki M. Political Aspects of Full Employment. URL: http://gesd.free.fr/kalecki43.pdf (дата обращения: 04.03.2011);

Market Socialism: The Debate among Socialists. New York: Routledge, 1998. – P. 165.

Орлов А. Социализм – рынок – план // Плановое хозяйство. – 1991. – № 4. – С. 27.

Таким образом, безработица наряду с перепроизводством является неотъемлемым атрибутом капитализма, причем главным источником де структивных процессов на рынке труда выступает рынок благ.

Учитывая, что современная центр-периферическая иерархия гло бального масштаба характеризуется рыночным устройством, можно предположить, что страны со смешанной экономикой планового типа, ин тегрированные в систему мирохозяйственных связей и развивающиеся за счет привлечения инвестиций из капиталистических государств, также будут подвержены перепроизводству и безработице.

М.А. Нечаева, аспирант ВЗАИМОСВЯЗЬ СБЕРЕЖЕНИЙ И ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ В экономической литературе нет единой точки зрения относительно понятия и взаимоотношения между сбережениями и инвестициями.

Представители различных направлений экономической теории вклады вают не совсем одинаковый смысл в определение сбережений и инве стиций. Экономисты рассматривают сбережения разных слоев населения как основу инвестиций.

В экономической школе физиократов признавали лишь одну функ цию денег – как средства обращения. Накопление денег физиократы счи тали вредным, поскольку оно изымает деньги из обращения и лишает их единственной полезной функции – служить обмену товаров. Таким обра зом, ученые этой школы исследовали не сами сбережения, а их влияние на экономическое развитие.

Представитель классической экономической школы А. Смит в сво ем труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» за трагивал проблему сбережений. Он считал, что улучшение положения посредством увеличения своего имущества – «это самое обыкновенное и самое простое средство;

а самый надежный способ увеличить свое состояние – это сбережение и накопление некоторой части того, что приобретается». Таким образом, мотивом сбережения является улуч шение собственного положения. Все, что какое-либо лицо сберегает из своего дохода, по мнению А. Смита, оно добавляет к своему капиталу, т.е. эти сбережения инвестируются для получения доли прибыли. Зна чит, можно сделать вывод, что А. Смит отождествляет сбережения и инвестиции.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М., 1962.

Совсем иной взгляд на взаимодействие сбережений и инвестиций был у Дж.М. Кейнса. В подходе Кейнса сбережения могут не привести к соответствующему уровню инвестиций. Его роль в изучении этого вопро са чрезвычайно велика. Он утверждает, что «сбережения представляют собой превышение дохода над потребительскими расходами», а «инве стиции – текущий прирост ценности капитального имущества в результа те производственной деятельности». Кейнс предположил, что именно инвестиции представляют собой элемент, определяющий характер их взаимосвязи со сбережениями. Именно инвестиции занимают исходную позицию в данной взаимосвязи. За счет роста объемов производства предприниматели стремятся довести прибыль до максимума. В свою очередь, объем производства можно повысить за счет увеличения суммы инвестиций. Следовательно, рост инвестиций обеспечивает предприни мателю увеличение дохода. Далее повышение дохода приводит к увели чению его потребляемой части, увеличивая, тем самым, рост уровня спроса на производимую продукцию. В итоге, сбережения зависят от до хода, а доход – от инвестиций. Значит, инвестиции и сбережения не могут изменяться независимо друг от друга, оставляя при этом неизменным до ход.

Представители неоклассического направления считали, что сбере жения населения, а равно и инвестиции, возможны при достижении про изводством такого уровня эффективности, когда доход превышает по требление. Так, представитель австрийской школы А. Маршалл в «Прин ципах политической экономии» поясняет способность и склонность к сбе режениям: «Способность к сбережению зависит от превышения дохода над необходимыми издержками». Также в исследовании сбережений нельзя не отметить теорию перманентного дохода, разработанную в 50-е годы М. Фридменом. Перманентный доход М.Фридмен определяет как доход, который потребитель надеется получать в течение довольно про должительного времени. При этом доход может быть «временным» или «случайным». При этом М. Фридмен особо подчеркивает элемент не предвиденности, неожиданности при получении временного дохода:

только в этом случае данный тип дохода не сможет серьезно повлиять на долгосрочное потребительское поведение. Также он отметил, что люди нейтральны по отношению к будущему, то есть склонность к потреблению из года в год остается неизменной. М. Фридмен считает, что весь полу ченный временный доход идет на сбережение, а уровень долгосрочного потребления определяется перманентным доходом.

Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что исследователи рассматривали сбережения как источник инвестиций. Проанализировав эволюцию этих понятий, можно сделать вывод, что без сбережений не может быть инвестиций.

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. – М., 2002.

Маршалл А. Принципы политической экономии. Т.1. – М.: Прогресс, 1993.

Д.Ю. Скрипниченко, аспирант ДВУХСЕКТОРНАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИКИ КАК ИНСТРУМЕНТ АНАЛИЗА ВЛИЯНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В современной научной экономической литературе модернизация экономики как условие экономического роста рассматривается как дан ность. При этом раскрытию механизма влияния модернизации на эконо мический рост и, тем более, на его эффективность уделяется недоста точно внимания. В настоящей статье предпринимается попытка поста новки и развития в первом приближении некоторых из указанных проблем в русле определения на основе двухсекторной модели экономики эффек тивности экономического роста как следствия ее модернизации.

В рамках данной модели экономика состоит из двух секторов: базо вого и пионерного. В первом «производится традиционным способом и удовлетворяет жизненно важные потребности, без которых человек су ществовать не может», базовый продукт. Во втором «производится но вым способом и удовлетворяет новые, не ставшие жизненно необходи мыми, потребности» пионерный продукт. Причем, ресурсной базой пио нерного сектора служит излишек базового. В процессе хозяйствования пионерные продукты становятся базовыми, а базовые пионерными. Кро ме того, «рыночный и плановый способы организации хозяйства опреде ляются пропорцией между базовыми и пионерными секторами».

Поскольку модернизация экономики – это комплексный процесс об новления, усовершенствования хозяйственной системы в соответствии с современным технологическим укладом, постольку модернизация эконо мики – это форма проявления момента изменчивости продукта в его раз витии от единичного к всеобщему продукту. Тогда, с одной стороны, не посредственным следствием модернизации экономики является произ водство (появление) нового, меняющего природу человека, пионерного продукта. Отсюда следует, что модернизация экономики – необходимое условие не столько для расширения (развития) пионерного сектора, сколько для его появления и существования в принципе. В дальнейшем модернизация экономики приводит к росту производительности всех фак торов производства, по мере которого пионерный продукт становится ба зовым. Следовательно, с другой стороны, опосредованным следствием модернизации экономики является прирост базового сектора за счет про дукта, бывшего ранее пионерным. Таким образом, экономический рост Основы теоретической экономики / Под ред. д-ра экон. наук, проф. Д.Ю. Миро польского: Учебник. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. – С. 80.

Там же.

Там же. – С. 111.

является неизбежным следствием модернизации экономики. Однако во прос об эффективности этого роста является отнюдь не однозначным, а ответ на него требует, по крайней мере, разработки критериев эффектив ности экономического роста вследствие модернизации. В качестве одного из таких критериев можно предложить увеличение скорости перехода продукта из пионерного в базовый.

Но экономический рост в базовом секторе будет вызван и другими, классическими, прямыми и косвенными, количественными и качествен ными факторами. Причем, в этом случае качественные факторы будут обусловлены, в большей степени, процессами, происходящими в пионер ном секторе в результате модернизации. Так, например, созданная в пионерном секторе новая технология может быть внедрена в производст во и базового продукта, повышая производительность использования ре сурсов и в базовом секторе. Таким образом, следствием модернизации является прирост продукта как непосредственно в пионерном, так и опо средованно в базовом секторах экономики. Для оценки характера данных последствий может служить показатель, который позволил бы сопоста вить масштабы экономического роста в двух секторах. В качестве такого показателя можно предложить соотношение темпов экономического рос та в базовом (yБ) и пионерном (yП) секторах, отражающее относительные равномерность [(yБ/yП)=1] и неравномерность [(yБ/yП)/1] развития двух секторов.

Предположим, первоначально для национальной экономики был ха рактерен в целом рыночный способ организации хозяйства, определен ный относительно маленьким пионерным сектором. Тогда, если (yБ/yП)=1, то оба сектора изменятся в одинаковых масштабах, а пропорция между ними, а следовательно, и способ организации хозяйства останутся преж ними. Можно заключить, что в данном случае экономический рост в це лом является нейтральным. Однако, если (yБ/yП)=1 последствия будут со всем иными. Так, если (yБ/yП)1, то относительно больший темп экономи ческого роста в базовом секторе отражает относительно большее увели чение базового продукта, а следовательно, создает предпосылки для увеличения его излишка – ресурсной базы пионерного сектора. Это, в свою очередь, будет способствовать дальнейшему свободному перерас пределению ресурсов базового сектора в пользу пионерного посредством торговой сделки между индивидуальными собственниками при сложив шейся системе цен. Иными словами, относительно ускоренный экономи ческий рост базового сектора способствует укреплению рыночных начал организации хозяйства. Если же (yБ/yП)1, то относительно больший темп экономического роста в пионерном секторе отражает относительно большее увеличение пионерного продукта, а следовательно, недостаточ но быстрое превращение пионерного продукта в базовый, его невостре бованность субъектами базового сектора, необходимость поиска внешних рынков сбыта пионерных продуктов. Кроме того, такой рост пионерного сектора требует большего количества ресурсов, увеличивает нагрузку на базовый сектор, что, в свою очередь, затрудняет механизм свободного перераспределения ресурсов и, в конечном итоге, усиливает роль госу дарственной бюрократии. Иными словами, относительно ускоренный эко номический рост пионерного сектора способствует укреплению плановых начал организации хозяйства.

В рамках рассматриваемой двухсекторной модели экономики в ка честве критерия эффективности экономического роста, удовлетворяюще го такому классическому принципу его построения, как соотношение ре зультата и затрат, можно предложить соотношение между объемом про П изводства пионерных продуктов за определенный период (Y t) и объемом ИБ избыточного базового продукта предыдущего периода (Y (t-1)). Это до П пустимо, поскольку Y t можно рассматривать как один из результатов ИБ функционирования хозяйственной системы, а Y (t-1) – в качестве затрат, П П ИБ необходимых для производства Y t. Тогда, если Y t/Y (t-1)1, то экономи П ИБ П ИБ ческий рост эффективен;

если Y t/Y (t-1)=1 – нейтрален;

Y t/Y (t-1)1 – неэффективен. Кроме того, о долгосрочной эффективности экономиче ского роста может свидетельствовать увеличение этого соотношения в течение ряда лет.

Итак, в результате исследования двухсекторной модели экономики как инструмента анализа эффективности экономического роста были предложены некоторые критерии последней. Кроме того, были выявлены последствия влияния вызванного модернизацией неравномерного эконо мического роста в базовом и пионерном секторах для усиления либо ры ночных, либо плановых начал хозяйствования. К перспективным направ лениям дальнейшего исследования данной проблематики можно отнести разработку методов количественного измерения предложенных критери ев с помощью модели «затраты-выпуск»;

разработку иных критериев на основе характеристик разделения труда, влияющих на пропорцию между базовым и пионерными секторами;

выявление взаимосвязи между двух секторной моделью экономики и моделью экспортируемых и неэкспорти руемых товаров (TNT-моделью).

А.А. Цыденова, аспирант ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ С целью активизации инновационных процессов необходимо фор мирование национальной инновационной системы как основы развития инновационной экономики. Тенденции экономического роста страны и ха рактерные особенности инновационной экономики предопределяют тре бования к национальной инновационной системе, которая должна:

обеспечивать устойчивый экономический рост и конкурентоспо собность страны за счет использования научно-технического потенциала;

обладать самодостаточностью (опираться на собственные ресурсы национальной экономики) и устойчивостью по отношению к воздействию внешней среды;

выступать одним из механизмов выравнивания социально экономического развития регионов;

соответствовать мировым тенденциям развития, обладать способ ностью взаимодействия и интегрирования в инновационные системы бо лее высокого уровня;

формироваться на основе сбалансированного сочетания рыночных и государственных механизмов.

Автор придерживается мнения, что национальная инновационная система (НИС) – это совокупность взаимосвязанных организаций (струк тур), занятых производством и коммерческой реализацией научных зна ний и технологий в пределах национальных границ. В то же время НИС – это комплекс институтов правового, финансового и социального характе ра, обеспечивающих инновационные процессы и имеющих прочные на циональные корни, традиции, политические и культурные особенности.

Для такой большой и неоднородной страны, как Россия, нет готового рецепта инновационного развития. Тем не менее, необходимо учитывать очевидные особенности нашей страны.

Следует исходить из того, что строить НИС нужно не на пустом с точки зрения инноваций месте (как это было в большинстве стран, таких как Бразилия, Малайзия, Сингапур, Южная Корея). У России есть собст венная традиция организации промышленности, науки и образования. В течение всего ХХ века нашей стране удавалось вести собственные ис следования и разработки практически по всему спектру технологий, в ре зультате чего она стала одним из мировых лидеров в технологической области. Начало нового века, несмотря на все сложности, тоже не про шло впустую – за последнее десятилетие созданы многие важные для функционирования НИС институты. Вопрос в том, как обеспечить соче таемость этих институтов с доставшимся в наследство от предыдущего века научно-техническим потенциалом в составе НИС.

С тем, что приходится создавать НИС на базе уже индустриализиро ванной экономики, связано то, что в России необходимо сочетать процесс технического обновления промышленной базы (модернизация) и созда ние условий для повышения конкурентоспособности отечественной эко номики на базе создания оригинальных технологий и продуктов (иннова ции).

Россия XXI века: образ желаемого завтра (Библиотека Института современного развития). – М.: Экон-Информ, 2010.

Медовников Д., Оганесян Т., Розмирович С. Рождение национальной инноваци онной системы // Эксперт. – 2010. – № 36.

Базовый доклад к обзору ОЭСР национальной инновационной системы Россий ской Федерации «Национальная инновационная система и государственная инно вационной политика Российской Федерации». — М.: Министерство образования и науки РФ, 2009.

Во-вторых, Россия обладает значительными запасами природных ресурсов. С одной стороны, это изобилие порождает «сырьевое прокля тье», когда высокая рентабельность вложения средств в добычу сырья отвлекает инвестиционные ресурсы из обрабатывающей промышленно сти и отраслей высоких технологий. С другой – оно обеспечивает весьма емкий и платежеспособный рынок для новых технологий и продуктов.

Очевидно, что заметная доля российской промышленности (в том числе высокотехнологичной) должна работать на обеспечение потребностей добычи природного сырья (как это происходит в Норвегии).

В-третьих, для масштабов России мы все еще имеем слаборазвитую инфраструктуру – транспортную, телекоммуникационную, энергетиче скую, и это отличный вызов для политической элиты, бизнеса и технокра тического сообщества. Один только проект создания новой системы транспортных коммуникаций (высокоскоростной железнодорожный и ав томобильный транспорт, организация городских транспортных потоков, региональная авиация, сеть транспортных хабов и логистических цен тров, системы доставки грузов на отдаленные территории) может стать для нашей страны мощнейшим локомотивом развития инноваций.

В-четвертых, масштабы и разнообразие страны обусловливают большую роль государства, необходимого для удержания и развития этой территории. В результате сильное государство играет и будет играть ве дущую роль в формирующейся российской НИС, особенно на старте больших проектов, когда от власти понадобится «принуждение к иннова циям».

В-пятых, огромная территория с весьма разнообразными в социаль но-экономическом плане регионами предопределяет очаговость развития инновационных процессов, локализацию их в наиболее подготовленных регионах. Разговоры о том, что специально созданные центры инноваций будут оттягивать ресурсы из других регионов и тормозить, таким образом, их инновационное развитие, не более чем популизм. История НИС гово рит нам, что на старте практически всегда и везде дело обстоит именно таким образом. Со временем формирование сети центров инновационной активности, рассеянных по всей стране, станет важным фактором свя занности ее регионов.

Россия в настоящее время находится в уникальном положении.

С одной стороны, у России столетняя история выдающихся достижений, фундаментальных научных исследований и развития передовых воен ных, космических и других технологий. С другой стороны, инновации представляют собой общественный, технический, экономический про цесс, который приводит к созданию лучших по своим свойствам изделий, технологий, а ориентированный на прибыль приносит добавочный доход.

Иначе говоря, инновация предполагает коммерческое использование знаний и идей. К сожалению, в Советском Союзе такого опыта было мало.

Кроме того, распад Советского Союза спровоцировал массовую «утечку мозгов». Столкнувшись с резким сокращением ресурсов, выделяемых на базовые научные исследования, а также в условиях политической и эко номической нестабильности, многие российские ученые эмигрировали и работают в научных центрах других стран.

Даже сопоставление различных показателей, используемых для со ставления технологической части индекса роста конкурентоспособности Всемирного экономического форума, дает неоднозначную картину.

Россия, несмотря на сохранившийся определенный инновационный потенциал, отстает по показателям технологической части индекса конку рентоспособности по ряду причин. Так, российское правительство прида ет недостаточное значение продвижению и распространению информа ционно-коммуникационных технологий, тогда как в других странах госу дарство играет лидирующую роль в развитии высоких технологий, поощ ряя их внедрение и использование в частном бизнесе. Российское зако нодательство в этой области до сих пор находится в зачаточном состоя нии.

Наиболее проблемной является для России сфера передачи техно логий, что подтверждается низким по этому показателю рейтингом. При чем это касается как передачи технологий посредством прямых ино странных инвестиций, так и лицензирования иностранных технологий, что объясняется рядом факторов, включая неоднозначное отношение рос сийских предпринимателей к иностранному капиталу.

К другим проблемам, мешающим становлению НИС, относится про блема обеспечения прав собственности на результаты интеллектуальной деятельности. В последние годы в этой сфере была создана достаточно развитая, во многом удовлетворяющая современным требованиям зако нодательная база. В то же время, сфера исполнения имеющихся законо дательных норм является одной из самых острых проблем для нацио нальной инновационной системы. Уровень распространения контрафакт ной продукции, громоздкость и неэффективность судебной системы, не обеспечивающей эффективную судебную защиту интеллектуальной соб ственности, коррумпированность чиновников – все это отбрасывает Рос сию в области защиты и коммерциализации знаний и технологий далеко назад.

Мировой экономический кризис 2008-2009 годов также серьезно ус ложнил для России выход на траекторию инновационного развития, пока зал, что, несмотря на очевидные огромные преимущества российская экономика сохраняет сырьевую ориентацию, в большинстве отраслей на блюдается значительное технологическое отставание.

Ухудшилось финансовое состояние предприятий, что препятствует наращиванию доли негосударственного финансирования сектора иссле дований и разработок. В условиях сокращения доходов бюджета более жесткой стала бюджетная политика, что ограничивает возможности ис пользования государством финансовых стимулов для наращивания ин новационной активности. Необходимость поддержания достигнутого Россия XXI века: образ желаемого завтра (Библиотека Института современного развития). – М.: Экон-Информ, 2010.

уровня социальной защиты населения, пенсионного обеспечения в усло виях снизившихся доходов бюджета, негативных демографических трен дов, связанных со значительным сокращением численности экономиче ски активного населения, обусловила определенный рост нагрузки на бизнес в части социальных платежей. Это дополнительно ограничивает для бизнеса возможность инвестирования в инновационное развитие.

Тем не менее, законодательство, инфраструктура и формирование соот ветствующих институтов, все-таки демонстрируют, что в России форми руется НИС, которая должна стать главным звеном в обеспечении нацио нальной конкурентоспособности.

Ю.А. Пирютко, аспирант ФИЛОСОФИЯ ДУХА Н. БЕРДЯЕВА И ЕЁ ОСМЫСЛЕНИЕ С ПОЗИЦИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Осмысление понятия духа и духовности необходимо для экономиче ской теории, поскольку, с одной стороны, позволяет соотнести экономи ческое и неэкономическое в человеке в целом, с другой – выявить момен ты неэкономического в экономическом.

Философия духа Н. Бердяева в этом смысле представляет значи тельный интерес: в ней не только дан глубокий анализ духа, но и опреде ляется отношение духа к экономике.

Прежде всего, Н. Бердяев исходит из теологической предпосылки.

«Бог есть дух». Причм онтологический статус Бога субъективен: «Бог есть дух и потому не есть объект, Бог есть субъект».

Мы не будем анализировать теологический аспект данной филосо фии: он требует отдельного рассмотрения. Важно здесь то, что следует далее, а именно, дух есть субъект. «Дух раскрывается в субъекте, а не в объекте. В объекте можно найти лишь объективацию духа …».

Этим положением автор противопоставляет свою позицию другим, в которых дух есть объективное: «объективного духа не существует, суще ствует лишь объективация духа». «Дух не только не есть объективная ре альность, но не есть бытие как рациональная категория».

При этом дух как иная реальность, как субъективное, есть творец этой реальности. «Субъект творит весь мир, но этот субъект не человек, это есть трансцендентное сознание, сознание вообще, сверхличный субъект, абсолютный дух». Из этого следует важнейшее положение фи лософии Н. Бердяева. «Дух есть свобода».

Здесь и далее на этой странице: Бердяев Н.А. Дух и реальность. – М.: Изд-во АСТ;

Харьков: Фолио, 2003. – С. 230-237.

Свободная суть духа противопоставляется детерминации и ограни ченности объективной реальности, или «миру объективации», как его на зывает Н. Бердяев. Различается воплощение и объективация духа. Ре альность духа – в воплощении, неральность, искажнность – в объекти вации.

Таково описание подхода Н. Бердяева к духу. Переходим к вопросу связи духа и экономики. Следуя терминам Н. Бердяева, экономика это часть объективированной реальности. Как в любой объективации, в эко номике дух выступает как неполноценное, ограниченное. Здесь философ солидарен с К. Марксом, который описывает экономику как отчужднную природу человека. При этом, «человек находится во власти созданной им экономики». И если экономика для человека это способ овладения при родой, то «он овладевает природой, но экономика овладевает им».

Н. Бердяев заключает: «В объективации экономики дух порабощн».

Однако экономика понимается не односторонне отрицательно. Е суть двойственна: с одной стороны, она есть источник порабощения духа, с другой: она есть источник освобождения духа. Так, если первый мо мент достаточно ясен исходя из идеи объективации духа и солидарности с концепцией отчуждения К. Маркса, то второй нуждается в разъяснении.

Итак, дух есть творчество, свобода, высшая ценность. Но творчест во и свобода также предполагают ответственность субъекта. И если в эпохи не столь развитого технического прогресса человек был ближе к природе, и ритм его жизни был более вписан в природный порядок, то далее, человек уже развил свою собственную природу – экономику, рит мы которой уже более задаются самим человеком, что раскрывает про стор для творчества, но повышает ответственность. Таким образом, раз витие экономики в определенной степени предполагает развитие духов ности. Духовность же есть творческая активность, е развитие означает возрастание ответственности за свои действия. И этот процесс далеко не прост. Возрастание духовности есть возрастание опасности, а не безо пасности.

Таким образом, истинная духовность, по Н. Бердяеву, не достига ется лишь развитием экономики как таковой, но требует усилий самого духа.

Рассмотрев позицию Н. Бердяева, перейдм к е сопоставлению с положениями теории, в которой проводится наше исследование. Таковой является теория Д.Ю. Миропольского.

Бердяев Н.А. Дух и реальность. – М.: Изд-во АСТ;

Харьков: Фолио, 2003. – С. 273.

Там же.

Там же. – С. 300.

Миропольский Д.Ю., Сафронов И.А. Философия. Человек. Экономика. – СПб.:

Изд-во СПбГУЭФ, 2001;

Миропольский Д. Ю. Основы теоретической экономики. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008.

Определение духа в обеих теориях имеет сходный момент. Так, ав торы едины в том, что дух это свобода, реализуемая в акте творчества.

Но если у Н. Бердяева дух есть исходный творец реальности, то в теории Д.Ю. Миропольского дух это скорее цель развития человека. Достижение этой цели означает обретение неограниченной возможности пересотво рения Вселенной. Человека только ожидает истинная духовность, обре таемая в ходе его экономического развития. Дух недостижим вне эконо мики.

Рассмотрим онтологический статус духа в терминах объективного и субъективного. У Н. Бердяева дух исключительно субъективен. В теории Д.Ю. Миропольского дух может рассматриваться как субъективно, так и объективно. Важным здесь является отношение к объективному духу.

С субъективным духом сложнее, так как Н. Бердяев под субъективностью понимает не то, что принято в психологии, т.е. индивидуальное миро ощущение. Он пишет об этом так: «В противоположность объективности, он совсем не субъективен в психологическом смысле слова». То есть дух, хотя в субъекте, он не субъективен, он только раскрывается в нм, будучи трансцендентным по природе. Субъект – сфера, в которой твор чество духа берт сво начало. В субъекте дух является в своей полноте, теряя е по мере «погружения» в материальный мир и становясь объек тивным духом.

Понятие «объективный дух» как дух Н. Бердяев отрицает, называя это «объективацией духа», его ограниченным, ущербным воплощением.

В теории Д.Ю. Миропольского объективный дух есть, и он соответствует понятию «объективация духа». Разница здесь чисто терминологическая.

Более того, оба автора указывают на несовершенство этого объективного воплощения духа, говоря о будущем достижении истинной, полноценной духовности. Однако описывают это достижение, вс же, неодинаково.

Рассмотрим оба подхода с позиции экономики.

Н. Бердяев не отрицает исторический процесс развития экономики как путь обретения духовности. Но связан этот процесс не с развитием экономики как таковой, а с проникновением духа в экономику. Духовность как фактор развития человека первична, она таковой всегда была и оста нется. Таким образом, дух это: во-первых, условие самого себя, во вторых: источник одухотворения экономики, подчинение экономики своим целям.

В свою очередь, в теории Д.Ю. Миропольского дух достигается вследствие развития как экономики, так и самого духа. Экономика влияет на дух, но и дух осуществляет прогресс экономики. Однако единственным достаточным условием обретения истинной духовности является пре одоление экономики. То есть достижение производительными силами всего общества абсолютного могущества, полное диалектическое подчи Бердяев Н.А. Дух и реальность. – М.: Изд-во АСТ;

Харьков: Фолио, 2003. – С. 232.

нение природы экономике: обращение природы в экономику, а экономики в природу. До этих пор дух раскрывается неполноценно, реализуется в процессе человеческого творчества лишь в «сврнутом виде».

При этом, хотя эра истинной духовности ещ в далком будущем, дух уже сейчас проявляет себя, влияет на экономику. В этом смысле фи лософия духа Н. Бердяева, с позиции теории Д.Ю. Миропольского позво ляет обогатить подход к проблемам изучения духа в экономике. В частно сти, она показывает специфику пути обретения духовности: его слож ность и возрастание ответственности по мере духовного (и экономиче ского!) развития, необходимость учитывать в хозяйственной деятельно сти, что экономика это цель духа, а не наоборот. Также философия Н. Бердяева фиксирует исходную свободу духа от экономики, позволяя рассматривать проявление духа в экономике на протяжении всего е раз вития, подготовив теоретическую основу для анализа перехода от эры господства экономики к эре господства духа.

Ж.К. Хамнаев, аспирант ЭКОНОМИКО-ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ КАТЕГОРИИ «МОДЕРНИЗАЦИЯ» И ЕЁ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В настоящее время модернизация страны является одной из глав ных задач, стоящей перед Россией. Категория «модернизация экономи ки», в первую очередь, вызывает ассоциации, связанные с какими-либо благоприятными изменениями экономической системы. Поэтому для яс ного понимания модернизации, необходимо знать, как развивается эко номическая система. «Если мы ставим перед собой проблему исследова ния законов рождения, развития и заката «больших» систем, то мы неиз бежно встаем перед необходимостью использования системного диалек тического метода». И действительно, рассматривая развитие системы, мы сталкиваемся с действием законов диалектики.

Любая экономическая система является целостным множеством взаимосвязанных экономических элементов, явлений и процессов, взаи модействующих между собой и с окружающей средой. И все эти элемен ты, явления и процессы, безусловно, можно разделить между собой на противоположные друг другу. Отсюда и проявляется закон диалектиче ского противоречия, который отвечает на вопрос: почему все саморазви Бузгалин А.В., Колганов А.И. Пределы капитала: методология и онтология. Ре актуализация классической философии и политической экономии (избранные тек сты). – М., Культурная революция, 2009. – С. 138.

вается? Внутреннее противоречие системы, которое представляет собой единство и борьбу противоположных друг другу экономических явлений, процессов является причиной развития.

Единство и борьба противоположностей экономических явлений и процессов приводит ко все большему увеличению противоречий в эконо мической системе и, в итоге, достигается такая ступень, где противопо ложности уже не могут существовать в единстве. И в этот момент насту пает разрешение противоречий, что выводит систему на качественно но вый уровень, где имеют место новые противоречия. К примеру, период феодализма, где существовали в единстве противоречия феодалов и крестьян, нашел свое разрешение в сменившем его периоде капитализ ма, где присутствует единство и борьба противоположностей других классов – буржуазии и пролетариата.

Функционирование системы в относительно сбалансированном или стабильном состоянии, когда какие-либо противоречивые процессы, проис ходящие внутри системы, погашаются, или количественное преимущество каких-либо явлений не столь значительно для всей системы, например, рыночные элементы, применяемые хаотично и в малых количествах в пла новой экономике, Л.П. Стеблякова называет функциональным развитием системы. В данном периоде в системе изменяются только количественные характеристики, а качественные при этом сохраняются. В функциональном развитии «не просто сохраняется качество при количественном изменении каких-либо свойств в определнных пределах, а сохраняется такое соот ношение между противоположностями, которое качественно не меняет ор ганизацию при изменении степени влияния той или иной силы. Происходит развитие системы путем количественных изменений».

«Функциональное развитие, связанное с сохранением относительно стабильного состояния, устойчивости и системного качества, порядка системы, по мере накопления изменений переходит в трансформацион ное развитие, включающее этап количественно-качественных изменений системы с сохранением ее устойчивости и этап перерождения системы (собственно трансформации), связанный с качественными изменениями, с нарушением устойчивости, который может завершиться либо утвержде нием новой системы, либо ее распадом».

Иначе говоря, действует второй закон диалектики – закон меры, ко гда происходит нарушение меры как единства количественных и качест венных характеристик.

Данный процесс перехода хозяйственной системы в качественно но вое состояние предполагает, что «каждый следующий вид экономической системы в порядке возрастания сложности содержит в себе свойства предыдущих, но отличается от них новым качеством и соответственно Белояров В.В. Диалектика устойчивого развития /http://philosophy-sd.narod.ru, 19.04.2009.

Стеблякова Л.П. Применение системного подхода к изучению структурной трансформации экономики // Экономические науки. – 2007. – № 7.

новым механизмом взаимодействия элементов системы», а это значит, что происходит переход к новым методам хозяйствования, смене форм собственности, экономических отношений, то есть происходит процесс трансформации хозяйственной системы. «Коль скоро же количественные изменения достигают некоей критической массы и приводят к качествен ным сдвигам, перед нами – трансформация социально-экономической системы».

Кроме внутренних противоречий двигателем трансформации может служить внешний фактор, поскольку экономическая система открытая.

«Пока в экономике царит стабильность, обеспечиваемая соответствием технологического уклада и способа производства, спроса и предложения, потребности в инвестициях и степени их удовлетворения и т.д., экономи ческая структура находится в состоянии равновесия.

Незначительные колебания внутри системы взаимно погашаются.

Однако в случае, когда на экономическую систему начинают действовать внешние факторы, в нее внедряются новые составляющие (инновации), возникает новая сеть реакций между компонентами системы. Новая сеть реакций начинает конкурировать со старым способом функционирования системы. Если система структурно устойчива относительно вторжения новых единиц (единичных инноваций), то она лишь незначительно флук туирует (колеблется, "возмущается"), и новый режим функционирования не устанавливается. Но если структурные флуктуации успешно "прижи ваются", система достигает точки бифуркации (порог устойчивости) и да лее в зависимости от флуктуации выбирает ту ветвь, по которой будет происходить ее дальнейшая эволюция».


Анализируя опыт различных стран, можно сделать вывод, что трансформация может проходить различными способами от эволюцион ного, постепенного перехода к новой системе до революционного. И не всегда трансформация ведет к совершенствованию системы, ведь, как было уже отмечено, возможны и обратные процессы, такие, как деграда ция или распад системы. Это зависит от того, какого характера произош ли количественные изменения в экономической системе. И чтобы систему трансформировать на качественно новый уровень, а не подвергнуть ее разрушению, необходимо проведение модернизации, то есть проводить количественные и качественные изменения системы, которые приведут не к распаду и разрушению системы, а к прогрессу и переходу на качест венно новый уровень. Модернизация экономики должна способствовать разрешению внутренних противоречий экономической системы, находить Скрипник А.В. Роль государства в решении проблем трансформации экономи ческой системы // Вестник Северо-Кавказского государственного технического уни верситета. – 2009. – № 4.

Скрипник А.В. Роль государства в решении проблем трансформации экономи ческой системы // Вестник Северо-Кавказского государственного технического уни верситета. – 2009. – № 4.

Стеблякова Л.П. Указ. соч.

способы их преодоления и вывести систему на качественно новый уро вень.

Основными противоположностями, которые включает в себя любая экономическая система, являются «план» и «рынок». Борьба этих проти воположностей порождает и постоянно увеличивает такие противоречия в экономической системе как государственная собственность на средства производства и индивидуальная, частная собственность, социальная справедливость и эффективность, контроль и стихийность и т.д.

И в данном случае разрешением противоречий должно являться не абсолютная победа плана или рынка, а их примирение или гармония с лишь возможным временным преимуществом одной из противоположно стей. Это объясняется тем, что «в процессе создания и функционирова ния сложного экономического организма возникает философская про блема соотношений – сознательного и стихийного, объективного и субъ ективного. По своему характеру причинно-следственные связи этих от ношений объективны, т.е. не зависят от воли и сознания человека. В то же время эти связи реализуют свой субъективный характер в результате сознательного участия человека, его желаний, его действий, его мотива ций. Это крайности. Экономическое развитие по оптимальной траектории предполагает сочетание стихийного и сознательного. Общественное раз деление труда объективно породило необходимость планирования, т.е.

сознательного поддержания пропорциональности между сферами произ водства, отраслями, фирмами, домашними хозяйствами. Здесь наблюда ем определенное единство сознательного и стихийного. Но вмешатель ство человека может нарушить баланс. Так, если человек хочет заставить производство работать по единственному варианту – директивному пла ну, то нельзя будет исправить ошибки директивы, и она нанесет большой ущерб экономике. Другая крайность, не менее ущербная, – если все от дать на откуп стихии, отказаться от сознательного плана, лишенного ди рективного характера. В этом случае рынок не выдержит социальных на грузок и общество потеряет научно обоснованные ориентиры, без кото рых потери могут оказаться слишком великими».

Это доказывает, что план и рынок в чистом виде существовать не могут. Качественно развивающаяся экономическая система должна включать в себя оптимальное и гармоничное сочетание плана и рынка, что должно способствовать разрешению их противоречий и выводить систему на новый уровень. Разрешение противоречий должно достигать ся не путем взаимоисключения элементов плана или рынка, а их взаимо дополнения, которое ведет к прогрессу экономической системы.

«Норберт Винер, в работе "Социализм и рынок" еще в 1990 году по казал, что свободный рынок есть неустойчивое состояние, ведущее его к исчезновению через монополизацию, потому что к законам рынка отно сится не только закон конкуренции, но и закон кооперации или монополи Экономическая теория / Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича. – 3-е изд. – СПб.: Изд-во Питер, 2004. – С. 32.

зации. Поэтому государство обязано выполнять регулирующую функцию, если оно хочет поддерживать рынок и его стимулирующую функцию по отношению к экономическому развитию. Поэтому государственное регу лирование, плановый механизм являются не внешними, якобы, к рынку, мешающими ему выполнять оптимизирующую гомеостатическую функ цию, а внутренними механизмами, без которых рынок не может сущест вовать».

«В отечественной науке все более популярной становится точка зрения, что план и рынок не противостоят друг другу, а образуют целост ную систему управления. При этом в развитых странах отчетливо про слеживается возрастание регулирующей роли плана, все более "ограни чивающего" влияние рыночных процессов на развитие в результате по явления крупных, поистине общенациональных по масштабу корпораций, в которых нет рыночных цен, – ценообразование практически индивиду ально по схеме "издержки плюс" (как это было в СССР)».

Учитывая сказанное, необходимо сделать вывод, о том, что модер низация экономики России, как форма разрешения противоречий эконо мической системы, должна решить главную проблему – это оптимальное и гармоничное сочетание плановых и рыночных методов хозяйствования в экономике России. При этом согласованность и наиболее приемлемая пропорция плановых и рыночных элементов в экономической системе должна быть достигнута с учетом особенностей хозяйственной системы России.

Р.А. Гаврилова, аспирант ЭЛЕМЕНТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В СИСТЕМЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Информационная экономика обладает специфическими чертами, обусловленными тем фактом, что большая часть валового внутреннего продукта обеспечивается за счет осуществления деятельности, связан ной с переработкой, производством и потреблением интеллектуального капитала – ресурса, определяющего развитие мировой экономики.

Определяющие свойства интеллектуального капитала, такие как ис следовательский характер блага, общественная ценность, слияние про Субетто А.И. Противоречия экономического развития России и стратегия выхода из исторического тупика / Академия тринитаризма. – М., 2003.

Дружинин А., Кац И. Система управления экономикой: план и рынок // Проблемы теории и практики управления. – 2008. – № 2.

цессов потребления и производства информации, относительная ред кость данного блага приводят к тому, что рыночные механизмы в инфор мационном секторе экономики либо дают сбой, либо функционируют ина че, чем в эпоху свободной конкуренции.

Исследователи отмечают, что классические модели конкуренции на отраслевых рынках, восходящие к А. Курно, Г. фон Штакельбергу, Л. Вальрасу, Ж. Бертрану и их последователям, не отражают указанные свойства интеллектуального капитала и потому непригодны для модели рования рынков знаний и инноваций, так как абсолютное большинство моделей конкуренции производителей рассматривают конфликты участ ников рынка, максимизирующих свою прибыль.

Наиболее ярким примером рынка интеллектуальной собственности, демонстрирующим его отличия от традиционных рынков, в современной экономике является рынок программного обеспечения. Для данного рын ка характерна асимметрия: не все участники ставят перед собой цель максимизации доходов.

Эффект масштаба, выражающийся в свободном и практически не контролируемом тиражировании продукта привел к невозможности раз несения издержек по экземплярам продукции. Себестоимость практиче ски совпадает с постоянными издержками по созданию нового продукта, а переменные издержки на рынке программного обеспечения близки к ну лю.

В этих условиях был сформирован инновационный способ владения, пользования и распоряжения программной интеллектуальной собствен ностью – свободное программное обеспечение и программное обеспече ние с открытым кодом.

Новизна данного способа относительна, так как первые программ ные продукты, разрабатывающиеся исследовательскими сообществами в университетах, носили научно-исследовательский характер или выпол нялось «на заказ», и на этой стадии развития программное обеспечение не являлось предметом рыночного оборота и вопрос о правах на его рас пространение, защите этих прав не стоял. Приложения распространялись бесплатно с исходными кодами, что позволяло вносить изменения и мо дифицировать приложения, а также адаптировать их для различных ком пьютерных архитектур.

Развитие компьютерной индустрии позволило создавать программ ное обеспечение для широкого круга пользователей и распространять его за денежное вознаграждение. Программное обеспечение стало рассмат риваться как объект интеллектуальной собственности, а права произво дителей программного обеспечения стали защищаться законодательно.

Производители таких программных продуктов, стремясь защитить свои разработки от конкурентов, стали распространять приложения в бинар ном виде без исходного кода.

Соловьев В. И. Экономико-математическое моделирование рынка программного обеспечения: монография;

ГУУ. – М.: Вега-Инфо, 2009. – С. 20.

Так появилось проприетарное программное обеспечение (англ.

proprietary software) – программное обеспечение, все права (на использо вание, распространение, изменение и т.д.) в отношении которого исклю чительно принадлежат правообладателю (чаще всего это производи тель). Конечные пользователи приобретают лишь неисключительные права на использование, объем которых оговаривается лицензионным соглашением между правообладателем и конечным пользователем.


Многие разработчики считали, что программное обеспечение не должно иметь никаких ограничений, как и любая другая информация.

Американский программист Ричард Столлман, в 1983 году инициировал проект по созданию свободной операционной системы GNU, которая поз же стала основой широко распространенной сегодня операционной сис темы Linux (или GNU/Linux, если приводить название полностью) Линуса Торвальдса, а в 1985 году Столлман создал Фонд свободного программ ного обеспечения (Free Software Foundation – FSF) – некоммерческую ор ганизацию для продвижения операционной системы GNU и принципов свободного программного обеспечения.

С течением времени многие сторонники свободного программного обеспечения стали отмечать, что принципы и методы продвижения, кото рые применял Столман и его Фонд свободного программного обеспече ния, не воспринимаются бизнесом, руководители коммерческих компаний и государственных структур не уделяют должного внимания СПО. Стре мясь решить эту проблему, в 1998 году Брюс Перенс (Bruce Perens) и Эрик Рэймонд (Eric S. Raymond) создали общественную организацию Инициатива открытых кодов (Open Source Initiative – OSI). Они сконцен трировали свое внимание на продвижении свободного программного обеспечения с точки зрения его экономических выгод, а не общественной ценности и культурно-этических аспектов.

Согласно определению Р. Столлмана, программное обеспечение называется свободным, если пользователь обладает тремя свободами:

- распространять программное обеспечение;

- изучать, как оно устроено;

- изменять его.

Те же самые свободы предполагает и движение открытого кода, од нако это движение считает коммерческое распространение программного обеспечения неоптимальным решением, тогда как Фонд свободного про граммного обеспечения считает коммерческое программное обеспечение социальной проблемой.

Таким образом, перед производителями программного обеспечения встал вопрос, какой из способов извлечения доходов является оптималь Бутаков А.Управление программными активами (SAM): Практическое руково дство. Часть I – http://www.sam-blog.ru Свободное программное обеспечение и операционная система GNU (Free Soft ware and the GNU Operating System) // Free Software Foundation. — http://www.fsf.org/about/ ным: получение доходов от распространения лицензий на программное обеспечение или же бесплатное распространение программного обеспе чения и получение доходов от оказания дополнительных услуг. На рынке появились принципиально новые игроки не ориентированные на извлече ние прибыли от производства программного обеспечения (например, ко манда разработчиков Linux) и добровольно отказывающиеся от возмож ности максимизации прибыли.

Прибыль производителя коммерческого программного обеспечения строго положительна (и производитель стремится ее максимизировать). У производителя некоммерческого продукта прибыль от продажи продукции равна нулю. Поскольку переменные издержки ничтожны, данные участни ки компенсируют постоянные издержки и получают прибыль за счет стои мости обслуживания.

В практике осуществления права интеллектуальной собственности также выделились две позиции:

- полное сохранение имущественных прав автора. Этой позиции со ответствует современное международное законодательство об авторском праве (copyright – закрытые лицензии – проприетарная интеллектуальная собственность);

- сохранение автором за собой только неимущественных авторских прав (copyleft – открытые лицензии – свободная интеллектуальная собст венность). Данный подход все более распространяется в современном научном сообществе, в движении свободного программного обеспечения, в сети Internet.

Один и тот же интеллектуальный объект может распространяться под разными типами лицензий – как закрытых, так и открытых.

Возможным типом защиты интеллектуальной собственности (это ка сается программного обеспечения) является патент. Впрочем, ст. 52 Ев роконвенции исключает патентование компьютерных программ «как тако вых», однако в ряде случаев они все-таки могут быть объектом патента (в ЕС и США патенты на программное обеспечение – довольно распростра ненное явление). В ЕС проприетарная инициатива Европейской Комиссии и Европейского Патентного Офиса представить программное обеспече ние (pure software) как патентуемое (если и только если оно имеет техни ческий эффект) закончилась неудачей, так как вызвала активное сопро тивление сторонников свободного программного обеспечения.

На сегодняшний день в международном праве, (в основном речь о договоре TRIPs, 1993 и Всемирном Договоре об Авторском Праве WCT, 1996;

Digital Millenium Copyright Act, 1998), зафиксировано только «про приетарное» понимание интеллектуальной собственности.

Платное программное обеспечение распространяется по лицензиям, общий смыл которых можно свести к следующему: пользоваться можно, но свободно копировать и передавать третьим лицам нельзя (и, конечно, никакого свободного доступа к исходным текстам). В противовес проприе Directive 2002/0047/COD on the patentability of computer-implemented inventions тарным, программы с открытым кодом распространяются на других усло виях: можно не только использовать, модифицировать по своему усмот рению, но и свободно распространять, при этом дополнительные деньги за это не взимаются.

Наиболее часто используемой является лицензия GPL, бессменным автором которой является Ричард Столлман. Она не лишена недостат ков, но, по словам Линуса Торвальдса, «при всех своих недостатках она является лучшей на сегодняшний день лицензией для Linux».

Продукт, содержащий GPL-код, должен обязательно предоставлять ся также по этой лицензии, это касается и любых изменений, вносимых в исходный код. Создание гибридного продукта, несущего в себе как код GPL, так и код, распространяемый по несовместимой с GPL лицензией, невозможно. Это обстоятельство отпугивает многих производителей от использования GPL, они предпочитают лицензировать свой продукт под более «мягкими» лицензиями, такими, как BSDL (BSD License), которые дают возможность использовать составляющие Open Source в коммерче ском ПО.

Принцип GPL позволяет создать свободную разветвленную про граммную систему.

Создание интегрированной свободной программной системы позво ляет избежать дублирующей работы программистов (которая часто тре буется только по причине наличия программ в чьей-либо собственности).

Свободное распространение исходных текстов программ облегчает их сопровождение и приспособление к нуждам конкретного пользователя.

Основная идея Столлмана состоит в том, что нужно продавать не программы, а труд программиста. Работа нанятых людей – создателей контента – будет оплачиваться спонсорами, издателями, работодателями и другими заинтересованными сторонами. Но производителям интеллек туальной собственности, в отличие от ее создателей, следует строить свой бизнес на концепции бесплатного распространения, поскольку мир движется именно в этом направлении.

Таким образом, на фоне нарушения фундаментального принципа рыночной экономики – максимизации прибыли – в поведении целого со общества субъектов экономических отношений по распространению сво бодного программного обеспечения прослеживаются черты производст венной мотивации, свойственные «плановому человеку». Так в манифе сте Столлмана целью деятельности программиста выступает не повыше ние прибылей или увеличения конкурентоспособности предприятия, а вклад в установление открытого научного процесса разработки про граммного обеспечения, то есть общее благо.

Индустриально-капиталистический способ производства и распро странения программного обеспечения был обречен на конкуренцию с того Основы теоретической экономики / Под ред. Д.Ю. Миропольского: Учебник. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. – С. 296.

момента, как начал создавать излишки ресурсов, достаточные для того, чтобы многие программисты жили в культуре даров постдефицита.

Принципы свободного программного обеспечения все больше про никают в экономику и общество, находят отражение в творчестве и науке.

Их распространение поддерживается ЮНЕСКО, так как они соответству ют принципам, утвержденным Международным советом научных союзов, согласно которым рыночная модель доступа к данным не подходит для исследований и образования, а интересы собственников баз данных должны быть сбалансированы с потребностью общества в открытом об мене идеями.

На примере свободного программного обеспечения выявляется, что в условиях информационной экономики достигается синтез рыночных и плановых начал, то есть информационно-сетевая экономика выступает новым способом существования рынка и плана в их взаимодействии.

М.А. Байдак, аспирант НАУЧНЫЕ ПАРАДИГМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ДОПУСТИМОСТЬ АВТАРКИИ Профессор Улудагского университета В. Бозкурт выделяет три глав ные парадигмы в академическом понимании глобализации экономики: ги пер-глобализм, скептицизм и трансформационализм.

Гипер-глобалисты – приверженцы радикального подхода к глобали зации. По их мнению, национальные государства – анахронизм предыду щей общественно-экономической формации. В настоящее время рыноч ные механизмы, движущиеся по интеграционному вектору, функциониру ют более рационально и обладают большей мощью, чем переживающие эрозию национальные правительства, что провоцирует ситуацию, когда мировые рынки вытесняют политические институты из сферы экономики и собственно политики. В этом случае, экономический либерализм, слу жащий концептуальной предпосылкой глобализации, редуцирует сферу приемлемого политического регулирования до локального, максимум – регионального уровня.

Ряд гипер-глобалистов, обсуждая вопрос о том, возможно ли в ди намике глобализирующегося мира появление автаркии, с теми или иными Veysel B. Globalization. Concepts, Development and Approaches. Uluda University.

Stradigma, 2003. – P. 3.

Strange S. The retreat of the state. – Cambridge, 1996. – Р. 218.

Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations: Politics, Eco nomics and Culture. Polity and Stanford University Press, 1999. – Р. 2-4.

оговорками теоретически допускают такую вероятность. Но они оговари вают, что автаркичные начинания государств будут столь же малоэффек тивны, как и любое другое вмешательство в область экономической сти хии. Но в целом, для гиперглобалистов характерна безапелляционная убежденность в эволюционном характере глобализма, где рынок истори чески завоевал право на гегемонию, а организованное сопротивление ему – не более чем проявления маргинальной активности, не способной ударить по рыночной глобализации. Конструкции нового мирового рынка объявляются идентичными предшествовавшим им национальным рын кам: страны выступают лишь фрагментами производственной и транс портировочной цепи, в результате чего любые экономические альянсы стран «каждый раз куда больше похожи на современный гипермаркет, чем на политическую федерацию ».

Профессор университета г. Лидса З. Бауман подводит черту утвер ждением о том, что политическая фрагментация и экономическая глоба лизация не соперники, преследующие противоположные цели, а союзни ки и участники одного заговора. Автаркия/изоляция экономико политических систем в таком случае считается практически нереализуе мой, а очевидные факты экономического антиглобализма, не вписываю щиеся в картину постгосударственного космополитического универсума, трактуются как синдром отставания политики от экономики.

Противоположная точка зрения высказывается т.н. «скептиками гло бализации», которые доказывают, что темпы глобализации по таким по казателям как мировые связи, движение капитала, товаров, людей, ин формации, распространение технологии, идей, стандартов и структур в начале ХХ в. значительно опережали темпы XXI в., и что сегодня мировая экономика менее интегрирована, чем это было в прошлом. В конце XIX начале XX вв. наблюдался прогресс в международном сближении из-за изобретения межконтинентального телеграфного и пароходного сообще ния и расширения колониальной торговли, что привело к общемировому ценообразованию, а создание международной финансовой системы зо лотого стандарта уже тогда урезало экономическую автономию госу дарств. По утверждению экономиста Г. Томпсона, «в период, предшест вовавший 1914 г., международная экономика была во многих отношениях более открытой, чем когда-либо после ».

Г. Томпсон и П. Херст пишут о том, что доля объемов международ ной торговли и финансовых операций в мировом ВВП превышала совре менные показатели. Исследования Д. Доллара и П. Колиера, касаясь Маркос С. Четвертая мировая война. – Екатеринбург: Ультра. Культура, 2005. – С. 258-259.

Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. – М.: Весь мир, 2004. – С. 99-100.

Garrett G. Global markets and national politics // Intern, organization. – Cambridge, 1998. – Vol. 52. – № 4. – P. Thompson G., Hirst Р. Globalisation in question. – Cambridge, 1996. – Р. 6.

Там же. – С. 36.

комплекса факторов глобализации XIX-XX вв., тоже выделяют накопле ние прямых иностранных инвестиций в развивающихся странах, объем мирового экспорта относительно мирового ВВП и численности миграции в США. На основании динамики значений этих показателей, Д. Доллар и П. Колиер выявляют наличие волн глобализации: первой (с 1870 по 1914 гг.), второй (с 1945 по 1980 гг.) и третьей (с 1980 по н.в. – «новая волна»). До начала первой волны ни один из вышеназванных критериев не достигал уровня, когда можно говорить о наличии оформившейся тен денции глобализации, а после 1973 г. в динамике этого процесса вообще наблюдается явное замедление. Кембриджский профессор Г. Терборн обнаруживает в истории вообще шесть волн глобализации, самой ранней из которых он считает экспансию мировых религий в III–VII вв.

Оценивая историю глобализационных процессов в XIX в., скептики пришли к важным выводам о хорошей межгосударственной циркуляции денежных потоков уже в те времена. Были и другие факторы более ак тивной глобализации в позапрошлом веке, а именно – отсутствие пас портно-визового контроля, который сковывает экономическую мобиль ность индивидуумов. Здесь, однако, можно поставить под сомнение кате горичность, с которой утверждается последнее, т.к. XIX в. отвечал на про зрачность границ жестким этатизмом, а попытки сближения экономиче ских систем носили характер регионализации. Но, обобщая исследования финансовых рынков, предпринятые скептиками, словами Н. Хомского, получается, что «если брать за отправную точку торговлю, финансовые потоки и прочее, то в настоящее время экономика не более глобальна, чем в начале этого века ».

Многие сторонники парадигмы мир-системы даже отрицают использо вание термина «глобализация», рассматривая его как всего лишь дань конъюнктуре и полагая, что этот дискурс является в действительности большой лжеинтерпретацией современной реальности властными группами.

Вступая в полемику с гипер-глобалистами о роли государственного регули рования в современной экономике, скептики не отрицают факт смены кейн сианской парадигмы государственного присутствия на нео-либеральный по стмодерн. Но, как правило, дают собственную оценку данному явлению;

так, по признанию профессора Нью-Йоркского университета Д. Харви, это проис ходит из-за метаморфозы государства «в поле противоборства классовых интересов, когда ему приходится испытывать влияние организаций, пред Collier P., Dollar D. Globalization, Growth and Powerty. The World Bank. – Washing ton, D.C., 2002. – Р. 70.

Therborn G. Globalizations: Dimensions, Historical Waves, Regional Effects, Normative Governance // International Sociology. – 2000. – № 2. – Р. 161.

Хомский Н. Прибыль на людях: Неолиберализм и мировой порядок. – М.: Прак сис, 2002. – С.11.

Abu-Lughod J. Going Beyond Global Babble // Culture, Globalization and the World System. – London, 1991. – Р. 28.

ставляющих интересы рабочего класса ». Фактически, такой классовый анта гонизм имеет незначительные отличия от либерального видения надклассо вого характера welfare state. Тут и коренятся питающие антиглобалистские представления об обратимости глобализации – в сторону восстановления баланса между рынком и государством, если только оно сможет восстано вить административный контроль над корпорациями. Здесь мы видим указа ние на сценарий т.н. «рыночной автаркии».

Упомянутая нами выше регионализация, взятая относительно под линной глобализации, это, как считают скептики, не промежуточный исто рический этап, но системная альтернатива глобализации. В результате попыток государств защитить свои экономические интересы, границы те ряют прозрачность, и, как следствие, «протекционизм набирает обороты.

В результате мы можем зафиксировать, что процесс глобализации закон чился, и начался процесс локализации». Регионализация называется в качестве альтернативы глобализации как сценарий макросистемы: мир, подразделенный на крупные блоки в рамках новых договоренностей, а не монолит глобальной цивилизации.

В ответ на происходящие изменения со стороны глобальной улицы появились различные формы антиглобализма, который стремится бро сить вызов происходящим в мире процессам универсализации и экспан сии единой мерки экономического бытия. Но, с точки зрения Гидденса, подобные движения алогичны и исторически обречены на провал, т. к.

сколько-нибудь эффективный саботаж глобализационных процессов тре бует вооружения его же modus operandi: коммуникационным, технологи ческим, управленческим.

С именем Гидденса связывают возникновение третьего направле ния – школу трансформационалистов. Форсируемый характер глобализа ции, заказ на нее со стороны правительственных кабинетов опровергает, по мысли приверженцев трансформационализма, утверждение об имма нентности глобализации рынку. В этом обнаруживается сомнение в универсальной и автономной логике рыночного развития, на которой настаивают неолиберальные экономисты. Однако в такой системе на самом деле больше нет существенной разницы между иностранным, международным и внутренним аспектами экономической политики – эко номика стремится к синкретизму рыночной среды.

В утверждениях трансформационалистов обнаруживается реши тельная антитеза сторонникам теории гегемонистической стабильности президента Американской экономической ассоциации Ч. Киндлбергера, который защищает дипломатию экономического либерализма, диктуемую одной страной-лидером. Трансформационалисты заявляют, что сегодня и в XIX в. мир находится в несопоставимо разных экономических периодах, Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение. – М.: Поколе ние, 2007. – С. 23.

Саркисян Т.С. Это не кризис, это – хаос и создание нового мира. Интервью на международном экономическом форуме «Мост-2009» // ИА Regnum. Режим досту па к статье: http://www.regnum.ru/news/1128246.html.

и этот факт подтверждают их исследования, касающиеся комплексной организации новых глобальных рынков. Товарный бум и диверсификация товарного производства, которые обрушились на рыночные системы в конце ХХ – начале ХХI вв., порой лишают академической полноты попыт ки скептиков защитить регионализм, обращаясь к рыночным и политиче ским условиям второй половины XIX столетия. А поскольку современное человечество обладает возможностью осуществлять мгновенные комму никации благодаря реформе связи, старые модели рыночного поведения начали меняться, что влечет и усиление взаимопроникновения различ ных рыночных культур и диффузию экономических традиций.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.