авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 8 ] --

Спецификация содержит модель данных, определяющую структуру вопросов, оценку и результаты вопросов вместе в формате XML-данных.

Чаще всего она используется в части описания вопросов. В оценочной же части и части результатов спецификация используется гораздо реже.

Первая версия QTI (1.0) была создана на основе формата QML (Questions Markup Language – язык разметки вопросов), разработанным Question Mark, но язык развивается и теперь может быть использован для описа ния любого тестового задания (QML до сих пор используется Question mark и создатся для обратной совместимости).

Лаборатории, занимающиеся разработкой и усовершенствованием стандарта в области дистанционного обучения – SCORM, стремятся дос тичь следующих целей: разработать новые образовательные технологии, такие как интеллект-обучение, виртуальные программы, обучающие се тевые игры.

Игровые технологии совместно с возможностями интеллект программ на основе SCORM можно использовать и при тестировании уровня усвоения пройденного материала либо входном тестировании.

Краткая сравнительная таблица систем класса eLearning Claro MOODLE LAMS Sakai ATutor Dokeos OLAT OpenACS ILIAS line SCORM + - + + + + + - + IMS + - + + + + + - Языки приложе- PHP Java Java PHP PHP PHP Java PHP ния MySQL, MySQL, My- Oracle, СУБД MySQL Oracle, MySQL MySQL MySQL Postgre- MySQL SQL PostgreSQL HSQLDB SQL GNU/ GNU/ GNU/ GNU/ GNU/ GNU/GP Лицензии GNU/GPL GNU/GPL GNU/GPL GPL GPL GPL GPL GPL L Русский + - + + + + + + + язык тесты, тесты, задания, Система задания, тесты, семинары, тесты, проверки тесты актив- тесты упраж- тесты тесты тесты актив- задания знаний ность на нения ность на форумах форумах СЕКЦИЯ «ИСТОРИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ»

И.В. Синова, канд. истор. наук, доц.

РЕТРОСПЕКТИВА ПРОБЛЕМЫ ДЕТСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ Ежегодно в современной России несовершеннолетними совершает ся более миллиона преступлений, значительная часть которых относится к категории особо опасных. Поэтому тема изучения отечественного опыта преодоления детской и подростковой преступности и безнадзорности в современных условиях особо актуальна. «Понятия “детство” и “преступ ления” дают такое парадоксальное, печальное сочетание, что мысль тре вожно ищет проникновения до самых корней, до глубины детской психо логии и всей той атмосферы, которая окружает детскую душу с самых нежных лет».

Первые сведения о мерах, принимавшихся в России к воспитанию нищенствующих, беспризорных, бродяжничавших и вставших на преступ ный путь детей, относятся к XVII в. При царе Федоре Алексеевиче появи лись «приюты-дворы» для обучения таких детей грамоте и ремеслу.

В Новоуказных статьях 1669 г. в законах первый раз упоминается о том, что малолетние наравне с сумасшедшими не подлежат наказанию.

Возраст невменяемости определялся до 7 лет «седьми лет отрок или бесный аще убиет кого, не повинен есть смерти». Древние же памятники нашего законодательства ничего не говорят о влиянии возраста преступ ников на их ответственность, ни «Русская правда», ни Судебные грамоты, ни Судебники, ни Соборное уложение не коснулись прямо вопроса о ма лолетних преступниках.

Даже в законодательстве Петра I нет общего закона о малолетних правонарушителях, а есть только отдельное постановление в Воинском уставе 1716 г. В статьях о воровстве сказано, что «наказание за воровст во обыкновенно умаляется или весьма оставляется ежели... вор будет младенец, которого дабы заранее его от сего отучить, может от родите лей своих лозами наказан быть». К этой категории относились «младен цы или которые ещ 15 лет не имеют».

В 1742 г. вышел указ Сената, определявший, что малолетство, как для мужского, так и для женского пола нужно считать от рождения до 17 лет, и Труды I Всероссийского съезда по семейному воспитанию. – 30.12.1912-01.1913. – Т. 2. – СПб., 1914. – С. 513.

Цит по.: Альбицкий Е., Ширген А. Исправительно-воспитательные заведения для несовершеннолетних преступников и заброшенных детей в связи с законодатель ством о принудительном воспитании. – Саратов, 1893. – С. 36.

что «таковых нельзя подвергать тем же наказаниям, как и взрослых». Пре ступления малолетних по этому указу делились на четыре категории.

Всевозможные телесные наказания фактически были наказаниями, как бы придуманными специально для малолетних. На Руси дети с семи летнего возраста подлежали казни кнутом. И только в 1763 г. указом Ека терины II подростки, не достигшие 17 лет, были освобождены от подоб ных истязаний. Чаще всего малолетних наказывали заключением в тюрь му. Здесь содержались вместе взрослые и дети, мужчины и женщины, больные и здоровые. Тюремное заключение по понятиям XVIII в. счита лось мягким наказанием в особенности применительно к детям, «из снис хождения к их нежному возрасту».

Уже позднее для малолетних бродяг была открыта первая земле дельческая колония в имении графа Румянцева, приглашенным в Россию для организации обучения детей по ланкастерскому методу Яковом Гер дом. В 1839 г. Петербургский смирительный дом был преобразован в ис правительное заведение, просуществовавшее до начала 1870-х годов. А в 1863 г. при Симоновом монастыре в Москве был организован приют для арестантских детей, немного позднее в Санкт-Петербурге было учрежде но заведение для нравственного исправления девочек.

Уложение о наказаниях 1866 г. установило право вместо заключения малолетних и несовершеннолетних преступников в тюрьму направлять их в исправительно-воспитательные учреждения. Эти учреждения создава лись и финансировались государством, земствами, общественными орга низациями, духовенством в виде ремесленных приютов и земледельче ских колоний, приютов со школами садоводства, огородничества, пчело водства и хмелеводства. Из 48 учреждений, существовавших в начале XX в. более 90% были основаны и содержались на частные средства.

Первыми исправительными заведениями стали Московский Рука вишниковский приют и Санкт-Петербургская земледельческая колония, которые считались лучшими не только в России, но и в Европе. Здесь со держались осужденные бесприютные и беспризорные дети и подростки от 8 до 18 лет. Дети, не достигшие 7 лет, за преступления и проступки от давались родителям или опекунам для «вразумления и наставления».

Социальные и экономические условия, войны, неурожаи, эпидемии приводили к разрушению внутрисемейных отношений и самих семей.

Острее всего это отражалось на детях, которые становясь сиротами или испытывая голод и видя безысходность в семье, устремлялись в города, в основном большие, где было легче бороться за выживание. Но в то же время эти дети пополняли армию беспризорников, нищих, бродяг, попро шаек и, в конечном итоге, правонарушителей.

По выводам уголовной статистики в конце XIX века более двух тре тей всех взрослых преступников начали свое преступное поприще с ран ней молодости, побуждаемые к этому отсутствием дома и каких-либо на Коротнев А.Д. Малолетние и несовершеннолетние преступники (Краткий истори ко-юридический очерк). – СПб., 1903. – С. 100.

ставлений со стороны взрослых, ни говоря уже о воспитании. Большинст во детей правонарушителей встали на путь преступности в возрасте от 8 до 12 лет. Статистика роста преступности в начале ХХ в. свидетельст вовала, что детская преступность росла не пропорционально росту наро донаселения, а на 2% быстрее.

В «Журнале Министерства юстиции» отмечалось, что «главная при чина преступности детей – нищета голод и холод... от нищенства дети по степенно переходят к мелким кражам». И если борьба с причинами пре ступности вообще представлялась в конце XIX в. недоступной, так как требовала изменения социального строя, то борьба с детской преступно стью считалась возможной, поскольку являлась результатом беспризор ности и заброшенности ребенка. Меры предупреждения преступности ви дели в «перевоспитании отсталых, недисциплинированных детей, бес приютных и детей улицы, создание из них дееспособных граждан. Для этого государство стало безотлагательно устраивать школы для отсталых детей и школы для бесприютных и недисциплинированных».

На съезде деятелей по семейному воспитанию, проходившем в 1912 г. отмечалось, что «понятия “детство” и “преступления” дают такое парадоксальное, печальное сочетание, что мысль тревожно ищет про никновения до самых корней, до глубины детской психологии и всей той атмосферы, которая окружает детскую душу с самых нежных лет».

Исследователи реально оценивали, что «для того чтобы воспринять весь драматизм лежащей перед современным обществом проблемы пре ступности, необходимо подойти к печальному и жуткому царству нужды и горя, которое е породило». Юрист Д. Дриль писал, что причиной пре ступлений является «дурное политическое устройство страны, дурное экономическое состояние общества, дурное воспитание, дурное состоя ние общественных нравов». Он считал, что объяснение преступности на до искать «во влиянии социальной среды, в воздействии на человека це лого ряда условий окружающих его со дня рождения, и во время его дет ства, юношества и после». Одним из последствий отсутствия влияния семьи являлась не занятость детей. Только 5% на момент совершения преступления обучались в школе, 48% не имели никакого занятия или за нимались нищенством или проституцией, 35% являлись учениками ре месленных мастерских и только 12% занимались торговлей.

Цит по.: Альбицкий Е., Ширген А. Указ соч. – С. 36.

Тарновский П.Н. Малолетние преступники // Журнал Министерства юстиции. – 1905. – № 1.

Ковалевский П.И. Борьба с преступностью путем воспитания. – СПб., 1909. – С. 56.

Труды I Всероссийского съезда по семейному воспитанию. Т. 2. – СПб, 1913. – С. 513.

Зак А.И. Типы детской беспризорности, преступности, проституции // Вестник вос питания. – 1914. – № 7. – С.70.

Дриль Д. Малолетние преступники. I вып., – СПб., 1884. – С. 115.

Окунев Н.А. Особый суд по делам о малолетних. Отчет СПб столичного мирового судьи за 1910 г. – СПб., 1910. – С. 37.

Юрист М. Гернет анализируя общественные причины преступности отмечал, что «условия жизни в дурных жилищах развращают ребенка с самого раннего детства. Что он видит здесь? Потемки угла темной, пере полненной жильцами комнаты, не настолько темны, чтобы скрыть от ре бенка картины грубого пьянства и открытого разврата. Он слышит цинич ную брань и усваивает ее в совершенстве ранее, чем узнает первую бук ву азбуки». Преступность несовершеннолетних в больших городах более чем в три раза превышала их количество в целом по стране, а на столицу приходилось 20% всех детских преступлений в России. Поскольку имен но в большие города ехали в поисках заработка, здесь родители устраи вали детей на обучение в ремесленные мастерские, и здесь же было лег че затеряться тем, кто уже нарушил закон.

По сведениям о малолетних «Петербургского тюремного отделе ния», в 1880 г. из 240 содержащихся только 8% окончили начальную шко лу, умели читать и писать 40%, а не знали грамоты вообще 34%. Одно временно преступность малолетних находилась в прямой зависимости и от их социального происхождения. 73% родителей, дети которых совер шили правонарушения, жили физическим трудом, это были чернорабо чие, крестьяне, отставные солдаты, 21% составляли дети мещан, 3% – чиновников, и по 1% – дети дворян, духовенства и купцов. Таким обра зом, первостепенное влияние на преступность малолетних оказывали, с одной стороны, окружающие их обстоятельства и среда, а, с другой, со стояние умственного и нравственного развития. И сегодня не перестают быть актуальными слова, сказанные более столетия назад: «Спасайте детей, и вы не будете иметь преступников».

В.В. Андреев, аспирант НИКОЛЯ-ГАБРИЭЛЬ ЛЕКЛЕРК – АВТОР «ИСТОРИИ РОССИИ»

Начиная с середины XVIII века сочинения, в которых авторами уде ляется внимание вопросам русской истории, становятся заметным явле нием во французской научной литературе и публицистике. Именно в это время значительно увеличилось количество приезжающих в Россию Гернет М.Н. Общественные причины преступности. – М., 1906. – С. 155.

Окунев Н.А. Там же. – С. 32-33.

Призрение детства. Сведения по общественной и частной благотворительности в России и за рубежом.Т. 3. – СПб., 1888. – С. 230.

Le Clerc N.-G. 1) Histoire physique, morale, civile et politique de la Russie ancienne (далее – Histoire… ancienne). Paris, 1783-1784. Т. 1-3;

2) Histoire physique, morale, civile et politique de la Russie moderne (далее – Histoire… moderne). – Paris, 1783 1792. Т. 1-3.

французов, что связано с постепенно возрастающим политическим, эко номическим и культурным взаимодействием между Россией и Францией и установлением более тесных и постоянных связей между странами.

Одним из таких французов был Николя-Габриель Леклерк, при рож дении – Клерк (Nicolas-Gabriel Le Clerc), который был хорошо известен в российском обществе второй половины XVIII в. Он родился 6 октября 1726 г. на востоке Франции в небольшом городке Бом-ле-Дам (Baume-les Dames). Получив медицинское образование, он стал лекарем во фран цузской армии, а к началу Семилетней войны уже был главным военным врачом. Во время пребывания в Париже Леклерк входил в круг энцикло педистов и был близок к Дени Дидро. Имея хорошую лекарскую репута цию, он стал в 1759 г. личным врачом последнего малороссийского гет мана графа К.Г. Разумовского;

в течение шести лет практиковал в Рос сии, а потом ещ три года сопровождал гетмана в его путешествии по Ев ропе. После этого ненадолго вернулся во Францию, где был врачом у герцога Орлеанского.

В 1769 г. Леклерк вновь приезжает в Россию и становится врачом Великого князя Павла Петровича. Кроме того, он приобрел известность как автор нравоучительных литературных произведений, издатель и ис торик. В России он стал профессором Академии художеств и почтным членом Академии наук. В 1770 г. Леклерк предпринял попытку издавать в Петербурге собственный журнал под названием «Boussole de terre» («Пу теводитель по земле»). Затея не увенчалась успехом, и в свет вышел лишь один номер этого издания. Он перевл на французский язык (что доказывает его знание русского языка) сочинение Бецкого, предисловие к которому написал Дидро. Труд этот был опубликован в Амстердаме в 1775 г.

О своей жизни в России он позже напишет следующее: «Я сделал для России вс, что мог и должен был сделать, не переставая быть французом. Я достойным образом исполнял возлагаемые на меня обя занности, и, быть может, сослужил России хорошую службу, полностью содействуя тому, чтобы отвратить политическую бурю, накопившуюся в недрах государства и готовую разразиться. Но это моя тайна и Россия не знает е».

Новые штрихи к портрету Леклерка добавила книга С.Я. Карпа, в ко торой историк показал его шпионскую деятельность в пользу как фран цузского, так и шведского дворов. Леклерк выполнял и секретные поруче ния французского правительства. Он снабжал посольство Франции в Пе тербурге сведениями о состоянии дел в российском обществе, экономике, армии и т.д. После стокгольмского переворота 1772 г. Леклерк способст Boussole de terre. – № 1. – СПб., 1770.

Les plans et le Statuts de diffrents tablissements ordonns par l’impratrrice Cathe rine II, pour l’ducation de la jeunesse de son royaume (trad. du russe de Betzky). – Amsterdam, 1775.

Le Clerc N.-G. Histoire… ancienne. Т.1. P.X-XI.

вовал тому, чтобы Россия не напала на Швецию. Карп опубликовал пись мо Юхана Фредрика фон Нолькена, бывшего посланником Швеции в Рос сии в 1773-1788 гг., Густаву III от 30 ноября / 11 декабря 1774 г. В нем ди пломат писал, что Леклерк предлагает свои услуги шведскому королю.

Кроме того, француз просил шведского короля наладить канал связи, по средствам которого он мог бы присылать в Швецию сведения экономиче ского и военного характера.

После возвращения в Париж в августе 1775 г. король Людовик XVI пожаловал ему дворянское достоинство (тогда он и добавил к своей фамилии частицу «Ле»). В 1778 г. он возглавил временную комиссию по реформированию королевских больниц, однако прослужил на этой долж ности недолго, поскольку поданный им план реорганизации медицинских учреждений не нашл понимания у короля. Леклерк подал в отставку и полностью сосредоточился на написании русской истории (необходимо заметить, что и до этого Леклерк активно публиковал свои произведения, по данным французских словарей в течение жизни он напечатал 24 тру да ). Он умер в Версале 30 декабря 1798 г.

В 1783 г. Леклерк опубликовал свою «Историю России», для написа ния которой использовал материалы, предоставленные ему М.М. Щерба товым, А.В. Собакиным, а также словарь Н.И. Новикова. В особенности же на его произведение повлияло сочинение Пьера-Шарля Левека, кото рый немногим ранее Леклерка, в 1782 г., опубликовал еще более объм ный труд по истории России. Произведение состоит из шести объми стых томов, три из которых посвящены древней истории России (до прав ления Петра Великого), остальные – современному для автора XVIII веку.

Стоит заметить, что работу Леклерк завершал уже в соавторстве с сыном Антоном-Франциском. Труд начинается с обширного вступления, в кото ром автор дат подробную характеристику мировой истории и е законо мерностям, размышляет о влиянии климата на исторические процессы, о формах правления. Тут Леклерк во многом повторяет концепцию Воль тера, в которой великий французский философ полагал, что националь ные особенности народов складываются из трх компонентов: 1. Климат.

2. Политическое устройство страны. 3. Религия. Однако Леклерк не раз делял мысли Вольтера о суперпозиции климата в отношении развития государства: «Не климат формирует людей, а природа создат их, соз даются они всем тем, что их окружает… Вообще же нравы происходят от воспитания, а воспитание зависит от принципов и формы правления».

Карп С.Я. Французские просветители и Россия. Исследования и новые материа лы по истории русско-французских культурных связей второй половины XVIII века. – М., 1998. – С. 146-150.

Nouvelle biographie gnrale. – Paris, 1856. Т. X. P. 829-830.

Lvesque P.-Ch. Histoire de Russie. – Paris, 1782. Т. 1-5.

Le Clerc N.-G. Histoire… moderne. Т. 2-3.

Le Clerc N.-G. Histoire… ancienne. Т. 1. P. 1-58.

Voltaire. Essai sur les murs et l'esprit des nations. Paris, 1962.

Le Clerc N.-G. Histoire… ancienne. Т. 1. P. 5.

После философского введения шли рассуждения о политическом состоянии в Европе и Азии в IX в., а также о происхождении славян.

В первом томе «Истории древней России» он описал период с древней ших времн до нашествия монголов, во втором – от начала монголо татарского ига и до конца Смутного времени, кроме того, в качестве при ложения в томе помещена история русской нумизматики. Третий том по вествовал о времени между избранием на царство Михаила Фдоровича и смертью Петра Великого, приложениями к нему стали описание судеб ных процедур при Петре I и Военный кодекс императора.

Первый том «Истории нынешней России» представляет собой сбор ник многочисленных статей, который включает в себя записки о русских писателях (почти все они были позаимствованы из словаря Новикова), статистику подданных Российской империи, перечень характерных бо лезней для жителей империи, историю дворянства, описание государст венных доходов России. Содержание второго тома можно разделить на две части, фактически независимые друг от друга. В первой части (С. 1 260) описывается период от восшествия на престол Екатерины I до смер ти Елизаветы Петровны. После этого авторы посчитали необходимым объяснить свой отказ от описания царствований Петра III и Екатерины II.

Вторая часть (С. 261-605), по всей видимости, в большей степени была написана Антоном-Франциском Леклерком и посвящена топографии Рос сии, описанию регионов империи и их населению. Третий том «Истории нынешней России», вышедший через семь лет после предыдущего (в 1792 г.), продолжает повествовать о тех же самых сюжетах, что мы нахо дим о второй части второго тома.

В России сочинение Леклерка воспринималось как своего рода путе вые заметки, которые можно назвать образцом среди «иностранных ис торий» о России. Легковесное отношение к фактам и источникам, некото рая враждебность сочинителя к России вызвали ответную реакцию рус ских читателей. Появилась необходимость опровержения французского сочинения. По всей видимости, эта идея пришла Екатерине II, и она пору чила Г.А. Потмкину, чтобы он нацелил И.Н. Болтина на написание подоб ного труда.

В 1783 г. начали издаваться «Записки касательно русской истории»

Екатерины II, адресованные в первую очередь внукам Александру и Кон стантину. Одной из причин, по которым императрица принялась за напи сание отечественной истории, стало желание оппонировать «Историям России» Левека и Леклерка и написать новый «Антидот» : «сочинены для юношества в такое время, когда выходят на чужестранных языках книги под именем Истории Российской, кои скорее имяновать можно сотворе ниями пристрастными, ибо каждый лист свидетельством служит, с какою Ibid. P. 59-87.

Le Clerc N.-G. Histoire… moderne. Т.2. P.235-236.

Шанский Д.Н. Из истории русской исторической мысли. И.Н. Болтин. – М., 1983. – С. 41.

ненавистью писан, каждое обстоятельство в превращнном виде не токмо представлено, но к оным не стыдилися прибавить злобные толки».

В свом письме к Ф.М. Гримму она пошла ещ дальше: «Это выйдет противоядием негодникам, унижающим российскую историю, каковы Лек лерк и учитель его Левек, оба скоты и, не прогневайтесь, скоты скучные и глупые». По всей видимости, императрица перенесла сво крайне нега тивное мнение о сочинении Леклерка на «Историю…» Левека. Во многом произошло это из-за того, что И.Н. Болтин в своих примечаниях на труд Леклерка неоднократно указывал на заимствования Леклерка у Левека.

Крайне негативное отношение императрицы к «Истории…» Леклерка может объясняться также и тем, что Леклерк принадлежит к сторонникам «здравого законодательства». Излагая историю России, он постоянно указывает на нарушение «общественного договора» со стороны власти.

Безусловно, это не могло понравиться императрице и е окружению. По этому эпитеты «враль» и «клеветник» ещ не самые суровые, какими они могли бы быть.

Произведение Леклерка пользовалось известностью, как во Фран ции, так и в России. В целом можно говорить о том, что труд Леклерка философичен и историософичен. Он использовал сцены из истории Рос сии в большей степени как фон для своих рассуждений о теории государ ства и права, взаимодействии общества и государства. Критика труда Леклерка стала отправной точкой исторических работ выдающегося рус ского историка И.Н. Болтина, который опубликовал в 1788 г. два тома критических «Примечаний на “Историю древния и нынешния Россия” гос подина Леклерка», которые спровоцировали полемику между двумя круп нейшими русскими историками второй половины XVIII века – И.Н. Болти ным и М.М. Щербатовым.

В.В. Горелов, аспирант ПРАЗДНОВАНИЕ ЮБИЛЕЙНЫХ ДАТ ИСТОРИИ РОССИИ НА ВОЕННОМ ФЛОТЕ В 1909-1913 ГГ.

В начале ХХ века Россия отмечала несколько славных юбилеев сво ей истории. Это было 200-летие Полтавской баталии, 100-летие Отечест венной войны 1812 года и 300-летие царствования династии Романовых.

Эти праздничные юбилеи превратились в широкие общественно Екатерина II. Сочинения. В 12 т. – Т.8. – СПб., 1901.– С. 4.

Письма императрицы Екатерины II к Гримму (1774-1796). – СПб, 1878. – С. 274.

Императрица ещ несколько раз упоминала о Левеке и Леклерке в своей перепис ке с Гриммом, используя схожие лексические средства.

политические кампании, в которых активное участие принимали не только государственные структуры, но и церковь, органы местного самоуправле ния в лице земств, политические партии и вооруженные силы.

27 июня 1909 года исполнялась двухсотлетняя годовщина Полтавской победы. Основные события проходили в городе Полтаве, на которых при сутствовали император Николай ІІ и другие высокопоставленные лица.

На торжествах в Полтаве присутствовала особая делегация от всего русского флота в составе командира Гвардейского экипажа контр адмирала графа Толстого, флигель-адъютанта капитана 2-го ранга Фаб рицкого и младшего адъютанта Главного Морского штаба Славинского.

В состав делегации морским министром был назначен герой русско японской войны, капитан 2-го ранга Рыков, три года прослуживший на бро неносце «Полтава» и во время осады Порт-Артура, лишившийся ноги.

В Либавском гарнизоне, как и на всем флоте, проходили торжества, посвященные 200-летию Полтавской победы, согласно утвержденной программе празднования. 26 июня, накануне дня празднования, в 6 часов вечера в Морском Николаевском соборе прошла всенощная панихида.

27 июня в 9 часов утра торжества начались богослужением, по окончании которого был зачитан приказ императора Николая ІІ по Армии и Флоту и проведен парад войск.

Празднование столетия войны 1812 года было приурочено к 26 авгу ста – дню Бородинского сражения. Подготовка к торжеству началась уже в первой половине 1910 года. Указом императора Николая от 24 октяб ря 1911 года был утвержден порядок празднования 100-летия Отечест венной войны и Бородинского боя.

На основании этого указа была составлена программа празднования 100-летнего юбилея морским ведомством. Она состояла в следующем:

1. Во всех портах и на судах флота в ближайшие дни до 25 августа сде лать сообщения о войне 1812 года. На эти сообщения привлечь нижних чинов, как строевых, так и нестроевых частей. Накануне дня Бородинско го боя отслужить торжественное всенощное бдение. 26 августа отслужить торжественную литургию, с поминовением императора Александра и всех павших воинов и героев Отечественной войны. В этот же день про извести раздачу всем нижним чинам брошюр, посвященных Отечествен ной войне 1812 года;

2. Принять участие в церковном параде совместно с войсками местных гарнизонов;

3. Всем судам флота в 8 часов утра 26 ав густа расцветиться флагами, а в 12 часов дня произвести салют с судов в 31 выстрел, вечером суда должны быть иллюминированы;

4. Команды судов 26 августа освободить от работ и занятий, уволить на берег и вы дать всем нижним чинам улучшенную пищу.

Верность. – 1909. – № 14-15. – С. 15.

РГА ВМФ. Ф. 928. Оп. 1. Д. 557. Лл. 25, 69.

РГА ВМФ. Ф.1340, Оп. 1. Д. 107. Л. 173.

РГА ВМФ. Ф.928. Оп. 1. Д. 657. Л. 4.;

Ф. 1340. Оп.1. Д. 107. Лл.173, 209.

В калейдоскопе сменяемых государственных, официальных празд неств и юбилеев в честь Полтавской баталии, освобождения крестьян, Бородина, общество начинало «уставать» от наплыва официоза и шум ных пропагандистских кампаний. Следует иметь в виду и ещ одно об стоятельство: самодержавие боялось роста политической и социальной активности населения и всеми доступными способами стремилось затор мозить эти процессы.

Выработанный порядок празднования 300-летия Дома Романовых утвердил император Николай 17 февраля 1912 года.

Общее празднование состоится 21 февраля 1913 года. Для прида ния этому дню большей торжественности и для привлечения к торжест вам возможно большего числа народа всех сословий, объявить не ра бочим – день 21 февраля для всей России, а для отдельных местностей еще и дни посещения императорской семьей. В день празднования юбилея выдать нижним чинам улучшенную пищу и освободить их от за нятий.

Юбилейные торжества 1913 года были последним масштабным празднеством самодержавной власти. Эти массовые мероприятия яви лись важными событиями в духовной жизни страны. Первым по значимо сти, охвату и результативности был юбилей Отечественной войны. К это му времени обстановка в мире накалялась и великие державы Европы готовились к войне. Чествование героев войны 1812 года, установка па мятников на местах былых сражений, издание популярной, научной и ху дожественной литературы, напоминание о былых подвигах русского ору жия способствовало патриотическому подъему в стране в целом и на флоте в частности.

Празднуя, великие даты истории России, царское правительство пы талось средствами духовно-идеологического характера поддержать са модержавный строй, оживить на исторических примерах 1613 и 1812 гг.

чувства патриотизма и любви к Отечеству. В многочисленных публикаци ях и приветственных речах постоянно проводилась мысль о незыблемо сти российской монархии, о всеобщей поддержке ее народом, а оппози ционное движение представлялось лишь происками тайных сил. Такая позиция разделялась и широко пропагандировалась иерархами русской православной церкви. Можно утверждать, что массовые общественно политические кампании начала ХХ века лишь частично достигли своей цели укрепления связи общества и власти. Они дали кратковременный политический эффект, который наиболее ярко выразился в патриотиче ском подъеме с началом Первой мировой войны. К 1916 г. патриотиче ский подъем во многом исчерпал себя и не мог быть опорой существую щему режиму.

РГИА. Ф. 1320. Оп. 1. Д. 50. Л. 11.

РГА ВМФ. Ф. 933. Оп. 1. Д. 665. Л. 10.

А.В. Тюрин, аспирант ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ ПО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ПИСАТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В ГОДЫ «ХРУЩЁВСКОЙ ОТТЕПЕЛИ»

Для русской культуры всегда был характерен значительный общест венный интерес к литературе и высокий престиж писателя. Это положе ние изменилось в последние два десятилетия. В современном россий ском обществе отмечаются упадок литературных журналов, падение ин тереса к чтению, отсутствие среди писателей фигур, которые пользова лись бы общественным авторитетом и другие признаки кризиса традици онного литературоцентризма русской культуры. В этой связи рассмотре ние вопросов статуса писателя, отношения писателя и государства, роли литературы в общественной жизни на материале другой эпохи, в частно сти «хрущвской оттепели» представляет значительный интерес.

Истории Союза писателей хрущевского времени до сих пор уделялось недостаточно внимания и в мемуарах и в исследовательской литературе.

Она осталась в тени двух, казалось бы, более значимых периодов: предше ствующего (1930-е – нач. 1950-х гг.), воплощающего отличительные особен ности советского тоталитаризма, и последующего (кон. 1960-х – сер. 1980-х гг.), отмеченного распространением неофициальной литературы.

Между тем период оттепели представляет самостоятельный инте рес. Он отмечен либерализацией литературной политики, вступлением поколения молодых писателей, началом реабилитации и переиздания писателей начала XX века, а отчасти и зарубежья, ростом открытости для контактов с зарубежными странами и возможности издания иностранных авторов. Вместе с тем эти изменения оказались непродолжительными и не затронули основополагающие принципы системы. Поэтому он завер шился окончательным разрывом интересов и стремлений власти и значи тельной части художественной интеллигенции.

Трудности выделения периодов в истории советской литературы охарактеризованы в работе С. Савицкого: «Временные границы “оттепе ли” устанавливаются по-разному. Существует точка зрения, согласно ко торой со смерти Сталина до ввода советских войск в Венгрию прошла первая оттепель (Gibian 1960). Тогда как либерализация 1960-х годов бы ла уже следующим периодом политического и социального потепления (Burton 1965). В то же время есть другая периодизация: Оттепель начи нается в год ХХ съезда КПСС (1956) и завершается отставкой Хрущева (1964). Петр Вайль и Александр Генис придерживаются альтернативного взгляда на этот период, ограничивая 1960-е промежутком с 1961-го по 1968-й – от принятия программы построения коммунизма до введения танков в Чехословакию (Вайль & Генис 1998). Именно 1961 год как точка отсчета для последующего десятилетия становится объектом описания монографии Джан-Пьеро Пиретто (Piretto 1998)».

Формально творческие союзы считались общественными организа циями, но фактически они создавались под контролем государства и про водили государственную и партийную политику. Вместе с тем их роль могла быть двойственной. Они защищали интересы писателей и решали различные вопросы, связанные с их нуждами.

Ленинградская писательская организация была одной из крупнейших в стране. Вместе с тем по сравнению с московской она не обладала большим влиянием. Это было связано с двойственным статусом Ленин града: с одной стороны – колыбели революции, с другой – советского об ластного центра.

Деятельность ленинградских писателей нашла отражение в нарра тивных источниках, таких как воспоминания Г. Горбовского, С. Довлатова, Е. Рейна, М. Слонимского, В. Британишского и др. Литераторы вспоми нают своих коллег, описывают повседневную жизнь, делятся впечатле ниями о событиях и людях, создавая, таким образом, неповторимый об лик противоречивой эпохи и конкретных людей.

Иллюстрацией феномена централизации и концентрации были жур налы, являвшиеся органами различных творческих институций, роль ко торых остатся первостепенной, особенно в литературе. Интенсивный рост журналистики начался в 1950-е гг. в связи с новым этапом в разви тии советского общества. Среди журналов, издававшиеся в Ленинграде в середине 1950-х первой половине 1960-х гг.: «Русская литература», «Аврора», «Звезда», «Нева». В периодике отражены детали творчества, быта писателей и их взаимоотношений.

Современные издания, основанные в 1990-е гг., например, «Новое литературное обозрение» с позиции сегодняшнего дня, оценивают собы тия прошлого, а также творчество, роль и место литераторов в рассмат риваемый период.

Деятельность Ленинградской писательской организации рассматри вается в историографии как в контексте разностороннего анализа социа Савицкий С. Андеграунд. История и мифы ленинградской неофициальной лите ратуры. – М.: НЛО, 2002.

Горбовский Г.Я. Остывшие слезы. Записки литератора. – Л.: Лениздат, 1991;

Дов латов С. Записные книжки. // Собрание прозы в 3-х томах. – СПб.: Изд-во «Лимбус Пресс», 1995;

Рейн Е. Заметки марафонца: Неканонические мемуары. – Екатерин бург: У-Фактория, 2003;

Слонимский М. Дневниковые записи, заметки, случаи // Не ва. – 1987. – № 12;

Найман А. Славный конец бесславных поколений. – М.: Вагри ус, 1999 и др.

Бахтин В. Из записок Михаила Слонимского // Звезда. – 1987. – № 8;

Слонимский М. Дневниковые записи, заметки, случаи // Нева. – 1987. – № 12;

Штейндерман Э.М. «Элитфонд». О деятельности ЛО ЛФ СССР в 1930-1950-е годы // Звезда. – 2004. № 1 и др.

Британишский В. Студенческое поэтическое движение в Ленинграде в начале от тепели. // Новое литературное обозрение. – 1995. – № 14 и др.

листического реализма, Союза писателей СССР, так и отдельных литера торов.

Комплексный анализ источников и историографии, связанный с дея тельностью Ленинградской писательской организации позволит рассмот реть литераторов как определенную социальную группу в составе совет ского общества со своим статусом, структурой, определенными отноше ниями с государством и общими для е членов особенностями повсе дневной жизни.

«Оттепель» породила у многих неоправданные надежды на возмож ность свободного творчества в рамках официальной литературы, поэтому для большинства представителей нового поколения литературная дея тельность мыслилась не в разрыве с официальной культурой, а, наобо рот, на завоеванном в ней плацдарме. Писатели и поэты стремились выйти к читателю, считая свое творчество художественно и социально значимым. Вполне естественное для любого автора желание печататься неизбежно наталкивалось на препятствия как цензурно-идеологического, так и административного характера, а главное – требовало непременного следования принципам социалистического реализма.

А.А. Дрожжина, аспирант ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ ШВЕДСКОГО И ФИНСКОГО ПРИСУТСТВИЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

В течение большей части тех двухсот лет, когда Петербург был сто лицей России, его шведско-финское население было вторым по числен ности национальным меньшинством (после немцев). Тем не менее, гол ландцы, англичане, немцы, а также итальянцы и французы (в области ис кусства и архитектуры) сыграли намного более заметную роль в истории города, что обусловливает многолетний интерес исследователей к этим нациям и их влиянию на различные аспекты развития города. При этом изучение шведского и финского населения Санкт-Петербурга только на чинает приобретать популярность в последние годы, так как до этого ос новное внимание было сосредоточено на выдающихся и прославленных представителях, таких как семьи Нобелей, Болин, Фаберже, Лидваль. Тем не менее, судьба менее прославленных шведов в целом представляет немалый интерес для исследования, как с точки зрения их повседневной жизни и ассимиляции в российское общество, так и их опыт по сохране нию национальной, религиозной и языковой самобытности.

Геллер Л., Боден А. Институциональный комплекс соцреализма // Соцреалисти ческий канон / Под ред. Х. Гюнтера и Е. Добренко. – СПб.: Академический проект, 2000;

Абрамов Ф. Слово в ядерный век. – М.: Современник, 1987;

Найман А. Рас сказы об Анне Ахматовой. – М.: Вагриус, 1999 и др.

Самым первым и заслуживающим несомненного внимания источни ком информации можно считать переписи населения. По данным перепи сей в 1869 году в городе насчитывалось 5164 шведов по языку и 1267 – подданных Швеции, в 1910 году – 2980 шведов по языку и 880 – поддан ных Швеции. Шведы являлись работающей частью населения. Часть из них представляли зажиточные ремесленники, но в большинстве своем это были подмастерья, рабочие и батраки. Шведы мужчины в 1869 году были заняты в металлообработке (15%), сапожном деле (12 %), обработ ке дерева (6 %). Ювелиры составляли 8,6 % всех шведов, часовщики – 3,3%. Женщины занимались главным образом услужением (55%), изго товлением одежды (11%), стиркой белья (6 %). Значительную долю со ставляли шведы среди администрации крупных предприятий (3,5%), учи телей гимнастики (5,8%).

Шведское присутствие в Санкт-Петербурге было тесно связано со шведским церковным приходом. Евангелически-лютеранский приход св.

Екатерины – старейший неправославный приход Санкт-Петербурга, осно ванный в том же году, что и сам город.

В 1938 году архив церкви Святой Екатерины на Малой Конюшенной улице был передан генеральному шведскому консульству, откуда затем в 1939 году он был перенаправлен в Стокгольм, в национальный архив Швеции. Таким образом, пожалуй, самый интересный и, безусловно, наи более полный и обширный источник информации стал практически не доступен для применения в исследовании. Вместе с церковным архивом в Швецию были отданы также документы основанного Л. Нобелем Скан динавского благотворительного общества, осуществлявшего свою дея тельность в 1877-1907 годах.

В Российском Государственном архиве представляют интерес для исследования документы Департамента духовных дел иностранных испо веданий, существовавшего в период 02.02.1832-05.08.1917. К 1917 году в составе департамента находилось семь отделений, 2-е ведало протес тантским, лютеранским, реформатским, аугсбургским, мариавитским ис поведаниями. Департамент среди всего прочего составлял ведомости о доходах и расходах церковных имуществ, а так же о числе церквей, свя щенно- и церковнослужителей, прихожан (сведения о рождении, бракосо четании, смерти), числе богоугодных и учебных заведений, т.е. имеющие ся документы весьма полно отражают деятельность шведского прихода.

В те же годы, что и Департамент, осуществляла свою деятельность Гене ральная евангеическо-лютеранская консистория – коллегиальный орган для управления евангелическо-лютеранскими консисториями.

Еще один департамент, представляющий бесспорный интерес для исследования – Департамент торговли и мануфактур (26.10.1864 05.06.1900). Он всесторонне охватывал деятельность различного рода производственных предприятий;

в его ведомстве находилось как фабрич но-заводское и ремесленное законодательство в целом, так и наиболее интересное для исследования право выдачи иностранным компаниям разрешения производить операции в России. В основу статистической базы могут быть положены данные входящей в ведомство Счетной части, осуществлявшей ведение торговой, промышленной, мореходной и судо строительной статистики.

Среди исследователей бесспорное лидерство принадлежит Максу Энгману, посвятившему немало трудов жизни финляндцев в Петербурге, и Бенгту Янгфельду, изучавшему шведское население. Последний напи сал несколько серьезных исследований вклада шведских подданных в строительство и рост Санкт-Петербурга со времен Петра I до революции 1917 года. Самыми известными его произведениями являются «От варя гов до Нобеля. Шведы на берегах Невы» и «Шведские пути в Санкт Петербург». Макс Энгман изрядно критиковал Янгфельда, считая, что тот относил к шведам финское население. Социальные группы, в том числе этнические, можно разграничить разными способами, прежде всего на основании формальных критериев, таких как национальность, т.е. страна, к которой принадлежат люди, выраженная в том, какой они имеют пас порт;

язык или место рождения. Согласно переписи населения 1869 г.

финские подданные говорили на разных языках, большинство говорило по-фински, но значительная часть – по-шведски. Энгман предложил ис пользовать более корректный с его точки зрения термин «финляндцы»

для обозначения как финно-, так и шведоязычных выходцев из Финлян дии, отделив их, таким образом, от шведских подданных. Учитывая эти корректировки, можно утверждать, что Янгфельд не совсем корректно от носил все шведоязычное население Петербурга к шведским подданным, и в своем исследовании отразил во многом вклад «финляндцев», а не шведов, при этом Энгман занимался исследованием исключительно «финляндского» населения Санкт-Петербурга. Это еще раз подтвержда ет, что исследователи настолько мало интересовались данной темой, что даже такие серьезные специалисты по данному вопросу только отчасти изучили непосредственно шведское население.

Стоит также отметить сборники, содержащие статьи участников крупнейших российско-североевропейских научных конференций, а именно: Санкт-Петербург и страны Северной Европы и Скандинавские чтения. Многие авторы освещают интересные аспекты взаимодействия России и ее соседей, но следует отметить, что деятельность шведских промышленников пока остается неизученной.

М.С. Федотова, аспирант РОЛЬ ХРИСТИАНСКИХ ОБРАЗОВ В КОНСТРУИРОВАНИИ ГЕРОИЧЕСКОГО ДИСКУРСА О КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ 1854-1856 ГГ.

Роль православия в репрезентациях и легитимации самодержавной российской государственности традиционно в России была исключитель но высокой. Православные традиции сыграли огромную роль и в форми ровании коммеморативных практик. При внимательном рассмотрении ак туализированных моделей и образов героического дискурса о войне рельефно обрисовывается пасхальный модуль. Как известно, праздник Пасхи или Светлое Христово Воскресение являлся и является самым важным и самым большим православным праздником в году, «всем праздникам праздник», определяющийся величайшим догматом Воскре сения в память о крестных муках Иисуса Христа и воскресением его из мертвых. Этот праздник был всенародным, имел не только сугубо рели гиозно-обрядовый аспект, но и вполне светские традиции, соблюдавшие ся в городской среде и заметно отличавшиеся от деревенских. Симво лами Пасхи были идеи обновления, очищения, прощения, возрождения к новой жизни, «смерть, ведущая к жизни», бессмертия, мксима «смертью смерть поправ». Эти образы воскрешения станут очень востребованы в конструировании мифа о проигранной войне, послевоенной, порефор менной, «обновленной» России. Император Александр II стал ассоцииро ваться с переменами, как «новый государь, которого все хотели любить как нового».

Библейский контекст изначально был задан географией и предпо сылкой конфликта – вопрос вокруг палестинских святынь, которые моби лизовали репрезентации столкновения как праведного дела, «войны за веру». Христианские идеи интегрировались с идеями военного долга, служения «делу», Царю и Отчизне, в самом начале формирования герои ческого канона Крымской войны, апеллируя к структурным образцам и сюжетам, заимствованным из библейского контекста. Священной и радо стной обязанностью русских «витязей», «христолюбивого воинства» была служба «Отцу» – Императору. Репрезентации русского царя как помазан ника Божия определяли характер верной воинской службы, поскольку служба царю была службой Богу.

Образ самого города Севастополя был окружен героической и хри стианской символиками, неотделимыми друг от друга. Особыми местами памяти и почитания были Малахов курган и братское кладбище. Малахов курган был символом города как ключевой пункт, принявший на себя ос новной удар при обороне, местом мученичества защитников города. Не много ни мало «быть на Малаховом кургане значит быть на Голгофе! Кос ти и кровь подвижников освятили эти глиняные насыпи». Малахов курган См. подробнее, к примеру: Значение воскресения Христова для нашей нравст венной жизни (Размышления по поводу св. Пасхи) // Христианское чтение. – 1900. – № 4.

Орлова В. Празднование Пасхи в городах России в начале XX в. // Кредо. Тамбов. – 1994. – № 2.

Соловьев С.М. Мои записки для детей моих, а если можно, и для других // Соч. в 18-ти книгах. Кн. 18. – М., 1995. – С. 645.

Никитин. Воронежский мещанин. Фельетон «Война за веру» // Санкт Петербургские ведомости. – 1854. – 8 апреля.

Алабин П. Четыре войны. Походные записки 1849, 1854-1856, 1877-1878 гг. Ч. 3.

Защита Севастополя. – С. 116.

ассоциировался с «жертвенником, на котором богу брани принесены уже три великие жертвы: Корнилов, Истомин, Нахимов!».

Затопление кораблей выступает как символ избавления от больших потерь. Кроме того, гибель кораблей выполняет функцию Спасения и символически реализует христианскую идею жертвы ради воскресения будущей жизни. В данном случае христианская символика, максима «смертью смерть поправ», вероятно, придавали дополнительные смыс лы. Впрочем, и война, в целом, оценивалась через призму христианской традиции как «великое испытание», после которого наступит «преобра жение» в виде «нового преуспевания». Затопление флота в бухте Сева стополя («как невинная жертва, гибнущая в темноте, потрясая своими цепями»), штурм Малахова кургана 27 августа 1855 года, сдача города репрезентировались в образах Пасхи, где были использованы сопутст вующие риторика и символика крестные муки, смерть, воскрешение.

«Свершилось!» этим восклицанием обозначался день 27 августа 1855 года. Это является, с одной стороны, скрытой, но с другой, прозрач ной цитатой, апеллирующей к крестным мукам Иисуса Христа: «Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух». Этот день позиционировался и вспоминался как великое событие, который венчал «великую» оборону: падение героического Города после многочисленных жертв.

Идея спасения отечества и долга перед ним тесно связана с идеей самопожертвования ради отчизны, ради будущего возрождения отечест ва как царства небесного. Призывы героического служения «делу» запол няли основное дискурсивное пространство, чему способствовала повсе местно употребляемая специфическая библейская лексика: муки, «отре шение», «узы», «служение», «мирское», «святыня» и ее антитеза «кощун ство»: «каждый участник обороны забывал все узы, связывавшие его с этим миром, и помнил только долг, которому служил и телом и душою ра ди святого служения отечеству». Очевидна адаптация христианской символики: отречения от всего земного во имя Христа. Освящение ги бели во благо отечества, «самоотвержение и отрешение всего мирского»

формировали образы не просто героя, а святого: «я посмотрела на это Алабин П. Четыре войны. Походные записки 1849, 1854-1856, 1877-1878 гг. Ч. 3.

Защита Севастополя. – С. 439.

Зайончковский А.М. Оборона Севастополя. Подвиги защитников. Краткий очерк с иллюстрациями. – СПб., 1899. – С. 12.

Крымская война 1854-1856 г. Как жили и умирали в Севастополе. – СПб., 1873. – С. 35.

Ср.: Ин.19:30.

Кладбища в Севастополе // Чтение для солдат. – СПб., 1856. Кн. III. Год 9. – С. 96.

Ср.: Мф.19:29;

Мф.10:32-40;

Мк.10:26-31.

лицо, оно было покойно, как у спящего дитяти, и что-то святое отража лось в его чертах».

Женский героизм в конструкте народной войны был связан с культом Богородицы и святом долге перед Россией. Мать, отправляя сына на войну, повторяет жизненный путь Марии, матери Христа, знающей участь своего Сына и стоящей у креста, благословляет на верную смерть. Кро ме того, образ страдающей матери имел еще одну грань и был тесно свя зан с таким национальным символом как «Россия-матушка» – символом национального единства, маркирующим Своих (дети Матери) и Чужих (враги) в национальном дискурсе.

Образ командира, например, адмирала П.С. Нахимова («отца благодетеля») в пространстве мифа о войне был подменен образом са мого «Господа Бога», «Отца небесного». Преданность и подчинение на чальству как Богу была обусловлена отчасти теми установками, что ко мандир, как Бог, один ведает, что происходит вокруг.

Представления о народности и об истинном патриотизме срастались с религиозностью. Истинные христиане (русские) противопоставлялись предателям-супостатам, что позволяло апеллировать к опять же христи анским пасхальным образам: «Прости Господь им согрешения! Не веда ют, что творят!». В дискуссиях о войне магистральными темами стали героизм, мужество, самопожертвование. В официальном дискурсе оказа лись востребованы герои, которые бы, не задумываясь, отправлялись на смерть. Настоящий русский герой – святой мученик, страдающий за «Ве ру, Царя и Отечество» во имя будущей великой Пасхи – возрождения своей отчизны. Пасхальный дискурс сформировал образы города, войны, ее героев и антигероев, своих и чужих.


Извлечения из писем начальницы Крестовоздвиженской общины сестер попече ния о раненых // Морской сборник. – 1855. – № 9. Отд. 2. – С. 203.

Ин.19:25-26.

Можаровский А. Настроение русского общества во время Севастопольской обо роны. Стихотворения того времени // Русский архив. – 1905. – Кн. 2. – С. 536;

Вой на Англии и Турции с Россией и генерал-инженер Тотлебен, главнокомандующий русской армией в 1878 г. под Константинополем. – М., 1879. – С. 13. Ср.: В Еванге лии от Луки. 23:34 приводятся слова распятого Иисуса к Отцу Небесному: «Отче!

отпусти им, не ведя бо, что творят».

СЕКЦИЯ «ФИЛОСОФИЯ»

И.А. Сафронов, д-р филос. наук, проф., зав. кафедрой ТВОРЧЕСТВО И ХОЗЯЙСТВО Развитие человека и хозяйства основано на возможности выхода за пределы простого воспроизводства, т.е. способности к творчеству. По мнению С.Н. Булгакова, для того, чтобы творить, надо не только хотеть, но и мочь. Человек же не обладает всемогуществом, способностью тво рить из ничего все, что захочет. Он может творить, но не из ничего, а из уже созданного, в котором он воплощает свои образы и идеи. Из совокуп ности всего этого и формируется новый мир культуры, создаваемый в хо зяйстве. Человек способен познавать природу и воздействовать на нее «только потому, что он носит в себе, хотя и не в развернутом еще виде, потенциально, компендиум всей природы, весь ее метафизический ин вентарь, и в меру его актуализирования он и овладевает природой».

Познание тоже не есть творчество из ничего, но лишь выявление то го, что метафизически дано, или воспроизведение сущего. «Человече ское творчество не содержит поэтому в себе ничего метафизически ново го». Познание становится творчеством только в силу того, что оно есть свободное и трудовое воспроизведение. Причем человек свободен лишь в направлении своей деятельности, в способе проявления собственной сущности, но саму сущность как основу своего бытия он не создает. Ис ходя из этого, «творчество в собственном смысле, создание метафизиче ски нового человеку, как тварному существу, не дано».

С таким пониманием сущности творчества не вполне согласен Н.А. Бердяев, который полагает, что творчество рождается из свободы.

И когда мы говорим о творчестве из ничего (на нашем несовершенном человеческом языке), то мы говорим о творчестве из свободы. Именно «в творческой свободе есть мощь создавать из ничего, прибавляя энергию к ее мировому круговороту». Свобода как мощь творить из ничего означает возможность созидать не из природного мира, а из себя. Синтез свободы и творчества свидетельствует о том, что человек не только природное существо, но и сверхприродное, которое обладает способностью творить не из природного мира, но посредством его.

«Человеку субстанциально присуща свободная энергия, т.е. творче ская энергия», а творческий акт – личности как свободной и самодея Булгаков С.Н. Философия хозяйства. – М.: Наука, 1990. – С. 112-113.

Там же. – С. 114.

тельной, обладающей способностью к творческому приросту бытия в ми ре. Более того, в творческом акте человек выходит за пределы «мира се го» и переходит в мир иной, созидаемый самим человеком. Творчество не есть приспособление к необходимости природного мира, но ее пре одоление. Поэтому творческий акт имеет универсальное, космическое значение.

Хозяйство возможно благодаря причастности человека к обоим ми рам. «Человек есть, с одной стороны, потенциальное все, потенциальный центр антропокосмоса, хотя и не реализованного еще, но реализуемого, а с другой, он – продукт эмпирического мира», в котором вместо единства выступает множественность, вместо внутренней связанности – внепо ложность с внешней связью в пространстве и последовательностью во времени». В силу этого хозяйство космично в своем метафизическом ос новании, но не в эмпирической форме хозяйственной деятельности, не в ее конкретно-телесных продуктах.

Хозяйство осуществляется историческим человечеством в его эмпи рической ограниченности. Однако в хозяйственной деятельности чело вечество стремится объективировать возможности своей родовой, мета физической сущности, превратить ее в форму собственного бытия. В хо зяйстве человек пытается преодолеть раздвоение своей сущности и су ществования, внутреннего и внешнего, природного и сверхприродного.

В труде как синтезирующей деятельности человек, развивая свои мета физические способности, решает задачу «очеловечения природы».

Хозяйство есть единый процесс разрешения данной творческой за дачи, процесс перехода к трудовому воспроизводству и производству ми ра, в котором живет человек. Результатом этого станет иное хозяйство и труд свободный, преодолевший ограниченности человеческого организ ма, превратившийся из хозяйственной деятельности по воспроизводству биофизического бытия человека в творческую деятельность, связанную с производством его метафизических (сверхорганических, духовных) по требностей.

Хозяйство как синтез необходимости и свободы становится творче ством, т.е. свободной деятельностью, преодолевающей их раздвоение и противоречивость. Но что такое свобода? Отрицательное понимание свободы как беспричинности «ставит ее вне мира, во всемирной пустоте небытия». Свобода есть не беспричинность, а самопричинность, способ ность действовать из себя, изнутри начинать причинность.

Свобода или способность к самопричинности представляет собой необходимое свойство, атрибут мыслящих субъектов. Однако субстанция в качестве первоначала всего сущего также обладает самопричинностью, является causa sui (причиной самой себя). Поэтому надо «развести» по нятия свободы и самопричинности. Свобода – не самопричинность вооб Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М.: Правда, 1989.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. – М.: Наука, 1990. – С. 115, 123.

Там же. – С. 168.

ще, но лишь вид самопричинности. Свобода есть самопричинность, ставшая формой своего собственного существования.

Что значит для человека быть свободным? Это значит стать причи ной самого себя, превратив возможности собственной сущности в дейст вительность и тем самым стать основанием своего бытия. В процессе трудовой, творческой деятельности мы созидаем самих себя, поскольку содержим внутри себя основание собственного существования. Творче ский труд поэтому с необходимостью включает свободу в качестве про цесса самопорождения человека.

Развитие человека является также процессом его саморазвития.

Вместе с тем человек вообще есть эквивалентная форма бытия субстан ции как самопорождающей сущности. Субстанция целостно воспроизво дит себя в человеке. В связи с чем основанием индивидуальной, разви вающейся во времени сущности становится сама субстанция. И как это ни парадоксально, человек вообще есть субстанция, ставшая формой своего собственного существования, или производная субстанция. Еди ная субстанция воспроизводит себя во множестве бесконечно взаимо действующих мыслящих субъектов, сущность которых в результате их эволюции становится соразмерной сущности целого.

Таким образом, родовая сущность человека есть «подобие», экви валент того самопорождающегося, универсального основания, из которо го возникает все. Человек как производная субстанция существует во множестве качественно разнообразных форм. Поэтому эмпирическое бы тие человека не вполне соответствует его родовой, самопорождающей сущности.

Хозяйство и является процессом разрешения противоречивости сущности и существования человека, его свободы и необходимости.

В труде человек создает собственное бытие, эквивалентное своей сущ ности. Именно в результате трудовой деятельности человек становится причиной самого себя (causa sui), т.е. самодействующим субъектом.

В этом состоит свобода человека. Однако человек не всемогущ: гра ницей его свободы является необходимость. Благодаря существованию данной границы, свобода осознается человеком лишь в своей противопо ложности необходимости. Иначе говоря, чтобы стать «всемогущим», че ловек должен преодолеть их раздвоение и противоречивость.

Свобода проявляется в творчестве. История творится так же, как и любая индивидуальная «судьба» человека. Каждый человек – субъект своей жизни, или сущность, себя порождающая. Поэтому и хозяйство то же есть творчество, синтез свободы и необходимости. «Человек стремит ся к достижению хозяйственной свободы, к власти над отчужденной от него природой, к экономической мощи». В пределе человек может хотеть всего, но стать всем он, вероятно, способен, только превратив возможно сти, свойства и закономерности универсального (метафизического) осно вания сущего в средство своего собственного бытия и развития.

Булгаков С.Н. Философия хозяйства. – М.: Наука, 1990. – С.186, 189.

Хозяйство есть закономерный процесс, в структуре которого содер жится свобода в качестве его необходимого элемента. Хозяйство вооб ще – это взаимодействие, взаимопревращение свободной деятельности человечества и творческого начала всего сущего. Хозяйство вообще, т.е.

безотносительно к конкретно-телесной форме его реализации есть ре зультат, продукт трудовой деятельности человека, причем продукт все общий.

Е.И. Чубукова, д-р филос. наук, доц.

КОММУНИКАТИВНЫЕ СИСТЕМЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Революция в информационных технологиях оказала влияние на все области человеческой деятельности в современном мире. Новая технологическая трансформация воплощается в интеграции различных способов коммуникации в интерактивные информационные сети. Таким образом, формируется «супертекст» и метаязык, впервые в истории объединяя в одной и той же системе письменные, устные и аудиовизу альные способы человеческой коммуникации. В результате мы видим реальность не такой, какой она есть, но такой, какой наши языки позво ляют нам ее видеть. А наши языки это и есть средства массовой комму никации – наши метафоры, создающие содержание самой культуры.


Поскольку культура создается и передается посредством коммуника ции, под влиянием новой технологической системы она все больше подвергается фундаментальным изменениям и преобразованиям. По явление новой системы электронной коммуникации, характеризующейся интегрированием всех средств массовой информации, радикально из меняет нашу культуру.

Один из главных элементов новой коммуникационной системы – средства массовой информации, структурированные вокруг телевидения.

Эволюцию СМИ, их развитие в направлении глобализации исследовал еще в начале 60-х годов ХХ века Маршалл Маклюэн. М. Кастельс, рас сматривая формирование средств массовой информации и их взаимо действие с культурой и социальным поведением, подчеркивает их транс формацию, связанную с возникновением «новых СМИ», подготовивших возникновение в 90-х годах систем мультимедиа, компьютерных сетей, Интернета и развитие новых видов виртуальных сообществ. Согласно Кастельсу, под воздействием новой коммуникационной системы происхо дит рождение новой культуры «реальной виртуальности».

Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 315.

Распространение телевидения во второй половине ХХ столетия соз дало новую «галактику коммуникаций», если воспользоваться терминоло гией М. Маклюэна. Другие средства массовой коммуникации были рекон струированы и преобразованы в систему, сердце которой состояло из электронно-лучевых трубок, а лицо представляло собой телевизионный экран. Принципиальная новизна телевидения заключалась не в его по тенциале как оружия пропаганды, а в том, что ТВ означало конец господ ства «галактики Гуттенберга», то есть системы коммуникации, в которой доминировали типографское мышление и фонетический алфавит. Из вестно выражение Маклюэна, что «средство есть сообщение». По его мнению, режим телевизионного изображения не имеет ничего общего с фильмом или фотографией за исключением того, что оно также предла гает невербальный образ или изображение формы. Телевизионное изо бражение посылает на зрителя около трех миллионов точек в секунду.

Причем он воспринимает всего лишь несколько десятков, из которых соз дается изображение. Телевидение обращается к ассоциативному мыш лению, не включая психологические усилия для получения и анализа ин формации, о чем говорит теория Герберта Саймона. Именно поэтому один из ведущих аналитиков в области средств информации Нейл По стмен полагает это причиной того, что телевидение представляет собой исторический разрыв с «типографским мышлением».

В то время как печатное слово способствует систематическому из ложению, объяснению, требует способности мыслить концептуально, по следовательно, с точки зрения выявления причинно-следственных свя зей, телевидение приспособлено к непринужденному разговору. На теле видении развлечение представляет основу всей системы общения со зрителем. При этом не имеет значения, что именно и с какой точки зрения изображается, так как все происходящее на экране показывается для на шего удовольствия и развлечения. Телевидение стало культурным эпи центром нашего общества, а телевизионный способ коммуникации явля ется фундаментально новым средством, характерным своей соблазни тельностью, сенсорной имитацией реальности и легкостью восприятия с наименьшими психологическими усилиями. Именно благодаря телевиде нию произошел настоящий коммуникационный взрыв. Маклюэн рассмат ривал технологии массовой коммуникации наподобие сырья или природ ных ресурсов. Это означает, что СМИ, особенно телевидение, стали ау диовизуальной окружающей средой, с которой мы постоянно и автомати чески взаимодействуем.

McLuhan M. Understanding Media: The Extensions of Man. – New York: Macmillan.

1964.

Ball-Rokeach, Sandra J. and Cantor, Muriel. Media, Audience and Social Structure. – Beverly Hills, CA: Sage.1986.

McLuhan. Understanding Media: The Extensions of Man. – New York: Macmillian.

1964. – P. 313.

Ibid. – P. 12.

За обычным социальным общением и инструментальным использо ванием компьютерной коммуникации исследователи обнаружили фено мен формирования виртуальных сообществ, под которыми понимается самоорганизующаяся электронная сеть интерактивных коммуникаций, объединенная вокруг общих целей и интересов, хотя иногда сама комму никация является самоцелью. Некоторые такие сообщества могут быть относительно формализованы, как, например, в случае с конференциями, но могут спонтанно формироваться социальными сетями. Наиболее важ ная черта мультимедиа состоит в том, что они охватывают в своей сфере большинство видов культурного выражения во всем своем многообразии.

Их возникновение означает стирание различий между аудиовизуальными и печатными средствами массовой информации, общедоступной и высо кой культурой, развлечениями и информацией, образованием и пропа гандой. Все выражения культуры, от элитных до самых популярных, со единяются в этой цифровой вселенной, в этом гигантском историческом «супертексте». Таким образом, строится новая символическая среда, де лая виртуальность нашей реальностью.

Культуры созданы из коммуникационных процессов, а все формы коммуникации, как считали Р. Барт и Ж. Бодрийяр, состоят из знаков, и поэтому не существует различия между реальностью и символическим отображением. Во всех обществах человечество существовало и дейст вовало в символической среде. Исторически специфичным для новой коммуникационной системы, характеризующейся электронной интеграци ей всех видов коммуникации, является не формирование виртуальной реальности, а создание реальной виртуальности. При этом термин «ре альный» означает фактически «существующий». Реальность всегда была виртуальной, так как существовала через символы, которые наделяют практику некоторым семантическим значением. Именно эта способность всех форм языка кодировать разнообразие интерпретаций отличает куль турные выражения от формального и логического рассуждения. Именно диапозон культурных вариаций смысла сообщений, многозначность на ших дискурсов позволяет нам взаимодействовать друг с другом во мно жестве измерений, имплицитных и эксплицитных. Поэтому, когда критики электронных СМИ говорят, что новая символическая среда не отражает реальность, то они опираются на примитивное понятие реального опыта, который никогда не существовал на самом деле. Все реальности переда ются через символы. В любой коммуникации, независимо от используемых средств, реальность воспринимается виртуально. Поэтому коммуникаци онная система, которая создает реальную виртуальность, характеризуется тем, что в ней сама реальность полностью схвачена, полностью погруже на в виртуальные образы, в выдуманный мир, где внешние отображения не просто находятся на экране, через который передается опыт, но сами становятся опытом. Все сообщения всех видов заключены в средстве, Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – С. 350 351.

Там же. – С. 351-352.

ибо средство стало настолько всеобъемлющим, настолько разнообраз ным и послушным, что абсорбирует в одном и том же мультимедиатексте целостность человеческого опыта. Новую коммуникационную систему, основанную на цифровой и сетевой интеграции множества видов комму никации, характеризует включение и охват ею всех проявлений культуры.

Принципиальное отличие современной информационно-технологи ческой революции по сравнению с предыдущими революциями состоит в том, что она не ограничивается определенной территорией, распростра няется на различные регионы планеты. Одна из ключевых особенностей современного информационного общества состоит в том, что оно проник нуто сетевой логикой, модифицирующей общественные формы про странства и времени и образующей новую культуру виртуальности в гло бальных потоках, изменяющую нашу жизнь.

Г.В. Хомелев, д-р филос. наук, доц.

ФОМА АКВИНСКИЙ И НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ О СУЩЕСТВОВАНИИ БОГА И ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ПОЗНАНИЯ В «Сумме теологии» Ф. Аквинский рассматривает два основных во проса о трансцедентности бытия Божьего и нашем знании о Нем:

1. Существует ли Бог? Знаем ли мы, что Он есть?

2. Если Бог существует, то можем ли мы знать что Он есть?

На первый вопрос Ф. Аквинский отвечает утвердительно. Ведь если Бог есть, то знание о Нем должно быть присуще человеку, как совершен ному творению Божьему, естественным образом, т.е. должно быть чем то известным ему само по себе. При этом Ф. Аквинский ссылается на св.

Иоанна Дамаскина (ок. 680 – ок. 780), который утверждает, что «знание о существовании Бога естественным образом всеяно в человека».

Существование Бога есть нечто известное само по себе еще и пото му, что вместе со словом «Бог», как полагает Ф. Аквинский, тотчас позна ется и то, что Он существует, так как этим именем обозначается то, по отношению к чему нет и не может быть чего-то большего. Как целое, на пример, больше своих частей, так и Бог есть большее. Действительно, древнееврейское « 'elyown el-yone'» происходит от глагола « `alah Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть I. Вопрос 2. О Боге, существует ли Бог // Фома Аквинский: Онтология и теория познания (фрагменты сочинений). – С. 50-57.

Использован ресурс интернета: http://anna-ganzha.narod.ru/foma_veritas.pdf От лат. transcendo – переступать, выходить за пределы. В философском смысле то, что недоступно опытному познанию или вообще не основано на опыте.

См. в этой связи: Хомелев Г.В. Тематический словарь Священного Писания: опыт философского истолкования. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2005. – С. 251-252.

aw-law'», что означает «подниматься», «восходить», «быть вознеснным»

или «взятым вверх», в церемониальном смысле – «быть принеснным (в жертву)». Отсюда и бытие Божье должно пониматься как Всепревосхо дящее бытие. В философском смысле Бог есть Тот, Кто обладает всей полнотой бытия. В этом – основной мотив онтологических доказа тельств бытия Божьего: Бог существует не только как имя, но, прежде всего, как Тот, Кто именуется этим именем. «И если понятно значение слова «Бог», сразу же усматривается, что Бог существует».

Кроме того, рассуждает Ф. Аквинский, самоочевидно, что существует истина. Действительно, тот, «кто отрицает существование истины, тот [тем самым] признает, что истина существует», «но Бог есть сама истина»

[Иоан. 14:6], следовательно, Бог существует.

Истина, взятая в онтологическом смысле, есть действительность че го-либо – реальное бытие. Интересно в этой связи, что древнееврейское « Yehovah yeh-ho-vaw'» или Иегова от « hayah haw-yaw» – «быть», «существовать» передает именно этот смысл бытия Божьего: «Сущий»

или, точнее, «Истинно Сущий». Бог есть истинное бытие и сама истина, поскольку существование Бога и Его сущность, выражаемая в слове, – непосредственно совпадают. О чем свидетельствует и Священное Писа ние: «Я есмь Сущий» [Исх.3:14] или, по другому – «Я есмь Тот, кто есть»

= «Я есмь Тот, кто действительно (истинно) существует». Поэтому, как полагает Ф. Аквинский, «предложение “Бог существует” само по себе яв ляется самоочевидным». Может показаться удивительным совпадением то, что подобное выражение значения истины характерно не только для древнееврейского словаря, но и для санскрита: слово «сатья» означает истину, «сат» – бытие, реальное бытие. Следует обратить внимание и на то, что современный русский язык также весьма удачно выражает идею тождества бытия Божьего и Истины. Слово «есть» означает существо вание, если допустить его некоторое преобразование в существительное, звучащее сходным образом, то результатом его будет новое слово «ес тина» или «истина», т.е. реальное бытие. Таким образом, рассуждения и доводы Ф. Аквинского следует признать основательными.

Итак, Бог есть Сущий, т.е. Тот, Кто существует. Его сущность состоит в существовании. Бог и Его Сущность – тождественны, т.е. полностью совпадают. Больше этого, как полагает Ф. Аквинский, мы ничего не мо жем сказать о том, что Он есть. С логической точки зрения это значит, что дать какое-либо определение с положительными предикатами того, что именно присуще Богу невозможно. Человеческое мышление здесь бессильно. Поэтому вопрос о том, что есть Бог, каков Он есть в своей трансцедентности или, как в себе и для себя сущее, следовало бы сфор Славянское слово «Бог» происходит, скорее всего, от санскритского «Бхагаван», т.е. «обладающий всем (всеми достоинствами)» – совершенный.

См.: Толковый словарь великорусского языка Владимира Даля.

Если существование Божье или Его сущность – тождественны, то бытие Божье целокупно, едино (неделимо), бесконечно и совершенно.

мулировать по-другому: «каков Он не есть?», так как каков Он есть мы не знаем.

Следовательно, самое высочайшее наше знание о том, что есть Бог заключено в нашем незнании или, как это выражает Н. Кузанский, чтобы придти к познанию Бога нужно идти к нему «без знания» через «созерца ние, которое состоит в вознесении нашего разума вплоть до единения с Богом», надо вознестись над всяким знанием и «над всем познаваемым, а также и над самим собою», в результате – «проникнешь в облака и мрак». Как и Ф. Аквинский, Н. Кузанский исходит из различия катафати ческого (положительного) и апофатического (отрицательного) богосло вия в учении св. Дионисия Ареопагита. Катафатическое богословие – по лагает (утверждает) нечто определенное о Боге, апофатическое, напро тив, – отрицает все к Нему прилагаемое в утвердительной (положи тельной) форме, при этом, замечает Н. Кузанский, почти все мудрые «го ворят, что мрак мы находим тогда, когда у Бога отнимается все, так что идущий находит скорее ничто, чем нечто». Но и положительного, и отри цательного богословия, как полагает Н. Кузанский, недостаточно для то го, чтобы войти в область священного мрака. Суть таинственного бого словия состоит в возвышении над противоположностями путем их «при ведения к простейшему единству», «которое не побочно (lateraliter), но прямо возвышается над всяким положением и отрицанием». Сам путь восхождения состоит здесь в том, что «отъятие сочетается (coincidit) с положением и отрицание с утверждением». Это и есть, по словам Н. Ку занского, сокровенная теология, «которой … не может достигнуть никто из философов до тех пор, пока будет иметь значение обычный принцип всей философии, что два противоположных не сочетаются». «Таинствен ный теолог должен выйти за пределы всякого рассудочного и разумного познания, а также за пределы себя самого, даже если, оставив себя, он бросится во мрак. Тогда он обнаружит, что то, что для рассудка невоз можно, т.е. одновременно быть и не быть, есть сама необходимость»

(курсивы мои – Г.Х.).

Таким образом, проблема бытия Божьего и возможности Его по знания, будучи камнем преткновения для всей средневековой теологии, получила неожиданное разрешение в учении Н. Кузанского, результа том которого является основополагающий принцип сознательной диа лектики.

См.: Письмо Н. Кузанского от 1453 г. к аббату и братьям в Тегернзее, написанное по поводу таинственной теологии Дионисия Ареопагита. Это письмо Н. Кузанского долгое время на русский язык не переводилось. Его первый перевод был выпол нен А.Ф. Лосевым на основе Gessammelte Werke Nicolaus von Cusa, Tubingen (1871 г.).

Там же.

Там же.

Там же.

О.Д. Маслобоева, канд. филос. наук, доц.

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКОНОМИКИ И ЭКОЛОГИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Хозяйственная деятельность человека выступает системным взаи модействием социума и природы, причем в широком понимании природы как системы всех органических и неорганических материальных образо ваний общество является ее подсистемой. Острота проблемы взаимо действия социума и природы становится очевидной в контексте понима ния природы в узком смысле как окружающей человеческое общество ес тественной среды его обитания. Содержательное единство понимания категории «природа» в широком и узком смысле фиксируется понятием «искусственная природа», которая творится человеком на материале «естественной природы». Таким образом раскрывается двойственность статуса человеческого общества по отношению к природе: человек, буду чи органичной составляющей первозданной природы, по мере своего взросления все более противопоставляет себя природе как качественно особую дифференцированную систему, и если он начинает вести себя как «Иван, не помнящий родства», то тем самым «рубит сук, на котором сидит», т.е. встает на путь самоуничтожения.

Хозяйственная деятельность человека, становясь все более высоко технологичной, в том числе и со стороны ее социальной организации, на чинает рефлексироваться как экономика одновременно в двух смыслах:

1) материальная сфера жизни общества, обеспечивающая поддержание его существования;

2) наука, исследующая указанную сферу. Синони мичность корня понятий «экономика» и «экология» отнюдь не случайна:

корень «эко» с древнегреческого означает дом;

корень «ном», означаю щий в том же языке «закон», синонимичен корню «нем», означающему «организовывать». Используя все содержание этимологии слова «эконо мика», его смысл можно понять как закономерную (а не произвольную!) организацию окружающего мира в качестве пространства домашнего хо зяйства человека. Второй корень слова «экология» – «логос» в перво зданном смысле древнегреческого языка означал «слово Бога», которое соответственно есть «закон», а, стало быть, и «учение» и «наука». Этот корень вошел в название ряда наук именно во вторичном своем содер жании: биология, психология, социология и т.п., и только в названии науки «филология» он сохранил отчасти исходный смысл. Таким образом, эти мология слова «экология» наводит на мысль, что это слово Бога или тео ретическо-мировоззренческое («теория» в первозданном смысле древне греческого языка означало «созерцание Бога», исходный корень «теос» – Бог) слово о доме нашего пребывания. Очевидно, что и экономика, и эко логия призваны заниматься обустройством домашнего хозяйства челове чества, но если экономика акцентируется на собственно человеческой ак тивности, а именно: технологии и социальной организации хозяйственной деятельности, то экология центр тяжести проблемы существования чело века переносит на взаимодействие социального субъекта с окружающей средой, вовлекая в свою орбиту и экономику.

Непосредственно в культурный обиход термин «экология» был вве ден профессором Йенского университета Э. Геккелем (1866 г.) в контек сте биологической науки, частью которой экология первоначально и рас сматривалась. Предметное поле экологии оформилось как исследование взаимодействия живых организмов в зависимости от состояния окру жающей среды;

при этом было выработано понимание основного эколо гического закона, заключающегося в адекватности жизнедеятельности ор ганизмов по отношению к окружающей их среде. Основное экологическое противоречие, составляющее ядро указанного закона, это противоречие между тем, как существуют жизненно важные для организмов элементы в окружающей среде, и тем, как они нужны организмам. Позднее на Западе появилось понятие «экосистема», а в СССР – идентичные термины «био ценоз» и «биогеоценоз», введенные академиком В.Н. Сукачевым.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.