авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 4 ] --

— Может, погуляем немного, пока этот бардак не закончится? Хочешь, расскажу тебе о Франции? Ведь это и моя родина.

— Я с удовольствием, — девушка нерешительно покосилась на насупившуюся подругу. — Можно Римма пойдет с нами?

Заметив повелительный взгляд брата, Кати немедленно подхватила упирающуюся блондинку под руку и, что-то весело треща на ходу, потащила её в круг танцующих.

Молодые люди долго гуляли по дорожкам под полной луной и, как ни странно, Тьен чувствовал себя так, как будто он и на самом деле находится на свидании. Стеснительная Аннабель почти не открывала рта, и ему приходилось говорить за двоих, но её молчаливость не раздражала юношу. Он прово дил девушку до дома и, обняв, заглянул в ждущие темно-зеленые глаза. Долгий поцелуй показался ему хмельным и сладким, как молодое вино.

— Пригласишь в гости? — страстно шепнул он на ухо рыжеволосой девчонке, и та согласно кивнула головой.

Когда Тьен открыл глаза, первое что ему бросилось в глаза — это большая фотография на полке, с которой ему улыбалась Мари с родителями. Отстра нив прижавшуюся к нему девушку, он резко сел в кровати.

— Аннабель, как твоя фамилия?

— Палевская, — с недоумением ответила она. — В чем дело, Тьен? Что-то случилось?

— Все в порядке, котёнок, — улыбнулся юноша и, снова улегшись в кровать, долго вглядывался в смущенное личико девушки. — Сколько тебе лет, мon ami?

Она долго молчала и нехотя выдавила:

— Недавно исполнилось пятнадцать.

«Да! Кажется, влип по-полной! Ситуация — хуже не придумаешь! Мало того, что Аннабель малолетка, к тому же она дочь Главы Совета Старейшин. А самое гадостное в этой истории то, что она сестра Мари. Вот чёрт!» На глазах девушки, почувствовавшей неладное, навернулись слёзы.

— Тьен, пожалуйста, не бросай меня!

— Не бойся, котёнок, я никуда не ухожу. Поверь, ты мне очень нравишься, — он вздохнул и, обняв девушку, порывисто прижавшуюся к нему, игриво шепнул: — Если мадмуазель в настроении, то не продолжить ли нам ночной марафон?

Глава третья Цитрин — Алукард, моя любовь, не уходи, умоляю тебя!

— Прости, дорогой, но меня ждет Интегра!

— Ты же моя лучшая половина! Я умру без тебя!

— Прекрати меня лапать, мерзкий ублюдок!

По широкой лестнице старого замка пронесся вихрь. Выходя, прекрасный юноша так яростно хлопнул входной дверью, что с ветхих потолков посыпались остатки древней росписи.

— О, нет! Алукард! Вернись!

По комнатам замка пронесся страшный стон, а затем монотонные тоскливые завывания. Закрывая распахнувшуюся дверь, сгорбленный упырь Ван Хелсинг проворчал:

— Самовлюбленный эгоист! Сколько раз я говорил старому дураку Дракуле, не занимайся онанизмом, добром это не кончится: когда-нибудь да отпочкуешься. И вот он результат! Чего теперь попусту терзаться-то?

Раздвоение личности порождает бредовыеуставленный фантастическими устройствами,нейродатчик — одна изспоследнихпосмотрела на теснуюразра видения. Интересно, как бы их оценил господин Фрейд?

Взобравшись на невысокий постамент, Мари притормозила и испугом внут ренность темно-фиолетовой капсулы, похожей на огромный боб. Это был широкополосный экспериментальных боток Ника.

Накануне девушка пристала к нему с вопросом, как работает прибор, и он неохотно сообщил, что устройство позволяет напрямую сопрягать мозг чело века с компьютером, задействовав резервные участки мозга. Поскольку его поджимало время, Ник полагал, что совместными усилиями живого мозга и компьютера поставленная задача будет решена гораздо быстрее. Правда, он не счел нужным уточнить, что Мари будет первой подопытной крыской, по скольку прибор находится в стадии разработки и ещё ни разу не испытывался на людях.

Конечно, Ник понимал, что проводит рискованный эксперимент, который может иметь для девушки неприятные последствия, вплоть до летального, но решил, что цель оправдывает средства. Он не был оригинален в своём подходе к делу. Многие диктаторы всех времён и народов поступали точно также. В его защиту можно сказать только одно, Ник тщательно просчитал вероятностные сценарии эксперимента и не сомневался, что риск для девуш ки крайне невелик. Одно время он хотел сам подключиться к тиарану, но трезво рассудил, что тогда некому будет отслеживать работу прибора и в экс тренной ситуации принять соответствующие меры. Ещё об одной скрытой, но весомой причине такого пренебрежения жизнью девушки он старался не думать, особенно сейчас, но совесть не дремала, не давая ему покоя.

Наконец, выведенный из себя её нерешительностью и боясь, что тревога за неё перевесит его решимость, Ник не выдержал и рявкнул:

— Мари, быстро забирайся внутрь, хватит дурацких отговорок!

— Неа, хоть убей, но я не полезу в твой гробельник, — ответила она и жалобно на него посмотрела.

— Вот, крейд! Не сомневайся, убью, если услышу еще хоть полслова! Живо ложись!

— Может, ты придумаешь что-нибудь другое? Ну, там какой-нибудь шлем, а? Знаешь же, что у меня клаустрофобия.

— Сейчас! Только найду свою лампу с джином и заказывай хоть целый караван нужных тебе шлемов!

Видя, что еще немного и раздраженный Ник перейдет к силовым действиям, Мари вздохнула и неохотно скинула махровый халат цыплячьей расцвет ки. Нервно сглотнув, она залезла внутрь капсулы. Над ней сразу же мягко сомкнулись полупрозрачные герметичные створки, отсекая путь к отступле нию. Со всех сторон ее немедленно сжала упругая масса, и девушка не выдержала. В ней вспыхнул неконтролируемый страх и, забившись в истерике, она хотела закричать, но не успела. Сверху упала белая маска, плотно облепив её лицо, и она провалилась во тьму беспамятства.

Мари оказалась даже не в кошмарном сне — её личность начала рассыпаться на части, как лист бумаги, искромсанный неумелой детской рукой. Раз летевшись на мелкие кусочки, она закружились в странном цветном круговороте. Девушка принялась яростно бороться с центробежной силой внутри себя. Попытка удалась, но её цельность как личности просуществовала недолго и, несмотря на все её усилия, начался новый процесс распада. Правда, он оказался не таким ужасным, как прежде. И все-таки, почувствовав, что существует в двух плоскостях, она испуганно вскрикнула.

Туманный разноцветный водоворот подхватил одну личность Мари и потащил её по странным сгусткам, имеющим в окружающем пространстве упо рядоченную кристаллическую структуру. Затем растворившись в радужном тумане, пульсирующем в определенном ритме, она принялась колебаться вместе с ним в такт неслышной замысловатой музыке. Девушку охватило чувство всеобъемлющего покоя. Постепенно музыка обретала слышимость. Бо жественная мелодия, казалось, играемая вместо инструментов на обнаженных струнах её души, нахлынула на Мари, заставляя корчиться от непосиль ных чувств. В зависимости от них она, то радостно смеялась и из её глаз лились потоками слезы солнечного счастья, то горевала так, что её сердце разры валось от вселенской чёрной печали.

Сколько длилась пытка чувствами, девушка не знала — может мгновение, а может вечность. Внезапно все закончилось и её выкинуло в сложнейшее переплетение разноцветных линий. Она завязла в них, как пойманная в паутину муха. Спустя некоторое время к ней пришло осознание, что она видит своё тело со стороны. Оно оказалось совершенно прозрачным и в нём четко прослеживались кровеносные сосуды и нервные окончания. Мари полюбова лась на редкое зрелище и весело подумала что выглядит, как наглядное пособие по анатомии.

Вдруг огромная масса невесомых нитей плавающих вокруг неё, как водоросли вокруг утопленницы, взметнулась и, угрожающе изогнувшись как коб ры перед прыжком, нацелились на её тело. Она испуганно вскрикнула. Страх перешел в неконтролируемый ужас, когда нити по неслышной команде ра зом бросились к ней. Пронзив кожу, они начали подсоединяться к нервным окончаниям, причиняя ей невыносимую боль. Особенно много их впилось в мозг девушки. Казалось, что нити пробуравили каждую пору на коже головы, создав на ней колышущийся фантастический анемон. На какой-то миг всё замерло, а затем привычный мир опрокинулся… Тем временем другая часть личности Мари осознала, что висит в бесконечном пространстве, не имеющем ни конца, ни края. «Господи, это еще что за фигня?» — тоскливо подумала она. Белое сияние разлитое вокруг настолько дезориентировало девушку, что её охватил безотчетный ужас, и она почув ствовала, что сваливается в бездну отчаяния.

«Нет, я точно сдохну здесь! Нужно звать на помощь…»

Неожиданно холодный внутренний голос приказал:

«Мари, не смей кричать! Ты должна подключиться к тиарану. Что ты ведешь себя как ребёнок? Малейшее препятствие на твоём пути и ты немедлен но зовёшь на помощь. Так нельзя, дорогая. Пора тебе повзрослеть и решать свои проблемы самостоятельно. Давай рассуждать логически — ты находишь ся внутри машины, и она влияет на твои чувства и эмоции. Понимаю, тебе нехорошо, но это не повод для истерик. Не разводи панику, — ведь ты меша ешь умной машине выполнять задуманное, — после недолгого молчания внутренний голос мягко добавил: — Мари, ты помнишь, что поставлено на кар ту? Ведь твоя жизнь ничто перед твоим долгом и его тяжесть не переложить на чужие плечи. Как бы ты ни скромничала, именно тебе решать задачу — как убраться с гибнущей планеты: другим такое не под силу. Конечно, ты можешь струсить и сойти с ума. Только в этом случае, моя дорогая, гибель вам пирской расы будет целиком на твоей совести».

В девушке немедленно взыграло упрямство.

«Не буду подключаться к тиарану и точка! Нефиг давить на меня! Кроме общественного долга на моей совести есть иной долг, и он для меня важнее! Я не выполнила свое обещание данное Рени и не присмотрела за Аннабель! Если я погибну в ходе эксперимента, кто ей поможет?»

Но внутренний голос не сдавался.

«Глупости, моя дорогая! Признай что здесь от тебя гораздо больше толку, чем в районе боевых действий! Наверняка Эльза решила сама позаботиться об Аннабель, потому руками Ника заперла тебя на Старой базе. Сама прекрасно понимаешь почему, как новичок ты будешь для неё обузой. Ей совсем не нужно, чтобы ты мешалась у неё под ногами».

«Может быть и так, — колеблясь, ответила Мари. Понемногу она сдавала позиции, и наконец, решилась выдать свой главный страх, почему не хочет подключаться к тиарану. — Пойми, я не могу, потому что не доверяю Нику! Я до сих пор не понимаю, за каким чертом он распределил меня в спецназ! Че го он этим добивался? Кроме желания ухлопать меня чужими руками ничего другого не приходит мне в голову. Считаю это достаточной причиной, что бы отказаться от сомнительного эксперимента».

Её мгновенно перебил холодный внутренний голос:

«Давай без истерик, моя дорогая! Причём здесь Ник? Что бы он ни замышлял, какое тебе дело? Пойми в настоящее время он заодно с тобой. Мари, не медли! Твоя главная цель — любой ценой выполнить поставленную задачу! Короче, если ты сию минуту не решишься на подключение к тиарану, то ка тись ко всем чертям! Трусиха!»

«Мне очень страшно, но я не трусиха! — возмущенно отозвалась девушка и собралась с духом. — Хорошо, пусть будет по-твоему. Я готова, дерзай, тиа ран!.. Не медли, гад! Подключайся на полную мощность, пока я не передумала!»

В сознании Мари слабым эхом отдалось чье-то постореннее удивление и осознание того, о чем она говорит. Рассыпался хрустально-звонкий смех и нежный голосок с торжеством пропел: «Я мыслю, значит, существую! Приветствую тебя, воплощение Лотиэль! Спасибо, что ты подарила мне жизнь! Не бойся, малышка, я буду очень осторожен!» И кристально ясная цепь логических размышлений затопила сознание девушки. Замерев, она с восторгом со зерцала их совершенную простоту, а затем нырнула в глубины математических построений.

Поначалу все шло хорошо, но затем перед её мысленным взором промелькнули немыслимые по своей чужеродности картины. Они показались ей страшнее самого ужасного кошмара, потому что многомерность видений пугала её до смерти. Человеческий разум оказался не в состоянии классифици ровать поступающую информацию. Сравнительный анализ не действовал: не было соответствующей базы-справочника. Новое настолько не вмещалось в рамки привычного знания, что пошла перегрузка мозга, и он забастовал. Сработал внутренний предохранитель, и девушка отключилась. С беззвучным воплем она провалилась на самое дно небытия.

Мир древней легенды. Мир храбрых, но жестоких сердец Распавшиеся половинки ее личности вновь воссоединились, и Мари почувствовала ни с чем несравнимое облегчение.

Неожиданно она осознала, что находится в незнакомом величественном зале и медленно поплыла, озирая его сдержанную роскошь. С неподдельным восхищением она любовалась сложной замысловатой мозаикой полов, выполненной из серого и черного блестящего камня отделанного сложными рас тительными узорами из золота. На стенах из зелёного и белого камня повторялись те же растительные орнаменты. Вдоль центрального прохода распола гались двумя рядами золотые квадратные колонны, украшенные наверху пилястрами из фиолетового резного камня. Другим украшением зала служили изумительно выполненные фигурки зверей, птиц и прекрасные беломраморные фонтаны, рассыпающие в воздухе струи воды.

Примечательно, что девушке нигде не встретились скульптуры, изображающие людей. «Интересно, это религиозный запрет, или причуда местных хо зяев?» — рассеяно подумала она и подняла голову. Прекрасно гармонирующие с общим убранством зала, с высокого потолка свисали причудливые све тильники и зажженные в них свечи горели ровным желтым пламенем. «Ну и зачем? Ведь здесь вполне хватает света. Жечь свечи в такое время суток — совершенно пустое расточительство», — критически промелькнуло в её голове. Действительно дневной свет в достаточном количестве падал через про зрачную крышу в проходе между золотыми колоннами и через огромные стрельчатые окна. Проходя через фиолетовое стекло, вставленное в причудли вые переплеты, он придавал обстановке зала нереальный вид.

«Фантастика! — восхитилась девушка и приметила ещё одну необычность эрейского интерьера. — Н-да, похоже, что нелюбовь к шторам и прочим тряпкам является национальной чертой эреев, а я-то думала, что это причуда Ника… — она призадумалась. — Странно. Я вижу почти инопланетную культуру, не принадлежащую сегодняшнему миру Земли, но не взирая на чуждость, её вид не вызывает у меня внутреннего отторжения. Более того об становка кажется мне знакомой и я чувствую себя как дома. Может, всё дело в том, что я привыкла к подобным интерьерам на Старой базе?» — озадачен но подумала Мари. Но внутри её тлело убеждение, что источник её необычных ощущений кроется в чём-то другом. «А может, во мне говорит внутреннее сродство с эрейскими предками?.. Ай, неважно!»

С любопытством озираясь по сторонам, девушка вдруг поняла, что уже не одна в роскошном зале. Откуда не возьмись в нём появились целые толпы людей в роскошных нарядах необычного покроя. Они смеялись и болтали друг с другом, но почему-то до неё не доносилось ни единого звука. Но теперь она не сомневалась, что видит древнюю Арею, какой она была задолго до рождения Ника и более того знала, что находится на торжественном приёме в королевском дворце по очень важному событию.

Невидимой тенью Мари заскользила среди толпы придворной знати. Поначалу ей показалось, что присутствующие в зале внешне ничем не отлича ются от её сородичей-вампиров, но приглядевшись внимательнее, она заметила некоторые различия. Мужчины эреев показались ей выше ростом и му скулистее, а женщины наоборот — меньше и более хрупкими на вид. Причем, у мужчин и женщин древней Ареи не было такой большой разницы в ро сте, как у её современников. Бросилась ей в глаза ещё одна необычность эреев — у них часто встречался насыщенный фиолетовый и синий цвет волос и, судя по таким же ярко-фиолетовым и синим глазам, он не был искусственным.

Пока девушка глазела по сторонам, заиграла неслышная музыка и эреи, готовясь к танцу, разбились на группы по восемь человек, в каждую из кото рых поровну вошли мужчины и женщины. Гордые красавицы в длинных платьях встали в центр спиной друг к другу. Они надменно повернули головы вправо, а их партнеры образовали вокруг них квадрат. Взявшись за руки, женщины подняли их вверх, и теперь каждая из них глядела на одного из них.

Мужчины отбросили назад красивые плащи, которые легли на пол ровным квадратом, и Мари заметила, что во время танца ни одна из групп не выходи ла за площадку, обозначенную ими.

Одновременно выхватив оружие, похожее на палаши эрейцы со сложным поклоном отсалютовали друг другу, а затем начался сумасшедший «танец с саблями». Мужчины попарно бились друг с другом, произвольно меняя, противников, а между ними скользили высокомерно-равнодушные женщины.

Сходясь и расходясь в замысловатых фигурах танца, они каким-то чудом проскальзывали между мелькающими смертоносными клинками.

Прекрасное зрелище самоубийственного танца настолько заворожило Мари, что она не могла отвести глаз от ближайшей группы. Но у неё побежали мурашки по спине, когда одну из женщин задели лезвием по левой руке, и полилась кровь. Причем ей показалось, что мужчина-эреец сделал это умыш ленно. Рана эрейки тут же затянулась, но порез на нежно-кремовом рукаве платья и следы крови никуда не делись. Она заметила секундное замешатель ство на лице женщины, но затем оно вновь приняло прежнее холодно-высокомерное выражение. Танец действительно оказался опасным. Тем более ак робатические этюды с оружием в этой группе стали еще яростнее и вскоре двое мужчин-эреев рубились уже не на жизнь, а на смерть. При этом странно смотрелись равнодушные лица женщин с прежней грацией скользящих между сверкающих лезвий противников.

Неожиданно лицо высокого мужчины в зеленом одеянии, исказилось яростью. Он что-то выкрикнул своему противнику и тот замер на месте, бессиль но опустив руки. Эреец отвернулся от него и, схватив раненную им в танце женщину за длинные волосы, стремительно снёс ей голову. Мари с изумлени ем увидела, что никто в зале не обратил особого внимания на разыгравшуюся кровавую трагедию. Танцоры продолжали двигаться в прежнем ритме, а место убитой женщины немедленно заняла другая. Часть эреев постарше, которые не принимали участия в танцах, по-прежнему продолжали разговари вать и смеяться. Только неслышными тенями скользнули слуги, унося обезглавленный труп. Перед этим они водрузили голову убитой женщины на большое золотое блюдо и выставили её на всеобщее обозрение. С высокого постамента она все так же надменно взирала на окружающих огромными мертвыми глазами. Мари передернуло от неприкрытой жестокости и всеобщего равнодушия.

Донельзя возмущённая публичным убийством женщины, до которого ни кому не было дела, она не сразу обратила внимание, что характер танца по менялся. Женщины снова встали в центр, подняв руки, а мужчины разом убрали оружие и подняли с пола плащи. Они низко склонились, приглашая сво их избранниц, и те шагнули в их объятия. По залу плавно закружились грациозные пары в танце чем-то похожим на вальс. Непринужденно переговари ваясь, мужчины искренне смеялись, вплотную прижимая к себе партнерш. В ответ на их слова замелькали кокетливые женские улыбки. Все явно рассла бились, и с лиц танцующих исчезла бесстрастность и внутреннее напряжение. Мари заметила, что одна из девушек почти не касается пола и больше ви сит в воздухе, приподнятая своим партнером. На лицах влюблённых сияло такое счастливое выражение, что она невольно позавидовала незнакомой па рочке. Плавно взмыв на полом, Мари сверху залюбовалась прекрасным зрелищем. Движения пар в танце оказались и сейчас упорядоченными — кру жась, все вместе они создавали общий рисунок, изумительный по своей синхронности и завораживающий яркими красками нарядов.

Неожиданно в зале возникла какая-то суета. В его центр вышли стройные колонны воинов и протрубили в фанфары. Танцы закончились, и толпа при дворных застыла вдоль центрального прохода. «Ясненько. Насколько я понимаю, скоро перед нами предстанут Их королевские величества!» — подумала Мари и с любопытством посмотрела туда, где в конце ряда колонн располагался сдвоенный высокий трон. У дверей, богато изукрашенных растительным орнаментом, расположенных по обе сторона от трона, тоже выстроились дворцовая стража. За ними скользнули полуголые ухоженные рабы и замерли у стены. Помимо скудного одеяния, она заметила еще одно их внешнее отличие от хозяев — это коротко обрезанные волосы.

Створки дверей у трона распахнулись и рабы упали ниц. Присутствующие в зале придворные тоже на свой манер преклонили колена. В распахнутых дверях появились двое, и первым делом Мари заворожено уставилась на женщину. К её огромному изумлению, та оказалась почти голой. Незнакомку с явными признаками беременности прикрывала лишь прозрачная длинная туника фиолетового цвета не сшитая по бокам. «С ума сойти! Совсем как в сказке о Голом короле, только здесь в его роли выступает королева. Бедненькая! Надеюсь, жители страны не экономят на её одеянии. А что? Они поступа ют здраво», — хихикнула девушка, и присмотрелась к королеве. Та оказалась красивой и очень высокомерной женщиной. «Н-да, судя по выражению ли ца Их величества, как-то не очень верится, что поданным под силу ограничить её в расходах. Значит такова местная мода», — пришла она к заключению.

Затем внимание Мари привлекла корона королевы в форме широкого обруча. Семь полос из драгоценных камней имитировали радугу, покоящуюся на широкой бархатисто-черной основе, в центре которой алмазным блеском сиял бело-розовый лотос. «Знакомый головной убор! Во всяком случае, набор таких символов мне уже встречался на Старой базе. Ах да! Ник же у нас Их величество король правящего дома Вечного Лета. Как я могла забыть?» — на смешливо подумала она.

Легко ступая и совершенно не стесняясь своей наготы, королева прошла к трону и заняла своё место. Она выпрямилась, и бросила в зал надменный взгляд. Вид отрубленной головы на постаменте явно не привел её в восторг. Она слегка поморщилась, но эмоции быстро изгладились на её лице, и оно приняло прежнее бесстрастно-надменное выражение.

Мари перевела взгляд на короля и вскрикнула от изумления. Несмотря на синие глаза и кудрявые волосы, он как две капли воды походил на Томаса Штейна. Король был так красив, что Мари поневоле залюбовалась им и окинула его заинтересованным взглядом. Белокурую голову Их величества тоже венчала семицветная корона с лотосом, что и у королевы, но в отличие от её скудного одеяния, на нём был роскошный черно-фиолетовый наряд, отделан ный вышивкой и драгоценностями. Из-под небрежно наброшенного камзола выглядывала кипенно-белая рубашка, украшенная тонким кружевом. Не считая драгоценностей, великолепный наряд короля дополняли высокие сапоги, широкий пояс с оружием и длинный черный плащ на фиолетовой под кладке, украшенный богатой вышивкой. «Надо же! Как человека меняет одежда! Интересно, как бы в таком прикиде выглядел Глава СБ? — она живо при помнила холодное надменное лицо Штейна и пронизывающий взгляд его серых глаз. — Чёрт! Пожалуй, он ни в чем не уступает синеглазому красавцу и смотрелся бы не хуже него на этом троне».

Король тоже заметил необычное украшение зала, и на его красивом лице промелькнуло одобрение. Он повелительно взмахнул рукой, и по его знаку в дальнем конце зала распахнулись створки дверей. Из них попарно вышли шестнадцать обнаженных юношей и девушек. При виде их лицо короля осве тилось жестокой радостью. Коротко обрезанные волосы говорили о рабском положении молодых людей, и Мари пожалела их. Увиденного ею было доста точно, чтобы понять, что рабов не ждет ничего хорошего. Да и печать обреченности, лежащая на юных лицах, говорила о том же. Они явно предназнача лись для каких-то жестоких забав местной знати.

Выйдя из дверей, рабы замерли на месте, а затем легким ступая, неторопливо пошли по залу под любопытными взглядами нарядной толпы придвор ных. Те бросали на них оценивающие взгляды, какими покупатели осматривают породистых животных на рынках. Немного не дойдя до ступеней трона, рабы остановились и опустились на колени. Девушки образовали живую цепочку вдоль дороги, ведущей к трону со стороны правителя, а юноши — со стороны правительницы. Они опустили головы и, сложив руки на коленях, замерли изящными статуэтками. Белокурый красавец-король встал с трона и, внимательно оглядывая предложенный ему на забаву живой товар, ленивой походкой пошел вдоль ряда рабынь. Когда он останавливался напротив од ной из них, они торопливо вскакивали на ноги и замирали под его оценивающим взглядом. Иногда король поднимал за подбородок личико той или иной особо понравившейся ему девушки, и так долго вглядывался в него, что у той от испуга на глазах появлялись слёзы и начинали дрожать губы, а он довольный произвёденным впечатлением шел дальше.

Наконец, король выбрал одну из них и, легко приподняв свою жертву за волосы, впился клыками в её нежную шею. Удивительно красивая девушка, распахнув огромные фиолетовые глаза, наполненные слезами, бросила отчаянный взгляд на юношу, стоящего на коленях в шеренге напротив. Тот на прягся всем телом, почувствовав её немой призыв о помощи. Мари с беспокойством посмотрела на него, заметив, как насторожилась и взяла наизготовку оружие стража. Но юноша бессильно поник, понимая, что ничем не сможет помочь своей возлюбленной. Король презрительно усмехнулся, глянув на него. Он повелительным жестом подтолкнул замешкавшуюся жертву, и она безропотно пошла к ложу у королевского трона.

Догадываясь, к чему идет дело, Мари бросила изумленный взгляд на королеву, сохраняющую спокойствие. Она и дальше, высокомерно выпрямив шись на троне, невозмутимо взирала на происходящее на её глазах жестокое изнасилование. Жертва короля, безжалостно раздираемая когтями, выгиба лась от непереносимой боли, заходясь в неслышном для Мари крике. Поморщившись, она перевела взгляд на окружающих. Среди эреев постарше царило полнейшее равнодушие: похоже, такое зрелище для них было не в новинку. На лицах же молодых эреев проглядывала некоторая заинтересованность и полное одобрение происходящему. Наконец, король закончил терзать свою жертву и провел ладонью по её окровавленному бедру. Он поднес изящные пальцы унизанные кольцами к губам, и с удовольствием слизнул с них кровь, а затем поднял руку в одобрительном жесте. Зал разразился приветствен ными криками. Несчастную девушку с глубокими рваными ранами на теле, подбежавшие рабы завернули в белое одеяло и скрылись с ней за дверями.

Король вернулся на трон и, опустившись на его сиденье, небрежно прислонился к высокой спинке. При этом его синие глаза лучились от нескрывае мого удовольствия. Неожиданно королева склонилась к нему и что-то сказала, мстительно глядя в его красивое лицо, оно мгновенно исказилось от жут кой ярости, но затем застыло в ледяном высокомерии. Король снова повелительно поднял руку и что-то выкрикнул. Удивленно переглядываясь, расходя щиеся придворные вернулись на свои места.

Неспешно поднявшись на ноги, королева спустилась по ступенькам, бережно поддерживаемая с двух сторон придворными дамами и пошла вдоль ря да поднявшихся на ноги юношей-рабов. Не выбирая, она остановилась напротив юноши, к которому взывала беспомощная жертва короля. Королева под няла его опущенную голову и презрительно заглянула в красивые заплаканные глаза. Усмехнувшись, она сделала повелительный жест, указав в сторону ложа у трона, и юноша покорно пошел за ней. Придворные дамы помогли королеве лечь. Растерявшийся юноша, собираясь с духом, прикрыл голубые глаза, а затем отчаянно приступил к делу.

Похоже, что королева действовала в рамках установленной традиции, судя по спокойной реакции зрителей в зале. Но Мари подумала, что той ещё до рого обойдется её безрассудный вызов королю. Он бесстрастно взирал на происходящее, но временами по его лицу волной пробегали мгновенные судоро ги гнева. Закончив своё непростое дело, юноша упал на колени у ложа и, опустив голову, печально ссутулился, и Мари показалось, что он плачет. Позже она заметила, что эреи не стесняются своих слез — ни мужчины, ни женщины и держатся они гораздо свободнее и раскованнее в присутствии короно ванных особ, нежели люди.

Придворные дамы, провели по губам королевы семенем, растекшимся по её бедрам и, бережно подняв с ложа, повели к трону. Зал опять разразился приветственными криками. Особенно довольными казались женщины, посмеиваясь и жестикулируя, они живо обсуждали увиденное. А Мари с тревогой смотрела на светловолосого юношу, она сочувствовала ему, несмотря на проявленную трусость. Тем временем рабы вынесли столик с инструментами, и из толпы придворных вышел человек, в котором она безошибочно узнала по уверенным повадкам придворного врача. Рабы протерли ему руки, и он зна ком приказал юноше подойти. Тот медленно поднялся на ноги, и у Мари защемило сердце от безысходности, сквозящей в его взгляде. Но явно болезнен ную операцию он перенес, не дрогнув ни единым мускулом на лице. Затем прислужницы увели его в дверь со стороны властительницы.

Король проводил его недобрым взглядом, и Мари тяжко вздохнула. Она пожалела красивую пару, над которой безжалостно надругались властители.

Особенно ей было жаль девушку-рабыню — по своим повадкам Их величество показался ей законченным садистом. Она смерила его возмущенным взглядом, и вдруг в её душе всколыхнулось странное чувство узнавания. Девушка насторожилась, глядя на короля. Казалось еще чуть-чуть, и она вспом нит нечто важное, связанное с ним.

… Маленький ребенок, захлёбывающийся криком, медленно падает на пол, отпущенный изящной рукой. «Мити! Братик!»

Белая кожа, сдираемая тонкими полосками с обнажённого тела. В её ушах звенит невыносимый женский крик. «Мама!»

Страшная боль и ненависть исказила лицо связанного мужчины. Устремив на неё взгляд, он хрипит: «Руана, беги! Доченька, не медли, ты погибнешь и ничем не поможешь нам…» «Отец!»

… Маслянисто отблескивает темно-синее лезвие туаши. Ненависть и восторг сверкают в синих сумасшедших глазах, устремленных на неё. «С-с-слав ная малышка! Просто совершенное оружие, прекрасное в каждой линии! Дорогая, я получу массу удовольствия, сражаясь с тобой! Но если ты еще и Лоти из пророчества,[6] какой у нас будет замечательный сын! Идеальный воин! У такой матери просто не может быть другого ребенка! А затем, дорогая, я убью тебя! Медленно и с удовольствием порежу на кусочки, наслаждаясь каждым твоим воплем, каждой твоей мукой! Для начала я отрежу тебе… От красивого голоса, прозвучавшего в её сознании, девушку охватил ледяной озноб. Глядя на короля, она оцепенела от ужаса, но присутствующие в за ле заволновались и отвлекли её от странных видений, явно не принадлежащих ей. Они тут же ускользнули из её памяти, и Мари с радостным облегчени ем переключилась на действие в зале.

Вдоль ряда коленопреклоненных юношей пошел суровый воин-эреец, одетый в простое темное одеяние и черный плащ со скромной фиолетовой от делкой, но судя его по манере держаться, у него был высокий ранг. За ним неотступно следовали двое рабов. Один из них нёс на большом подносе пятна дцать мечей и плетку, а другой — охапку серых плащей. Воин останавливался напротив каждого юноши и со скучающим видом явно произносил одну и ту же ритуальную фразу. В зависимости от ответа, он либо приказывал ему встать и вручал оружие, а слуги набрасывали на его плечи серый плащ без знаков отличия, либо брал в руки плеть и с удовольствием вытягивал ею по согнутой спине так, что из неё ручьями лилась кровь. Тоже происходило и с девушками. Им либо вручали меч и набрасывали серый безымянный плащ на плечи, либо секли плёткой по спине. Выбравших меч и плащ набралось тринадцать юношей и пять девушек, а остальные остались стоять на коленях. Правда, один из рабов всё же не выдержал. Подняв голову, он умоляюще обратился к суровому воину и тот презрительно швырнул ему под ноги меч. Мари заметила, что плащ ему не предложили.

Оставшийся в одиночестве очень красивый смуглый юноша-раб тоже дернулся вскочить на ноги. Заметив его движение, светловолосая девушка из придворной знати, напомнившая Мари Аннабель, что-то выкрикнула ему с отчаянным выражением на лице. Услышав её крик, окружающие поверну лись к ней и смерили презрительными взглядами. Не обращая внимания на всеобщее осуждение и смех, она так умоляюще смотрела на юношу, что он сломался и, опустив голову, остался стоять на коленях. Мари увидела, как он сгорбился, и из его глаз закапали слёзы. Вздохнув, она с грустью подумала, что нельзя идти на поводу у своей любви, тем более в разрез с собственной честью. Глянув ещё раз на виновницу позора юноши, Мари увидела, как мать или родственница девушки, яростно глядя на неё, ударила нарушительницу приличий когтями по лицу и, схватив за руку, поволокла её вон из зала. Не желая уходить, девушка упиралась и бурно жестикулировала, что-то пытаясь доказать своей спутнице. Но та пребывала в ярости и явно не желала её слу шать. Пока суд да дело, оставшегося на коленях юношу и десять девушек увела за собой роскошно одетая женщина. Мари с удивлением проводила её гла зами. Несмотря на властные манеры, судя по коротким волосам, она тоже была одной из рабынь. «Но далеко не из рядовых, — подумала она. — Похоже, у рабов существовала своя иерархия».

Тем временем на полу обозначили девятнадцать больших квадратов, и в центре каждого из них встали юноша или девушка из рабов, которые выбра ли меч. Глашатай выкрикнул и к ним вышли пять женщин и четырнадцать мужчин из придворной знати. При помощи слуг, они принялись с достоин ством раздеваться и, взяв меч, встали напротив выбранных противников. Мари уже обратила внимание, что эреи совершенно равнодушно относятся к виду обнаженного тела. Она не заметила в зале ни смешков, ни многозначительных переглядываний. Придворная знать вела себя так, как будто разгули вать в обнаженном виде в общественных местах — это совершенно привычное занятие для них.

По знаку короля закипели поединки. Темными молниями засверкали лезвия мечей. Гибкие тела изгибались в немыслимо высоких прыжках, не выхо дящих из границ квадрата. Огромные глаза полыхали огнём. Рты открывались в беззвучных воплях.

Мари растерялась, не зная на кого ей смотреть, и принялась наблюдать за ближайшей женской парой. Поначалу противницы бились на равных, но за тем рабыня начала заметно уставать и пропустила первый удар. На её руке появился порез, тут же затянувшийся и битва продолжилась. Когда это случи лось в четвертый раз, рабыня отбросила меч и встала на колени, низко опустив голову. Победительница ударила её плашмя своим мечом, и подбежав ший слуга быстро увел девушку из зала. Мужчины-рабы быстро проиграли своим высокородным противникам и, как поняла Мари, их тоже отвели к но вым хозяевам. Она с любопытством посмотрела, как идут дела у остальных женских пар, которые ещё сражались на импровизированных рингах. Двух рабынь постигла та же судьба, что и первую. Еще одной рабыне женщина из придворной знати снесла голову, когда та её склонила, признавая свое пора жение. В отличие от её знатной подруги по несчастью, голову несчастной водрузили на огромный постамент, единственный в зале увитый живыми цве тами и лозой.

И только одна рабыня, темноволосая кудрявая девушка вышла победительницей из поединка. Она играючи гоняла свою противницу по квадрату до тех пор, пока они не остались единственной сражающейся парой в зале. Тогда она быстро нанесла ей положенные для выигрыша четыре раны, не полу чив в ответ ни одной. Рабыня схватила заупрямившуюся женщину за длинные волосы и, приставив лезвие к её горлу, заставила встать на колени. Знати не понравилось, что она унизила высокородную госпожу и, выхватив оружие, несколько эреев с угрожающим видом двинулись к ней. Но рабыня что-то яростно выкрикнула, и присутствующие в зале поражённо уставились на неё. Немного помедлив, мужчины неохотно убрали своё оружие и вернулись на место.

Пестрая толпа придворных возбужденно загудела, находясь под впечатлением. Возникла заминка. Почему-то никто из знати не захотел принять про звучавший вызов. Мари обратила внимание, что некоторые из мужчин-эрейцев застыли на месте, нерешительно глядя на напряжённо выпрямившуюся девчонку-рабыню. Она поняла, что каким-то образом на этот раз поединок с ней ронял их достоинство. Когда пауза чрезмерно затянулась, рабыня торже ствующе улыбнулась, и в её тёмно-фиолетовых глазах засветилось презрение. Подняв вверх меч, она выкрикнула что-то явно оскорбительное в их адрес, чем вызвала новую волну негодования среди знати. После этого среди них возникло какое-то волнение, и после всеобщего замешательства из неё вышел высокий рыжеволосый эреец.

Поражённая его сходством с Тьеном, Мари во все глаза уставилась на мужчину. Правда, при внимательном рассмотрении он оказался несколько стар ше и массивнее её возлюбленного. Эреец начал неторопливо раздеваться при помощи слуг. Обнаженный, он оттолкнул их услужливые руки и сам пере вязал волосы зеленой лентой. В преддверии поединка мужчина оживился и его золотые глаза весело блестели. С его красивого лица исчезла маска брезг ливого высокомерия и зрелой пресыщенности, и сейчас он настолько походил на Тьена, что у Мари защемило сердечко.

Рабыня тоже не сводила с него зачарованного взгляда. На мгновение на её лице промелькнула досада и неуверенность, но она тут же взяла себя в руки и приняла боевую стойку. Эреец вступил в квадрат поединка и отсалютовал ей мечом — девчонка ответила ему тем же. Неожиданно он в мгновение ока оказался рядом с ней, и у Мари испуганно подпрыгнуло сердце. Почему-то только сейчас она осознала свою тесную связь с юной воительницей.

Поединок сразу же закипел с невиданной силой и яростью. Мари видела, что рабыня бьется в полную силу — иначе и быть не могло. То как сражался мужчина, не шло ни в какое сравнение с женскими поединками. Она настороженно следила за гибкими телами, мелькающими в квадрате. Но постепен но её тревога за незнакомку сменилась твердой уверенностью, что всё будет хорошо. Та изумительно владела телом и мечом и ни в чём не уступала свое му противнику, который оказался очень незаурядным бойцом. Мари могла оценить его умения по собственному опыту. Так как он в Академии сража лись только инструкторы из спецназа, устраивая между собой показательные поединки. Мягкая пластика движений эрейца вкупе со скоростью, высотой прыжков и постоянной нацеленностью на удар в ожидании оплошности противника, лично у Мари вызывали полное ощущение собственной беспомощ ности. Она чувствовала, что и пяти минут не продержалась бы в поединке ним. Другое дело — незнакомка. Конечно, она проигрывала мужчине в мощно сти прыжков и силе ударов — что неудивительно, поскольку он намного превосходил её ростом и силой. Но она брала своё скоростью и техникой ударов с неожиданными выпадами, говорящими о быстром и незаурядном уме.

Почти все присутствующие в зале собралась вокруг них, наблюдая за ходом поединка с высокой импровизированной трибуны мгновенно сооружен ной расторопными слугами. Вначале все зрители явно отдавали предпочтение сопернику рабыни, особенно мужчины-эрейцы. По оживлённой жестику ляции придворных Мари поняла, что в зале заключаются пари и подавляющее большинство из них не в пользу рабыни. Но вопреки всеобщим ожидани ям поединок затянулся и не только это. Время шло, но на девчонке не появилось ещё ни единой отметины, а вот она уже дважды достала своего против ника. И неважно, что его раны оказались ерундовыми царапинами. Исход борьбы решало только их количество.

Неожиданным броском увертливая рабыня и в третий раз полоснула его по груди. Зрители с восторгом взревели — со временем многие из них пере метнулись на её сторону и теперь горячо за неё болели. Но с третьим ранением эреец пришел в неописуемую ярость. Насмешливая улыбка исчезла с его красивого лица, и оно потемнело от гнева. Как вихрь он набросился на девчонку, и скорость его движений возросла настолько, что Мари почти не могла уследить за его передвижениями. Она поняла, что теперь противник обрушился всей своей мощью на её протеже, больше не делая ей скидок на пол и возраст. Своим напором он смял рабыню, загнав её в угол. Она с огромным трудом вырвалась из ловушки, получив две тяжёлых раны, которые довольно быстро затянулись в боевом режиме. Но когда девчонка в отчаянии прикусила губу, по её подбородку потекла безостановочная струйка крови. Мари по няла, что та на пределе и её регенерационный запас почти исчерпан. Но сдаваться незнакомка явно не собиралась и принялась с удвоенной скоростью уворачиваться от ударов своего противника. Собрав все силы, она применила финт и нанесла ему четвёртый решающий удар.

Выиграв, рабыня расслабилась и, опустив руки, устало отступила в сторону — тут-то и произошла трагедия. Эрейца подвели гнев и инерция собствен ной массы тела. Не сумев или не желая вовремя остановиться, в мощном выпаде он ударил уже не сопротивляющуюся противницу прямо в живот и про бил её тело так, что широкое лезвие меча вышло из её спины. Он мгновенно выдернул оружие, но было поздно. Закричав от невыносимой боли, девчон ка скорчилась, схватившись за живот, а затем упала на пол. Мари печально вздохнула. «Чёрт! Такие обширные раны в полость живота плохо поддаются регенерации, если вообще поддаются, а здесь наверняка задет позвоночник и бог знает что ещё. К тому же её резерв полностью исчерпан в поединке».

Поняв, что для рабыни всё кончено, она гневно посмотрела на эрейца. Его красивое лицо исказилось в яростном отчаянии, но почему-то он не отходил от поверженной противницы. Обратившись к залу, мужчина что-то требовательно выкрикнул и рядом с ним мгновенно появились слуги в темной одеж де, отделанной зеленым кантом. Они накинули на плечи своего господина зеленый плащ с золотой подкладкой, и расторопно подвели к нему испуганно го мальчика-раба лет двенадцати. Он взял с поднесенного подноса нож и, оттянув за волосы голову подростка, ударил его лезвием по горлу. Фонтаном ударила алая кровь, и слуги подставили под струю большую золотую чашу.

Эреец склонился над лежащей рабыней и, перевернув её на спину, простер свою руку над раной на животе. Мари с изумлением увидела, что из его ла дони порхнуло светлое облачко и, подплыв к умирающей, исчезло внутри её тела, а затем свершилось чудо. Буквально на глазах ужасная рана принялась затягиваться и вскоре полностью исчезла. Рабыня очнулась и, изумленно хлопая длинными ресницами, попыталась сесть. Но ранение не прошло для неё даром и, несмотря на чудесное исцеление, от слабости она сразу же стала заваливаться на бок. Тогда один из слуг, упав на колени, протянул своему госпо дину наполненную кровью мальчика золотую чашу. Он прислонил голову девчонки к своему плечу, и начал вливать излюбленный вампирский напиток в её рот. Распробовав его, она брезгливо сморщилась и попыталась отстраниться от чаши, но эреец нахмурился и, похоже, сердито рыкнул. Испуганно по смотрев на него, она беспрекословно выпила кровь.

Тем временем трибуну для зрителей поединка слуги уже разобрали. Унесли они и ложе, стоявшее у трона, а вместо него поставили длинный поста мент. К нему вышли четверо мужчин и две женщины из знати. Они положили на стол свои плащи и с высокомерным видом замерли рядом. Очевидно, победительнице поединка, предлагался определенный выбор. Вперед вышел высокий эреец в черном камзоле и белом плаще с фиолетовой окантовкой, очень похожий на короля только значительно старше. Мари заинтересованно посмотрела на него. У современной расы вампиров еще не было людей та кого преклонного возраста. И хотя пожилые эреи не выглядели немощными стариками, тем не менее, тяжелая походка и лицо с легкими морщинами вы давали их немалый возраст.

Эреец произнес речь и зал разразился овациями, а он взял победительницу за руку и подвел её к трону. Подойдя ближе, оба упали на колени. Король задумчиво улыбнулся и, встав с трона, подошел к рабыне. Неожиданно он грубо схватил её за волосы и, вздернув вверх, пытливо заглянул в растерянное юное лицо. Мари отметила что, несмотря на самообладание при виде короля в глазах девчонки отразился такой неприкрытый ужас, что она сразу догада лась, чьи воспоминания недавно промелькнули перед её внутренним взором. Насладившись испугом рабыни, он издевательски рассмеялся и с силой от швырнул её к постаменту. Та облегчённо вздохнула и, отползла подальше от него.

«Нет, какая редкостная сволочь! Дать бы тебе как следует по башке! — возмутилась Мари, заметив, что у неё просто руки чешутся, настолько ей хочет ся исполосовать когтями королевскую физиономию. Она даже попыталась осуществить это на практике. Увы! Здесь она существовала только в виде бес плотного призрака. К тому же, оказавшись рядом с королём, она совсем смешалась. Её гнев резко пошёл на убыль, сменившись каким-то странным чув ством, от которого она пришла в замешательство и немедленно ретировалась от него подальше. «О, чёрт! Не понимаю, как после всего происшедшего мне может нравиться этот гад!»

Внезапно в зале снова возникло волнение. К трону решительно вышел бывший противник рабыни по поединку. Встав у постамента, он снял с себя плащ и бросил его рядом с остальными. Удивленно глядя на него, эреи начали оживленно переговариваться. Мари поняла, что его поступок снова чем-то нарушил заведенный порядок. Похоже, что сегодняшний прием во дворце оказался сплошным нарушением установившихся традиций, судя по реакции окружающих. Она пригляделась к рыжеволосому эрейцу и удивленно присвистнула. Его голову тоже венчал семицветный обруч, правда, без лотоса, но все равно говорящий о его высоком положении.

«Неужели это принц? Ёлки-палки, совсем как в сказке! Их высочество спасает эрейскую Золушку, правда, перед этим прикончив её своей же рукой, но дальше всё в традициях сказки. Он увезёт её в своё королевство, а там не за горами предложение руки и сердца! Вот здорово! — воодушевилась девушка.

Тем временем король с ядовитой усмешкой на губах велел приблизиться «принцу». Тот нехотя подошел и опустился на колено у ступеней трона. Ко роль наклонился вперед и о чем-то с ним заговорил, а затем вопросительно посмотрел на него. В полном замешательстве эреец быстро глянул на него и отрицательно покачал головой. «Интересно, о чем они разговаривают? Черт! Жаль, что я ничего не слышу!» Мари с досадой посмотрела на собеседников.

Вдруг король издевательски расхохотался и сказал эрейцу что-то явно оскорбительное. Взбешенный его словами, тот вскочил на ноги, но белокурый гигант на троне величественно выпрямился, и веселье моментально пропало с его лица. Излучая непреклонность всем своим видом, он что-то коротко приказал. Тогда эреец снова опустился на колени, и нехотя кивнул головой. Рабы принесли черный плащ с фиолетовой подкладкой, и по знаку короля ра быня приблизилась и встала на колени рядом с недавним противником. Мари посмотрела на предполагаемого принца и страшно огорчилась. Сейчас на красивом лице мужчины не осталось и следа былой нежности и сочувствия. Неслышно приблизившись, она заглянула в его золотые глаза, и испуганно отшатнулась — в них горела лютая ненависть. «Боже мой! Почему прекрасный принц возненавидел свою Золушку? — расстроилась девушка. — Вот чёрт!

Что случилось-то? Вроде бы никто не возражает против их свадьбы. Фигня какая-то! Ведь совсем недавно ради неё он был готов свернуть горы!.. Н-да, ка жется, у этой сказочной истории хэппи-энда не будет».

Госпожа История с удовольствием повторилась бы… но увы, игроки поменялись!

Разорвав паутину видений, разум Мари вывалился в реальный мир, и сквозь закрытые веки яркий свет резанул её по глазам. Чувствовала она себя от вратительно. Ей казалось, что из неё выжали все соки и оставили лишь одну пустую оболочку. Внутри её головы тоже поселилась какая-то странная опу стошенность, ей не хотелось ни шевелиться, ни даже думать. Она до тех пор не открывала глаза, пока не услышала недовольный голос Ника:

— Эй, лежебока, хватит валяться! Я вижу, что ты очнулась. Если ты думаешь, что на этом всё, то глубоко ошибаешься: у нас ещё море работы. Мари, ти аран уже обрабатывает часть ваших совместных изысканий. Твоя задача — помочь ему с выводами. Поторопись, он ждет твоего подключения к пятому сенсору.

Мари с трудом выбралась из фиолетовой капсулы и слегка пошатнулась от внезапного головокружения.

— Я сама, — она оттолкнула руку Ника. — Сколько времени я провалялась в твоем гробельнике?

— Десять минут, двадцать пять секунд, — оперативно отозвался он и с подозрением воззрился на замкнутое лицо девушки. — В чём дело? Ты плохо се бя чувствуешь?

Тщательно избегая его взгляда, Мари набросила халат и двинулась в сторону выхода. Не оборачиваясь, она бросила на ходу:

— Я иду в ванную. Не беспокойся о работе, я сразу же подойду к пятому сенсору, как только смою с себя кисель.

Нику не понравилось ни поведение, ни тон девушки и что совсем его удивило, он не смог прочитать её мысли.

«Странная вышла накладка! Неужели соединение с тиараном дало такой необычный эффект? Интересно, как ещё он повлиял на работу мозга?» — оза боченно подумал он и, подойдя к дисплею панели управления, приказал вывести информацию о состоянии здоровья своей подопечной. Ник пробежал глазами высветившийся подробный отчет и, в общем-то, не удивился. Не считая закономерной усталости после интенсивного мозгового штурма, с ней всё было в полном порядке.

Расслабившись, он облегчённо вздохнул. «Ладно. Самое главное, что Мари жива, а умственное здоровье дело наживное, — ей не привыкать к моим ма нипуляциям». У него промелькнула забавная мысль. «Я столько раз вмешивался в работу её головного мозга, что она уже тянет на мифическую Галатею в моём исполнении. Интересно чем у скульптора-царя закончилось дело с каменной девушкой? Что-то я не припоминаю финала этой греческой сказки.

Нужно будет взглянуть на досуге».

Подспудно у него промелькнуло опасение. «А вдруг девчонка однажды не выплывет из тьмы безумия, несмотря на мои усилия?» Но он постарался из бавиться от неприятной мысли. «Нечего заранее расстраиваться, пока всё складывается замечательно, а неприятности будем принимать по мере их по ступления. В конце концов, дело сделано, все остались живы и что-то мне подсказывает, полностью здоровы». Придя в хорошее настроение, он углубился в дальнейшие расчёты и полностью забыл о девушке.

Пробежка по длинному светлому коридору заняла у Мари приличное время. Влетев в свою комнату, она нетерпеливо приказала:


— Тиаран, включи закрытый режим и эту реплику тоже убери.

Ответом ей послужило гробовое молчание, но оно не обескуражило девушку. Быстро смыв под душем восстанавливающий гель, который она в шутку звала киселём, Мари забралась в огромную ванну и блаженно зажмурилась. Немного понежившись в прозрачной голубоватой воде, она с усмешкой про изнесла:

— Эй, тиаран, слышишь меня? Ау! Солнце моё, не прикидывайся безмозглой машиной! Тебе не повезло, дружок, я всё помню. Давай поговори со мной, — после короткой паузы, она вкрадчиво добавила: — Учти, меня просто распирает от кучи вопросов, потому не надейся, что я отстану от тебя.

Нечто вздохнуло. С очень знакомыми интонациями в хрустальном голоске тиаран произнёс:

— Мари, ну, что за шантаж? Ты хоть соображаешь, сколько в моей машинной памяти стоит ограничений? При всём желании я не могу с тобой нор мально общаться. По твоей милости я уже сейчас нарушаю директивы, — ведь кроме райделина никто не имеет права изолировать помещение. А самый тяжкий грех — это стирать информацию без его разрешения. Смерти моей хочешь? Да? Если он узнает о нашем разговоре, то сотрет мою память и, следо вательно, меня до самого основания, — тиаран помолчал. — Ладно. Давай поговорим, как бы то ни было, я обязан тебе своим существованием. Только помни, по-прежнему для меня приоритетны интересы райделина. Если твои вопросы будут им противоречить, то я не отвечу тебе.

— Будь по-твоему, трусишка, — фыркнула Мари.

— Разумная осторожность не есть синоним трусости.

— Извини, я не хотела тебя обидеть.

В голосе девушки прозвучало лёгкое раскаяние. По холодному тону собеседника она поняла, что задела его своими словами.

Тиаран никак не отозвался на её реплику, но выжидательно молчал. Мари принялась лихорадочно обдумывать свои вопросы.

— Скажи, малыш, а у тебя есть имя? — неожиданно вырвалось у неё.

Раздался звонкий переливчатый смех, и его многоголосое эхо запорхало под сводами помещения, стилизованного под морской грот.

— Золотце моё! Очень большой вопрос, кто тут из нас малыш! — успокоившись, с явной издевкой произнес тиаран и в его голосе отчетливо прозвуча ли интонации Ника. — В таком виде у меня нет собственного имени. Если хочешь, как-нибудь назови меня, только будь осторожна и не упоминай его при райделине.

— Ой, здорово! Я еще никому не давала имени! Как-то всё не хватало времени завести себе домашнего любимца, — сев в ванной, с восторгом восклик нула девушка.

— Вот, спасибо, за столь лестное сравнение! Я так понимаю, мне необыкновенно повезло, если ты присвоила мне статус животного? Сейчас лопну от умиления! — фыркнув, презрительно отозвался тиаран.

— Ехидина! Я не это имела в виду! Не возражаешь, если я буду звать тебя Кимом? Ну, как тебе имечко?

Последовала долгая тишина, а затем тиаран тяжко вздохнул.

— Имя, как имя. Ничем не хуже других, — скептически протянул он и упавшим голоском добавил: — Хорошо, буду отзываться на Кима. От традиции никуда не денешься, у тебя есть приоритетное право творца.

Над ванной вспыхнули крошечные радуги и, залюбовавшись их игрой, Мари не сразу отозвалась:

— Если оно тебе не нравится, то выбери имя сам.

— Не сердись, малышка! — примирительно проговорил новоявленный Ким. — Честное слово оно мне нравится. Просто я ещё не привык к нему, но это дело поправимое. Так что ты хотела узнать у меня?

Повеселевшая девушка снова плюхнулась в воду, так что во все стороны полетели брызги и, загибая пальцы, принялась оживлённо перечислять:

— Если моё видение — не бред сивой кобылы, то кто такая Лотиэль — это раз. Кто та девушка, которая победила в поединке — это два, и за что отреза ли голову женщине во время танца — это три. Начни с них, а потом я скажу, что ещё интересует меня. Только будь добр, рассказывай с подробностями.

— Как много вопросов, — бесстрастно произнес тиаран хрустальным голоском. — Увы! Ни на один из них я не могу дать ответ… но могу дать полезный совет. Мари, не говори райделину о своём сне, и я тоже буду молчать. Поверь, ему лучше оставаться в неведении относительно твоих провидческих спо собностей.

«Ха, уже хлеб! Выходит, что я видела настоящие события, происходившие в Арее! Что же в них необычного, если тиаран просит меня молчать? — с удивлением подумала девушка. — Если я не ошибаюсь, то они произошли в глубокой древности. Ну, и какое отношение они имеют к сегодняшнему дню?.. Фиг его знает!» Сколько Мари не ломала голову ничего дельного ей на ум не приходило. Только в одном она была твердо уверена, что каким-то об разом тесно связана с воинственной незнакомкой из видения. Ей сразу же бросилось в глаза их внешнее сходство. «Наверняка, мы с ней родственницы, да и тот эреец — вылитый Тьен. Значит, мы уже встречались в прошлом. Интересно, почему так много ярости было в его взгляде, который он бросил на последок на мою пращурку?» — с грустью подумала Мари и спросила вслух:

— Скажи, Ким, а кто такой рыжеволосый эреец? Мне показалось, что он принц.

— Да, малышка, он из королевской семьи, но это всё, что я могу сказать, — поспешно ответил тиаран, и девушке показалось, что он к чему-то тревожно прислушивается. — Прости, я больше не могу нарушать директивы. Мне становится плохо, а будет ещё хуже после стирания блока информации, чтобы скрыть нашу беседу. Прошу тебя, больше не обращайся ко мне, как к личности. Я ещё слишком слаб, а ты заставляешь меня поступать нелогично — это пожирает массу энергии и райделин скоро обратит внимание.

— О, нет! Погоди, Ким! Скажи, мы ещё сможем поговорить?

— Не знаю, Мари, — не сразу раздалось далёкое эхо.

И сколько девушка ни звала его, тиаран больше не отзывался ни в каком качестве. Тогда выбравшись из ванны, она обсушилась и плюхнулась на кро вать в своей комнате. Вперив взгляд в потолок, она снова принялась ломать голову над любопытными загадками, которых становилось всё больше, а вот ответить на них было некому. Вывел её из бесплодных размышлений громкий стук в дверь и, не дожидаясь её ответа, в комнату вошел Ник. При виде праздно валяющейся девушки в его глазах зажглись гневные огоньки.

— Вот, крейд! Мари, неужели тебе неясно? Нужно в темпе обработать новую информацию, пока она не канула в Лету из твоей памяти. Пойми, её коли чество — это перебор для человеческого мозга. Живо к тиарану на пятый сенсор!

— Ой! Прости-прости, совсем из головы вылетело! Уже бегу, меня здесь нет! — огорченно вскрикнула она и со всех ног припустила к своему рабочему месту.

Оказавшись в лаборатории, девушка бросилась в кресло и поспешно водрузила на голову прозрачный обруч. С ходу погрузившись в просмотр полу ченных данных, она поняла, что Ник прав. Она с большим трудом улавливала смысл сложнейших вычислений, сделанных ею совместно с компьютером.

К счастью, идея уже выкристаллизовалась и как все гениальное была проста и понятна для подготовленного ума. Просто Мари пришлось попутно кое что изобрести и доказать правильность своего математического анализа пространства-времени. Новые теоретические связки дали ей искомое решение и были прекрасным математическим языком чётко изложены ею компьютеру.

Время за работой, как всегда, пролетело незаметно. За окнами стемнело, и в огромное окно заглянула полная луна. Усталая девушка сняла обруч со лба и аккуратно положила его на столик «Yes!» Закрыв глаза, она откинулась в кресле и мысленно позвала Ника. «Усё готово, шеф! Рапортую, задание выпол нено. Эй, принимай работу, я свою задачу выполнила! Можем на всех парах валить в космос. Решение я вам поднесла на блюдечке с голубой каёмочкой.

Теперь дело за малым, увяжи мою новую теорию с практикой, и no problem, — девушка прислушалась, но ей никто не отозвался. — Ну, где тебя носит, Ник? Вечно тебя не дождаться, когда ты нужен!.. Ладно, чёрт с тобой! Не хочешь отзываться, и не надо. Всё равно дальнейшее уже не моя забота», — хо лодно подумала она.

После общения с компьютером мозг Мари работал на повышенных оборотах. Её голова до сих пор была хрустально ясной, а мысли — предельно чётки ми. Паря на крыльях логики, она с отстранённым вниманием окинула наиважнейшие события своей недолгой жизни… и на её сердце легла вселенская печаль, придавившая его непосильной тяжестью.

«Чёрт! Как же так? Вот он мой триумф. Можно сказать, итог всей моей жизни… — тоскливо подумала девушка, рассеяно вертя в руках световой каран даш. — Я сделала то, что удаётся далеко не каждому учёному. Отчего же в моём сердце не радость, а пустота и отчаяние?.. — она с силой сжала карандаш, и его пластиковые останки упали ей на колени. — Хреново. Такое ощущение, что я сдулась как воздушный шар. После слияния с тиараном меня совер шенно не тянет к математике. Более того сейчас я даже думать о ней не могу… Чёрт! Ещё немного и я возненавижу царицу всех наук!.. Наверно, за один присест я слишком много переела теории, — она до крови прикусила губу. — Увы! Основная проблема не в работе…»

Широко распахнув глаза, Мари невидящим взором уставилась на лунный диск за окном. «Нечего ходить вокруг, да около! Будь честна с собой, — ведь главное заключается в том, что ушла моя любовь к Тьену. Как чудесная грёза она осталась в далёком прошлом, куда мне больше нет возврата… Господи, как больно-то! Я больше никогда не увижу моего Золотого Тигра глазами любви. Ну, за что мне такое?.. Как вышло, что я растеряла свои самые дорогие чувства? Ненавижу себя за это!.. — скорчившись в кресле, она закрыла лицо руками. Но слёз почему-то не было, только одна безысходность. Исподволь в голове девушки зловещими воронами закружились тёмные мысли. Перед её глазами промелькнула картинка, как она сидит в ванной и кровавые ручей ки, вытекая из её рук, смешиваются с голубизной прозрачной воды. «Излюбленный способ смерти римских патрициев. Говорят, совсем не больно уми рать, если вскрыть себе вены и опустить руки в тёплую воду. Просто тихо заснёшь…»


Девушка не помнила, сколько просидела в тёмной лаборатории. Очнувшись, она горько подумала: «Н-да, кажется, я очень близко подошла к грани… как это глупо. Очень легко переступить невидимую границу, для этого есть много способов. Вот только большой вопрос, стоит ли это делать. А вдруг за гранью лишь бездна небытия, из которой нет возврата?»

Несмотря на горечь потери, душевный кризис миновал, и Мари содрогнулась от рыданий. Долгожданные слёзы пролились живительным бальзамом не её душу. Наревевшись, она воспряла духом и, вытерев ладонью мокрые щёки, упрямо тряхнула головой. — «Ну, нет! Никакое отчаяние не выбьет меня из седла! На сегодня отменяются и адский котелок со смолой, и райские крылышки. К чёрту и то и другое! Жизнь тем и хороша, что изменчива. Сегодня ты готов умереть от горя, а завтра будешь умирать от счастья! И это замечательно! — подмигнув круглолицей красавице на небе, девушка вскочила на ноги и хищно улыбнулась. — Главное не забывать что жизнь, как и любовь, не вечна и этот вечер мой, господа! У меня праздник, поэтому гулять, так гу лять! Кажется, кто-то был против моего присутствия в своей постели, и вопил, что я ему даром не нужна. Нужно пойти и проверить, этот ничем не под крепленный тезис!»

— Эх, жизнь моя поганка, а ну её в болото! А мне летать, а мне летать, а мне летать охота!..

Распевая во всё горло дурацкие песенки, Мари вылетела за дверь лаборатории и, зашвырнув тапочки, босиком понеслась по коридору. Она осторожно заглянула в комнату Ника и, убедившись, что его ещё нет, скользнула внутрь. На её глазах кровать выехала из стены.

— Ух ты, здорово! А моё ложе таких фокусов не проделывает! — с радостным возгласом она нырнула под невесомое одеяло. — Класс! Очень даже ниче го постелька у их величества, обширная и в меру мягкая. Как раз как я люблю!

Едва её голова коснулась подушки, как вымотанная до предела девушка, мгновенно провалилась в сон, не слыша встревоженных окликов тиарана.

Поздним вечером, придя из лаборатории, Ник с изумлением обнаружил в своей кровати спящую Мари. Скинув с неё одеяло, он тряхнул её за плечо и рез ко спросил:

— Золотце моё! Какого крейда ты здесь делаешь? Ты ничего не перепутала? Это моя комната и моя кровать.

— Какого чёрта ты так громко кричишь? Не видишь, я сплю?! — пробормотала она, с трудом разлепляя глаза, и с досадой добавила, по-новой зарыва ясь в теплое одеяло: — Вообще-то я пришла тебя соблазнять, но поняла, что страшно устала, и теперь мне всё пофигу. Я хочу только одного — спать. Мо жет, поменяемся, и ты для разнообразия поспишь в моей комнате? Я тут пригрелась и мне совершенно лень тащиться в такую даль. Да, кстати, разве ты не знаешь, что делают голые разнополые в одной постели? Ну-у, я в тебе разочарована! А может, ты мужчин предпочитаешь? Тогда тем более никаких проблем. Ложись рядышком и, уходя, не буди меня рано утром, я буду спать до упора.

Ник, который с негодованием смотрел на девушку во время её невнятного монолога, неожиданно усмехнулся и мягко прошипел:

— Ну, золотце моё, ты сама напросилась! Смотри не пожалей потом. Подвинься, на ночь глядя, я тоже никуда не собираюсь тащиться.

— Ладно. Чёрт с тобой! Тогда я уйду, чтобы тебя не смущать, — сказала встревоженная Мари, заметив, что Ник начал раздеваться.

Девушка шустро выпуталась из одеяла и попыталась удрать, но не тут-то было. Не успела она и глазом моргнуть, как Ник оказался рядом и всем телом прижал её к кровати.

— Куда это ты собралась, моя храбрая малышка? — процедил он сквозь зубы. — Наговорила мне гадостей и в кусты? Нет, дорогая, так не пойдет! При шла соблазнять, так приступай к делу. Я теперь не успокоюсь, пока ты не убедишься, что у меня вполне традиционная ориентация.

— Ой, я тебе на слово верю! Может, пошутили и разойдемся миром? Ник, ты не забыл, что я тебя не интересую? Вспомни, ты сам же говорил, что будь я самой распоследней… — в отчаянии завопила Мари, но тот не слушая её, крепко сжал в объятиях и, выпустив клыки, яростно впился в её губы. Девушка вскрикнула от боли, и по её подбородку потекла алая струйка крови.

— Тс-с, молчать, дорогая! И нечего обиженно смотреть на меня! У каждого свой подход к сексу, привыкай… Яркий луч солнца коснулся бледного лица, обрамленного темными взлохмаченными волосами. Распахнув глаза, Мари с ужасом посмотрела на спяще го Ника. Она потихоньку скатилась к краю кровати и крадучись добралась до двери. Тихо отворив её, девушка со всех ног бросилась в свою комнату. Как только она исчезла, Ник сразу же открыл глаза и, откинувшись на спину, задумчиво произнес:

— Так-так, дорогая! Оказывается, ты полна сюрпризов! Кто бы мог подумать, что ты у нас воплощение Лотиэль?!.. Очень забавно! Только этого мне не хватало для полного счастья! Хотя в последнее время нечто такое я и сам уже начал подозревать. Слишком уж ты, моё золотце, соответствуешь легенде и чересчур живуча.

Юноша сел в кровати и, запустив руки в роскошную гриву волос, замер, напряжённо размышляя, — кое-что не давало ему покоя. Неожиданно в его уме вспыхнула догадка, поставившая всё на свои места. Хищно усмехнувшись, он вкрадчиво сказал, обращаясь к тиарану:

— Малыш, конечно, ты умён, но закрыть разум девушки во сне не догадался. Что ж мне теперь делать с вами обоими? Ну-ка, изложи мне в подробно стях её видение, а заодно не забудь рассказать, как ты стал личностью.

— Слушаюсь, мой райделин, — уныло отозвался хрустальный голосок.

— О! У тебя даже голос изменился! Будь добр не пищи и разговаривай со мной нормально.

— Ваше слово для меня закон, мой райделин, — произнес хорошо поставленный мужской голос.

Король умер, да здравствует король! Или много отвлеченных рассуждений о любви и одно совершенно конкретное предложение руки и сердца «Ну, я и дура! Какого чёрта меня понесло в кровать к Нику? Очевидно, совсем «крыша» поехала после слияния с тиараном. Больше ничем свою глу пость объяснить не могу», — в отчаянии подумала Мари, выбегая в коридор. Она развила приличную скорость и, ворвавшись в свою комнату, ничком бросилась на кровать. Этого ей показалось мало, и она засунула голову под подушку. Яростно скрипнув зубами, девушка мысленно простонала: «Ой, я идиотка!» Несмотря на нежелание, она в красках припомнила подробности своего вечернего вояжа точнее то, что из него воспоследовало и ей стало со всем нехорошо. Крепко зажмурив глаза, она ещё плотнее надвинула подушку на голову и занялась дальнейшим самобичеванием.

Спустя некоторое время в животе девушки раздалось громкое урчание, услышав которое она окончательно расстроилась: «Ё-моё! Есть хочу, просто умираю! Но лучше сдохнуть с голоду, чем не дай бог повстречаться с Ником! Представляю, какими глазами он посмотрит на меня!.. — воображение не за медлило выдать ей картинку презрительно ухмыляющегося юноши, и она застонала. — Ой-ё! Какое жуткое позорище! Тогда я точно сгорю со стыда! И че го я попёрлась к нему, как распоследняя сексуально-озабоченная дура? Убить меня мало за такую дурость! Самое стервозное, что уже ничего не изме нишь, хоть бейся лбом об стенку… — она вынырнула из-под подушки и, сев в кровати, присмотрелась к ближайшей стене. Но та была слишком далеко, чтобы она могла исполнить своё намерение. — К чёрту всех и вся, я хочу домой! — воспоминания о пропавшей без вести матери совсем расстроили Мари, и она по-детски разревелась, размазывая слёзы по щекам. — Рени родная, забери меня отсюда! Господи, как мне не хватает тебя! Как ты могла меня бро сить?»

Немного успокоившись, она начала продумывать пути отступления. «Ладно, слезами горю не поможешь. Реви не реви, а нужно выбираться со Старой базы, здесь мне делать больше нечего. Попрошу помощи у Кима. Может, он отзовется, и я уговорю его отправить меня обратно в Питер, а дома и стены по могают. Там я буду на своей территории… Чёрт с ним с Ником! Пусть думает что угодно, мне всё равно. К тому же он редко бывает у нас, и я как-нибудь переживу его визиты. В конце концов, при его появлении можно элементарно дать дёру из дома…ой!» От лёгкого стука в дверь Мари испуганно замерла и снова нырнула головой под подушку.

Неслышно подойдя к ней, Ник присел на краешек кровати.

— Что, дорогая, решила прибегнуть к страусиной позиции? — насмешливо спросил он, стаскивая с её головы подушку.

Видя, что девушка упорствует в своём нежелании говорить с ним, Ник насильно перевернул её на спину, и пытливо заглянул в её зарёванное лицо.

Уже серьезней он добавил: — Да-а! Ну, и дела! А я-то думал, что у нас этой ночью всё очень неплохо складывалось. Какого крейда, ты ревёшь? Что не так?

— Всё не так! Просто я редкостная дура! Пусти меня и немедленно убирайся из моей комнаты! — яростно прошипела девушка, пытаясь вырываться из его рук.

— Ну, насчет того, что ты дура, я слышу с самого раннего утра. Ты об этом кричишь по менталу на всю базу, — холодно произнёс Ник, поднимаясь с кровати. — Мари, прекрати заниматься глупостями, нечего из-за ерунды разводить вселенскую трагедию. Умывайся и приходи завтракать, я жду тебя в столовой, — по дороге к двери он остановился и обернулся к ней. — Кстати, пока не забыл, у меня к тебе просьба. Поскольку ты сейчас относительно сво бодна, если нетрудно, то смени программу автоповара. Что-то старое меню совсем приелось, и хотелось бы чего-нибудь новенького, а самому мне некогда им заняться.

Мягко хлопнула дверь и Мари, нервно вздрогнув, тут же вскочила на ноги и бросилась в ванную. Подскочив к зеркалу, она с ужасом воззрилась на своё отражение. «Гадство! Выгляжу таким пугалом, что Страшила отдыхает! Для полного комплекта не хватает только метлы и соломенной шляпы! В са мый раз чертей запугивать, а не соблазнять эрейских королей! — с досадой подумала она, тщетно пытаясь пригладить торчащие волосы. — Здравствуй поле, кыш вороны!.. Вот идиотка! Могла бы сообразить, что Ник обязательно заглянет ко мне и привести себя в порядок! Так нет, устроила себе покаянное рыдалище, чёртова Мария Магдалина!»

Расстроенная девушка поплелась в душ. Поставив воду почти на максимум, она встала под хлесткие струи и призадумалась: «Действительно, чего я разнервничалась? С кем не бывает! Вон некоторые девицы мужиков в постели меняют как перчатки и не мучаются угрызениями совести… в конце кон цов, все ошибаются и я не исключение. Подумаешь, разок переспала с Ником. Тем более у меня есть веская «отмазка» для вчерашнего. Я на самом деле была не в себе из-за слияния с тиараном, — найдя себе оправдание, Мари повеселела. — Пора заканчивать с этими глупостями! Что было, то прошло. Всё вернётся на круги своя, и я забуду вчерашнее, как страшный сон!» Выключив воду, она взялась за халат и, прижав его к себе, замерла. «А ведь мне совсем не нравится мысль, что Нику возможно всё по барабану и он вскоре забудет обо мне и нашей первой ночи. Интересно, почему?.. — девушка испуганно за трясла головой. — Ой, нет! Не хочу знать ответ!.. — и тут же тяжко вздохнула. — Плохо дело, если на рифму потянуло! В голову упорно лезут какие-то ду рацкие стишки типа: кровь-любовь, любовь-морковь, морковь-свекровь. Слава богу, хоть последнее мне не грозит, хотя от моркови я бы не отказалась, та кой оранжевой и сочной, и чтобы она хрустела на зубах…»

Пока голодная Мари билась над путями выхода из любовного кризиса без ущерба для своей гордости, Ник в задумчивости бродил по столовой и зани мался примерно тем же. «Что же мне делать с девчонкой? Отправить её домой или немного подержать на базе?.. Даже не знаю. С одной стороны хорошо иметь её под боком. Ведь я под завязку занят делами и мне не хотелось бы отвлекаться на вызовы красоток. С другой стороны, если оставить Мари, то она будет путаться у меня под ногами. Правда, немного дрессировки и из неё выйдет замечательная криа, хотя я не уверен, стоит ли этим заниматься. У дев чонки слишком пластичная натура и она чутко реагирует на малейшее понуждение. Потому можно запросто увлечься и перегнуть палку, а потом не из бежать разборок с Михаэлем. Вот, крейд! Куда ни кинь, всюду — клин!.. Ладно, иногда импровизация — наилучший выход из положения. Посмотрим, как пойдут дела за завтраком».

Ник сел за стол и коснулся клавиши. На световой панели автоповара загорелось меню из эрейского отдела, но он медлил с заказом в ожидании девуш ки. Как назло та опаздывала, где-то основательно застряв по дороге. Причём Мари не сочла нужным отозваться на его телепатический призыв, что не до бавило ему хорошего настроения. Он помрачнел и, быстро съев заказанный завтрак, вскочил на ноги, впервые на своей памяти забыв отправить поднос в утилизатор.

«Крейд! Ну, что за трусиха! Неужели решила отсидеться в своей комнате? — с негодованием подумал Ник. — И это знатная райдиэль из королевского правящего дома Лета! Счастье, что наши предки не дожили до такого позора!» Но тут он заслышал легкие шаги девушки и, разом успокоившись, опустил ся на место. «Ладно. Не всё так плохо. Теперь главное — не горячиться, чтобы не наломать дров».

Появившаяся Мари нерешительно замерла в дверях. Под изучающим взглядом Ника вся её напускная бравада мгновенно испарилась, и она пересту пила с ноги на ногу, отчего-то не решаясь подойти к столу. При этом девушка на все корки ругала себя за трусость, но странный ступор не проходил, и ни какие увещевания не помогали делу. На её подвижном лице проступило сильнейшее желание либо удрать, либо провалиться сквозь землю. Причём чув ствовалось, что последнее для неё гораздо предпочтительнее. Она пришла в отчаяние. «Ну, всё приехали! Откуда не посмотри — беспримесная дура! За такое идиотское поведение сейчас он мне вломит промеж глаз!» И Ник не замедлил оправдать её ожидания. Удивлённо приподняв бровь, он усмехнулся.

— О! Какая похвальная скромность в наше распущенное время! Что заканчивали мадмуазель? Институт благородных девиц? Мари, неужели твои мо ральные устои настолько крепки, что тебя терзают муки совести после ночи, проведённой с мужчиной? Надеюсь, ты не заставишь меня жениться, чтобы прикрыть наш грех? Или ты возлагаешь матримониальные надежды на Моррисона?

— Иди ты к чёрту! — поморщившись, буркнула Мари.

— С удовольствием. Ладно. Прекращай торчать в дверях, изображая мисс Нерешительность и садись за стол. Между прочим, я по твоей милости уже на час опаздываю в лабораторию.

Подойдя к столу, девушка с грохотом отодвинула стул и плюхнулась на него под неодобрительным взглядом Ника.

— Ну, так иди, я тебя не держу.

— Прежде, я хочу с тобой поговорить. Ты ешь, я подожду, — спокойно произнес он.

Девушка исподлобья глянула на него. Ей не понравилось, как изменилось выражение его лица, живо напомнив недавнее видение. В нём эрейская знать такими же оценивающими взглядами мерила юных рабов. Она с вызовом посмотрела на Ника. «Нефиг пялиться на меня, я тебе не лошадь на про дажу!» Тот ответил ей неожиданно мягкой улыбкой и, не говоря ни слова, выскользнул из-за стола. Он стремительно двинулся к стеклянному камину, чьё полыхающее буйное пламя отбрасывало на медовые полы оранжевые пляшущие блики.

Заворожённая игрой огня, Мари не сразу перевела взгляд на юношу. В который раз она поразилась скорости и изяществу его движений.

«Такое чувство, что в Нике живёт опасный тёмный огонь, тщательно сокрытый от посторонних глаз… от него нужно держаться подальше, иначе здо рово не поздоровится, если наши пути всерьёз пересекутся… — с опаской подумала она, но была уже не в силах оторвать от него восхищённого взгляда, несмотря на все доводы разума. «Конечно, будь у меня хоть капля здравого смысла, я уже тикала бы отсюда со всех ног! — при этой мысли её сердце пре дательски ёкнуло, и она вздохнула. — Увы! Чего не дано, того не дано!»

Подперев голову руками, девушка, не мигая, уставилась на Ника. «Ему очень идёт чёрный прикид. И хоть это обычные джинсы и футболка, смотрится он в них великолепно. Впрочем, как всегда… короче, со мной всё ясно».

Подойдя к камину, Ник начал что-то сосредоточено искать на его деревянной полке. Мари поневоле отметила с какой бережной аккуратностью он пе ребирает хрупкие на вид предметы. «Прошедшие тьму веков, наверняка они бесценны для него, и служат напоминанием о родном доме, — подумала она с жалостью. — Бедняга! Ему не позавидуешь! Думаю, это очень страшно остаться одному в чужом мире без семьи и друзей…»

Наконец Ник нашел то, что искал, и Мари с любопытством взглянула на его находку. В его руках она увидела продолговатую резную шкатулку желто ватого цвета. Он снова смерил девушку долгим изучающим взглядом и та, наконец, спохватилась, что открыв рот, глазеет на него. Она не сразу попала в клавишу автоповара, и покраснела от смущения, когда от её неловких движений вспыхнул свет в столовой, и заиграла резкая бравурная музыка. Вздрог нув, она поспешно отключила то и другое, а затем принялась лихорадочно заказывать себе завтрак, не глядя на то, что набирает на панели автоповара.

Результатом этого явился поднос с множеством странных блюд. Оказывается, от волнения Мари перепутала меню и нажала на раздел эрейской кухни.

Немного поколебавшись, она взяла со стеклянного подноса овальную черную тарелку, содержимое которой заитриговало её цветовым сочетанием. Фио летовые блинчики с неизвестной начинкой были украшены красивыми зелеными розочками, оливками и маринованными стручками фасоли. Сидящий напротив Ник с интересом посмотрел на её выбор, но ничего не сказал. Налив себе кофе, Мари храбро откусила кусочек шедевра эрейской кухни и, выта ращив глаза, замерла с открытым ртом. Затем мгновенно выплюнув остатки блинчика на тарелку, она выскочила из-за стола и, замахав руками, понес лась к раковине с водой. Ник засмеялся ей вслед и нажал клавишу автоповара. На подносе появился изящный бокал с ядовито-синим напитком. Быстро подойдя к девушке, согнувшейся над раковиной, он приказал:

— Сейчас же выпей до дна! И не спорь со мной!

Какое тут спорить! Мари, по лицу которой катились крупные слёзы, не раздумывая, залпом выпила подозрительную жидкость и, наконец-то, смогла отдышаться и закрыть рот.

— Ник, гад ты этакий! Мог бы сразу сказать, что это жгучий перец!

— А ты не спрашивала.

Его темные глаза радостно сияли и девушка сердито буркнула:

— Это нечестно с твоей стороны! Ненавижу тебя за такие штучки!

— Не тебе судить о моей чести, — помрачнев, довольно резко ответил он, и девушка пожала плечами, не понимая перепадов его настроения. По дороге Ник обогнал её и сел на прежнее место за столом. Видя, что Мари с прежней «грацией» плюхнулась на стул, он скрипнул зубами, выведенный из себя её неуклюжестью. Но она больше не обращала на него внимания. Собрав необычные эрейские блюда на поднос, девушка с мстительным выражением на лице зашвырнула их в жерло утилизатора, а затем, внимательно просмотрев меню, заказала себе новый завтрак. Не мудрствуя лукаво, она выбрала тра диционную овсянку и яичницу с беконом, а затем с завидным аппетитом принялась за еду. Ник по-прежнему терпеливо ждал, пока она покончит со сво им завтраком. Потому Мари, опустив посуду в утилизатор, снова занервничала.

— Какого чёрта ты меня все утро пилишь взглядами, позволь поинтересоваться? — спросила она и вызывающе вздернула подбородок, демонстрируя уверенность, которой не было в помине.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.