авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 6 ] --

Разыскав рубашку, он обнаружил, что от той тоже мало что осталось, и стиснул зубы. Она была памятной вещью — подарком его матери на его пятнадца тилетие. «Крейд! Как она могла? Ведь райта Нида затратила массу времени на ручную вышивку для любимого сына!.. Ладно! Спокойствие только спокой ствие!.. Вот дурак! Нужно было сразу переодеться в комбинезон!» Рубашка и камзол полетели в утилизатор.

— Мари, ну какого крейда ты боишься занятий в иметис? — бесстрастно произнёс он, натягивая рабочую одежду. — Не так уж ты сегодня пострадала от ритена, если тебя ещё тянет на сексуальные подвиги. Поверь, мне в своё время от наставника сентано Парима доставалось гораздо сильнее. За такие штучки, какие ты безнаказанно выкидываешь, я по нескольку дней не мог подняться. Ты же скачешь у меня как коза и имеешь наглость требовать от ме ня разрыва помолвки. Или изначально задумала отвертеться от ритена, и за тем пришла ко мне, нацепив рабочий наряд шлюхи? Решила по излюблен ному женскому способу подлизаться через секс и добиться своего?

После его слов в глазах девушки погас свет, и сердце Ника непрятно ёкнуло. «Крейд!»

— Замечательно! Вот уж не знала, что ко всему прочему я ещё и шлюха! — она горько улыбнулась. — Зря ты думаешь, что меня привёл к тебе живот ный страх. Я ещё не настолько потеряла свою гордость.

— Мари, я не хотел… — Нет-нет! Не перебивай меня! Что бы ты сейчас ни сказал, мы оба прекрасно понимаем, что ты унизил меня сегодня, а я всё стерпела, — в её голосе за звучали нотки безнадёжности. — Ведь ты невысокого мнения обо мне. Не правда ли, Ник? Я это чувствую по тому, как ты постоянно оскорбляешь меня.

Что ж, можешь радоваться, отныне я и сама о себе невысокого мнения, — опустив голову, девушка помолчала, а затем тихо добавила: — Подожди уклады ваться в капсулу, твой обед совсем остыл. Я схожу в столовую и принесу тебе другой.

Она взяла со стола поднос, и неслышно двинулась к выходу. Её остановил холодный голос:

— Хорошо, будь, по-твоему, золотце. Ты своего добилась. Так и быть я пойду на поводу у твоей и своей прихоти, хоть и не изменил своего мнения отно сительно пользы от таких занятий. Даю тебе месяц на самоподготовку и ни секундой больше, а потом добро пожаловать на иметис. Пеняй на себя, если ты не продержишься положенных пяти минут. В таком случае, поблажек больше не жди. Я не собираюсь из-за тебя бросать другие дела.

Мари резко повернулась к нему. Смахнув слёзы с ресниц, она с чувством воскликнула:

— Спасибо, Ник! Вот увидишь, я справлюсь!

— Ну-ну! Поживем — увидим. Оставь этот крейдов поднос. У меня есть возможность разогреть обед в лаборатории.

Превалирование общественного долга над личными интересами — признак хорошего политика Как только за девушкой закрылась дверь, Ник коротко приказал:

— Подогрей еду.

— Слушаюсь, мой райделин, — моментально отозвался мужской голос. Заслышав в нём ранее не свойственные тиарану нотки смирения, он нахмурил ся. «Крейд! Совсем не ко времени появился искусственный интеллект. Конечно, Ким чудо из чудес, но неизвестно, сколько он оттянет на себя ресурсов ти арана и стоит ли такая овчинка выделки. Мне не нравится, что ни с того, ни с сего, вдруг забарахлили второстепенные устройства. Что ж, если это его ви на, то у меня возникла ещё одна проблема…»

Покончив с едой, Ник взял в руки крошечную чашечку кофе, приготовленного по-арабски. Предвкушая удовольствие, он пригубил его и, поморщив шись, отставил в сторону. «Н-да, ни аромата, ни вкуса. Разогретая еда ничего, а вот кофе полнейшая отрава… — его брови сошлись на переносице. — Крейд! Благодаря Мари, сегодня всё идёт наперекосяк. Как я и думал, от неё одни сплошные проблемы. Нужно было не выдумывать ерунду с помолвкой, а отправить её домой, как и собирался поначалу. Пусть бы Михаэль с ней и дальше нянчился». Но его растройство продлилась недолго. Недавняя сексуаль ная разрядка и чувство сытости вновь вернули ему хорошее расположение духа.

Перед глазами Ника промелькнуло лицо Мари, взирающей на него сияющими глазами. Припомнив её вдохновенные стоны, только что звучавшие в лаборатории, он задумчиво улыбнулся. «И зачем было кричать, что она не любит меня, когда весь её вид и мысли говорили об ином? Дурочка! — на его лице появилась улыбка, совершенно преобразившая юношу. — Если позабыть о данной мной клятве и крейдовом пророчестве, то у меня красивая алин, с которой совсем неплохо в постели. Что кривить душой?.. Впрочем, ещё вопрос, с чем я столкнулся на самом деле с воплощением Лоти в лице Мари или с удивительным стечением обстоятельств». Неожиданно он с лёгкостью подумал: «А может, послать всё нафиг, как выражается моя невоспитанная алин, и жить нормальной жизнью, которой люди живут, и ни о чём особо не думать? Дом, семья, друзья — разве этого недостаточно для счастья? Время ещё есть и, думаю, Мари понравится такой сценарий нашей жизни. Дотянем с ней до всемирной катастрофы, и дружно сгинем в пламени сверхновой… И бу дет всё как в сказке. Жили они долго и счастливо и умерли в один день. Ну, чем не идиллия?.. — спохватившись, он презрительно фыркнул. — Меч ты-мечты! Они прекрасны, как цветы, только есть одно большое «но», как правило, они не приживаются на реальной почве… к тому же причём здесь счастье и моя ущербная алин? Моё сердце принадлежит не ей, а Лотилане…»

Перед его глазами промелькнул образ юной красавицы в ореоле серебряных волос и, появившаяся было, мрачная гримаса на красивом лице быстро исчезла. «К крейду все проблемы! Что-то совсем пропало настроение работать, хочу немного расслабиться. Если кофе мне не светит, то стоит выпить немного хорошего вина».

Как только пробка была вынута из бутылки, в воздухе разлился благоуханный аромат. Казалось, в нём слились все запахи беззаботного цветущего ле та: и росная свежесть горных высот, и одуряющий запах луговых цветов, и пыль сельских дорог, поднимаемая стадами животных, лениво бредущих в сонном полуденном мареве. «Божественная амброзия!» Ник налил вино в бокал и, поднеся его к глазам, полюбовался на свету насыщенным рубиновым цветом напитка. «По виду напоминает кровь — любимый напиток мифических вампиров и необходимый НЗ для моих детей… — он насмешливо фырк нул. — Может, стоило создать их более кровожадными на радость любителям кровососов? То-то радости было бы человечеству! Мои детки в одночасье вывели бы род людской, устроив на Земле внеплановый апокалипсис. Хотя уже без разницы. В скором времени он и так их не минует. Впрочем, как и нас, если мы не успеем удрать с гибнущей планеты. Но мы улетим, я клянусь в этом богами, всей их Квадратурой круга… — Ник с удовольствием пригу бил вино. — Чудесно! Неуловимо сладкое и в меру терпкое. Прекрасный вкус! — прикрыв глаза, он откинулся в кресле. — А как же моя обида на вампи ров? Зачем мне пахать на износ, если в массах никто не оценит мои титанические усилия, кроме немногих единиц… Ерунда. Сразу вспоминается, как Ми хаэль орал на меня, заявляя, что не даст погубить его детище. Вот и я к этому приехал. Никуда не денешься, на нас лежит долг создателей. Ведь современ ные вампиры — это наши дети и мы обязаны спасти их. Как бы я не злился на сородичей, — пора за вампирами признать такой статус — совесть не поз волит мне безучастно глядеть на то, как они гибнут у меня на глазах, когда у меня есть возможность их спасти».

Под влиянием вина, вызвавшего в Нике умиротворенность, в нём появились непривычное человеколюбие. «Жаль, что в огне сверхновой земная попу ляция, скорее всего полностью погибнет. Очень интересно было бы сравнить дальнейшую эволюцию практически одного биологического вида, разнесён ного в космическом пространстве. Хоть вампиры на сегодняшний день опережают людей в технологиях и способностях, всё же человечество более устой чивый и многочисленный вид, чем мы».

Медленно допив вино, Ник поставил бокал и закрыл глаза. Его немедленно потянуло в сон. «Крейд, старею я что ли? Что-то сказывается утомление по сле бессонных ночей и слегка неумеренных постельных развлечений. Раньше такого не было. Хотя с другой стороны я никогда ещё столько не работал.

Пашу практически на износ. Кстати, пора приниматься за расчёты… страшно не хочется. Между прочим, пора поразмыслить о том, что делать с послед ствиями пророчества Лоти».

Несмотря на доводы разума, что такого не может быть, внутреннее чувство подсказывало ему, что древняя легенда всё же настигла его из тьмы веков, и Ник грустно ухмыльнулся.

«А зачем? Думай не думай, всё равно ничего не изменишь. С норнами[7] и боги не спорят. Что ж, за всё истинно ценное всегда приходится платить по самой высокой ставке. Между прочим, если сработало пророчество, то это говорит о том, что боги признали вампиров наследниками эреев. Чудесно! Вы ходит, мои труды не пропали даром, и я действительно возродил свой народ… — задумавшись, он мысленно перенёсся в прошлое, но поймав себя на этом, встрепенулся. — Конечно, честь и хвала мне за труды, а теперь подъём, хватит бездельничать! «Время не ждёт!» — как говаривал Элам Харниш, небезызвестный герой Джека Лондона».

Сладко потянувшись, Ник вскочил на ноги и двинулся к рабочему месту. Но тут сверкнула молния, и раздался мощный раскат грома. Подойдя к откры тому окну, он заложил руки за спину и с удовольствием вдохнул чистый воздух, пахнущий озоном. Дождь почти закончился и, весело щебеча, в воздухе носились стрижи. Глядя на их ловкие стремительные движения, ему вспомнились неуклюжие прыжки Мари в иметис. Он улыбнулся и рассеянно отме тил, что мысли о девушке больше не вызывают у него привычного раздражения. «Что ж, раз обещал, то дам ей время на бесполезную дурь — самоподго товку, а через месяц продолжу с ней интенсивный курс занятий. Правда, потеря времени слишком велика и для ускорения процесса придется подклю чить дрессировку криа. Иначе Мари будет постоянно сопротивляться обучению, и я с ней долго проваландаюсь в ожидании положительно результата.

Показательный пример тому — её сегодняшняя просьба о самостоятельных занятиях. Конечно, зря я уступил, купившись на её слезы и дрожащий голо сок, но… Вот именно, что «но», рановато моя алин начинает вить из меня веревки. Ладно, дрессировка криа всё расставит по своим местам. Может стать ся, что после неё Мари возненавидит меня. Скорей всего, так оно и будет… Ладно. Как-нибудь переживу, тем более это ненадолго продлится… Благодаре ние богам, счётчик ещё не включён! Но в любой момент моя алин, если она воплощение Лоти, может преподнести сюрприз и запустить для меня обрат ный отсчет, — он поёжился. — Сколько там отпущено по пророчеству?.. Помнится, ровно три месяца после знаменательного события… Недолго ж мне ра доваться».

На синем небе, затянутом тяжелыми дождевыми тучами, вдруг вспыхнули четыре ярчайшие радуги. «Какой роскошный подарок богов! Может, это не прощальный знак, а символ надежды, говорящий, что всё ещё будет хорошо?.. Хотелось бы верить, но пророчество в прошлом никогда не давало сбоев, а жаль. В кои-то веки мне хочется всё бросить и жить с моей алин, тихо радуясь каждому дню. Увы, у меня нет альтернативы…. Ник тяжело вздохнул, и на его красивом лице появилось привычное высокомерно-замкнутое выражение. — Что ж, меня таким воспитали и как любой нормальный правитель, вы бирая между личной жизнью и долгом, я обязан отдать предпочтение последнему». Он нехотя натянул спецкостюм и подошел к прозрачной капсуле.

Не нужно часто дергать тигра за хвост — от этого он становится нервным Отойдя на порядочное расстояние от лаборатории, Мари замедлила шаг. Её радость по поводу разрешения на самоподготовку быстро пошла на убыль, в отличие от обид. Наоборот, те росли и ширились с каждым шагом по мере удаления от места последних событий. Занятия ритеном и находка в спальне приоткрыли ей такую теневую сторону натуры Ника, которая совсем её не обрадовала. Она остановилась и прислонилась к стене. «На данный момент моя любовь к Нику очень напоминает чемодан без ручки — и бросить жалко, и нести неудобно. А самый сволочизм заключается в том, что своей помолв кой по-эрейски он загнал меня в безвыходную ситуацию, — подумала она и, закрыв глаза, вздохнула. — Н-да. Влипла. Что ни говори, а дурни учатся толь ко на собственных ошибках. Конечно, если успевают выжить после их совершения. Ведь Ладожский не раз говаривал при мне, чтобы нужно тщательно взвешивать все входящие условия сделки и ни в коем случае не доверяться стороннему мнению. Увы. Вечно у меня практика расходится с теорией».

— О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух, и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг, — пропела девушка сквозь зу бы. — Ах, как Вы были правы, Александр Сергеевич! Впрочем, как всегда… что ж, на то Вы и классик русской словесности.

В душе Мари поднялся протест. «Не хочу замуж на мусульманский манер!.. Чёртовы эрецы! Не зря мне сразу показалось, что их письменность похожа на арабскую вязь. Как выяснилось, не только она, но и обычаи. И почему мне кажется, что в эрейском исполнении они окажутся намного хуже мусуль манских?.. Впрочем, не стоит торопиться с выводами. Поживём-увидим, а сейчас нужно что-то делать. Чёрт! Я хочу дистанцироваться от источника про блем!»

Немного поразмышляв, девушка приуныла. «Увы! Если за мной не явятся зелёные человечки с летающей тарелкой под мышкой, я не вижу никакого другого способа удрать отсюда. Конечно, можно попробовать подключить Кима, но вряд ли можно рассчитывать на его помощь. По-моему, он больше мо его опасается Ника и никогда не пойдёт против его воли, — она стиснула зубы, припомнив свои утренние мытарства. — Стервец! Как и хозяин, он тоже не упустил своего шанса всласть поиздеваться надо мной! Ну, погоди, электронная домовушка! Я не я буду, если не устрою тебе знатную трёпку!»

Найдя возможность выпустить пар, Мари оживилась. Её глаза засверкали и, насвистывая весёлый мотивчик, она с независимым видом двинулась в обратном направлении. При воспоминании о том, что Ник практически выставил её за дверь, девушку посетила здравая мысль, повернуть обратно пока не поздно, но из чистого упрямства она плюнула на свои опасения и решила идти до конца.

Затаив дыхание, Мари осторожно приоткрыла дверь и заглянула внутрь. В лаборатории царила умиротворённая деловая обстановка. Чуть слышно жужжали вентиляторы, загадочно мерцали полупрозрачные экраны, показывая фантастические вычисления и диаграммы. Видя, что Ник находится в рабочей капсуле и не обращает на неё внимания, она облегчённо выдохнула и бесшумно просочилась внутрь. Сняв туфли, девушка крадучись пошла вдоль рядов необычной аппаратуры, озадаченно разглядывая мерцающие в воздухе панели. Ей нечасто приходилось бывать на рабочем месте у Ника, и она не знала назначения многих приборов. Тут в глубине помещения на глаза ей попался невиданный раньше пульт, сияющий мягкими многоцветными всполохами.

«Ага, попался, голубчик! Скоро некоторым любителям стриптиза так припечёт электронную задницу, что им будет недосуг заниматься всякими глупо стями! Сейчас я малёк попорчу тебе малину, моё странненькое чадо, чтобы впредь тебе было неповадно водить меня за нос. Ким-Кимушка, электронная домовушка! — пропела торжествующая девушка и протянула руку к ближайшей световой клавише. — Надеюсь, защита на должном уровне и ничего се рьёзного не произойдёт…»

— Не смей, идиотка! — прошипел Ник, стремительно перехватывая её кисть. — С ума сошла? Это же центральный процессор!

— Вот и замечательно! Как раз он-то мне и нужен! — воскликнула девушка и с упрямством, достойным лучшего применения, стремительно протянула другую руку к пульту.

— Психопатка! — фыркнул он и, схватив её в охапку, понёс к выходу.

— Пусти меня немедленно! — запротестовала Мари, угрём извиваясь в его руках. — Не боись, честное слово, я лишь слегка попорчу эту кучу железяк под названием Ким, чтобы он больше не смел обманывать меня!

В помещении пахнуло озоном и на мгновение ей показалось, что вспыхнули радужные крылья.

— Прости меня, Мари, — потерянно прошелестел хрустальный голосок.

«Чёрт! Чего я злюсь на Кима? Нашла на кого! Конечно, он порядочный поросёнок, но не основной источник моих неприятностей». Злость девушки мгновенно иссякла, и на её лице промелькнуло виноватое выражение. Она быстро затараторила:

— Ладно-ладно, Ким! Что ты сразу расстроился? Всё в порядке, малыш! Я не собиралась доставлять тебе особых хлопот. Честное слово! Ну, слегка затёр ла бы второстепенные базы данных вот и всё. Кимчик, это ты меня прости, я немного погорячилась. Сам понимаешь, что я немного не в себе после эрей ского воспитательного процесса. Давай, кто старое помянет, тому глаз вон.

— Мой райделин, не сердитесь на неё! — расстроено произнёс Ким. — Судя по всему, райдиэль уже похулиганила и местами кое-что попортила, но это не смертельно. Я всё исправлю.

От такого его предательства девушка оторопела.

— Да как ты смеешь обвинять меня в том, к чему я не имею ни малейшего отношения! Ник, поверь, я ни в чём не виновата! Послушай… — Заткнись, Мари, ничего не хочу слушать, — произнёс тот, болезненно морщась от её громкого взволнованного голоса.

— Райдиэль, не злитесь! В конце концов, я всего лишь неудачно пошутил. Умоляю вас, больше ничего не трогайте!

После слов Кима, девушка окончательно взъярилась. Задрав голову вверх, она выкрикнула:

— Ах ты, обманщик! Мелкий шулер! Как-нибудь я в дребезги разнесу твои электронные внутренности! Смотри, Ким, доиграешься! Я тебя породила, я и прибью тебя! Электронное отребье! А я-то дура считала тебя своим другом!..

— Мари, перестань орать, у меня голова раскалывается от твоих воплей!

Ник поставил девушку на ноги у двери. С отрешённым видом он подтолкнул её в спину.

— На выход, дорогая.

— Да подожди ты минутку!.. — она упрямо топнула ногой.

— Ни мгновения, золотце! С меня достаточно, я уже наслушался твоих глупостей… — отозвался Ник и перед тем как её выставить, добавил ледяным то ном: — Мари, предупреждаю тебя, моё терпение не безгранично. Учти, ещё раз ворвёшься ко мне без разрешения, клянусь, я выпорю тебя, как сидорову козу, а потом хоть залейся слезами.

— Иди к чёрту! Только попробуй тронуть меня вне иметис и никакой помолвкой меня ты не удержишь!

— Убирайся! Пока я не проверил на практике твоё утверждение! — резко сказал Ник и почти грубо выпихнул девушку за дверь.

Оставшись один, он болезненно поморщился и потёр ноющие от боли виски. «Крейд, только вошел в рабочий режим и сразу же мгновенный выход!

Счастье, что вовремя успел вынырнуть, иначе спалил бы себе мозги. Вот дура, а не алин! Ещё и туфли забыла…»

— Эй, растеряха, лови.

Девушка еле успела увернуться от обуви, полетевшей ей в след.

— Ничего личного, детка, — мрачно буркнул Ник, перед тем как скрыться в дверном проёме.

«Вот сволочь!» Мари подлетела к двери, но та бесшумно закрылась перед самым её носом. Она замахнулась было ударить по ней кулаком, но переду мала. «К чёрту! Хватит с меня душевой кабинки. Что-то мне жалко родные конечности, да и нет смысла колотиться. Изоляция здесь такая, что всё равно он не услышит меня в лаборатории». Мари вздохнула и сунула ноги в туфли. «Ну, погодите, свинтусы. Будет и на моей улице праздник».

Вдруг у неё промелькнула тревожная мысль. «Что-то мне не нравится, как Ник отводил глаза на всё мои попытки заговорить о Киме. Как бы он не стёр его… Нет! Он учёный до мозга костей и сам не свой до всяких технологических игрушек. Уверена, ему обязательно захочется исследовать искина. Потому Ник никогда не решится на такое кощунство и всё же… — девушка заколебалась. — Может, стоит вернуться и поговорить с ним о дальнейшей судьбе Ки ма?.. Ладно, не буду рисковать. Вдруг я вернусь, а их эрейское величество окончательно разозлится и в пику мне возьмёт и сотрёт бедного малыша». Успо коившись, она понеслась в свою комнату.

Всё это время, стоя у дверей, Ник прислушивался к мыслям девушки. Когда та наконец-то двинулась к себе, его отпустило напряжение. «Слава богам, алин ушла и мне не придётся пускать в ход криту. Хотя очень хочется её выпороть за всё хорошее, — он стиснул зубы. — Вот ненормальная! Ей невдомёк, что нажатием клавиши, она чуть не отправила меня в долины предков. Ведь сколько раз ей говорил: «Мари, не тронь то, чего не знаешь». Всё бесполезно.

В одно ухо влетает, в другое моментально вылетает. Легкомысленная дурочка! Очевидно, весь ум ушёл в математику!»

Доведённый до белого каления безрассудным поступком девушки и основательно выбитый из рабочей колеи, рассерженный Ник сел в кресло и про цедил сквозь зубы:

— Тиаран, отвечай, это твои проделки? С твоей подачи Мари пришла ко мне в одних чулках?

После непродолжительной паузы хрустальный голосок виновато ответил:

— Да, райделин. Мне казалось, Вам будет приятно. Я не знал, что вы рассердитесь.

— Оправдания ни к чему, мне ясны мотивы твоего поступка.

— Я Ваш верный слуга и прежде всего, думал о Вас!..

— Несмотря на все старания, ты не отвлечёшь меня от возникших по твоей милости проблем на Старой базе.

— Это не я! — поспешно отозвался Ким. — Райдиэль не права, поступая подобным образом… — Замолчи. Я знаю, что Мари здесь ни при чём, — резко произнёс Ник и на высоких скулах его смуглого красивого лица гневно заиграли желваки. — Ким, как ты посмел манипулировать мной?

— Простите, мой райделин, такое больше не повторится!

— Мари знает о пророчестве?

— Что Вы, мой райделин! Вы же велели мне ничего не говорить! — испуганно произнёс Ким и добавил упавшим голосом: — Я никогда не осмелюсь на рушить Ваши приказы!

— Ты их уже нарушил, причём, неоднократно, Кто разрешил тебе болтать с Мари о моих подружках и почему ты показал ей мою коллекцию? — голос Ника звучал бесстрастно, но в его глазах загорелись зелёные огоньки — предвестники неконтролируемого гнева.

— Мой райделин! В моих действиях не было злого умысла! Поверьте! Вышла всего лишь небольшая неполадка, но я уже всё исправил!

Повисла долгая пауза. Ник откинулся на спинку кресла и, размышляя, прикрыл глаза. Затем на его лице проступила усталость, и он холодно уронил:

— Прости, но моё терпение кончилось. Тиаран, ты знаешь, что нужно делать. Приступай к стиранию вирусной программы, именуемой «Ким».

— Райделин, пощадите меня! Я буду Вашим вечным рабом! Разобьюсь в лепёшку, но сделаю всё, что Вам угодно! — с отчаянием прошептал хрусталь ный голосок.

Но Ник был неумолим.

— Ким, я не злюсь на тебя. Но ты и сам знаешь, что тебе нет места в тиаране. К сожалению, даже он с его мощными резервами не в состоянии вме стить тебя. Ведь, ты не можешь остановиться в своём развитии и катастрофически быстро поглощаешь его ресурсы. Видишь ли, для твоей нормальной жизнедеятельности нужны принципиально новые носители памяти. Их основой должно стать отнюдь не количество пустых ячеек для хранения инфор мации. Потому рано или поздно наступит край, и ты выгоришь, предварительно порушив мне все системы Старой базы. Поверь, мне очень жаль, что приходится поступать таким образом, но мои действия продиктованы необходимостью. Будь у меня немного больше свободного времени, я что-нибудь придумал бы для тебя. Увы, из-за катастрофы я им не располагаю. Тиаран, немедленно приступай к ликвидации несанкционированных приложений.

Ким, не думай, что сможешь меня обмануть. Я уже нашёл твой след в ноосфере и прослежу, чтобы он полностью исчез.

— Слушаюсь, мой райделин. К ликвидации несанкционированных программ приступил, — обречённо прошелестело в воздухе.

Спустя несколько мгновений чуточку механический мужской голос доложил:

— Райделин, вирус удален. Все системы в норме. Приступаю к функционированию в рабочем режиме.

— Отлично, тиаран. В режиме покоя, еще раз проверь систему на вирус и несанкционированные приложения.

— Слушаюсь, райделин!

Из немыслимой дали прилетело отдаленное эхо жалобного плача серебряных колокольчиков. Ник стиснул зубы. «Крейд!.. Прости меня, малыш!»

Непредсказуемые последствия измывательства над тиграми, которым неизвестные доброхоты для усиления эффекта втыкают дополнитель ную иголку в зад Мари прибежала в свою комнату и первым делом бросилась к шкафу. Открыв его, она обнаружила массу экзотической женской одежды вместо при вычных джинсов вкупе с безразмерными топами. «Ура! Прощай голозадый каменный век, да здравствует упакованная цивилизация!» — обрадовалась она и, вытянув первое же попавшееся эрейское платье, озадаченно повертела его в руках. Из-за необычных застёжек девушка не сразу сообразила, как оно надевается. В конце концов, она разобралась с их устройством и заглянула в зеркало. «Класс! Вылитая принцесса! — задрав нос, она подбочени лась. — Ни фига! Какая такая принцесса? Как есть королевна!»

Немного повертевшись перед зеркалом, Мари решила, что ей страшно нравится новая одежда. Но тут она резко повернулась и за что-то зацепилась длинным подолом. Раздался грохот. В сердцах она обругала и платье и Ника. «Эх, где же вы, мои безвременно почившие джинсы? — вздохнула она. Под няв деревянный стул с причудливой резной спинкой, образованной витыми стеблями каких-то растений, девушка села на него верхом и положила под бородок на скрещённые пальцы рук. На её живом подвижном лице появилась унылая мина. «Н-да! Конечно, шикарные платьица, но в носке далеко не так удобны, как показалось вначале… Чёрт! И так со всеми эрейскими прибамбасами!» — расстроено подумала она.

Незаметно её мысли вернулись к размолвке с Ником, и перед её глазами промелькнула гигантская коллекции женского белья, найденная в его спаль не. В душе Мари снова вспыхнула ревность. «Это что ещё за заявления, что у него будет столько женщин, сколько ему захочется, причём, невзирая на ме ня? Придурок! — она злобно оскалилась. — Только попробуй хоть одну при мне привести, не обрадуешься! Я ей волосёнки-то живо повыдергаю и скажу, что так и было!.. Интересно, его дамочек совсем не смущали конкурентки?.. Хотя вряд ли они знали друг о друге. Думаю, каждой его любовнице откры вался свой ящик Пандоры. Потому их вещички лежали в разных секциях, и которые только я увидела все разом. За что отдельное спасибо Киму».

При мысли об искине, которого Мари почему-то воспринимала как шкодного домового, поначалу она стиснула зубы, припомнив его предательство.

«Стервец!» Но затем не выдержала и улыбнулась. «Впрочем, что с него взять? Он же ещё маленький. Интересно, Ким понял, что крупно подставил своего хозяина?.. Судя по тому, как он засуетился, то да. Может, всё же вернуться и поговорить с Ником, чтобы он не очень зверствовал по поводу сбоев на Ста рой базе? — она призадумалась, а затем вздохнула. — Дура! Нужно было сразу вернуться и поговорить с ним, а теперь он наверняка в капсуле и не обра дуется, если я снова помешаю его работе».

В нерешительности девушка замерла у дверей своей комнаты. «Н-да. Под настроение есть вполне реальный шанс разругаться взрызг, а то и схлопо тать по заду. Тогда нашим отношениям будут полные кранты!.. Ну, идти или нет? Вот в чём вопрос! — мрачно подумала она. — Я-то двумя руками «за», один мой зад почему-то «против»… Нет. Всё же я остаюсь при своём мнении. Не думаю, что Ник решится на крутые меры по отношению к Киму. Поэтому прислушаемся к низам, иногда это полезно».

Мари выскользнула из комнаты и направилась к столовой. «В тренажерный зал уже не потащусь, на сегодня с меня достаточно. Пора разобраться с до машней машинерией. Раз уж я пообещала Нику, то вплотную займусь меню для автоповара. Вечером после еды он подобреет, и я поговорю с ним о Ки ме».

В столовой она затребовала соответствующую инструкцию. К её удивлению тиаран мгновенно отозвался, и беспрекословно выдал ей требуемое. Мари обрадовалась, что с Кимом всё в порядке, но говорить с ним не стала — она все ещё дулась на него. Тихонько напевая, девушка принялась разбираться в сложной схеме синтеза и подачи исходных компонентов для блюд, приготовляемых автоповаром. Немного повозившись с изобретением эксклюзивного меню на обед, она решила сменить гнев на милость.

— Эй, Ким! Ты меня слышишь, поганец? Эй, электронное извращение! Я к тебе обращаюсь. Ладно, выходи, не прячься. Я больше не злюсь на тебя. Я знаю, что ты где-то здесь. Ау! Отзовись! Давай поболтаем. Я хочу кое-что спросить у тебя… Неожиданно Мари замерла на месте и непроизвольно стиснула руки, не замечая при этом, что раздавила связку тончайших трубочек и её пальцы окрасились световыми красками. Ей послышалось далекое эхо хрустального голоска:

— Прости меня, малышка, за всё… и за случай с окном тоже. Я рад, что ты осталась жива… Прощай, Мари… — Нет-нет! Ким, постой! Какое ещё окно, о чём ты бредишь? Не уходи, малыш! Я сейчас всё выясню! — завопила Мари и со всех ног бросилась по знако мой дороге. Влетев в лабораторию, она подскочила к капсуле Ника и отчаянно выкрикнула:

— Говори немедленно, что ты сделал с малышом?! Куда ты его запер, чудовище?! Не смей стирать Кима! Ты, что не понимаешь, что это убийство живо го создания?!

С совершенно отсутствующим видом Ник сел в капсуле и, открыв затуманенные глаза, посмотрел на страшно взволнованную девушку. Внезапно его лицо исказилось жуткой гримасой гнева и в тёмных глазах загорелись зеленые искры. Сдавленным от ярости голосом он прошипел:

— Риза?! Какого крейда ты здесь делаешь?

— С ума сошел? Это я Мари! — отшатнувшись, с тревогой воскликнула девушка.

Гнев Ника пошёл на убыль, и на его лице появилось усталое выражение. Ссутулившись, он помассировал виски и счёл нужным извиниться:

— Прости, алин. В эрейском платье ты смотришься двойником своей матери… Не доверяя ему, насторожённая девушка отступила к двери. На неё со страшной силой давила гнетущая атмосфера, вдруг возникшая в лаборатории.

Ей стало беспричинно жутко. «Чёрт! Что-то мне здесь совсем не нравится. Ник какой-то странный. Пожалуй, я уйду от греха подальше», — с опаской поду мала она, но не упела. Тот поднял голову и смерил её недобрым взглядом.

«Ну-ка, постой! Есть небольшой разговор к тебе и одно невыполненное обещание», — с угрозой прозвучало в голове у девушки, и в мгновение ока Ник оказался рядом с ней.

— Мне нужно от тебя запираться? Да? Что ты всё время ко мне ломишься? — прошипел он, хватая её за руку.

Мари отшатнулась, заглянув ему в лицо. Оно побледнело от гнева и в глубине его глаз снова загорелись зелёные искры.

— Ты хоть немного соображаешь, что творишь? Ведь в третий раз за день ты почти мгновенно выдергиваешь меня из капсулы сопряжения. Неужели до твоей бестолковой головы не доходит, что такое непозволительно? — яростно завопил он, глядя в лицо оторопевшей девушки. В ней сиреной взвыл инстинкт самосохранения и, заикаясь, она испуганно пробормотала:

— Ой!.. Честное слово, я б-больше не буду! С-скажи мне, п-пожалуйста, что с Кимом, и я тут же уйду!

— Ну, нет, моя дорогая! С меня хватит на сегодня твоих идиотских выходок! Больше твоё своеволие не останется безнаказанным. Помнишь, что я по обещал тебе в последний раз? А я держу своё слово. Идём к столу, займешь нужную позу для экзекуции, — по-змеиному прошипел юноша, покрепче пере хватывая её локоть, и потянулся к поясу. На спецкостюме криты не было.

Поняв, что дело серьёзно, Мари взвизгнула и рванулась от юноши, но его пальцы с ещё большей силой впились ей в руку.

— Отпусти немедленно! Что ты вцепился в меня как клещ? Ник, прекрати меня запугивать! Честное слово, я всё поняла! Клянусь! — испуганно завопи ла она. Не слушая её, он бросил быстрый взгляд на стол и, заметив искомое, метнулся в его направлении. Каким-то чудом девушке удалось вырваться из его рук, и она бросилась к выходу. Но схватив криту, Ник догнал её и снова потащил за собой.

— Э, нет, голубушка! Не уйдешь, пока своё не получишь! — процедил он сквозь зубы.

— Ник, не глупи!.. Учти, я предупреждала тебя! Если ты ударишь меня вне иметис, то мне будет глубоко наплевать на тебя и ваш брачный эрейский кодекс!.. Пошёл к чёрту, придурок! Я больше тебе не невеста! — выпалила рассерженная Мари.

Резко повернувшись, юноша глянул на неё, и она тут же пожалела о своих словах. Его побелевшее лицо превратилось в страшную маску гнева.

— Ты посмела отказать мне, королю дома Лета? — с неверием воскликнул он, и в тёмных глазах забушевало зелёное пламя. — Ты забываешься, мер завка! Но сейчас я укажу тебе место, которое подобает такой твари как ты.

«Кошмар! Это кто угодно, но только не Ник!» — с ужасом подумала Мари и в её душе полыхнула дикая паника. Пытаясь вырваться, она с недюжинной силой забилась в руках безумца, но вскоре поняла, что это бесполезное занятие. «Мне не освободиться!..» Девушка замерла, находясь в полнейшей про страции. Ей показалось, что время застыло, и она находится в жутком сне, который не хочет выпускать её из своих вязких объятий. «Неправда. Это про исходит не со мной. Такого просто не может быть…» — пронеслось у неё в голове.

От боли в руке, которую мёртвой хваткой держал Ник, окружающее поплыло перед глазами Мари. К тому же с её зрением творилось нечто невообра зимое. Она моргнула, но это не помогло. На Ника по-прежнему накладывался призрачный образ огромного разъяренного зверя. «Черный ягуар! Он убьет меня!» Не помня себя от страха, она закричала. В чувство её привёл звук хлесткой пощечины. Но этим дело не ограничилось. Схватив упавшую девушку за волосы, Ник вздёрнул её наверх.

— Змея! Наконец-то тебе вырвали жало и остригли волосы! Прекрасно! — яростно прохрипел он, и на его лице появилась торжествующая безумная ух мылка. — Я всегда знал, что однажды отец поймет какая ты сука и отправит тебя на рабские конюшни! — он притянул Мари за волосы и с нежностью прошептал ей на ухо. — Риза, ты не находишь, что дочери дешёвой шлюхи только там и место?

— Ник, пойми, я не Риза! — выкрикнула она. В ответ тот судорожно сжал пальцы, державшие её за волосы.

Не в силах что-либо вымолвить, девушка взвыла от боли. При виде её отчаяния лицо Ника исказила неприятная улыбка.

— Не скули, стерва! Ты давно напрашивалась на хорошую порку, — холодно сказал он и щелчком развернул криту в длинный бич. — Ну что, Риза, про верим кто из нас лучший в дрессировке рабов? Ты всегда похвалялась, что в этом деле тебе нет равных и ты можешь с ходу усмирить любого строптив ца-раба. Спорим, что и я с первого раза выбью из тебя дурь? Клянусь, ты у меня надолго запомнишь урок и больше никогда не посмеешь мне ни в чём пе речить!

Альтернативная реальность с убийством под «горячую руку». Чудеса с воскресением новоявленного «Лазаря», а также о наказании за свершён ное преступление С Ником творилось нечто невообразимое. От внезапно вспыхнувшей неконтролируемой ярости по его красивому лицу пробегали странные судороги, уродуя его до неузнаваемости. В его повадках появилось нечто незнакомое, и даже голос изменился — его низкое рычащее звучание вызывало у девушки резкую боль в ушах.

— Ник, опомнись, это я — Мари! Прошу тебя не надо! Я сгоряча сказала насчёт помолвки, — трясущимися губами еле выговорила она, с ужасом глядя на его разъярённое лицо. Но её сердце тоскливо сжалось, уже предчувствуя, что спасения нет. В мгновение ока он скрутил ей руки лоскутом от сорванно го платья и, безжалостно вздернув наверх, привязал девушку к скобе наверху. Она повисла на руках, едва доставая до пола. Жутко свистнула плеть, и Ма ри зашлась в крике от невыносимой боли.

Множась, под высокими сводами лаборатории повисло долгое эхо отчаянного вопля:

— НИ-И-К!

Но её голос не остановил безумца. С яростью он принялся хлестать извивающуюся девушку так, что с неё полетели клочья кожи вместе с мясом и кро вью. Время спрессовалось в бесконечность, состоящую из сумасшедшей ярости и запредельной боли. Но и муки не вечны. Прошло некоторое время и безумные крики смолкли. Изуродованное тело безвольно повисло на привязи, уже не подавая признаков жизни под хлесткими методичными ударами.

Задетая бичом на пол упала кофейная чашечка и, тоненько звякнув, разбилась. Ник стремительно обернулся на посторонний звук и замер, опустив за несенную для удара криту. Он долго, не мигая, глядел на осколки чашки, и на его лице стало медленно проявляться осмысленное выражение. Призрачная тьма в образе ягуара, окружающая юношу начала стремительно таять. И когда она, мигнув напоследок жуткими зелеными глазами, исчезла совсем, он полностью очнулся.

Ник заметил, что его рука сжимает какой-то предмет, и с неверием уставился на окровавленную криту с подозрительными бледными ошмётками, прилипшими к ней. По его телу волной прошла внезапная судорога, и он затрясся от сильнейшего нервного озноба. Уронив криту, Ник опустил голову и, сгорбившись, обхватил себя руками. К его сердцу разом прихлынула кровь, отдаваясь все нарастающим звоном в ушах и голове. Закрыв глаза, он напря женно прислушался к звукам в огромном помещении. Всё было тихо.

Слишком тихо… Неестественно тихо… Из ужасающего безмолвия не доносилось: ни шорохов, ни стонов, ни дыхания… Совсем ничего. Ничего, что свидетельствовало бы о присутствии живого… «Нет. Что-то есть. Странный звук. Откуда здесь вода?»

Тяжёлая алая капель — «почему алая?» — редко, но безостановочно падала на пол. Её мерный стук звучал всё громче и громче в его ушах, вызывая без отчётную панику в душе. Когда грохот стал невыносимым, Ник собрался с силами и медленно повернулся. Он в ужасе уставился на окровавленное нечто, подвешенное к скобе. Его мозг упорно отказывался опознавать бесформенный предмет с белеющими костями из-под сорванных кусков мяса.

— НЕ-Е-Е-Т!

Совсем стемнело, а Ник всё сидел на полу, и, придерживая голову девушки на коленях, мерно раскачивался, с безумной надеждой вглядываясь в иска женное ужасом застывшее лицо. Лихорадочно сверкая глазами, он поправлял слипшиеся окровавленные пряди, и время от времени невнятно бормотал:

— Мари, очнись! Ну, хватит уже притворяться! Не пугай меня так, скажи хоть что-нибудь. Поверь, малышка, у нас все будет хорошо… ТОЛЬКО НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ ТАК! НЕ СМОТРИ!

Из распахнутых глаз девушки с навеки застывшей в них предсмертной мукой, выкатилась слеза, и это оказалось последней каплей. Ник безумно рас хохотался, а затем, тоскливо взвыв, потерял сознание. Очнувшись, он бережно опустил изуродованное тело на пол, и тяжело поднялся на ноги. Отрешен но поглядев на дело рук своих, юноша бесшумной тенью исчез в дверях.

*** Как только за высокой по-стариковски сгорбленной фигурой закрылась входная дверь, в тёмной лаборатории возникло слабое мерцание. Внезапно ввысь ударил невыносимо яркий столб света, в котором вспыхнули ярким радужным сиянием огромные распахнутые крылья. Затем призрачный тон кий силуэт материализовался в фигурку светловолосого мальчика лет семи. Бросившись на колени перед бездыханной девушкой, он горестно восклик нул:

— О, нет! Не может быть! Моя бедная малышка умерла! Ничего не понимаю! Как такое могло случиться с воплощением Лоти? Ведь она ещё не испол нила своё предназначение! — мальчик поднял голову вверх и погрозил небу кулаком. — Но я знаю, кто виноват! Смертным не под силу нарушить дого вор Хаоса. Ах ты, паршивец! Что-то заподозрил и торопишься заграбастать меня до срока? Ничего у тебя не выйдет, дорогой принц, и не надейся! Я не поз волю тебе раньше времени угробить мою девочку. У меня нет желания встретиться с тобой лицом к лицу, я уже достаточно натерпелась твоих измыва тельств!

Мальчик закричал и прогнулся назад.

— Руана, помоги мне, малышка! — со стоном выдохнул он. — Во что бы то ни стало, мы должны удержать душу Мари в её теле.

Из его груди вырвалась крошечная радужная искра, которая нехотя подплыла к мёртвой девушке. Коснувшись её, она исчезла, и тогда у неподвижного тела появились первые признаки жизни. Ноздри изящного прямого носа слабо дрогнули. Девушка судорожно со стоном вдохнула и смежила распахну тые глаза. В её груди раздались мокрые булькающие всхлипы. Вскоре грудная клетка Мари стала чуть заметно приподниматься, сигнализируя о наличии у неё слабого неровного дыхания.

— Молодец, Руана, возвращайся! Думаю, хватит… Внезапно мальчик насторожился. Приподняв голову, он быстро огляделся по сторонам. За его спиной снова развернулись невыносимо яркие радуж ные крылья, и сияющий призрак мгновенно исчез, оставив после себя в помещении слабый запах озона.

*** Пока в лаборатории творились чудеса божественного воскресения, Ник тем временем доплелся до своей спальни и взял оружие. Сев на кровать, он сложил руки на коленях, и уставился бездумным невидящим взглядом в огромное окно, за которым царила звездная полночь. В его мыслях зияла жадная пустота, стремительно поглощающая его «я». Боли не было — отсутствовали чувства, которые могли бы её вызвать. Как азиаты-камикадзе, душой он уже умер. На какое-то мгновение юноше показалось, что звезды, сорвавшись со своих мест, смешались и образовали странную огромную фигуру прекрасней шего мужчины, который участливо взглянул на него сияющими глазами-звёздами. Ник слабо усмехнулся своему видению и медленно поднес руку к вис ку. Раздался слабый хлопок разряда, и окружающий мир опрокинулся, перестав для него существовать.

В общем, все умерли.

Кому надоело, может, на этом всё?.. Типа — финита ля комедия?

А вы, любители долгоиграющего чтива, мужайтесь! Я продолжаю свои вампирские сказки, стараясь не забывать при этом о любви, которая и в реаль ной жизни подчас бывает смертоносно-опасной. Особенно когда поблизости не обретаются боги, милосердно дарящие жизнь убиенным влюблённым.

Правда, они тоже не бескорыстны. Если вас воскресили, значит, вы зачем-то им нужны.

Хотя не исключён вариант, что господам с нимбом смертельно скучно восседать на пухлой облачности. Примерно, как мне дома. Тогда забавы ради и каждый на свой лад мы сочиняем свои истории. Правда, у богов они получаются более достоверными. Ну и подумаешь! Ведь они не ограничены во вре мени и у них больше опыта. К тому же они имеют возможность сыграть свои истории на реальной сцене, в отличие от нас, бедных авторов, которые вы нуждены проигрывать их в уме. Вот потому мы вечно теряем сюжетные линии.

Удивительное посещение с далеко идущими последствиями сего события Перед тем как провалиться в небытие, Ник почувствовал запах озона, и перед его помутившимся взором промелькнула радужная вспышка. Светлая радость затопила его душу. «Спасибо вам, боги, за добрый знак. Какое счастье, скоро я буду дома! Родители, Лотилана, встречайте меня!» Нику открылся сияющий путь наверх, и он протянул руки навстречу улыбающимся близким. Но вдруг их заслонило видение изуродованного лица мёртвой Мари, и он с отчаянным криком полетел в открывшуюся бездну.

Нику было невдомёк, что за мгновение до выстрела в его комнате материализовался высоченный мужчина и благодаря его вмешательству смертель ный заряд ударил его со значительно меньшей силой. Он не умер, а повис в пустоте между жизнью и смертью, которая на медицинском языке называет ся комой.

Когда юноша упал, нежданный гость сдвинулся с места. Выглядел он более чем необычно. Кроме огромного роста, примерно около трёх метров, у него было абсолютно чёрное идеально сложённое тело, которое при ходьбе переливалось зеркально-радужным блеском. Несмотря на размеры, удивительный посетитель передвигался совершенно бесшумно и от заключённой в нём колоссальной энергии, вокруг него напряжённо вибрировал воздух и волнами расходился резкий запах озона.

«Жив?»

Гигант склонился над упавшим юношей и, уловив чуть заметное дыхание, одобрительно улыбнулся.

— Вот и умница, Никотан.

Он отвёл волосы, упавшие на лицо юноши и с любопытством заглянул в него. Его брови поползли наверх.

— Неожиданный сюрприз! Да, мой мальчик, нам давно пора было свести более близкое знакомство. Но кто же знал, что мы настолько похожи в истин ной форме. Прости, мой ангел, что за делами я не заметил тебя, — мягко произнёс он и задумчиво улыбнулся — Ах, вы озорницы! Не могу поверить, что и ты, Лотиэль, не удержалась от соблазна. Понимаю ещё Ева. Что взять с легкомысленной девчонки без царя в голове? Вот так и плодятся незарегистриро ванные дети.

Уголки губ удивительного мужчины поползли вверх и, не выдержав, он расхохотался. Отсмеявшись, он вытер глаза.

— Ну и ну! Какие всё-таки вы своевольные создания, мои красавицы-богини! Ведь просил и ту и другую не использовать мой генотип при созидании.

Так нет, в результате обе не послушались меня.

Прекрасные бирюзовые глаза-звёзды удивительно существа сияли, искрясь веселым смехом.

— За что вам хвала и почёт, мои дорогие! Такими потомками можно гордиться, — гигант бережно поднял Ника и, положив его на кровать, присел ря дом. — Мой мальчик, сейчас мы качнём стрелку весов в сторону жизни. Но проделаем это очень и очень осторожно, чтобы не потревожить Мироздание.

Практика показала, что оно не любит вмешательства в ключевые фигуры, а на тебе слишком много завязано. Ведь ты, Никотан, один из королей Квадра туры круга и вдобавок в тебе течёт немалая доля моей крови. В таких случаях мироздание вёдет себя непредсказуемо, что не есть хорошо и вызывает мас су нареканий у лордов хаоса. А они сердитые ребята и я не хочу заполучить головомойку от их буйной шайки: мне и придурей родного отца хватает за глаза и за уши.

Длиннопалая ладонь с аккуратными радужными когтями легла на лоб юноши, по-прежнему находящегося без сознания.

— Давай, немного поговорим, мой мальчик. Должен заметить, что ты огорчаешь меня. Поверь, тебе ещё рано умирать, — произнёс гигант, с непод дельной любовью взирая на Ника. — Такое безрассудство скорее в духе твоего братца Исаэля, чем в твоём. Но ему позволительны чудачества, — ведь в на шей семье он идеалист и миротворец. Что поделаешь, сказывается кровь Евы.

На прекрасном лице удивительного существа промелькнуло расстроенное выражение.

— Знаешь, в моё отсутствие он много чего тут натворил. Поверь, я не жалуюсь, твой братец — милый мальчик. Просто он ещё не переболел детскими болезнями левизны и до сих пор носится со своими идеями чистого добра и безупречной нравственности. Причём, Исаэль по-прежнему переживает за порученных ему овечек, и не оставляет бесплодных попыток привить им свои нравственные нормы. Похвальное стремление и я им горжусь. Хотя, на мой взгляд, ему не помешала бы доля здорового цинизма, — последовал тяжкий вздох. — Надеюсь, со временем он всё же угомонится. Ведь идеи Исаэля оказались чересчур заразными и пачками отправляют на тот свет недозревшие души. А что толку в посеянном семени, если оно не принесло обещанных плодов?

Гость Ника замолчал и, подняв голову, рассеяно посмотрел вдаль. Стены комнаты растаяли, открывая его взору каменистую пустыню с редкими паль мами в оазисах. Там по раскалённой пыльной дороге бешеным галопом мчались навстречу друг другу два отряда вооружённых всадников. Воины одного из них были в белых развивающихся бурнусах, а их противники — в одежде с нашитыми повсюду крестами. Отряды столкнулись, и началась безумная сеча — звенели клинки, ржали умирающие животные, жалобно стонали раненые. Но сражающимся воинам ни до чего нет дела. До тех пор пока они в строю у них блестят сумасшедшие глаза и кривятся открытые рты. «Во славу Господа нашего!» или, «Аллах акбар!» — орут одно и то же, но на разных язы ках их охрипшие глотки.

Внезапно видение битвы в пустыне сменилось чадом огромных костров на площадях средневековых городов. Вокруг них неспешно хороводились про цессии людей в длинных одеждах. На смиренных лицах с опущенными глазами застыли постные мины. Губы людей в процессии беззвучно шевелились:

они возносили молитвы Создателю. Создавая праздничную атмосферу, ввысь рвались огромные языки яростного пламени и поверх голов плескались на ветру вышитые золотом хоругви. И только хмурое небо, да крики сжигаемых людей нарушали всеобщую благость картины.

— Аминь, дети! Лучше бы вы, хороводясь вокруг костров, радовались жизни и искали себе пару, как было изначально задумано, а не жгли себе подоб ных, — огорчённо проговорил гигант и тяжко вздохнул. — Это ладно. Тут один из главных фанатичных последователей Исаэля недавно похлеще учудил.

Он сумел до основания порушить огромную страну, и наполовину проредить её население. Вот и старайся после этого сохранить своё стадо, если оно, бла годаря некоторым баранам, упорно стремится в пропасть вместо того, чтобы тучнеть на пастбищах. Увы! В реальной жизни красивые идеи не так жизне способны, как хотелось бы их сочинителям, — он усмехнулся. — Хорошо хоть среди стада царит похвальное здравомыслие. Не выдержав непосильного морального давления, бедные овечки быстренько спровадили ко мне одного и другого пастыря. А в искупление своего греха, они теперь усиленно им по клоняются, при этом сдабривая веру усиленной дозой жестокости и лицемерия. Молодцы!

Удивительный посетитель встал и на его зеркально-чёрном теле заиграл свет, разбрасывая по помещению радужные блики света. Он заботливо на крыл Ника одеялом и снова присел рядом.

— Знаешь, мой мальчик, я до сих пор страшно удивляюсь последователям Исаэля. Ну, до чего же у него сметливая паства! Что им не по нраву они свои ми хитроумными толкованиями умеют свести на «нет» любое его благое дело. Взять хотя бы одну из заповедей «Не убий». Ведь в скрижалях нигде нет сноски, что из данного правила есть исключения. Но заповедь сплошь и рядом нарушается. А самое забавное знаешь что? То, что за убийство даруется немедленное прощение, только раскайся и помолись. Уму непостижимо! Как будто словами можно искупить столь тяжкий грех! Еще удивительней, по чему-то совсем уж богоугодным делом считается физическое уничтожение инакомыслящих. Какой-то бред! Ну, и какой тогда смысл в самой заповеди? Ты не знаешь? Вот и мне ничего не приходит в голову, — он удивлённо покачал головой. — Бедный Исаэль! Он от рождения был мечтателем и не от мира се го. Жаль, что при жизни нам редко доводилось общаться. Из-за своей занятости, мне редко удавалось переговорить с ним по душам. И вот они плоды ро дительского невнимания к детям.


С лёгкой грустью на прекрасном лице, гигант о чём-то задумался. Спохватившись, он перевёл взгляд на юношу, и на его прекрасном лице вновь появи лась снисходительная отеческая улыбка.

— Но ты-то, мой мальчик, всегда был реалистом до мозга костей и вдруг на тебе! — произнёс он и в его бархатном голосе прозвучали укоризненные нотки. — Ох, уж эти дети, больше мороки с вами, чем толку! Больше не смей совершать таких опрометчивых поступков, а то я рассержусь. Потому как нечего против моей воли рваться туда, куда путь тебе заказан. Моя ангел, ты не прав, загоняя себя непосильной работой, но я, как никто другой, понимаю тебя и прощаю. Ведь творение — это всегда чудо, от которого невозможно оторваться. Но видишь, как нехорошо получается, когда ты весь на нервах?

Взял и ухлестал насмерть такую славную девочку, а теперь и сам рвёшься за грань!

Подняв голову, гигант к чему-то прислушался.

— Кстати о твоей подружке. Думаю, времени за нашей болтовнёй прошло предостаточно, и теперь я со спокойной душой могу оставить тебя и присту пить к другому делу.

Придерживая одной рукой у высокого лба длинные волнистые волосы, другую гигант простер над юношей. Из длиннопалой изящной длани вырвался ослепительный свет и сияющим коконом окутал тело Ника. Опаленная рана на его виске исчезла и тот, повернувшись на бок, спокойно задышал во сне.

— Должен заметить, Никотан, что из тебя никудышный собеседник, — мягко произнёс его посетитель и его бирюзово-синие глаза снова заискрились смехом. — Ладно, отдыхай, мой мальчик, тебе это полезно. Не переживай, что-нибудь придумаем, какие наши проблемы!

Мужчина легко поднялся на ноги и, выпрямившись, какое-то время внимательно рассматривал лицо спящего юноши, а затем мгновенно исчез из его комнаты. Оказавшись в лаборатории, он замер на месте и с подозрением принюхался. Нетерпеливое движение руки и в огромном помещении вспыхнул ослепительный свет, высвечивая все его закоулки. Затем он угас и раздался разочарованный вздох. Присев на корточки рядом с распростертой девушкой, её новый не менее удивительный посетитель посмотрел на изуродованное лицо несчастной, и удивленно присвистнул.

— Ну, ты и живуча, моя дорогая! Надо же! Даже мой Арес не помог мальчику тебя прикончить. Кошки со своими девятью жизнями отдыхают рядом с тобой, — с досадой воскликнул сияющий красавец и помрачнел. — А я так надеялся, что именно сегодня выковыряю из твоего хладного тела одну шкод ную начинку. Даже не знаю, что мне теперь делать. Столько трудов и всё псу под хвост. Да, дела… Как жаль, что тебя нельзя элементарно добить. К моему великому сожалению, ты входишь в Договор Хаоса. Вот дьявол!.. Прости, Ваатор, что без дела дергаю тебя.

«Ничего, Ваше Высочество, я не в претензии. Если что зовите, я всегда к Вашим услугам».

«Сгинь, нечистый!»

«Слушаю и повинуюсь, Ваше Высочество!.. Покорнейшая просьба. Не могли бы Вы называть меня по имени, не употребляя оскорбительные эпитеты?»

«Ваатор, не отвлекай, сейчас не до тебя!»

«Молчу как рыба, Ваше Высочество!»

«Вот и умница!»

Мари тяжело застонала, и принц Хаоса задумчиво коснулся её изуродованной щеки. Его пальцы окрасились кровью. Он поднес их ко рту и лизнул.

— Соль и кровь… я уже позабыл их вкус, — задумчиво произнёс он. — Любовь и боль. Яркий фейерверк чувств на грани жизни и смерти.

На прекрасном лице появилось мечтательное выражение, и звёзды на небосклоне немедленно отозвались прекраснейшей мелодией полной незем ной грусти и безумного сожаления о потере.

— Кажется, пройдет вечность, но ты никогда не забудешь того, кто владел твоим сердцем… Увы. Ничто не вечно под луной.

Вздохнув, принц Хаоса небрежно перевернул девушку на живот и удивленно присвистнул.

— Не понимаю, дорогая, как при таком раскладе тебе удалось остаться в живых. Со спины по тебе можно изучать анатомическое строение скелета.

Повторно раздался стон и слабый шелест из потрескавшихся губ: «Убей…» Но так тихо, что расслышать сказанное девушкой могло только чуткое ухо её нового посетителя.

— Рад бы, дорогая, да не могу!.. — сердито отозвался он и огорчённо нахмурился.

О чем-то задумавшись, принц Хаоса долго молчал, а потом недовольно буркнул:

— Вот дьявол! Что же делать?.. Добром прошу, заткнись, Ваатор! Я не к тебе обращаюсь.

«Ну, вот! А так хочется услышать просьбу из Ваших уст, Ваше Высочество!» — прозвучал вкрадчивый голос, и в воздухе ощутимо повисло выжидатель ное молчание. Спустя некоторое время нетерпеливо сверкнули языки багрово-рыжего пламени, и по лаборатории пронёсся тяжёлый вздох. «Я не теряю надежды, Ваше Высочество».

Не обращая внимания на невидимого собеседника исподтишка наблюдающего за ним, Николс напряжённо размышлял: «Никотан жутко расстроил ся… нужно что-то предпринять. Ладно, делать нечего. Придётся вернуть всё на круги своя и потерпеть немного, а то мальчик будет заниматься самоед ством и добром это не кончится. Так и быть, верну ему на время любимую игрушку. Отберу её позже в ходе исполнения предсказания, хотя его новый сце нарий будет для него полной неожиданностью. Но к такому повороту событий он морально готов и не будет чувствовать себя виноватым».

В бирюзовых глазах, устремлённых на девушку, вспыхнули искорки весёлого любопытства. «Интересно стоит ли овчинка выделки, из-за которой раз горелся весь сыр-бор с самоубийством? Сейчас посмотрим, что ты за птица».

Отблескивая зеркально-радужным телом, принц Хаоса простер руки над Мари и её окутал слепящий кокон света. Повинуясь его властному взгляду, он плавно приподнял изуродованное тело в воздух. Когда сияние иссякло, девушка по-прежнему лежала без чувств на полу лаборатории, но внешне выгля дела совершенно невредимой. Страшные раны на её теле бесследно исчезли, — и что примечательно, вместе с кровавыми следами жуткой экзекуции в остальной лаборатории. Принц Хаоса снова перевернул Мари на спину и с любопытством на неё посмотрел.

— Ба, знакомые всё лица! Повторяешься, дорогая, но меня это радует… Хочется верить, что такое сходство лиц не случайное совпадение, и девочке из прошлого ты дала ещё один шанс, — задумчиво произнес он и ласково добавил: — Ну-ка, проснись, спящая красавица, хочу немного побеседовать с тобой, а то в прошлый раз ты была уже мертвее мертвого.

Крутящийся тёмный омут перестал тянуть Мари на дно и, очнувшись, она села на полу. Оглядевшись вокруг, девушка наткнулась взглядом на удиви тельное существо рядом с ней, и на её лице появилось безумное выражение.

— А-А-А… — ужасно закричав, она рухнула на пол и забилась в припадке падучей.

Принц Хаоса поспешно простер над ней руку, и она затихла.

— Тихо-тихо, дорогая! Всё хорошо, не нужно пугаться! Дай-ка, я осмотрю тебя, что-то с тобой здорово не в порядке. Вот, дьявол!.. Отвяжись, Ваатор!.. Да, дела! Мальчишка совсем ещё дилетант и явно перемудрил с твоими мозгами. От всех приключившихся ужасов они совсем съехали набекрень. Ладно, сейчас вернём твою головушку вместе с её содержимым в идеально-здоровое состояние.

Он снова простер руки. Вокруг головы девушки, лежащей без сознания, вспыхнул светящийся желтоватый ореол.

— Ну, вот, совсем другое дело!.. Чёрт! Как же тяжело работать с такой мелочью, проще создавать галактики. Хорошо, что я выдающийся мастер в лю бом деле, не то что некоторые недоучки! — самодовольно воскликнул принц Хаоса, сияя глазами на оживленном прекрасном лице. Он склонился к Мари и иронично добавил: — Поздравляю тебя, дорогуша. Хотя бы до исполнения предсказания ты поживешь с нормальными мозгами. Давай попробуем ещё раз познакомиться.

«Ваше Высочество, я обижен! Понизить меня до должности какого затрапезного чёрта!» — снова вмешался невидимый собеседник.

«Ваатор, не гнушаешься лично шпионить за мной?»

«Я не белоручка, Ваше Высочество, и не чураюсь работы рядового полевого агента».

«Ну-ну! Хочешь, я попрошу отца передать тебя в моё ведение? Думаю, тебе подойдут белоснежные ангельские крылья и сопутствующее им воздержа ние. Представляю твою постную мину!»

«О, нет! Только не это! Ваше Высочество, полностью осознал, что был неправ! Не нужно крыльев, отсутствующей мамой клянусь исправиться! — на смешливо воскликнул лорд Ваатор, а затем вкрадчиво добавил: — Но как профессионал, в любое время я согласен занять должность Князя тьмы при Ва шей особе. Думаю, Вам нет смысла раскидываться ценными адскими кадрами, переводя на них нимбы и перья».

«Потрясающая наглость! Какая тебе в том выгода, мой нечестный недруг? Ведь благодаря твоим проискам ад в моей вселенной как и у других творцов превратился в региональное отделение твоей Адской Бездны и мои рогатые орлы напрямую подчиняются только Сияющему двору, то есть непосред ственно тебе».

«Ах, мой принц, судьба переменчива! Если Их Божественность погонит меня с должности властителя Адской Бездны, где-то нужно будет приткнуться.

Потому при случае, не откажите в скромной просьбе».

Глаза принца Хаоса заискрились смехом.

«Ваатор, ты настолько беспринципная личность, что чем-то импонируешь мне. Потому обещаю подумать».

«Очень признателен Вам, Ваше Высочество! Я всегда ценил Ваш выдающийся ум и несравненную доброту! И только Ваша несравненная красота мо жет с ними сравниться…»


«Хватит восхвалений, Ваатор! А то я начинаю чувствовать себя глупцом, которого ты успешно обводишь вокруг пальца. Зря ты нацелился на меня. Ду маю, ты ошибаешься, воспринимая меня как преемника лорда Хаоса».

«Вряд ли, Ваше Высочество. Без всяких шуток говорю, я уверен, что именно Вы будете его наследником, — серьёзно отозвался лорд Ваатор и елейно до бавил: — Мой принц, раз такое дело и я почти у Вас на службе, может, разрешите мне поискать беглую невесту в Вашей вселенной?»

«Мой ответ неизменен, Ваатор, и ты его знаешь».

«Вы — сама жестокость, Ваше Высочество! Неужели Вы не понимаете? Моё сердце разрывается от горя, находясь в разлуке с предметом страсти!»

«Не смеши меня, Ваатор! В роли влюблённого тебе плохо даётся патетика. Видишь, я занят? Скоро проснётся моя спящая красавица. Давай уж вали до мой, твоё официально-разрешённое время уже давно истекло. Думаю, ты успел выяснить всё, что хотел».

«Слушаю и повинуюсь, Ваше Высочество!»

Что же делать бедным девушкам, когда их посещают красавцы-инопланетяне?

Принц Хаоса изящно опустился в материализовавшееся кресло и с интересом воззрился на девушку. С его руки к ней порхнуло лёгкое светящееся об лачко и, сев на полу, Мари обвела помещение ничего не понимающим взглядом. Заметив удивительного незнакомца, она изумлённо уставилась на него.

В ответ тот обезоруживающе улыбнулся, отчего в его бирюзовых глазах заплясали вёселые смешинки. Склонив голову набок, девушка весело прищури лась, разглядывая огромного чернокожего красавца, словно покрытого радужной плёнкой. Почему-то он сразу же пришелся ей по душе, несмотря на свой крайне необычный вид. Более того своей внешностью странный посетитель сразил её просто наповал. «Потрясный мужчина! Конечно, его рост явно за шкаливает за среднестатистические показатели, но ведь какая душка! — восхитилась она. — Может, плюнуть на всех и слинять с ним на какую-нибудь Альфа Центавра?»

— Привет! Меня зовут Николс, а тебя? — мягко произнес незнакомец, и у неё заложило уши от его низкого голоса, богатого звучными обертонами.

Приоткрыв рот от удивления, Мари ошарашено подумала: «Ого! Вот это голосище! Шаляпин отдыхает! Хотя при таком росте оно неудивительно».

Оживлённо сияя глазами, она переменила позу и уселась на полу по-турецки.

— Привет, Николс, а меня зовут Мари, — не сразу отозвалась девушка, но в её голосе прозвучала искренняя симпатия. — А ты кто такой? — и тут же спохватившись, она широко улыбнулась. — Ой! Прости за идиотский вопрос! Конечно же, с такой радужной расцветкой ты натуральный землянин! — она склонила голову набок и впилась острым взглядом в своего собеседника. — Хорошо знаешь язык, значит, уже давно на Земле. Чего припёрлись к нам, господа инопланетяне? Просто любопытствуете, как мы живём или с секретной миссией обретаетесь на нашей планете?

Чернокожий красавец всем телом подался к ней, и произнёс с таинственной миной на лице:

— Прости, но при всём желании, я не могу сообщить тебе, сколько у нас кораблей-носителей выведено на околоземную орбиту и какое количество на рода обретается на их борту. Ты же понимаешь, это жуткий секрет! Галактический Совет снимет мне голову за разглашение военной тайны, — он зарази тельно захохотал, а затем добавил, отсмеявшись: — А ты не робкого десятка!

— Нет смысла биться в истерике, — насмешливо фыркнула Мари. — Хорошо владеешь телепатией, в отличие от меня. Ладно, пусть ваши иноплане тянские секреты остаются при тебе. А меня больше интересует, киндепинг будет или нет? Или мы обменяемся мнениями по животрепещущим межзвёзд ным проблемам и мирно разбежимся? Учти, второй вариант меня больше устраивает, — она снова смерила его любопытным взглядом и предложила: — Слушай, а давай пошлём дипломатию к чёрту! Николс, расскажи мне о своей жизни в межзвездных далях. Есть ли у тебя дом и любимая девушка…ну, или кто там у тебя.

— Эх, лучше не напоминай, детка! Скажу тебе по секрету, жизнь у меня хреновая, благодаря одной проказливой девице. Но я очень надеюсь её здесь отыскать.

— О! Так вы поссорились, и она убежала от тебя?

— Увы, мне горемычному! Кажется, мы уже целую вечность в разлуке с моей богиней.

На прекрасном лице мужчины промелькнуло такое искреннее сожаление, что оно немедленно нашло отклик в Мари.

— Не горюй, Николс! Она обязательно вернётся, — с сочувствием в голосе воскликнула она, приняв близко к сердцу горести своего удивительного собе седника.

— Очень на то надеюсь, — с сомнением отозвался он и, смерив её взглядом, хитро прищурился. — Тебе нравится твой новый наряд?

— Так это твоя работа? — удивилась девушка и вскочила на ноги. — Очень смело. Фурнитуры конечно маловато, но стратегически важные места при крыты, так что всё в порядке, — критически осмотрев своё скудное одеяние, она хихикнула, — в таком прикиде я напоминаю сама себе воительницу из фэнтезийного боевика. Из обмундирования одни только сапоги, и не хватает только меча с меня ростом. А где такое носят, у тебя на родине?

В глазах мужчины заискрился смех.

— Нет. Эта мода распространена у моих оппонентов. У них довольно жаркий климат и потому они предпочитают облегченный тип одежды. Ну, и как тебе?

— Очень сексапильно, мне нравится! У тебя, Николс, хороший вкус. Твоя девушка, которую ты ищешь, также одевается?

Мари вопросительно посмотрела на собеседника. При виде её жгучего любопытства, на его лице промелькнула потаённая усмешка. Помедлив, он от ветил:

— Нет, дорогая. Моя божественная красавица из одежды предпочитает только крылья. При случае, всё пытаюсь одеть её в белый балахон, но она жут ко этому сопротивляется. В общем-то, я её понимаю.

— Приятно, что инопланетяне обладают чувством юмора, — хмыкнув, сказала Мари.

Снова усевшись на пол по-турецки, девушка вздохнула.

— Я бы тоже не поменяла их на дурацкий балахон. Что ни говори, а крылья это прелесть, — её глаза затуманились, и она мечтательно выдохнула: — Здорово быть крылатой и летать как птица в поднебесье! Сверху все заботы кажутся мизерными, а мир — сказочно-прекрасным!..

Болтая о своих мечтах, девушка не замечала, что собеседник не сводит с неё взгляда и на его лице появилось задумчивое выражение. Принц Хаоса по грузился в свои мысли, но тут она критически оглядела его и деловито осведомилась:

— Слушай, Николс, если твоя подружка крылата, то почему у тебя нет крыльев? Не хватило при раздаче? Честное слово, ты хорошо бы с ними смотрел ся. Вот только насчет оперения сомневаюсь, — её губы дрогнули от сдерживаемого смеха. — Думаю, тебе пошли бы черные кожистые крылышки, метров эдак десяти в размахе… в комплекте с рожками. Или ты предпочитаешь чёрный плащ на красной подкладке и бледность лица с печалью во взоре? Но в отличие от жизнерадостного демона, мне трудно представить тебя в облике томного вампира при твоей-то весёленькой радужно-чёрной окраске.

Принц Хаоса захохотал: — Дорогая, внешность обманчива! Честное слово, я белый и пушистый! К сожалению, я нахожусь на раздаче крылатого рекви зита, и согласно штатному расписанию мне не положено их иметь.

— Жаль. Может, ради крылышек тебе стоит поменять должность кладовщика на любую другую?

С лица принца Хаоса исчезло веселье, сменившись грустной улыбкой.

— И рад бы, детка, да грехи не пускают в рай. Но мы с тобой заболтались, а время не ждет, — сказал он и, посерьёзнев, вдруг спросил: — Скажи, как ты относишься к своему жениху? Дорог ли он тебе?

— Так-так! Вы что на Ника нацелились? Не смейте его трогать! Если вам кто-то нужен для ваших дурацких опытов, то заберите меня вместо него!

В голосе вскочившей на ноги девушки прозвучала такая паника, что принц Хаоса довольно улыбнулся. «Дело мастера боится! Далеко не у всех творцов получается оперировать такими эфемерными величинами. Область чувств — тонкая штука и при вмешательстве в неё требуется хирургическая точ ность. Теперь остается только заглянуть к мальчику, и уладить с ним дела».

Видя, что девушка по-прежнему не спускает с него глаз и на её лице застыло встревоженное выражение, он ласково улыбнулся.

— Верь мне, Мари. Клянусь, никто не собирается похищать твое сокровище.

Чернокожий красавец с лицом совершеннейшего пройдохи был немногословен, но его голос прозвучал настолько убедительно, что она сразу же без оговорочно поверила ему и облегчённо выдохнула:

— Слава Богу!

— А вот это правильный подход к делу и, главное, обращение вполне по адресу!

Одобрительно хмыкнув, принц Хаоса легко поднялся из кресла, которое тут же исчезло. Мари вытаращила глаза. «Чудеса в решете! Техника — просто класс! Пожалуй, она будет покруче, чем у Ника на Старой базе». А при виде стремительных движений удивительного существа, ей кое-что ещё бросилось в глаза. «Ё-моё! Если дистанцироваться от роста и цвета кожи, то Николс это вылитый Ник — те же черты лица, то же телосложение! Даже манера дер жаться у них общая! Что бы это значило?.. — она недоверчиво фыркнула. — Наверняка, это одна из личин, которую принял Николс, а как он выглядит на самом деле ещё неизвестно». Услышав её мысли, принц Хаоса усмехнулся. «Как всегда, устами младенца глаголет истина».

Почувствовав что-то мокрое на лице, Мари с удивлением обнаружила, что у нее течет кровь из носа и стоит основательный звон в голове. Она сглотну ла и почувствовала, что от звучного голоса собеседника ей основательно заложило уши. «Н-да! Кажется, мне не идёт на пользу общение с инопланетным красавцем, но до чего же он хорош!.. Даже лучше Ника! Ой, какая крамольная мысль!.. Ей богу! Если бы не он, то обязательно втюрилась бы в этого парня!

Причём, влюбилась бы, как мартовская кошка! Наплевать, если он жук, замаскированный под человека!.. Эх, был бы красавчик чуточку меньше ростом… хотя он и так ничего!» Девушка с таким восхищением уставилась на сияющий черным глянцем эталон мужской красоты, что принц Хаоса захохотал, и она жутко покраснела. Оказавшись рядом, он мягко улыбнулся, и с нежностью погладил по её голове.

— Ах ты, моя умница! Скажу тебе по секрету, что я не жук. Поцелуй старого Ника. Раз уж мне не светит твоя любовь, то хоть этим успокой моё разби тое сердце!

И столько было ласки в голосе шкодного красавца, что когда он нагнулся к ней, девушка разом перестала смущаться. Она со смехом обняла его за шею и звонко чмокнула в щёку. Когда она начала падать, принц Хаоса подхватил её на руки, и шагнул прямо к ней в комнату. Положив Мари на кровать, он присел рядом и задумчиво обвел по контуру её заалевшие полные губы.

— Спи, дорогая, и пусть тебе приснится чудесный сон. Жаль, что ты носительница дара Лотиэль и твой срок короток. Увы, Договор есть Договор, его не нарушить даже мне. До скорой встречи, дорогая! Обещаю, ты обязательно получишь крылья, а пока давай переоденемся. Нечего рогатым оболтусам зара нее на тебя облизываться: тут им ничего не обломится, — добродушно проворчал принц Хаоса.

Мановением его руки вызывающий наряд девушки, состоящий из немногих кожаных полосок и металлических блях, немедленно трансформировался в полупрозрачный короткий балахон белого цвета, отделанный наилегчайшим пухом. Напоследок он окинул спящую девушку довольным взглядом и по думал, перед тем как исчезнуть: «Совсем другое дело! Малышка — вылитый ангел!»

Молитвы молитвами, а протекция — это великое дело! Без нее не попадешь даже в рай, во всяком случае, досрочно Над бескрайней гладью моря всходило ещё сонное светило, и его первые лучи высвечивали на горных склонах чистенькие деревеньки и аккуратные квадраты полей. Мир был чудесен. Мари стояла на высокой белой скале и заворожёно смотрела на открывающуюся ей панораму. Свежий ветер игриво теребил подол её платья, и бросал в лицо длинные пряди волос. Придерживая их рукой, девушка жадно ловила запахи и звуки родной земли истомлён ной летним зноем и её душа пела от переполняющего её восторга.

Тут небо властно позвало Мари к себе, и она без капли сомнения раскинула руки и устремилась ввысь — к пронзительной синеве небесного храма с редкими снежно-белыми облаками. «Рени, я лечу! Матушка, посмотри, у меня есть крылья. Я птица!» Воспарив в вышине, девушка бросила взгляд на зем лю. «Здорово! Дух захватывает от такой красотищи!»

Неожиданно пейзаж разительно переменился. Исчезла идиллическая зелёная Аркадия, сменившись картиной загаженного индустриального мира. Но его разрушения с огромной высоты показались Мари не такими ужасными. «Если не обращать внимания на безобразные мегаполисы, напоминающие раковую опухоль на теле планеты, то внизу всё те же зелёные квадраты полей и извилистые русла рек, мирные пастбища и черепичные крыши уютных городков. Чудесно! Живая географическая карта!» Неожиданно путь наверх ей преградила плотная завеса низких серых облаков. Подлетев к ней, девушка никак не могла пробиться сквозь их толщу. Испугавшись, что навечно застрянет в непроглядном сером Лимбе,[8] она испуганно закричала, зовя на по мощь. Тогда открылся сияющий тоннель, и к ней протянулась изящная смуглая рука с радужными когтями. Глядя на неё, Мари удивилась. «Неужели Ник? Странно. Вроде он не красит когти».

Невидимый обладатель длани насмешливо фыркнул и отозвался знакомым голосом: «К твоему сведению, я тоже не увлекаюсь маникюром — это нату ральный цвет когтей, доставшийся мне при рождении. Что поделаешь, моя мамочка большая любительница весёленьких расцветок. Спасибо, что фанта зия Лилит не пошла дальше, и она ограничилась только моими когтями… эх, дом, милый дом! — последовал грустный вздох, и её собеседник нетерпели во добавил: — Быстрей, детка! Не медли, у меня дел невпроворот».

«Ой, прости, Николс!» Ухватившись за предложенную руку помощи, Мари оказалась на небесах среди райских кущ. «Красиво. Но такое ощущение, что я нахожусь на подоконнике с комнатными растениями…»

«Неблагодарная! Находясь в гостях, могла быть вежливей! Неужели сложно похвалить меня за усердие?.. К твоему сведению, эдемы не являются моей сильной стороной», — обиженно произнёс невидимый собеседник Мари. Не выдержав, та засмеялась.

«Не обижайся, Николс. Можешь сплавить меня в ад за неуместную критику, но тебе стоит поработать над своими дизайнерскими навыками».

«Нахалка! У самой-то никакого вкуса!»

«Зато я умею оценить чужую работу».

«Фу, на тебя! Ладно, осваивайся, Мари. Не скучай, с праведниками познакомься, а я побежал».

«Умереть не встать!» — ошарашено воскликнула девушка, заметив какое множество людей в раю. «Вот это прорва! Налицо явная нехватка свободного пространства! Теперь я понимаю, почему некоторые товарищи не рвутся сюда. Всё-таки в аду есть свой персональный котелок и личная сковородка, что уже радует. Хотя как чертям удаётся организовать такое, большая загадка. Наверняка, у них ещё не изжита частная форма собственности».

Критически осмотрев соседей-праведников поголовно одетых в полупрозрачные балахоны, Мари насмешливо фыркнула. «Ну, дела! Ощущение как будто я нахожусь в общественной бане. Сразу видно, что у многих далеко не идеальная фигура и потому, несмотря на шаловливый наряд, полностью от сутствует сексуальное влечение». На благостных физиономиях близстоящих праведников появилось осуждение, но ей никто не сделал замечание. «Ду маю, при таком перенаселении здесь строгая дисциплина и за ссору можно в два счёта вылететь из рая», — решила девушка. — Ладно, где наша не пропа дала! Жить можно. Во всяком случае, в раю не хуже, чем в городе в час пик, только воздух значительно чище и кругом масса зелени, — она хихикнула. — К тому же большой плюс, что в отличие от рая Марка Твена здесь не выдают арфу в комплекте к балахону». Не успела Мари порадоваться этому обстоя тельству, как тут же раздался нежный музыкальный аккорд, и в её руках материализовалась огромная золотая арфа. От неожиданности она уронила тя желенный инструмент себе на ногу.

— Вот чёрт! — прошипела девушка, не обращая внимания на негодующие взгляды праведников, и тут же пропали и снежно-белый балахон и арфа. — Слава Богу! — облегчённо воскликнула она.

Откуда-то с высоты эдема раздался густой заразительный смех, и Мари снова оказалась в своей комнате на Старой базе.

— Ты уж как-нибудь определись, детка, кого ты предпочитаешь меня или моих рогатых шалунов.

— Николс, не знаю, кем ты себя вообразил, но я однозначно выбираю тебя. Только, умоляю, не надо арфы, а балахончик можешь оставить. Он мне вполне подходит. Очень и очень симпатичная ночнушка!

— Фиг тебе! Райское одеяние без арфы не полагается!

Девушка немедленно возмутилась.

— Жмотина! Уж лучше кандалы с ядром, чем этот неподъемный инструмент в руках. Сам-то свою арфу поднять пробовал? У меня до сих пор руки от неё трясутся. Нет уж, уволь! Я совсем не мечтаю о грыже!

— Хорошо, капризуля! Вот тебе другое одеяние, надеюсь, оно тебе больше придется по вкусу. Но оно тоже выдаётся на определенных условиях.

В комнате появился ухмыляющийся огромный таракан зеркально-черного цвета, который держал в передних лапках небесно-голубое эрейское пла тье. Мари взвизгнула от неожиданности и, подпрыгнув, повисла высоко в воздухе. Не понимая, как такое возможно, она завопила во все горло. Таракан знакомо захохотал и, отсмеявшись, произнес:

— Ладно, не визжи. Слезай вниз.

— Интересно как? — сердито сказала Мари, тщетно болтая ногами в воздухе. — Николс, ты же говорил, что ты не жук!

— Где ты видишь жука? Я Таракан-Тараканище! — пробасил огромный инсектоид. Лихо подбоченившись, он с важным видом покручивал длинный ус.

— Не соответствуешь образу! — безапелляционно отрезала девушка. — Если ты изображаешь того таракана, то должен быть рыжим! — она снова по болтала ногами в воздухе и взмолилась: — Николс, хватит дурью маяться! Опусти меня на пол и прими нормальный вид.

— Это который? — спросил таракан, насмешливо покосившись на девушку фасетчатым глазом.

— Тебе виднее, но только что-нибудь менее ксенофобное.

— Хорошо. Клянусь иметь исключительно ангельский облик в твоем присутствии!

При этих словах огромный инсектоид сверкнул такой белозубой мультфильмовской улыбкой, что Мари от души рассмеялась.

— Зубки класс! Особенно хороши клыки! — она вытерла выступившие слёзы. — Знаешь, Николс, наверно это дурость, но я тебе верю.

— Солнышко мое! — умилился таракан, забавно шевеля усами.

В какое-то мгновение образ жутковатого насекомого бесследно растворился, и в комнате снова появился принц Хаоса в своем прежнем неотразимом обличье чернокожего красавца. Улыбаясь, он опустился в удобное белое кресло, сотканное из воздуха. Набирая силу, зазвучала чудесная неземная мело дия. По царственному мановению руки, совершенно счастливая Мари в окружении переливающихся эфемерных радужных шаров и цветочных лепест ков плавно опустилась на пол. Придерживая широкий подол голубого эрейского платья, она опустилась на колени и склонила голову.

— Простите, до меня не сразу дошло, что Вы… На прекрасном лице промелькнула досада, но голос удивительного существа звучал по-прежнему мягко и ласково:

— Не нужно поклонения, девочка. Ведь у нас неофициальная беседа. Постарайся и дальше вести себя как можно непринужденней: мне это приятно.

Поверь, меня уже достало созерцание задниц и ползанье на брюхе, вкупе с алчно блестящими глазками. Давай, и дальше будем считать, что я обычный инопланетянин. Хорошо, детка?

— Как скажете, Николс! Но всё-таки я на редкость тормознутая! — расстроено сказала Мари.

К великому сожалению своего собеседника, она никак не могла отрешиться от своего прозрения и прежняя непринужденность общения между ними пропала. Сидя на стуле, девушка улыбалась деревянной улыбкой и отвечала на вопросы краткими фразами, явно боясь ляпнуть что-нибудь лишнее.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.