авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 18 ] --

— Шуток не понимаешь, моя любовь… — обиделся Ник.

Ответом ему послужило удивлённое хлопанье глазами.

— Прости, я забыла о змеином мясе. Если ты очень голоден, то я синтезирую целого питона… — Ладно. Так и быть сегодня за обедом у нас будет экзотическая кухня.

— Ой! Может, ты хочешь солейкув или алимьет с дабиз? — спохватилась Мари, поняв, что зашла слишком далеко в своей игре.

— Я подумаю. Хотя очень хочется, чтобы ты попробовала на вкус личинок и сказала своё мнение.

— Нашёл дурочку! Жди, когда появится Мирон. Пусть он пробует твою экзотику — это его обязанность.

— Фу, какая ты плохая жена! Пожалуй, стоит подумать о разводе с тобой… — Что ты, милый! Ради тебя я согласна на всё!..

В течение дня Мари держалась как обычно, но вечером она не выдержала и решилась на непростой разговор с Ником. Скоро их сыну должно было ис полниться три месяца и её поджимало время. Стараясь не волноваться, она пересказала ему своё видение. Слушая её Ник всё больше хмурился и, когда она закончила, нескоро нарушил воцарившееся молчание.

— Что ж, хочешь, не хочешь, а придётся всё рассказать. Да и ты почти всё уже знаешь. Потому нет смысла и дальше скрывать от тебя правду о проро честве, — Ник привлёк к себе Мари, и ласково добавил: — Не бойся, моя любовь, тебе не грозит смерть. Родив от меня сына, теперь ты неуязвима для ро ка, — увидев недоумение на её побледневшем лице, он добавил: — Немного терпения, детка, и ты всё поймешь, когда услышишь полный вариант проро чества Лоти.

*** Прежде чем излагать легенду, нужно немного рассказать о её корнях. Эреи издревле не делили себя на нации и воспринимали себя как единый народ, практически говоря на одном языке. Конечно, в разных областях диалекты сильно разнились, но при желании всегда можно было понять своего собесед ника из далеких земель. Почему так вышло, никто не мог сказать и эрейские историки до последнего дня существования Ареи спорили друг с другом, от стаивая свою точку зрения на зарождение их цивилизации. Правда, это не мешало воинственному народу при случае всласть или скорей до тошноты по воевать, особенно в древности при разделе земель.

Как бы то ни было, верования и уклад жизни у эреев разнились не очень сильно, что неудивительно при едином языке. Современные сторонники еди нобожия назвали бы их язычниками и это правильно. Эреи с незапамятных времён почитали силы природы и, обожествляя, поклонялись ей. Конечно, в каждой местности существовал свой пантеон богов, но общепризнанными и самыми могущественными среди них были только четверо, олицетворяю щие времена года: Весна, с которой начинался его отсчёт, Лето, Осень и Зима.

Правда, дело обстояло не так просто, и со временем религия эреев оказалась не менее запутанной, чем современные религиозные учения. Каждое из божеств имело два воплощения — мужское и женское, которые существовали отдельно друг от друга, но при этом были единым целым. Самыми сильны ми среди четвёрки эреи считали Зиму и Лето — оно и понятно почему, на эти времена года выпадали периоды равноденствия. Но опять же это не воспри нималось аксиомой и всё зависело от множества внешних обстоятельств. Например, божества Осени и Весны были не менее сильны в своё время года, и таких нюансов оказалась тьма тьмущая. Правда, до них было дело только учёным-богословам, которые упорно занимались трудностями религиозного перевода, а простой народ, не мудрствуя лукаво, простодушно поклонялся своим богам. Ищущие милости жизнерадостной Зелёной Весны поклонялись Лотитану и Лотиэль, таинственного Звёздного Лета — Никотану и Никоэль, благодатной Золотой Осени — Флотану и Флотиэль, грозной Серебряной Зи мы — Реотану и Реотиэль. Их приверженцев было большинство на Арее и потому неудивительно, что со временем четыре самые богатые жреческие ди настии возглавили четыре самые могущественные королевства древности, которые периодически приходя в упадок, всё же просуществовали до послед него дня гибели их цивилизации.

Конечно, с каждым божеством у эреев было связано много легенд, но почему-то их оказалось больше всего у Весны. Может, потому что это время рас цвета и радости. Но кроме грёз о счастье одна из легенд оказалась очень непростой — легенда о Лоти или Жемчужной королеве, живом воплощении веч но юной богини весны Лотиэль. Для Мари она прозвучала бы чудесной сказкой, не будь она её непосредственной участницей. Но всё равно она зачаро ванно слушала Ника, между делом отметив, что в его повествовании оно тесно переплетено с религиозными воззрениями эреев. Поскольку Мари ознако милась с историей, в том числе и с религией своего народа через материалы тиарана, то она не часто перебивала его вопросами.

Легенда о Лоти или Жемчужной королеве Давным-давно королевством Зимы правил король рай Рамистан из Дома Вечной Зимы. Несмотря на свои двадцать пять лет он был очень достойным правителем, но с некоторых пор его преследовали беды. Видя, что боги обделили короля удачей и наследником, могущественные вассалы почувствовали поживу и восстали, требуя себе дополнительные наделы земель из королевских угодий. Конечно, он не уступил, и по стране прокатилась волна смуты, которая вызвал голод в народе.

Король знал, что все его беды вызваны тем, что он предпочёл поклоняться не холодной и мстительной Зиме — покровительнице их правящего Дома, а весёлой и жизнерадостной Весне. Однажды, будучи мальчиком, рай Рамистан увидел, как в их дворцовом озере купается Лотиэль, легкомысленная краса вица-богиня и без памяти в неё влюбился. Когда он взошёл на трон, то немедленно забросил храм Зимы и начал поклоняться Весне. Глядя на короля, мно гие из его придворных тоже переметнулись следом за ним и начали возносить молитвы переменчивому, но щедрому божеству.

Конечно, богам Зимы это не понравилось. Их храмы стремительно пустели, ослабляя их силу. Ведь стадо всегда следует за вожаками. Но бог Реотан махнул на это дело рукой и умчался на войну, предоставив жене разбираться с отступником-королём. Мужская половина богов редко вмешивалась в ре лигиозные дела смертных, отдавая их на откуп своим энергичным половинам. Рассерженная богиня Реотиэль начала всячески вредить отступнику-коро лю, насылая бедствия. Но увидев, что не внемлет её предупреждениям, она решила с ним поговорить напрямую, хотя по негласному уговору боги давали верующим самостоятельно выбирать, кому из них они будут поклоняться.

Когда король молился в храме Весны, воинственная Реотиэль появилась перед ним и, не тратя времени на уговоры приказала ему вернуться в лоно родных богов. Возмущённая Лотиэль не вынесла такого наглого нарушения своих божественных прав и тоже не замедлила с появлением в храме.

«Реотиэль, не смей указывать раю Ремистану кому он должен поклоняться! Верующие сами выбирают нас по велению своего сердца!» — возмущённо воскликнула она, уперев руки в боки.

«Ой-ой! Сколько патетики в речах и ярости в обычно наивных глазках! А ты не смей трясти телесами, заманивая к себе простодушных юнцов, тогда и я не буду вмешиваться», — хладнокровно ответила ей Реотиэль.

Обе богини чувствовали себя правыми, и не хотели уступать друг другу. Слово за слово и божественные красавицы жутко переругались. В пылу ссоры они обозвали друг друга уродинами, а затем не придумали ничего лучшего, как втянуть в свою свару бедного короля. Опередив раздосадованную богиню Зимы, Лотиэль вручила ему венок из нарциссов и, одарив нежным взглядом, попросила увенчать им голову той, которую он посчитает самой красивой.

Прислушивающиеся к их спору, остальные две богини тоже захотели поучаствовать в божественном конкурсе красоты. Король не заметил, как Реотиэль за спиной победно улыбающейся Лотиэль, не сомневающейся в своей победе, подмигнула Никоэль и Флориэль. Они согласно кивнули головами, и богиня Зимы как бы случайно прикоснулась к венку из нарциссов, и на мгновение нежные цветы побелели, засияв ледяным блеском.

Бедный рай Рамистан совсем растерялся, видя перед собой четырёх самых ослепительных красавиц. Но он подошёл к порученному делу ответственно, и чисто по-мужски решил положиться на своё сердце. Вначале король подошёл к Реотиэль, богине Зимы и замер в восхищении. Напряжённо выпрямив шись, его глазам предстала юная девушка в одеянии воительницы. Она была прекрасна своей душевной чистотой. От всей её изящной, но сильной фи гурки веяло гордостью и бесстрашием. Вдруг по залу храма пронёсся порыв холодного ветра, развевая вокруг прекрасного лица сияющие серебром воло сы, и где-то в отдалении запел охотничий рожок. Реотиэль насторожилась и её фиалковые глаза вспыхнули от возбуждения. На её свист явилась стая под жарых белых волков и прекрасный белый конь. Одним махом она взлетела в седло и по искрящемуся снегу понеслась на пение рожка. Безжалостная как боевая стрела и всегда устремлённая к цели, Реотиэль была созвучна живущему в душе короля свирепому воину и неодолимо потянула к себе его сердце.

В мгновение ока, богиня Зимы появилась рядом с ним и победно улыбнулась, ожидая, что король отдаст ей победу. Но восхищённый её ледяной красотой, он с уважением поклонился древней покровительнице их дома и пошёл к Никоэль. Вслед ему раздался досадливый возглас, и он огорчённо вздохнул, ко гда около его уха просвистел кинжал. Брошенный сильной рукой, он улетел далеко вперёд и по самую рукоять вонзился в доски пола.

При приближении короля закутанная в полупрозрачные одежды богиня Лета глянула на него загадочным взглядом темных глаз и грациозным движе нием откинула за спину гриву блестящих черных волос. Исподволь зазвучала томная музыка, и сладко запахло благовониями. Лениво улыбаясь королю, Никоэль призывно качнула бедрами и, извиваясь, закружилась в медленном танце. Одно за другим падали прозрачные покрывала, обнажая её широко бёдрую фигуру восточной красавицы с высокой грудью и осиной талией. В короле с невиданной силой забурлила страсть, и он не заметил, как оказался рядом с богиней и хотел заключить её в объятия. Рассерженное шипение успело его предупредить, и король еле успел отпрянуть в сторону. Напряжённо глядя, как у его лица качается ядовитая кобра, он осторожно отступил от опасной красавицы. Но её чары не отпускали его. Никоэль запела красивым низ ким голосом и, обняв его колени, заглянула в его напряжённое лицо. Её взор полный неги и страсти, неодолимо манил его, обещая невиданные удоволь ствия в её объятиях. Король стиснул зубы, с трудом сдерживая тёмное чувство, затопившее его душу. Он до боли желал обладать удивительной красави цей, и одновременно ему хотелось растерзать её на кусочки. Потрясённый глубиной вызванного чувства любви-ненависти, король бросился искать спа сения у светлой богини Осени. Вслед ему прозвучал сначала сладострастный стон, а затем издевательский грудной смех.

Прекрасная богиня Осени сочувственно улыбнулась обескураженному королю. Она явила ему облик статной женщины в расцвете лет. Флотиэль пока залась ему близкой и родной, тихой и надёжной гаванью, после бури тёмных страстей, всколыхнувших его душу. В короне из кос, отблескивающих багря ным золотом, она легко передвигалась по уютной кухне и занималась домашним хозяйством. Совершенно расслабившись, король по приглашению хо зяйки присел у горящего очага и, попивая предложенное ему вино, залюбовался красавицей, от которой веяло мирным светом спокойного и долгого сча стья. В его умиротворённой душе засияла тихая радость. Флотиэль прикрыла вымешенное тесто расшитым полотенцем и, отряхнув руки от муки, подо шла ближе. В её карих глазах мелькнула лукавая смешинка. Склонившись, она обняла короля и коснулась его щеки лёгким поцелуем. Заглянув в его ли цо, она вопросительно улыбнулась. «Прости!» — король виновато потупился. «Дурачок! С моим благословением ты был счастлив до самого последнего дня! — вздохнув, сказала Флотиэль и подтолкнула его в направлении богини Весны. — Иди уж! Я знаю, что сердцу не прикажешь».

Король без перехода мгновенно оказался на прибрежном зелёном лугу, где по-весеннему ярко светило солнце. Неподалёку на пригорке сидела растрё панная златовласая девчонка и, высунув кончик языка от усердия, плела венок из одуванчиков. Завидев его, она радостно вскрикнула и, вскочив на ноги, бросилась навстречу. С разбегу налетев на короля, она повисла на его шее и, глядя ему в лицо, с мольбой воскликнула: «Мой милый Рамистан, простишь ли ты меня? Боюсь, я стала невольной причиной твоих несчастий!» Он заглянул в чистые васильковые глаза и навеки утонул в их бездонной глубине. «О чём ты говоришь, моя радость? Я счастлив, как никогда!..» В его душе вспыхнул чистый ничем не замутнённый восторг. Поцелуй нежных губ был невы разимо сладок и пьянил без вина, даря невыразимое счастье. «Миа лотиэлино! Только ты в моём сердце!» Попав под властный весенний зов любви, бур лящий ненасытным хмелем в крови, король больше никого и ничего не замечал. Восторженно глядя на смеющуюся богиню Весны, он водрузил венок на её растрёпанную головку. Страшным ударом по сердцу был крик дорогого для него существа, полный боли и отчаяния. Ледяной венец, возникший вместо венка из нарциссов, безжалостно стянул головку Лотиэль и в мгновение ока выпил её юность и красоту. «Нет! Я не хотел!.. Любимая вернись!»

Впавшие в панику придворные безуспешно искали короля по всей стране. Но спустя месяц он сам вернулся во дворец в потрепанной одежде и страш но исхудавший. Никто не решился пристать к нему с расспросами — на лице короля лежала печать холодной неприступности. Впоследствии придвор ные и дворцовая челядь вообще старались его избегать и не общаться дольше необходимого, настолько гнетуще действовала на них неизбывная печаль, невидимым шлейфом окутывающая их властителя.

Бедный рай Рамистан! Ему не повезло — он безнадёжно влюбился в божество.

В том же королевстве Зимы жила одна семейная пара, которая тоже поклонялась Весне. В течение долгих лет боги не давали им ребёнка. Но ремино [19] Крис не терял надежды на его появление и никогда не скупился на богатые дары храму Весны, хотя имел весьма скромный достаток. Он даже отпу стил свою жену, ремино Ирис в послушницы и она целый год прослужила капризной богине в ближайшем храме Заступника-Весны. Она истово моли лась каждую свободную минутку и по возможности возлагала немудрящие дары на алтарь божества. В основном это были злаки и цветы, которые она окропляла своей кровью. Ветренная Лотиэль в минутку благодушия вняла её просьбам. Она уговорила своего божественного супруга Лотилана поучаст вовать в качестве временного мужа на ближайшей свадьбе, в которой одной из подружек невесты была ремино Ирис. У неё родилась дочь, которую счастливые родители назвали Лоти в честь богини-покровительницы. Тем более что она родилась весной, в день Ноузтана, знаменующего день весенне го равноденствия и начало эрейского Нового года. В этот священный праздник, почитаемому всеми эреями, божеству Весны приносили богатые дары.

Прося его об обильном урожае и многочисленном приплоде домашних животных.

Поскольку родители маленькой Лоти денно и нощно благодарили божество Весны, то их постоянное усердие не осталось незамеченным и богом Лоти ланом. В их скромном жилище поселились удача. Дела ремино Краса, который содержал небольшой трактирчик, пошли в гору из-за новой дороги, кото рая связала королевство Зимы с вольным государством. По ней устремились многочисленные караваны с товарами, и он еле успевал принимать много численных постояльцев.

Ремино Крас быстро разбогател и перевёз свою семью в столицу Зимы Риомит. Здесь его дела пошли ещё лучше, поскольку в богатом городе и возмож ностей заработать было значительно больше. Тем более отец Лоти был неглуп, и его не покидала удача. Вскоро ему принадлежала самая лучшая гостини ца в Риомите, в которой останавливались только лица королевской крови и он этим очень гордился.

У времени быстрые крылья и незаметно для родителей Лоти из очаровательной малышки в пышных нарядных платьицах превратилась в юную кра савицу. Правда, войдя в возраст, девушка отличалась озорным нравом и была редкой растрёпой, но её отличало доброе сердце. И это несмотря на то, что её страшно баловали все родичи, а не только мать с отцом.

Пришло и время любви для Лоти. Однажды в их гостинице остановился знатный райделин. Молодой человек с постоянной печалью на красивом лице привлёк внимание любопытной девушки. Пытаясь его развеселить, она много болтала с учтивым и обаятельным постояльцем. Оказалось, что он умён и много знает. Смущённые родители впервые попытались мягко приструнить своё обожаемое чадо, боясь, что знатный райделин рассердится на приставу чую Лоти. Но тот рассмеялся и велел оставить её в покое, сказав, что она веселит его и отвлекает от грустных мыслей. Получившая индульгенцию девуш ка, немедленно села ему на шею и с тех пор неотвязным хвостиком следовала за ним, клянча очередной рассказ о заморских чудесах. Лоти и не заметила, как без памяти влюбилась в незнакомца — райделин путешествовал инкогнито. Потому, когда он уехал то, не ведая о том, увёз с собой её девичье сердеч ко. Правда, райделин не забыл о ней. Спустя некоторое время Лоти получила богатые подарки к замужеству, и приложила массу усилий от доставивших их рабов, чтобы узнать, кто их господин. Каково же было её удивление и жуткое огорчение, когда им оказался рай Ремистан, король Зимы. Знатный гос подин ещё мог взять простолюдинку в наложницы, но король — никогда. Во дворце ими были только знатные райдиэль и в редком случае — сентано, то же дворянки, но рангом ниже.

С горя бедная девушка слегла. Раз ей не быть с любимым, Лоти твёрдо вознамерилась умереть. Не понимая в чём дело, отчаявшиеся родители вызыва ли одного за другим знаменитых сиа. Но никто из них не мог помочь девушке, — ведь от любви нет лекарства, и она тихо угасала. Но однажды темной ночью, не потревожив крепко спящей сиделки, у кровати больной появилась странная посетительница. Она обессилено опустилась на стул и тихо позва ла:

— Лоти, открой глаза. Мне нужно с тобой поговорить.

И странно, упрямица сразу откликнулась на её зов, хотя до этого никого не хотела слушать. Глазам удивлённой девушки предстала увенчанная сияю щей льдистой короной, страшно истощённая сгорбленная женщина, которая зябко куталась в тёплый платок.

— Дитя, у меня есть к тебе просьба. Выполни её и я исполню твоё самое заветное желание. Я знаю, что ты мечтаешь о короле. Он не только возьмёт те бя во дворец, но и сделает своей королевой.

Выслушав слова незнакомки, Лоти недоверчиво улыбнулась.

— Это невозможно! Такого не бывает даже в сказках! Король никогда не женится на простолюдинке.

— Ошибаешься, моё дитя. Для меня нет ничего невозможного. Чтобы родичи рая Ремистана смирились с твоим присутствием на его троне, я сделаю из тебя героиню, которая справится со смутой в его государстве и намекну, что от тебя он получит долгожданного наследника.

— Кто Вы, матушка? — прошептала Лоти, падая на колени. По слабому сиянию, окутывающему фигуру женщины, она поняла, что имеет дело не с про стой смертной.

— Ты права, моё дитя, называя меня матерью. Ведь ты появилась согласно моей воле, — прошептала сгорбленная карга.

— О, прекрасная райта Лотиэль! Кто посмел сотворить с Вами такое?! — воскликнула поражённая Лоти, и её доброе сердце преисполнилось жало сти. — Что я должна сделать, чтобы помочь?

— Лоти, как рождённая в миг Ноузтана, ты единственная из смертных можешь снять Ледяной венец, который высасывает мою силу… Девушка без промедления схватила жутко холодную корону с головы богини Лотиэль, и замертво рухнула на пол, а она засияла прежней красотой и укоризненно покачала головой. «Ах, Лоти! Какая ты торопыга! Нужно было дослушать меня, — нельзя брать Ледяной венец голыми руками. Прости, у ме ня нет времени на возню с тобой». Только освободившаяся Лотиэль собралась исчезнуть, как вдруг в комнате появились остальные богини и заключили её в радужную сферу.

— О нет, хитрая сестричка! Ледяной венец твой и только твой, его нельзя снимать до срока! Ты и так слишком долго увиливала от своих прямых обя занностей и должна вернуть сполна людям весеннюю магию, которую не додала им по своей безалаберности! — насмешливо воскликнула богиня Зимы.

— Отстань, Реотиэль! Я не хочу, каждый год умирать ради смертных! — с досадой воскликнула богиня Весны. — Мне надоело быть жертвенной овцой на их новогоднем столе!

— Ну, ты и сучка, Лотиэль! Любишь, когда перед тобой преклоняются твои прихожане, а сама не хочешь ударить палец о палец ради них. Н-да, совер шенно незаслуженно тебя любит народ, а всё из-за капли напитка любви виэля, который ты у нас украла.

— Неправда! Я хотела пить и не поглядела, что в кувшине!..

— Не ври! Несмотря на наши уговоры, ты не потратила на виэль, ни капли собственной магии, и нагло вылакала то, что принадлежало нам, и всем из вестно почему. Ведь до этого ты была дурнушкой, на которую мужчины не обращали внимания.

— Красоту она приобрела, но как была дурой, так ею и осталась, — злорадно добавила богиня Лета.

— Сама ты завистливая дура! — возмутилась богиня Весны.

— Девочки, хватит ругаться! — мягко проговорила богиня Осени, укоризненно посмотрев на неё. — Дорогая, ты должна приносить счастье людям раз уж перетянула одеяло на себя и являешься главной фигурой в их верованиях. Пойми, Лотиэль, из-за того, что ты не желаешь, на какой-то миг, вселиться в новогоднюю жертву год от года земля всё больше скудеет, а животные теряют плодовитость. Если и дальше так пойдёт, то люди скоро разочаруются в бо гах и перестанут нам молиться.

— Да, пошли вы куда подальше со своими нотациями, дорогие сестрички! — раздосадовано воскликнула богиня Весны. — Признайтесь, что вы жутко завидуете моей красоте и положению!

— Ну, вы слышали? — рассердилась богиня Зимы. — Не знаю, как вы, а я считаю, что пора как-нибудь приструнить нашу дурищу. Она совсем распу стилась и не желает слушать ничьих увещеваний.

Богиня Лета прищурилась и смерила свою постоянную соперницу в любви презрительным взглядом.

— Это божество редкого скудоумия навредила сама себе и сейчас самый подходящий момент отстранить её от дел. Думаю, смена приоритетов пройдёт гладко. Всё равно из-за её бездействия вера в неё ослабла. А в наказание за манкирование своими обязанностями мы заставим её сдержать слово, данное смертной девчонке. Что Лотиэль ей наобещала? Что она будет спасительницей, а затем женой и матерью короля? Чтобы неповадно было попусту бол тать, пусть она исполняет своё практически неисполнимое обещание.

— Ой, да раз плюнуть! В отличие от вас мужчины для меня не препятствие! Глазом не успеете моргнуть, как всё будет готово! — запальчиво выкрикну ла богиня Весны и с яростью заколотила кулачками по сфере. — Выпустите меня, заразы! А то я такое устрою, что вам мало не покажется! Ну, погоди Ни коэль! Дай только выйти и ты Никотана долго не увидишь в своей постели, несмотря на все свои ухищрения!

Богиня Лета потемнела от гнева.

— Тупица! В твоём положении глупо кидаться подобными угрозами. Говоришь раз плюнуть, чтобы простолюдинка стала королевой? Что ж, тогда слег ка усложним задачу и вселим твою душу в смертную оболочку. Тогда ты на своей шкуре испробуешь все прелести человеческой жизни, — она недобро улыбнулась. — А чтобы урок не оказался разовым, и больше жизнь не казалась ей мёдом, предлагаю наказать Лотиэль Связующим пророчеством.

— Стерва! — взвизгнула богиня Весны. — Не смейте, я не хочу! — опомнившись, она с отчаянием посмотрела на богиню Осени.

— Фло! Не соглашайся! Хоть ты сжалься надо мной! Я знаю, у тебя доброе сердце! — умоляюще выкрикнула она и, упав на колени, протянула к ней ру ки.

Богиня Осени печально улыбнулась.

— Увы, моя дорогая сестра, у меня не настолько доброе сердце, что простить тебе очередную интрижку с моим мужем. Но я постараюсь быть справед ливой и по мере сил смягчить твой приговор — она твёрдо добавила: — Я за Связующее пророчество.

— Ну, а я тем более «за», — насмешливо сказала богиня Зимы и с удовольствием нахлобучила на голову богини Весны Ледяной венец. Похлопав её по плечу, она снисходительно добавила: — Смотри веселей, сестричка! Ведь тебя по-прежнему венчает корона первой красавицы, несмотря на жуткий вид.

Богини простёрли руки над головой опальной сестры и речитативом произнесли Связующее пророчество, навсегда лишив её вольной жизни вне смертной оболочки, кроме краткого мига между перерождениями.

По окончании церемонии богиня Осени смерила плачущую сестру смущённым взглядом:

— Не бойся, дорогая. Не всё так плохо, как тебе кажется. Пойми, Лотиэль, в жизни людей есть свои радости. Прими мой дар в смертной жизни. Желаю тебе по-прежнему быть любимой мужчинами и плодовитой в замужестве. Рожай своим мужьям наследников их дел. Этим ты добьёшься почета и уваже ния в их семьях… — Вот ещё! Пусть лучше рожает девочек, чем они хуже мальчишек?! — запальчиво воскликнула богиня Зимы, ярая поборница прав женщин. Поймав укоризненный взгляд любимой сестры, она примирительно добавила: — Ну, ладно-ладно! Моё пожелание — пусть у неё будут мальчики, но только от ко ролей. Они больше всех переживают за свои престолы.

Богиня Лета мстительно прошипела:

— Пусть рожает кого угодно, но я желаю, чтобы она ровно через три месяца после родов сдохла и желательно в мучениях.

— Никоэль! Как ты могла? — огорчённо воскликнула добросердечная богиня Осени. — Прости, Лотиэль! Наши пожелания исчерпаны, и я ничем не мо гу тебе помочь!

— Ну-ну! — злобно процедила богиня Весны. — Мои добрые сестрички, я ещё не совсем потеряла свои силы! Сейчас я добавлю такое пожелание, что вам мало не покажется! — Пусть вместо меня умрут… Король! — растроенно воскликнула тщеславная богиня и закрыла лицо руками. — Я не хочу, чтобы рай Ремистан видел меня в столь жалком обличье!

Богиня Весны поспешно шагнула в Зазеркалье, а вошедший король смерил собравшихся богинь удивлённым взглядом и безмолвно поприветствовал их низким поклоном.

— Рай Ремистан, что Вы здесь делаете? — томно улыбаясь, пропела богиня Лета.

— Вот узнал, что Лоти заболела, и приехал её навестить. Хочу чем-нибудь помочь бедной девочке, — ответил насторожённый король и вопросительно посмотрел на богиню Зимы. Несмотря ни на что, он ей доверял. — Прошу прощения, но что здесь происходит?

— У нас тут консилиум. Мы тоже хотим помочь бедной девочке. Вот и лекарство отыскали, — насмешливо ответила она и, махнув ему рукой на про щание, исчезла следом за остальными богинями.

Тем временем Ледяной венец выпил остатки силы богини Весны, и её туманный облик растаял в Зазеркалье. Лоти зашевелилась на полу и, открыв глаза, не верящим взглядом уставилась на короля.

— Мой рай, что Вас привело ко мне?

— Тревога за тебя, Лоти, — мягко улыбнувшись, ответил он. — Хочешь, поедем в мой дворец? Там за тобой будут присматривать самые лучшие врачи.

— О, да! — с восторгом воскликнула девушка, вскакивая на ноги. — Всё в порядке! Не нужно меня держать, я преотлично себя чувствую!

— Симулянтка! Я тут волнуюсь за неё, узнав, что она заболела… — Честное слово, я не симулянтка!.. — жалобно сказала Лоти и, лукаво стрельнув в него глазами, в полном изнеможении прислонилась к его груди. — Ой, что-то у меня закружилась голова. Держите меня крепче, мой рай, а то я упаду… *** — Красиво излагаешь, — вздохнула Мари и тесней прижалась к мужу. — Тебе бы романы писать, а не возиться с техникой.

— Не хватало ещё переводить время на всякие глупости!

— Литература — это культурное наследие нации, а не глупости, — наставительно сказала Мари. Презрительно фыркнув, Ник не отозвался, и она загля нула в его лицо. Быстрая улыбка не обманула её сердце, и она тревожно произнесла: — Ник, прекрати! Не смей верить в сказки давно минувших дней!

— Увы! — он усмехнулся. — Хотелось бы не верить, но ты же сама видела исполнение пророчества Лоти. К сожалению, легенда не лжёт, и её подтвер ждают исторические хроники. В тяжелые моменты истории народу Ареи всегда приходила на помощь совсем зелёная девчонка. Что страшно задевало самолюбие некоторых властителей. Ну, а поскольку в крупномасштабных делах не обойтись без высокой политики, она рано или поздно, но появлялась при чьем-либо королевском дворе. Как правило, с партией новых наложниц из числа побочных детей знати. В таком случае её легко вычисляли.

— Вот как! Интересно, каким способом? — с любопытством спросила Мари.

— Очень просто. По Ледяному венцу.

— Ё-моё! В жизни такого просто не может быть! Ну-ка, расскажи!

— В жизни всему есть место, моя любовь. В разведывательных службах правящих королевских домов всегда были Видящие, которые помимо осталь ных дел, занимались её розыском. Т-с-с! Не перебивай меня, сейчас расскажу в чём дело. Видишь ли, считалось, что королевская власть должна принад лежать только истинным наследникам богов. А Видящие — это привилегированная каста особо доверенных людей. Их не зря так называли, они воочию видели то, что теперь называют аурой. У наследников богов вокруг головы сияет видимое радужное кольцо, которое фиолетовой полосой примыкает к чёрной основе. Его яркость зависит от ментальной силы. Чем она больше, тем ярче светится кольцо. Сама понимаешь, по какому признаку короли выби рали себе преемника, при отсутствии прямого наследника. И только у воплощения Лотиэль это радужное кольцо примыкает к перламутрово-белой поло се. За что иногда её называют Жемчужной королевой. Правда, есть интересная особенность. Изначально у воплощения Лоти радужная аура может иметь нормальный набор цветов и только после рождения первого ребенка чёрная полоса сменяется белой.

— Вот откуда пошла символика эрейской знати, в том числе и королевская!

— Не понимаю твоего удивления! Ах, да! Геральдику ты должна была изучать самостоятельно. Мари, в чём дело?

Заслышав сердитые нотки в голосе мужа, та наивно хлопнула ресницами.

— Ты это о чём?

— Не прикидывайся! Мари, почему обязательно нужно тебя экзаменовать, чтобы ты учила заданный материал?!

— Вот только не нужно менторского тона, дорогой! Времена моего ученичества давно уже прошли!

— Учиться никогда не поздно. Слушай, ты не видела, где я оставил криту?

— Дай подумать. Ах, да, видела!

— Ну, и?

— Валяется где-то в прошлом! — фыркнув, ответила Мари и быстро натянула на себя одеяло, подозрительно глядя на мужа, ей не понравился его за думчивый взгляд, устремлённый на нижнюю часть её спины. — Но-но! Только попробуй шлёпнуть! Я такой подниму визг, что сюда через миг сбежится масса народу!

— Пусть только попробуют сунуться в спальню! Выгоню всех к крейдовой матери!

Помолчав, Мари осторожно спросила:

— Ник, правильно я поняла, если воплощение Лоти свяжет свою жизнь с любым другим мужчиной, кроме короля, то ничего не произойдёт?

— Не совсем. Через три месяца после рождения её первого ребёнка обязательно умирает его отец и неважно король он или простолюдин.

— А почему Руана сказала, что она должна умереть?

— Мари, ты не слушала легенду, когда я рассказывал? — раздражённо отозвался Ник и, помолчав, неохотно добавил: — Чтобы нейтрализовать роко вую ловушку пророчества Лоти, короли дожидались, пока девчонка родит ребёнка от другого мужчины, и только тогда забирали её к себе.

— Не понимаю, зачем они шли на это… — Всё-таки тебе не хватает эрейского воспитания, если ты не понимаешь. Конечно же, из-за мальчика-наследника. Бывали случаи, когда короли жерт вовали собой ради долгожданного ребенка. Например, рай Ромустан Третий, из правящего дома Весны, не стал дожидаться, боясь, что девчонка сбежит… — Не увиливай, дорогой! Отвечай, как на духу. Я и сама догадываюсь, в чём дело, но хочу услышать от тебя.

Ник бросил быстрый взгляд на посмурневшую Мари.

— Ну, если тебе интересно… через три месяца рок срабатывал не на отце, а на матери, — ответил он и, закрыв глаза, небрежно бросил: — Ладно. Пора спать, хватит сказок на ночь.

— Теперь понятно, почему рай Реотан подсунул Руану райделину Таритану. Наверно, он хотел не только избавиться от рока, но и от неугодного при дворного, — с задумчивым видом отозвалась Мари, которая явно не собиралась закрывать животрепещущую тему. — Ник, почему на самом деле испол няется пророчество Лоти?

— Понятия не имею. Больше ни слова, давай спать.

— Погоди, я ещё… — Я сказал, хватит! — Ник зажал ей рот и сердито поморщился. — Крейд! Ты прокусила мне ладонь! Всё-таки ты напрашиваешься на хорошую порку.

Ну-ка, перевернись, я как следует всыплю тебе… — Вот ещё! Ищи дурочек в другом месте!

— А что их искать? Они у меня под боком… Видя, что Мари никак не угомонится, он неслышно вздохнул и начал расспрашивать её, чем она занималась в течение дня. Ему тут же выложили по дробности многочисленных домашних дел — мелких, но крайне необходимых. Под журчание мелодичного голоса, он совсем было уснул, но примолкшая Мари вдруг с раскаянием прошептала:

— Прости меня, дорогой!

— За что? — со скрытой досадой отозвался он, чувствуя, что его ответа ждут.

— Поверь, я никогда сознательно не подставила бы тебя под удар судьбы… — голос Мари задрожал, и она всхлипнула.

— Перестань, детка, ещё рано заказывать по мне панихиду. Может, в нашем случае имеет место дурацкое совпадение и не более, — успокаивающе пробормотал Ник и, обняв её, шутливо добавил: — И вообще, у меня не было иного выбора. В отличие от других королей, я не имел возможности спла вить тебя в постель к другому мужчине до рождения твоего первого ребёнка. Увы! В вампирской расе пока никто не способен стать отцом, за исключени ем меня. Вот мне и приходится отдуваться за собственные недоработки.

— Поганец! Неужели, ты подставил бы меня вместо себя?! — слабо возмутилась Мари, отпихнув улыбающегося мужа.

— Само собой! Что я дурак, что ли?.. Детка, прекрати драться!.. Конечно же, нет, моя любовь! Как ты могла так плохо обо мне подумать?!..

Последующие постельные игры вроде успокоили Мари, но спустя некоторое время в наступившей тишине вновь раздался сдавленный всхлип. Не по казывая виду, что слышит её плач, Ник возвёл глаза к небу, моля его о терпении. Это не помогло, Мари приникла к его груди и горько навзрыд расплака лась.

— Вот этого я и боялся! — с досадой пробормотал он, гладя её по волосам. — Райдиэль Реази Вестанио, вспомни, кто ты такая и держи себя в руках… — К чёрту твои нотации!.. — захлёбываясь рыданиями, выкрикнула она. — Ник, если ты умрешь, я никогда тебе этого не прощу! Плевать мне на долг райдиэль! Знай, если с тобой что-нибудь случится, я уйду следом за грань, и ничто меня не остановит!

Мирный настрой Ника исчез без следа. Засверкав глазами, он с силой встряхнул Мари за плечи.

— Ну-ка прекрати истерику, идиотка! Ещё раз замечу подобное настроение у тебя и сразу всыплю по первое число! Тогда порка за ту первую попытку самоубийства покажется тебе нежными поглаживаниями. Детка, я не шучу! Если для того, чтобы выбить дурость из твоей головы, нужно будет вернуться с того света, то я вернусь, не сомневайся! Перед лицом грядущих неприятностей ты должна демонстрировать окружающим твердость духа и держаться с достоинством. Уясни раз и навсегда, тебе не позволительны слабости, допустимые обычному человеку. Ты королева правящего дома Вечного Лета и этим всё сказано. Твой святой долг воспитать его наследника и передать ему возрождённое королевство в далёких мирах. Поняла?.. Я тебя спрашиваю, ты по няла?.. — прошипел он, встряхивая жену как куклу.

— Да-да! Будь ты проклят! Я поняла!.. Мог бы и попроще ставить передо мной задачи! — выкрикнула она и, сев, горько добавила: — Ник! Как же мне жить без тебя? Ведь я люблю тебя больше жизни!

С выражением безысходного отчаяния на лице, Мари слегка раскачивалась из стороны в сторону и по её лицу, не переставая, катились слёзы. Чуткое ухо Ника уловило чуть слышные тоскливые завывания, исходящие от неё и его злость испарилась без остатка. «Тихо-тихо, моя любовь!» — мысленно вос кликнул он, одновременно посылая мощный успокоительный импульс, но он не возымел заметного действия.

— Не отчаивайся заранее, детка. Верь мне, я без боя не сдамся, — тихо проговорил он, баюкая Мари в своих объятиях, та затихла, не переставая пла кать. Сейчас для него не было ближе и дороже существа на свете, чем эта темноволосая растрёпанная девчонка, подурневшая от горя. Его сердце защеми ло от непривычной нежности к той, которую он честно пытался возненавидеть.

Заметив, что после его слов глаза Мари вспыхнули, он ласково усмехнулся — как за соломинку та уцепилась за наивную веру в его всесилие, как Ста рейшего. Он сразу же пригасил её надежду.

— Не обольщайся, моя любовь, вполне может статься, что обстоятельства окажутся сильней меня… Мари, ты можешь наплевать на мои слова о долге, но всегда помни, что я люблю тебя. Самое важное для меня — это знать, что с тобой и Таятаном всё в порядке. Т-с-с! Не возражай! Пойми, в вас и ещё в Ми хаэле заключён смысл моей жизни. Вы наследники моих дел и продолжатели моего рода, и твоя задача как матери сохранить нашего сына и передать ему знания народа эреев. Пойми, детка, ты единственная, кто может это сделать.

Взяв в ладони лицо Мари, залитое слезами, Ник впился в него ищущим взглядом, и в его голосе зазвучала страстная мольба:

— Детка, поклянись, что ты не натворишь глупостей, если со мной что-нибудь случится!

Воцарилось долгое молчание. Наконец, подавленная Мари вытерла слёзы и подняла голову. Черты её лица отвердели, и на нём появилось холод но-бесстрастное выражение. Она решительно сказала:

— Простите, за непростительную слабость, рай Никотан, больше такого не повторится. Ни о чём не беспокойтесь, я сделаю для нашего сына райделина Таятана Второго всё возможное и невозможное. Клянусь, в далёких мирах он будет Вашим истинным наследником/ От её слов лицо Ника осветилось неподдельной радостью.

— Райта Мариэль, именно это я хотел услышать от тебя. Спасибо, моя королева.

Представление Магической Квадратуры Сияющему двору Возня с последним блоком, расположенном в парке, заняла кучу времени, но на том профилактический ремонт устройств Старой базы был полностью закончен. Довольный Ник захлопнул щиток и пожалел, что у него не хватило времени перенести управление на центральный пульт некоторыми уста ревшими системами. Похлопав себя по карманам комбинезона, он вытащил пачку сигарет и прикурил. Немедленно раздался возмущённый возглас.

— Это ещё что такое?! Ну-ка немедленно выбрось эту гадость!

Выскочившая из-за дерева Мари, выхватила у него сигарету, и с отвращением затоптала.

— Ник, не смей! Какого чёрта ты начал курить? Решил быстренько испробовать все пороки? Ненавижу тебя за это!

Улыбнувшись Ник прижал её к себе и укоризненно произнёс:

— Слушай, детка, может уже хватит весь день следить за мной? С самого утра ты не даёшь мне проходу, буквально наступая на пятки. Давай, для твое го же спокойствия, я привяжу тебя где-нибудь в укромном уголке.

— Ну, давай-давай! Замуруй меня в какой-нибудь потайной комнате! Лет через сто пусть любопытные потомки поломают себе голову над загадкой мо его скелета. Представляешь сколько пищи для домыслов ты им оставишь? Но скорей всего они придут к правильному выводу, догадавшись, что какой-то гад таким образом избавился от своей родной жены.

— Пожалуй, это мысль! Так я и сделаю, но сначала давай вместе поужинаем, а то я голоден как волк. Потом поищем подходящий чулан, в котором и за муруем тебя на веки вечные. Хорошо, родная жена? — Ник обнял негодующую Мари за талию и потащил её за собой. — Идём-идём, не упирайся, детка. С этого момента я полностью в твоём распоряжении. Можешь не прятаться по углам и в открытую защищать меня от всевозможных напастей.

Мари резко затормозила. С её лица разом отхлынула кровь, и она побледнела как смерть.

— Ник, умоляю! Не будь столь беспечен, зная какой сегодня день!.. Прости за навязчивость, но я просто не нахожу себе места!

— Я понимаю, детка, — снисходительно усмехнулся он и коснулся губами её макушки. — Забудь о плохом. Давай проживём этот день как обычно.

— Я не могу!.. Пойми, я хочу, чтобы ты всё время был у меня на глазах. В случае чего, я смогу защитить тебя!

— Не смеши меня!.. Прости, не плачь, детка… Лучше бы ты и дальше ничего не знала! — с досадой побормотал Ник.

В ответ Мари виновато посмотрела на него и с робкой надеждой в голосе проговорила:

— Не злись, дорогой! В принципе осталось уже немного до конца сегодняшнего дня. Может, всё обойдется?

— Не думаю, — спокойно произнёс кто-то с чуть заметными рычащими интонациями в низком голосе.

Аккуратно убрав Мари себе за спину, Ник обернулся к неожиданному пришельцу и насмешливо прищурил глаза.

— Что ж, влиятельные дома Осени частенько вмешивались в дела домов Лета и Зимы. Так или иначе, но их члены всегда были замешаны в пророче стве Лоти и в этот раз без них не обошлось.

Мари выглянула из-за плеча мужа и просияла радостной улыбкой.

— Тьен! Как я рада тебя видеть! Ты прибыл к нам с отцом и Аннабель? Почему они отпустили тебя одного? Учти, в Риоголизе не мудрено заблудить ся… — весело затараторила она и попыталась подойти к неожиданному гостю, но Ник её не пустил.

— Стой, где стоишь! — жёстко приказал он, снова отправляя жену к себе за спину. При этом он не спускал насторожённого взгляда с неизвестно откуда взявшегося юноши.

— Ник, прекрати нести ахинею, это же Тьен Моррисон! Помнишь, я рассказывала тебе о нём… — Mon ami, неужели ты рассказала мужу о нас? Как смело! А он знает, что мы с тобой были любовниками? — вкрадчиво перебил её гость и плавно шагнул к хозяевам. В глазах юноши засверкал яростный золотой огонь. — Мари, как ты смела нарушить клятву и не дождаться меня?

— Тьен, я тебя не понимаю, — девушка растерянно посмотрела на Моррисона. — Ты же сам недавно женился на моей сестре… — Ник не дал ей догово рить и сердито прошипел:

— Мари, не будь дурой! В шкуре твоего бывшего любовничка прячется кто-то другой! Тебе не кажется, что твой Моррисон странно одет?

— Понятия не имею!.. Что за ерунда? Кто это? — потрясённо воскликнула Мари. Выбитая из привычной колеи и привыкшая к необычной одежде Ни ка, она не обратила внимания на наряд Тьена, а его бело-золотой костюм явно был из эрейской коллекции.

— Правильно мыслишь, мой мальчик! — одобрительно отозвался пришелец. — Что ж, давай и дальше придерживаться эрейских традиций. Предла гаю на кон поставить твою жену и сразиться за неё в поединке. Победителю достаётся жизнь и приз. Договорились?

— Договорились! — холодно ответил Ник. — Подберём себе туаши в оружейной там же и сразимся. Марс, для ускорения процесса перенеси нас на ме сто.

— Не возражаешь, если я вызову своего слугу? Арес, поработай немного за сыночка, а то он по неопытности может натворить дел.

«Хорошо, братец, так и быть уважу твою просьбу», — прозвучал странный голос из ниоткуда.

— Какой-то бред! Ну-ка, вы оба немедленно прекращайте нести свою ахинею! — завопила Мари, бросаясь к противникам, но те исчезли на её глазах.

Она растерянно посмотрела на то место, где недавно стояли её первая любовь и муж, и бросилась по мощённой камнем дорожке к замку. Неизвестно от куда взявшийся чёрный ягуар заставил её испуганно шарахнуться в сторону. «Боже мой, опять вернулся старый кошмар и снова наяву!.. Может, я сплю, а Тьен и жуткая кошка мне просто пригрезились?» — с несбыточной надеждой подумала она. Немного поколебавшись, Мари решила действовать, невзи рая на препятствия на своём пути. Опасливо покосившись на ягуара, она вздёрнула подбородок. «Пошёл к чёрту! Рычи, не рычи, ты больше не запугаешь меня!» Она поклялась бы, что на кошачьей морде появилась улыбка. «Прошу прощения, миледи, но у вас ничего не выйдет». Мари смерила зверя высоко мерным взглядом. «Это мы ещё посмотрим!» Но её попытка обойти его, оказалась тщетной, тот с предупредительным рычанием преградил ей дорогу.

«Миледи, я прошу Вас не вмешиваться в поединок, — прорычал он, припадая к земле. «Чтобы Вы ни думали обо мне, но я Вам не враг. Поверьте, всё будет хорошо…»

— К сожалению, ты ошибаешься, Арес, — откуда- то сверху донёсся звонкий голосок.

— Ким!

Радостно вскрикнув, Мари по привычке посмотрела вверх и неверяще воззрилась на крылатую фигурку, окутанную невыносимым радужным сияни ем. «Всё! Либо полный капец мозгам, либо начался давно обещанный Армагеддон!» — подумала она, отрешённо глядя на плавно спускающееся к ней оче редное чудо. Когда сияние погасло, оно оказалось божественно красивым золотоволосым мальчиком лет семи. Скрыв разочарование, она поклонилась новому удивительному посетителю и вежливо произнесла:

— Простите, сударь, я обозналась… — Мари, ты не обозналась. Это я, Ким! — серебристо засмеявшись, мальчик бросился к девушке и, порывисто обняв её за талию, прижался к ней ли цом. — Малышка, честное слово, я по тебе страшно соскучился! — он поднял голову и хитро прищурил свои фиалковые глаза, занимающие чуть ли пол лица. — Хотя, моя дорогая родительница, ты всё-таки редкостная дура, если не можешь отличить мальчика от девочки.

— Постой, Ким, ты это о чём?.. Хочешь сказать, что ты девочка, а не мальчик? — растерянная Мари посмотрела на ребёнка. — Ничего не понимаю! Ты же мальчик… — Ладно! Слишком долго объяснять, а времени у нас очень мало! — нетерпеливо сказал бывший компьютерный дух. — Вспомни пророчество Лоти и, хорошенько подумав, позови меня настоящим именем. Тогда мы снова станем единым целым. Мари, не тормози при таких подсказках! Поверь, мы снова должны воссоединиться, или всем нам здорово не поздоровится, особенно раю Никотану!

Последний аргумент убедил Мари, и она без колебаний произнесла:

— Лотиэль, вернись! — в тот же миг мальчик исчез. — Ким! — вскрикнула девушка, не на шутку испугавшись, что снова потеряла своё шкодное, но очень дорогое сердцу создание.

«Я за него! — бодро отозвался внутри её головы знакомый голосок. — Малышка, некоторое время тебе придётся потерпеть меня. После того как мы раз делились, я не могу полностью слиться с тобой разумом, но постараюсь не беспокоить тебя без крайней нужды. Хорошо?»

«Сиди уж, если забрался!.. Ой, прости, Лотиэль!»

«Валяй! С твоей подачи я привыкла быть мальчишкой, — хихикнула весёлая богиня. — Назвав меня настоящим именем, ты раз и навсегда обозначила мой божественный статус, а остальное уже не важно. Хоть груздем назови, только в лукошко не сажай!»

«Спасибо! Лотиэль, ты на самом деле божество Весны?» — с любопытством спросила Мари.

«В общем-то, нет, — заколебалась её внутренняя собеседница. — Если ты имеешь в виду реальность, то с самого сотворения мира мы здесь единствен ные с кошаком. Кстати, всё что ты видишь вокруг наворотил именно Арес».

«Спасибо, миледи Лотиэль! — учтиво произнёс ягуар, при этом ласково глядя на Мари. — Я очень благодарен Вам за столь высокую оценку моего сози дания, но без Вашей помощи, я не добился бы столь выдающихся успехов!.. — на его морде появилось вежливое выражение. — Нет, миледи Мариэль, я не творец вашей Вселенной, её создал мой брат Николс, он принц Хаоса».

«Ёшкин кот!» — мысленно воскликнула обескураженная Мари и содрогнулась, внезапно осознав, что попала в плотное окружение богов. Не зная как обращаться к ягуару, она вопросительно посмотрела на него. «Простите…»

«Без проблем, миледи Мариэль. Можете мне не выкать и звать по имени. Мы же с Вами давние знакомые, хоть и не были представлены друг другу», — ухмыльнулся он.

«Спасибо, Арес! — благодарно отозвалась девушка. — Давайте оба перейдём «ты», а то как-то неудобно получается».

«Хорошо, Мари», — не стал чиниться бог, по-прежнему не сводя с неё внимательных светящихся зелёным светом глаз. Ей стало не по себе, но тут она вспомнила о муже, и все чудеса для неё немедленно отошли на второй план. «Арес! Я умоляю, перенеси меня к Нику! Господи, кто же его противник?»

«Если вопрос не риторический, то это Николс мается дурью, — фыркнув, насмешливо отозвался ягуар. — Принцу Хаоса скучно, вот он и развлекается, отрабатывая им же придуманное пророчество».

— Чёрт он или бог, но я не позволю ему убить моего мужа! — завопила Мари вслух и рванулась к замку. Неожиданно перед ней возник огромный мер цающий квадрат мрака. «Боже мой! Это ещё что?!» — воскликнула она.

«Ну, всё! Начинается! — прошептала Лотиэль и когда Мари попыталась обогнуть препятствие, она убитым голосом добавила: — Бесполезно, малышка!

Лорд Хаос призывает нас к Сияющему двору. Смелей шагай в портал. Всё равно ничего другого не остаётся».

Девушка попыталась всё же сопротивляться, но её подхватила неведомая сила и повлекла за собой.

*** От чужеродности испытываемых ощущений при прохождении портала у меня остались самые премерзкие впечатления. Казалось, ещё немного и ме ня вывернет наизнанку. Нечто подобное я испытала только при слиянии с тиараном. Скажу вам по секрету — нечеловеческое это дело путешествовать подобным образом. Слава богу, хоть Лотиэль всю дорогу поддерживала меня, давая ориентир моему несчастному разуму.

Всё когда-нибудь кончается, и я оказалась перед высоченной стеной пламени. Пока я топталась около неё, умом понимая, что мне нужно шагнуть внутрь, у меня возникло странное ощущение, что после долгих скитаний я стою у стен родного дома и не решаюсь переступить его порог. В предчувствии долгожданной встречи мне боязно, а вдруг вместо радостных объятий близких, я встречу недоумённые взгляды чужих людей. Может, это не мои чувства, а Лотиэль? Скорой всего так оно и есть. То-то она затихла внутри меня и больше не подаёт признаков жизни.


«Это выходной портал, — наконец, ответила нарисовавшаяся в моих мыслях богиня и бодро добавила: — Не бойся, смелее дуй вперёд!»

Хорошо иметь в наперсницах богиню. Уверенная что огонь — это очередная блажь моего разума, мне многое мерещилось по дороге сюда, я без разду мий шагнула вперёд. Ё-мое! Огонь оказался самым настоящим и меня опалил невыносимый жар.

«Лотиэль, могла бы предупредить!» — с досадой воскликнула я, хлопая себя по тлеющим волосам и платью. К счастью, огонь быстро сменила какая-то вязкая тьма. Не было видно ни зги и я шагала наугад.

«Глупости! В таком случае ты сто лет топталась бы у выходного портала, не решаясь ступить в него», — хихикнув, ответила богиня.

«Ну, ты и зараза!» — без всякого почтения обложила я Лотиэль.

«Да ладно тебе злиться! Посмотри, какая красота!»

«Слушай, у тебя что галлюцинации?..»

Не успела я и глазом моргнуть, как ухнула в пустоту и полетела к виднеющейся далёкой земле. Всё бы ничего, но полёт без парашюта как-то очень на прягал. Я рассердилась на свою легкомысленную напарницу. Судя по всему, она не собиралась принимать никаких мер для моего спасения.

«Эй! Может, ты что-нибудь сделаешь, пока я не разбилась?»

Лотиэль лениво отозвалась:

«А кто тебе мешает самой притормозить?»

«Наверно сила притяжения! Слушай, что за идиотские вопросы?»

«Мари, ты только посмотри какой чудесный вид! Красота! — восторженно воскликнула Лотиэль и с озорством добавила: — Господа, пристегните при вязные ремни! У нас намечается аварийная посадка!»

«Чтоб тебе было пусто! Лотиэль, прекращай свои дурацкие шуточки — до земли осталось всего ничего!.. — процедила я сквозь зубы, мечтая приду шить легкомысленную богиню. — Конечно, тебе-то что! Переселишься в другую дурочку и нет проблем, а из меня скоро будет отбивная! А-а-а! Я не хочу упасть и разбиться!»

В то же мгновение я повисла в воздухе в считанных метрах от поверхности земли и, не веря своему счастью, облегчённо выдохнула.

«Фу, слава богу!»

«Давно бы так, паникёрша! Это же Сияющий двор и здесь повсюду эфир насыщен магической энергией. Всего-то дел — высказать пожелание и тогда Распорядители идентифицируют тебя как Истинную кровь и немедленно возьмут под контроль. Действуй смелее, тебе дали определённую свободу пере движения! Не бойся! Если ты сделаешь что-то не так, то быстро получишь по шапке», — весёлым голосом прощебетала Лотиэль.

«Слушай, ты точно относишься к пантеону добрых богов? Обычно такими безбашенными оптимистами бывают только отпетые злодеи!»

«Но-но! Не замай мою добрую репутацию! — хихикнув, отозвалась божественная поганка, сидящая внутри меня, и предложила: — Мари, давай немно го прогуляемся! Мне хочется посмотреть на родной дом, которого я никогда не видела».

Немного удивившись словам Лотиэль и ощутимому волнению, исходящему от неё, я ответила согласием, попутно отметив правильность своих выво дов. Там, у выходного портала это действительно были её, а не мои чувства.

«Давай, поднимайся выше и полетели!»

«Ага, щас! Только почитаю инструкцию для ведьм по полетам без летательных средств!»

«Эй, партнёр, действуй смелей, не тормози! Что ты разеваешь варежку? — нетерпеливо сказала Лотиэль. — Наметь себе ориентир и дуй туда потихонь ку»

«Слушай, откуда ты набралась дурацкого жаргона?»

«И ты ещё задаешься этим вопросом после того как столько лет мы провели вместе?»

«Могла бы и не поддаваться моему тлетворному влиянию!» — фыркнув, ответила я. Немного освоившись и поняв, что мне не грозит падение, я подня лась повыше и воспарила на высоте птичьего полета.

Несмотря на нетерпение свой божественной подружки и ночную темноту, я была настороже, — мне хотелось оценить окружающую обстановку и по нять куда я попала. На первый взгляд расстилающийся подо мной мирный пейзаж не возбуждал подозрений, но интуиция говорила мне, что я нахожусь невообразимо далеко от родной планеты. Да и вид бархатно-чёрного неба подтверждал мои опасения, в нем сияли совершенно незнакомые созвездия, и величественно плыла нереально огромная луна.

Выбирая, куда мне двинуться, я огляделась по сторонам. Вдали призывно блеснула водная гладь, и я устремилась к ней. Неторопливый полёт вызывал в моей душе чувство неизъяснимого восторга, но я не теряла бдительности и по-прежнему внимательно смотрела вниз, стараясь понять, с чем имею де ло. В ярком свете луны мне не было нужды подключать ночное зрение, и я отчётливо до малейших деталей видела расстилающуюся подо мной сказоч но-прекрасную зеленую долину. Она была правильной квадратной формы, но небольшие купы деревьев и цветочные поляны, в живописном порядке разбросанные по ней, придавали ей неизъяснимое очарование живой природы, не теряя при этом ощущение ухоженного парка. Ко всему прочему по до лине, причудливо извиваясь и играя на перекатах, текли четыре полноводные речки, с прозрачными — прохладными даже на вид голубоватыми водами.

Своё начало они брали из идеально круглого озера, которое напоминало чудесную голубую жемчужину, лежащую в кратере огромного вулкана, который в свою очередь находился в центре квадратной долины. Потоки воды делили долину на четыре равные части.

«Очень похоже на парк, выполненный в виде геральдического средневекового щита, только привычных зверушек не хватает», — подумала я и четко представила себе, что произойдёт дальше.

Ё-моё! Дежавю!.. Чёрт! Это же мой сон, приснившийся мне дома после окончания Академии!.. — внутри меня заклокотало возбуждение, и я окликнула богиню. — Лотиэль, поверь моим ощущениям, сейчас начнётся нечто странное!»

«Думаю, что ты права», — быстро отозвалась она и предупредила: — Мари, не пугайся, если я перехвачу управление телом. Хорошо? Я попробую разру лить ситуацию». Чувствовалось, что ей не по себе, и она волнуется.

«Сама-то уверена, что справишься?» — вырвалось у меня.

«Не могу гарантировать, — тревожно отозвалась богиня. — Не хочу скрывать, дела наши плохи. Благодаря Николсу, силёнок у меня мало и для здеш них мастодонтов я такой же детский сад, как и ты, но всё-таки у меня возможностей больше, чем у тебя, — сообщала она и упавшим голосом добавила: — Прости, малышка, если я не справлюсь и подведу нас обеих».

«Чёрт возьми, Лотиэль, не смей раскисать! Помни, я с тобой и чем смогу, тем помогу» — воскликнула я. Как ни странно, но после моих слов богиня приободрилась.

«Спасибо!» с искренней благодарностью отозвалась она. Господи, и кто из нас детский сад после этого?

Вдруг в каждом из четырех отдельных полей долины, быстро разрастаясь, вспыхнуло призрачное голубое сияние. В его неверном свете зашевелилось что-то темное и живое, а затем на поляну по очереди шагнули четыре огромнейших зверя. Первым вышел Снежный Барс, и долина на его кварте окраси лась в серебристо-белый цвет, искрящийся инеем в ярком свете луны. Он грозно рыкнул и на его вызов ответил Полночный Ягуар. Он оскалил грозные белоснежные клыки и шагнул на поляну, которая в его кварте показалась опрокинутым звездным небом. Рыча, звери двинулись навстречу друг другу, но того и другого остановили хозяева. Из голубого сияния, вдруг взревевшего багровым пламенем, за ними шагнули два высоченных рыцаря в одинаковых черных доспехах с радужным отливом. Платиновый блондин свистнул, и Снежный Барс тут встал рядом с ним, а темноволосый похлопал плеткой по го ленищу сапога и Полночный Ягуар покорно улегся у его ног. Я обратила внимание на то, что зверь хоть и выглядит двойником Ареса, но им не является.

Какая-то наивность, написанная на его морде, выдавала, что он ещё очень молод, в отличие от матёрого зверюги, в обличье которого явился мне бог.

«Ура! Наши подоспели на подмогу! — радостно воскликнула я, ни минуты не сомневаясь, что вижу перед собой Ника и Штейна. Затем из ревущего пламени одновременно шагнули в таких же черных доспехах, что и у них, Тьен в сопровождении Золотого Тигра и Анжей в сопровождении Солнечной Львицы. На какое-то время часть долины Тьена окрасилась огненно-рыжим цветом, а Сапковского — затянуло молодой зеленью и солнечным редким ту маном.

От быстрого полёта в моих ушах засвистел ветер и, оказавшись рядом с мужем, я окинула его взглядом. Вроде бы с ним всё было в порядке.

«Привет! Как дела?.. Ник, неужели ты убил Тьена?» — волнуясь, спросила я.

«Извините, райдиэль, Вы обознались. Меня зовут Никотан, и я не имею чести быть знакомым с Вами, — холодно ответил он, явно не узнавая меня.

«Дорогой, это я Мари! Пожалуйста, вспомни! Мы женаты и у нас есть сын Таятан!»

Ник смерил меня долгим сумрачным взглядом, но мои слова возымели на него положительное действие. Он потёр лоб и сердито буркнул:

«Не беспокойся, жив и здоров твой Моррисон или кто там прячется за его маской. Мы не успели даже обменяться ударами, как меня утянуло сюда. Ма ри, держись рядом со мной, но старайся не мешать, если мне придётся сражаться».

Не успела я согласно кивнуть головой, как меня охватил прозрачный столб света и повлёк за собой. Ник рванулся было ко мне, но его немедленно ско вала невидимая сила, а я после краткого полёта зависла над круглым озером. Вроде бы внешне события развивалось по известному мне сценарию, но в чём-то неуловимо чувствовалось их отличие. Неожиданно возле меня материализовалась гибкая фигура в синих доспехах. «Риза!..» Находясь в смятении, я не могла отвести глаз от той, что дала мне жизнь. Она мельком глянула на меня.

«Привет, малышка! Ничего не бойся, я не дам тебя в обиду», — прозвучало в моей голове.

«Да и я не буду стоять в сторонке, когда обижают моего ребёнка», — весело воскликнул знакомый голос, и моё сердце пропустило удар.

«Рени! Ты жива!» — завопила я и рванулась к невысокой изящной фигурке в спецназовском комбинезоне. Но стены кокона оказались неодолимой преградой. Не отводя глаз от родного лица и плача от радости, я заколотила по ним кулаками. — Сволочи, выпустите меня! Мам, как тебе не стыдно? Мы с отцом отчаялись тебя найти, и чуть было не похоронили! Как ты оказалась в этой Тмутаракани?»


Моя вампирская матушка грустно улыбнулась.

«Увы, моё солнышко, вынуждена тебя огорчить. Простые смертные сюда попадают, только оказавшись за гранью. Это вашей Магической Квадратуре Круга сделано исключение». Рени подмигнула мне. «Мы ещё поговорим с тобой, Мари, когда закончится дурацкая катавасия», — пообещала она.

«Значит, жизнь после смерти всё же существует…» Я растерянно смотрела на улыбающуюся Рени, а затем перевела взгляд на Ризу.

Жаль, что она тоже умерла», — с печалью на сердце подумала я, и твёрдо решила признать за обеими женщинами статус матери. При ненормальной любви эреев к детям, только нечто экстраординарное могло заставить мою кровную мать бросить меня на попечение брата. Синеглазая красавица мед ленно повернула голову в мою сторону и её удивительные глаза блеснули слезами.

«Не знаю, простишь ли ты меня, Мариэль, ведь на самом деле я очень виновата перед тобой. Увлёкшись играми во власть, я бросила тебя совсем ма ленькой», — с решительным видом повинилась она.

«Ничего, всё бывает», — пробормотала я, не зная, что ответить.

«Мариэль, может, я и плохая мать, но ты мне не безразлична. Поверь, я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы ты была счастлива».

«Да будет так! Аминь! — насмешливо воскликнула Рени и, поймав холодный взгляд Ризы, иронично добавила: — Можешь не стараться, дорогуша! До тебя тоже многие пробовали, но ещё никому из них не удалось пробить меня взглядом. Давай-ка на время отложим войну и заключим перемирие».

Презрительно фыркнув, Риза ничего не ответила и отвернулась. Этим она немедленно напомнила мне Ника.

«Пожалуйста, не ссорьтесь! Честное слово, вы мне обе дороги!» — умоляюще воскликнула я и облегчённо перевела дух, когда в ответ обе искренне улыбнулись. Говоря такое, я не кривила душой. Риза и на самом деле была мне близка. Очевидно, сказывалось эрейское воспитание Ника и голос родной крови.

Стремительное падение в озеро отвлекло меня от родственных разборок. С головой уйдя в воду, затем я снова вознеслась вверх уже мокрая как цуцик.

Мало мне ледяной купели, как тут ко мне с четырёх сторон с грозным рычанием полетели кошки, повинуясь воле своих хозяев. Но на излёте они превра тились в цветной туман, который собрался в небольшой радужный шар и завис над моими протянутыми руками. Не зная, что делать с ним, я мысленно прошипела:

«Лотиэль, ты там уснула что ли?»

«Нет-нет!» — испуганно откликнулась она.

«Слушай, тут такие дела творятся, а ты ни гу-гу. Может, пора вступать в игру?»

«Подожди ещё немного, мне нужно подготовиться».

«Боже мой, Лотиэль, к чему ты там готовишься? Давай, действуй!»

Отклика на свой призыв я не получила. Богиня снова намертво заглохла.

«Чёрт, от тебя никакого толку!» — в сердцах воскликнула я, чувствуя, что наступает переломный момент.

— Круг замкнут. Малышка, не возражаешь, если я заберу у тебя ритом руанона? — вслух произнес красивый голос. Воздух передо мной заклубился зо лотым туманом, и удивительное существо с огромными прозрачными крыльями, переливающимися всеми цветами радуги, повелительно протянуло ко мне изящные полупрозрачные ладони. В немом восхищении я смотрела на прекрасное воплощение Титании, сказочной королевы фей, при этом совсем не въезжая, что ей нужно. Тем не менее, я опустила руки и послушно протянула ей радужный шар.

— Мари, не смей отдавать мой ритом! — властно сказал знакомый голос. «Мика! Слава богу!» — я страшно обрадовалась, увидев отца на берегу озера, и немедленно воспряла духом. Повинуясь его приказу, я быстренько отдернула радужный шар от ждущих рук «Титании» и, опасаясь, что она отоберёт его у меня, прижала его к своей груди.

Наяву, — если происходящее можно было назвать этим словом, — явно всё пошло вразрез с моим сном. По сравнению с ним количество действующих лиц сильно увеличилось, особенно с появлением отряда высоченных мужиков в матово-чёрных доспехах, возглавляемых зеленоволосым красавчиком, который на моих глазах превратился в шипастое чудовище. С мечами наперевес, они начали окужать Мику. Я страшно испугалась за него, но он к моему великому удивлению был совершенно спокоен. Улыбнувшись, он помахал мне рукой.

— Присмотри за ритомом, детка! Я заберу его несколько позже.

— Не беспокойся, Мика, я сберегу эту штуку для тебя!.. Будь осторожен! — выкрикнула я отцу, с тревогой глядя на то, как он медленно отсупает от озе ра, и вокруг него смыкается кольцо воинов с мечами.

«Это Внутренняя стража Сияющего двора. Их набирают из числа воинов элитного Легиона убийц», — услужливо подсказала мне Лотиэль.

«Спасибо за информацию», — холодно поблагодарила я богиню, совсем не желая отвлекаться на болтовню с ней, и она обиженно замолчала.

Моя личная стража тоже насторожилась. Риза и Рени наблюдали за происходящим на берегу, но ни одна из них не сдвинулась с места, чтобы помочь Мику. Но когда перед ними выросла странная фигура в золотых доспехах с пламенеющей шевелюрой и глазами, они переглянулись и в руках обеих немедленно возникли мечи.

«Милорд Ваатор, Повелитель Адской Бездны, если не ошибаюсь», — пропела Рени. Приподняв бровь, тот смерил её ироничным взглядом.

«Леди Рената, второсортная душонка, которую даже нельзя отнести к Истинной крови. Она же сожительница опального божка Этана, если я не ошиба юсь», — ядовито ухмыляясь, процедил этот мерзавец. От обиды за мою дорогую Рени, во мне пламенем взметнулась багровая ярость.

«Сволочь! Самоварное золото! Сам ты низкая душонка!..» — завопила я, и дальше из меня посыпался сплошь нецензурный мат, но обладатель костра на голове не обратил ни малейшего внимания на мои вопли, он по-прежнему не сводил огненных глаз с лица Рени. Та недобро усмехнулась.

«В отношении меня Вы полностью правы, милорд, но в отношении Этана Вами допущена маленькая неточность. Он не божок, как Вы выразились, а полноценный творец. Имейте это в виду и не смейте пренебрежительно отзываться о нём».

«Ну, и что мне будет, если я не послушаюсь Ваших указаний?» — издевательским тоном произнёс товарищ в золотых доспехах.

«Не смейте назвать Рени второсортной душонкой, милорд Ваатор!» — прорычал золотой дракон, заступая ему дорогу. Его облик заколебался и, приняв облик рыцаря в белых доспехах, он без промедления напал на своего противника. Мечи оказались не только холодным оружием, из них хлестала ка кая-то энергия, судя по появляющимся темным отметинам на доспехах воинов и ярких вспышках на барьере, который Рени и Риза немедленно замкнули вокруг нас, чтобы уберечься от случайных ударов участников поединков.

Волнуясь за отца, я поискала его взглядом и недоумённо моргнула, не веря своим глазам. Высоченный воин, облачённый в чёрно-белые доспехи, успешно отбивался от наседающих противников. В одной руке он держал белый меч, а в другой — непроницаемо-чёрный щит, которым искусно париро вал многочисленные удары.

«Чёрт! Их слишком много! Несмотря на крутые прибамбасы Мика, в конце концов, со всеми ему будет не справиться», — занервничала я.

«Спокойно, детка! Не так-то просто победить будущего лорда хаоса. Не отвлекайся, Мари, береги ритом».

«Я же сказала, что сделаю всё возможное, чтобы сохранить эту штуку!»

«Вот и замечательно!» — одобрительно отозвался отец. — Передай привет Рени и Ризе и не забудь извиниться за меня. Скажи им, что сейчас я несколь ко занят и не могу поприветствовать их должным образом».

«Обязательно! Мика, не отвлекайся!» — взмолилась я, видя, что он не воспринимает всерьёз грозящую ему опасность. Тот засмеялся и, легко отбросив троих воинов Легиона убийц, снова обратился ко мне:

«Кстати, передай своей крылатой соседке, что я польщён её вниманием и постараюсь выполнить её просьбу».

Я покосилась на королеву фей, та по-турецки восседала рядышком со мной и с любопытством наблюдала за сражением Мики. Похоже, она сама услы шала его слова и, улыбнувшись, послала ему воздушный поцелуй. А мой отец, это легкомысленное чудище, даже умудрился ей галантно поклониться. Я расстроилась. «Вот стервец! Я тут волнуюсь за него, а ему хоть бы хны. Нет, чтобы немного поберечься, — ведь в любой момент его могут прихлопнуть многочисленные противники!» — Миледи, — обратилась я к ней, почему-то с языка сорвалась именно эта уважительная форма обращения. — Скажите, Вы друг нам или враг?

— Малышка, я всего лишь сторонний наблюдатель, — ответила Радужнокрылая красавица, смерив меня рассеянным взглядом. Неожиданно на её ли це появилось сильнейшее изумление. Легко поднявшись на ноги, она подошла вплотную ко мне и заглянула в глаза.

— Лотиэль, неужели ты сумела отделиться, от живого носителя и тем избавилась от заклятия? — удивлённо сказала она и ласково добавила: — Выхо ди, не прячься, детка. Я люблю тебя! Клянусь, никто не причинит тебе вреда.

«Мамочка!» — бросив меня, с радостным возгласом моя богиня повисла на шее у королевы фей.

«Понятно. На Лотиэль нет надежды. Обманщица!» Я мрачно воззрилась на богинь, похожих как две капли воды. Радостно улыбаясь, они повернулись ко мне и моя ненадёжная компаньонка весело воскликнула:

— Не сердись, Мари! Я сдержу своё обещание, и вы отправитесь домой. Мама, ты поможешь? — Лотиэль просительно посмотрела на королеву фей, но та смерила меня испытующим взглядом и нахмурилась. Что-то во мне ей сильно не нравилось. Я огорчилась. Мне хотелось, чтобы златовласая красави ца-богиня отнеслась ко мне с большей симпатией: она пришлась мне по душе.

— Не нужно давать опрометчивых обещаний, Лотиэль, — мягко сказала старшая богиня и сухо обратилась ко мне: — Милочка, можете называть меня миледи Лилит. Мне совсем не льстит Ваше «Титания» и «королева фей».

— Извините, я не хотела вас обидеть, — пробормотала я и неуютно поёжилась от насторожённого взгляда фиалковых глаз. Помешкав, я смущённо до бавила: — Меня зовут… — Не трудитесь, райта Мариэль. Я знаю, кто Вы и не скажу, что рада знакомству с Вами, — ледяным тоном отчеканила она.

И совсем уж меня добило то удивление, с которым Рени и Риза посмотрели на меня, заметив, как недружелюбно ко мне настроена миледи Лилит. На их лицах появилось одинаково огорчённое выражение. Я видела, с каким почтением они приветствовали её появление.

«Вот чёрт! Рени, я ни в чём не виновата! Клянусь, я не наступала миледи Лилит на крылья и другие части тела!.. Честное слово, я никогда не обрывала крылья у бабочек!» — находясь в полном расстройстве, воскликнула я. В фиалковых глазах обеих богинь вспыхнули смешинки, они переглянулись и дружно прыснули в кулачок.

— Мама, честное слово, Мари — хорошая девочка. К тому же она моя благодетельница. Благодаря её усилиям, я смогла до срока отделиться и тем изба виться от череды переселений в смертные оболочки.

Сразу же посерьёзнев, старшая богиня вздохнула и с раскаянием взглянула на меня.

— Простите меня, райта Мариэль! Не стоит так расстраиваться, я знаю, что Вы ни в чём не виноваты. Спасибо Вам за Лотиэль. Сняв с неё заклятие, Вы избавили нас от необходимости сражаться друг с другом, — помедлив, миледи Лилит виновато посмотрела на меня и я насторожилась. — Если бы не раз мытость центра Магической Квадратуры Круга, сулящая нам огромные неприятности и то, что Вы авитолан… В недоумении я посмотрела на ошарашенное лицо Лотиэль, но в следующее мгновение миледи Лилит напала на меня. Ослепительный золотой шар нёс такой заряд энергии, что достигни он цели, я уверена от меня не осталась бы и мокрого места. Но радужный шарик окутал меня тонкой плёнкой и от разил большую часть удара, но всё равно мне неслабо досталось. Упав на колени, я застонала от жуткой боли, и с отчаянием увидела, что в руках обеих богинь растут новые золотые шары.

«Ну, всё! Мне конец! Их сдвоенного удара я точно не выдержу! Прощайте, мои дорогие!» — мысленно я попросила прощения у мужа и сына, что остав ляю их одних и приготовилась умереть.

«Мари, не смей сдаваться! Только попробуй бездарно умереть, и я тебя никогда не прощу! Клянусь, если ты сдашься без борьбы, наш сын никогда не узнает даже твоего имени!»

«Это жестоко, мой рай, — я с трудом подняла затуманенные болью глаза, стараясь рассмотреть Ника. Тот бился в тисках ловушки, держащей его на ме сте. Я криво усмехнулась. — Видишь, моя любовь, даже тебе не под силу справиться с хозяевами этих мест, что уж говорить обо мне… Рени, Риза, остано витесь! Прошу вас, мои дорогие, не нужно бесполезных битв. Миледи Лилит права, я должна умереть, иначе случится большая беда».

«Не смейте трогать мою дочь!» Каким-то непостижимым образом отец оказался рядом со мной и с яростью напал на богинь. Миледи Лилит заслонила собой напуганную Лотиэль. Приняв на себя энергию удара его меча, она медленно осела, прижав руки к груди. Раздался всеобщий вздох. Опустив оружие, все сражающиеся повернулись к нам. Облик миледи Лилит начал бледнеть, но перед тем как окончательно исчезнуть, она посмотрела на меня и тихо по просила:

«Малышка, сделай всё, что в твоих силах, но не дай превратить тебя в авитолан — абсолютное оружие!»

«Миледи Лилит, не умирайте! Подождите, что я должна сделать для этого? Умереть?»

«Нет!» — разом вскричали Мика и Ник, и я не поняла, что прошептали мне призрачные губы умирающей богини.

Вся четвёрка парней вырвалась из держащих их тисков, и теперь они окружали меня, не давая приблизиться ко мне страшно разъярённым воинам Сияющего двора. Внезапно моё сердце облилось кровью. Больше не принимая участия в моей защите, Рени и Риза с удручённым видом стояли в компа нии Лотиэль, которая оживлённо жестикулируя, что-то им говорила. Вскоре к ним вполне мирно присоединился огненноволосый товарищ и тоже с удив лением посмотрел на меня. Бывшие противники заключили перемирие, и это был мой приговор.

«Что ж, вопрос только в том, как мне умереть, не имея оружия?» — отстранённо подумала я и, положив радужный шар на колени, похлопала себя по карманам платья. Наконец, в них отыскалась небольшая пилочка для когтей. Достав её, я начала ожесточённо тыркать ею себе в вены на руках, а затем попыталась ударить себя шею. Я старалась не обращать внимания на разъярённое лицо Ника, который изо всех сил бил мечом по окружающему меня ко кону, пока остальные отбивались от противников.

Вдруг раздался нечеловеческий рёв. Огромный кусок звёздного неба с треском лопнул, и к нам до кучи присоединилась ещё парочка сказочных репти лий — огромный матово-чёрный дракон и с ним другой поменьше — радужно-чёрный. Последний был мне знаком по сновидению. При появлении новых действующих лиц, воины сразу же перестали сражаться и, отступив, опустились на колени.

На подлёте к озеру драконы сменили облик. Мужчина со снежно-белыми волосами сразу же устремился к Лотиэль, а темноволосый красавец целена правленно двинулся ко мне и, оказавшись на подходе, мягко улыбнулся Нику, который вдруг недвижно замер. Легкое прикосновение к кокону и тот без звучно лопнул как мыльный пузырь. Опустившись на колено, мужчина приподнял моё залитое слезами лицо, и участливо заглянул в него очень знако мыми бирюзово-синими глазами. В моей памяти замелькали странные картины.

Огромный зеркально-чёрный инопланетянин, и огромный жук такой же расцветки. У того и у другого бирюзово-синие глаза… Радостно смеясь, я лечу в окружении цветочных лепестков и радужно-переливающихся мыльных пузырей… Чтобы помочь ко мне, протягивается смуглая рука с радужными когтями, и я без страха хватаюсь за неё… «Николс!» — радостно воскликнула я и умоляюще посмотрела в прекрасное лицо нашего бога-творца. «Скажи, что я должна делать? Неужели и ты счи таешь, что я должна умереть?»

«Бедная малышка! Похоже, ты натерпелась страху», — он улыбнулся мне такой знакомой и доброй улыбкой, что у меня от прилива счастья защемило сердце. «Прости, мой ангел, я тот ещё дурак, если сразу не распознал в тебе абсолют. Будь я прозорливей, сейчас было бы гораздо проще справиться с си туацией, — я понурила голову, но Николс немедленно подбодрил меня. — Не расстраивайся, Мари она и сейчас ещё не безнадёжна». Он смерил меня за думчивым взглядом и, вздохнув, произнёс: «Прости, но я не вправе ничего скрывать от тебя, Мари. Знай, что в твоих руках судьба нашего Мироздания, — он помолчал и, с жалостью глядя на меня, добавил: — Малышка, мне очень жаль, но от твоего решения зависят судьбы богов и их творений, потому не ошибись с выбором, а он будет непростым…»

Николс начал излагать что мне предстоит сделать, чтобы попасть на место, попутно знакомя с предстоящими трудностями, и с каждым его сказанным словом меня всё сильней била дрожь. Осознание ответственности не то, что за судьбы мира, а Мироздания непосильной тяжестью легла на мои плечи, и практически раздавила. Самое главное, что Николс не мог подсказать, что мне чёткий порядок действий, когда я окажусь на месте. Правильность своих решений я должна была оценивать самостоятельно.

Не вынеся морального давления, я вскочила на ноги и отчаянным взглядом обвела море поднятых ко мне молчаливых лиц, многие из которых даже не являлись людьми. «Боже мой, откуда здесь набралось столько народу, да ещё такого странного?.. — слабо удивилась я и разозлилась ещё больше. — К чёрту всех!»

— Нет! Я не хочу! Почему я должна отдуваться за всех? Вы же боги, так сделайте что-нибудь!.. Поймите, мне и подавно не справиться с тем, где вы бес сильны! — я упала на колени и закрыла лицо руками. — Умоляю, отпустите меня домой или дайте умереть! Ведь я ни в чём не провинилась перед вами.

Я не просила делать из меня дурацкое абсолютное оружие!

Опустившись на колени, Рени обняла меня, нежно баюкая в своих объятиях, и я разрыдалась с новой силой. «Предательница!»

— Неправда! Детка, я куда угодно пошла бы вместо тебя, будь это возможно, — горячо проговорила она, и на её глазах показались слёзы. — Но, увы! Эта ноша только тебе по плечу. Слава богу, что тебя не убили, иначе всё уже было бы кончено. Спасибо их высочество, принц Николс нашёл способ, которым можно попробовать справиться с грядущей катастрофой… Встревоженная возгласом Рени я подняла голову и посмотрела в направлении её взгляда. Там творилось настолько невообразимое, что меня от чуже рожности происходящего резко затошнило. Сминая пространство, сражались трое. Николс и тот второй, что прибыл с ним, еле сдерживали натиск наше го Мика. Несмотря на страшный неузнаваемый вид, я всё равно его узнала. Странно! Я знала, что отец рвётся ко мне, чтобы убить, но во мне радостно пе ла кровь. Услышав его зов, я бросилась к нему. «Мой господин, я иду к Вам!»

— Чёрт побери! Опомнись, Мари! — я мутным взглядом смерила Рени с Ризой, которые с трудом удерживали меня на месте. Их несчастный изранен ный вид и вид моих рук, превратившихся в лапы гнусного чудовища, отрезвил меня и вернул прежнюю внешность. Обрадованная Рени прижала меня к себе и быстро проговорила:

— Всё, детка, время исчерпано! Кажется, начинается Армагеддон, в котором вы с Миком центральные фигуры. Ты всё запомнила, что тебе говорил Ни колс?

— По-моему, да, — отозвалась я не очень уверенно.

— Неважно, думаю, Николс всё предусмотрел и ты ничего не забудешь из сказанного им! В путь, Мари! Промедление смерти подобно!

— Хорошо!

Поцеловав Рени и Ризу, я подскочила к встревоженным мальчишкам Анжею с Тьеном и, не слушая их увещеваний, поцеловала их и бросилась к Нику, успев таки на ходу клюнуть в щёчку своего шефа, удивлённо приподнявшего бровь. На какое-то время я прижалась к груди мужа, с наслаждением слу шая ровное биение его сердца, а затем заглянула в его бесстрастное красивое лицо. Ник и на фоне богов не терялся, выделяясь своей незаурядной внешно стью. «Прощай, моя любовь!»



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.