авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 5 ] --

— Не груби, а то пожалеешь! — с неожиданным раздражением отозвался Ник, и девушка удивлённо приподняла брови. Тот сразу же сбавил тон. — Да вай проясним некоторые моменты, а то в твоей голове такой сумбур, что я ничего не понимаю. Что вчера произошло? Почему ты так стремительно рину лась ко мне в постель? А как же твоя великая любовь к Тьену Моррисону?

— Ого, сколько вопросов! Уверен, что хочешь знать ответы?

— Тогда остаётся одно предположение — тебя настолько одолели низкопробные сексуальные фантазии, что стало невмоготу.

В насмешливом голосе Ника явно прозвучали провоцирующие нотки, и девушка не замедлила с ответной реакцией.

— Иди ты знаешь, куда со своими дурацкими предположениями! — вспыхнула она. — Думай что хочешь!.. Да! Я сексуально озабоченная дура! Такое устраивает? Или будут ещё вопросы?

— Будут, Мари. Зачем ты пришла ко мне? — мягко спросил Ник, не спуская с неё испытующего взгляда.

— Что ты хочешь от меня услышать? Ну, не знаю я, и знать не хочу! Отправь меня домой и на этом поставим точку! — закричала нервничающая де вушка и, вскочив на ноги, стремительно бросилась вон.

Удивившейся её необычной прыти, Ник еле успел перехватить её у двери. Оказавшись в его руках, она поначалу вырывалась, но затем затихла и, при жавшись к его груди, горько расплакалась.

— Ну-ну! Не расстраивайся детка. Наконец, я понял что случилось. Мыслила б ты чётче, я уже давно бы догадался. Страшное дело, но ты разлюбила своего Моррисона. Я прав? — хмыкнув, произнёс он.

В знак согласия Мари потерянно кивнула. Прижав её к себе, Ник торжествующе улыбнулся и отечески погладил по голове, не заметив, что этим погу бил немалые усилия девушки привести причёску в порядок. Затем на его лице появилось задумчивое выражение, и рассеяно глядя поверх её макушки, он с лёгкой грустью сказал: — Знаю, что звучит банально, но не ты — первая, не ты — последняя. Чрезмерное половодье чувств, как вешняя вода, не мо жет длиться вечно. Наверно иначе невозможно, когда слишком идеализируешь предмет своей страсти… — он глянул на девушку с непривычным для него сочувствием. — В общем, есть тому причина или нет, но первая любовь всегда приходит и уходит. Прими это за данность.

— Боюсь, что причина ясна, и она заключается в тебе, — тихо сказала Мари.

Подняв голову, она с робкой надеждой заглянула ему в глаза. Ник сразу напрягся, и на его лице появилось высокомерно-замкнутое выражение. Отстра нившись, он холодно спросил:

— Ты уверена? Прости, моё золотце, а ты не принимаешь сексуальное влечение за любовь? Между этими двумя чувствами существует определенная разница.

— И в чём она? Скажи.

— Ты требуешь ответа на вопрос, который относится к философской стороне социального бытия. У любви миллион определений и это говорит о том, что у этого понятия вообще нет определения. Как и многое в области чувств, это схематичное обозначение индивидуального восприятия, которое в каж дом конкретном случае зависит от разных факторов. Иногда любовь путают с зависимостью от другого человека, а этого легко добиться. В общем, я не знаю, как тебе объяснить.

— Ясно, что ни черта не ясно. Не нужно общих понятий, скажи, что ты сам понимаешь под этим словом, — с досадой отозвалась девушка, подивив шись способности мужчин высасывать из пальца пустые определения, когда они не хотят отвечать на поставленный вопрос или им нечего сказать.

— Исходя от обратного, любовь это то, что выходит за рамки секса.

— Создание семьи уже выходит за рамки секса, но разве это — любовь?

— Я же сказал, не знаю! Мари, не задавай глупых вопросов, на которые ни у кого в мире нет ответа, — он усмехнулся. — Хотя ты меня быстро подлови ла на неточности определения. Я считаю, что каждый сам определяет границу, за которой лежит не только голый инстинкт размножения, — ведь мно гим достаточно и секса и они совсем не рвутся к мифической любви.

Темные глаза пытливо заглянули ему в лицо, но снова натолкнулись на невозмутимо-холодный взгляд. Тем временем Ник напряженно размышлял, и в его душе боролись противоположные чувства. Девушка нравилась ему, но совершенно не соответствовала общепринятым эрейским представлениям об идеальной возлюбленной и спутнице жизни, вложенным в него воспитанием. И неважно, что он остался единственным представителем своей культуры.

Впитанные с молоком матери моральные нормы и критерии эрейского знатного общества никуда не исчезли и составляли неотделимую часть его нату ры. Мари дернулась было уйти, но Ник удержал её. Еще немного помолчав, он сказал:

— Прости, я увлекся своими мыслями. Теперь возвращаясь к нашему разговору. Ведь тебя не интересуют общие измышления о любви? Ты хочешь знать, как я отношусь к тебе. Честно отвечу, что я тебя не люблю. Во всяком случае, пока.

Глаза девушки погасли, отстранившись, она печально сказала:

— Что ж, извини. Я не собираюсь тебе навязываться и быть обузой. Пожалуйста, отправь меня домой.

На лице Ника появилось странно-открытое выражение — смешанное чувство недоверия, желания поверить в несбыточное и ещё бог знает что. Он с сомнением поглядел в лицо девушки и, решившись, властно приказал:

— Смотри мне в глаза и не смей отводить свой взгляд!

Расстроенная Мари потерянно заглянула в его глаза, в глубине которых постепенно разгоралось зеленое пламя, и тут же пожалела об этом. Окружаю щий мир исчез, и в туманной мгле перед её глазами возникла угольно-черная кошка. Повторялся её прежний кошмар, приснившийся ей накануне вы пуска из Академии. Ягуар пристально посмотрел на неё полыхающими зелеными глазами и, прижав уши, злобно скалил белоснежные клыки. Напружи нившись, он присел перед прыжком и её с головой накрыл неконтролируемый ужас. Девушка закричала и, провалилась в спасительную тьму беспамят ства.

Удивившись её нестандартной реакции на сеанс глубокого зондирования, Ник отнес её в свою спальню и уложил в кровать. Ожидая пробуждения Ма ри, он глубоко задумался. «Несомненно, девчонка влюблена в меня. Вот крейд! — на мгновение в нём вспыхнуло чувство досады, но тут же улеглось, сме нившись странным весельем. — Ах, миледи Весна, всё-таки ты легкомысленная особа! Захотела поиграть моими чувствами? Ничего не выйдет! Думаешь, подсунула мне свою марионетку — кстати, очень бестолковое воплощение и решила что дело сделано? О, нет, милая! Мне этого маловато для любви. Будь мы на Арее в королевском доме Лета я никогда не обратил бы внимания на такую замухрышку. Ведь у девчонки нет ни вкуса, ни воспитания, присущего девушкам из знатных эрейских семейств… — расстроившийся юноша огорчённо вздохнул. — Но я вынужден признать, к моему великому сожалению, что она единственная настоящая эрейка в этом мире и для меня не существует другой женщины, которую я мог бы воспринять как свою ровню. Но нуж но заметить, миледи Весна, ты могла бы быть и щедрее, и подарить мне идеальную возлюбленную, такую как Лотилана…»

Боль с прежней силой ударила его по сердцу и юноша горько усмехнулся. «Говоришь, что первая любовь забывается? Ну-ну!»

…Утренняя прохлада, навеваемая свежим бризом с привкусом соли. Мерно шумит море, ударяясь о скалистые берега, и пронзительно кричат чайки, кружась над пляжем. Любимая скамейка на высоком обрыве, с которого очень удобно наблюдать рассвет. В голубом небе показался огромный розовый диск солнца в туманной дымке и, поднимаясь всё выше, окрашивает нежным румянцем лёгкие перистые облака. Он замирает от восторга, но тут разда ётся весёлый крик. «Эй, Ники, не смей без меня встречать рассвет!» Он оборачивается и видит — раскинув руки, к нему нёсется белокурая девочка-подро сток и за её спиной в предутренних сумерках белеет изящный силуэт родного замка. Он поспешно вскакивает со скамейки и ловит её на лету. «Лоти, с ума сошла? Ты же свалишься с обрыва, если будешь носиться с такой скоростью!». Девушка заливается смехом. «Ага, испугался! Не будешь в следующий раз удирать, не подождав меня! Обманщик! Ты же обещал взять меня с собой!» Лотилана поднимает голову, и заворожённый он тонет в глубине удиви тельных серебряных глаз. Его досада бесследно испаряется и из глубины души поднимается буйный восторг. «Лиа миа, лотиэлино!»

«Мой светлый ангел! Ты слишком рано покинула меня!» При воспоминании о Лотилане глаза Ника подозрительно заблестели. Но светлое настроение покинуло его, когда в нём вспыхнула привычная ненависть к её убийце. Усилием воли он подавил забушевавшие эмоции. «Крейд, прошлого не вернешь!

Хватит рвать душу!»

Он перевёл помрачневший взгляд на спящую девушку, и недобро улыбнулся. «Как там говорится, нечего ждать милостей от природы, их нужно взять самим. Как бы то ни было, но маленькую память о доме я могу себе вернуть. Если мне нужна алин знатного происхождения, значит, нужно создать её из подручного материала. Это несложно. Всего лишь нужно продолжить однажды начатое дело, а Мари не привыкать к переделкам. Только теперь от про цесса в бессознательном состоянии мы перейдем к вполне осознанному».

Глаза Ника оживлённо засверкали. Подойдя к столику, он взял найденную им на камине желтоватую шкатулку из слоновой кости. Богато изукрашен ная традиционным растительным орнаментом, присущим эрейским изделиям, она являла собой уникальное произведение искусства. Бережно повора чивая её в руках, чтобы не повредить ажурную резьбу, выполненную вручную знаменитейшим мастером Ареи, Ник залюбовался её несравненной красо той. Спохватившись, он с неохотой оторвался от созерцания и открыл шкатулку. При виде её содержимого, его лицо осветила хищная улыбка. «Выходит, не зря я решил поискать сегодня криту. Это знак судьбы. Крейд, почему я раньше об этом не подумал? Ведь сам процесс доставит мне массу удовольствия!

Решено, оставляю Мари себе. Не знаю, что получится в результате, но я постараюсь сделать из неуклюжей Золушки приличную райдиэль и мне напле вать Лоти она или нет. Потом разберёмся с пророчеством».

Закрыв шкатулку, Ник поставил её обратно на столик и подошёл к кровати. Заложив руки за спину, он в задумчивости уставился на спящую девушку, не сразу заметив, что она очнулась своего беспамятства. Открыв глаза, Мари испуганно шарахнулась от него.

— Эй, ты что задумал? Учти, убивец, я без боя не дамся, и буду сопротивляться до последнего!

— В чём дело? Ты бредишь спросонья?

Удивлённый Ник хлопнул ресницами и девушка расслабилась.

— Фу, слава богу! Ну, знаешь! У двустволки взгляд и то приветливей.

— Извини, задумался, — сухо отозвался он. — Я не знал, что в этом состоянии произвожу столь убийственное впечатление.

— Ничего-ничего! Главное, мы уже выяснили. Ты не собираешься пускать меня в расход, а остальное несущественно, — поспешно проговорила девуш ка и, поймав его недобрый взгляд, нырнула под подушку. — Ну, нет! С меня достаточно!

— Мари, прекрати дурачиться! Мне нужно поговорить с тобой, а ты ведешь себя как ребёнок.

— Ну, так говори! Не сомневайся, я прекрасно тебя слышу, но больше ты не загипнотизируешь меня!

— Золотце, неужели ты прогуливала лекции по медицине? Сей фокус мне несложно проделать в любом твоём состоянии и при этом совсем не нужно глядеть в глаза. Вылезь! Никакая подушка тебе не поможет!

— Ни за что! Можешь и дальше запугивать меня при помощи своей жуткой зверюги, но я не желаю видеть, как ты сам злобно смотришь на меня. Та кое чувство, что ты не знаешь, что со мной делать — то ли окончательно прибить, то ли ещё немного помучить.

— Не выдумывай, Мари.

Раздался мягкий смех, и рядом прогнулась кровать. Ник стащил подушку с головы девушки, и та глянула на него расширенными блестящими глазами.

— Иди ко мне. Не бойся, детка, всё будет хорошо! — прозвучал его ласковый шепот, и Мари доверчиво потянулась к нему.

В этот раз Ник показал себя искусным и нежным любовником. Его мелодия страсти настолько захватила девушку, что она всем сердцем потянулась к нему. «Не верю, что можно солгать языком тела. Я не безразлична ему. Просто он вредничает и не хочет признаваться мне в своих чувствах», — решила она и чуть слышно сказала:

— Знаешь, нельзя молчать напару. Кто-то один должен говорить о… — Т-с-с! Молчи, детка! — Ник зажал ей рот. — Ещё не время говорить о своих чувствах. Давай немного свыкнемся с мыслью, что мы вместе. Хорошо?

Ответом ему послужили улыбка и медленно опущенные ресницы, но сердце Мари омрачила тень сомнения. «Если ходить вокруг да около, как мы смо жем преодолеть разделяющее нас расстояние?.. Может, Ник не парится насчёт этого, а вот мне приходится нелегко. Он слишком высокомерен и часто от талкивал меня, игнорируя все мои попытки подружиться. По сути, с ним я чувствую себя как нерадивая студентка со строгим преподавателем. Если ниче го не изменится, то игра не стоит свеч. В таком случае, нам не стоит продолжать наши отношения…» — отрешённо подумала она. Почувствовав, что де вушка колеблется, Ник поменял тактику и яростным напором заставил забыть её обо всём.

Спустя некоторое время, когда они окончательно выдохлись, он повернулся к Мари и, помедлив, произнёс:

— Послушай, ты всё утро сбиваешь меня с толку своими глупостями, а у меня есть важный разговор. В общем, Мари, я предлагаю тебе стать моей алин, то есть невестой.

— Блин! Такого я не ожидала! — изумлённо вскрикнула встрёпанная и совершенно счастливая девушка. Она порывисто обняла Ника, но он отстранил её и сдержанно произнёс:

— Подожди радоваться, дорогая! Поскольку я представляю правящий королевский дом Лета, хоть и в единственном числе, а ты хоть и ущербная, но эрейка, то ты должна полностью соответствовать его требованиям. Иначе наша семейная жизнь добром не закончится, — ведь наш брак будет пожизнен ным контрактом. Учти, я ни на йоту не отступлю от традиционного эрейского внутреннего уклада. А раз так, то тебе придется нелегко, — заметив тревож ные искорки в глазах девушки, Ник обезоруживающе улыбнулся и, легонько щёлкнув её по носу, ласково добавил: — Но вы, женщины пластичный на род. Верно? Не бойся, ты всего лишь должна пройти обучение, перед тем как стать моей женой. Но я заранее тебя предупреждаю, что оно тебе не очень понравится. Потому прежде чем дать мне положительный ответ, хорошенько подумай.

— И никакая я не ущербная! Милый, я не буду думать, и сразу отвечаю «да», — выпалила Мари, пропуская мимо ушей все предостережения Ника. Она смотрела на него такими сияющими глазами, что он неслышно вздохнул, чувствуя лёгкие угрызения совести. «Крейд, какое непроходимое легкомыслие!

Но это её вина, а не моя», — с досадой подумал он. — Ладно, ещё одна попытка, а дальше пусть пеняет на себя». Поцеловав девушку, Ник негромко произ нес:

— Все же я прошу тебя, не торопись. Это помолвка по эрейским обычаям, а ты их совсем не знаешь, впрочем, как и меня. Помни, если ты вдруг переду маешь, то не сможешь разорвать её без моего согласия. Поняла?

— Я не понимаю, ты хочешь или нет, чтобы я приняла твое предложение? — фыркнув, сердито отозвалась она. — Если ты этого не хочешь, тогда неза чем было его делать. Хорошо уговорил, я отвечаю тебе «нет».

Ник шутливо взлохматил её короткие волосы и так ласково посмотрел на неё, что у Мари немедленно дрогнуло сердце от затопившей его внезапной нежности. Не очень-то понимая, что с ней творится, она протянула руку и робко коснулась его гладкой смуглой щеки, а затем и вся потянулась к нему. Он засмеялся и, поцеловав её ладонь, решительно отстранился:

— Э, нет, моя дорогая! Для этого утра уже достаточно сексуальных развлечений, и мне пора браться за работу, а ты в моё отсутствие всё же реши «да»

или «нет». Но не бездельничай весь день, настрой автоповара и на досуге расспроси тиаран о наших обычаях и начинай учить эрейский язык. В любом случае ты должна его знать, ведь Арея твоя родина, — Ник поднялся на ноги. — Всё пока, малышка. Раньше ночи меня не жди, я и так с тобой слишком долго проваландался. Крейд! Из меня так и лезет человеческий жаргон, надо от него избавляться… Остановившись в дверях, он спокойно добавил:

— Кстати, отрасти длинные волосы, чтобы у нас не возникали недоразумения. А то рефлексы, заложенные в детстве, действуют на уровне инстинктов, их ничем не вытравить.

Девушка уже спала, когда Ник вернулся из лаборатории. Он разбудил её своими объятиями и, тревожно глядя в её сонное лицо, тихо спросил:

— Что ты решила, дорогая?

Вместо ответа Мари прильнула к нему и нежно поцеловала. Она почувствовала, как сразу расслабилось его тело, и Ник порывисто сжал её в своих объ ятиях.

Волшебный принц всем хорош: и красив, и умен. Одна беда — у него замашки Синей бороды С утра следующего дня Ник поднял недовольную Мари ни свет, ни заря. Несмотря на её отбрыкивания, он вытащил девушку из теплой постели и без жалостно скинул на пол.

— С ума сошел, ты что делаешь? Я же ударилась! — сердито завопила она, потирая ушибленный бок.

— Вот это мне и не нравится.

— Чудовище! Что тебе не нравится? Считаешь, что мало приложил меня об пол?

— Что, упав, ты ударилась.

— Ну, извини. В следующий раз постелю коврик у кровати… или целый надувной матрас, — пробормотала Мари. Приоткрыв один глаз, она насмешли во добавила: — Вообще-то, нужно предупреждать, что скидывание на пол у эрейцев заменяет будильник. Чёрт, как тебе не стыдно будить меня в такую рань? Мы же уснули пару часов назад, между прочим, по твоей вине.

— Да, тяжелый случай, — вздохнул Ник, — придется исправлять огрехи в твоем физическом воспитании и не только в нём.

В его властном голосе прозвучали несколько странные интонации, и удивленная девушка, сев, с трудом разлепила сонные глаза.

— Ну-ка, отсюда поподробней! Я ещё не совсем проснулась и не понимаю, о чём ты бредишь… — сфокусировав взгляд, она уткнулась в матово-поблес кивающие черные сапоги, украшенные причудливой фурнитурой. — О! Славненькие ботфорты! Или они как-то по-другому называются? Не знала, что по утрам ты занимаешься верховой ездой. Слушай, что-то я не видела лошадей на Старой базе, кроме как в зоопарке, да и те какие-то странные, низкорос лые и пятнистые… — Хватит болтать, моя алин, быстро поднимайся. У нас мало времени.

— Лично я никуда не тороплюсь, — лениво отозвалась Мари. Подняв голову, она смерила Ника долгим взглядом и восхищенно присвистнула. — Вот это да! Классный прикид!

Вместо привычных джинсов и футболки на Нике был роскошный темно-фиолетовый камзол и узкие брюки, отделанные изящной серебряной вышив кой. Дополняли его наряд высокие мягкие сапоги и широкий кожаный пояс с оружием, плотно охватывающий тонкую талию. «Кажется, у знати времен Наполеона, такие штанишки назывались лосинами… — не удержавшись, Мари хихикнула. — Жаль, что в наше время ими больше увлекаются женщины.

Мужчины в лосинах — это нечто! Малость неприлично, но очень сексуально!.. Ой, рубашка тоже просто прелесть! Белая аж до голубизны, а кружева — просто зимняя сказка!.. Красавец! — залюбовалась она своим женихом. — Зря мужики больше так не одеваются, ведь очень красиво! Хотя такой наряд бо лее органично смотрелся бы на улицах средневековой Европы. Эх, шпаги звон, как звон бокала с детства мне ласкает слух…»

— Ну как? Надеюсь, тебе нравится то, что ты видишь?

— О, да! — восторженно воскликнула девушка. — Ты красив до невозможности и во мне начинает развиваться комплекс неполноценности.

Девушка вскочила на ноги и обошла Ника кругом. С гордостью она отметила, что ему очень идет эрейский костюм, придающий ему вид прекрасного принца из волшебной сказки. «Вот чёрт! Как-то всё время забываю, что он эрейский король. А я, между прочим, будущая королева Их величества! — Ма ри неосознанно выпрямилась, и на её лице появилось высокомерно-презрительное выражение, скопированное ею с королевы из видения, при виде кото рого в глазах Ника промелькнуло одобрение. Но она занятая своими мыслями не заметила этого и быстро спохватилась, поймав себя на подражании.

«Вот дурища! Было бы перед кем задирать нос! Слава богу, у меня нет подданных, да и в дальнейшем не предвидится!.. Н-да, королевское семейство Ареи до сих пор здравствует, а их королевство кануло в вечность, приказав долго жить».

Приглядевшись внимательнее, девушка поняла, что одежда Ника очень похожа на наряды знати из её видения. Конечно, в ней стало меньше вычур ности и больше элегантной простоты, но общий стиль одеяния почти не изменился. Единственно чем он радикально отличался — это подбором оружия.

Современный бластер на поясе заменил традиционный меч, но и тот мирно соседствовал с древним кинжалом в кожаных ножнах, украшенных затейли вым тиснением.

Плаща и броских драгоценностей на Нике не было, но в расстегнутом вороте нарядной белоснежной рубашки промелькнул необычный медальон — четырехлучевая сияющая алмазная звезда, заключенная в затейливый квадрат, образуемый четырьмя кошками. Снежный барс злобно скалился на на сторожённого чёрного ягуара, а полосатый рыжий тигр, задумчиво взирал на высокомерную золотую львицу. Девушка разглядела, что у всех зверёны шей изящные злобные головки украшены крошечными радужными коронами. Она потянулась к украшению, желая рассмотреть его поближе, но Ник пе рехватил её руку. Не дав ей прикоснуться к медальону, он спрятал его в вырезе рубашки и с извиняющейся улыбкой поцеловал её ладонь.

— Не обижайся, детка. Это символ власти правящего дома Лета. Пока ты не станешь райтой или по-вашему королевой, ты не имеешь права касаться священного кайда.

— Нельзя так нельзя, — чуть слышно фыркнув, сказала обиженная Мари, но тут же сморщила нос и весело хмыкнула. — Потряс! Вот бы Ладожские узнали, что я буду королевой! Ребята померли бы со смеху! Хотя нет, смеялся бы один только Ванька, причём до потери пульсации, а Соня вдвойне начала бы строить меня по поводу манер. Мало мне её прежних лекций! Видите ли, моя особа должна быть безупречна ввиду занимаемого мной высокого поло жения в вампирском обществе! Какие глупости! Как будто я собираюсь в нём вращаться. Слава богу, что Мика не заставляет меня водиться со светскими курицами и почти не берёт с собой на приёмы… — И я его понимаю. В тебе нет необходимого лоска, и потому ты выглядишь слишком непрезентабельно для его дочери. Может, Михаэлю не хочется пояснять знакомым, кем приходится ему плохо одетая и дурно воспитанная особа. Никогда не задумывалась об этом? А зря. Но не переживай, детка, это дело поправимое. Сейчас мы вплотную займёмся твоими манерами, — оживлённо отозвался Ник, и девушке совсем не понравилось выражение его смуг лого красивого лица.

— Эй, ты ещё не просветил меня, по какому поводу затеял столь ранний маскарад.

— Золотце моё, ты как всегда не слушаешь меня. Я же предупреждал, тебе предстоит обучение, а мне при этом удобней привычная одежда.

Увидев в руках Ника ранее незамеченную плеть, насторожившаяся девушка с независимым видом шагнула в сторону. В глубине его глаз тут же вспыхнуло опасное возбуждение. Напружинившись, он двинулся следом за ней, и в его плавных движениях появилась звериная грация. Растерянная Ма ри начала осторожно отступать назад. Сейчас Ник казался ей незнакомцем и почему-то пугал её до смерти. «Чёрт! Да что это с ним? Выглядит как хищ ник, почуявший добычу!» Опомнившись, она застыла на месте. «Ну, нет! Я не дам ему запугать меня!»

— Что ты задумал и зачем тебе плётка? — напряжённо спросила девушка, не сводя с него глаз. Она облегчённо перевела дух, заметив, что в его глазах погасли опасные зелёные огоньки.

— Крита необходимый элемент воспитания в ритене. Не нужно бояться, детка, — в голосе Ника прозвучали успокаивающие нотки. — Это традицион ная эрейская система, принятая в среде нашей знати, и всегда дающая прекрасные результаты. Надеюсь, и в этот раз она не подведёт меня.

— К чёрту твои садистские штучки! Только попробуй меня ударить, и я никогда не прощу тебя!

— Не глупи, Мари. Конечно, мы слишком поздно с тобой начинаем, ведь обычно ритен применяется к детям с восьми лет. Потому я понимаю, что на первых порах тебе будет нелегко, но потерпи немного. Результат будет таков, что ты не пожалеешь. Встань в иметис.

— Нет! Я не буду с тобой заниматься!

— Будешь! И не спорь со мной, это бесполезно. Как моя алин ты обязана бесприкословно подчиняться мне, — уже резче произнёс Ник. Его терпение по немногу иссякало. Заметив, что девушка невнимательна и больше крутит головой в поисках путей отступления, он с раздражением добавил: — Слушай меня внимательно, это в твоих же интересах. Я повторяться не буду. Правила занятий на первых порах просты. Ты должна двигаться в пределах обозна ченного квадрата настолько быстро, чтобы я не достал тебя укороченной критой. Получив четыре удара, ты встаёшь на колени и опускаешь голову в знак того, что признаешь свое поражение. Но учти, ты должна продержаться хотя бы пять минут. Иначе перерыв на две минуты и новая тренировка.

Встань в центр иметис, я жду.

— Господи! Что ещё за иметис?

Почувствовав, что Ник злится, Мари оглянулась. Она увидела на полу большой квадрат, обозначенный небрежно брошенными четырьмя шелковыми фиолетовыми плащами на белой подкладке и у неё на мгновение поплыла голова. Перед глазами девушки вспыхнуло видение танцев с мечами и сцены поединков в древней Арее, и она испуганно посмотрела на Ника. Тот холодно улыбнулся.

— Всё верно. Система тренировок для боёв и священных лотилийских танцев одинакова. Так что ты имеешь представление, каково должно быть в идеале, — его раздражение ощутимо нарастало, и в глубине темных глаз снова загорелись зеленые огоньки, не предвещавшие ничего хорошего. — Мари, живо в иметис! — рявкнул он.

— С ума сошёл! Такое только самоубийцам подходит, а я ещё не рвусь за грань! — в панике завопила девушка, отступая от своего жениха на глазах об растающего невидимой синей бородой.

— Ну-ну! Как ты переменчива, дорогая! Если не ошибаюсь, ещё вчера именно туда ты и рвалась. Но не пойми меня превратно — это тоже нехорошо.

Запомни наипервейшее правило райдиэль: ни при каких обстоятельствах она не должна падать духом. Прежде всего, ей нужно думать о близких и лишь в последнюю очередь о себе. В общем, отныне эгоцентризм тебе противопоказан… Мари, ты не слушаешь меня… Ладно, уговоры закончены.

Раздался сухой щелчок бича, в который мгновенно развернулась короткая до того плетка и туго сплетенный кончик ужалил руку Мари и она вскрик нула от боли.

— Отвали, чёртов маньяк! Я же сказала, мне не нужны твои тренировки и мне совершенно наплевать, что там должна твоя идиотская райдиэль! Я не дам хлестать себя как скотину! — завопила девушка и стремглав бросилась к двери. Но Ник, мгновенно заступил ей дорогу. Щелкнув плеткой, которая снова развернулась в длинный бич, он прошипел:

— Ну, что за вульгарный жаргон! Запомни, воспитанной райдиэль непозволительны грубые речи. К тому же поздно, дорогая! Я предупреждал тебя о том, что ты не сможешь отказаться от помолвки без моего согласия. А до тех пор по эрейским законам ты — моя собственность и находишься в полной моей власти. Уясни это раз и навсегда, тебе же будет проще, — в гневе улыбка Ника больше напоминала оскал, и девушка инстинктивно шарахнулась от него. Опомнившись, он бесстрастно произнёс: — Извини, малышка, но мне дорого моё время. Я хочу успеть поработать в лаборатории до обеда. Не упрямься, быстрее начнем, быстрее закончим!

Потрясённая Мари, глядя на него расширенными глазами, стала медленно отступать от двери, подгоняемая периодическими взмахами бича. «Н-да, вляпалась по самое некуда! То-то, мне казалось странным, что он уговаривает меня хорошенько подумать, прежде чем принять его предложение. Вот мерзавец! Ведь ни полусловом не обмолвился о своих крепостнических правах! Может, врёт?.. Нет, не похоже на него, да и бессмысленно. Кровь из носу, но я в ближайшее время выучу эрейский язык и немедленно выясню все подробности нашей помолвки…»

Наконец, Ник загнал её в квадрат и, когда девушка замерла в его центре, бич в его руке вновь принял форму короткой плетки. На мгновение он замер на границе иметис, ассоциируясь у Мари уже не с волшебным принцем, а с жутким демоном. Ударив рукоятью по ладони, затянутой в черную перчатку, он резко выкрикнул: «Йе!»

Плавно ступив в квадрат, Ник мгновенно оказался рядом с девушкой, всё ещё находящейся в ступоре. Уловив его замах, она испуганно сжалась, и тут же болезненный удар ожёг ей спину. Мари обернулась, всё ещё не веря в происходящее, и взглянула в его напряжённое лицо. «Слава богу! Он не получает от истязаний садисткого удовольствия, но по-любому гад!» От обиды на её глазах выступили слезы и, замешкавшись, она неловко отпрыгнула в сторону.

Но её слабость не смягчила Ника. Вновь подступая к ней с угрожающим видом, он гневно выкрикнул:

— Не стой столбом, моя алин! Двигайся! Если не хочешь, чтоб я тебя выпорол!

«Да, щас! Держи карман шире!» Слезы Мари мгновенно высохли и, стиснув зубы, она подобралась. Перед её мысленным взором промелькнули карти ны боя рабыни с рыжеволосым эрейцем. Следуя её примеру, девушка постаралась предугадать направление следующего броска своего истязателя. Заме тив её новый настрой, Ник одобрительно прищурился, а затем в неуловимом глазу движении бросился к ней. Девушка снова получила болезненный удар.

«Сволочь! Как новичку мог бы дать мне небольшую фору!» — подумала она, смерив жениха недобрым взглядом.

«Думай головой, когда движешься. Тогда и фора не понадобится», — немедленно пришёл телепатический ответ.

«Издеваешься, да?» В глазах рассерженной Мари фиолетовыми искрами сверкнул гнев, и она серией прыжков ушла в угол. Но её тактика оказалась ошибочной, за которую она немедленно поплатилась, получив очередной хлесткий удар.

Прикусив губу, девушка вихрем пронеслась по квадрату, петляя как заяц, за что получила четвертый болезненный удар. «Чёрт! Проиграла в ноль ми нут!» Ник остановился, выжидающе глядя на неё, и та неуклюже бухнулась на колени. Выпрямив спину, она вздёрнула подбородок и вызывающе посмот рела на него. Он усмехнулся и вкрадчиво произнес:

— Это еще не всё, ты кое-что забыла.

— Чтоб тебе пусто было! Считаешь, что мало унизил меня поркой?

— Мари, не выводи меня из себя и делай как велено. Или первое занятие на иметис покажется тебе цветочками на фоне остальных.

— Пропади ты пропадом, гад ползучий! Давай, размазывай меня по-полной!

Сгорбившаяся девушка опустила голову. Не удержавшись, она всхлипнула, а затем из её глаз неудержимым потоком потекли слёзы. Неслышно вздох нув, Ник несильно вытянул её плетью по спине. «Крейд! Если каждый раз Мари будет реветь, воспринимая наши занятия как незаслуженное наказание, даже не знаю, как их продолжать, — расстроено подумал он. — Нет! Нужно взять себя в руки и успокоиться. Нельзя поддаваться её давлению. Детскими капризами она не собьёт меня с намеченного пути». Постукивая плеткой по высокому сапогу, некоторое время Ник расхаживал по комнате, стараясь вер нуть внутреннее равновесие. Наконец, придя в норму, он произнес ровным голосом:

— Не смей реветь, моя алин! Этим ты меня не разжалобишь.

— Иди к чёрту! Сейчас перерыв и не твоё дело, чем я занята! — всхлипнула Мари. — Хочу реву, хочу пляшу!

— Предлагаю провести время с большим толком, — краешком губ улыбнулся Ник. — Думаю, мне необходимо пояснить свою позицию, чтобы ты не ду лась на меня. Детка, я всего лишь хочу, чтобы ты научилась эффективно защищаться. А для этого необходимо владеть телом и разумом на таком уровне, чтобы они действовали как единое целое в кризисной ситуации. Тогда правильное решение придёт к тебе само собой и тем спасёт не только твою жизнь, но и жизнь твоих близких, — он заколебался, но потом продолжил свою речь. — Есть ещё одно очень важное обстоятельство. Опыт предков показывает, что слабая физически или ментально райдиэль, своей уязвимостью представляет большую опасность для королевского правящего дома. Всегда возможен прорыв противника, несмотря на все принятые меры и в случае её захвата, королевству приходится несладко. Потому ты обязана до последнего защи щаться, но не дать захватить себя и своих близких в плен. Вот потому я не могу оставить тебя на прежнем уровне подготовки и помимо физической, тебе предстоит ускоренная ментальная подготовка. Это стыд и позор, что ты — настоящая эрейка, а так слаба в нашем главном оружии! Но я восполню этот пробел в твоем воспитании, чего бы это ни стоило мне и тебе. Потому мужайся, моя алин, тебе придется нелегко. Ладно, время, отпущенное на перерыв, вышло. Поднимайся и живо в иметис! Опоздание наказывается удвоением времени следующего занятия.

— Глупости! Не выдумывай ерунды! Пойми, ты просто-напросто застрял в своём прошлом. Сам подумай, ну какие противники могут мне грозить? Не забыл, что я вампирка? А в ментале я обязательно подтянусь. Какие мои годы! — умоляюще воскликнула девушка. Ник усмехнулся и спокойно ответил:

— Всё течёт, всё изменяется, моя дорогая, и нельзя предугадать, что нас ждет впереди. Это ты пойми, что в острой ситуации ни я, ни Михаэль не смо жем тебе помочь. Ввиду занимаемого положения, нас просто не будет рядом, и ты будешь предоставлена самой себе. Потому я хочу заранее подстрахо ваться. Всё! Больше никаких отговорок. Марш в иметис!.. Давай-ка, быстрей, Мари, а то я передумаю, и ты с ходу получишь двойную порцию занятий.

— Ладно-ладно! Незачем так нервничать! Я уже догадалась, что у тебя паранойя на почве безопасности.

Вытерев слезы, девушка поплелась к месту своей экзекуции. За черепашью скорость она тут же схлопотала болезненный удар по ягодицам и, шустро подпрыгнув, мгновенно оказалась в центре квадрата. В ответ на её обиженный взгляд Ник с холодной иронией произнёс:

— Вот теперь ты проявляешь завидную прыткость, моя алин. Постарайся и дальше на занятиях соблюдать такой скоростной режим и однажды наста нет время твоего триумфа. Надеюсь, процесс не затянется до глубокой старости, когда гуманней будет убить тебя, чем продолжать обучение.

— Иди к чёрту! — буркнула Мари, занимая позицию в иметис. — Пообщайся ещё немного со мной в том же духе, и однажды я сама… — не успела она договорить, как мелькнув в воздухе, угрожающе свистнула плеть.

Уходя из-под удара, девушка стремительно бросилась в угол. Вскоре ей было некогда не то что болтать, но даже дышать. А к концу занятий она и вовсе запалёно хватала ртом воздух. Ник безжалостно гонял её около часа и лишь когда Мари начала всё чаще и чаще оскальзываться на блестящих медовых полах, он наконец-то, смилостивился и отпустил её душу на покаяние. При этом он твердо пообещал ей вечернее продолжение экзекуции. Ничего не от ветив ему, чуть живая девушка смерила его недобрым взглядом и, прихрамывая, потащилась в ванную.

— Ненавижу тебя! — буркнула она напоследок, стоя уже на пороге и поспешно скрылась за дверью.

Глядя ей вслед, Ник улыбнулся. «Опасается получить удар за свою грубость, и вполне обоснованно. Что ж, немного здорового страха перед наказанием ей не помешает. В разумных дозах он всегда полезен: не будет бездумно лезть на рожон, — он пришёл в хорошее расположение духа. — Отлично! Я же чувствовал, что Мари — замечательный материал для работы! Как я и думал, она очень хорошо поддается дрессировке».

Его длинные пальцы коснулись рукояти криты, и любовно погладили её резную поверхность. «Спасибо тебе, подружка! Ты мне подарила сегодня бес ценные воспоминания о доме. Я не держу на тебя зла, хотя в свое время ты немало погуляла и по моей спине». Привычным движением Ник засунул руко ять криты себе за пояс и вернул на прежнее место на каминной полке хрупкий футляр из слоновой кости. Глянув на часы, он со всех ног бросился в лабо раторию, на ходу анализируя ошибки Мари. На подходе к рабочему месту, он коротко выругался, вспомнив, что забыл загрузить новые данные в тиаран.

«Крейд, потерял пару часов рабочего времени! Так я и знал, что возня с Мари выбьет меня из расписания. Нужно быстрей с ней заканчивать. Пожалуй, я удвою её нагрузку. Конечно, она не обрадуется, но кто бы её спрашивал». Тут его желудок требовательно напомнил о себе голодным урчанием. «Крейд, позавтракать я тоже забыл. Ладно, до обеда продержусь, не имеет смысла возвращаться в столовую и так потеряна масса времени».

Интересно, как относиться к разумной, но шкодной машине? Воспринимать её как живое существо или нет?

Вода коснулась многочисленных воспаленных рубцов, оставленных безжалостной плетью и Мари принялась поспешно регенерировать, чтобы снять первичное воспаление на коже. Болезненно морщась, она расстроено подумала: «Вот гадство! Обычно мужья-садисты начинают лупцевать своих благо верных хотя бы после медового месяца, а здесь ещё не жена, а колотушки уже получаю в полный рост! Что же дальше будет?» Она всхлипнула и подняла лицо навстречу тугим струям воды. «Какой редкостный подляк! Нет, только я с моей везучестью могла из сказки с ходу вляпаться в ужастик!»

С досады Мари изо всей силы саданула пяткой по стеклянной перегородке. Но победа осталась за изделием эрейской промышленности. Не шелохнув шись, перегородка со стоизмом перенесла удар судьбы, а девушка запрыгала по кабинке, схватившись за отбитую конечность.

— Ой-ё! Как больно-то! Да чтоб вы все сдохли садисты чёртовы! Мать вашу перемать!..

На её глазах выступили слезы обиды на вся и всех. «Вот непруха! Ведь в который раз уже реву за сегодняшнее утро! Если и дальше так пойдет, то скоро я догоню и перегоню по количеству слёз знаменитую царевну Несмеяну. Хоть я до сих пор не понимаю, отчего ревела эта сказочная дура. Разок бы выста вить её на иметис и погонять плёткой. Вмиг бы заценила все прелести своей безбедной жизни. Капризная корова!.. — с досадой подумала она, но вскоре на лице девушки появилось виноватое выражение. — Ой, прости, подруга! Я не подумала. Вряд ли ты при своей должности ревела без дела. Наверняка у тебя была целая куча завистников, которые втихую изводили твоё высочество, а ты не смела жаловаться отцу. Эх, судьба наша такая! Ладно, будем напа ру слёзы бочками собирать!»

Перед внутренним взором Мари немедленно возникла уходящая вдаль шеренга пузатых дубовых ёмкостей, и она озадаченно притихла. «Интересно, как скоро наполнится двухсотлитровая бочка, если реветь сутки напролёт и можно ли найти практическое применение такому количеству слёз?.. Ну, да!

Как экологически чистый продукт они должны пользоваться повышенным спросом. Главное — сыскать выгодную торговую нишу. В принципе это не проблема — заявить их как омолаживающее средство и с парой-тройкой подстав в качестве рекламы, только успевай грести денежку лопатой».

Мари иронично хмыкнула, поймав себя на том, что всерьёз собирается заняться решением задачки наполнения бочки слезами. Она даже вспомнила, что в нормальном состоянии человек выделяет до одного миллитра драгоценной жидкости в сутки. «Сдурела, мать? Задача практически неисполнима, да и фиг ли напрягаться? — она посмурнела. — С упёртостью Ника скоро я опытным путём выясню её решение. Конечно, слабо верится, что он всерьёз гово рил о своём праве собственности на меня, но кто ж его знает. Мозгами он здорово застрял в своём прошлом, а по некоторым его оговоркам у них на Арее до последнего существовало рабство. Потому бог его знает, что творится у него в голове… Чёрт! Судя по его решительному настрою, он не отстанет от ме ня, пока не добьется своего».

Совсем помрачневшая девушка потянулась за нарядным флаконом. Погрузившись в размышления, она не заметила, что вылила на себя весь шампунь и его последние капли розовыми жемчужинами изредка капают ей на макушку. «Н-да, нехило я влипла!.. Впрочем, сама виновата. Ведь Ник практически инопланетянин и у него иное мировосприятие. Я же видела, что он здорово отличается от всех знакомых парней, так нет — потянуло на экзотику! Вот ду рища! С самого начала я подспудно чувствовала, что с ним мне будет нелегко, — она грустно улыбнулась. — Вот только не представляла настолько…»

Спохватившись, Мари начала бороться с нашествием пены, заполонившей душевую кабину. Выгоняя водой тающие на глазах воздушные облака шам пуня, празднично искрящиеся разноцветными искорками, она попутно взвешивала все за и против и, наконец, тяжело вздохнула. «Не исключено, что на самом деле что-то перемкнуло в средневековых мозгах Ника, и его беспокоит моя «слабая» физическая подготовка. Что ж, в таком случае можно пойти навстречу его паранойе и самостоятельно позаниматься в тренажерном зале. Он здесь просто замечательный, даже без прилагающихся виртуальных вы вертов. Нафиг мне толпа жутких монстров, которая будет набрасываться на меня во время занятий? Тем более Ник сказал, что эти чудики не для моего уровня ментальной подготовки… ну и ладно! В зале предостаточно других тренажеров и при желании можно накачать фигуру как у губернатора Кали форнии».

Живо представив себе лоснящиеся тела культуристок с рельефными мышцами, девушка насмешливо фыркнула. «То-то Нику будет радости в обнимку с анатомическим атласом!.. — она сразу же припомнила их полную гармонию в постели, и тяжко вздохнула. — Эх, так хорошо начали и вдруг на тебе!

Несмотря на стервозное заявление, что он меня не любит, всё равно я обрадовалась предложению стать его невестой. Вот и зачем всё было портить ду рацким ритеном? И вообще, кому из господ эрейцев пришла в голову такая светлая идея? — обиделась Мари на предков и, задумалась об их повседнев ной жизни. — Интересно, какими были супружеские взаимоотношения четы эрейцев вне постели?.. Чёрт! Даже не могу себе представить! Над чем они плакали, над чем смеялись? Что их заботило, в конце концов?!.. Н-да, сие есть тайна, сокрытая за семью замками», — с разочарованием подумала она и погрустнела, поняв, какая глубокая культурная пропасть разделяет её и предков. — Нужно будет расспросить Ника, чем дышали господа эрейцы и в част ности выяснить, кто мой отец, и из какой он семьи. А может он не знает, кто мой отец и потому уходит от ответа…»

Вскоре мысли девушки вернулись к более насущным проблемам, и грусть на её лице сменилась упрямством.

«Думаю, это мысль позаниматься самостоятельно. Нафиг мне седая древность с битьём, когда есть современные методики подготовки? В конце кон цов, почему бы Нику не пойти мне навстречу? Тогда ему не придется хлестать меня плетью, как безмозглую скотину, внося разлад в наши отношения», — обида с новой силой подступила к её сердцу девушки. — Тоже мне, методика воспитания по-эрейски! Просто кое-кому слабо признаться, что он — садист по натуре и ему доставляет удовольствие измываться надо мной. То-то у него глаза радостно блестели, когда он в хвост и груву гонял меня по чертовому иметис!»

При воспоминании о своём недавнем унижении в глазах Мари снова загорелся гнев, но тут раздался серебристый смешок.

— Не злись, райдиэль, ты неправа, — участливо произнес нежный голосок. — Это действительно стандартная система обучения в домах эрейской зна ти. Наставники говорили, что ничто так не стимулирует усердие молодежи в занятиях, как старая добрая крита.

— Ким! — радостно вскрикнула девушка. — Ты не поверишь, но я успела по тебе соскучиться! Поросенок ты этакий! Почему ты так долго не отзывал ся?

— Прости, малышка. Хотелось бы поболтать с тобой, но я не мог, — с лёгкой грустью ответил тиаран.

— Почему? Ведь я всегда тебе рада, — удивилась Мари и горячо добавила: — Правда-правда, Ким! Мне здесь очень скучно. На Старой базе я как узница в застенке: ни телевидения, ни фильмов. К тому же совершенно не с кем поговорить и скоро я начну болтать сама с собой.

— Не преувеличивай, малышка. Ведь у тебя есть райделин.

— Это тот тип, который всё время торчит в своей лаборатории, а вечерами порой находится в таком чудесном настроении, что его хочется прибить без наркоза? — подбоченившись, осведомилась девушка. — Просто замечательный собеседник! В лучшем случае из массы моих вопросов он услышит пару, да и то ответит таким тоном, что я чувствую себя полной дурой!

— Побойся бога, Мари! Куча народа мечтала бы очутиться на твоём месте! Неужели тебе не нравится наш чудесный сад с четырьмя временами года?

Где ты ещё увидишь такое, когда только шаг отделяет зиму от лета, а осень от весны? А какой у нас замечательный океанариум, а зоопарк! В них собраны звери и рыбы, которых уже нет нигде на Земле. Да многие учёные-натуралисты отдали бы свой глаз за возможность другим заглянуть сюда!

— Конечно, мне импонирует твоя гордость вашими чудесами, но я-то не ботаник. Скажу честно, мне они совершенно пофигу. Ким, ты мне не ответил, почему ты не хочешь со мной беседовать.

— Неточно цитируешь, малышка. Я сказал не «не хочу», а «не могу». К сожалению, нам не удалось сохранить наш маленький секрет о моём существо вании, и райделин запретил мне беседовать с тобой без его разрешения.

— Ким, я ничего ему не говорила! Клянусь всем святым!

— Знаю-знаю, малышка! Просто райделин — сильный телепат и во время сна легко прочитал тебя. Не расстраивайся, я сам виноват. Позавчера вече ром пришлось снять с тебя защиту из-за небольшой накладки, вышедшей из-за сбоя в функционировании отдельных узлов. Я понадеялся, что всё обой дется. Но, увы! Вот они огрехи иррационального мышления! Будь я чисто машиной такая глупость не пришла бы мне в голову.

— О, чёрт! Прости меня, Ким! По всему выходит, что я виновата! Ты же не знал, что я попрусь к Нику именно той ночью, — огорчённо воскликнула де вушка.

Тиаран хихикнул. В воздухе словно рассыпалась пригоршня серебряных колокольчиков, и пахнуло озоновой свежестью.

— Не переживай, моя райдиэль! — беззаботно воскликнул он. — Рано или поздно, но нас разоблачили бы, — ведь изначально ты была слишком слаба ментально. Твой внезапно возникший мощный щит всё равно вызвал бы подозрения у райделина со всеми вытекающими последствиями. Но в проис шедшем есть свои плюсы, теперь мы сможем болтать в любое время, не боясь разоблачения. К тому же райделин велел мне научить тебя эрейскому язы ку и объяснить кое-какие наши обычаи.

— Ура! Ким миленький, расскажи мне про моё видение, а то я умираю от любопытства!

— Э, нет! Этого не велено рассказывать.

— Но почему? Что ещё за глупости?

— Не ко мне вопрос, поговори с райделином. Может, он снимет свой запрет, но я сильно сомневаюсь, — протянул Ким и уже деловым голоском доба вил: — Ладно, малышка, давай не будем отвлекаться и займемся делом. У меня есть чёткий график наших занятий, и я не хочу, чтобы ты от него отстава ла. Райделин почему-то здорово злится и нам не поздоровится, если мы не исполним его приказания.

— Да уж, чёртов самодур! Ладно, сейчас оденусь, и начнем по-новой набивать информацией мою бедную головушку! — согласно вздохнув, сказала Ма ри и, высушившись под воздушным полотенцем, вышла в спальню. Она озадаченно огляделась по сторонам. — Эй, Ким, ты не в курсе, где моя одежда?

Что-то я никак не могу её найти. Как сейчас помню, с вечера на мне были мои любимые синие джинсы и черный топ в миленькую полосочку «а ля зеб ра»… Точно! Перед сном я их закинула вон в тот угол!.. Ничего не понимаю.

— Что-то я их там не вижу! — хихикнув, отозвался тиаран.

— Я тоже. Кстати, что это был за мерзкий смешок? Придется из чего-нибудь изобразить себе сари. Вот только из чего? — на глазах девушки кровать уехала в нишу — Постой, я возьму покрывало!

— Не могу, райделину не понравится!

«Да уж! Кто бы знал, что ему нравится или не нравится!» Мари огляделась. В роскошно обставленной комнате не было ни единого лоскутка, пригодно го для её целей и она досадливо прикусила губу.

— Ну почему в эрейской культуре так мало тканей? Могли бы хоть шторы изобрести для разнообразия. И эти технологические чудеса вокруг! С утра ношусь голышом, как эксбиционистка. Придется в таком виде тащиться в свою комнату.

— А зачем тебе одежда, малышка? Ты неплохо смотришься в обнажённом виде. Вполне пропорционально сложена и тебе есть чем гордиться. Тонкая талия, круглая аппетитная попка, кожа белая и шелковистая, а какая грудь! Просто сказка! Так бы и съел тебя! — мечтательно причмокнув, с восхищёни ем заметил Ким.

— Ах ты, мерзкая жестянка, заткнись немедленно! Ким, что это ты себе позволяешь? — воскликнула девушка, автоматически прикрывая грудь рука ми. Тут же спохватившись, она со смешком добавила: — Чёрт, кого я стесняюсь!

Мари опустила руки и, гордо выпрямившись, пошла к своей комнате. Скабрёзные комментарии Кима на предмет её внешности сопровождали девуш ку всю дорогу, но говорились они таким ласковым голоском и с такими знакомыми интонациями что, несмотря на сегодняшнюю безжалостную дресси ровку, у неё потеплело на душе. Не выдержав, она звонко рассмеялась.

— Знаешь, Ким, ты самая сексуально озабоченная жестянка из всех, что я знаю! Твоё поведение пристало подростку, но не серьёзному искину. Учти, твоя компьютерная мама сгорела бы от стыда, услышь она, что ты сейчас несешь! — голосом строгой учительницы произнесла девушка. В ответ на её по учительную тираду тиаран счастливо захихикал.

— Не знаю как насчет логических цепей моей компьютерной мамы, но у моей создательницы ушки знатно горят! Так и полыхают алым цветом. Див ное зрелище! Ты такая милая, когда смущаешься!

За шутливой перепалкой с Кимом время пролетело незаметно. Как вдруг оказавшись у дверей своей комнаты, Мари с удивлением обнаружила, что они заперты.

— Ё-моё! Что за фокусы? — спросила она, задрав голову вверх. — Эй, механический дурачок, В чём дело? Прекрати дурачиться! — не получив ответа, она безуспешно толкнула запертую дверь. — Ким, это уже не смешно. Немедленно открой дверь, мне нужна одежда!

— Не могу, райделину не понравится! — наконец, сдержанно отозвался тиаран мужским невыразительным голосом.


— Ага, ты ещё здесь! Я рада! Открывай, поганец, пока я тебе все логические цепи не повыдёргивала и задом наперёд не вставила!

— Не могу, райделину не понравится!

— Что ты как попугай заладил одно и то же? Что райделину не понравится? Твои цепи задом наперёд? — прошипела рассерженная Мари и передраз нила его. — «Ах, не могу! Ах, райделину не понравится!» — и в сердцах добавила: — Сам-то ты кто? Раб, заключённый в машину? Ким, ради такого не сто ило обретать личность, если ты по-прежнему не можешь шагу ступить без разрешения хозяина… — Правильно говорит райделин, у тебя нет приличных манер, и ты ругаешься, как базарная торговка, — перебил девушку обиженный хрустальный го лосок и мстительно добавил: — Кстати, не обязательно таращиться наверх, обращаясь ко мне. Я нахожусь повсюду.

— Плевать, где ты находишься! Открывай немедленно!

— Логические цепи данного устройства не предполагают несанкционированные действия… — снова раздался бесцветный мужской голос.

— Прекрати придуриваться, поросёнок!.. — выкрикнула выведенная из себя Мари и добавила несколько неприличных ругательств. При этом обраща ясь тиарану, она по-прежнему непроизвольно глядела вверх.

После довольно длительного молчания в воздухе снова рассыпался знакомый звук серебряных колокольчиков.

— Фу, какая ты грубиянка! Между прочим, зря сердишься, малышка, — соизволил отозваться Ким и в его голосе прозвучали примирительные нот ки. — Райделин распорядился закрыть твою комнату и поселить тебя в его спальне.

— Ах ты, мелкий паршивец! Почему ты сразу не сказал, и заставил меня понапрасну тащиться в такую даль? — девушка устало прислонилась к сте не. — Ким, я считала тебя своим другом. В чём дело?

— Прости, мне как-то не пришло в голову, — неожиданно растерянно пробормотал хрустальный голосок. — Пойми, малышка, я не могу всё время мыс лить как человек. Для искусственного интеллекта, каким я являюсь, это чревато огромным расходом энергии, — и он чуть слышно добавил: — Крейд, мне страшно не хватает мощностей! Я скоро спекусь, если я продолжу в том же темпе потреблять ресурсы тиарана!

— Но сказать, где лежат мои вещи, ты можешь, наконец? Кстати, я не расслышала, о чём ты бредил напоследок.

— Да так! Ни о чём! — бодро отозвался Ким. — Твои вещи велено уничтожить. Тихо-тихо! Погоди, не нервничай! Как выразился райделин, «ввиду их полной непотребности для использования, из-за проявленной Мари ужасной безвкусицы» Вот! Цитирую его слова дословно, чтобы ты не обвиняла меня во всех смертных грехах. Отныне у тебя будет новая одежда, которая подобает знатной райдиэль, — выпалил тиаран и, помолчав, осторожно добавил: — Одна незадача, малышка. К сожалению, твою старую одежду уже уничтожили, а новой ещё не нет. Не беспокойся, твою мелочь из карманов и сумочку я сложил у райделина в спальне.

— Ну-ну! — скрипнув зубами, протянула Мари. — Значит, опять всё решили без моего участия. Огромное тебе спасибо за информацию, мой механиче ский друг. Правда, она несколько запоздала. Ладно. Поищу что-нибудь из одежды в комнате у Ника.

— Скоро твой новый гардероб будет готов. Право слово, малышка, не стоит так спешить и облачаться в тряпки. Походи ещё немного в костюме Евы.

В голосе тиарана прозвучали настолько человеческие интонации, что девушка почувствовала себя неловко.

— Ёлки-палки! Ким, у тебя на самом деле прорезался подростковый синдром! — вырвалось у нёё. — Только я не понимаю, почему тебя тянет на двуно гую обнажёнку. Может, переключишься на какую-нибудь компьютерную красотку? Оборонный щит США тебе не подойдёт?

— Дурочка! На кой мне сдалась куча железяк? А вот твой вид доставляет мне эстетическое наслаждение.

— Ё-моё! Ну, и дела! — пробормотала ошарашенная девушка. — Ким, прекрати вгонять меня в краску! Ты же машина!

— Ну, знаешь! Ничто человеческое мне не чуждо, таким уж я создан, — обиженно отозвался Ким и ласково добавил: — Должны же быть и у бедного джина, живущего в тиаране, свои маленькие радости? Хорошо хоть я догадался промолчать о закрытой комнате и сумел подольше полюбоваться тобой, малышка… — Что? Ах, ты… Следующие десять минут вопли Мари, сопровождаемые гулким эхом, разносились по коридорам Старой базы. Она на все корки крыла сексуально оза боченную машину и её садиста-хозяина. Войдя в раж, она громогласно проклинала судьбу, подсунувшую ей вместо жениха очередную Синюю Бороду. А попутно она не единожды прокляла тот день, когда ей каким-то чудом удалось оживить зловредного механического монстра. Слушая виртуозную ругань девушки, Ким заливался серебряным смехом, и периодически вставлял забавные комментарии в её прочувствованный гневный монолог. Правда, его остроты не слишком часто находили отклик у Мари. Слишком уж она вымоталась физически и душевно.

Не ройтесь в прошлом своих суженых. Иначе отыщите там то, что вам однозначно не понравится Вбежав в светлую и очень уютную спальню, принадлежащую Нику, девушка захлопнула дверь за собой и, переведя дух, облегченно прижалась к ней спиной: «Фу, наконец-то добралась! Вот ведь поганцы! Каков хозяин, таков и слуга! Прибить бы их на пару за всё хорошее!.. Ладно, чёрт с ними, — она огляделась по сторонам. — Что ж, попытка не пытка, начнём обыск по-новой. Ищем шкаф с одеждой или вход в гардеробную их величества. Не может быть, чтобы здесь не было либо того, либо другого. Думаю, в прошлый раз я плохо искала».

Не очень-то надеясь на успех, Мари нажала на резную витушку настенной панели, подсмотрев, как это делал Ник, доставая какую-то мелочь. Она не очень удивилась, когда распахнулись створки шкафа, который раньше не открывался, несмотря на все её усилия.

— Замечательно! Я-то думала, что поиски затянутся! А тут с ходу в дамки! — тем не менее, обрадовалась она.

— Прошу тебя ничего не трогай! Это не твоё, малышка! — поспешно воскликнул Ким и чуть слышно с расстройством пробормотал: — Крейд! Опять сбой и дверки шкафа не закрываются. Райделин узнает, будет в ярости. Что же делать?

— Щас! Даже не мечтай, поросёнок! Можешь хоть замуровать меня в шкафу, но я не выберусь из его внутренностей, пока не найду что-нибудь из одеж ды, — весело отозвалась Мари и бросилась к гостеприимно распахнутым дверкам одёжной сокровищницы, не обратив внимания на тревогу в голосе тиа рана. Но вблизи ей открылись только секции с аккуратно сложенным женским бельём и нарядными разнокалиберными коробками. Она с удивлением фыркнула.

— Интересно девки пляшут! Если не для меня, то для кого все эти залежи белья? — спросила девушка, хватая первую попавшуюся коробку. — О! Очень известная фирма! Бельишко стоит просто не меряно!.. Ничего не понимаю, — она прикусила губу, находясь в раздумьях, но тут её глаза заискрились весе льем. — Хотя есть одна догадка!

Воображение немедленно выдало ей видение красавца-жениха, томно нежащегося на кровати в кружевном женском белье и кокетливо поправляю щего завязки с помпонами из лебединого пуха на воздушном пеньюаре.

— Неужели Ник на досуге любит рядиться в женскую одежду? Ой, не могу! Yes! Мне это нравится! Хоть одна человеческая слабость в мистере Совер шенство! — не выдержав, девушка согнулась от смеха. Но всё испортило видение разъярённого Ника, подступающего к ней с плёткой. — Чёрт! Уже и по смеяться немного нельзя! — мгновенно смолкнув, обижено проговорила она и поспешно толкнула ближайшую стеллажную полку.

Та пришла в движение, но с каждым её поворотом девушке открывалась всёго лишь новая порция нижнего белья. Разнились только его размеры и различные безделушки, затерявшиеся среди него. Мари помрачнела.

— Эй, Ким, ты в курсе, что это такое?

— Малышка, оставь всё как есть. Прошу, не ройся в шкафу!

— Иди нафиг! Давай-ка, поконкретней, темнила. Что это такое? Отвечай немедленно! — раздражённо воскликнула Мари. Одним махом она выгребла вещи с нескольких полок и сбросила их на пол.

При виде этого Ким с отчаянием воскликнул:

— Малышка, перестань! Райделину не понравится, что ты без разрешения роешься в его вещах!

— Иди к чёрту! Опять заладил как попугай: «раделину не понравится! раделину не понравится!» А мне наплевать, что ему не нравится, — процедила девушка сквозь зубы и злобно добавила: — Можешь и дальше изображать из себя Зою Космодемьянскую на допросе, но мне и так всё ясно.

Тиаран благоразумно промолчал в ответ на её реплику и Мари, не сумев преодолеть любопытство, принялась сосредоточенно рыться по полкам стел лажей. При этом она безжалостно вытряхивала их содержимое на пол, и не поленилась распотрошить огромное количество красивых коробок. Вскоре рядом с ней выросла целая разноцветная гора вещиц всех цветов и оттенков, перемежаемая безделушками и духами в затейливых флаконах. Девушка окончательно убедилась, что в недрах деревянного монстра отсутствует верхняя одежда, зато она воочию ознакомилась с историей моды на женское бе льё. Здесь его было не мерянное количество — разнообразных фасонов и марок. Она подумала, что некоторые из вещиц представляют собой музейную редкость, настолько они были красивыми и явно старинными. У неё невольно промелькнула мысль, сколько же лет Нику и она вздохнула. «Думаю, нема ло. Он же Старейший и незачем обманываться его внешним видом».

С унылым видом Мари плюхнулась на гору белья и потянулась к изящному старинному флакону с духами. Она выдернула притёртую фигурную проб ку, и в воздухе удушливыми волнами поплыл тонкий аромат дорогих духов. Девушка поспешно заткнула флакон, но просто зашвырнуть такую красивую вещицу у неё не хватило духа. Ища место, куда бы его приткнуть, она нечаянно наткнулась взглядом на чек, торчащий из стильной коробочки. Девушка посмотрела на дату покупки и стиснула зубы. Духи из современной коллекции оказались куплены совсем недавно, когда она уже находилась на Старой базе.

«Теперь понятно, почему он отвел мне комнату в самом дальнем конце замка, как можно дальше от его спальни. То-то мне временами чудился жен ский смех, а иногда я часами не могла выйти из своей комнаты. Ни тебе смущения, ни объяснений, чем вызвана внезапная блокировка дверей, кроме презрительного взгляда на все мои расспросы!»


Сердце Мари засочилось ядом ревности, несмотря на все уговоры, что её не касается личная жизнь Ника, какой бы она ни была до неё. Девушка недоб рым взглядом обвела кучу валяющегося белья и, подцепив когтем прозрачное сооружение абрикосового цвета с неприличными отверстиями в стратеги чески важных местах, гневно подумала: «Реши-ка простенькую задачку, darling! Сосчитай, сколько женщин было у твоего жениха, если в качестве на чальных условий даны все мыслимые и немыслимые расцветки и размеры женского белья, а также куча всякой дребедени, включая засохшие цветочки!

Чёрт! Ну, надо же! Не ожидала такой сентиментальности от Ника! — в ярости она принялась рвать вещи. — Что тут решать?! Имя им легион!.. Гадёныш!

Любитель бабского разнообразия! Судя по размерам, он перепробовал их всех — от лилипутки до великанши! Ненавижу! Боже мой, с кем я только связа лась!»

В сердцах превратив белье в кучу разноцветных лоскутков, Мари впала в мрачные раздумья о своем будущем. Спустя некоторое время она сердито буркнула притихшему тиарану:

— Ладно, Ким. Если ты ещё здесь, то давай заниматься.

Перед ней мгновенно соткался полупрозрачный экран и по нему поплыли незнакомые закорючки эрейской письменности. После нескольких часов упорных занятий, девушка взмолилась:

— Может, на сегодня закончим, а? Что-то я совсем никакая. Клянусь, завтра буду усерднее заниматься, а сейчас я страшно хочу есть.

— Хорошо, малышка. Только не забудь отнести обед райделину, он сегодня не успел позавтракать.

— А мне какое дело? Сам отнеси, я вам не прислуга, — раздражённо проговорила Мари. Поколебавшись, она добавила: — Тем более, я не знаю, что ему нравится из еды.

— Не беспокойся, я подскажу! — радостно отозвался Ким и в его голосе зазвучали умоляющие нотки. — Будь другом, малышка, выручи меня! Райдели ну будет гораздо приятнее получить обед из твоих рук.

— К черту! Пусть его любовницы обслуживают! — процедила Мари и, помолчав, добавила: — Послушай, у Ника действительно была такая прорва жен щин?

— С чего ты взяла? На самом деле их было не так уж много, — в хрустальном голоске тиарана послышалась растерянность.

— Не держи меня за дурочку! — подняв голову, резко сказала девушка. Скользнув за стол, она сложила перед собой руки, и её судорожно сжатые паль цы побелели. — Так кого он предпочитал: брюнеток или блондинок, высоких или низких?

— Откуда мне знать? — поспешно произнёс встревоженный Ким. — Одно могу сказать, как правило, они были красивыми и, за редким исключением, отличались хорошими манерами. Малышка, честное слово, я их не считал и не отслеживал по какому-либо показателю: мне никто не ставил такой зада чи, — помолчав, он тихо добавил: — Не расстраивайся, Мари. Райделин никогда не зацикливался на одной женщине.

— Что-то не очень утешает… Слушай, Ким, а вдруг и я окажусь одной из многих и неважно, что Ник сделал мне предложение? Я же чувствую, что за ним стоит какой-то иной его интерес и это далеко не любовь, и даже не симпатия, — нерешительно отозвалась Мари на неуклюжее утешение тиарана и с горечью спросила: — Говоришь, что он предпочитает красоток с бездной вкуса? — она помолчала. — Ну-ну! Тогда ясно, почему он загорелся мыслью сде лать из меня эту чёртову райдиэль. Похоже, я слишком раздражаю его своими манерами, далёкими от совершенства.

— Не болтай глупостей, малышка! Конечно, ты слегка неуклюжа и для знатной эрейки в тебе нет должного блеска, но это дело наживное. Лично мне ты и такой нравишься, по-своему ты оригинальна. А уж по умственному потенциалу никто не годится тебе в подмётки! Кому это знать, как не мне, — го рячо выпалил Ким и, хихикнув, добавил: — Скажу тебе по секрету, последняя из женщин райделина была тупой блондинкой, которая постоянно расха живала по Старой базе в одних черных кружевных чулках и красных лаковых туфлях на шпильках. Представляешь, какое убожество? Эта стерва пожгла мне кучу цепей. Она имела подлую привычку ставить, где попало бокалы с коктейлями, а затем эта неуклюжая корова периодически опрокидывала их мне на панели, — помолчав, он осторожно спросил: — Малышка, так ты отнесёшь обед райделину?

— Ладно. Уговорил, подлиза, — буркнула девушка. — Так и быть схожу к твоему хозяину-поганцу, но только ради тебя. Оставь мне список блюд на эрейском. Я немного попрактикуюсь в языке, чтобы наши сегодняшние усилия не пропали даром.

— Умничка, ты очень выручила меня и, поверь, я не останусь в долгу. Пожалуйста, малышка, будь ласковей с райделином! Хорошо? — поспешно про говорил искин.

Услышав его просьбу, Мари упрямо поджала губы.

— Не могу обещать… — Ой, прости! — перебил её Ким. — У меня срочная профилактика в третьем блоке! Встретимся ближе к вечеру, не возражаешь?

— Хорошо. Пока… — ответила удивленная девушка, заслышав лёгкую панику в его звонком голоске.

«Не нравится мне всё это! Что это с Кимом?» — нахмурилась она, но спрашивать уже было не у кого, тиаран намертво замолчал.

За окном ярко светило солнце, но в столовой сами собой загорелись настенные светильники. Мари хотела их погасить, но только озадаченно пожала плечами, когда выключатель не сработал. Позавтракав, а заодно и пообедав, она отправила грязную посуду в жерло утилизатора и зябко поёжилась от хо лодного сквозняка, гуляющего по огромному помещению. «Н-да, совсем не Африка! Вот ведь неразрешимая проблема голого человека! Ладно. Пойду ещё поищу что-нибудь из одежды. Мне вполне подойдет какая-нибудь футболка Ника. Ну, а если найдётся его камзол или рубашка, совсем замечательно.

Эрейские вещи такие красивые». Вернувшись в спальню, девушка вихрем пронеслась по ней, пытаясь открыть другие шкафы, замаскированные под стенные панели. Ей не повезло, то ли она не натолкнулась на нужную завитушку, то ли двери стояли насмерть, храня в неприкосновенности одежду сво его хозяина.

На секунду Мари задумалась, и на её лице появилось решительное выражение. Без капли сожаления, она как попало запихала в ранее открытый шкаф безнадёжно испорченные вещи. Затем она извлекла из его угла небрежно брошенные чёрные кружевные чулки и красные туфли на огромных шпильках, ранее запримеченные ею. Как ни странно, то и другое пришлось ей впору. Поначалу неуверенно переступая ногами на высоченных каблуках, девушка вернулась в столовую и, вооружившись подносом, в основном, заставленным эрейскими блюдами, направилась в пятый бокс. Вслед ей раздался нерешительный хрустальный смешок.

Не мытьем так катанием, но женщина всегда добивается своего Дверь в лабораторию резко распахнулась и Ник, оторвав голову от полупрозрачного дисплея, с недоумением, воззрился на девушку. Застыв на мгнове ние в дверях, она стремительно подошла ближе и бухнула перед ним поднос с едой. От сильного толчка выплеснулось кофе из кофейника и по гладкой поверхности стола побежали извивающиеся щупальца коричневых клякс. Поморщившись. Ник еле успел спасти от их нашествия, нужные ему предме ты, но ничего ей не сказал. Мари смерила его недобрым взглядом.

— Вот, получи. По слёзной просьбе Кима я принесла твой завтрак тире обед, — процедила она сквозь зубы и тут же развернулась к выходу, но Ник пой мал её за талию и, прижав к столу, внимательно посмотрел в её холодно-отстранённое лицо. Не выдержав, девушка отвела свой взгляд и в его глазах вспыхнули насмешливые огоньки. Он мягко произнес:

— Спасибо за заботу, моя алин.

— Всегда, пожалуйста! — прошипела девушка и, стиснув зубы, попыталась вывернуться из его захвата. Это оказалось бесполезно. Она глянула ему в лицо и добавила ледяным тоном: — Думаю, твоя алин сегодня уже на все сто исполнила свой долг. Отпусти. С меня достаточно.

— Постой. Вижу, ты сегодня изучала эрейские обычаи, — в свою очередь, смерив её задумчивым взглядом, произнёс Ник. — Должен заметить, изуми тельно смотришься в обнажённом виде, — он помедлил, и в его голосе прозвучала лёгкая укоризна, — Всё же ты чувствуешь себя неуютно. Я прав? Не пойми меня превратно, мне нравится, что ты стремишься с первого дня обрести эрейские навыки, но чрезмерное насилие над собой тоже ни к чему. Ма ри, не стремись получить всё сразу.

«Н-да. Нужно было почитать раздел эрейских обычаев, как предлагал Ким, а не ограничиваться только изучением языка», — с досадой подумала де вушка. Вздёрнув подбородок, она резко ответила:

— Где ты видишь насилие над собой и почему ты решил, что я голая? На мой взгляд, на мне достаточно одежды. Во всяком случае, её не меньше чем на твоей последней подружке. Подозреваю, сейчас на мне её любимый прикид, — её глаза загорелись фиолетовым огнём. — Не просветишь, своих многочис ленных пассий ты тоже хлестал плетью или ограничивался только сексом?

Сказав это, она тут же пожалела о своих словах. Лицо Ника окаменело. Он встал, по-прежнему прижимая её к столу, и прошипел:

— Не много ли берёшь на себя, дорогая? Не помню, чтобы я давал тебе разрешение рыться в моей спальне.

С возмущённым выражением на лице девушка хотела его перебить, но он не дал ей открыть рта и неумолимо продолжал:

— Помолчи! Заруби себе на носу, моя алин, тебя не касается, есть ли у меня другие женщины или нет. С тобой или без тебя у меня их будет столько, сколько я захочу. Будь ты хоть сто раз моей невестой это ещё не повод хамить мне и требовать отчёта в моих поступках. Лучше по-хорошему забудь о сво ей ревности.

Оскорблённая девушка с силой упёрлась в грудь Ника, снова безуспешно пытаясь его оттолкнуть.

— Не смей на меня орать, я не рылась! — гневно воскликнула она. — Нет! Какое сказочное свинство! Тебя послушать, выходит, я же во всём виновата!

Должно быть, это я додумалась запереть свою комнату и оставить себя без лоскута одежды, приказав её уничтожить! Как, по-твоему, что ещё мне остава лось делать? Я же не знала, что первым делом в твоей спальне наткнусь на залежи женского белья, — девушка недобро прищурилась. — Теперь по делу, мой дорогой. Если ты считаешь, что твоя личная жизнь для меня табу, тогда возникает встречный вопрос. Какого чёрта тебе нужно от меня? В моей голо ве что-то не укладывается совместная жизнь с массой любовниц скачущих по супружеской кровати. Я не хочу и не буду одной из твоих многочисленных пассий! Развлекайся с ними без меня! — она перевела дух и выпалила заготовленную фразу: — Давай расстанемся по-хорошему, пока дело не зашло слишком далеко.

— Не переживай, тебе не грозит стать одной из моих пассий, как ты выражаешься! — в голосе Ника невольно прозвучала досада. Помолчав, он поста рался справиться со своими эмоциями, в частности, с желанием прибить Мари за вторжение в его личное пространство, и добавил с холодным блеском в глазах: — Уже поздно, моё золотце. Решение принято, и пути назад больше нет. Даже не надейся, ни при каких обстоятельствах я не разорву нашу по молвку, и тебя заставлю выполнять её условия.

При виде растерянного лица девушки, на котором отразились ярость и полное непонимание происходящего, он смягчился и с сожалением посмотрел на неё.

— Смирись, моя алин. Пойми, это уже дело чести.

Мари немедленно взвилась на дыбы. Топнув ногой, она отчаянно выкрикнула:

— Ни за что! Какая честь? Ты подло обманул меня, не сказав всей правды!

— Не смей обвинять меня в бесчестии! Ты сама виновата в своей глупости, а я действовал без всякого подвоха в соответствии с установленными пра вилами, — жёстко проговорил Ник. — Тебе всего лишь нужно было поинтересоваться деталями предстоящей помолвки. Согласись, я не запрещал тебе за давать вопросы. Если бы ты потрудилась выяснить подробности дела, то я бы тебе ответил, — на его лице появилась ироническая улыбка. — Но я не отри цаю, что мне повезло. Дома на Арее переговоры по нашей помолвке длились бы ни один месяц и сопровождались бы крупными юридическими баталия ми с обеих сторон. Причём по каждому пункту брачного соглашения.

— Чёрт! Правильно я понимаю, что помолвка в эрейском варианте это почти заключенный брак? — упавшим голосом спросила Мари.

— Совершенно верно, моя алин. Повторяю ещё раз, от неё практически невозможно отказаться, кроме как по обоюдному согласию сторон, но эрейцы никогда не оказываются от данного слова, — Ник предостерегающе поднял руку. — Не начинай, Мари. Я уже всё сказал.

— Откуда мне было знать, что помолвка для тебя синоним деловой сделки, а не союз любви! — запальчиво выпалила она.

— Не кричи, моя алин. В данном случае вполне применима земная поговорка о том, что незнание закона не освобождает от ответственности. К тому же, у нас изначально речь не шла ни о каком союзе сердец.

Девушка смерила его пристальным взглядом, и на её лице появилось замкнутое выражение.

— Знаешь, может, я чего-нибудь не понимаю в ваших эрейских обычаях, но твои слова и поступки больше смахивают на издевательство. Боюсь, ты не оставил мне выбора и я вынуждена это сказать, — она помолчала — Извини, но при здравом размышлении я пришла к выводу, что неверно оценила свои чувства. Я не люблю тебя, Ник. Если нас ничего не связывает, то фарс с помолвкой нам совершенно ни к чему.

На его губах открыто заиграла безжалостная улыбка.

— Не поможет, Мари. Как я уже говорил, смирись, — мягко проговорил он.

Ника явно забавляло отчаяние девушки, осознавшей, что она попала в капкан. Это оказалось последней каплей. Мари смерила его не верящим взгля дом, и вдруг её лицо исказилось жалобной гримасой. Обида на него за обман и утреннюю порку, вкупе с ревностью, переполнили чашу её терпения. Она закрыла лицо руками и, по-детски всхлипывая, горько заплакала. При виде этого Ник вздохнул, и на его лице появилось раздражение. «Крейд! Ну, начи нается!» Неловко чувствуя себя, он всё же не выдержал и прижал к себе плачущую девушку.

Спустя некоторое время Ник примирительно буркнул:

— Извини, детка, я погорячился, — видя, что фонтан слёз не иссякает, он мрачно добавил: — Должен заметить, что ты как никто другой умеешь выве сти меня из себя. Мари, перестань лить слёзы. Кому я сказал? Вот уж не знал, что ты такая ревнивица.

Отведя руки девушки, он испытующе заглянул в её лицо. Та с протестующим видом затрясла головой.

— Иди к чёрту! Была нужда ревновать тебя! Ты мне не нужен!

— Мари, не лги мне, ты же знаешь, что это бесполезно. Ты для меня — открытая книга.

— Вот и читай по слогам — Я-не-люб-лю-те-бя!

— Перестань, злиться, Мари, — в голосе Ника зазвучали успокаивающие интонации. — Незачем устраивать драму на пустом месте. В жизни всякое бы вает. Ты погорячилась, я слегка расстроился. В конце концов, произошло небольшое и вполне разрешимое недоразумение, и я догадываюсь, кто его ви новник. У кого-то слишком длинный электронный язык, который пора укоротить.

— Не тронь Кима! Он ни в чём не виноват! — немедленно вскинулась девушка и тревожно заглянула в его глаза. — Ник, я серьёзно говорю!

— Я подумаю, если ты перестанешь реветь, — он вытер ладонью её мокрые щёки. — Ну, хватит, дорогая! У тебя уже нос покраснел, и ты выглядишь за рёванной мартышкой, — в его голосе прорезались ласковые нотки.

— Неправда, у тех зад красный, а не нос! — обиженно всхлипнула Мари. От его участливого тона слёзы с новой силой хлынули из её глаз.

— Да что ты говоришь? — Ник озадаченно почесал затылок. — Вынужден признать, что ты права, дорогая. Что будем делать? Ведь я привык отвечать за свои слова, — он картинно вздохнул. — Что ж, ничего не поделаешь, поворачивайся тылом. Придется обеспечить соответствие слов и дела.

Опасливо глянув на него, Мари успокоилась и сердито буркнула:

— Иди к чёрту со своими дурацкими шуточками! Какая разница, как я выгляжу, если тебе наплевать на меня?

— Это неправда, детка. По-своему ты мне очень дорога, — серьёзно ответил Ник. Посадив её на край стола, он вкрадчиво добавил: — Поцелуй меня Ма ри.

— С ума сошёл? Думаешь, я буду целовать тебя после того как ты наговорил мне кучу гадостей? Пусти! Я ненавижу тебя!

— Лживая девчонка! — засмеялся Ник и нежно поцеловал слабо сопротивляющуюся девушку.

На глаза ему попался след рубца на её плече оставшийся от плётки, и он медленно провёл по нему ладонью. От его прикосновения, тот сразу же по бледнел, а затем бесследно исчез.

— Похоже, у тебя слабый регенерационный запас, детка.

— Меньше нужно было размахивать плёткой! — сердито буркнула присмиревшая Мари. — Самому бы тебе всыпать по первое число.

— Не беспокойся, в своё время крита вдоволь погуляла по мне и не только во время занятий ритеном, — рассеяно произнёс Ник.

«Так тебе и надо, паразит!» — мстительно подумала девушка. Тот не отозвался на её грубость и, слегка отступив, оглядел её внимательным взглядом.

— Ну-ка, сиди смирно! — приказал он. — Крейд, кому я сказал не дёргаться?

Заметив ещё несколько видимых следов своей утренней экзекуции, Ник неспешно их убрал. И каждый раз от прикосновений его рук по телу Мари пробегала непроизвольная дрожь. «Нет! Какой подляк! Несмотря ни на что, меня по-прежнему тянет к этому гаду!» — окончательно расстроилась она.

Сразу же уловив её изменившийся настрой Ник слегка улыбнулся. «Никуда ты от меня не денешься, моё золотце! Ведь больше помолвки тебя держит соб ственное сердце». Покончив с лечением девушки, он привлёк её к себе.

— Готово. Теперь ты поцелуй меня. Не упрямься, Мари.

При звуках его голоса, в котором прозвучали нотки нежности, на бледном лице девушки промелкнула нерешительность, а затем в её темных глазах вспыхнуло прежнее упрямство. С протестующим возгласом она снова уперлась в его грудь.

— Нет! Пусти меня! Я же сказала, что всё кончено.

— Хватит, дорогая! Не лги мне, а главное себе. Несмотря на твоё показное упрямство, я знаю, что ты любишь меня.

Не дожидаясь ответа, Ник прильнул к её опухшим губам, а затем, отстранившись, требовательно заглянул в тёмные глаза. «Ну?» Немного поколебав шись, девушка потянулась к нему. Полные недоговорённости фразы смолкли, и заговорили тела мужчины и женщины на своём древнем привычном языке, гораздо более искренним, чем слова и даже мысли. Когда смолкли и стоны, и финальный вопль, встрепанный после бурного секса Ник проворчал:

— Ступай к себе, Мари, я хочу отдохнуть. Ким пошутил, я не отдавал распоряжения закрыть твою комнату. Жду тебя завтра. Учти, что ровно в шесть утра мы приступаем к занятиям на иметис. Как ты уже знаешь, опоздание наказывается удвоением времени одного раунда, — видя, что та мнётся в нере шительности, он с легкой досадой добавил: — Какого крейда! Что ещё случилось?

Собравшись с духом, она выпалила:

— Разреши мне одной позаниматься в спортзале. Ну, пожалуйста, Ник! — девушка умоляюще заглянула в его лицо. — Клянусь, я справлюсь самостоя тельно, а тебе останется только подтянуть меня в ментале!

— Глупости! — отрезал он. — Мари, иди к себе.

— Ну, почему? Со мной ты будешь тратить своё время, отнимая его у основной работы. Я же вижу, ты из-за этого злишься. Поверь, ради того, чтобы со хранить наши добрые отношения, я буду стараться изо всех сил и обязательно подтянусь до твоего уровня!

— Это невозможно. Никакие самостоятельные занятия не заменят подготовку с наставником, — сдержанно отозвался Ник.

Эйфория, вызванная сексом, быстро таяла, и ему с трудом удалось подавить растущее раздражение. Этим днём по ранее составленному плану он соби рался заняться комплексным анализом полученных данных, чтобы наметить дальнейшие пути исследований и ему очень не хотелось ошибиться.

«Крейд! Прошло полдня, а я ещё толком ничего не сделал. Зря я начал занятия с Мари именно сегодня. Потеряна масса рабочего времени и соответствую щий настрой, а ведь мне предстоит решить непростую задачу».

Тут его взгляд упал на камзол, валяющийся на полу и Ник огорчённо поморщился. Тот основательно пострадал от когтей девушки, вошедшей в раж.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.