авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 7 ] --

«Какая глупость! Как будто её мысли для меня секрет!» Принц Хаоса неслышно вздохнул и величественно выпрямился в кресле. И вдруг вместо него Мари увидела грозного крылатого дракона. В безбрежном космосе он восседал на огромном звёздном троне, и его зеркально-чёрная чешуя переливалась тем же радужным блеском, что и кожа Николса. Удивительное существо повернуло к ней голову, увенчанную алмазным венцом, и на неё глянули уже знакомые бирюзово-синие глаза. При виде её восторга физиономия дракона расплылась в улыбке, и он засиял таким невыносимо ярким светом что, не выдержав исходящего от него свечения, девушка моргнула слезящимися глазами. Видение звёздной бездны пропало, и она вновь оказалась в своей ком нате, а чернокожий красавец невозмутимо взирал на неё из своего кресла.

«Ой, какая прелесть! Николс, неужели этот чешуйчатый красавец тоже ты?» — воскликнула очарованная Мари, не сводя взгляда со своего необычного собеседника.

«А я думал, что ты испугаешься», — с улыбкой, отозвался принц Хаоса.

«Ну, заикой я не стала, но что-то творится с моими глазами. Немного всё расплывается».

«Не бойся, скоро к тебе полностью вернётся зрение. Дело в том, что ты имела счастье лицезреть меня в истинном облике, а для смертных это чревато последствиями».

«Ясненько!» — фыркнула Мари. К ней вернулась прежняя непринужденность и, обуреваемая любопытством, она принялась расспрашивать своего со беседника об интересующих её вещах. Спросила она и о своём видении из прошлого Ареи.

— Думаю, ты уже слышала о Лотиэль — богине весны из эрейского божественного пантеона и пророчестве, связанном с ней?

— Да. Но не знаю, в чём оно заключается.

— Я тоже не расскажу тебе о пророчестве — это преждевременно. Впоследствии, ты не вспомнишь нашу встречу, но это такое знание, которое не про ходит бесследно. В качестве бессознательного предчувствия оно может искажать твоё реальное будущее, приводя к непредсказуемым последствиям.

— И тут облом! А я так надеялась!.. — воскликнула девушка, и Николс засмеялся разочарованию, написанному на её лице.

Принц Хаоса ещё долго терпел её вопросы. Наконец, он откинулся на высокую спинку, и величественно оперся на подлокотники. Кресло сразу же при нялось видоизменяться, стремясь принять форму звёздного трона, но его хозяин сердито рыкнул, и оно послушно приняло прежний вид. Видя такое дело, девушка насторожилась, и её разом покинуло беззаботное настроение.

— Скажи, Мари, ты не задавалась вопросом, что послужило причиной нашей встречи? — немного помедлив, с серьёзным видом спросил он.

— Что-то мне не нравится твой траурный тон, Николс. Может, не надо? — заметно приуныв, быстро отозвалась Мари. Подспудно она чувствовала, что не хочет ничего знать. Но на лице её собеседника появилось непреклонное выражение.

Сразу вспомнив, с кем разговаривает, девушка чуть слышно добавила:

— Да, как скажете… — Увы, детка. Как говорится делу — время, а потехе — час, — с прежней серьёзностью произнёс принц Хаоса. — Знай, что в состоянии аффекта Ник по чти убил тебя, и я хочу знать, захочешь ли ты добровольно пережить такое заново. Если нет, то подумай над тем, какой урон будет нанесен твоим чув ствам к нему. Может, ты никогда не сможешь простить его за содеянное, и это навсегда разрушит вашу любовь.

— Не понимаю, о чем ты говоришь! Мы ссорились, было дело. Но я не помню ничего похожего на убийство, — напряженно сказала Мари. Внезапно все поплыло перед её глазами, и она со стороны увидела то, что произошло в лаборатории.

Не в силах что-либо сказать, она потрясённо уставилась своего собеседника. «Господи! Этого не может быть! Я не страдаю амнезией! Такого точно не было!»

— Я стёр твои воспоминания, — последовал немедленный ответ, и в бирюзово-синем взгляде появилось участие. — Но теперь пришла пора вернуться к истокам трагедии.

С трудом справившись с бьющим её нервным ознобом, Мари спросила пересохшими непослушными губами:

— Должно быть, ты шутишь? Неужели, я должна заново пережить весь этот кошмар? Зачем тебе это нужно?

— Прости, детка, ты мне дорога, но Ник имеет для меня первостепенное значение. Я с ним поговорил, но этот упрямец отказывается забыть о том, что у вас приключилось в лаборатории, а я по ряду причин не могу пойти против его воли. Потому мне придётся применить временную петлю, в которой вы переиграете данную ситуацию заново. Пойми, если ты согласишься, то этот кошмар никогда не встанет между вами, потому что его просто не будет. По няла?

Мари криво усмехнулась и, вытерев струйку крови по-прежнему текущую из носа, хрипло отозвалась:

— А смысл-то? Не сегодня, так завтра будет то же самое.

Принц Хаоса протянул ей носовой платок и с досадой подумал, что зря теряет время на уговоры упрямой девчонки, но всё же решил не торопиться.

— Не отрицаю, мальчик имеет садистские наклонности, но он не маньяк-убийца. Конечно, он может легко убить в состоянии аффекта, в чём ты сама только что убедилась, — в глазах девушки промелькнул ужас, и он досадливо поморщился. — Извини за напоминание.

Смерив понурившуюся фигурку долгим взглядом, он вздохнул.

— Давай-ка кое-что проясним. Мари, ты совершенно зря сердишься на Ника за его жесткое обучение. Конечно, оно не сахар, но тебе важно знать эрей ские нормы поведения. Тогда ты не будешь на каждом шагу переступать определенные табу, принятые в их культуре. Кстати, в этом деле ты не одинока.

Любая женщина, которая хочет связать свою жизнь с человеком из другой культурной среды, вынуждена принять подчас совершенно несвойственные ей религиозные и бытовые нормы поведения. Иначе взаимное непонимание рано или поздно приведёт их к трагедии, возможно с летальным исходом.

Причём, её последствия ужасны для обоих. Думаю, ты не представляешь, как случившееся надломило Ника, и счёт его жизни пошёл на часы. Пойми, он полностью деморализован.

Девушка резко подняла голову и смерила его недоверчивым взглядом.

— Я не имею привычки лгать, — в мягком голосе принца Хаоса послышались стальные нотки. — Но я не скрываю, что мальчик нужен мне и ради него я пойду на любые меры, — на его лице снова появилось непреклонное выражение. — Как я уже говорил, мне придется создать временную петлю, чтобы у вас была возможность переиграть трагическую концовку предыдущего сценария, — помолчав, он смущённо добавил: — Прости, детка, но я тоже кое в чём виноват.

Принц Хаоса пристально глянул на девушку, оценивая её реакцию. От его последних слов та побледнела как смерть. И тогда в ответ на её недоумен но-испуганный взгляд он поспешно произнес:

— Нет-нет! Я ничего не имею против тебя! — помолчав, он покаянно добавил: — В общем, я немного погорячился и хочу извиниться перед тобой. Де вочка моя, простишь ли ты меня?

И столько было мольбы в звёздном взгляде удивительно существа, что Мари не выдержала и, опустив голову, глухо сказала:

— Я прощаю тебя, Николс. Как я могу быть жестокосердной по отношению к тебе? Ты нам гораздо большее прощаешь… — Спасибо, детка! — тихо ответил её удивительный собеседник и с чувством добавил: — Странный вы народ, женщины! Как всегда проницательны сердцем и полны всепрощения, за то мы вас и ценим. В минуту слабости мы всегда можем поплакаться у вас на груди, не боясь осуждения… — Надеюсь, вы цените нас не только в роли жилетки, — хмыкнув, сказала Мари.

В прищуренных бирюзовых глазах вспыхнули смешинки. «Забавная малышка! Несмотря ни на что она не очень тушуется передо мной. Что неудиви тельно: сказывается Истинная кровь» — промелькнуло в мыслях принца Хаоса. Тем временем, пребывая в нерешительности, девушка глубоко задума лась, а затем подняла на него глаза.

— Скажи, что конкретно тебе нужно от меня?

Тот с готовностью ответил:

— Сущую мелочь. Твоё согласие заново пережить случившуюся драму. Но предупреждаю, что дела плохи. Конечно, я по максимуму уберу стороннее влияние, но этого мало. На удивление маховик твоей судьбы раскручен с такой силой, что даже с моей поддержкой у тебя мало шансов выбраться живой.

«Что очень странно для воплощения Лотиэль, ещё не исполнившей своего предназначения. А почему девчонка не умерла в этот раз — вообще из обла сти чудес!» — нахмурившись, подумал принц Хаоса, а вслух продолжал:

— Давай, проанализируем ситуацию, чтобы избежать повторных ошибок. Признавшись в любви Нику, ты слишком глубоко и внезапно вторглась его в личное пространство, впервые за много лет нарушив ритм его спокойной размеренной жизни. К тому же наложилась дерготня сегодняшнего дня и об щее переутомление от работы. В общем, имей ввиду, что он настолько выбит из привычной колеи, что подсознательно ушел в прошлое, и живет его кри териями. Постарайся достучаться до него, до того как он убьёт тебя.

— Легче сказать, чем сделать. Он, что сошел с ума?

— Нет. Это временное помешательство, присущее всем творческим личностям. Тебя смущает само убийство? Хочешь, я покажу тебе ситуацию, в кото рой ты убиваешь Ника?

— Нет! Этого не может быть!

— В жизни всему есть место, дорогая! И я не шучу!

Помолчав, девушка покосилась на принца Хаоса.

— Что будет, если я откажусь?

— Отправлю обратно без твоего согласия, — жёстко ответил он.

— Так какого чёрта ты меня спрашиваешь? — возмутилась Мари.

— Но-но! Полегче, детка! — не сразу отозвался принц Хаоса. — Так принято, и без твоей доброй воли я не смогу вам помочь. Возможно, тогда вся ситуа ция просто повторится без всяких изменений.

— Вот свинство! А Ник согласен?

— Нет. Очнулся и снова ищет свое оружие, — последовал нетерпеливый ответ.

Принцу Хаоса уже надоело уговаривать девушку, и он возмущённо закатил глаза.

— Так нечестно! Опять я остаюсь крайней! — запротестовала она, возмущённо сверкая на него глазами.

— Выбор за тобой, Мари, — холодно отозвался он. — Но учти, другой возможности у тебя не будет. Я тоже действую в нарушение установленных пра вил и на свой страх и риск могу только раз повернуть время вспять. Не хочешь, твоё дело. Тогда приготовься, что Ник умрёт. Зря ты надеешься, что всё обойдется. Сейчас в нём настолько сильны ужас и чувство вины за содеянное, что даже вид тебя, живой и невредимой, не даст никакого положительного эффекта. Ты не сможешь помешать ему, он в любом случае покончит с собой.

Девушка смерила своего необычного собеседника испытующим взглядом.

— Николс, вдруг я не смогу и в этот раз сдержать его?.. — она замялась. — Тогда я умру?

— Да, — не кривя душой. коротко отозвался тот.

Зябко поежившись, Мари смущённо пробормотала:

— Это ужасно… Николс, я боюсь… прости, наверно я не смогу добровольно пойти на такое.

На лице принца Хаоса появилось открытое презрение.

— Что ж, обойдусь без твоего согласия! — загремел он. — Будь, что будет, но я пойду до конца!

Вскочившая на ноги девушка в отчаянии зажала уши.

— Николс, не кричи, я скоро оглохну!

— Не думал я, что ты такая трусиха. Но что с вас взять?! Из праха созданы, в прах и обратитесь! — не обращая на неё внимания, с прежней силой гре мело удивительное существо.

И вокруг Мари началась твориться настоящая вакханалия. В комнате резко потемнело. Засверкали ветвистые слепящие молнии. С оглушающим гро хотом они взрывались у самых ног визжащей от ужаса девушки. Пахнуло гарью и что-то начало взрываться за резными панелями. Из всех углов её ком наты к ней жадно потянулись мерзкие чудовища. При свете молнии она разглядела мерзкую огромную жабу. Та подкралась к ней вплотную и уже рази нула свою пасть, собираясь тяпнуть её за ногу. При этом земноводное демонстрировало неслабый набор острых акульих зубов. Завизжав от ужаса, девуш ка пнула её между глаз и, утробно хрюкнув, обиженная тварь шустро отскочила в сторону.

Взяв себя в руки, Мари стиснула зубы и, подключив ночное зрение, взглядом отыскала своего собеседника. Вальяжно откинувшись в кресле, тот сидел совсем рядышком и с недоброй улыбкой наблюдал за ней. Девушка оскорблёно выпрямилась, и в её глазах засверкал фиолетовый огонь.

— Ах, так, да?! Николс, немедленно прекрати запугивать меня! Я не боюсь твоих угроз! — топнув ногой, возмущенно выкрикнула она, и в её ушах за звенело от разом установившейся тишины. — Уже лучше! Ей богу, что за детский сад? Пойми, слабость, не есть трусость! Конечно, в твоей воле наказать меня, но выбор пути всегда за мной! — и помолчав, она горько добавила: — Что ж, у каждого своя голгофа… Я согласна.

Расстроенная Мари поплелась к уцелевшему стулу и, плюхнувшись на него, обречённо понурилась. «Чёрт! Уже второй раз за день! Всё начинается как сказка, а заканчивается очередным ужастиком! — с неизбывным пессимизмом подумала она. Тем временем по комнате пронёсся невидимый вихрь, воз вращая погромленную обстановку в исходное состояние. Когда комната выглядела так, как будто в ней ничего не происходило, холодный голос произнёс:

— Иного я и не ожидал от тебя, детка. Ступай с моим благословением.

— Подожди, Николс. Можно один вопрос? — выпрямившись на стуле, быстро отозвалась девушка. Её лицо оживилось. — Не злись, ладно? Ведь мы больше не увидимся.

— Задавай, — последовало неохотное разрешение.

— Скажи, зачем тебе нужен ад с его обитателями?

«Н-да. Женщины странные создания! В их действиях и мыслях подчас полностью отсутствует логика!» Хмыкнув, принц Хаоса после долгого молчания сдержанно ответил:

— Как всякому творцу для равновесия, дорогая. Много ты увидела в моём свете? Нет? Правильно ты ослепла. Чтобы видеть, вам нужны свет и тьма, да ющие вам тени равновесия. Вы у меня сумеречные дети. К тому же я люблю насыщенные зрелища. А какая драма без жуткого злодея?

— Ясненько, — задумчиво протянула Мари и в её глазах вспыхнули смешинки. — Слушай, Николс, а откуда ты притащил раритетную живность?

Неужели где-то водятся зубастые жабы?.. Или ты создал её лично для меня? Честное слово, я польщена!..

На её лице засияла неудержимая улыбка. Девушка зажала рот руками, но это не помогло, и она расхохоталась.

— Будешь много знать, быстро состаришься! — не сразу отозвался обиженный принц Хаоса.

— Ой, не могу! Сейчас описаюсь от смеха! Ты бы видел, как жаба собрала глаза в кучку! У неё была такая ошарашенная морда, когда она получила от пор! Бедная пупырушка! Надеюсь, я не отбила ей напрочь аппетит.

Мари вытерла текущие градом слёзы и, всхлипывая, наставительно проговорила:

— Слушай, Николс, не забудь вернуть зверёнышей на место. А то их здесь перестреляют или они сдохнут от голода.

— Кыш на место, поганка! Нечего мне указывать, что я должен делать! — пробурчал тот, но выдержал и засмеялся.

«Наглая девчонка! Никакого почтения к создателю!» — беззлобно подумал принц Хаоса. Быстрый водоворот закружил девушку, но напоследок она услышала его искреннее пожелание удачи.

Мари. Путь на голгофу и счастливое избавление… или вероятностный скачок, с возвращением на круги своя Вне себя от злости я снова дернулась, пытаясь вырваться из рук Ника, но тот держал меня мёртвой хваткой, вознамерившись выпороть на полном се рьёзе. Видя, что он злится не на шутку, я постаралась не особенно выходить из берегов.

— Ник, не глупи! — начала я довольно спокойным тоном.

Но этот дурак совершенно не слушал меня и я не выдержала.

— Учти, я предупреждала тебя! Если ты ударишь меня вне иметис, то мне будет глубоко наплевать на тебя и ваш брачный эрейский кодекс!.. — тут я завелась и, выйдя из себя, завопила: — Пошёл к чёрту, придурок! Я больше тебе не невеста!

О, господи! Лучше бы я этого не говорила! Его реакция оказалась совершенно неадекватной — он совсем озверел. Наверно, со стороны это выглядело так, как будто я плеснула бензин в горящий костёр.

— Ты посмела отказать мне, королю дома Лета? — закричал он и его глаза загорелись зелёным кошачьим светом. — Ты забываешься, мерзавка! Как ты непозволительно дерзка, моя алин! Но сейчас я укажу тебе место, которое подобает такой твари как ты.

При виде его ярости меня затрясло. Причём, не знаю от чего больше — от злости, страха или боли в руке. Особенно мне стало сносить «крышу», когда я увидела рядом с ним зловещую тень ягуара. При виде наяву огромного зверя моего из кошмара, мне совсем поплохело, и я с радостью отъехала мозгой в бессознательное состояние. Но по закону подлости ненадолго. Получив хлесткую пощечину, я очнулась. Ё-моё! Лучше бы я этого не делала! Какой там ягу ар — Ник выглядел гораздо ужасней! Ничего не понимая, я в полном ступоре таращилась на него, пока он нёс какую-то чушь, явно путая меня со своей сводной сестрой. При этом его лицо кривилось в какой-то безумной ухмылке. Но мало этого, он схватил меня за волосы и так ласково прошептал на ухо.

— Риза, ты не находишь, что дочери дешёвой шлюхи только там и место?

— Ник, пойми, я не Риза! — выкрикнула я, пытаясь достучаться до него, но тщетно. В ответ этот недоумок чуть не вырвал мне клок волос, и понес со всем какую-то ахинею. Но я почти не слушала, что он говорит, а видела только его руку с критой. Он развернул сволочную плётку в длинный бич и от слабости в коленках у меня разом подкосились ноги. В какой-то момент Ник отпустил меня, и я обессилено рухнула на пол.

Вне себя от ужаса, я открыла рот, чтобы закричать, но вдруг в моей голове прозвучал ясный внутренний голос.

«Заткнись, дура! Не валяйся, как пыльный куль на дороге! Я не хочу умереть вместе с тобой, да ещё таким способом! Дай ему отпор, пока не поздно!» — приказал он ледяным тоном.

«Я не могу! Он сильней меня и физически, и ментально!» — завопила я мысленно, не задаваясь вопросом, с кем говорю. В полном ступоре я продолжа ла смотреть на обезумевшего Ника, пока тот с видом полного маньяка что-то сосредоточенно искал наверху. Меня снова хлестнул резкий окрик:

«Соберись с духом, идиотка! Чему вас только учат! Бей его в самое уязвимое место для мужчины. Давай, пока он отвлекся! Пошла-пошла!»

И пять лет военной выучки в Академии не прошли для меня даром — сработала привычка исполнять приказы. Правда, я немного припозднилась на старте, и было уже поздно кидаться к Нику. Но когда он нагнулся ко мне и рванул к себе за платье, я не растерялась и, извернувшись как сжатая пружи на, без раздумий пнула его в промежность. Причём, врезала от души и так сильно, что сама перепугалась. Он сразу же согнулся в три погибели и страшно застонал от мучительной боли. Я тут же дернулась нему, но меня остановил всё тот же внутренний голос: «Стой, дура! Не смей подходить к нему! Быстро к выходу, он ещё опасен!» Послушавшись своего советчика, я рванула к двери, где почувствовала себя более или менее в безопасности. Встав у выхода, я выкрикнула:

— Немедленно прекрати, Ник! Это уже безумие! Я тебе не Риза и не рабыня! Опомнись! Если ты не прекратишь сходить с ума, то я за себя не ручаюсь!

Замерев у двери, я настороженно наблюдала за Ником, готовая в любой момент сорваться с места и пуститься наутек. Наконец, тот разогнулся и без сил упал в стоящее рядом кресло.

— Мари, совсем рехнулась? — гневно прошипел он, глядя на меня страдающими глазами. — Думай куда бьешь, тем более с такой силой! Нормальный человек уже скончался бы от такого болевого шока. Кто научил тебя таким подлым ударам?

— Ты, дорогой! Думаешь, бить женщин — это не подлость? Между прочим, ты первый начал! — не менее гневно проговорила я, хоть и почувствовала радостное облегчение оттого, что он больше не путает меня со сводной сестрой, которую жутко ненавидит.

Ник смерил меня недобрым взглядом. Заметив на моём лице обширный след от своего удара, он болезненно поморщился и, сразу же угаснув, пробор мотал с досадой:

— Вот крейд! Прости, я не хотел.

Внезапно меня отпустило страшное внутреннее напряжение, державшее на взводе и, разом ослабев, я плюхнулась на пятую точку. Что-то меня совсем не держали ноги. Поневоле пришло осознание, насколько плохо обстояли мои дела, и меня затрясло от запоздалого страха — ведь Ник был в жутком со стоянии, и запросто мог убить. Не в силах о чём-либо думать, я скукожилась, обхватив себя руками. Но откуда-то изнутри пробивалось странное торже ство. «Я справилась! Дело сделано, и Он будет доволен!» — промелькнуло в голове. При этом мне совсем не хотелось думать, кто «Он» и с чем именно я справилась.

Тут мои мысли переключились на Ника, и в сердце полыхнула слепая ярость. «Идиотка! С чего я взяла, что люблю его?.. Суток не прошло, а я уже полу чила от него море неприятностей — вплоть до реальной угрозы отправиться на тот свет! Хватит! Он мне не нужен!» Я исподлобья посмотрела на него.

Притихший Ник со смиренным видом сидел в кресле и не спускал с меня глаз. Но мне было наплевать на его раскаяние.

— Если ты уже очухался, то я ухожу. Насовсем. Думаю, теперь яснее ясного, что нам не быть вдвоем и пора ставить точку. Может у тебя другое мнение, но лично мне хватило за глаза и за уши сегодняшних ужасов. Я не хочу всё время остерегаться за свою жизнь, находясь рядом с тобой.

Я вскочила на ноги и толкнула дверь, собираясь выйти, но не тут-то было. Она заблокировалась, перекрыв мне выход из лаборатории. Бросив быстрый взгляд на Ника, я постаралась взять себя в руки.

— Надеюсь, ты не ждешь, что перед отъездом я организую тебе примочки на больное место? — как можно холодней сказала я, при этом всячески ста раясь унять поднявшуюся панику.

Ник мгновенно оказался рядом со мной и, несмотря на моё сопротивление, прижал к себе.

— Постой! Не уходи, детка. Понимаю, что ты вполне заслуженно злишься на меня. Я совсем напугал тебя, но это вышло случайно. Поверь, больше тако го не повторится! Честное слово! Даже не знаю, отчего я поехал по фазе… наверно, совсем переработал, вот и набросился на тебя как ненормальный, — виновато произнес он и, слегка отстранившись, заглянул мне в глаза. — Тс-с! Ничего не говори!

Снова прижав меня к себе, Ник до боли сжал меня в объятиях. «Чёрт! Больно-то как!» Какой-то прибамбас с его комбинезона неслабо проехался по мо ей несчастной опухшей щёке и основательно её царапнул. Он сразу же отстранился и озабоченно произнёс:

— Очень больно? Прости меня, Мари. Сейчас я залечу твою щеку… крейд, не получается! Что-то я совсем не форме!

— Не нужно. Утром восстановится регенерационный запас и всё пройдет само собой, — холодно сказала я, и сделала безрезультатную попытку укло ниться от его руки. Но он удержал меня на месте и снова приложил ладонь к моей щеке.

— Стой смирно! — резко приказал он и, спохватившись, добавил с извиняющейся улыбкой: — Потерпи немного, детка, сейчас всё получится. Конечно, я не очень преуспел в искусстве сиа,[9] но раньше на такой ерунде у меня не было осечек.

В его голосе прозвучало столько нежности, что я пришла в отчаяние. «Дура! Дура в квадрате! Дура в n-степени! Этого просто не может быть!» — ругала я себя на все корки, но всё бесполезно. Вся подлянка заключалась в том, что моя злость на Ника таяла как снег под лучами ясного летнего солнышка. Ну, как такое возможно, а? Человек только что чуть не отправил меня на тот свет, а я уже готова растаять от его внимания и ласки. В моей душе постепенно нарастала злость, причем не столько на Ника, сколько на самое себя. «Нет! Так дело не пойдёт! Я не хочу ничего забывать! Провались ты в тартарары со своей непрошеной заботой!..»

— Как ты себя чувствуешь? — перебил он мои мысли.

— А?.. Так себе, — буркнула я и, накручивая себя, мстительно добавила: — Пока ты утречком не выколотил из меня весь регенерационный запас, я бы ла в значительно лучшем состоянии.

Мне не хотелось говорить Нику, что я чувствую себя просто превосходно. Ещё никогда у меня не было такого прилива сил, и я с трудом заставляла себя стоять на месте. Если бы не это, то я уже пританцовывала бы на месте, как застоявшийся конь, пардон, кобыла. Н-да, насчет своих способностей к враче ванию он явно поскромничал!

— По-моему, ты выглядишь замечательно, моя алин. Настоящая красавица… — ласково произнес Ник.

Его поцелуй был долог и нежен и у меня опустились руки — пришлось собирать волю в кулак.

«Теперь я понимаю, почему женщины сами не могут вырваться от мужей-садистов!.. — стиснув зубы, подумала я. — Ну, нет! Со мной такой фокус не пройдет! К чёрту тебя! Не надейся, ты не купишь меня на ласку!» При мысли о расставании с Ником мое подлое сердечко болезненно заныло, но я отстра нилась от него и как можно безразличней сказала:

— Ясненько. Улик больше нет, и теперь никто ни о чём не догадается. Можешь смело отправлять меня домой. Не провожай, я знаю дорогу в ангар.

— Ты это о чём? — приподнял он бровь в деланном удивлении.

— Развод и девичья фамилия! Вот о чём! — процедила я, поняв, к чему опять идёт дело. — Не хочу ничего слышать об эрейской помолвке и о том, что я твоя собственность!

Ник вздохнул, и выражение его вытянувшейся физиономии меня не порадовало. Козе было ясно, что он не переменил своего мнения и сейчас опять упрётся рогом, доказывая мне, что соблюсти старинные обычаи есть дело его чёртовой эрейской чести. Причём, сделает это с таким видом, как будто если бы не она, то он с чистой совестью уже давно послал бы меня куда подальше. Я стиснула зубы. «Да провалитесь вы оба в тартарары и ты, и твоя грёбаная честь!.. Н-да. Уйди шаман! Я не ошиблась в своих предположениях».

— …постарайся примириться с мыслью, что теперь ты моя алин, и полностью зависишь от моей воли.

«Мари, не смей затыкать уши!» — загремел его телепатический голос. Я поморщилась. «Не ори! У меня нет другого способа избавиться от твоих нота ций!» Но деваться было некуда и я поневоле выслушала его панегирик мужскому шовинизму: «… пойми, это не та помолвка, которая принята в среде лю дей и вампиров… это как кровные узы, их не разорвать: они навеки… в этом тандеме я главный, как мужчина, у нас эреев нет такого понятия как равно правие полов… Хочешь или нет, но ты будешь делать то, что я прикажу!»

Вот-вот! Как всегда начнём за здравие, а кончим за упокой! Конечно же, Ник завёл ту же песню. В его властном телепатическом голосе слышалось столько убежденности в своей правоте, что я окончательно впала в уныние. Исподволь пришло осознание, что сложившаяся ситуация стала безвыход ной, и остаётся только смириться с ней, — мне никогда не вырваться со Старой базы без ведома Ника. Почувствовав своё полное бессилие, я начала про валиваться в бездну отчаяния. К глазам подступили слезы, а из горла рвался бессмысленный вопль протеста. «Нет! Я так не хочу! Выбор должен быть сво бодным!» И вдруг откуда-то из глубины моего существа, застлав глаза мне красной пеленой, поднялась спящая до поры тёмная вихревая ярость. Вздёрнув подбородок, я подбоченилась.

— Думаешь, ты победил?.. А ни фига! Как тебе это? Рай-ин-рай Никотан Реази Вистаньо! Ай, яте эминьоси ариос ле ая тебис. Этам суз!..

Я разродилась длиннейшей фразой на эрейском языке, смысла которой не понимала, и смерила насторожившегося Ника торжествующим взглядом.

— Поясняю для тех, кто не понял. По договору Зантурана, действующему между королевством Лета и вольными государствами я, гражданка вольного государства, имею право разорвать связывающие нас официальные узы. Пусти меня!

Внутри меня всё пело от радости. «Yes! Ради того, чтобы увидеть ошарашенную физиономию мистера Совершенство, стоило перенести столь многое!

Не знаю, хватит ли сказанного, чтобы отделаться от помолвки, но чём-то я точно его ущучила!»

Явно поражённый до глубины души, Ник не сводил с меня глаз. Воспользовавшись его растерянностью, я мгновенно оказалась у выхода и, повернув шись к нему, жёстко сказала:

— Открой, если хочешь, чтобы между нами что-нибудь осталось.

Дверь бесшумно открылась и я пулей вылетела в коридор. Удивлённая своими словами не меньше Ника и тем эффектом, который они на него возыме ли, я не помню, как добралась до своей комнаты и, оказавшись внутри, бросилась на кровать. «Чёрт, что же я такое брякнула?.. И почему я уже не помню эту фразу? А жаль…»

Глава четвертая Изумруд В чистом поле у Калинкина моста кипит ожесточённая битва. Светлый князь со товарищи ожесточенно бьется с несметной ратью воро гов. Мала князева дружина да удала. Как жар горит их кольчужная чешуя, не могут её пробить ни топорики, ни копьеца — всё ломается. По бедил Светлый князь и, обернувшись к дружинникам, весело молвил:

— Спасибо, за помощь, мужики! Вы уж по весне не очень лютуйте на Змеиной горке, а то бабам и детишкам, как не говори, а всё шляются по смотреть на вашу свадьбу.

— Бывай, князь! Не обессудь, но всякое случается. Сам понимаешь, как войдешь в раж, тут уже не до глупостей… — прошипели дружинники и, ударившись о землю, обернулись змейками, которые шустро скрылись в невысоком сосняке. Зашелестел ракитов куст и из него показалась жуткая шипастая морда.

— Ванька, мать твою!..(ненормативная лексика) Мы с тобой как уговаривались? Больше раза по зубам не бить! Ну, а ты, подлец, пошто насо вал мне бессчетно раз по рылу?

— Извиняй, друг Горыныч, но что-то воинов стало совсем маловато.

— Ах, сукин сын!..(ненормативная лексика) Меньше бы с соседями ссорился! Еще бы их много было! Твоими стараниями у меня в пасти и так уже из зубов — половина… протезов стоит!. (Сплошная ненормативная лексика) Антология вампирских взрослых сказок НЯечаянныйкресло, Ник схватилсявполне расчетливоеОткуда Мари известна древняя фраза разрыва пятьсот, если не больше!.. Ичтобы Ким забытое деа разрыв помолвки и её возобновление Упав в за голову. «О, боги! помолвки? Не может быть, проговорил ся! уверен, её не было в файлах тиарана, — ведь наши женщины не пользовались этим правом лет это почти лонское произношение! Откуда оно могло у неё взяться? Ничего не понимаю…»

В тон ему невидимый наблюдатель задумчиво произнес: «Вот и я, мой мальчик, тоже ничего не понимаю. Что-то странное творится с воплощением Лоти. Чувственный потенциал у неё больше, чем у обычного человека, но меньше, чем должен быть в присутствии моей богини», — принц Хаоса вздох нул и потепал лобастую голову своего неразлучного с некоторых пор спутника. Тот сердито рыкнул на него. «Не злись, братец. Лучше скажи мне, неуже ли я тешу себя пустыми надеждами и моя радужнокрылая красавица погибла?»

Приоткрыв глаза, ягуар смерил его ироничным взглядом.

«Николс, ты уже несчётное количество раз задавал мне этот вопрос. Будь у меня ответ, давно бы сказал только ради того, чтобы ты отстал от меня. Или ты хочешь знать моё мнение? — морда огромной кошки расплылась в жутковатой улыбке. — Я очень удивлюсь, если она жива и обретается поблизости.

Ведь в момент смерти её воплощения, ты каждый раз залавливал бедняжку и нещадно отбирал её набранную магическую энергию, сажая на голодный паёк. При таком положении дел, я тоже драпал бы от тебя во все лопатки».

«Честное слово, я не со зла! Но Лотиэль не должна набрать силу и ты знаешь почему».

«Знаю. Бедная девочка!» — лениво отозвался Арес и, закрыв глаза, чуть слышно проворчал: — Однажды вы с папочкой доиграетесь и Круг Двенадцати, прознав про ваши делишки, как следует вздрючит вас!»

«Упаси, Создатель! — воскликнул Николс, нимало не испугавшись, и снова задумался. — Увы! Хотелось бы мне всё-таки знать, заключена в Мари душа Лоти или нет?.. Чёрт! Крайне сложно разобраться с одушевленной мелочью! Причём мешает моя же собственная искра… — вдруг он расхохотался. — Но я рад, что девочка справилась с острой ситуацией. Я же чувствовал, что она умница. Ай, да малышка! Лихо она окоротила моего паренька! Знаешь, Арес, не хотел бы я оказаться на его месте! Насколько мне припоминается — это очень больно!»

«А-то! — фыркнул ягуар. — Как вспомню свой неудачный поход к одной кошечке при Сияющем дворе, до сих пор ноет в одном месте! Кто же знал, что эта стерва из гвардии милорда Ваатора и за ней требуется ухаживать, а не брать нахрапом!»

Над белым замком в безоблачно-ясном небе вспыхнула яркая радуга, и раздались по-весеннему весёлые раскаты грома. Войдя в столовую, Ник с изум лением воззрился на деревянные панели и мебель, пустившую зеленые ростки. На его глазах, нежные побеги покрылись бело-розовыми бутонами. Он поспешно смежил веки. «Крейд! Как говорит моя алин, совсем крыша едет!» Через солидный промежуток времени, он решился открыть глаза, и облег чённо вздохнул. «Слава богам!» Несанкционированная растительность бесследно исчезла, и солидная деревянная мебелировка вела себя вполне чинно, не пытаясь вспомнить молодость и повторить прежний фокус.

Ник прислонился к стене и обречённо подумал: «Действительно дела плохи, пора отдыхать!.. Что ж, хватит здесь сидеть и сходить с ума. Беру Мари в охапку и на недельку отбываем в круиз. А теперь релаксация по излюбленному способу…» Быстро перекусив, он открыл одну из дверей, спрятанных за резной панелью, и оказался в дикой скалистой пещере. В ней оказалось темно, но через разломы наверху пробивался неяркий свет луны, и его было до статочно для вампирских глаз. Осторожно ступая по острым ломким камням, Ник подкрался к небольшому озеру и посмотрел на мертвенно-чёрную гладь его воды. Вдруг её взбаламутила странная рябь, показывая движение чего-то живого и довольно крупного. В глазах юноши загорелся азарт. «Ну, всё! Я не я буду, если не отловлю сегодня эту тварь!» Не раздеваясь, он бросился в воду и без всплеска ушёл на глубину, и там насколько хватило дыхания, проплыл к месту встречи с таиственным обитателем озера. Но его ждало очередное разочарование. Несмотря на все свои старания, он никого не нашёл.

«Что такое? Ведь я уже облазил каждый миллиметр дна. Может, здесь живёт невидимка? — с досадой подумал Ник и смерил разочарованным взгля дом притихшую гладь воды. Ему было невдомёк, что пока он искал таинственного обитателя озера на дне, что-то невидимое бесшумно выбралось на бе рег и двинулось прочь, оставляя после себя мокрые отпечатки. Притаившись за валуном, оно выглянуло, и в темноте насторожённо загорелись призрач ные зелёные глаза. Убедившись, что объект его слежки счастливо вынырнул и в задумчивости сидит на скалистом приступе, оно смежило глаза. Когда юноша нырнул в узкий боковой лаз, невидимое существо немедленно двинулось следом, бесшумно ступая огромными лапами.

Оказавшись в уютном рукотворном гроте, Ник скинул одежду и с наслаждением погрузился в прохладную голубоватую воду, она показалась ему мо лочно-тёплой после ледяной купели пещерного озера. Лёжа на спине, он закрыл глаза, и исподволь зазвучала красивая мелодия с непривычным музы кальным ритмом. Он расслабился, и на его усталом лице появилось умиротворённое выражение. Всё здесь было таким, как он любил: и вода, и свет и му зыка. Ник удивился отсутствию привычных мыслей о работе. Такое ощущение было новым и крайне непривычным для него, — ведь раньше его мозг ни на секунду не прекращал решать поставленные задачи.

«О, боги! Какая прекрасная бездумность! Везёт же некоторым всю жизнь прожить в таком блаженстве и ни о чём особо не задумываться, кроме как о хлебе насущном… — мечтательно подумал он, но тут же иронично хмыкнул. — Дурак! Нашёл чему завидовать! Идиоты всю жизнь пребывают в расти тельном состоянии, потому и выглядят молодо, правда умирают довольно быстро: в них нет осознанной силы воли, удерживающей на плаву… — и тут странная тоска подступила к его сердцу, от которой юноше захотелось тоскливо по-волчьи взвыть. — Опять начинается! Что же такое творится со мной?

С тех пор как я вышел из лаборатории меня преследует неотступное ощущение, что я недавно потерял нечто дорогое для меня. Крейд! Последний раз я ис пытывал такое чувство, когда очнулся в хронокапсуле и понял, что мой мир безвозвратно исчез. Ненавижу это ощущение!» Он яростно выкрикнул:

— Тиаран, выход к водопаду!

Молнией мелькнуло гибкое тело и мгновенно исчезло в глубине бассейна, на дне которого открылось темное отверстие, ведущее к горной реке. Минут через десять Ник вынырнул в заводи с ледяной зеленоватой водой и, переплыв её, встал под хлесткие струи водопада. Холод, выморозивший тело чуть ли не до костей, вместе с теплом изгнал и бесов из его души. Отказавшись от согревающего массажа, он понесся домой через парк и, ворвавшись в комнату Мари, бросился в кровать и обнял спящую девушку. Та немедленно завизжала, оказавшись в ледяных объятиях.

— Совсем сдурел? Статуя командора и то теплее! — завопила она и, нахмурившись, попыталась вырваться из его рук. — Отстань! Я ещё не простила те бя!

Темные глаза Ника заискрились смехом.

— Некрасиво так долго злобствовать, детка! — возбуждённо воскликнул он и ласково добавил: — Кто же согреет меня, если не ты? Хватит дуться, род ная, лучше поцелуй меня… Делая вид, что не замечает, как напряглась девушка, он привлёк её к себе, но она резко отстранилась.

— Н-и-и-К! Давай прекратим раз и навсегда! Думаю, у нас ничего не выйдет, потому не стоит начинать по-новой.

Тот презрительно фыркнул, не чувствуя в её словах особой убеждённости и твёрдо произнёс:

— Ошибаешься, Мари, очень даже стоит! Клянусь, у нас всё получится, и не смей сомневаться во мне!

— Подожди! Не прошло и дня, а мы… — начала девушка, но Ник зарылся в её волосы и вкрадчиво добавил ей на ухо:

— Дорогая, не забывай, ты кое-что задолжала мне, как следует приложив в лаборатории. Вдруг я по твоей вине остался импотентом? По-любому мне нужно проверить работоспособность органа, потому расслабься и получай удовольствие… — Вечно ты найдешь причину поступить по-своему, — с досадой отозвалась девушка и, чувствуя себя виноватой, подчинилась его напору.

В открытое окно заглянули первые лучи солнца, разгоняя утренний туман, и любопытная синица залетела внутрь комнаты. Пометавшись по ней, она опустилась на резную завитушку спинки кровати и звонко пиликнула над ухом у Мари, и та резко села в постели. «Чтоб тебя, крылатый звонок!» — выру галась она спросонья и открыла глаза. Обхватив колени, Ник неподвижно сидел на широченном подоконнике, и с задумчивым видом смотрел в окно. Де вушка подошла к нему и села рядышком. «Не помешаю?» — тихо спросила она. Не повернув головы, он рассеяно ответил: «Нет, детка. Ты ни в чём не мо жешь помешать мне. Нравится?» — Ник кивнул на горизонт, охваченный ало-розовым пожаром восходящего солнца. «О, да! Красотища!» — восторженно откликнулась Мари и, подвинувшись ближе, прислонилась к его плечу. Он покосился на неё и слегка улыбнулся её встрёпанному спросонья виду. «Те бе-то чего не спится?»

— Что с тобой, Ник? Неужели ты всю ночь бодрствуешь? — с беспокойством спросила она, уставившись на чеканный профиль юноши.

— Не бойся, я не сбрендил, и со мной всё в порядке. Для отдыха мне достаточно пары часов.

Девушка не сдержала облегчённого вздоха, и ему не понравилось, что она слегка отстранилась от него и в её позе появилась напряженность.

— Только не говори, что ты до сих пор боишься меня. В чём дело? — резко спросил он.

— Ни в чём, — бесстрастно отозвалась Мари и, поёжившись от его испытующего взгляда, сердито добавила: — Незачем препарировать мои мысли! Мо гу и так сказать, что после вчерашнего я до сих пор боюсь тебя. Вдруг что-нибудь опять на тебя найдёт?

Смерив её насмешливым взглядом, Ник презрительно фыркнул.

— Ну, что за глупости! Конечно, я понервничал вчера, но ты же сама виновата. Нечего было меня дергать во время работы в капсуле, это плохо сказы вается на мозге, вот я и выпал в шоковое состояние. Успокойся, больше такого не повторится.

— Это всё слова, — нахохлившись, буркнула девушка.

Он немедленно привлёк её к себе и после нежного поцелуя, укоризненно произнёс:

— Тебе не стыдно, Мари? По сути дела это я пострадавшая сторона. Ведь с моей стороны была только пощечина, которая не идёт ни в какое сравнение с твоим ударом. Ты преувеличиваешь свои страхи или хочешь, чтобы я чувствовал себя виноватым.

— Ошибаешься, я ничего не хочу!.. — она нервно сжала пальцы и чуть слышно добавила: — Я знаю точно, если б мне не удалось тебя остановить, ты убил бы меня… — С ума сошла?! — фыркнул Ник. — Не спорю, я напугал тебя но, согласись, что у страха глаза велики.

— Ты не видел себя со стороны!.. Поверь, это было очень страшно!..

— Не говори ерунды, детка! Конечно, я мог выпороть тебя сгоряча, но согласись, что за дело, — отозвался он с ласковой убеждённостью в голосе и доба вил: — Веками проверено, что эрейцы никогда не убивают сгоряча, по запальчивости. У нас убийство — это расчётливое деяние.

Мари резко повернулась и пристально глянула в его лицо. Так и не сказав ни слова, она опустила голову. Смерив её недовольным взглядом, Ник холод но сказал:

— Даю тебе слово, что такое больше не повторится. Отныне ты не попадёшь в лабораторию, пока я буду находиться в капсуле: тиаран её будет закры вать.

Мягко спрыгнув на пол, он протянул руки к девушке.

— Идём в душ.

Та без раздумий бросилась в его объятия и, прижавшись, с отчаянием проговорила:

— Ник, больше никогда так не пугай меня! Ты не представляешь себе, в каком я сейчас душевном раздрае!

— Перестань, Мари! Мы будем вместе, чего бы мне ни стоило… — Не хочу снова слушать про твою дурацкую помолвку, если ты опять о ней! — горячо сказала девушка и умоляюще заглянула ему в лицо. — Неужели ты не понимаешь, обычаи обычаями, но тебе жить со мной, а не с ними. Что будут они значить, если уйдёт любовь, и останется только ненависть? Какой смысл мучиться всю дальнейшую жизнь? Ведь на одной привычке долго не протянешь, слишком долог наш век!

— Вся это пустая болтология… — бесстрастно отозвался Ник, но при виде отчаянного выражения написанного на её лице он смягчился. — Детка, мы не можем руководствоваться только мифическим чувством любви, иначе вымрем, как злосчастные динозавры. Ты этого хочешь?.. Мари, ты же большая де вочка и должна понимать, что в браке главное, это сама семья. Я совершенно уверен, что ты мне подходишь. Потому не бери в голову: всё будет хорошо.

Поверь мне, я не позволю нашему браку дойти до крайностей, — вздохнув, он добавил: — Но если такое случится, то я опять же поступлю с предписания ми эрейских обычаев и разведусь с тобой.

Девушка с любопытством глянула на него.

— Очень интересно! И хоть по твоему уклончивому тону, я заранее предчувствую, что мне не понравится ваш развод по-эрейски, всё же будь добр, рас скажи мне, в чём он заключается.

На лице Ника засияла обаятельная улыбка.

— На самом деле минутное дело, но ему предшествует куча формальностей, — легко проговорил он и, чмокнув девушку в щёку, ласково добавил: — У меня есть два предложения. Первое. Давай не будем больше ссориться. Хорошо? И второе. Как ты смотришь на то, чтобы съездить в однодневный круиз?

Можешь выбрать сама, куда мы отправимся.

Мари фыркнула и, смерив его недоверчивым взглядом, сердито сказала:

— Поганец, ты, Ник! Скажи уж прямо, что не хочешь говорить, в чем состоит ваш развод, да и с помолвкой ты чего-то темнишь. Разве мы… Ладно, фиг с тобой, все равно из тебя ничего не вытянешь, — её глаза радостно заблестели. — Значит, так! Мы едем во Францию, я страшно по ней соскучилась. И ми нимум на неделю, а не на день. Понял? Учти, на меньший срок я не согласна.

С сомнением посмотрев на оживившуюся девушку, тот проворчал:

— Ну, нет! Неделя это слишком долгий срок: у меня море дел… ну, не знаю. Конечно, я могу пойти тебе навстречу, если ты меня хорошо об этом попро сишь или… дай подумать, — он скрестил руки на груди и с задумчивым выражением посмотрел наверх. — Например, откажешься от своих самостоятель ных занятий.

— Нет! Только не это!

— Пожалуй, я погорячился с круизом, — недовольно произнёс Ник. Видя, что личико девушки разочарованно вытянулось, он снисходительно доба вил: — Ладно-ладно! Не расстраивайся заранее, так и быть пойду тебе навстречу. Мы едем во Францию на неделю.

— Ура! Это так здорово вместе побродить по знакомым местам! Спасибо! — завопила счастливая девушка, повисая у него на шее.

— Э, нет! Будь добра, поблагодари меня как положено. Скажи мне спасибо по-эрейски, — Ник удивлённо приподнял бровь. — Ты должна знать эту фра зу, поскольку она входит в первый урок по изучению языка, — он нахмурился и смерил виновато понурившуюся девушку строгим взглядом. — Мари, очень плохо, что ты с первого дня нарушаешь все мои планы, — вздохнув, он недовольно проворчал: — Балую я тебя, но учти это в первый и последний раз. Ладно, повторяй за мной: Сиа то мини, рай Никотан, миало толбибьен лимосте… ну, в чём дело, или ты уже раздумала куда-либо ехать?

«Что ж, можешь ничего не говорить. Я не имею права заставлять тебя, — его телепатический голос сочился ощутимым холодом. — Идём, а то мы к обе ду не доберемся до душа».

Мари с сомнением посмотрела на него, но всё же сказала требуемую фразу. В ответ Ник улыбнулся ей такой торжествующей улыбкой, которой позави довал бы и Чеширский кот.

— Не печалься, моя алин, у нас всё просто замечательно! — воскликнул он и, подхватив задумчивую девушку на руки, закружился по комнате.

Настенная панель плавно отъехала в сторону. Он подтолкнул её в душевую и перед тем как исчезнуть в ванной по соседству, деловито добавил:

— Даю тебе десять минут на сборы и вылетаем. Поторопись, время пошло.

«Вот чёрт! Почему у меня стойкое ощущение, что этот паршивец только что обманул меня?.. Всё! Больше никаких фраз по-эрейски, пока не выучу язык!» — глядя ему вслед, с досадой подумала девушка. Уже сидя в авиетке, она спросила:

— Послушай, а что я тебе вчера сказала в лаборатории, это же был эрейский язык?

Быстро глянув в её сторону, Ник улыбнулся и с ленцой ответил:

— Наверно, у тебя было временное просветление. К твоему сведению, это был единственный способ разорвать нашу помолвку в одностороннем поряд ке.

— Так я и знала, что речь идёт именно о ней! Значит, мы с тобой уже не помолвлены? — у девушки заблестели глаза, но она не спешила радоваться:

слишком уж был довольный вид у Ника. Тот насмешливо покосился в её сторону.

— Должен заметить, это очень древний обычай, и такое право даётся только женщине, правда единожды. Представляешь, какая несправедливость!

Ведь у нас бедных мужчин вообще нет такой возможности. Держись, дорогая, мы взлетаем.

Авиетка резко рванула вверх и Мари, не дружившая с высотой, отчаянно взвизгнула. Поймав её негодующий взгляд, Ник улыбнулся.

— Но-но, не нужно луж на полу! Всё уже закончилось. Прости, но медленней я не могу, а то нас накроет система защиты базы, — он усмехнулся. — Да, кстати о помолвке! Хочу порадовать тебя, моя алин, всё вернулось на круги своя. Мы снова вместе.

— Гад, ты обманул меня! Так я и знала, что ты специально заставил меня сказать ту идиотскую фразу! Дай угадаю, она наверняка отменяет сказанное мной вчера?

— Аллилуйя! Я всегда подозревал, что у тебя есть определенный ум и вот оно несомненное доказательство!.. Мари! С ума сошла! Прекрати драться! Не смей толкать меня под руку! Если мы по твоей милости свалимся в джунглях, то я оставлю тебя выбираться из них самостоятельно. А ты знаешь, какого размера тут водятся ягуары? Ты им на один зуб… — Ой, замолчи! Все что угодно, но только не эти кошки! Еще одно слово о них и я сама выброшусь вниз без парашюта!

— Чем тебе ягуары не угодили?.. Ладно, не будем об этом, а ты действительно что-то позеленела… Вояж в город Любви, где попутно выясняется есть ли Бог. Встреча предтечей Прилетев на место, как и при взлёте, они резко спикировали вниз, и в последний момент зависли в полуметре от бетонного пола небольшого гаража.

Выбравшись из авиетки на совершенно ватных ногах, Мари процедила сквозь зубы:

— Ё-моё! Очередная система защиты, или на этот раз ты просто резвишься?

— Опять угадала! Девочка моя, видишь, дело у нас идёт на лад! С каждым разом ты понимаешь меня всё лучше и лучше.

— Ага, то ли еще будет! А для начала не мешало бы прибить тебя за такое вождение! — фыркнув, пробурчала девушка и сердито добавила: — Чёрт! Как так можно приземляться, я же ног под собой не чую! Учти, изверг, обратно я с тобой не полечу.

— Да? И как ты доберёшься домой, если у тебя ни паспорта, ни денег?

— Ограблю кого-нибудь по дороге или вспомню золотые времена человечества и потащусь пешком. Если ты не наврал мне координаты Старой базы, то жди меня где-нибудь к зиме. Хотя нет гарантии, что доберусь. Конечно, можно срезать дорогу и пройти через Сибирь…интересно, сколько это будет в километрах… так-так, а если это количество перевести в астрономические единицы это будет ноль со сколькими знаками после запятой… — Смотри не промахнись мимо дома, а то будешь бегать кругами как мадам Блаватская.

В ответ девушка только фыркнула и, увлёкшись расчётами, совсем замедлила шаг. За это время Ник, ушедший далеко вперёд, наконец-то, заметил её отсутствие и, обернувшись, с досадой сказал:

— Мари, не отставай. Ну, что ты еле тащишься?

— Я же сказала, ноги не идут! — выдала та первую же пришедшую в голову отговорку и для убедительности состроила жалобную гримаску.

— Крейд! Ну, ты и неженка! — нетерпеливо воскликнул Ник и, оказавшись рядом, подхватил её на руки. — Ладно, так и быть донесу тебя, а то такими темпами к концу недели мы выберемся только из гаража.

— Неправда! Я спортивная девушка! — запротестовала довольная Мари. — Ты бы подольше пообщался с моей лучшей подругой Сонечкой, тогда бы не говорил, что я тащусь как черепаха: все познается в сравнении, — и с лёгкой обидой в голосе добавила: — Кстати, Ник, а почему ты начал ухлестывать за ней в Академии? Признай, что она до сих пор тебе нравится. Не надо скрывать от меня очевидного, я и сама это знаю, — она совершенно искренне вздох нула и прижалась щекой к его плечу. — Что ж, всё правильно, мне по всем параметрам далеко до Сони. Она у нас красавица с манерами истинной ари стократки и у неё есть ум и умение общаться с людьми. Не понимаю, что ты нашел во мне, на её фоне я бледно выгляжу.


Ник покосился на огорчённую девушку, и на его лице промелькнула улыбка.

— О, боги! Я и не подозревал, что у тебя так развит комплекс неполноценности!.. — видя, что она не собирается закрывать тему, он добавил: — Что-то у меня разболелась голова. Помолчи, если можешь.

— Подумаешь, какой неженка! Могу и помолчать! — подняв глаза, Мари смерила его внимательным взглядом. — Врёшь! Я знаю, когда у тебя болит го лова, то на твоём лице появляется такое остервенелое выражение, как будто ты нечаянно съел таракана и готов кого-нибудь за это убить. Итак, ты не от ветил мне на вопрос о Соне.

— И не собираюсь. К твоему сведению таракан таракану рознь и кое-где они считаются деликатесом. Очень даже ничего на вкус.

— Фу, гадость! — скривилась она и, помолчав, вкрадчиво добавила: — Ладно, не хочешь говорить о Соне, тогда скажи мне, кого ты предпочитаешь брю неток или блондинок?

— Понятия не имею! — рассеяно ответил Ник и приподнял бровь. — Зачем тебе это нужно? А понял! Ты собираешься организовать мне гарем. Умница!

— Держи карман шире! — девушка бросила на него обиженный взгляд. — Ишь, размечтался!.. Наверняка это блондинки. Как правило, все мужики за падают на глупеньких дурочек, — на её лице появилось мстительное выражение, — Значит, придётся пачками отстреливать блондинистых куколок, осо бенно крашенных, чтобы они поменьше кучковались около тебя… — Угомонись, Мари! — воскликнул Ник, отсмеявшись. — А то у меня будет на одну болтливую брюнетку меньше. Как только дойдем до спальни, там я с наслаждением её придушу. Ревнивица!

— Не передёргивай! В соответствии с трагедийным жанром это я обязана задушить тебя.

— Ничего не имею против, если обещаешь задушить объятиями. Перестань хихикать, ты щекочешь меня волосами… После сытного завтрака парочка решила пробежаться по туристским излюбленным местам, когда выяснилось, что Ник в последний раз бывал на ули цах Парижа во времена средневековья, а Мари только на каникулах, когда их семья ещё здесь жила. Да и то, как она сказала, Рени таскала её больше по своим любимым местам, не имеющим никакого отношения к общепризнанным достопримечательностям. Они сходили в Лувр, зашли в знаменитый Ла тинский квартал и погуляли по площади Согласия, там Мари, присев на бордюр фонтана скормила булочку вездесущим голубям. Погуляли они и по ноч ному Парижу, скептически посмотрели на хваленую железку, подсвеченную прожекторами и прочей светотехникой, а затем, забросив туристские тропы, перебрались в тихие парижские предместья.

Девушка могла часами бродить по сельским тропинкам мимо ухоженных полей и виноградников, вдыхая терпкий запах созревающего винограда.

Ник, сопровождая её, периодически ворчал, что это бесполезная трата времени. Но умиротворенность и радостный блеск в его глазах говорили о том, что ему очень нравятся их совместные вылазки на «пленер». Иногда, очарованные какой-либо старинной постройкой, они заглядывали к сельчанам, кото рые вопреки распространенному мнению о высокомерии французов, радушно встречали красивых молодых людей и от души угощали их обильной едой и терпким молодым вином, похожим на компот. Это была старинная Франция, в которой легко было представить себе, что где-то здесь до сих пор живут герои господина Дюма или потомки его знаменитых мушкетеров.

Как-то дня через три, за обедом, девушка спросила Ника о Киме, но тот ничего не ответил ей. Стиснув зубы, он швырнул на стол приборы и, с грохотом отодвинув стул, стремительно вышел вон. Мари опустила голову и на белую скатерть закапали слёзы. Она больше никогда не спрашивала Ника о шалов ливом компьютерном духе и даже не подозревала, что он тоже из-за него расстроен и клянет себя за то, что поторопился уничтожить искина.

Пока Ник отводил душу, выделывая в небе рискованные фигуры высшего пилотажа на старинном аэроплане, арендованном поблизости, Мари пошла в православную церковь и заказала поминальную службу за упокой души раба божьего Кима. Выйдя на узкую улочку, она стянула с головы косынку и озабоченно подумала, не является ли это святотатством по отношению к церкви. Но потом плюнула на свои сомнения, решив, что основная задача рели гии — это приносить людям утешение, без права интересоваться прочими их делами и намерениями.

«Существует ли вообще такая мифическая личность как Бог? — слабо улыбнувшись, подумала девушка. — И если «да», то интересно как он выглядит… Неужели это действительно добренький старец с нимбом и белой кудрявой бородой, как у Санта Клауса, который тысячелетиями безмятежно восседает на пышных облаках?.. Что-то мне не верится. Если Бог есть, то почему-то я представляю его похожим на Ника… мне кажется, у него такие же хищные по вадки… а ещё у этого синеглазого красавца веселый хоть и чуточку стервозный характер!.. А вдруг я права и Бог на самом деле выглядит именно так? — она хихикнула. — Хорошо бы получить какой-нибудь божественный знак, чтобы увериться, что я права в своих предположениях…»

Неожиданно с ясного неба хлынул теплый летний ливень из разряда «грибных», и по лужам заплясали огромные пузыри. В омытых дождём небесах вспыхнула тройная ярчайшая радуга. «Ура! Он существует! Я это знала! Приветствую Вас, Ваша Божественность!» — радостно завопила Мари под изум ленными взглядами прохожих. Подставив лицо дождю, она принялась прыгать, размахивая над головой как флагом, зажатой в руке косынкой. Вторя её воплям, с небес загремели весёлые раскаты грома в чём-то похожие на смех. Кто-то из молодежи включил музыку и вскоре вокруг девушки, радостно хо хоча, под проливным дождем танцевала уже целая толпа промокшей до нитки молодежи, бессмысленно выкрикивая вслед за ней: «Аллилуйя! Бог есть!

Возрадуйся Ваша Божественность! Я люблю тебя!»

Наконец, Мари спохватилась, что Ник давно её ждет, и ловко вывернулась из рук огорчённого кудрявого паренька. Одарив его напоследок белозубой улыбкой, она сокрушенно развела руками, говоря, что ей пора. Девушка стащила с ног раскисшие туфли и, громко напевая только что услышанную пе сенку, стремглав понеслась вдоль улочки, с удовольствием шлепая босыми ногами по тёплым мутноватым лужам. Мальчишечка сразу же отстал от неё, — человеку невозможно догнать вампирку, когда она этого не хочет.

Вернувшись домой, вся промокшая, но совершенно счастливая Мари, не раздеваясь, бросилась в кровать. Как только её голова коснулась подушки, она сразу же провалилась в яркое сновидение. Девушка увидела, что стоит на высоком пологом зеленом холме и смотрит на прекрасный белый город, раски нувшийся у её ног. Откуда-то доносился равномерный шум морского прибоя, и невидимое до поры, море дарило свою прохладу и свежесть ветру, спасая от изнуряющей полуденной жары. В радостно-приподнятом настроении она осмотрелась вокруг — природа буйствовала, истекая весенними соками. Чи стая зелень трав перемежалась яркими пятнами полевых цветов и лишь редкие деревья нарушали их ковровое однообразие. В основном это были сосны с плоскими кронами и искривленными стволами. Девушка прикоснулась к теплому чешуйчатому стволу ближайшего дерева и с легкой досадой ощути ла, что вляпалась в вязкую смолу. Неожиданно тёплый хмельной ветер налетел на неё, ероша длинные распущенные волосы, и снова вернул ей счастли вое расположение духа. Отбросив с лица пряди, мешающие обзору, она жадно вдохнула пьянящий аромат разогретой под солнцем земли.

— Здравствуй, Мари! Вижу, тебе пришёлся по душе мой мир. Я рада. Как тебе наша столица? Правда, бесподобно красивый город?! — раздался хрипло ватый голос.

— Думаю, да! Правда, для меня далековато, и я не могу рассмотреть отдельные детали, но в целом производит ошеломляющее впечатление. Не город, а волшебная сказка! Вот уж не знала, что он сплошь может состоять из дворцов и парков! — живо откликнулась девушка и покосилась на стоящую рядом с ней изящную темноволосую незнакомку, одетую в богатый эрейский наряд. — О! Я тебя знаю! Недавно во сне я видела твой бой с рыжеволосым красав цем. Ты преотлично дралась! — восторженно воскликнула она и эрейка, сдержанно улыбнулась её восторгу.

— Понятно. Как воплощения Лоти, мы имеем провидческий дар. Что касается боя, то я обязана уметь драться. Всю мою сознательную жизнь меня гото вили к должности судейского чиновника, который обязан лучше всех владеть туаши. Ведь с его помощью мы несём людям правосудие.

— Ой, как интересно! Расскажи!

— Как-нибудь потом. Давай поговорим о тебе. Вижу, что зрение у эреев со временем стало хуже. Или только у тебя оно такое плохое? Видишь вон ту скульптуру в королевском парке, которая изображает крылатую богиню Весны?.. Ту, что находится рядом с двойным каскадом! — нетерпеливо сказала эрейка и, смерив долгим взглядом подслеповато щурящуюся Мари, презрительно добавила: — Слепуша!

— У меня отличное зрение! — запротестовала та, но как ни напрягала зрение, вместо скульптуры видела смутное пятно. Наконец, она сдалась. — Нет, ничего не вижу, хотя у меня единица. Во всяком случае, так говорят врачи.

— Ладно, не трудись! И так ясно, что у тебя нет нужной остроты зрения, что неудивительно. Я так полагаю, что у вас повсюду отвратительно загажен ный воздух вашими вонючими повозками и жутким количеством дыма, идущего из огромных труб. Какого крейда вы там столько жжёте, хотелось бы мне знать?.. Знаешь, у меня тоже было видение, и я ужаснулась, увидев мир, в котором ты живешь. Бедняжка! — с глубоким сожалением сказала незна комка и поспешно добавила: — Мари, у нас осталось мало времени, и пока мы вместе, я хочу с тобой поговорить. Прости меня, пожалуйста! Не предупре див тебя, я сказала раю Никотану формулу эрейского развода, а затем не вмешалась, когда он хитростью заставил тебя её отменить. Теперь уже нельзя ничего не изменить, — она вздохнула и виновато посмотрела на Мари. — Скажи, ты не злишься, что из-за моей оплошности, ты потеряла единственную возможность разорвать помолвку? Правда, если ты его любишь, то всё это совершенно неважно.


Тёмные глаза эрейки требовательно уставились в лицо девушки, но та опустила голову, рассеяно глядя на суетящихся под ногами деловитых мура вьев.

— Да, нет! С чего мне злиться? Если бы не ты, то у меня не было бы и этой возможности. Что касается Ника, то я люблю его. Причем, так, что готова жизнь ради него отдать. Другой вопрос, хочу ли я быть вместе с ним. У нас не очень складываются взаимоотношения, слишком велика пропасть между нами и в веках и в культуре. Иногда я думаю, что нам не преодолеть её и потому лучше заранее расстаться, чем понапрасну трепать друг другу нервы.

Только он уперся и не хочет слушать моих опасений. Не спрашивая моего желания, он решил перевоспитать меня в соответствии со своими требования ми. Сама представляешь, в каком я восторге от такой перспективы.

— Знаешь, Мари, по моему мнению, твои слова отдают трусостью. Ты ведешь себя как дурочка из сказки. Не помнишь такую? Девчонке у родника под мигнул паренек, а она уже живенько вообразила себе всю их совместную жизнь. Как они поженятся, и у них появится ребенок. Затем он подрастет, и его пошлют за водой. Несчастный ребенок поскользнется у ключа на скользких камнях и убьется насмерть. Так и ты: живете всего еще ничего, а ты уже во образила себе кучу грядущих несчастий. Ты еще ничего не сделала для преодоления этой пропасти между вами, а уже хнычешь, как все плохо. Вот крейд, мне бы твои проблемы! Мне в свое время пришлось гораздо тяжелее с моим королем. А у тебя замечательный и чуткий жених, и он далеко не такой жут кий садист, каким был рай Реотан. Вот с ним было жить, это как ходить по лезвию ножа! А рай Никотан очень похож на своего пращура райделина Вита тана, а тот был просто замечательный мальчик. Но, конечно, и с Никотаном тоже нужно уметь ладить, все-таки рай Реотан его дальний родственник, а наследственность — страшная штука. Скажи, почему ты не хочешь понять человека, которого ты по твоему утверждению любишь? Почему ты упорно со противляешься его попыткам привить тебе эрейский уклад жизни? Да, тебе будет нелегко, но за всё стоящее в жизни приходится платить немалую цену!

— Какого черта именно я должна ломать себя? Может, это ему стоит немного напрячься и понять меня?

— Кто-то должен сделать первый шаг! — нетерпеливо воскликнула эрейка. — Пойми, если вы оба приметесь бодаться друг с другом как два барана, вы ясняя кто кому должен, то у вас однозначно ничего не выйдет. Издревле принято, что женщина подстраивается к мужчине, у неё более пластичная нату ра. Что тебе не нравится? Ах, эмансипация! — она иронично фыркнула, — А тебе не кажется, что кто-то должен остаться дома, у семейного очага? Ска жи-ка, Мари, тебе по нраву истеричные мужчины с пылесосом и поварешкой в руках, которые по мобильнику бесконечно обсуждают новый покрой пи джаков, проблему с потенцией и простату? Нет?.. А женщины, которые курят как паровозы, обсуждая биржевые сводки, и мотаются по всему миру, за ключая миллионные сделки? Интересно, да?.. Учти, что со временем они еще валятся на больничные койки с инфарктом или язвой желудка, причем пол ностью деморализованные тем, что брошенные ими с детства дети только и ждут, когда они отдадут концы. Ведь работа — это тебе не поход в магазин, а образ жизни. Нет?.. Так какого крейда тебе надо?!

— Черт, откуда я знаю, что мне нужно? Я подумаю над этим, а сейчас хватит читать мне нотации, мало мне Ника с его проповедями! Кстати, у меня та кое ощущение, что я уже где-то такое слышала. Полнейшее дежавю…Постой, откуда ты знаешь современные термины?

— Вообще-то, это не только я, но и твои собственные мысли.

— Скажи мне, кто ты?

— Не могу. Но мы с тобой очень и очень близки.

— Значит, все-таки мы с тобой родственницы, я это сразу поняла по видению, уж очень мы внешне похожи. Почему ты сейчас со мной? Это ведь ты за ставила меня ударить Ника?

— Опять не могу сказать. И поверь мне, лучше тебе не знать ответа.

— Черт, что за тайны мадридского двора! Все вокруг меня только и твердят, что не могут ничего сказать! Что ты, что Ким, долдоните одно и то же на все мои вопросы.

— А ты раньше времени не суй свой нос туда, куда не нужно. Просто живи сегодняшним днем, — ведь многие знания приумножают многие наши пе чали. Так что ты решила по поводу замужества?..

Неожиданно эрейка замолчала. Она к чему-то прислушилась и её лицо осветилось сияющей улыбкой. Мари тоже услышала повелительный зов и бро сила удивлённый взгляд на собеседницу. Та поспешно сказала:

— Прости, но мне пора возвращаться домой. Как это ни прискорбно, но время нашей беседы вышло. Будь счастлива Мари! — крикнула она и, развер нувшись, со всех ног бросилась к чудесному белому городу.

— Подожди, ты куда? — завопила девушка, бросаясь следом. — Я же не сказала тебе, что решила по поводу замужества!

— А это не мне нужно говорить, а своему любимому человеку! — обернувшись, насмешливо выкрикнула эрейка и, нетерпеливо махнув ей рукой, по мчалась дальше. — Прости, Мари, но я спешу к моему королю!.. Пойми, я не хочу заставлять его ждать! У него такой вспыльчивый нрав, что лучше его лишний раз не нервировать, а то себе дороже! Прощай!..

Развлечения на отдыхе, как запланированные, так и экспромтом — Ну вот, сбежала! А у меня целая куча вопросов осталась не заданной!.. — спросонья пробормотала Мари, заслышав, как хлопнули распашные створ ки дверей в спальню.

— А ты задай их мне, любопытная алин! Может, я знаю кое-какие ответы. Кому это ты и во сне не даешь покоя? — спросил знакомый голос. — Подъем, спящая красавица! Или ты сегодня по совместительству работала лягушкой и от того вся мокрая? — и, не дожидаясь ответа, он добавил: — У меня есть небольшое предложение. Как ты смотришь на то, чтобы выбраться в театр? Я абонировал ложу в Garnier Opera. Не знаю, как ты, а я там целую вечность не был… — К чёрту театр! — лениво перебила его девушка. Перекатившись на бок, она подперла голову рукой и её глаза поползли на лоб. Ник был одет в корот кую куртку, а на его голове красовался старинный лётный шлем с огромными очками.

— Где ты шлялся в таком виде? — с удивлением спросила она.

— Развлекался, — глаза Ника заискрились смехом. Присев на край огромной кровати, он стащил краги с рук и, бросив их на пол, бесцеремонно выта щил девушку из кровати. — Давай, собирайся. В такую чудесную погоду грех сидеть дома. Если ты голодна, то перекусим где-нибудь в городе.

— Не хочу в театр, хочу в цирк! — запротестовала Мари. — Вот там я точно не была целую вечность! Ник, а мы сможем сегодня попасть в канадский цирк Солнца?

Тот призадумался и смерил её весёлым взглядом.

— Хорошо, детский сад, только для тебя билеты будут на ближайшее же представление, — с легкостью согласился он, и на радостях девушка захлопала в ладоши.

— Ура! Там дают такое чудесное представление с эльфами и злобными клоунами, а я так люблю сказки!

— Кто бы сомневался! — насмешливо отозвался Ник и, поймав её в объятия, поцеловал, а затем картинно вздохнул. — Крейд, зря старался, покупая те бе вечернее платье. С твоими плебейскими вкусами вполне хватило бы того, что у тебя сейчас имеется из одежды. Опять понакупила всякой дряни, смот реть страшно.

— Неправда ваша, дяденька! — обиделась Мари. — Я старалась брать вещи от известных кутюр!.. Ну-ка, покажи, что ты купил! — не выдержала она.

Не говоря ни слова Ник принёс ей огромную нарядную коробку и вручил её девушке. Та немедленно швырнула её на кровать и, сбросив крышку, за думчиво уставилась на её содержимое. — Замечательно! — наконец, пробормотала она и бросила на ходу: — Я в ванну и быстренько обратно, ничего не убирай!..

Как и обещала, Мари управилась быстро, но всё равно Ник уже успел переодеться в вечерний костюм и терпеливо её ждал, потягивая вино из старин ного хрустального бокала. Заслышав треск ткани, он обернулся и нахмурился.

— Вот, крейд! Зачем ты испортила такое красивое платье?!

— Терпеть не могу длинных балахонов! — спокойно сказала девушка и, прищурив глаза, задумчиво поглядела на злополучное платье. — Как ты дума ешь, может ещё немного снизу оторвать, чтобы было повыше колен?

— О, боги! Бедное платье от знаменитейшего кутюр! Я уж не говорю о его цене — вздохнул Ник и в его глазах заплясали смешливые искорки. — Драго ценности, я так понимаю, тебя тоже не интересуют? — допив вино, осведомился он.

— Ну, почему? Давай сюда! — рассеяно отозвалась девушка, тщательно нанося макияж.

Получив от него элегантные футляры и причудливые коробочки с драгоценностями, она открыла их и, выбрав нужный гарнитур, остальное небрежно побросала на столике.

— Вот этот браслет и брошка с зелененькими камешками вполне подойдут, — торжествующе заявила она и решительно оттолкнула руки юноши, ко гда он хотел застегнуть на её шее изящное украшение с изумрудами. — Нет! Никаких ожерелий! Терпеть их не могу!

— Делай, что хочешь, — сказал он и, вздохнув, налил себе новую порцию вина и отвернулся к окну.

— Готово! Ну, как? — раздался радостный возглас.

Ник повернулся, и его глаза расширились от изумления.

— Мари, с ума сошла? Зачем ты нацепила браслет на ногу?

Девушка вызывающе посмотрела на него и в её голосе прозвучали безапелляционные нотки.

— А мне так больше нравится!

— Ладно, делай, как знаешь, — сказал Ник, и быстро отвернулся к столику, пряча усмешку. Он поставил недопитый бокал и бесстрастно добавил: — Только не вини меня, когда тебе отпилят ногу вместе с браслетом. Ты хоть представляешь, сколько он стоит? На деньги от его продажи может не один год кормиться небольшое африканское государство… — Ты меня не любишь, если даришь дурацкие побрякушки, которые могут стоить мне жизни, — жутко обиделась Мари, сразу же уловив, что тот внут ренне смеётся над ней, хотя внешне никак этого не показывает.

— О, боги! Они явно решили покарать меня за самонадеянность, когда подсунули тебя в качестве моей алин! — горестно произнёс он, возведя глаза к потолку, и расстроенная девушка топнула ногой.

— Я тебя не держу! Сам не даёшь расторгнуть помолвку.

— Дорогая, еще полслова и никакого цирка не будет, мне его и дома предостаточно! — посерьезнев, отозвался Ник и Мари пошла на попятый, поняв, что вторглась на запретную территорию.

— Всё! Молчу, как рыба! Пошли я тебя кое-чем угощу. Ты еще не попробовал то замечательное мороженное, которое нам приготовила наша домопра вительница мадам Иветт. Оно у неё получилось не хуже, чем у Аннабель. Прелесть! Пальчики оближешь!

Видя, что он пребывает в хорошем настроении, девушке не хотелось портить чудесные, но очень хрупкие отношения, сложившиеся между ними. Во время их отпуска Ник всегда шёл ей навстречу и по мелочам никогда не спорил с ней. Она подхватила его под руку и потащила в столовую. Тот не стал с ней спорить, хотя поначалу намеревался поужинать в городе.

— Ладно, уговорила. Пошли, поедим твоё хвалённое мороженное и в том числе что-нибудь посущественней, а то я голоден как волк. Только учти, если измажешь платье, то я никуда с тобой не поеду. Я с Золушками не дружу.

По дороге к столовой они не прекращали шутливую перепалку.

— Чёртов сноб! Как будто кроме тебя кто-то заметит крошечное пятнышко от еды на моём платье! — донёсся из коридора обиженный голос девушки и не менее возмущенный ответ Ника:

— Ну, знаешь! Неужели у тебя повернется язык назвать крошечным пятно от целой тарелки жаркого, которое ты вывернула себе на колени?

— Не выдумывай, не было такого!

— Было-было! В том уличном кафе на Монмартре, куда ты меня затащила. Уж я не говорю о безнадёжно испорченном любимом белом костюме, кото рый ты задрызгала мерзким соусом.

В его голосе прозвучали обвинительные нотки, на что Мари фыркнула и её лице появилась забавная гримаска. Она припомнила, из-за чего приклю чился весь инцидент и, не удержавшись, хихикнула.

— Иди нафиг, сам виноват! Кто показал мне ту скабрезную надпись на стене? Я уж не говорю о сопроводительном рисунке… кстати, тот костюм мне никогда не нравился.

— Это ещё почему?

— Когда ты в нём к тебе так и липли окружающие девицы. И вообще с тобой невозможно гулять по людным местам. Держи выше ментальный щит, а то я на полном серьёзе начну отстреливать твоих поклонниц, они уже достали меня по самое некуда.

— Крейд, неужели на отдыхе я не могу немного расслабиться?

— Мне тоже хочется отдыхать, а не гонять липучек от тебя… После цирка совершенно очарованная представлением девушка отказалась сразу ехать домой и упросила Ника немного прогуляться по улицам сияю щего огнями города. Тот с сомнением глянул на нее, но все же согласился пройтись пешком до небольшого аэропорта, где он оставил авиетку, благо это было совсем недалеко. В отличие от Мари у него было не столь радужное настроение. Все представление ему пришлось сидеть с максимально поднятым ментальным щитом, подавляя внимание любопытных зрителей к их персонам. Но и это не очень-то спасало его от назойливого внимания: девчонки, си дящие по соседству, больше таращили глаза на него, чем на сцену, поэтому ему все время приходилось быть настороже и держать их на расстоянии, что бы не испортить вечер Мари. Хорошо, что та увлеченная действием не обращала внимания на всю эту мышиную возню, но Ник к концу вечера был на взводе.

И надо же было такому случиться, что в законопослушной Канаде они нарвались на самый настоящий преступный элемент. Точнее это преступному элементу не повезло нарваться на них. На темной улочке с облупленными домами, по которой юноша решил срезать дорогу к аэропорту, дорогу им засту пила компания парней-эмигрантов. Всеми правдами и неправдами эти бывшие и будущие уголовники из стран бывшего соц. блока добирались до благо получной и богатой Канады. И тут вдруг выяснили для себя очень неприятную вещь, оказывается, здесь, как и везде нужно долго и упорно работать, что бы добиться достатка и успеха, а вот к этому они не привыкли.

При виде выступивших из теней бандитов, Ник сразу же остановился. В предвкушении того, что он, наконец-то, сможет выплеснуть накопившееся за вечер раздражение, у него радостно заблестели глаза. Непререкаемым тоном он приказал:

— Мари, кыш наверх! Жди меня там, пока я немного разомнусь с этими ребятами. Тут у них есть тройка более или менее приличных бойцов, конечно, по человеческим меркам… — Можно я с тобой? Я тоже неплохо дерусь, люди мне не противники… — Прости, дорогая, но мне здесь и самому развлечений на один зуб. Не смей спорить, кыш наверх! Кому я сказал?! — рыкнул он, сопроводив свои слова соответствующим взглядом.

Презрительно фыркнув, рассерженная Мари немного отошла в сторону, чтобы не напугать банду раньше времени своими повадками, и стремительно взлетела на крышу невысокого дома. Не успела она устроиться поудобнее на рассыпающейся под ногами скользкой черепице, как краем глаза заметила две нечеловечески стремительные тени, бросившиеся к ней. Дальнейшие события от нее сокрыл туман беспамятства: девушку тут же сильно ударили по голове. Более высокий силуэт забросил ее на плечо и, спустившись, бросился со всех ног к машине, стоящей в соседнем переулке. Кинув девушку на зад ние сиденья, он сквозь зубы приказал своему напарнику, сунувшемуся было на переднее сиденье.

— Не ко мне, идиот! Сядь рядом с ней и свяжи, как следует. Как только почувствуешь, что она вот-вот очнется тут же бей ее снова по голове. Так надеж нее, а то нам неизвестно как она владеет менталом. Мало ли какие штучки они разработали в своей Академии.

Мальчишеский голос с опаской спросил:

— Лукас, а этот мудак нас не засечет? Говорят, что он все может… — Заткнись, кретин! Мирон клятвенно пообещал мне, что новая броня машины защитит нас от прямого сканирования через ноосферу, — все также неохотно процедил высокий светловолосый парень, нажимая на газ. — Этот подонок заплатит нам за все, что учинил с нашими близкими. Я его подстил ку настрогаю на мелкие кусочки и подам ему на блюде, пусть только попробует не исполнить наши требования!

— Ты что, с ума сошел? Мирон велел ее доставить в целости и сохранности! Он нас самих убьет, если мы не исполним его приказ… — деловитым тоном сказал парнишка лет шестнадцати на вид, не обращая внимания на злобный взгляд старшего напарника. Вдруг он пораженно воскликнул: — Ого, Лукас!

Ты только посмотри! Это же наша старая знакомая! Я ее помню! Честное слово, та самая, хотя она через неделю исчезла, после того как я появился у вас.

Это же та девчонка, которую этот гад оставил у нас в гнезде, и которая с детства обладала вампирскими способностями! Мирон как-то говорил, что если бы наша матушка так не ревновала ее к Владиславу, то может быть, он и ее взял бы в жены. Помнишь, тот говорил, что она вполне может быть способ ной к деторождению, потому что она… а, вспомнил это слово! Уникум.

— Заткнись, ублюдок! Владислав любил только нашу мать, а эта б… была для него только подстилкой. И насчет детей — это все враки. Если бы она бы ла способна к деторождению, то давно родила бы от кого-нибудь из нас, но, как видишь, этого не произошло. Ладно, прекращай девку щупать и поставь щит на всякий случай, чем черт не шутит. Сам знаешь, с кем имеем дело, а эту тварь я все равно порежу на кусочки и Мирон мне не помеха: это из-за нее Старейший разорил наше гнездо и убил почти всю семью.

— Ладно, не горячись! Давай ее сначала отвезем к нашему старшему. Сам знаешь, что лучше ему не перечить, Мирон не прощает непослушания.

— Мне этот мелкий ублюдок не старший, нос у него еще не дорос, чтобы мной командовать! — рыкнул Лукас, с тяжелой злобой глядя на лежащую без сознания девушку, но все же взял себя в руки и нажал на газ.

Ник сразу же насторожился, услышав шум отъезжающей машины, игра с бандитами моментально потеряла для него всю свою привлекательность.

Пройдясь по менталу, он не нашел там Мари и, не теряя времени, тут же бросился за отъезжающей машиной, оставив бандитов на произвол судьбы. К несчастью для них, один из отморозков бросился ему наперерез. В ярости юноша так ударил по банде из ментала, что те тут же попадали замертво. Тщет но пытаясь сосредоточиться, Ник стал поспешно сканировать ноосферу, но к его великому разочарованию девушки в ней по-прежнему не было. «Не мо жет быть! Неужели Мари убили? — красная пелена ярости стала застилать его глаза, в которых вспыхнули зеленые искры. — Нет! Нужно сосредоточить ся, она не умерла, иначе я почувствовал бы…». Сгоряча он бросился следом за автомобилем, но даже вампирская скорость движений не могла помочь до гнать стремительно удаляющуюся машину. «Замечательно! Я этих подонков тоже не ощущаю в ментале, значит, Мари там и скорей всего жива. Ну, все, сволочи, держитесь. Я вас обязательно отыщу, и мало вам не покажется!.. Мерзавцы, вам очень и очень повезет, если она будет в полном порядке, тогда я вам гарантирую королевское правосудие, и вы сможете быстро умереть…»



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.