авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 16 ] --

В тот же миг всё пропало. Ник выпрямился, не поднимаясь с колен, и смерил её грустным взглядом.

— Не знаю, детка, простишь ли ты меня. Думаю, ты поняла, что тогда мной руководил страх потерять тебя и оказаться в одиночестве, — он заколебал ся, но твёрдо добавил: — Я поступил жестоко, но ни секунды не раскаиваюсь в своём поступке.

— Понятно, — задумчиво отозвалась девушка.

Повисло долгое молчание, и Ник первым прервал его. Он осторожно спросил:

— Что теперь ты ответишь мне на предложение руки и сердца?

С непроницаемым выражением на лице девушка слишком долго тянула с ответом и в его глазах появилась тревога.

— Скажу, «да», — наконец, сказала она, и Ник просиял от облегчения.

— Уф, спасибо, родная! — выдохнул он и, замер, уткнувшись головой в колени Мари, не заметив при этом целую гамму чувств, промелькнувшую на её лице. Она коснулась блестящих черных волос и, перебирая их пряди, с лёгкой горечью сказала:

— Я всегда знала, что глупо прятать свои чувства друг от друга. Буду тоже предельно откровенна. Вопреки разуму, я всё равно тебя люблю.

Подняв голову, Ник взял её за руки и мягко произнёс:

— Я постараюсь, сделать всё, чтобы ты не пожалела о своём решении, — на его лице промелькнула отрешённая улыбка. — Скажи, а ты уверена, что смогла бы выдержать рядом со мной всё нашу долгую жизнь?

Услышав его слова, Мари удивилась, но не показала виду. Всё же она растрогалась и её захлестнула волна нежности.

— Будешь любить, выдержу. Ведь по-любому, моё сердце принадлежит тебе, — ласково ответила она и усмехнулась. — Только не очень-то расходись, дорогой. Учти, твоими же стараниями отныне я нелёгкая добыча.

— Вот так всегда! Добрые намерения оборачиваются против тебя же! — засмеялся Ник, и очарованная Мари не могла отвести глаз от его счастливого лица.

Девушка не сразу заметила в его руках внезапно появившуюся нарядную шкатулку, но сразу догадалась, что лежит внутри неё и прикусила губу. Полу чив её согласие, Ник больше не собирался затягивать с брачными обетами. Мелодичный звук, сопровождавший открывание крышки вывел её из задум чивости, и она глянула внутрь шкатулки. Как и ожидалось, там лежала брачная пара — радужный семицветный браслет из драгоценных камней на бар хатистой чёрной основе и такое же кольцо с розовым лотосом, соединённые витой цепочкой.

Они торжественно принесли друг другу брачные обеты и постарались по максимуму соблюсти требуемый обычаями ритуал. Девушка расширенными глазами наблюдала за неторопливыми действиями Ника и автоматически следовала его указаниям. Наконец, он надел кольцо на средний палец её левой руки и на ней же защелкнул браслет на запястье.

«Вот и всё! — с лёгкой грустью подумала Мари. — Настал момент истины, после которого нет возврата к прошлому». Ник немедленно заглянул в её ли цо, и она постаралась справиться с тревогой, но его не обманула её наигранная улыбка.

— Ты уже сожалеешь, что стала моей женой? — расстроенным голосом спросил он.

— Нет! — последовал незамедлительный ответ.

Смерив его высокомерным взглядом, Мари надменно выпрямилась.

— Как говорят земляне, до скончания своих дней я хочу быть с тобой в горе и в радости, — твёрдо произнесла она и подставила шею. — Рай Никотан Реази Вестанио, полноправный правитель дома Вечного Лета, заверши обряд.

Клыки Ника впились в её горло, а затем он нежно провёл пальцами по бархатистой белой коже жены и, остановив кровотечение, подставил ей свою шею.

— Любимая, твоя очередь. Мариэль, райдиэль из дома Вечного Лета, заверши обряд и прими титул райты при полноправном правителе дома Вечного Лета.

По завершении свадебного обряда довольный Ник поцеловал жену, но от неё не укрылось промелькнувшее на его лице сожаление. «В чём дело?» — незамедлительно спросила она. Тот успокаивающе улыбнулся, видя её тревогу, и сокрушённо проговорил:

— Эх, всё хорошо, но нашему браку не хватает публичного признания.

Мари с ужасом покосилась на него.

— Ник, не вздумай! Я не буду с тобой прилюдно трахаться!

Он засмеялся при виде её округлившихся глаз и, прижав к себе, нежно поцеловал.

— Твоё счастье, что желание беременной женщины — закон для мужа.

Мари тоже несказанно порадовалась этому обстоятельству. В свою бытность в Риоголизе она первым делом прочитала полный свадебный обряд пред ков, и ей с ходу поплохело. Особенно, когда она в красках представила себе в присутствии кого нужно будет пройти через него полностью. Публичность зрейского брака заключалась в том, что его завершала не брачная ночь, а брачный ясный день, когда молодые не уединялись, а их первый сексуальный контакт происходил в людном месте — на так называемой Свадебной площади, имеющейся в любом мало-мальски крупном селении Ареи. Там молодые прилюдно радовали своим сексуальным пылом родственников, знакомых и просто прохожих зевак.

Причём в древности это было распространено повсеместно. Девушка немедленно стала выяснять у Ника сохранился ли обычай в его время, и тот утвердительно кивнул головой. Правда, он всё же немного слукавил. Оказалось, что в больших городах уже не столь рьяно придерживались древнего свадебного обряда, но он неукоснительно соблюдался в провинциях и при выборе жен и наложниц в домах эрейской знати. Переполошившаяся Мари немедленно спросила его, зачем такое нужно и тот, удивившись её реакции, сказал, что в отличие от неё не видит в этом ничего ужасного.

«Смотрят же люди ужасы и эротику по своим средствам массовой информации», — презрительно фыркнув, заявил он. Девушка немедленно возразила ему, что это не одно и то же, поскольку каждый их зрителей, как правило, находится наедине со своим экраном. На что Ник ответил, что это глупость и лично он, как настоящий эреец предпочитает натуральный продукт, а не экранные эрзацы. Он безапелляционно заявил, что зрелище эрейской свадьбы гораздо полезнее и действеннее любых современных афродизиаков. А разоткровенничавшись, он рассказал девушке, что ему очень нравилось присут ствовать на Свадебных площадях. Особенно, когда он находился проездом в какой-нибудь крупной провинции одного из государств Большой четверки.

По его словам эрейская свадьба, освященная традициями, смотрелась грандиозным зрелищем. Её буйное веселье во время пышной церемонии органич но включало в себя элементы эротики. Кроме центральной пары жениха и невесты в ней главными действующими лицами были минимум четыре жен щины-подружки, не имеющих долгое время детей в замужестве. Их направляли четыре храма Квадратуры Круга, посвященные определённому времени года. Одетые в церемониальные одежды, они исполняли ту же роль, что и невеста. Только роль их жениха мог исполнить любой желающий из толпы го стей. Дети, родившиеся у них вследствие этих свадебных утех, считались богоданными и признавались их мужьями наравне с родными детьми, если они появлялись впоследствии. Мари немедленно фыркнула, сразу же поняв по заблестевшим глазам их эрейского величества, что он знаком с этими подруж ками не понаслышке. В ней всколыхнулась ревность, но тут же угасла. Она погрустнела, припомнив, что дети Ника от таких развлечений, если они и бы ли, уже давно погибли, не успев вырасти.

Заинтересованная девушка тут же спросила, как вели себя родные отцы, если им удавалось узнать, что это их чада. Она была в курсе, что эрейцы очень трепетно относились к своему немногочисленному потомству от любых, в том числе и незаконных связей. Оказывается, такое было невозможно.

Женщины-паломницы приезжали в храмы Времён года издалека, там их отбирали по случайному жребию и они всё празднество не снимали маски. В бо лее технологически-продвинутые века после свадьбы «храмовых невест» тщательно проверяли на предмет «жучков», установленных особо ушлыми сек суальными партнёрами. Вот потому не представлялось возможным узнать, с кем из них мужчина был в сексуальном контакте.

«Режим полной анонимности, — резюмировала Мари. — Что ж, предусмотрительно и нет разборок с родными отцами. Но всё равно такое действо гра ничит с чрезмерной сексуальной свободой и больше напоминает древнеримские вакханалии, посвящённые богу Дионису», — с осуждением заявила она.

На что Ник презрительно фыркнул и сказал, что в отличие от неё не видит в этом никакой распущенности, а всё зависит от воспитания и традиций, а они, как правило, вытекают из необходимости. Дело в том, сказал он, что при большом сроке жизни эреев, — до трехсот-четырехсот лет — рождаемость у них была очень низкой. Таким образом, природа регулировала численность их вида. Дети у эреев появлялись настолько редко, что выработавшиеся с ве ками традиции всеми способами старались поддержать детородную потенцию населения.

Девушка спросила, чем ещё они развлекались помимо их любимого повального секса, и Ник обижено ответил, что она говорит глупости и нечего ду мать, будто эреи были сексуально озабоченными маньяками. На этот счёт у них в обществе существовала своя строгая культура со многими запретами, когда, где и что позволено.

В остальном наборе развлечений, как и следовало ожидать, воинственный народ предпочитал поединки. Даже их судебная система строилась на них, и специальные школы сызмальства готовили судей, виртуозно владеющих оружием. Потому эрейский суд был драматическим действием не для слабо нервных. Во время исполнения смертного приговора, вынесенного Большим жюри, состоящим из четырёх судей и, который проводился одним из них, зрители тоже могли поучаствовать в нём. Конечно, если из них находилось четверо желающих сразиться с осуждённым, который отнюдь не был овечкой на заклание. После победы по очкам (кто быстрей нанесёт четыре ранения) над своеобразными присяжными, он имел право на такой же поединок с су дьёй. Если осуждённый и его побеждал по очкам, то с него снимался смертный приговор и заменялся более мягким, как правило, продажей в рабство. В случае убийства зрителя или судьи с ним по очереди сражалось всё их Большое жюри — до тех пор, пока его не убивали. В истории эреев не было случая, чтобы кто-то из смертников победил весь наличный состав судей.

Услышав это, Мари только покачала головой, благоразумно решив, что нечего лезть в чужой монастырь со своим уставом. Раса эреев жила, соблюдая свои традиции, не одно тысячелетие и отнюдь не вырождалась ни физически, ни морально. И если бы не катастрофа, которая их погубила, то у человече ства не было бы не единого шанса на выживание рядом с ними, даже если бы им повезло появиться на свет.

В Риоголизе молодые супруги немного посидели за столом. Они поболтали и, смеясь, двинулись знакомым маршрутом в спальню Ника. Там он увидел у Мари знакомый медальон на шее и, стиснув зубы, немедленно протянул руку, собираясь его сорвать. Но его остановил холодный предостерегающий взгляд жены.

— Нет! Больше никогда не смей распоряжаться моей жизнью. Я сама решу, что мне носить, а что нет, — резко сказала Мари, прикрыв рукой медальон, а затем отчеканила ледяным тоном: — Никотан Реази Вестанио, в соответствии с традицией, ты должен исполнить моё свадебное пожелание. Я прошу тебя выпустить Тьена Моррисона на свободу, — она смерила рассерженного мужа долгим взглядом и мягко добавила: — Дорогой, не упрямься. Тьен боль ше не соперник тебе, поскольку он любит мою сестру Аннабель. На днях, будучи дома на каникулах, она сообщила мне, что у них скоро состоится сва дьба.

— Хорошо, — наконец, раздражённо буркнул Ник и, не прощаясь, выскользнул за двери.

Мари огорчённо вздохнула — упрямец остался в своём репертуаре, несмотря на признание в любви. Её порадовало, что муж не спросил её об Анжее, да и об Аннабель тоже. При воспоминании о сестре она расстроилась. Девушка на каникулах держалась с ней отчуждённо, прежние теплые отношения между ними исчезли. Оно и понятно. После инициации Аннабель не помнила прошлого, в том числе и своё знакомство со старшей сестрой, и сейчас страшно ревновала её к своему жениху. Но при воспоминании об Анжее у неё потеплело на сердце, и поднялось упавшее было настроение. Когда она уже засыпала, Ник вернулся и неслышно опустился рядом с ней. «Детка, ты уже спишь?»

— А что бы ты хотел услышать? — повернувшись к нему, со смешком отозвалась Мари.

— Я принёс проектор. Хочешь посмотреть, как будет выглядеть Таятан, когда подрастёт? — виновато спросил он.

Получив её согласный кивок, Ник нажал на клавишу и перед ними соткался экран, на котором здоровенького орущего младенца сначала сменил про казливый ангелочек, а затем темноволосый высокий юноша удивительной красоты.

— Вылитый ты, — счастливо вздохнула Мари. — Только у него глаза нашего Мика.

— Как будто у нашего мальчика есть выбор! Мы же с тобой похожи как брат и сестра, — фыркнул Ник, с гордостью взирая на своего отпрыска и назида тельно добавил: — Гораздо важнее внешности то, что у нашего Таятана хороший умственный потенциал. Главное, что мы должны сделать как родите ли — это направить его ум в нужное русло.

— Ник, только давай без рукоприкладства! — встревожилась Мари. — Поклянись, что ты не применишь к мальчику ритен!

После долгих уговоров ей удалось выбить из него неохотное обещание поискать иные методы воспитания, исключающие порку критой. Впоследствии Ник не раз пожалел о своих словах. При каждом удобном случае он припоминал жене, к чему привела её мягкотелость, и не единожды выместил на ней свою досаду на сына.

Академия. Недостающее звено Магической Квадратуры Сапковский болтался рядом с кабинетом Даниэля Смита, нетерпеливо ожидая своего подопечного. Ему было не по себе. Неожиданный вызов к ректору рушил все их тщательно продуманные планы. Ведь на сегодня был назначен побег Тьена из-под купола Гефеста.

При помощи разговоров по душам и льстивых уговоров Анжею удалось договориться со своим приятелем-лётчиком, обкатывающим эксперименталь ные модели новой техники, что он возьмёт с собой Моррисона в испытательный полёт и высадит его на Большой земле. Рисковый парень вошёл в поло жение Тьена, поскольку он тоже находился в разлуке с предметом своей страсти. Правда, по другому поводу, но всё равно он страшно ему сочувствовал.

Но чтобы попасть внутрь его самолёта, нужно было каким-то образом просочиться на тщательно охраняемое лётное поле, расположенное в скальном массиве. Сапковский угробил массу времени и нервов, но добыл необходимый пропуск в ангар. Без него незачем было соваться к его входу — он охранял ся не только службой СБ, но и невидимыми электронными стражами. Даже с пропуском внутрь мог пробраться только тот, кто досконально знал порядок его функционирования. Им он был известен благодаря тому же приятелю-лётчику, который рассказал им всё, что знал. К тому же он рискнул добыть чер тежи электронной охраны входного периметра. Сообща заговорщики нашли её слабое место.

К сожалению, сейчас тщательно хронометрированный график побега рушился прямо на глазах, и Сапковский встревожено прикусил губу. Поневоле в его голову подлезли неприятные мысли о том, что приятель-лётчик их предал. «Н-да! Если это так, то тут же вскроется моё участие и в мгновение ока ме ня разжалуют в рядовые, предварительно раскатав ниже плинтуса. Тогда плакала моя карьера в СБ!» — с досадой подумал он.

Матюгаясь про себя, Анжей нисколько не жалел о своём поступке. Тьен Моррисон стал для него одним из немногих друзей и ради него он был готов пойти на жертвы. Поначалу парни нередко сцеплялись. А затем, побывав в совместных заварушках, периодически устраиваемых Тьеном, они поняли, что могут положиться друг на друга и по-настоящему подружилась. Спокойный по характеру Моррисон прекрасно понимал и уравновешивал своего вспыльчивого товарища, но и тот не оставался у него в долгу. По мере сил Сапковский не давал закиснуть своему подопечному от вселенской хандры, ко торая периодически накатывала на него. Особенно в последнее время Моррисон был сам не свой. В минуту слабости он опрометчиво предложил Анна бель стать его женой и теперь сильно раскаивался в своём поступке. Упрямство не давало ему признать, что он любит хрупкую зеленоглазую девушку не меньше её сестры. Потому Тьен находился в жутком душевном раздрае и даже слова Анжея о том, что Мари уже любит другого, ничего не меняли для него. Со свойственным ему эгоизмом он хотел увидеться с ней и определиться со своим сердцем. В общем, Тьен совсем запутался и с новой силой рвался на волю. Видя это, Сапковский решил, что пришла пора рискнуть и делом помочь своему другу.

Наконец, дверь ректорского кабинета распахнулась, и Сапковский с тревогой посмотрел на ошеломлённое лицо друга.

— Ну, что, Злата Тигра, каюк нашим планам? — чуть слышно спросил он.

Неожиданно тот широко ухмыльнулся — Не беспокойся, Анжей. Всё в порядке. Ты не поверишь, но с меня сняли арест и отныне я свободен как птица в небе. Даже разрешили на неделю съездить домой, и повидаться с отцом, — с радостью отозвался Тьен.

— Слава богу! Ну-ка, расскажи поподробней! — воскликнул Сапковский и потащил приятеля подальше от ректорского кабинета.

Как назло началась переменка и высыпавшие в коридор студентки немедленно прицепились к ним. Особенно доставалось Тьену. Впервые за долгое время с красивого лица юноши слетела привычная грусть, и на свет его сияющих золотых глаз девчонки слетались как мотыльки на огонь. Успокоенный хорошей вестью Сапковский, видя, что им не поговорить, попрощался с приятелем и, условившись о встрече, отправился к себе домой.

Ректор Академии Даниэль Смит тоже облегчённо перевёл дух. «Чёртовы сосунки! Как будто можно что-то скрыть от одного из старейшин, особенно меня. Счастье, что Старейший отпустил Моррисона из-под надзора, не дав мальчишкам натворить глупостей, — сердито подумал он, но тут же ласково улыбнулся жене, заглянувшей внутрь его кабинета. Приободрённая Пруденс немедленно просочилась внутрь и поставила перед ним поднос с чашечкой с кофе и его любимыми пирожками с зелёным луком и яйцом. «Милорд ректор, Вам пора перекусить!» — пропела она, несмотря на его нарочито строгий взгляд. Пруденс поцеловала мужа и, взъерошив его короткие фиолетово-чёрные волосы, села напротив. Перед тем как скрыться в своей секретарской приёмной, она обернулась и, весело хихикнув, подмигнула ему. Даниэль не выдержал характер и ответил ей широченной счастливой улыбкой. Придя в прекрасное расположение духа, он лениво подумал: «Интересно, что нашло на Старейшего? Насколько я его знаю после наших недавних встреч, он очень упрям и не склонен отменять свои распоряжения. Да и вид у него по видеофону был крайне недовольный, — лорд Смит усмехнулся, — правду говорят французы «cherchez la femme». Похоже, мадмуазель Палевская девушка с характером и умеет настоять на своём».

Поразмыслив, ректор решил сменить гнев на милость и не наказывать предприимчивых парней. «Сделаем вид, что я по-прежнему не в курсе органи зованного ими побега. Хотя всю троицу следовало бы примерно наказать другим в назидание. Но что-то мне не хочется собачиться с Главой СБ из-за его любимчика. Штейн будет орать как резаный, узнав, что я вынужден лишить Сапковского его очередного звания. Да и Боб Раскин расстроится. Хоть он и рычит на мальчишку, а на самом деле очень им гордится и считает его своим преемником… Правда, почему-то мне кажется, что юноша пойдёт значи тельно дальше должности зама ректора Академии по безопасности».

Лорд Даниэль в это время ещё не мог предположить, насколько в будущем высоко поднимется его бывший студент.

Оказавшись дома, Сапковский повалился на кровать и, подложив руки под голову, закрыл глаза. Он находился в отвратительном настроении, сразу поняв, какое событие освободило Моррисона из своеобразного заточения. «Всё кончено. Значит, Мари вышла замуж за своё мумиё, — угрюмо подумал юноша и стиснул зубы, поняв, что ещё немного, и он заплачет с расстройства. — Ну, нет! Я не собираюсь распускать нюни! Умерла, так умерла!.. — он вскочил на ноги. — У девиц по соседству намечается какая-то вечеринка. Наверняка у них найдётся что-нибудь выпить, а мне позарез нужно снять стресс сегодняшнего дня! Пойду-ка, осчастливлю девок, тем более они усиленно зазывали меня…»

Сапковский легко перемахнул через подоконник. «Эх, и напьюсь я с горя! А потом как получится — либо набью кому-нибудь морду, либо подвернётся какая-нибудь неразборчивая красотка. В идеальном варианте совмещу оба удовольствия». Солнечная Львица встала и грациозно потянулась, а затем вы прыгнула следом за юношей. Догнав его, она незримо зашагала рядом.

Наутро грохот будильника показался Сапковскому иерихонской трубой, возвещающей о конце мира. Он слепо нащупал часы и запустил ими в стену.

Те жалобно звякнули и приказали долго жить. «Так! Нужно тащиться в лавку и покупать новые тикалки… Чёрт, кажется я недавно забрал оттуда послед ний будильник! Что ж, до нового завоза товара под купол придется пока настроить ноут на побудку. Главное с утра и его не запустить куда-нибудь». По морщившись, юноша сел в кровати и схватился он за голову.

— Во, сучки, а не соседки! Что за отравой они поили народ, если наутро голова так раскалывается, что не помогает вампирская регенерация! — пробор мотал несчастный Анжей, не открывая глаз. — Кати, это ты, котёнок?

— Кто ещё-то за вами оболтусами присмотрит? — сердито отозвалась девушка и вложила в его руку бокал с водой.

— Спасительница! — блаженно произнёс Сапковский, жадно выхлебав воду. — Такая сушняк во рту, как будто я уже неделю на марше в Сахаре, при чём тащусь при полной выкладке и без единой капли во фляге!

— Сам виноват! Нефиг было упиваться до поросячьего визга, — сестричка Тьена сокрушённо вздохнула и, поколебавшись, добавила: — Андрэ, ты пока лучше не суйся к своим соседкам. Ты у них такого натворил, что Даринка обещала с тебя живого спустить шкуру.

«Странно! Насколько я помню, в спальне она осталась мной совершенно довольна». Сапковский распахнул глаза и с заинтересованным видом уста вился на девушку.

— Ну-ка, котёнок, расскажи мне, чем я отличился на вечеринке, а то от вчерашнего в моей памяти остались лишь смутные воспоминания, — забавля ясь, спросил он. — Помню, что вроде бы я выполнил программу максимум: и подрался и… — он сделал вид, что закашлялся.

На подвижном круглом личике сестричка Тьена появилось смущение.

— Ой, нет! Пусть тебе кто-нибудь другой расскажет! — выпалила она и, сунув ему в руки поднос с завтраком, подхватилась бежать. — Я пошла, Андрэ.

— Кати, ты опять всю ночь просидела рядом со мной? — остановил её виноватый голос Сапковского.

— Нет-нет! Андрэ, ты не думай, я не навязываюсь тебе! — испугалась девушка. — Просто ты был в таком состоянии, что… — она замялась, — в общем, только мне удалось уговорить тебя отправиться домой и не разносить у девчонок оставшуюся мебель… ну, я привела тебя, а потом ты… — Жаловался на жизнь и ревел, как дурак, — мрачно заключил юноша и жалобно попросил: — Кати, вернись. Посиди со мной ещё немного. Давай, ещё немного поговорим.

— Прости, Андрэ! — всполошилась девушка. — Но я очень тороплюсь! Мне нужно ещё успеть собраться к занятиям… — Котёнок, что ты придумываешь? Я не настолько упился вчера, чтобы не помнить, что сегодня выходной, — обижено произнёс Сапковский. Оо сме рил девушку долгим взглядом, и на его лице промелькнуло странное выражение веселья и досады. — Сядь — приказал он, совсем другим голосом, в кото ром прозвучали властные интонации.

Немного поколебавшись, девушка вернулась. Он присела на край кровати как можно дальше от него и в голубых глазах Анжея сразу же вспыхнула неподдельная тревога.

— Кати, я не обидел тебя по пьяни? — испуганно спросил он.

— О нет, mon ami! — со смехом ответила девушка. — Даже в упитом состоянии ты вёл себя как настоящий джентльмен! — добавила она и в её голосе послышалась неуловимая горечь.

— Понятно, тот ещё дурак! — процедил Сапковский и легко подхватился с кровати. Присев у ног девушки, он умоляюще на неё посмотрел. — Котёнок, я очень тебя прошу! Пожалуйста, подожди меня здесь, я очень скоро вернусь… С этими словами он исчез за дверью. Кати печально улыбнулась, и встала было на ноги, собираясь уйти. Вдруг что-то невидимое ударило её в грудь, и ошарашенная девушка плашмя упала на кровать. «Что это со мной? — испуганно подумала она. Несмотря на все попытки, ей было не подняться до тех пор, пока в дверях комнаты не появился Сапковский — умытый и причёсанный, к тому же серьёзный как никогда. Она быстро села на кровати и расте рянно посмотрела на него. Юноша сочувственно улыбнулся.

— Лежи-лежи, Кати! Не смущайся, бедный котёнок! — ласково сказал он. — Всё-таки я порядочная свинья, если ты настолько вымоталась из-за возни со мной, что засыпаешь на ходу.

— Ой, Андрэ, пожалуй, я пойду, — покраснев до слёз, девушка попятилась от него и сползла с другой стороны кровати. Сапковский в мгновение ока оказался рядом и перекрыл ей пути отступления. Подхватив девушку за талию, он посадил её на кровать и с торжественным видом опустился перед ней на колено.

— Мой ангел, я хочу по всей форме предложить тебе свою руку и сердце, — спокойно произнёс он и заглянул в золотые глаза девушки. Та опустила длинные тёмно-золотые ресницы и на её лице промелькнула горечь. Помедлив, она чуть слышно проговорила:

— Прости, mon ami. Как выяснилось, твоё сердце не свободно. Потому я не могу принять твоё предложение.

В ответ Сапковский самоуверенно улыбнулся и ласково проговорил:

— Дурочка! Сама прочитай, что я люблю тебя. Ты же можешь, я знаю!.. Ну, в чём дело? Почему ты молчишь? — встревоженно спросил он.

— Прости, Андрэ, но я не могу прочитать твои мысли, — неловко улыбнувшись, сказала девушка.

— Ясно! Штейн как-то обмолвился, что у них с женой тоже… — задумчиво начал Сапковский и, замолчав на полуслове, радостно просиял. — Тогда по ступим по-другому, — вскочив на ноги, он высунулся в окно и закричал во всё горло: — Кати Моррисон, я люблю тебя! Я готов горы свернуть ради твоей улыбки!..

— Андрэ, прекрати немедленно! Ты что с ума сошёл? Народ же ещё спит! — возмущённо глядя на него, девушка закрыла ему рот ладошкой и потащила прочь от окна.

— А ты поцелуй меня, тогда я перестану орать, — деловито предложил Сапковский, глядя на неё смеющимися глазами. — Нет? Ну, ладно! — он снова дернулся к окну, но Кати схватила его за рукав и, решительно посмотрев, шагнула в его объятия.

— Лживый змей! Ты же любишь не меня, а эту стерву Палевскую, которая вам с братом вывернула мозги набекрень, — укоризненно вымолвила де вушка, когда немного отдышалась после долгого поцелуя.

— Котёнок, ты не права. Пожалуйста, не ревнуй к Мари ни меня, ни брата, — серьёзно ответил Сапковский, крепко прижав к себе неожиданно обре тённую любовь. — Она — наше прошлое, а вы с Аннабель — наше будущее, — чуткое ухо девушки всё же расслышало в его голосе невольное сожаление, и у неё замерло сердечко, но он смерил её ласковым взглядом, и покаянно добавил: — Я понимаю, тебе сложно поверить мне, но ты постарайся, Кати. Ведь у меня самого лишь сегодня открылись глаза, и я понял, кто моя настоящая любовь.

Заметив, что девушка по-прежнему сомневается в его словах, Сапковский смерил её испытующим взглядом и вкрадчиво предложил:

— Что ж, у меня есть ещё один способ доказать, что я не лгу тебе. Надеюсь, ты слышала, насколько меня хватает в обычной ситуации. Давай проверим, выдержу ли я длительный марафон любви.

— А давай, mon ami! Хвастаться, все горазды, — неожиданно согласилась Кати, совершенно не смутившись его фривольным предложением. — Дума ешь, француженку запугать сексом? Ничего у тебя не выйдет! — девушка подбоченилась, и её личико осветила задорная лукавая улыбка.

— Ну, всё! Это вызов! — восторженно воскликнул Сапковский, не ожидавший от неё такой смелости. Он хищно улыбнулся. — Я не я буду, если ты у ме ня не взмолишься, отпустить душу на покаяние!

Девушка насмешливо фыркнула.

— Мы, тигрицы никогда не молим о пощаде! Жди! Я в душ, а ты будь наготове, тебя ждёт сюрприз, — и она сдержала своё слово.

— Чёрт! Кати, что это такое? Нафиг ты вырядилась госпожой и где ты взяла свой наряд?..

Поражённый до глубины души Сапковский смерил восхищённым взглядом девушку, одетую в рискованный наряд. Та щелкнула стеком и притворно нахмурилась.

— Молчать, мой мальчик! Ты слишком долго главенствовал в сексе. Пора приучить тебя к смирению.

— Слушай, котёнок, смотришься просто класс! Только давай поменяемся ролями. Это моя роль укротителя… Кати засмеялась и в мгновение ока оказалась в кровати и, сев сверху, легко стукнула рукоятью стека юношу по лбу.

— Зазнайка! Вздумал приручить Золотую Тигрицу? Даже не мечтай!.. — воскликнула девушка и состроила умоляющую гримаску. — Андрэ, сделай мне подарок! Ну, пожалуйста, mon ami! Мне давно хотелось попробовать себя в главенствующей роли, особенно с тобой, дорогой… — видя, что Сапковский ко леблется, но заинтригованный её предложением уже готов сдаться, она вкрадчиво добавила: — А в следующий раз ты будешь моим султаном, а я твоей покорной одалиской, исполняющей малейшую прихоть своего всемогущего повелителя.

— Да?! Очень привлекательно! — немедленно оживился он и неохотно добавил: — Хорошо, будь по-твоему… надевай поскорей свои чёртовы наручни ки, пока я не передумал.

— Не вздрагивай, Андрэ, я не сделаю тебе больно, — легко поцеловав недовольного юношу, ласково пропела Кати. — Это всего лишь игра, mon amour… Мягко ступая огромными лапами, Золотой Тигр остановился у распахнутых дверей и заглянул внутрь комнаты. Золотая Львица немедленно насторо жилась и угрожающе оскалила белоснежные клыки. «Пошёл вон, Полосатый! Нечего совать свой любопытный нос, куда не просят!» — прорычала она, и обиженный зверь повернул к выходу. «Грубиянка! Я всего лишь хотел с тобой познакомиться!»

«Тоже мне кавалер нашёлся!» — презрительно фыркнула Золотая Львица и, зевнув, с чувством выполненного долга положила голову на лапы и закры ла глаза. На хозяина Золотого Тигра она прореагировала гораздо миролюбивей. На какое-то мгновение Золотая Львица приоткрыла один глаз, а затем вновь задремала, когда улыбающийся Тьен бесшумно появился на пороге комнаты. Весёлость на его лице немедленно пропала и сменилась ревнивым возмущением. Он открыл было рот, высказать, всё что он думает о некоторых своих друзьях, но посмотрев на счастливую парочку, увлёченно занимаю щуюся сексом, он заколебался и, неслышно вздохнув, исчез за дверью.

Вечером, когда они встретилась, Сапковский почувствовал холодок в обращении друга, и сразу догадался, чём он вызван. Развалившись на диване, он смерил его насмешливым взглядом.

— Злата Тигра, прежде чем ты дашь мне в глаз за совращение сестры, сначала выслушай мои оправдания. Я люблю Кати, и мы собираемся поженить ся. Ты что-то имеешь против, как ближайший родственник? — спросил он с вызовом в голосе.

Присев за стол, Тьен налил себе в бокал вина и, пригубив его, сдержанно произнёс:

— Я подумаю, Хамелеон, — он поднял глаза на тревожно замершего Сапковского, и по его лицу расплылась неудержимая улыбка. — Анжей, я страшно рад за вас с Кати! Я же знаю, что эта дурочка уже давно сохнет по тебе, но не думал, что ты ответишь ей когда-нибудь взаимностью… — Спасибо, Моррисон, ты настоящий друг! — облегчённо воскликнул юноша и, вскочив на ноги, порывисто его обнял.

Они рассмеялись, хлопая друг друга по спине.

— Не представляешь, как я рад, что ты не возражаешь!

Тьен заметил, что Сапковский чем-то очень озабочен, и вопросительно посмотрел на него.

— Осталось уговорить вашего папочку-людоеда выдать за меня Кати, — объяснил тот причину своего беспокойства и, посмурнев, с расстройством до бавил: — Вряд ли лорд Симон придёт в восторг от перспективы заполучить такого безродного зятя как я, — он с надеждой посмотрел на друга. — Конечно, если ты походатайствуешь… — Об отце не переживай, он даст своё согласие на ваш брак. Papa хоть и с гонором, но ради счастья дочери он приструнит свои амбиции, — твёрдо пообещал Тьен и в его золотых глазах загорелись упрямые огоньки. Затем он смерил друга внимательным взглядом и холодно добавил: — Учти, Анжей, если я замечу, что сестра страдает из-за тебя, то мало тебе не покажется… Сапковский немедленно взъерошился.

— Но-но, Мориссон! Давай-ка без угроз! Заруби себе на носу, наши отношения с Кати тебя не касаются! Понял? — рассерженно воскликнул он. — Если будешь вмешиваться, то я не посмотрю, что ты будущий родственник и при случае врежу как следует!

Видя, что друг не на шутку взбеленился перспективой неусыпной братской опеки, Тьен засмеялся и, сдаваясь, поднял руки вверх.

— Успокойся, Анжей! — примирительно проговорил он. — Поверь, я совершенно не собираюсь совать нос в ваши отношения, но ты понял, что я имел в виду.

На следующий день рано утром Моррисон улетел домой, провожаемый невестой, сестрой и другом. Прощание получилось скомканным. Хмурый Сап ковский с Кати стояли в сторонке, пока Аннабель, рыдая, висла на его шее. Несмотря на мягкие увещевания юноши, что их разлука продлится считанные дни, по её личику нескончаемым потоком текли слёзы. Этим она окончательно отравила ему радость встречи с близкими, которая и так омрачалась забо той о предстоящем нелёгком деле — уговорить отца, лорда Симона отказаться от уже задуманной им помолвки Кати с представителем очень влиятель ной семьи из клана Дракона. Но Тьен сдержал своё слово, данное другу. Всю неделю он уламывал отца и, наконец, тот сдался на радостях, что сын жив и здоров, а теперь ещё и свободен. Взамен он потребовал, чтобы Тьен женился согласно его воле и страшно огорчился, узнав, что он уже сделал предложе ние любимой девушке, и та его приняла.

Хитроумный лорд Симон немедленно начал прикидывать, как ему расстроить несвоевременную помолвку сына. Заметив шкодный блеск в его глазах, Тьен ехидно улыбнулся, сразу же поняв, чем он занят. Смерив своего красавца-отца насмешливым взглядом, он вскользь упомянул, кто его невеста, а за тем с удовольствием полюбовался на его отпавшую челюсть. Когда лорд Симон опомнился, его радости не было границ. «Умница, мой мальчик! Я всегда знал, что ты не посрамишь фамилии Моррисонов!» — с гордостью заявил он сыну. При наличии множества полезных связей породниться с Палевскими оставалось его самой заветной мечтой.

Дальше в их роскошном особняке началась череда ежедневных празднеств, посвящённых Тьену, на которых многочисленные родственники выказали ему горячее сочувствие из-за несправедливого заключения. Правда, зачастую оно было смешано с восхищением, что он попал в опалу не кому-нибудь, а самому легендарному Старейшему. Это страшно злило самолюбивого юношу, который не видел здесь повода для гордости.

Не выдержав бурной радости родичей, Тьен сбежал в Академию, как только позволили приличия. Под куполом Гефеста его ждал не менее бурный род ственный натиск радостной сестрички, которая с нетерпением ожидала его приезда и вести от лорда Симона о решении её судьбы. Сразу же по лицу бра та, поняв, что всё в порядке, Кати радостно завизжала и, задушив его в объятиях, тут же бросилась к радостно улыбающемуся Сапковскому. Тьен подавил свою ревность и встревожено спросил, почему его не встречает Аннабель. Та нашлась дома. Опухшая от слёз девушка, неверяще посмотрела на вошедше го жениха и, уткнувшись в подушку, разрыдалась с новой силой, но уже от радости.

Божественный пантеон. Неожиданный поворот Непроглядная тьма Вселенной искрилась колючими шаловливыми звёздами. Принц Хаоса, находящийся в форме творца, — черного радужного драко на, — пребывал в чудеснейшем настроении. Сдвинув на затылок сияющую алмазным блеском корону замысловатого ритома, он дирижировал хором ода рённых светил, и те под его вдохновенным руководством слаженно пели. Величественная музыка звёздных сфер наполняла душу Николса беспричин ным счастьем. Наконец, ничто его не тревожило. Генератор магической энергии работал бесперебойно благодаря возродившимся детям Истинной крови, да и человечество понемногу росло, внося в ноосферу посильную лепту своими самыми яркими эмоциями. Его новорождённая Вселенная находилась в стабильном состоянии, оставляя своему беспечному творцу свободное время на творческий полёт мысли.

Из любопытства принц Хаоса нашёл звёздную систему, на которую нацелились возрождённые дети Лотиэль, и сделал им небольшой подарок. Затем забавляясь, он придумал несколько новых форм разумной жизни. В плане магической энергии от них не было никакого проку, но Николс оставил их в качестве игрушек детям Истинным крови, чтобы у них был стимул осваивать его Вселенную. Подумал он и о несчастном человечестве — детях Евы, ре шив, что будет несправедливо бросить их на произвол судьбы. Как-никак они тоже были его детьми. К его великому сожалению, эксперимент по совме щению разнородных божественных сил, получился не очень удачным, и созданный им магический генератор оказался слабосильным. Слишком поздно выяснилось, что Этан, создатель Евы, оказался слишком далёк от него по Истинной крови, будучи из давно забытой расы гермафродитов, называющих се бя териями. Несмотря на то, что они тоже происходили от Странников, и биологически разница между ними была ничтожной, но этого хватило, чтобы эксперимент оказался неудачным.

Но главный вклад в чудесное настроение принца Хаоса вносило создание Магической Квадратуры Круга. Его душу переполняла гордость учёного, су мевшего достичь невозможного и радость от того, что лорд Хаоса будет им безмерно доволен. О цене своего открытия он старался не задумываться.

В отличие от брата Арес пребывал в прескверном настроении. «Бедная девочка!» — мрачно прошептал он и, вскочив на ноги, стремительно бросился к ближайшей звезде. Распластавшись в прыжке, он принял форму ягуара и с яростью ударил её лапой. Сразу же успокоившись, зверь склонил лобастую го лову набок, и полюбовался, как плазма бедняжки разлетелась светящимися разнокалиберными шарами. «Красивая смерть!» — одобрительно прорычал Арес и примерился к другой звезде, любимой солистке принца Хаоса собираясь и её отправить в небытие. Та испуганно заплакала, и дракон перехватил его лапу.

«Не безобразничай, братец! — усмехнулся принц Хаоса и смерил его печальную кошачью морду внимательным взглядом. — Дай угадаю, тебе нравится Лотиэль. Не так ли? Арес, я не понимаю, как ты мог в нее влюбиться, если ни разу не видел?»

«Мне совершенно наплевать, как выглядит Лотиэль, но я думаю, что она красавица!.. — с расстройством рыкнул ягуар. Положив голову на лапы, он тоскливо проговорил: — Знаешь, Николс, когда ты бросил меня одного, потерявшего память она была моей единственной отрадой. Лотиэль, когда у неё оставалось немного силёнок, частенько старалась растормошить меня, и не только это. Она давала мне подсказки, что нужно делать при созидании ми ра. Помню, я оказался в тупике с динозаврами, не зная, куда мне двигаться дальше. Тогда Лотиэль на целый день воспроизвела призрачных волшебных созданий, и я понял свою ошибку. Особенно меня восхитили одни из них. Создания настолько прекрасные и грациозные в своих движениях, что я с ходу влюбился в них. Твоими стараниями я не помнил, что одной породы с кошками, но меня сразу потянуло к ним, — после долгого молчания, Арес покаянно добавил: — Подсказка стоила девочке очень дорого. Она очень долго не появлялась мне, видимо израсходовав все запасы магической энергии. Я совсем отчаялся, и вдруг в небе вспыхнули смешные радужные рисунки… — он покосился на принца Хаоса, холодно слушающего его, но не замолчал и с вызо вом продолжил: — Николс, неужели ты отдашь её папочке на заклание? Ведь Лотиэль плоть от плоти твоей матери миледи Лилит! Как ты можешь быть таким жестоким по отношению к ней?.. — не обращая внимания на рассерженную физиономию дракона, бирюзово-синие глаза которого уже начали ме тать молнии, он печально произнёс: — Пойми, Лотиэль добрая и весёлая девочка. Да и как она может быть иной, будучи копией твоей матушки? Ведь ми леди Лилит всегда была ангелом доброты при Сияющем дворе».

При этих словах принц Хаоса насмешливо улыбнулся. Арес смерил его сердитым взглядом и с горячностью воскликнул: «Зря ты ухмыляешься! Я не го ворю, что миледи Лилит не могла рассердиться и отомстить обидчикам, но она всегда была справедлива и не боялась в случае ошибки покаяться в своих грехах».

«Вижу, мама совсем тебя очаровала, — растроганный Николс ласково коснулся лобастой головы зверя. — Ты прав, Арес! Лилит и в самом деле пре лесть…» — тепло сказал он.

Принц Хаоса потрепал ягуара по круглым ушам. Тот немедленно прижал их к голове, но не огрызнулся на него за кошачью ласку. Николс помедлил и покаянно добавил: «Прости, братец, что я без твоего согласия использовал твою силу, но на тот момент ты был у меня единственным созидательным ис точником магии».

Ничего не ответив, Арес смерил его долгим взглядом и, фыркнув, положил голову на лапы и закрыл глаза.

«Не унывай, малыш! Хочешь, я создам для тебя другую богиню? Теперь мне хватит магии на её созидание», — участливо произнёс принц Хаоса.

«Не-а, не хочу! Всё равно она не будет такой как Лоти. Ведь не существует двух одинаковых душ», — скорбно отозвался Арес.

Неожиданно дракон подался вперед. С острым любопытством, написанном на его грозной морде он спросил: «Братец, а почему ритуальная зверюга, которая болтается около Никотана, как две капли воды похожа на тебя?»

Ягуар открыл глаза и принялся вылизывать лапу. Спустя некоторое время он смущённо проворчал:

«Это мой отпрыск Марс. Когда мне было скучно, и Лотиэль совсем исчезла из моей жизни, то я на базе её и своих клеток создал этого мальчика».

«А-а! — невразумительно протянул ошарашенный принц Хаос, озадаченно глядя на сводного брата. — Значит, это твой сын и мой племянник. Во вся ком случае, с твоей стороны…»

Вдруг странная радужная вспышка прервала их разговор. Принц Хаоса насторожился и осторожно спросил: «Мам, это ты?» Призрачным крылом ба бочки мелькнул согласный всполох, и он поспешно создал минивселенную. Материализовавшись в ней, бледная Лилит ласково улыбнулась сыну и с ви димым облегчением опустилась в созданное им кресло. «Спасибо, мой ангел!» Она поцеловала сына и величественно кивнула поспешно вскочившему Аресу. Тот немедленно принял подобающую звёздную форму и, преклонив колена, благоговейно коснулся губами её руки. При виде его неподдельного восхищения глаза Лилит заискрились весёлым смехом. Угнездившись в кресле, она смерила красавцев-богов одобрительным взглядом. «Как поживаете, мальчики? Какой-то у вас унылый вид, — она укоризненно покачала головой. — Всё ещё маетесь холостяками? Ай-я-яй! Это непорядок!»

«Ну, не все из нас холостяки, — лениво отозвался принц Хаоса. — Хотя некоторые ушастые стенают от любви к тебе и с расстройства пачками уничто жают мои ни в чём неповинные звёзды…»

Он так откровенно покосился на Ареса, что смутившись, тот злобно прорычал: «Николс, немедленно прекрати говорить глупости!»

Облик Лилит разительно переменился. Она вновь превратилась в ослепительную красавицу, перед которой редко кто из богов мог устоять. Она кокет ливо улыбнулась потрясённому Аресу и снисходительно произнесла: «Не переживай, солнышко! Мне очень лестно твоё внимание. Я рада, что до сих пор молодежь находит меня привлекательной, несмотря на обилие красавиц при Сияющем дворе…»

«Миледи, никто из них даже близко не может сравниться с Вами красотой!» — воскликнул Арес. Он склонился в низком поклоне и, выпрямившись, посмотрел на неё с таким откровенным восхищением, что смущённая, но очень довольная Лилит по-девчоночьи прыснула в кулачок. «Спасибо за ком племент, мой дорогой! — ласково пропела она и, подозвав к себе юного бога-убийцу, нежно поцеловала его. Глаза её поклонника загорелись таким фана тичным восторгом, что его невольно качнуло к Радужнокрылой богине счастья. Видя это, недовольный принц Хаоса немедленно вклинился между ними.

«Арес, имей совесть, хватит пускать слюни при виде моей матери! Иди, покорми Блонди. Иначе в следующий раз он со злости сьест тебя на ужин!» С го рестным стоном бог-убийца неохотно удалился.

«Мама! Как тебе не стыдно смущать неокрепшую душу моего сводного брата!» — укоризненно глядя на смеющуюся красавицу, полную жизни, ревни во воскликнул принц Хаоса и тут же пожалел о своих словах.

Лилит погасла, как свеча на ветру и бледным призраком сутулилась в кресле. «Прости, мой мальчик, мне захотелось вновь ощутить себя молодой и любимой. Вот я немного и распустила хвост!» — мягко сказала она, и в её глазах вспыхнул иной свет — свет материнской любви.

Стараясь не показать матери, как он напуган её болезненным видом, Николс опустился перед ней на колени и, поцеловав руку, заглянул в её лицо. У него дрогнуло сердце от жалости и, не выдержав, он уткнулся лицом в её колени. «Прости, мам! Почему-то я считал, что ты вечна, несмотря на бо лезнь!.. — он спохватился. — Вот дурак!.. мам, подожди я дам тебе магической энергии! Наверняка, ты израсходовала её в пути!»

Зябко передёрнув плечами, Лилит по-старушечьи укуталась в крылья как в шаль, но её юный смех по-прежнему звенел весёлыми серебряными коло кольчиками. Она поймала всполошившегося сына за руку. «Но-но, мой мальчик! Прекрати истерику! Неужели ты думаешь, что я появилась у тебя с пу стыми руками? У меня в запасе до чёртиков жезлов силы, только от них нет никакого толку, — с грустью сказала она. — Пойми, сын, как бы ни был дли нен жизненный путь богов, и у них он подходит к концу. Мы тоже должны заново перерождаться, — прекрасное лицо матери осветилось озорной улыб кой. — Вот так и выплывает на свет истинный возраст! Теперь ты в курсе, что отец намного моложе меня, — заговорщицки подмигнув, сказала она и, по серьёзнев, добавила: — Николс, я прошу, возвращайся к Сияющему двору и помоги Литу пережить мой уход…»

«Мама, ты не умрёшь! — твердо произнёс принц Хаоса у нас с отцом всё готово для твоего перерождения…»

«Нет, моё сердце! Во-первых, я не куплю себе новую жизнь за счёт убийства бедной девочки, которая ближе мне, чем дочь. А во-вторых, вы с отцом со всем с головой не дружите? Представляешь, что будет, если о вашем эксперименте узнает Круг двенадцати? Они же вдребезги разнесут нашу линию ре альностей вместе со всеми созданными вселенными. Ещё можно до поры скрыть Магическую Квадратуру Круга, но вскоре вам будет не сдержать силу нового лорда хаоса. Подумайте сами, что вы творите! Пока он в неведении, что вы собираетесь его ограбить, но однажды он предъявит вам счёт за при надлежащую ему Магическую Квадратуру. Вам опять же не поздоровится, если новый лорд хаоса обратится к помощи Круга двенадцати, а он имеет пол ное право на их поддержку, — Лилит смерила сына внимательным взглядом. — Если вы надеетесь его уничтожить, то это пустое дело. Такого ещё ни разу не случалось. Ты же знаешь, что новый лорд хаоса храним Вечностью. Он появляется только в том случае, если одну из двенадцати Линий Реальностей, образующих неразрывный круг Мироздания, вскоре постигнет катастрофа. Конечно, никто не знает какая именно из них схлопнется, но я не хочу, чтобы наверняка ею оказалась наша линия реальностей, благодаря вашим безответственным действиям, — Лилит помолчала. — Мой мальчик, ты помнишь, чем грозит размытость центра Квадратуры? Потому ты должен сделать так, чтобы я погибла в процессе возрождения. Иначе Лита будет не остановить».

«Мам, ты твёрдо решила?» — обречённо произнес принц Хаоса и Радужнокрылая богиня сдержанно улыбнулась.

«Да, мой мальчик. И чтобы ты не сомневался, я призываю Вас, госпожа Вечность!..»

«Мама не смей! Она же забирает жизнь за своё пророчество!»

Нечто ужасное прорвало ткань вселенной Николса и, жадно разинув пасть, извиваясь, поползло к Радужнокрылой богине напряжённо застывшей в кресле. Принц Хаоса, приняв звездную форму, метнулся навстречу чудищу и в его руках вспыхнул голубой меч. «Убирайся, тварь в своё логово, я не отдам тебе Лилит!»

Внутри жутких пустых глазниц загорелись красные огни. «Не смей вставать на моём пути, щенок! По договору Хаоса отныне она моя добыча!»

«Пошла к чёрту! Ваатор, ко мне!»

Божественный пантеон. Тайное становится… вдвойне запутанным Огненноволосый и огнеглазый Повелитель Адской Бездны не заставил себя ждать. Материализовавшись, он бросил беглый взгляд на противника принца Хаоса, и с его лица пропала весёлая ухмылка.

— Н-да, Ваше Высочество, в случае Вашего вызова следовало ожидать чего-нибудь подобного.

Принц Хаоса удивлённо приподнял бровь.

— Не помню, чтобы я обещал тебе курорт у меня на службе.

— Увы! — вздохнул тот. — Ваше Высочество, Вы не оригинальны в своём подходе к делу. Как все работодатели, Вы норовите загрузить служащих под самую завязку. Но вам повезло со мной, я не боюсь работы, в чём бы она ни заключалась.

Лорд Ваатор принял звёздную форму высшей защиты Убойного Легиона и в его руках вспыхнул чёрный меч. В полной боеготовности он замер плечом к плечу рядом с принцем Хаоса и с вежливым предупреждением в голосе добавил:

— Учтите, Ваше Высочество, официально я ещё не перешёл к Вам на довольствие, а за свои услуги в нерабочее время я взимаю плату. Так что с Вас причитается.

Криво усмехнувшись, принц Хаоса покосился на него.

— Ваатор, ты хорошо разглядел нашего противника? Думаешь, у нас есть шанс выжить в битве с мадам Вечностью?

— Как всякий злодей, Ваше Высочество, я большой оптимист и верю в чудеса, — насмешливо отозвался Повелитель Адской Бездны, пылая внутренним пламенем. Он уважительно поклонился змееобразному сгустку непроглядной тьмы, который с любопытством взирал на них провалами черепа.

— Мадам, не передать словами, как я польщён Вашим драгоценным вниманием к нашим скромным персонам.


— Какие забавные создания, — прошипела Вечность и, метнувшись, молниеносно обвилась вокруг кресла Радужнокрылой богини. — Что тебе нужно от меня, сестра? — её жало заплясало у лица спокойной миледи Лилит.

— Пророческий танец на двоих, — после довольно долгого молчания, ответила она.

Вечность весело осклабилась, демонстрируя по-акульи зубастую пасть, правда, увеличенную в размере на n-порядков.

— Ты просишь слишком много взамен того жалкого огрызка жизненной энергии, который у тебя остался. Присовокупи кого-нибудь из этих малышей, а лучше сразу обоих и я выполню твою просьбу.

Радужнокрылая богиня смерила её насмешливым взглядом, и в её руке оказался пульсирующий медальон в виде двух переплетающихся змей. Принц Хаоса с удивлением уставился на него — ранее он никогда не видел эту вещицу у матери. Это явно был мощный амулет до предела насыщенный неиз вестной ему магией.

— Тил, прекрати нести ерунду. Тебе прекрасно известно, что сейчас не тот случай, и ты ничего не получишь взамен. Речь идёт не о просьбе, а о прика зе, — холодно сказала миледи Лилит.

Лорд Ваатор, с неподдельным удивлением взирающий на неё, облегчённо перевёл дух.

— Лилит, ты не смеешь мне приказывать! — возмутилась Вечность и в её глазницах заполыхали красные огни. — Мне не нужно твоё разрешение, я могу самостоятельно взять всё, что пожелаю, — она медленно повернулась богам, и выразительно облизнулось розовым нежным языком, неизвестно от куда взявшимся в голом черепе. — Какие сладкие мальчики! Они как спелые плоды, наполненные младенчески чистой сладкой магией!.. Ням-ням, как вкусно! От одного их вида у меня уже текут слюнки!.. О! В одном из них я чувствую нашу кровь! Спасибо, за щедрый подарок, Лилит, это будет настоящий пир!

Явно издеваясь над Радужнокрылой богиней, Вечность целенаправленно поползла к принцу Хаоса. От неё волнами исходила неизвестная магия, флю иды которой несли с собой безнадёжное отчаяние и непередаваемый ужас с привкусом тлена и смерти. Сжав клинки, боги напряжённо замерли в ожида нии нападения могущественного существа.

Видя демарш Вечности, Радужнокрылая богиня смерила её укоризненным взглядом и сказала увещевающим тоном:

— Младшая, добром прошу станцевать со мной. Ведь получить пророчество и в твоих интересах. Обрушившееся Мироздание погрёбет и нас, отправив в столь любимую тобой вечность.

— Я и есть сама Вечность, — притормозив, отозвалось неведомое существо и смерило Радужнокрылую богиню надменным взглядом.

— Выжившая из ума дурёха, вот кто ты такая, — устало сказала Лилит. — Могла бы капельку поумнеть за то время, что существуешь, — она снова ми ролюбиво предложила: — Тил, вспомни о нашем предназначении! Давай станцуем Пророческий танец!

В ответ Вечность обернулась и по-ребячески показала ей язык.

— Ну, ладно. Ты сама на это напросилась, — холодно сказала Радужнокрылая богиня и, встав с кресла, поднесла амулет со змеями к голове. Полностью сосредоточившись, она закрыла глаза. Увидев это, чудовище рассерженно заревело и накинулось на принца Хаоса. Оглушённые страшным криком Веч ности, прозвучавшим на нескольких уровнях, боги всё же вовремя очнулись, и закипела битва. Ускользнув в разные стороны, Николс с Ваатором нанес ли синхронный магический удар по чудовищу, и отсекли часть его хвоста, который немедленно оборотился в уменьшенную копию Вечности. Но ей это явно не понравилось, и она яростно прошипела:

— Ах вы, сукины дети! Да я с вас живых сдеру шкуры, а затем набью ими подушку себе под задницу!

Вечность хлестнула по ним своим мгновенно отросшим хвостом.

— О, мадам, пожалейте свою задницу! — тревожно воскликнул лорд Ваатор, голосом полным неподдельного участия. — Уверяю Вас, из нас не получит ся мягких подушек!

Его поддразнивания немедленно поддержал принц Хаоса.

— Не переживай, Ваатор! При всём желании нам не попасть под её задницу, — проговорил он и снисходительно добавил: — О, простите за грубое сло во, мадам! Вы не помните, что змеям сие место не полагается? Что ж, Ваша забывчивость вполне простительна: черепок-то у Вас совсем пустой. Наверно, в течение вечности Ваши мозги полностью испарились… Спасаясь от мощной волны магии рассвирепевшей Вечности, боги выскочили в Междумирье и, весело переглянулись. «Полнейшая дура при всей сво ей силе! Пожалуй, с ней можно справиться!» Они дружно нырнули обратно.

Лорд Ваатор постарался привлечь внимание чудовища, но оно без промедления набросилось на принца Хаоса, почти не обращая на него внимания, и тому стало не до шуток. Уходя из-под молниеносных ударов Вечности, он изо всех сил старался сдержать натиск своей грозной противницы и монстров, которые немедленно возникали, стоило только отсечь от неё более или менее крупную часть. Понемногу принц Хаоса сдавал свои позиции. Ограничен ный единственным источником магии, он боялся его погубить неумеренным оттягиванием энергии ноосферы Земли на себя. Чудовище тоже это понима ло и, исподволь подкрадываясь, играло с ним.

Видя, что дела принца совсем плохи, Лорд Ваатор издал протяжный вопль-призыв и в открывшиеся порталы хлынули жуткие твари. На помощь богам пришло самое мощное подразделение Сияющего двора — Адская Свора, состоящая из элементалей — природных духов. Жутко завывая, псы больше похо жие на полночный бред шизофреника, вцепились в Вечность, но и им она оказалась не по зубам. Спасая остатки Адской своры, которая всё же дала пере дышку принцу Хаоса, передавив почти всех монстров, отпочковавшихся от чудовища, лорд Ваатор повелительным жестом отправил их домой и те, вино вато поджав хвосты, скрылись в порталах. Не послушался только один зверь. Огромный чёрный пёс, заскулив, на мгновение прижался к его ноге и лорд Ваатор ласково потрепал его по лобастой голове.

«Рико, почему ты здесь? Тебя послала Риза?.. Ладно, дома разберёмся, если выживем. Малыш, без надобности не суйся под удар. От твоей храбрости здесь не будет никакого толку. Если уж элементали не выстояли в битве, то у тебя обычного адского пса нет ни шанса против самой Вечности».

«Да, милорд! Но ради спокойствия миледи, я должен защитить Вас! Не беспокойтесь, я постараюсь дорого продать свою жизнь», — прорычал пёс. Его глаза загорелись адским огнём и, оскалившись, он занял боевую стойку, готовый до последнего защищать своего хозяина.

Заметив одну из тварей, снова отделившихся от Вечности, и которая теперь исподтишка подкрадывалась к принцу Хаоса, лорд Ваатор поспешил ему на помощь. Монстры все же были значительно слабей своей хозяйки, и ему удалось уничтожить наиболее опасных из них. Но победа далась ему нелегко.

Подуставший лорд Ваатор отступил, спешно восстанавливая форму. Он вывел из организма яд от укуса неведомого зверя, который образовал в эфире при личный по размерам шар, и отрастил оторванную по локоть руку, из которой хлестал огонь, заменяющий ему кровь, а затем озабоченно посмотрел на свой меч. Неумолимый индикатор показывал, что магические жезлы уже израсходованы на три четверти.

«Н-да! Ещё немного и положение станет совсем аховым. Самое разумное, что можно сейчас сделать — это как можно быстрей уносить отсюда ноги.

Правда, Вечность ни за что не отпустит принца, — озабоченно подумал он. — Н-да, пора бы подоспеть какому-нибудь чуду. Чёрт! Мой злодейский опти мизм иссякает на корню! Скоро я впаду в чёрную меланхолию и переквалифицируюсь в творцы! Создатель, не допусти со мной такой несправедливо сти!» Лорд Ваатор бросил рассеянный взгляд на Радужнокрылую богиню и изумлённо замер. Та невыносимо сияла, стягивая к себе неведомую магию. Он сунулся было к ней, чтобы проверить природу её силы, но его с такой силой отбросило в Междумирье, что он еле удержался на одной из троп.

Упрямо стиснув челюсти, Повелитель Адской Бездны вернулся к месту событий, и на его глазах Радужнокрылая богиня исчезла и вместо неё появи лась огромная жемчужно-радужная змея. Разъярённо сверкая глазами, она бросилась к Вечности и вцепилась в её загривок. Со злобным шипением та немедленно попыталась её скинуть, но не тут-то было. К великому изумлению богов миледи Лилит оказалась не слабее своей противницы. Всё же они попытались ей помочь, но куда там! Поле сражения окружал такой мощный магический барьер неизвестной природы, который невозможно было про бить. Оставив свои тщетные попытки, боги застыли по другую его сторону и заитересованными зрителями с почтением взирали на битву гигантских сущностей.

— Слава Создателю, Ваше Высочество, что нас не пустили внутрь! Чувствуете, какие там бушуют энергии? Нас мгновенно разнесло бы на атомы. О, я всегда уважал миледи Лилит, но не подозревал, что она — это нечто большее, чем одна из нас, — спустя некоторое время выдохнул восхищённый Повели тель Адской Бездны.

Расстроенный Николс ничего ему не ответил. Он тревожно наблюдал за битвой существ, одно из которых приходилось ему любимой матерью. Рядом с ними материализовался Арес, припозднившийся к началу событий, что впоследствии неимоверно его огорчало. Следом за ним из портала выпорхнул бе лый дракончик и с воинственным криком устремился к полю битвы.

— Стой, Блонди! Вернись немедленно! — выкрикнул принц Хаоса, но тот его не послушался. Он с досадой посмотрел на брата. — Арес, какого чёрта ты притащил его с собой? Малыша может задеть случайным магическим выбросом!

— Я тут ни при чём! Он сам за мной увязался! — сердито буркнул бог-убийца и бросился наперерез стремительно удирающему дракончику.

К немалому удивлению богов Блонди спокойно преодолел магический барьер и с довольным писком устремился к Лилит. Он уселся на голову радуж ной змее и, расправив куцые крылышки, злобно зашипел на её противницу. Когда та не вняла его «грозному рыку», он цапнул её за костлявую морду, что возымело удивительное воздействие. Вечность немедленно прекратила свои нападки и, отползя подальше, свернулась пульсирующим клубком тьмы, от которого волнами исходил не только ощутимый ужас, но и чувство вселенской обиды.


— Вот это да! А говорили, что на всесильную Вечность ни у кого нет управы, — восторженно сверкая глазами, воскликнул Властитель Адской Без дны — Ваше Высочество, просите, что угодно, но продайте мне Вашу милейшую зверушку!

Принц Хаоса смерил его усталым взглядом и холодно произнёс:

— Ваатор, поищи дураков в другом месте. Может, тебе и мою мать уступить по сходной цене?

— Не сердитесь, Ваше Высочество! — примирительно проговорил тот и, смерив внимательным взглядом истощённого до предела Николса, вкрадчиво добавил: — Если вдруг передумаете, то только дайте мне знать. Честное слово, я за ценой не постою. Дикие драконы сами по себе большая ценность, а уж Ваш малыш и вовсе чудо из чудес. Кстати, это девочка или мальчик?

Озадаченный принц Хаоса посмотрел на брата, тот фыркнул.

— Не спрашивайте, понятия не имею. Блонди ни за какие коврижки не даст мне заглянуть себе под хвост, а никакие иные способы определения пола к нему не применимы. У диких драконов своя странная магия, которая почти непробиваема для нашей. Помнишь, как мы намаялись с ритменами и осо бенно с их драконами?..

Вспышка за барьером прервала их разговор, и боги заворожено уставились на необычное действие, разворачивающееся за ним. Исчезли гигантские чудовища и две прекрасные женщины, похожие друг на друга как две капли воды, кроме цвета глаз и волос, закружились в удивительном танце. Каж дый их плавный жест сопровождался изменяющейся реальностью и перед глазами зрителей пронеслись картины грандиозной катастрофы. Ужасный лорд хаоса, неузнаваемый под своей личиной, держал в руках запретный меч Абсолют и со своими многочисленными приспешниками методично одну за другой разносил линии реальности. Разбитые вдребезги они схлопывались одна за другой, погребая вместе с собой и своих защитников.

— Вот это мощь! Ваше высочество, Вы знаете, кто это? — спросил восхищённый лорд Ваатор и потрясённо добавил: — Адские муки! Это же предсказан ный Тринадцатый лорд хаоса! Создатель! Если мы не примем меры, то нас ждёт конец Мироздания!

— Боюсь, что я его знаю, — мрачно ответил принц Хаоса. — К сожалению, нам не помогут никакие меры. Из достоверных источников известно, что на родившегося лорда хаоса нельзя уничтожить.

— Думаю, об этом Вам сказала миледи Лилит, а ей приходится верить, — задумчиво отозвался лорд Ваатор и упрямо сжал губы. Его глаза загорелись воодушевлением. — Значит, перед гибелью нам предстоит славная битва.

Танец удивительных танцовщиц неожиданно изменился. Их плавные прекрасные движения сменились высокими прыжками и кружениями, наподо бие волчков кришнаитов, а затем они замерли и у их ног забушевали океаны магической энергии, порождающие удивительные миры и странных созда ний.

— Альтернатива! — выкрикнула светловолосая красавица. Нагнувшись, она окунула руки в океан и, взлетев ввысь, простерла их над собой. Над её ла донями завис огромный магический шар, переливающийся радужными всполохами. На мгновение его поверхность потускнела и стала жемчужно-белой, и на ней появилось изображение Радужнокрылой богини. Как ни старались боги, они не могли разглядеть её лицо из-за невыносимо яркого сияния, но по форме крыльев и фигуре это явно была не Лилит. Вдруг неизвестно откуда взявшаяся прекрасная птица с красочным оперением издала чудесную трель и ударила крылом по шару. Изображение на нем исчезло.

— Способ! — эхом отозвалась темноволосая красавица, и повторила действия своей партнёрши по танцу. Только поверхность её шара стала черной, перед тем как на ней появилось изображение. Растроенный принц Хаоса прикусил губу, узнав на соткавшейся картине, созданную им Магическую Квад ратуру Круга. «Чёрт! Кажется, я невольно принес погибель в наше Мироздание!.. Или это спасение?» Он воспрял духом. Тем временем появилась грозная, но не менее прекрасная, чем её разноцветная товарка, чёрная птица и с гортанным криком простёрла своё крыло над шаром.

— Проводник! — дружно воскликнули обе танцовщицы. Они устремились навстречу друг другу и их магические шары слились в единое чёрно-белое целое. Перед тем как он взорвался с грандиозными всполохами, на его поверхности глазам богов предстало красивое лицо рыжеволосого златоглазого юноши, которое тут же сменилось лицом принца Хаоса. Тот озадаченно нахмурился. «Что бы это значило?»

Вдруг вместо прекрасных танцовщиц снова появились две огромные змеи, которые с жутким рёвом сцепились друг с другом. В процессе борьбы, они поглотили не только бушующий океан магической энергии, но и друг друга. Как только такое произошло, тут же всё исчезло, и неизвестно откуда взяв шийся белый дракончик порхнул к принцу Хаоса. Он по соколиному взгромоздился ему на руку и переступил когтистыми лапами. Устроившись поудоб нее, дракончик требовательно распахнул пасть. Николс незамедлительно выдал ему кусок мяса и ласково потрепал по шипастому затылку. «Спасибо за помощь, малыш!» Блонди довольно заурчал и потерся об его руку. Что не помешало ему рыкнуть на Ареса, потянувшегося взять его у хозяина. Лорд Ваа тор тоже протянул к нему руку, и дракончик благосклонно разрешил ему почесать свой подбородок. Восхищённый Повелитель Адской Бездны довольно расхохотался под возмущённое фырканье бога-убийцы. «Ну, погоди у меня, чёртова болонка! В следующий раз накормлю тебя травой вместо мяса!»

— Арес, как тебе не стыдно обижать Блонди, когда он спас нас из пасти Вечности? — укоризненно произнёс принц Хаоса и почесал малыша сначала за одним, а затем за другим острым ушком. Совсем сомлевший от ласки дракончик закрыл зелёные глаза и, вытянув шею, принялся гипнотически покачи ваться из стороны в сторону. Николс передал его Аресу и тот украдкой почесал его спинку. Малыш приоткрыл один глаз, и сделал вид, что за такую непозволительную вольность собирается цапнуть, его за палец. А когда Арес испуганно отдернул руку, то на его морде расплылась шкодная улыбка. «Ах ты, шельма! — ответно ухмыльнулся бог-убийца. — Фиг тебе! На сегодня лимит моих пальцев тебе на закуску уже исчерпан!» Дракончик обижено по смотрел на него и спрятал голову под крыло. Когда они исчезли в созданной минивселенной, лорд Ваатор повернулся к принцу Хаоса.

— Ваше Высочество, похоже, кризис благополучно разрешился. Во всяком случае, нам показали, как его миновать. Я свободен? Или Вы хотите со мной обсудить некоторые моменты?

Николс приподнял в удивлении бровь.

— Ваатор, неужели ты не запросишь с меня плату за свою помощь?

— Вы слишком хорошего мнения обо мне, Ваше Высочество!

— Ну, и что бы ты хотел получить?

— Всего лишь кое-какую информацию, Ваше Высочество. Не просветите, кем является ваша мать, миледи Лилит?

— Какая тебе разница, Ваатор? Она — моя мать и этим всё сказано, — сдержанно отозвался принц Хаоса.

— Прошу прощения за неуместное любопытство, Ваше Высочество! — проговорил лорд Ваатор, и склонился в низком поклоне. — Разрешите откла няться?

В бирюзовых глазах Николса загорелись весёлые смешинки.

— Конечно, иди. Только я не узнаю тебя, Ваатор. Неужели так и уйдешь, ничего не потребовав за свою услугу?

Повелитель Адской Бездны замер у портала и обернулся к принцу Хаоса.

— Как это ни странно с моей стороны, но нет, — он усмехнулся. — Прошу прощения, Ваше Высочество, у меня всё же есть небольшая просьба. Никому не говорите, что я способен на порядочные поступки, не портите мою устоявшуюся репутацию злодея!

— Договорились, мой недруг. Хоть ты и мерзавец, но в критической ситуации показал себя преданным слугой, — улыбнулся принц Хаоса и, помедлив, добавил: — Спасибо за помощь, Ваатор.

— Не стоит благодарности, мой принц. Может, однажды я попрошу Вас об ответной услуге, — отозвался тот и призывно свистнул: — Рико, не отставай!

Оставшись один, Николс снова принял форму дракона. Дожидаясь, когда ноосфера восстановит свою мощь, он без сил распластался в эфире. Его косну лось невесомое радужное крыло.

«Мой мальчик, ты понял, что вся ответственность на тебе? Не забудь, о чём мы договаривались!»

«Не беспокойся, мама, я не подведу тебя»

«Прощай, мой дорогой!»

«Прощай, мама».

Вернувшийся Арес коснулся разума старшего брата.

«Николс, как твоё самочувствие?» — участливо спросил он.

«Разве не видишь, что преотличное?! — с сарказмом отозвался принц Хаоса и, смерив взглядом закаменевшее лицо бога-убийцы, уже мягче доба вил: — Не беспокойся, я жив и это самое главное!»

Риоголиз. Светский приём, как средство воздействия на жену Как только Мари почувствовала слабину мужа и его аталина, которые немедленно бросались исполнять её малейший каприз, она немедленно повела себя как диктатор маленького государства. Правда, Ник был покладист далеко не во всех случаях. Несмотря на небольшой скандал, устроенный женой, он наотрез отказался установить телевидение и интернет у себя в замке и вернул Палевскому игры и фильмы, привезённые им по просьбе дочери. Мари снова оказалась в полной изоляции от остального мира и привыкшая, что с ней носились дома в Петербурге, донельзя рассерженная перестала разгова ривать с Ником. Видя, что обстановка накаляется, он решил устроить в Риоголизе пышное празднество. Поскольку ему не хотелось отвлекать от дел вам пирский высший свет, по горло занятый предотлётными делами, он задумал собрать у себя напоследок цвет человечества.

Как-то за обедом Мари сменившая гнев на милость вскользь заметила, что ей очень нравится фильм «Телохранитель» и она хотела бы побывать на его съёмках и «вживую» послушать романтическую балладу «I Will Always Love You» в исполнении Уитни Хьюстон. Это дало ему идею вечера. Ну, а для денег и связей нет ничего невозможного. Через неделю в Риоголизе состоялся грандиозный концерт, после которого именитым гостям из различных стран ми ра дали немного прогуляться по удивительному фантастически-оформленному поместью, а затем проводили в роскошную гостиную замка.

Знаменитые певица и актёр из фильма «Телохранитель» удивлённо поглядывали по сторонам, не понимая, где и у кого они находятся. Как и остальная публика, они находились под впечатлением увиденного и тщетно гадали, кто их таинственные хозяева. Вскоре этот вопрос разрешился сам собой. Удивительно краси вая юная чета заняла места во главе стола и, поприветствовав гостей, пригласила их за стол. По повелительному знаку хозяина вокруг неслышно засуети лась вышколенная прислуга, помогая присутствующим занять свои места. Последовавший обед не был единообразен и рассчитан на гурманов. Учитывая вкусы и даже диету, гостям на выбор предложили их самые любимые блюда и напитки вкупе с множеством других кушаний. Несмотря на сборную со лянку из приглашённых, по соседству с каждым из них располагались люди, общество которых они находили приятным, или с которыми им хотелось бы пообщаться.

Приятно удивлённые гости, далеко не последние лица в мире богатейших людей планеты и для которых роскошь была не в новинку, усиленно гадали, кто же и откуда их хозяева. Пошушукавшись между собой, большинство из них решило, что здесь опять не обошлось без загадочной России и её новояв ленных нуворишей, поднявшихся на бесхозных запасах нефти. Хотя наиболее проницательные из собравшейся публики в этом сильно сомневались — слишком уж необычна была внешность принимающей их красивой парочки, да и в каждом их движении сквозила какая-то нечеловеческая грация.

Несмотря на сильный интерес, вызываемый хозяевами, поначалу никто из гостей не решался к ним подойти. И дело было не только в их высокомер ной манере держаться и правилах приличия, — вскоре выяснилось, что с ними никто не знаком, а сами они никому не представились. От юной четы ис ходил такой мощный ток странной силы, который заставлял держаться на почтительном расстоянии даже самых наглых деятелей мира шоу-бизнеса и известных журналистов. Правда, затем хозяева стали подходить к некоторым приглашённым и любезно с ними беседовать, что вызывало живой интерес и даже зависть у остальных гостей. Поскольку среди них царил полнейший интернационал, многие заметили, что с каждым из них хозяева разговарива ли на их родном языке, причём без малейшего акцента. Вокруг счастливчиков, отмеченных вниманием юной четы, немедленно собирались знакомые и, умирая от любопытства, выпытывали у них кто они и о чём они беседовали. Те недоумённо пожимали плечами на первый вопрос, а на второй — отвеча ли, что это был обычный светский разговор обо всём понемногу: о политике, о финансах, о модных веяниях и даже о погоде. Но все они отмечали нема лую эрудицию молодых людей и полученное ими прекрасное образование.

С течением времени гости всё же освоились и атаковали хозяев по всем направлениям. Но те с чарующими улыбками умело держали оборону, и быст ро избавлялись от общества чересчур уж назойливых леди и джентльменов. Несмотря на многочисленные попытки гостей их разделить и в поисках ин формации надавить на слабое звено, которым многие считали очаровательную хозяйку, такое дело оказалось им не по зубам. Хотя беременная красави ца, смеясь и болтая, легко порхала от одной группы гостей к другой, её мрачноватый муж с бдительностью Аргуса наблюдал за своей беременной женой и ни на миг не выпускал из виду. Это вызывало немалое огорчение среди присутствующих великосветских львов и львиц, которые от скуки искали свежие впечатления в новых интрижках. Причём, внешне любезные, они с изрядной долей пренебрежения относились к богатым выскочкам из стран соцблока, считая их неровней себе. Короче, повторялась история Старого и Нового Света, когда свежеиспечённые американские богачи ринулись осваивать евро пейский высший свет.

Потому некоторые из присутствующей публики, раздражённые королевскими замашками юной четы и их баснословным богатством, исподволь пыта лась их уязвить, чтобы поставить на место безвестных выскочек. Но вежливое и вместе с тем жёсткое требование покинуть поместье, заставляло велико светских язв немедленно раскаяться в своём поведении и униженно извиняться. Скрепя сердце, они старались убедить хозяев, что они не имели в виду ничего плохого, — ведь на приемё было слишком много известных и уважаемых людей, чтобы можно было позволить себе скандал без значительного ущерба для своей репутации. Правда, не всем такое замаскированное хамство сходило с рук. Очень похожий на хозяев фигурой и пластикой движений, юноша с гривой серебряных волос и повадками телохранителя, бесшумно возникал рядом с неугодным гостем и просил его пройти к ангару, вежливо до бавив, что господина или госпожу ждёт самолет. Такие редкие инциденты не привлекали всеобщего внимания, поскольку не сопровождались шумом, и со стороны дело выглядело так, как будто люди спешат домой по своим неотложным делам.

Несмотря на отдельные сложные моменты, веселье шло своим чередом. Помимо беспрецедентного концерта, в программу праздника в роскошном по местье входили ещё чудесный бал, который хозяева открыли туром вальса, и грандиозный фейерверк, которому позавидовал бы волшебник Гендальф из фильма «Властелин колец». Во всяком случае, восхищенныё гости не менее дружно, чем ширцы вопили при виде сказочных чудовищ, иногда пикирую щих на них с ночного неба, расцвеченного огнями.

Причём громче всех восторгалась фейерверком сама хозяйка поместья, которая вскоре стала центральной фигурой весёлого празднества. Помимо кра соты, её непринужденное обхождение и открытость, в отличие от холодно-высокомерного мужа, как огонь влекли к ней множество мужских и женских сердец. Вот и сейчас, возбуждённо сверкая глазами, она хохотала до слёз при виде наиболее удачных эскапад сказочных зверей и восторженно хлопала в ладоши. При этом она не забывала время от времени поблагодарить мужа любящим взглядом или ласковым прикосновением руки на зависть множе ству глаз, ревниво следящих за ними.

Несколько горячих голов из разряда тех, у которых денег больше, чем ума, оказавшись в плену обаяния сказочной красавицы, на полном серьёзе уже прикидывали каким образом её умыкнуть, невзирая на явную беременность и неусыпную опёку мужа. В своей гордыне они не принимали его в расчёт, считая избалованным сыночком, безрассудно тратящим баснословное состояние своих родителей, и не видели в нём особо сильного противника. Изящ ная фигура и лицо прекрасного Адониса для них никак не ассоциировалась с мужской мощью — даже наоборот, красота и ухоженность юноши казались им признаком чрезмерной изнеженности и слабости характера.

Короче, напыщенные великосветские болваны и бессовестные дельцы, попавшие в разряд приглашённых, к концу вечера сильно утомили Ника свои ми беспардонными поползновениями, и если бы не счастливое сияние глаз Мари, он отправил бы гостей по домам. Тем более к концу празднества они осмелели и, невзирая на его ментальное давление, — довольно умеренное, чтобы не вызвать панику, — начали усиленно домогаться не только его вни мания, но и кошелька. Не теряя времени даром, присутствующие воротилы от шоу-бизнеса забрасывали Ника заманчивыми предложениями о вложении средств в киноиндустрию. Забавляясь, тот вежливо отнекивался. Не говорить же, что он читает их мысли, в которых они мечтают его разорить, а затем привлечь к сьёмкам и тем самым ещё раз на нём нажиться. Злили его только намерения этих деятелей в отношении Мари. Правда, к их чести редко кто хотел сделать из неё наёмную актрису, большинство видело её женой или на крайний случай любовницей, если было никак не избавиться от законной супруги.

Но некоторые господа, втайне балующиеся порнобизнесом, лелеяли более далеко идущие планы в отношении красивой парочки и, что совсем уж гнусно, — в отношении их ребёнка. Внутренне брезгливо морщась, Ник скрипел зубами, читая их грязные мысли, но внешне был сама любезность. Вот им он давал нереально щедрые обещания профинансировать даже самые сомнительные проекты. Когда чаша его терпения окончательно переполни лась, он решил, что ни один из этих деятелей не уйдёт от него живым.

Как только Ник заметил, что Мари устала, он вышел на подиум, на котором располагался оркестр и, поблагодарив гостей, во всеуслышание объявил, что приём окончен. В конце речи он небрежно добавил, что в самолёте каждого гостя ждёт подарок и, оживлённо переговариваясь, они устремилась к ан гарам, где быстрые авиетки, замаскированные под обычные самолёты, взлетали одна за другой, доставляя своих пассажиров по домам.

Оказавшиеся за пределами Риоголиза, приглашённые уже не помнили ни лиц прекрасной парочки, ни деталей фантастического поместья, но осталь ные детали пышного приёма в роскошном замке остались в их памяти. Потому многие гости сохранили у себя подаренные им изящные золотые броши в виде летучих мышей с рубиновыми глазами и впоследствии при встречах частенько обменивались впечатлениями, гадая, кто из криминальных нувори шей России принимал их у себя с такой пышной помпой. С подарками не повезло только господам из порнобизнеса. Все вместе они оказались в салоне авиетки, которая сладким голосом пожелала им удачного приводнения и, зависнув над бушующим океаном, с большой высоты отправила их в свобод ный полёт.

Тем временем, уладив все дела с прислугой, наконец-то хозяева остались одни. Сияющая Мари от души поблагодарила Ника, сказав, что праздник ей понравился своей неординарностью, хоть раньше она была не в востроге от великосветских приёмов. Ник поцеловал её и, загадочно улыбнувшись, объ явил, что это ещё не всё и у него припасён для жены особый подарок. Мари уловила не совсем обычные интонации в его голосе и с подозрением воззри лась на него. «Похоже, грандиозная вечеринка устроена неспроста! Что-то мне подсказывает, что Ник хочет подсластить мне пилюлю!» — подумала она, и предчувствия её не обманули. Когда они оказались в спальне, он с торжественным видом протянул ей заготовленную нарядную коробку. Насторожив шаяся Мари сняла крышку и, прикусив губу, вытащила уже знакомую ей по видению прозрачную фиолетовую тунику.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.