авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 13 ] --

— Пусти, аталин, и никогда не смей становиться на моем пути! — отшвырнул Ник его в сторону. — Этот сволочной мир посмел украсть мои воспоми нания о первой любви и за это ему нет прощения! Я сожгу его дотла!

— Нет! Не смей! Никотан, ты погубишь Мари!

— Ты что несешь? Какая такая Мари? — мгновенно замер насторожившийся Ник и потянулся к разуму Мирона.

— Дурак! — насмешливо воскликнул он. — Настоящая Мари у себя дома, а здесь ты имеешь дело с очередными лживыми иллюзиями! Выходит, они и тебя обманули, поманив твоей детской привязанностью? — ожесточенно выкрикнул Ник и снова поднял руку с оружием. — Я убью их всех! Как они по смели запускать свои грязные руки в святая святых!

— Не стреляй по людям, Никотан! Опомнись! Они же здесь не причем! — с мольбой в голосе выкрикнул Мирон.

Мгновенный удар и он снова оказался распростертым на брусчатке.

— Там же женщины и дети, мой райделин! — обреченно добавил юноша, закрывая глаза. — Так нельзя!

Он не видел, как Ник напряженно замер, глядя на его разбитое лицо. Все-таки упоминание о Мари и последняя фраза возымели свое действие. В эрей ской культуре всегда бережно обращались с детьми. Взрослые всегда их берегли как зеницу ока, и Ник не был исключением из правила. Зеленые огни стали медленно гаснуть в его глазах. Схватив Мирона за шкирку, он рывком поднял его на ноги.

— Крейд, все удовольствие мне испортил! — проворчал он, впрочем, без особой злости. — Мирон, прекрати нести ерунду! Нет здесь никакой Мари, тем более в возрасте десяти лет. Ты серьезно думаешь, что это была она? Тогда ты еще больший дурак, чем я думал, — сдержанно произнес Ник и покосился на аталина, молча вытирающего кровь с разбитого лица. — Учти, еще раз посмеешь встать у меня на пути, и я убью тебя. Я не шучу, Мирон. Ладно, хватит смотреть на меня, как на последнего изверга. Идем где-нибудь перекусим, как и собирались.

Не успели они сделать несколько шагов, как дорогу им преградили стражники с алебардами. Их угрюмые лица не сулили ничего хорошего. Весть о по жаре и двух сумасшедших, устроивших его, с молниеносной быстротой уже разлетелась по городу. Настороженно глядя на возмутителей спокойствия, стражники двинулись было к ним, но разглядев, с кем имеют дело, резко притормозили. Вперед выступил старший караула и довольно учтиво произнес:

— Господа, извольте пройти в городской магистрат. Наш бургомистр желает с вами побеседовать.

— Какое похвальное трудолюбие! — насмешливо произнес Ник и в его глазах вспыхнули веселые огоньки. — Учись, Мирон. Видишь, как нужно отно ситься к порученному делу. Господин бургомистр не жалея живота своего день и ночь трудится на благо общества. Ну, что ж, давай навестим это бюро кратическое чудо и выкажем ему свое почтение.

— Конечно, Ваше Величество, — склонился Мирон в низком поклоне. — Воля ваша, как прикажете, так и будет. Скажете к бургомистру, значит, идем к бургомистру. Скажете и дальше жечь город, значит, будем жечь его дальше. Хотя слава Герострата нам не грозит, все-таки не тот масштаб, ведь мы имеем дело не с одним из чудес света, — Телохранитель лукаво глянул на ошарашенные лица стражников, — и громко прошипел. — На колени перед Его вели чеством! Поторопитесь, олухи царя небесного! Вам мало пожаров, хотите, чтобы мы весь город разрушили?

Стражники нерешительно топтались на месте, и вопросительно смотрели на своего старшего. Тот оказался неглупым человеком. Бросив беглый взгляд на горящий город и учиненный переполох, он поневоле впечатлился и решил обойтись малой кровью. Король или сумасшедший перед ними, можно выяснить и попозже, благо для этого были уже приняты все меры, а вот размах в нанесении ущерба у пришлых авантюристов явно был королев ским, и ему не хотелось провоцировать их на новые бесчинства. Он первым преклонил колени, и за ним последовали его подчиненные, страшно доволь ные тем, что решение принято не ими.

— Ваше Величество, добро пожаловать в наш скромный город! Если Вы изволите, то я провожу Вас до магистрата, чтобы отцы города могли оказать Вам достойный прием, — льстиво произнес старший караула, низко кланяясь.

— Изволю, — кратко ответил Ник и повелительным жестом приказал страже двигаться вперед. Те послушно развернулись, даже не подумав его ослу шаться.

Дорога к зданию ратуши, где размещался магистрат, оказалась недолгой. Вскоре они стояли перед массивными воротами, ведущими во внутренний двор, которые немедля гостеприимно распахнулись перед долгожданными гостями.

Войдя внутрь, искатели приключений обнаружили, что их окружает плотное кольцо решительно настроенных воинов.

— Ах, мой бедный аталин, нас коварно заманили в ловушку! — приложив руку ко лбу в трагическом жесте, простонал Ник с наигранным отчаяни ем. — О, боги, как же я доверчив и вот мне наказание за мою непростительную беспечность! О, горе мне! Горе!

«Тьфу, сказывается тлетворное влияние Мари к показной буффонаде! — насмешливо подумал он, и ему нестерпимо захотелось ее увидеть. — Ладно, малышка. Пожалуй, нам нужно встретиться и поговорить. Но сначала я разберусь с местными злыднями, которые испортили мою любимую игрушку».

Перед мысленным взором Ника промелькнуло лукавое девичье личико в ореоле серебристых волос, но его тут же заслонил образ Мари в боевой стой ке с холодной яростью в глазах.

«Н-да. Девочка до сих пор сердится на меня, — скривился Ник в недовольной гримасе. Но на его лице появилось упрямое выражение. — Спокойно ма лышка! Как только я срублю голову той сволочи, что безвозвратно погубила настройки моих виртуальных миров, то сразу же отправлюсь к тебе!»

— Ваше Величество, давайте не будем плохо думать о господине бургомистре. А вдруг это почетный караул для сопровождения? — прищурив глаза, произнес Мирон и потянулся за бластером.

— Думаешь? — насмешливо сказал Ник и добавил непререкаемым тоном: — Никакого огнестрельного оружия! Бьемся только на мечах, нужно же дать хоть какой-то шанс этому сброду.

Он с ленивой улыбкой потянулся к своему туаши. В колеблющемся свете многочисленных факелов на зеркально-черном лезвии благородного клинка с крохотными радужными коронами вспыхнули синие всполохи.

— Тебе будет полезно потренироваться в условиях реального боя даже с таким противником. Хоть они и слабы по отдельности, но вполне могут пре поднести неожиданный сюрприз в силу своей многочисленности. Не волнуйся, Мирон, в случае чего я всегда тебе помогу.

— Обижаете, мой райделин! — хищно подобравшись, ответил юноша, принимая боевую стойку.

— Господа, извольте сдать свое оружие, — властно произнес комендант города, выступая вперед. Им оказался высокий худой человек с нервно подер гивающейся щекой на желчном лице. — Смешно слушать ваш бред. У вас нет никаких шансов вдвоем отбиться от отряда в сто с лишним человек. Хотя много чести для вас, хватит и десяти человек, чтобы прикончить вас, — ядовито процедил он, бесцеремонно вмешавшись в их диалог.

Комендант скривился в презрительной улыбке.

— От лица господина бургомистра, я вынужден предложить вам сдаться. Если вы не окажете вооруженного сопротивления, то господин бургомистр обещал тщательно рассмотреть ваше дело в суде. Может быть, вместо казни через повешение, вы отделаетесь за свои преступления бессрочной каторгой на каменоломнях. Не находите, что это будет справедливый приговор? Если господам так не понравились наши деревянные постройки, то им следует хо рошенько потрудиться, чтобы взамен сгоревших мы выстроили каменные, — с холодной улыбкой добавил он под издевательские смешки городской стражи и холодным взглядом змеи уставился на свои предполагаемые жертвы.

— Какое заманчивое предложение! Как мне не жаль, но я вынужден от него отказаться, — насмешливо улыбнулся Ник. — Мирон, может, ты хочешь на каменоломни? Подкачать мускулы при помощи кирки и тачки?

— Неа, не горю желанием. Что за намеки, мой райделин? Если Вы считаете меня плохим телохранителем, то так и скажите. Тогда я с горя подамся в ка менотесы, — обиженно глянув на него, выпалил юноша.

— Не горячись, аталин. Какие твои годы! И дело обстоит не настолько плохо, чтобы столь радикально менять профессию… — Хватит! Первое отделение вперед! Сержант, у вас есть возможность реабилитироваться и перед лицом своих товарищей доблестно сразиться со страшным противником в составе двух проходимцев.

— Господин комендант! — отчаянно глядя на свое упертое начальство, произнес бедный умница-сержант, который привел их сюда. — Может, все же не стоит горячиться и для начала поговорить с господином бургомистром? Ведь наши гости явно из благородных, вдруг у них есть влиятельные родствен ники, которым не понравится наше с ними обращение?

— Мне наплевать, кто их родственники, — хладнокровно ответил комендант. — Они отказались сдать оружие и, как представителю власти, мне этого достаточно, чтобы вынести им смертный приговор. Вперед, сержант, хватит праздновать труса!

— Подождите, комендант, у меня есть другое предложение. Я хочу сразиться с вашими пленниками.

В большой круг образованный воинами выступил рыцарь в золотых доспехах.

— Не возражаешь, Никотан, если я буду твоим противником? А то мне очень любопытно чего стоит любимец Николса в бою. Кстати, ты должен мне вернуть должок за убийство моих подчиненных. Ума не приложу, как тебе удалось справиться с моими элитными воинами, — весело прогремел он.

Глаза и волосы рыцаря цвета пламени зажглись настоящим огнем. Презрительно глянув на Мирона, он снисходительно добавил:

— Если не хочешь подставлять мальчишку, то я не возражаю, если он зрителем постоит в сторонке.

В темном закоулке сгустились и нервно заплясали темно-синие тени, формируя видимый силуэт еще одного необычного участника предстоящего дей ствия.

Сложности построения любовного треугольника Побледневший Сапковский стоял навытяжку в кабинете Главы СБ и получал от него заслуженную головомойку. Штейн орал на него уже пятнадцать минут без перерыва. Всячески обматерив подчиненного, наконец, он прервался и схватился за стакан на столике. Налив себе воды из графина, он залпом ее выпил. В минуту блаженного затишья юноша облегченно вздохнул. «Слава богу! Кажется, разнос окончен». Подняв на него серые глаза, отблескиваю щие гневным серебряным блеском, Штейн стукнул кулаком по столу. Лежащие на нем предметы высоко подпрыгнули.

— Мать твою! Ты еще тут повздыхай мне, щенок! Вытряхнуть бы из тебя душу вместе с яйцами!..

«Черт, я ошибся, это не конец», — огорченно подумал юноша, и снова замер безгласной статуей. После десятиминутного ора Глава СБ вдруг мгновенно успокоился. С ледяным выражением на лице он приказал:

— Значит так, лейтенант. Вместе с остальными студентами ты отправляешься под купол Гефеста. Чтобы сегодня же убыл с первым рейсом! Ясно?

— Так точно, сэр!

— В наказание за свои художества получишь месяц карцера. Отсидишь его в Академии. Теперь пошел вон!

— Есть, сэр!

Сжав зубы, Сапковский вылетел из кабинета. Его глаза яростно сверкали. «Ублюдок! Обложил меня с головы до ног! Но я еще легко отделался, даже звания не лишили…» Вслед ему донесся разъяренный рев Главы СБ:

— Я те дам «ублюдок», паршивец! Мать твою, совсем распустились! Не спецназ, а сборище сексуально озабоченных подростков! Глаза б мои вас не ви дели!..

Сапковский подлетел к столу секретарши и протянул ей свой планшет.

— Мадам, будьте добры, отметьте мое убытие, — быстро произнес он, не забыв при этом обаятельно улыбнуться.

Задумчиво поглядев на него, Марта взяла его документы и, проставив требуемые отметки, протянула их юноше.

— Счастливого пути, лейтенант.

— Спасибо на добром слове, мадам.

Юноша бесшумно исчез за дверью, а Марта все никак не могла отвести глаз, глядя ему вслед. «Какой чудесный мальчик! Безумно жаль, что шеф ото слал его. И почему я раньше его не заметила? Мы могли бы с ним здорово поразвлечься…»

Включилась селекторная связь и, прерывая ее сладкие мечты, раздался раздраженный голос Штейна.

— Марта, хватит слюни распускать на молодежь. Бери свои причиндалы и дуй ко мне в кабинет!

— Уже иду, герр Штейн, — вздохнула девушка и вытащила из стола красивую сумочку, в которой хранила свои любимые сексуальные игрушки. По до роге она обижено подумала: «Между прочим, я тоже не старушка и мальчик не намного младше меня».

Прорвавшись через стеклянную вертушку офиса, Сапковский оказался на улице. Навстречу ему со скамейки поднялась Алиса. При её виде в нем вол ной поднялось, улегшееся было раздражение. «Черт! Только разборок с мисс Алис мне не хватало для полного счастья! Главное выбрала момент: ни рань ше, ни позже…»

— Здравствуй, Анжей, мы можем поговорить? — нерешительно проговорила женщина, нервно сплетая пальцы рук.

— Без проблем.

Юноша с трудом подавил раздражение, и пытливо заглянул в лицо своей любовницы. Быстро приблизившись к ней, он хотел ее обнять, но та отстра нилась.

— Погоди, Анжей. Сначала кое-что проясним в наших отношениях, — прохладно сказала Алиса.

В душе Сапковского вновь забушевала холодная ярость. «Ясно. Сплетники и здесь успели внести свою посильную лепту, — вихрем пронеслось в его го лове. Он страдальчески поморщился. — Черт, сейчас начнется очередная тягомотина. Мисс Алис своими поучениями будет строить меня как мальчишку.

Ну, сколько можно? Полное ощущение, что я школяр, который втихушку кувыркается со строгой школьной учительницей. Надоело!.. — в его голубых глазах появился ледяной блеск. — Думаю, пришла пора разрулить нашу ситуацию…или разрубить гордиев узел. В общем, как получится».

— Насколько я понимаю, мисс Алис, ты в курсе моего вчерашнего перетраха на стороне. Не так ли? — спросил он в лоб и пытливо уставился на ее мгновенно застывшее лицо. — Что ты решила? Даешь мне отставку, или ограничишься очередной нотацией и простишь? Если последнее, то я сразу же начинаю униженно каяться… — Анжей, не груби мне! Конечно, в твоем возрасте модно быть циничным, но у всего есть границы! — воскликнула шокированная женщина.

— Вижу, мой возраст по-прежнему не дает тебе покоя, ты ни на минуту не забываешь о нем. Да, мисс Алис? — раздраженно произнес юноша и, не до ждавшись ответа, уже спокойней добавил: — Что ты ерепенишься? Ведь суть дела все равно не изменится и сведется к сказанным мной словам, — он опу стился на скамью, и похлопал рукой по её сиденью. — Присаживайся, мисс Алис. В ногах правды нет.

Немного поколебавшись, она опустилась на скамью поодаль от него, и Анжей при виде этого хищно осклабился.

— Стараешься держать дистанцию, мисс Алис? Ну-ну! — процедил он сквозь зубы. — Это часть воспитательного процесса, или ты о чем-то хочешь ска зать мне, но не решаешься? Говори, не томи меня.

Нервничая, женщина долго мяла в руках кружевной платочек. Наконец, она подняла на него глаза.

— Прости меня, Анжей. В общем, я подумала и решила, что лучше нам расстаться. Понимаешь, мы слишком разные.

— Уверена?

— Да. Видишь ли, нам очень тяжело общаться друг с другом, — она порывисто вздохнула. — Анжей, я не хочу сказать, что ты мне не нравишься, но… — Понятно, тебе хочется и колется. Можешь не продолжать, а то мы до вечера не закончим эту лабуду, — язвительно перебил он Алису, и та обиженно посмотрела на него.

— Вот ты опять грубишь мне, а я всего лишь хотела объяснить тебе свою… — начала она.

— Замолчи! Ничего не хочу слушать! — жестко отозвался юноша и поднял руку в предупредительном жесте, видя, что женщина порывается что-то ему сказать. — Обойдемся без твоих интеллигентских соплей. Меня не интересуют причины, по которым ты рвешь со мной.

Помолчав, он поднялся со скамьи и небрежно бросил перед уходом:

— Хорошо, давай расстанемся, мисс Алис. Только помни, что это было твое решение, и не вини меня.

— О нет! Постой Анжей! Нельзя же так сразу разойтись, при этом ничего не сказав друг другу! — растерянно воскликнула она.

Вскочив на ноги, Алиса схватила юношу за рукав кожаной куртки. Тот мягко освободился от ее хватки.

— Мне все ясно и нечего переливать из пустого в порожнее.

Отойдя на несколько шагов, Сапковский вернулся и шагнул вплотную к замершей женщине. Коснувшись ее губ легким поцелуем, он ласково сказал:

— Прощай, мисс Алис. Желаю тебе счастья. Не стой на улице, сегодня слишком холодный ветер и ты можешь простудиться.

Лицо женщины, осветившееся надеждой, мгновенно погасло. Она растерянно молчала, не сводя с него глаз.

Бросив прощальный взгляд на нее, юноша стремительно зашагал прочь.

— Нет! Анжей, не уходи! Давай поговорим и все обсудим! — с отчаянием выкрикнула Алиса. Но тот уже исчез за поворотом улочки, и она бессильно опустилась на скамью.

— Как же так? Ведь я не хотела всерьез рвать отношения, — прошептала женщина. — Вот дура! Кажется, я доигралась!.. Нет-нет! Может, не все потеря но?.. Анжей, вернись, я люблю тебя, — вырвалось у нее. Она тут же смущенно посмотрела на группу смеющейся вампирской молодежи, вывалившейся из дверей офиса.

*** После звонка Сони, которая поставила Мари в известность, что скоро будет у нее и тут же повесила трубку, девушка открыла входную дверь и сбежала на террасу в ее ожидании. Сколько она ни уговаривала себя, что все в порядке, но на душе у нее все равно скребли кошки. Мари не боялась осуждения по други или окружающих за вчерашнее, — по большому счету ей было наплевать на мнение остальных, когда дело касалось ее личных дел. Но ее мучили странные чувства, вызванные Анжеем. Запутавшись, она не хотела говорить о них даже с близкой подругой.

Облокотившись на перила террасы, девушка невидяще смотрела на заснеженный садик и серое небо питерской зимы, виднеющееся в просветах меж ду черными скелетами деревьев. Под стать унылому пейзажу в ее голове бродили невеселые мысли. Проанализировав вчерашнее приключение в гостях, она потерянно подумала: «Боже мой! Неужели я влюбляюсь во всех мужчин подряд, с которыми сплю? Только этого мне не хватало».

Сумасшедшая ночь, проведенная с юным телохранителем, вызвала в её душе полнейший раздрай. Уже к концу их жаркой постельной эпопеи Мари вдруг осознала, что Анжей вызывает в ней такие чувства, перед которыми гаснут все остальные ее сердечные привязанности. Даже Ник для нее отошел на второй план. «Ё-моё! Что же это такое? Может дело в том, что я прирожденная шлюха, и каждый мужчина действует на меня подобным образом? Или так сказывается предыдущее воздержание, и я наверстываю упущенное, выплескивая из себя накопившиеся чувства?»

Не замечая, что впервые со времен Старой базы она позабыла о манерах знатной райдиэль, Мари вцепилась в свои волосы и те оказались в состоянии первичного хаоса. «Чушь! Сколько парней в Академии бегало за мной, но лишь Тьен вызвал во мне ответное чувство. Я же знаю, что здесь совсем дру гое!.. Где-то на глубинном уровне Анжей страшно дорог мне и именно с ним я связана нерасторжимыми узами, а не с Ником…» — поймав себя на такой крамольной мысли, девушка подсознательно вздрогнула, и немедленно спряталась за привычной маской райдиэль.

Мари убежала с террасы в кухню и, стараясь отвлечься, по привычке занялась готовкой. Вдруг она поймала себя на том, что полностью погрузилась в домашнее хозяйство и думает лишь о том, как угодить отцу. Потрясенная девушка замерла на месте. «Бог ты мой! Неужели я навсегда превратилась в до машнюю курицу, и все благодаря Нику? Какое гадство! — в сердцах она хлопнула ладонью по столу. — Черт, бьюсь как рыба об лед, но никак не могу по бороть себя! Почему мне не избавиться от эрейских привычек, несмотря на помощь Давида? Неужели маска райэдиэль намертво приросла к моему ли цу?.. Ну, ты и сволочь, Ник! Попадись ты мне сейчас, прибила бы на месте! Неужели за такой короткий срок ты сделал из меня послушную куклу?»

Опустившись на стул, девушка в отчаянии схватилась за голову и забормотала:

— Отбрось роль примерной эрейки! Пойми, идиотка, здесь тебе не Старая база. Здесь нет, и никогда не будет Ника с критой в руках… — Дура! Прекрати расстилаться перед мужчиной-хозяином! — рявкнула она на себя, чувствуя, что уговоры не помогают.

Заслышав приближающуюся подругу, Мари выпрямилась и отчаяние мгновенно исчезло с ее лица, сменившись маской спокойной уверенности. Во шедшая Соня процокала каблучками по коридору, и остановилась на пороге кухни.

— Атае Ринав. Соня! Сегодня чудесная погода, не правда ли? Присаживайся за стол, моя дорогая. Тебе налить чаю? Пожалуйста, не отказывайся, нам же диета ни к чему. Я хочу, чтобы ты попробовала мои пирожные. Они очень свежие, ведь я сама их приготовила.

— Здравствуй, Мари. Я не понимаю твоей эрейской тарабарщины, но догадываюсь что это приветствие. Спасибо, от чая и пирожных я не откажусь.

Кстати, очень красивый наряд, ты в нем прекрасно смотришься.

Подойдя ближе, Соня слегка коснулась губами щеки Мари, и на ее лице промелькнуло неподдельное восхищение. Она до сих пор с трудом соотносила свою порывистую и несколько неуклюжую растрепу-подругу с этой грациозной красавицей с отточенными изящными манерами.

— Спасибо за комплемент, mon ami. Должна заметить, что и ты прекрасно выглядишь, — все тем же светским тоном манерно пропела девушка и, зава рив чай по все правилам, налила его в хрупкую чашечку и церемонно протянула подруге. — Держи. Надеюсь, тебе понравится Lady Grey,[13] а пирожные стоят прямо перед тобой, выбирай себе любое.

Вдруг Мари насмешливо фыркнула, и надменное выражение мгновенно слетело с ее лица. Став прежней, она оживленно сверкнула глазами, и весело проговорила:

— Сонька, прекрати таращить на меня глаза! Каждый раз у меня возникает ощущение, будто на голове у меня рога внезапно выросли.

— Ты права, меня до сих пор удивляют перемены в твоем облике. Вот только рогами обзавелся кто-то другой, а не ты.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Зай, что ты занервничала или на воре и шапка горит?

— Вот еще глупости! Хотя вряд ли ты промолчишь после вчерашнего. Я же вижу, тебя просто распирает от любопытства.

— С чего ты взяла?

— Прекрати прикидываться, как будто я не знаю, зачем ты прискакала ко мне с утра пораньше.

— К твоему сведению уже перевалило за полдень, — ответила Соня и бросила на нее насмешливый взгляд. — Ах, да! Наверно ты имеешь в виду твой самозабвенный перетрах с мальчишкой-телохранителем. Правда, я не очень присматривалась и неуверенна, что это был он. Надеюсь, ты вчера ограни чилась одним партнером, а не меняла их как перчатки?

— Сонь, что за намеки? — рассердилась Мари. — Честное слово, я не занимаюсь древнейшей профессией и не вхожу в разряд падших женщин. Давай на сегодня обойдемся без твоих нравоучений. Подумаешь, делов-то! Ну, переспала я с Сапковским! Что в этом такого?

— В общем-то, ничего страшного, — пожала плечами подруга. — Просто нужно выбирать соответствующее время и место для перетраха.

— Сонь, я говорила тебе, что ты стала очень циничной?

— Прости, зай, профессия накладывает свой отпечаток, — без признака раскаяния отозвалась Соня. — А что такого в моих словах? Не хотите, чтобы все знали, закрывайте двери на замок, когда занимаетесь сексом, тем более в гостях. Думаешь, я одна к вам заглянула? Очень сомневаюсь.

— Да, никто к нам не заходил кроме тебя!

— Да, ну? Что-то не верится. Это при такой-то массе народа на вечеринке? Наверняка не я одна напоролась на ваше занимательное шоу в спальне.

— Ты-то что забыла в ней? — сердито буркнула Мари, выведенная из себя, и с досадой посмотрела на подругу.

Та насмешливо фыркнула.

— Между прочим, то же, что и ты. В последнее время Ладожский страшно занят и мы не часто бываем вместе.

— Ясно.

Нахмурившись, Соня посмотрела на Мари. В молчаливом удивлении та приподняла бровь.

— Что еще случилось?

— Зай, мне кажется, переспать со своим телохранителем, тем более в гостях на вечеринке, было не очень-то хорошей идеей с твоей стороны. Если твой адюльтер выплывет наружу, то не оберешься сплетен по всему вампирскому миру.

— Ну, и плевать на них! Пусть болтают, что хотят. Мне-то что за дело? — холодно отозвалась девушка.

— Между прочим, твоего мальчишку-телохранителя скорей всего попрут со службы. Насколько я знаю, он совершенно безвестный юнец, и не принад лежит ни к какой влиятельной семье. Я проверила его по своим светским каналам. Так что это достоверная информация.

Резко поставив чашку на стол, Мари удивленно воззрилась на подругу.

— Ты это о чем? Почему ты решила, что Сапковского выгонят со службы? Я свободная женщина и сплю с кем хочу.

— Мари, ты занимаешь слишком высокое положение в вампирском обществе. И вряд ли твоему отцу понравятся сплетни о тебе и каком-то нищем мальчишке.

— Глупости говоришь! Мика не страдает снобизмом.

— Ну, это бабушка еще надвое сказала. Посмотрим, что ты запоешь, когда до него дойдут слухи. Вот тогда ты узнаешь, насколько демократичен Миха ил Янович. На твоем месте я не очень обольщалась бы. Вдруг он разозлится и всыпет тебе по первое число?

— Что ты несешь, Сонька? Мика никогда не поднимет на меня руку.

— А ты сначала как следует доведи его. Мне тоже так казалось, пока Макс Беккер однажды не выпорол меня.

— Чушь! Отец никого и никогда даже пальцем не тронул! Он и голос-то нечасто повышает.

— Да, в своем глазу бревна не увидать! Это Палевский пальцем никого не тронул? Не смеши меня! Послушала бы ты, что люди о нем говорят… — Знать ничего не хочу, и ты поменьше сплетен слушай! — решительно перебила Мари подругу. — Отец и так дни и ночи не вылезает из Совета. Не знаю, что еще можно требовать от него, а на всех не угодишь.

— Ладно, не имеет смысла спорить, ведь король на троне неподсуден подданным.

— Мика не самодержавный монарх, а выборный Глава Совета старейшин. Соня, что ты делаешь из моего отца тирана?

— Я тебя умоляю! Нет смысла напрягаться, и переводить время на готовый продукт!.. Ой, ладно, зай, не заводись. Я знаю, как ты трепетно относишься к родичам, и беру свои слова обратно. Верю, что Михаил Янович ангел во плоти, а не черт с рогами, — иронично сказала Соня. И смерив собеседницу вни мательным взглядом, она осторожно добавила:

— Кстати, о рогах и твоем новом бой-френде. Почему ты решила, что Нику все равно, с кем ты развлекаешься на стороне? Ты не боишься, что узнав о твоей измене, он вплотную займется тобой и мальчишкой?

— Сонь, это уже полная глупость! Мы же с ним расстались, и мои дела его больше не касаются, — независимо фыркнула Мари.

— Зай, это ты слишком легкомысленна, а не я, — подруга укоризненно посмотрела на нее. — Учти, Иван думает и я с ним согласна, что на самом деле Ник не отпустил тебя, и ваша жуткая эрейская помолвка осталась в силе.

— Почему выдумаете, что он обманывает меня?

— А с чего ты решила, что Ник отпустил тебя? — не унималась Соня. — Ты же сама говорила, что он уже обманул тебя однажды. Вдруг сказанных фраз недостаточно для разрыва помолвки? Скажи, зачем он ударил тебя плетью по руке?

— Понятия не имею! — растерянно отозвалась Мари, слова подруги ее встревожили.

«Ерунда! Не может быть! Ведь помолвка разорвана по инициативе Ника», — рассерженно подумала она.

Но вопреки доводам разума, ее сердце тревожно забилось. В глубине души девушка не верила, что разрыв помолвки способен остановить Ника, взду май он по-свойски разобраться с ней. И самое худшее, несмотря ни на что она все равно ощущала себя его собственностью. «Черт! Какое-то внутреннее рабство! Этот гад бросил меня, и все равно я не чувствую себя свободной и живу с оглядкой на него. Просто сказочное свинство!»

— Зря я рассказала тебе о том, что происходило на Старой базе! — вырвалось у девушки.

Видя, что она расстроилась, Соня успокаивающе сжала ее руку.

— Не бери в голову, Мари. Может, мы все ошибаемся насчет Ника и на самом деле он белый и пушистый. А жалеть о том, что ты поделилась со мной своими переживаниями совершенно не нужно. Кто же поддержит тебя, если не я?

— Спасибо за заботу, — с легкой прохладцей отозвалась девушка, и подруга удивленно посмотрела на нее.

— В чем дело, зай?

— Сонь, у меня нет секретов от тебя, — сдержанно сказала Мари и сердито добавила: — Но зачем ты все рассказала Ивану? Ведь это слишком унизи тельно для меня. Ты заставляешь меня жалеть о том, что я все разболтала тебе.

— Не забывай, что Ладожский мой муж, и я ничего не скрываю от него, — прохладно ответила она. — Но ты не беспокойся. Ничего лишнего я не гово рила ему. Поверь, у меня нет желания сталкивать лбами его и Ника. Мне даже страшно представить что будет, если Иван узнает, что он бил тебя. Мне хватило его истерик после нашей первой встречи с тобой. Жуть! Еле успокоила его. Ладожский весь вечер метался по комнатам, и грозился набить ему морду за твой пришибленный вид.

Мари немедленно дала себе зарок, что отныне никому ничего лишнего не скажет, даже любимой подруге.

— Сонь, ты так говоришь, как будто Ник нарочно бил меня! Это неправда! Во всех знатных домах Ареи существовала такая система подготовки молоде жи и его также воспитывали, — сердито воскликнула девушка. — Не было у меня пришибленного вида! Я с самого начала находилась в норме!

— Ладно-ладно! Не злись, зай. Хорошо? Я не хотела тебя обидеть, честное слово! Давай закроем эту тему, — примирительно проговорила Соня.

В ее глазах вспыхнуло восхищение.

— Слушай, Мари! Ну, ты и дерешься! Просто класс! — воскликнула она. — Быстро ты скрутила спецназовку! Раньше за тобой таких талантов не води лось. Молодец Ник, он хорошо над тобой поработал… Ой, прости, опять я не подумала!

— Не стоит извиняться. Ведь так оно и было. Ник действительно много со мной занимался, — сухо ответила девушка.

Ей невольно припомнилась его суровая дрессура, и она внутренне содрогнулась. Перед ее мысленным взором промелькнула высокая гибкая фигура в эрейском костюме и надменный безжалостный взгляд.

…ее сердце застучало в такт крите, постукивающей по высокому голенищу сапога. Она стоит в иметис и не спускает глаз с руки затянутой в перчатку.

Ник держит криту и готов в любой момент пустить ее в ход, чтобы наказать ее за допущенную ошибку… «Знала бы, чем дело кончится, ни за что не полетела бы с ним! — с яростью подумала девушка. — Хватит воспоминаний о Риоголизе! А я еще удивля юсь, что мне никак не избавиться от эрейских привычек!»

Чтобы отвлечься, Мари глубоко вздохнула и натянуто спросила:

— Кстати, как там моя подопечная? Я просила тебя присмотреть за ней.

— Нормально, жива и здорова.

— Бедная девочка! Интересно, с чего вдруг на нее напала спецназовка? — заинтересовалась Мари, немного отойдя от неприятных воспоминаний.

— Понятия не имею. Кое-кто из гостей болтал, что из-за ревности, но я не собираю сплетни. Знаешь, кого ты спасла от расправы?

— Нет.

— Нашу именинницу, к которой мы заявились в гости.

— Кто бы мог подумать! — усмехнулась Мари. — Как она? Все-таки спецназовка успела прорваться к ней, до того как я перехватила ее.

— Благодаря тебе девица отделалась парой синяков. Больше ревела от испуга, потому пришлось дать ей успокоительное. К моему великому удивле нию она быстро оклемалась и вскоре, как ни в чем не бывало, весело чирикала с гостями.

— Сонь, ты заметила, что наша именинница страшно похожа на Рени?

— И что в этом такого? В жизни частенько двойники встречаются, — пожала та плечами и покосилась на задумавшуюся Мари. — Разве Михаил Яно вич не говорил тебе об этой девушке?

— Нет. А должен?

— Думаю, да. В нашем институте генетики все знают о ней и с нетерпением ждут, когда твой отец ее заметит. Значит, они еще не встретились.

— Не уверена. Судя по некоторым деталям, он знает о девушке.

— Тебе видней, — пожала плечами Соня.

— Елки-палки! Я не успела вручить ей свой подарок! Надеюсь, она найдет его на столике в спальне, — спохватилась Мари и обиженно посмотрела на смеющуюся подругу.

— Нужно было идти за стол, как все нормальные люди, а не забираться с ходу в кровать. Там бы и вручила имениннице свой подарок. Или вас на столько одолел сексуальный голод, что стало невтерпеж?

— Издеваешься, да? Между прочим, у меня нет под боком красавца-мужа. Не знаю как Сапковский, а я уж точно оголодала, — хладнокровно парирова ла Мари.

— Ясно, — задумчиво сказала Соня и бросила на неё испытующий взгляд. — Скажи, ты серьезно намерена встречаться с мальчишкой-телохранителем, если все останется шито-крыто?

— Что тебя смущает в Сапковском? — улыбнувшись, спокойно отозвалась девушка.

— Господи! Зачем он тебе? Зай, вокруг тебя крутится масса красивых парней, а ты выбираешь какого-то недоросля. Насколько я помню, ты же мечтала от него избавиться?.. Ах, вот в чем дело! Я поняла! В этом состоит твой гениальный план по устранению телохранителя-малолетки. Верно?

Неожиданно Мари что-то зацепило в словах подруги.

— Стоп-стоп! Малолетка говоришь? Очень интересно! — она напряженно задумалась. — Да, Сапковский очень молод, на вид ему не больше шестна дцати, но он уже в немалом воинском звании. Нонсенс, такого не может быть! Где же здесь находится подвох?

Внезапно ее озарила догадка.

— Слушай, Сонь, кличка Хамелеон тебе что-нибудь говорит? — торжествующе пропела девушка, и насмешливо прищурилась, глядя на подругу. Та удивленно хлопнула глазами.

— Что-то слышала, но что именно не помню.

— Ага! Так я и думала! На самом деле Сапковский довольно известен, чтобы ты не говорила! Знаешь, я тут кое-что припомнила, и в мою голову сразу же полезли интересные предположения. На торжественном построении после окончания Академии ко мне подошел один парень, по виду совершенно взрослый вампир, и мы с ним немного поболтали. Тогда он мне сразу показался очень похожим на того противного мальчишку, который однажды при ставал к нам на лекциях. Ну, помнишь, на пятом курсе я приходила к тебе на вводную лекцию по ОМЗ профессора Адама Бергштайна и он интересовался, с какого перепугу я застряла в Курином боге?

— Помню, — удивилась Соня. — Причем здесь нахальный отрок?

— А ты внимательней приглядись к Сапковскому.

— Зай, ты хочешь сказать, что это был он? Мне кажется, ты ошибаешься. Конечно, определенное сходство есть, но твой телохранитель, если и похож на него, то только цветом глаз и волос. Правда, он так быстро линяет, когда я прихожу к тебе, что у меня не очень отложились в памяти черты его лица.

— Видишь ли, тот взрослый вампир, с которым я общалась на торжественном построении, тоже носил кличку Хамелеон. Короче, если внимательно приглядеться, то троица очень схожа между собой. К тому же у всех них соломенного цвета волосы и голубые глаза. Отсюда я делаю закономерный вы вод, что это один человек в разных ипостасях. Сонь, вам медикам должны были преподавать, какие существуют отклонения в вампирской расе.

— Да, нам кое-что читали о морфах, — медленно ответила она, и ее в глазах загорелся нездоровый блеск. — Но они очень и очень большая редкость!

Где-то на уровне легенды, совсем как Старейший до того, как он вышел из тени на свет.

Подпрыгнув на месте, она взвизгнула.

— Нет, я не успокоюсь, пока все о нем не выясню! Вдруг мальчишка на самом деле морф, и твои слова — не полночный бред сивой кобылы!

— Но-но, только без научного фанатизма! Сонька, не вздумай лезть к Сапковскому с расспросами. Серьезно тебя прошу. Сначала я прозондирую почву.

Хорошо?

— Не выдумывай, зай! Почему я не могу напрямую пообщаться с твоим чудо-мальчиком?

— Видишь ли, Сапковский о своих особенностях не распространяется. Значит, не хочет, чтобы другие знали. К тому же он спецназовец, а они все немного шизанутые, а уж Анжей и вовсе заводится с полоборота. Разозлившись, он может неадекватно отреагировать на твой вопрос, не морф ли он и фиг ты что-нибудь от него узнаешь.

— Не учи ученого! Кто из нас медик, в конце концов? Лучше скажи, с чего ты решила, что у твоего телохранителя та же кличка?

— Его назвала Хамелеоном спецназовка, которую я скрутила вчера на вечере. Она долго матюгала его по дороге, пока он выставлял ее с вечеринки. Вот тогда я услышала кличку Сапковского.

— Замечательно! Хочу поближе познакомиться с твоим мальчишечкой! Не бойся, я и спрашивать его ни о чем не буду, просто взгляну на него вблизи.

Если он морф… — Доктор, желание дамы для меня закон, — перебил её холодный голос. — В кои веки от вашего сволочного племени поступило интересное предложе ние.

Девушки обернулись. Засунув руки в карманы куртки, Сапковский подпирал плечом дверной косяк кухни.

— Н-да, только помяни черта, как он уже здесь! — усмехнулась Мари. — Анжей, снимай куртку и садись за стол. Тебе налить чаю или ты будешь кофе?

Не слушая девушку, Сапковский отлепился от косяка и мгновение спустя нависал над Соней. На его побледневшем лице заиграла недобрая улыбка. Он склонился к ее уху и с угрозой произнес:

— В чем дело, доктор? Ты уже струсила и передумала препарировать подопытный образец? Что так? Тебя же распирало от любопытства. Действуй, доктор, не стесняйся, если тебе нужны анатомические подробности. Добро пожаловать в спальню и там хоть до посинения изучай меня. Но только на взаимной основе, ты меня, а я тебя. Что молчишь, на радостях прикусила язычок?

— Не хамите юноша! — высокомерно ответила Соня, с брезгливой миной отстраняясь от него. — К Вашему сведению, я предпочитаю мужчин постар ше, в отличие от некоторых безбашенных подруг.

— Сонь, хочешь по башке? — прошипела смущенная девушка. — Сапковский, что ты накинулся на нее?

— Попади в нежные лапки эскулапов и узнаешь почем фунт лиха, — раздраженно буркнул он, присаживаясь за стол.

Мари налила чай в огромную кружку и, подав ее юноше, подвинула к нему блюдо с пирожными. Отбросив на спину волну пшеничных волос, Соня пристально наблюдала за ним.

— Скажите, Анжей, кто из генетиков обследовал Вас?..

— Не скажу.

За его спиной Мари состроила подруге страшные глаза.

— Странная вы парочка… — вздохнула Соня.

— Доктор, тебе слова не давали! Лучше заткнись, от греха подальше, — рыкнул Сапковский. Он явно был не в духе.

— Анжей, не груби и пей свой чай, а то он остынет, — вздохнув, сказала Мари.

— К черту твой чай! — резко ответил он и, нахохлившись, смерил их по очереди мрачным взглядом.

Внезапно юноша состроил зверскую физиономию и, с угрозой глядя на Соню, злобно прошипел:

— Мне жаль вас, девочки, но вы сунули свой нос, куда не следует. Сведения о том, что я морф засекречены. Потому мне придется убить вас и прико пать под ближайшим кустом. Доктор, ты первая пойдешь в расход, поскольку с лапуси мне нужно стрясти должок. Выбирай себе кустик по нраву.

Заметив, что Соня поневоле вздрогнула от злобных интонаций в его голосе, возмущенная Мари прикрикнула на него:

— Сапковский, полегче на поворотах! Хватит нести всякую чушь!

— Смотри, договоришься у меня, и первой окажешься под кустом, — насмешливо фыркнул он.

— Ну, все достал! Это я сейчас прикончу тебя и прикопаю под первой же попавшейся растительностью, а затем скажу, что так и было!

— Воображала! — презрительно скривился Сапковский. — Справилась с одной паршивой спецназовкой и сразу решила, что остальные тебе под силу?

Ну-ка, идем со мной и разберемся без свидетелей. Спорим, что я запросто накостыляю тебе по шее, доморощенная Лара Крофт!

— Покеда, доктор, — поднявшись, небрежно бросил он Соне. — Впрочем, если хочешь, то присоединяйся к нам, я не возражаю. Втроем в кровати будет еще веселее, не боись меня хватит на двоих.

Пробормотав что-то невнятное на прощание, Соня мгновенно исчезла за дверью. Проводив ее, девушка вернулась и настороженно посмотрела на Сап ковского. Тот улыбался, но в его прищуренных глазах по-прежнему тлела ярость.

— Анжей, ты соображаешь, что несешь? Как тебе не стыдно! Чего ты напустился на Соню? — укоризненно сказала она.

— Терпеть не могу врачей. В свое время они достали меня по самое некуда, — раздраженно буркнул юноша и кратко добавил: — Идем.

— Сапковский отпусти меня! Куда ты меня тащишь?

— Ты же вроде не блондинка? Тогда повторяю для тупых брюнеток — в кровать.

— Если надеешься на продолжение вчерашнего, то забудь. Катись к себе на пост, пока тебя не хватились на службе.

— Не бойся, не хватятся! Я нахожусь в свободном полете и пока есть время хочу стрясти с тебя давний должок. Представляешь, какие проценты по нему набежали с момента твоего выпуска из Академии? Если будет нужно, ты у меня до вечера не выберешься из кровати.

Девушка резко притормозила.

— Вот, а что я говорила! — воскликнула она с торжеством. — Сонька мне не верила, что ты един в трех лицах, а я была права. Значит, ты на самом деле морф!

— Предательница! Значит, это ты заложила меня докторишке? Ну, все! С этого момента твой долг вырос просто до неимоверных размеров. Пожизнен но не рассчитаешься!

— Эй-эй! Не расходись, Сапковский! — встревожено сказала Мари. Не слушая, юноша с удвоенной скоростью поволок ее за собой.

— Анжей, успокойся и притормози! Скажи мне, почему ты злишься?

— Она еще спрашивает, чертова кукла! Будь моя воля, прибил бы тебя в благодарность за все хорошее, что ты сделала для меня! — гневно прошипел Сапковский. Наконец, его прорвало, и внутреннее раздражение юноши выплеснулось наружу.

— Постой, Анжей! Все так плохо и до Алисы дошли уже сплетни?

— А ты как думаешь? Если знает кто-то один, то это секрет Полишинеля. Хватит болтать! — прошипел он и, толкнув девушку на кровать, упал свер ху. — Куда ты собралась, лапуся? Лежать!

— Анжей, прекрати по-хамски обращаться со мной!

— Даже не начинал!

— Слушай, если ты поссорился с Алисой, то нечего на мне свою злость вымещать… — Мари, добром прошу, заткнись и дай мне немного расслабиться.

— Черт! Сапковский, хоть куртку сними… — Лапуся, сделай одолжение не дергайся. Полежи смирно, пока я не закончу. Может, тогда я передумаю и не придушу тебя, как собирался. Ведь ты в одночасье спустила мою карьеру псу под хвост.

— Вот оно что! Так ты побывал у Штейна на ковре! Да, тебе не позавидуешь.

— Вот именно, моя догадливая лапуся! Сама понимаешь, в каком я настроении после его выволочки!

Поначалу, как и накануне вечером, Сапковский был груб с Мари, и она огорченно подумала, что секс с ним больше походит на изнасилование. Но по том накал его страстей пошел на убыль. Опомнившись, юноша виновато глянул на нее и постарался лаской сгладить неприятное впечатление.

— Все-таки что случилось у вас с Алисой? Ты можешь мне сказать? — осторожно спросила Мари, стягивая с него одежду. — Не унывай, Анжичек, если она любит тебя, то все равно простит.

В голубых глазах юноши снова вспыхнуло раздражение.

— Психотерапевтом подрабатываешь, лапуся? Не лезь в душу, когда тебя не просят.

— Ты прав, прости. Если ты уже успокоился и сорвал на мне злость, то уходи. Лично я не хочу ссориться с тобой, — бесстрастно тоном сказала девушка.

Но он не дал ей выбраться из кровати.

— Не уходи, Мари. Прости меня, я погорячился, — покаянно произнес юноша, и она удивилась непривычной нежности, прозвучавшей в его голосе. — Видишь ли, это я решил расстаться с ней.

— Почему?.. Ой, прости. Может, я опять лезу не в свое дело.

— Все нормально.

Обняв, он прижал Мари к кровати и пытливо посмотрел в ее лицо.

— Ответь мне как на духу. Скажи, тебя не смущает то, как я выгляжу?

— Что ты имеешь в виду? — удивилась девушка и игриво добавила: — Напрашиваешься на комплемент, Сапковский? На мой взгляд, просто замеча тельно.

— Не верю тебе!

— Алиса комлексует из-за вашей разницы в возрасте и ты вместе с ней? — догадалась она, и ласково добавила: — Дурачок! Нашел из-за чего расстраи ваться! Лично мне ты нравишься во всех видах. Даже противным мальчишкой, каким ты был в Академии.

— Ты не врешь мне? — недоверчиво спросил юноша и, прочитав ответ на ее лице, облегченно улыбнулся. — Мари, я всегда подозревал, что ты чудо из чудес, — помолчав, он добавил: — Ты права. Алиса стесняется появляться со мной на людях, когда я в подростковом облике.

— Ну, и дура! Что тут еще скажешь. По мне, если любишь по-настоящему то, какое тебе дело до мнения остальных, — искренне отозвалась девушка, приникнув к его груди.

— Знаешь, Мари, — Помолчав, нерешительно начал Сапковский. — Когда мы познакомились с мисс Алис, я был страшно горд тем, что такая зрелая женщина встречается со мной. Вот дурак! Но тогда я просто летал на крыльях. Она казалось мне такой загадочной и необычной, совсем не такой как мои пустоголовые ровесницы, — он горько усмехнулся. — Поверь, я долго искал в ней свой идеал, и лишний раз убедился какая чушь все наши мечты. Пол нейший самообман. Со временем выяснилось, что мисс Алис самая обыкновенная женщина и в ней нет ничего особенного. Смешно. До слез.

И вдруг выговорившись, юноша с удивлением осознал, что не сожалеет о расставании с любовницей, хотя совсем недавно был убежден, что жить без нее не может. «Прощай, моя старушка, правильная до тошноты. Моя любовь к тебе иссякла в одночасье и с этим ничего не поделаешь, хотя процесс от торжения начался уже давно. К сожалению, в тебе не оказалось даже того интересного порока, в котором я заподозрил тебя при нашем знакомстве…» — насмешливо подумал он, но голос Мари перебил течение его мыслей.

— А как Алиса отнеслась к вашему разрыву? Или она еще не в курсе твоего решения?

— Мы уже переговорили и, как говорится, расстались друзьями, — усмехнулся Сапковский. — Конечно, старушка по-прежнему любит меня, но я при шел к выводу, что мне это не нужно. Уже до чертиков достало ее постоянное нытье и нравоучения.

Девушка в шоке уставилась на него.

— Анжей! Нельзя же так!

— Почему? — насмешливо спросил он и спокойно добавил: — На самом деле мне уже неинтересно с мисс Алис. Из-за разницы в возрасте у нас мало об щих интересов, да и секс утерял прелесть новизны. Я понял, что она не подходит мне, и попусту отнимает мое драгоценное время, — юноша лениво потя нулся. — Мари, я же из низов и полон амбиций. В отличие от тебя у меня нет влиятельной семьи, которая поддержала бы меня. В одиночестве я изо всех сил тянусь к вершинам власти и однажды их достигну. Думаешь, я бессовестный карьерист? — спросил он и бросил быстрый взгляд на девушку.

— Не знаю, Анжичек, если ты и карьерист, то я не вижу в этом ничего плохого, — задумчиво ответила она. — Каждый сам поднимает жизненную планку на определенную высоту и потом по мере сил тянется к ней. Наоборот, мне кажется это похвальным, — в ее глазах вспыхнула тревога. — Скажи, ты не из-за меня бросаешь Алису?

— При чем здесь ты? Не задирай нос, лапуся, и не воображай себя пупом земли.

— Слава богу! — облегченно воскликнула Мари и, помолчав, добавила: — Знаешь, Анжей, а ты жесток и чересчур взрослый в своих суждениях и по ступках.

— Ты еще не поняла? Я и есть расчетливый взрослый вампир, а мальчишество — чистой воды бравада. Просто окружающих вводит в заблуждение моя внешность морфа, и грех этим не воспользоваться.

— Взрослый говоришь? Сейчас проверим! — хитро прищурившись, сказала Мари и, набросившись на юношу, принялась его щекотать. Тот захохотал.

— Хватит-хватит! Лапуся, перестань изображать из себя кикимору! С ума сошла? Ты же уморишь меня щекоткой!

— Сознайся, что ты мальчишка!

— Сознаюсь. Теперь ты точно в курсе всех моих тайн и я точно должен тебя немедленно ликвидировать, что бы ты их не выдала заинтересованным лицам, — скорчив зверскую физиономию, прорычал он.

— Сапковский, что я тебе сделала? Не смей! — пролепетала Мари. Испуганно шарахнувшись от него, она всхлипнула.

— Эй, лапуся, ты чего? Я же пошутил! — сказал юноша, встревожено вглядываясь в ее лицо. Облегченно вздохнув, он откинулся на подушку и сердито буркнул: — Артистка погорелого театра! Что б тебе пусто было!

— Ага, попался! — весело фыркнула Мари. — Убивец, так ты исполнишь мое последнее желание? Подожди, я быстро!

— Блин! Ты что задумала? Вернись!

Не слушая его, Мари выскочила за дверь и вскоре вернулась с огромным подносом.

— Мед, шоколад, клубника, сливки и прочее — короче, сплошь сексуальные продукты нужные для исполнения моего последнего желания, — деловито ответила девушка и вывалила все разом на Сапковского. — Yes, мой праздничный тортик! Yes, мой сладенький котик! Вот ты и готов к употреблению!

Вымазав его в сладостях, хохочущая девушка свалилась сверху.

— Черт! Я же весь липкий и чумазый с головы до ног!

— Ах ты, мой сладенький! Сейчас я вылижу тебя.

— Ладно. Сейчас и ты у меня будешь не менее липкой и разноцветной, и мы на пару займемся вылизыванием!

Когда они угомонились, от души нахохотавшись и перемазавшись по уши, Сапковский посерьезнел. Поймав девушку в объятия, он внимательно по смотрел в ее веселое лицо.

— Скажи, кого ты любишь, Мари? — неожиданно спросил он.

— Почему ты спрашиваешь?

— Я вижу, что ты носишь подаренный Моррисоном медальон, но ты ни разу не спросила меня о нем, — жестко ответил юноша. — Почему? Он тебе без различен?

— Н-нет! Совсем нет! — волнуясь, выпалила она и, по привычке схватившись за медальон, потупилась. — Тьен навсегда останется для меня первой лю бовью.

— Что ж, ничто не вечно под луной, — помолчав, задумчиво произнес Сапковский и тут же требовательно добавил: — Почему ты ни разу не послала ему весточку? Ведь Тьен до сих пор любит и рвется к тебе. Знала бы ты, из какого количества передряг и ловушек мне пришлось его вытаскивать! Удиви тельно, что он до сих пор остался жив.


— Поверь, я ничего не знала! — с отчаянием в голосе воскликнула девушка. — Честное слово, я использовала любую возможность, чтобы передать ему письма под купол!.. В общем, я отправила их целую кучу, но он ни разу мне не ответил.

— Ясно и ты решила, что Моррисон нашел себе другую, и не хочет поддерживать с тобой отношения.

— Да, — односложно отозвалась Мари и после долгого молчания с горечью добавила: — Видишь ли, Анжей, я с самого начала была не уверена в его чувствах. Да, Тьен весь год ходил за мной как привязанный. Ну и что? Может, он хотел добиться успеха там, где другие потерпели фиаско… По большому счету нас связывал только вечер выпускного бала. Но опять же, праздничная атмосфера, вино и пьянящая музыка… сам понимаешь, что многого не надо, чтобы оказаться в одной постели… а потом Тьен не захотел проводить меня, когда мы улетали домой. Ты пришел, а он нет… Понимаешь, мне не за что было зацепиться и держаться до последнего.

Повисло напряженное молчание. Сапковский внимательно посмотрел на нее.

— Н-да, странная история… до меня доходили кое-какие слухи, но я им не верил. С другой стороны, если принять их на веру, то события очень логично увязываются между собой. И почему Моррисона не выпускают из-под купола и почему к нему не доходят твои письма, и кое-что другое, — он бросил пыт ливый взгляд. — Мари, ответь мне как на духу, твое сердце кем-то занято? Что ты молчишь?

— Не может быть, чтобы Ник так поступал со мной! — вырвалось у нее.

— Ник — это Старейший? Я прав? — бесстрастно спросил Сапковский.

— Да. Одно время мы были даже помолвлены… о, черт опять я болтаю лишнее!

— Вот как! Тогда мы влипли на пару, — в глазах юноши промелькнуло раздражение. — Если ты влюбилась в Старейшего, то я не завидую тебе. По слу хам он даже не землянин.

— Глупости! На самом деле Ник из далекого прошлого нашей планеты.

— Ясно, но сути дела это не меняет, Старейший по-любому чужой для нас, — убежденно сказал Сапковский.

— Смотрю, ты не страдаешь юношеским фанатизмом и не делаешь из него своего идола, как многие из вампирской молодежи.

— Я недостаточно туп для этого, — насмешливо фыркнул он — Черт! Как же я сразу не сообразил! Выходит, ты целый год ошивалась на Старой базе?

Теперь ясно, почему ты так сильно изменилась. Старейший готовил тебя на роль своей жены, причем довольно активно… — Анжичек! Тебя это не касается… — Если добился таких потрясающих результатов за столь короткий срок, — безжалостно договорил юноша и смерил Мари оценивающим взглядом. — Значит, я прав. Ну-ка, лежи не дергайся, — и он быстро провел руками по ее телу. — Идеальная мускулатура для женщины. Мне ли не знать? У нас спец назовки годами, если не десятилетиями упорных тренировок добиваются такой формы. Черт! Как ему удалось так быстро накачать тебя? Не поделишься методикой? — он насмешливо добавил: — Конечно, если она без элементов прямого физического насилия. Говорят, что только такой подход дает скорый результат. У нас спецназе как-то пробовали провернуть такое, но быстро отказались из-за психических отклонений.

Сапковский посмотрел на помрачневшую девушку и переменился в лице.

— О, черт! Как он посмел? Вот сволочь!

— Успокойся! Что ты придумываешь? Ничего такого не было!

— Ты врешь, Мари. У тебя на лице всё написано.

— Поверь, Ник не выходил за рамки общепринятой системы эрейской методики.

— Может быть, но судя по тебе, она бесчеловечна и ломает изнутри. А я все гадал, почему ты такая пришибленная и во всем стараешься подражать светским курицам. Оказывается, так угодно этой ожившей мумии Старейшему!

— Анжей, не скрипи зубами! Вы сговорились что ли? Никакая я не пришибленная курица!

— Лапуся! Правду нужно принимать такой, какая она есть. Это из-за размолвки со старым хрычом ты бродишь с потерянным видом и втихомолку ре вешь? Неужели ты любишь древнюю мумию? Ну, ты и дура, Мари!

Он поймал подушку, брошенную в него девушкой.

— Сам дурак! К твоему сведению Ник не древняя мумия!.. Ах ты, поганец! Значит, ты подсматривал за мной?

— Ну и что? Работа у меня такая. Жаль, что ты влюблена в Старейшего, да и он навряд ли отвянет от тебя, — с сожалением произнес юноша и неслыш но вздохнул.

— Опять как сговорились! Почему ты в этом уверен?

— Слишком много усилий мумиё затратил на тебя, чтобы привести в соответствие со своими вкусами. Значит, у меня нет шансов.

— Эй, Анжичек, ты это о чем? — Мари смерила его удивленным взглядом. — А они у тебя были?

— Конечно. Не будь Старейшего, ты моментально влюбилась бы в меня, — в глазах юноши вспыхнули смешинки. — Гарантирую, через месяц ты бега ла бы за мной, как щенок за любимым хозяином.

— Ах ты, поросенок, даже не мечтай! Теперь я из принципа никогда не полюблю тебя!

— Куда ты денешься? Ведь ты уже неравнодушна ко мне!

— Ой, и самомнение у тебя! Смотри, будешь высоко задирать нос, больно шлепнешься!

— Ничего не впервой. Главное подняться, невзирая ни на что.

— Ты у нас твердый орешек, да? — с иронией воскликнула девушка и, поцеловав, ласково добавила: — Анжичек, почему-то я верю, что с твоим упор ством однажды ты взлетишь очень высоко.

— Даже не сомневайся, — серьезно отозвался юноша. — Знаешь, Мари, я не теряю надежды увести тебя у Старейшего, несмотря на его легендарную славу кровопийцы.

— Анжей, хватит нести всякую чушь, никакой Ник не кровопийца.

— Не обижайся, но собачья преданность застит тебе глаза. Ну-ка вспомни историю! Как он проводил генетические чистки в наших рядах?

— Конечно, мне нечего возразить по этому поводу, но ты все равно неправ. Ведь ты не знаешь его как личность, — ответила Мари и с хитрым прищу ром добавила: — Слушай, если я нравилась тебе еще в Академии, почему ты не сделал попытки познакомиться со мной?

— Потому что вечно опаздываю на старте, — лениво ответил юноша, — На высадке в Академию я уже был на подходе, когда Злата Тигра чуток опере дил меня, свалившись на тебя сверху.

— Ну и что? Ты же только что грозился увести меня у Ника, так почему спасовал перед Тьеном?

— Лапуся, я ни перед кем не пасую. Уверен на все сто, что древний хрыч тебе не пара, но в случае с Моррисоном я видел, что ты с ходу втрескалась в него, и не захотел вам мешать. Сама знаешь, в такой ситуации третий лишний.

— Анжичек, я люблю тебя, — растроганно сказала Мари и повисла у него на шее. — Кто бы мог подумать, что ты такой чуткий… — Ну, что я говорил? Ты уже признаешься мне в любви. Может, сбежим от твоей древней мумии и счастливо заживем в какой-нибудь глуши? — шут ливо сказал юноша, но в его голубых глазах не было ни тени улыбки. Уловив смущение Мари, он отвел глаза и насмешливо фыркнул. — Облом! Впрочем, как и ожидалось. Бессердечная принцесса оказалась в своем репертуаре. Зря я понадеялся на хэппи-энд.

— Ну-ка, ну-ка! Что еще за бессердечная принцесса? Ты это о чем? — заинтересовалась Мари, и Сапковский удивленно на нее посмотрел.

— Лапуся, ты разве не знаешь своего студенческого прозвища? За твое пристрастие бросать парней на финишной прямой, тебя в Академии прозвали Бессердечной принцессой, — насмешливо произнес он и Мари покраснела.

— Я не специально, так выходило, — обижено сказала она. — И вообще, по жизни я трудолюбивая Золушка и все кому не лень ездят на мне.

— Это мысль! Я созрел для сексуальных подвигов, и не прочь прокатиться на тебе. А ты попробуй доказать мне, что ты трудолюбивая Золушка и начи най, как положено с главного сексуального постулата.

— Не поняла… — Темнота! Что ж, поступим по-другому и добавим немного перчика. Хочешь немного развлечься? Сейчас я поменяю шкуру, и ты по-новой начнешь обольщать меня.

Облик Анжея затуманился, и высокий мускулистый юноша глянул на Мари его глазами.

— Вот это да! Привет, Хамелеон, давненько не виделись! А ты изменился с нашей прошлой встречи в Академии, выглядишь совсем взрослым и… само уверенным до чертиков.

— Все мои обличья потихоньку взрослеют.

— Ясненько!.. Ну, не фига себе! Ты здорово потяжелел! Анжей, полегче, ты же сплющишь меня. Знаешь, до сих пор я не верила, что ты на самом деле морф. Мне казалось, что ты разыгрываешь нас, подслушав наш с Соней разговор. Если бы не знала, что ты это ты, то уже орала бы во всю глотку «караул!»

и «спасите, меня насилуют!» А как тебе удается менять свой рост и вес?

— Понятия не имею. Не заговаривай мне зубы, Золушка, так и быть переворачиваемся, чтобы ты не ныла, что я задавил тебя. Теперь ты приступай к делу и можешь не жалеть меня. Только к вечеру оставь немного сил, чтобы доползти до аэропорта.

— Ты надолго улетаешь?

Сапковский вздохнул и с сожалением посмотрел на девушку.

— Да. Аврал со звездолетом окончен, и мы здесь больше не нужны, потому всех студентов отправляют обратно в Академию.

— Чертов поросенок, я буду страшно скучать по тебе! — огорченно воскликнула Мари и порывисто прижалась к нему. — Анжичек, хоть ты и язва, но я привязалась к тебе и без тебя мне будет страшно одиноко. Кто теперь будет изводить меня целыми днями? Может, я попрошу отца, чтобы ты и дальше охранял меня?

— Попробуй, я не против, вот только я не уверен, что у тебя получится. Ведь Штейн с треском выгнал меня из штата охранников, — ответил Сапков ский и захохотал. — Он заявил, что с таким же успехом можно приставить лису охранять курятник и я с ним полностью согласен. Ну что, курочка, давай снова попрыгаем на твоем насесте? Братец Лис уже во всеоружии.

— С ума сошел? Допрыгаешься, что точно не сможешь добраться до аэропорта, — иронично хмыкнула Мари.

Глядя на его оживленное лицо с язвительной полуулыбкой, она с тоской подумала: «Почему мне так легко и весело с Анжеем, несмотря на его против ный характер?.. Наверно потому, что он принимает меня такой, какая я есть. Мне не нужно под него подстраиваться, как под Ника…»


— Не кисни, лапуся, сейчас я подниму тебе настроение, — ласково сказал юноша. Он с сочувствием улыбнулся Мари.

— Эй, Анижичек, полегче! — полузадушенным голосом не сразу отозвалась она. — Не все проблемы решаются сексом… — Не неси ерунды!.. Черт, не зажимайся, лапуся, я хочу быть нежным с тобой, а ты снова будишь во мне нездоровые инстинкты, — рассерженный юно ша приподнялся на руках и заглянул в ее лицо. — Ну, что случилось?

— Послушай, почему бы тебе не помириться с Алисой? Вдруг ты погорячился, расставшись с ней?..

— Ё-мое! Заткнись, Мари! Нашла время для душещипательных бесед!..

После того как обессиленный юноша упал на нее, Мари решительно спихнула его с себя и выбралась из кровати.

— Эй, ты куда? Вернись немедленно, я не закончил с тобой!

— Фиг тебе, Сапковский! Хватит на сегодня. Как отдышишься, выбирайся из кровати и дуй в кухню, я покормлю тебя.

Выйдя из душа, девушка поцеловала его.

— Эй-ей! Не смей трогать меня! Не прощу, если опять измажешь секспродуктами! Подъем, мое солнце, и марш в душ отмываться! Возьми на нижней полке шкафа синий флакон с шампунем, иначе будешь благоухать как парфюмерная лавка.

Улыбнувшись, Мари двинулась к выходу, и Анжей проводил ее тоскливым взглядом. «Вот и все, лапуся. Окончен бал, погасли свечи. В твоей жизни я — принц на час. Пора возвращать мою контрабандную Золушку ее законному хозяину». Ему стало нестерпимо горько в преддверии грядущей разлуки, но сразу же в юноше вспыхнуло неконтролируемое раздражение. «Мать твою! Только этого мне не хватало! Не успел с одной развязаться, как уже другая лезет в душу! К черту их всех! Правильно Штейн говорит, что от баб капля удовольствия, которая тонет в море приносимых ими неприятностей!» Черты лица юноши отвердели, делая его намного старше, и в голубых глазах появился лед. Он вскочил на ноги и отправился в душ.

— Черт! Как вкусно пахнет и выглядит не хуже! — воскликнул Сапковский, зайдя в кухню и глядя голодными глазами на стол заставленный едой. — Неужели за тобой и кулинарные таланты водятся? Ну, ты даешь, лапуся! — он мгновенно оказался рядом с девушкой и обнял ее за талию. — Хочу поцелуй для поднятия аппетита!

— Нет проблем! Неужели еще не нагулял? — засмеялась Мари и, обняв, коснулась его губ легким поцелуем. — Э, нет! Угомонись, мое солнце, а то опозо ришься напоследок. Давай, сохраним друг о друге только приятные воспоминания. Садись за стол и ешь.

— С удовольствием!

Сапковский с жадностью набросился на еду, а Мари присела напротив него и, подперев голову руками, с тихой радостью наблюдала, за тем как он ест.

Она немедленно подкладывала ему новую порцию салатов и мяса на тарелку, видя, что та скоро опустеет, и при этом не забывала подливать сок в его бо кал.

Неожиданно перед ее мысленным взором вспыхнули яркие краски весеннего луга, залитого ярким солнечным светом утреннего солнца. Окруженный его сияющим ореолом к ней шагнул юноша. Улыбаясь, он протянул ей пышный венок из полевых цветов, и девушка почувствовала, как ее сердце разры вается от любви к нему. Она порывисто прижалась к нему и юноша, водрузив цветочную корону на ее голову, обнял ее и тихо произнес: «Я люблю тебя, Лоти! Ведь ты моя половинка, в которой заключена моя душа», от его признания весеннее половодье чувств затопило сердце девушки, и она с болью в го лосе ответила: «Лотитан, я люблю тебя больше жизни…»

— С тобой все в порядке? — вывел ее из забытья встревоженный голос Анжея. — Не пугай меня, Мари. Я уже минут пять, как трясу и зову тебя, а ты все никак не откликаешься.

— Не беспокойся, со мной такое бывает, — отозвалась девушка и потерянно улыбнулась. — Знаешь, Анжичек, мне наяву пригрезился сон о счастье, — она зашевелилась в его руках. — Пусти меня. Сколько тебе осталось времени до отъезда? Не опоздаешь?

— О, черт! — воскликнул расстроенный юноша, глянув на часы. — Мне пора.

— Беги, чего ты стоишь? — сказала Мари, вырываясь из его объятий. — Где твоя куртка?

— Наверху валяется.

— Подожди, я принесу! — она бросилась было наверх, но Сапковский перехватил ее по дороге и прижал к себе.

— Постой! Черт с ней, пусть остается. Побудь со мной еще минутку.

Время неумолимо вело свой отчет, ни для кого не делая скидок, юноша решительно отстранился от Мари, и бросился к выходу. Она скользнула следом, не отставая от него. В прихожей девушка потянулась за своей курткой, но Сапковский остановил ее.

— Не нужно, не провожай меня. Как и Моррисон я не люблю долгих прощаний.

— Анжей! — укоризненно проговорила Мари, глядя на него огромными глазами.

Поймав его непреклонный взгляд, она потерянно опустила руки.

— Хорошо, пусть будет так. Пожалуйста, передай от меня привет Тьену.

— Мне сказать, что ты его разлюбила?

— Да, — не колеблясь, ответила девушка.

— Прощай, Мари, — быстрый поцелуй, и юноша исчез за дверью.

— Прощай, — эхом откликнулась она и побрела к себе наверх.

Найдя куртку юноши, Мари надела ее на себя и вышла на террасу. Облокотившись на перила, она невидяще уставилась вдаль. Девушка стояла до тех пор, пока внутреннее чувство не предупредило ее, что отец на подходе к дому. Встретив его улыбкой, она принялась привычно хлопотать в кухне.

Они поужинали, и Мари поднялась из-за стола, но Михаил остановил ее вопросом:

— Милая, ты случаем не знаешь, как работает виртуальный зал на Старой базе?

— Что-то случилось в Риоголизе? — немедленно насторожилась она.

— Видишь ли, я сегодня летал к Нику и тиаран сообщил мне, что он находится в виртуальном зале. Причем он не выходил из него с вчерашнего вече ра. Не знаешь, такое нормально?

— Конечно, нет! — испуганно вскрикнула Мари и вскочила на ноги. — Мика, немедленно собирайся, мы летим в Риоголиз. Вот дурак! Зачем он полез в неисправный виртуал! В прошлый раз мы еле ноги унесли из него. Ну, паршивец, дай мне только добраться до тебя! Сама оторву твою бестолковую голо ву!

Глава седьмая Аметист — Серый волк не ешь меня, я тебе пригожусь, — заступая дорогу серому разбойнику, проворковала перезрелая Красная шапочка с убойным ма кияжем на одутловатом лице.

— Само собой, Красная шапочка, но ты уж постарайся, — произнес игриво настроенный Серый волк. — Учти, не справишься, отдам тебя охот никам. Этим парням все равно с кем, они воображением не отличаются.

— Ты, что забыл, кто моя мать и моя бабушка?

— Что-то я не припоминаю… — Эх, вот так проходит земная слава! Думаешь, моя старушка просто так подарила мне красную шапочку? Не-е-т! Она говорила мне, что сшила ее из-за того, что ее заела ностальгия по временам, когда у ее домика висел красный фонарик!.. А вон и охотники по старой памяти свернули к домику бабушки. Вот что значит профессионалка! До сих пор не зарастает народная тропа!

— Так это она фея чайного домика?

— Ну, да!

— Извини, любезная, давай расстанемся по- хорошему. Боюсь, что ты мне не по карману.

— Все ко мне! — свистнула Красная шапочка и из кустов высунулись свирепые рожи охотников с ружьями. — Мальчики, разберитесь с клиен том, он отказывается платить!

— Так точно, мадам! А ну-ка, гони монету, Серый, пока шкура цела.

— Да, вы что парни? Я же пошутил! Кто же в здравом уме откажется от такой красотки?!

— Гони двойной тариф, Серый, и деньги вперед, что-то маловато убежденности в твоем голосе!

Антология вампирских взрослых сказок кадемия. Радость встречи со старыми друзьями и новые знакомства Аглядя,самолет-амфибию Сапковский успелкресло,одним из последних.глядявиде его Алиса облегченно вздохнула. Она потянулась было к юноше, но тот В сесть При не прошел мимо нее. Опустившись в он замер, невидяще перед собой.

Женщина проводила его тоскливым взглядом и закрыла глаза. Но тут кто-то остановился рядом с ней и она радостно встрепенулась.

— Можно присесть? — раздался знакомый мужской голос, при звуках которого Алиса слегка поморщилась.

— Что ты спрашиваешь? Садись. Видишь же место свободно, — ровным голосом ответила она, не поворачивая головы.

— Ах, Алисочка, а вдруг ты кого-то другого ждешь, а не меня? Например, одного коротко стриженного молодого человека. Это не он только что проде филировал мимо тебя с высоко задранным носом? Дорогая, надеюсь, ты не в ссоре со своим малышом? — оживленно блестя глазами, проговорил профес сор Бергштайн, опускаясь рядом с ней.

— Не твое дело, Адам, — ответила помрачневшая женщина и покосилась на собеседника. — Если тебе интересно, то мы расстались с Анжеем.

Помолчав, она холодно добавила:

— Точнее, он бросил меня, как и ты в свое время. Можешь и дальше радоваться тому, что я полная неудачница по жизни. Одного не понимаю, почему ты до сих пор злишься на меня. Ведь это я пострадавшая сторона. Как будто это не я, а ты застукал меня в подсобке в интересной позе со студенткой.

— Дорогая, я не собирался расставаться с тобой, но ты же не захотела слушать моих объяснений, — укоризненно произнес маленький профессор и взял Алису за руку. Та дернулась, но он не выпустил ее.

— Боже мой! Адам, какие могут быть объяснения? Ты же стоял со спущенными штанами!

— Душенька, ты же знаешь какие ныне ушлые современные девицы! — жалобно произнес Бергштайн. — Не захочешь, так они сами залезут к тебе в штаны. Честно слово, я не виноват! Поверь мне, лишь из-за минутной душевной слабости я попался в ловушку современной Магдалены.

— Адам, у тебя слабость не в душе, а в другом месте располагается!

— Не язви, душенька! Лучше дай мне загладить свою вину, — вкрадчиво произнес профессор. Поднеся к губам руку Алисы, он поцеловал ее, а затем прижал к своей щеке. — Давай отметим наше примирение. Хорошо? Я приглашаю тебя в ресторан по приезде.

Поймав ее подозрительный взгляд, Бергштайн обижено добавил:

— Алисочка, нельзя быть такой недоверчивой. Девочка моя, я всего лишь хочу немного развеселить тебя и сам отдохнуть в приятном обществе. Ну как? Сходим?

Та смерила его долгим взглядом и, помолчав, ответила:

— Я подумаю.

На лице лорда Адама промелькнуло торжествующее выражение.

— Скажи, как ты относишься к докладу Рухманова на конференции? Мне кажется, он слегка передергивает в своих выводах, преувеличивая роль пси хологического стресса, но кое-что меня зацепило в его выкладках.

— Ничего не могу сказать, я пропустила его выступление, — досадливо поморщившись, сказала Алиса и бледно улыбнулась. Она живо припомнила, что сбежала с последнего дня конференции, чтобы успеть на встречу с Анжеем.

— Может, вкратце перескажешь мне, о чем он говорил?

— Конечно, душенька! — С энтузиазмом откликнулся Бергштайн. — Слушай… Искоса глянув на оживленно беседующих лорда Адама и Алису, Сапковский вздохнул и отвернулся. «Н-да, профессор не теряет времени даром. То-то он кругами ходил вокруг нас и при каждом удобном случае рычал на меня. Козел! Так меня прижал на первом курсе, что еле сдал ему зачет по ОМЗ. Лад но, черт с ними. Пусть старичье тусуется друг с другом, им-то есть о чем поговорить. Ишь, как славно чирикают! Мисс Алис вся сияет, и ее обычно туск лые глазки блестят от удовольствия. Быстро нашла мне замену! Сучка!..»

— Молодой человек, у меня к Вам небольшой разговор, — произнес лорд Адам, опускаясь рядом с юношей. Тот мельком глянул на него.

— Я весь внимание, милорд — кратко ответил Сапковский и напряженно выпрямился.

Бергштайн смерил его профиль внимательным взглядом и слегка улыбнулся.

— Похвальное рвение, юноша. Не напрягайтесь, поднимая ментальный щит. В случае чего, вам все равно не выстоять против меня, но в этом и нет нужды. Ошибаетесь, я не буду поднимать тему ваших взаимоотношений с известной нам особой. Речь пойдет о другом. Как близкий друг отца Тьена Мор рисона, я хочу узнать, способны ли Вы по-прежнему охранять нашего мальчика или Вам потребуется замена.

— Милорд, почему Вы вдруг засомневались в моих профессиональных качествах, могу я узнать?

— Закономерный вопрос, когда между двумя мужчинами встает женщина.

Анжей бросил быстрый взгляд на лорда Адама, бесстрастно наблюдающего за ним.

— Вы ошибаетесь, сэр, если имеете в виду Мари, — с легкой горечью в голосе проговорил он. — Думаю, Вы знаете, почему она недосягаема для нас обо их. Не беспокойтесь, я выполню свой долг, к тому же Тьен мой друг и я не брошу его в беде.

— Что ж, тогда вопрос исчерпан, молодой человек.

— Спасибо за доверие, милорд.

«Юноша, если хотите, то я могу помочь. Вы слишком сильно излучаете свои эмоции».

«Спасибо, милорд, но я справлюсь сам. Я не хочу забыть сегодняшний день».

Профессор согласно кивнул и вернулся на свое место.

— Адам, что тебе нужно от Анжея? — с тревогой спросила Алиса.

— Не бери в голову, душенька, мы говорили об его подопечном, — озорно улыбнулся Бергштайн и успокоительно похлопал ее по руке. — Не беспокой ся, твой малыш в полном порядке.

Оставшись в одиночестве, Анжей устремил невидящий взгляд в черноту иллюминатора, на душе у него было темно и пусто.

*** — Герр Штейн, пост охраны в доме Палевских просит соединить их с Вами. Дежурный, говорит, что срочно и это Ваше указание.

— Переключай.

Выслушав донесение дежурного, Штейн задумался. Затем он велел соединить с полковником Раскиным в Академии. Немного поговорив с ним, он ска зал в заключение:

— Слушай, Боб, сейчас мой оболтус возвращается в Академию, к тебе под крылышко… да, передумал. Пусть лучше побудет у тебя, сохранней будет. Мо жешь гонять его в хвост и гриву, но чтобы через год он сдал экзамены на следующее звание. Я хочу, чтобы Сапковский после Академии пришел ко мне в звании капитана. Понял?.. Меньше яда, дружище!.. Генерала присваивать ему не обязательно и дивизию под его начало выдавать тоже, но если заслу жит, то не жмись. Кстати, ты еще не получил новые представления? Жди, скоро привезут. Поздравляю тебя с присвоением очередного звания, гене рал-майор.

*** Принц Хаоса лениво потянулся и Арес, находящийся в звериной ипостаси, настороженно приподнял лобастую голову. «Николс, что тебя беспокоит?»

«Эх, братец, такими темпами мы нескоро соберем наш квартет, а Лорд Хаос уже теряет терпение», — с досадой отозвался он.

Николс потянулся к движущейся точке на небосклоне голубой планеты и заглянул в иллюминатор. Печальный юноша даже не обратил внимания на человека и огромную черного кошку, летящих рядом с самолетом-амфибией.

«Поторопись, Анжей, дело осталось только за тобой. Без любви в сердце ты не сможешь вызвать свою магию».

«Слушай, Николс, может, тебе поменять его?»

«Нет, Арес, — принц Хаоса бросил внимательный взгляд на юношу. — Жаловаться не на что, мальчик всем хорош и такому не скоро найдешь замену.

Он настоящий король Весны, порывистый и изменчивый, — Николс тяжело вздохнул. — К сожалению, как и многим его предшественникам, ему не везет в любви. Ведь королю из Дома Весны нелегко найти свою суженую, потому что его ветреная половинка, как правило, достаётся более сильным королям либо из Дома Зимы, либо из Дома Лета. Н-да, мой солнечный малыш, при нынешнем раскладе у тебя и вовсе нет никаких шансов завоевать ее. Ведь по мимо любви твою королеву с Никотаном связывает голос родной крови, — он с сочувствием посмотрел на Анжея. — Не горюй, мой мальчик! Знаю, что наша девочка запала тебе в сердце, но это не беда. Будет и на твоей улице праздник. Я тоже не буду сидеть без дела и постараюсь помочь тебе. И хотя впе реди Вечность, но упрямое Время никого не ждет — ни смертных, ни богов. Давай-ка, малышка, помоги ему».

Самолет прилетел под купол Гефеста и мрачный Сапковский вышел из его салона, не замечая, что рядом с ним идет призрачная Солнечная Львица, неслышно ступая огромными лапами. Она повернула изящную голову и надменно посмотрела на золотоволосую веселую девчонку, которая отчаянно махала руками в толпе встречающих, пытаясь привлечь внимание юноши.

*** Студенты клана Волка последними возвращались под купол Гефеста и потому их самолет встречали многочисленные знакомые и друзья из других кланов.

Усиленно работая локтями и, получая поначалу зверские взгляды, а затем улыбки при узнавании, Кати Моррисон протолкалась в первые ряды встре чающих и звонко выкрикнула:

— Андрэ, посмотри сюда, я здесь!

Она снова замахала руками, но задумавшийся Сапковский по-прежнему не обращал на нее внимания. Тогда Солнечная Львица толкнула его лобастой головой и, очнувшись, он раздраженно бросил поравнявшемуся с ним парню с синими волосами:

— Осторожней, крашеный придурок, смотри куда идешь!

— Сам урод! Сбрендил что ли? Я не трогал тебя! — парень удивленно на него посмотрел и, повернувшись к приятелям, покрутил пальцем у виска, те хихикнули.

— Ну-ка повтори, Мальвина, что ты сказал. Это кто здесь урод? — резко повернувшись к нему, прошипел Сапковский и его голубые глаза заледенели.

Услышав его слова, приятели парня захохотали и тот, возмущенно глядя на него ярко-синими глазами, обижено воскликнул:

— Как ты назвал меня, недоумок? Сейчас я покажу тебе Мальвину и я тебе не крашеный!

Судя по всему, назревала драка, но тут запыхавшаяся Кати бросилась на шею Сапковскому.

— Андрэ, я кричу тебе, кричу, а ты всё меня не слышишь! — радостно выпалила она, сияя белозубой улыбкой.

Товарищи синевласого парня потащили его к выходу из терминала, и краем уха Анжей услышал, как кто-то из них сказал:

— Сдурел что ли, Мальвина? Нашел на кого бросаться. Это же знаменитый Хамелеон! Не лезь к нему, а то неприятностей не оберешься… Больше не обращая на них внимания, он повернулся к девушке и, улыбнувшись, с удовольствием чмокнул её в нос усыпанный неизменными коно пушками.

— Привет, котёнок!

— С ума сошел? Ты обслюнявил мне всю носопырку! — хихикнула Кати, потерев нос. — А вдруг у меня насморк и я сопливая?

— К твоему сведению, сопли очень полезный продукт. А у тебя такой задорно вздернутый носишко, что трудно было удержаться, — ответствовал юно ша и, обняв ее за плечи, двинулся к выходу.

— Ну, как там наш страдающий Ромео? Хотя, что я спрашиваю? По твоей сияющей мордашке ясно, что все в порядке и Рабинович справляется ос свои ми обязанностями.

Девушка бросила на него веселый взгляд.

— Ты знаешь, Андрэ, пока тебя не было, Тай больше не занимался глупостями и не рвался из-под купола, — радостно сказала она. — Помнишь ту дев чонку, с которой я его познакомила?

— Аннабель Палевскую, сестрицу Мари? Неужели Злата Тигра запал на нее?

— По-моему, да! — торжествующе ответила Кати. — Не поверишь, но он теперь всё время проводит у нее. С лекций сразу же на всех парах несется к Ан набель. Так что теперь ты практически один будешь жить в вашем коттедже. Я у вас там немного прибрала, узнав о твоем приезде. Ты не против, что я пошуровала в твоей комнате? А то там все заросло пылью из-за твоего отсутствия.

— Спасибо, котёнок, и за уборку и за хорошую весть. Я рад, что твой братец наконец-то забыл Мари и переключился на другую, — ласково ответил по веселевший юноша.

— Не обольщайся, Сапковский, я не забыл её, потому будь в форме, ты по-прежнему не останешься без дела, — произнес Тьен, неслышно возникший рядом с ними.

Радостно взвизгнув, Кати немедленно повисла на шее у любимого брата.

— Тай, мое солнышко! Какой ты умница, что тоже пришел встретить нашего Андрэ!

— Привет, котёнок! Кажется, мы еще не виделись сегодня, — мягко сказал ей Тьен.

Отцепив от себя сестру, он протянул руку Сапковскому. Тот насмешливо прищурился и крепко пожал её.

— Какие люди! Привет, Моррисон. Никак соскучился без меня, если соизволил встретить?



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.