авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 20 |

«FB2: “D ”, 30 March 2010, version 1.0 UUID: 7F3155B6-A96D-48BB-A80B-B61869874C3C PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Светлана ...»

-- [ Страница 9 ] --

Но мелких злыдней было слишком много, и когда в очередной раз я еле отмахалась от них и чуть не выронила туаши от усталости, пришло понима ние, что долго мне не продержаться. В состоянии полной апатии я прислонилась к каменному невысокому парапету мостика и, положив голову Ника се бе на колени, закрыла глаза. «Что ж, когда совсем иссякнут силы, нырнём в лавовый поток. Не хочу, чтобы мы попали в лапы чудовищ», — твёрдо решила я. В душе робко тлела надежда, что прыжок вниз — это выход из виртуальной игры, но что-то слабо верилось.

Потому гласом божьим для меня прозвучал тревожный голос Мирона:

— Мари, с тобой все в порядке?

Услышав его, я вскрикнула от радости.

— Господи, какое счастье, что ты пришел! Мирон, со мной все в порядке, помоги мне вытащить Ника, он без сознания!

Но тот, свесившись вниз, непреклонно прошипел:

— Детка, оставь его! На вас двоих у меня не хватит сил, хватайся за веревку, тебя я вытащу.

— Нет! Мирон, пожалуйста! Помоги мне вытащить Ника, я не полезу наверх без него!

— Оставь его, Мари, поднимайся одна! Я не могу отключить виртуал, с этой комнатой творится что-то невообразимое. Поверь мне, такого просто не мо жет быть, поэтому из нее нужно срочно убираться, а то будет поздно. У меня сильное подозрение, что к этой комнате подключилось нечто постороннее.

Пойми, это очень опасно!..

— Убирайся к чертовой матери! Либо ты вытащишь нас обоих, либо я здесь останусь, и пусть будет, что будет, — устало сказала я, но очевидно, в моем голосе прозвучало достаточно непреклонности, поэтому Мирон сдался. Помедлив, он быстро ответил:

— Черт с тобой! Но это будет на твоей совести, Мари, если мы тут все поляжем.

Ко мне спустилась веревка, и мы каким-то чудом выбрались наверх. Мирон совсем выдохся, помогая мне вытаскивать, норовящее выскользнуть из рук, безвольное тело Ника. Наверху я с трудом дотащила двух здоровенных мужиков к выходу, попутно разгоняя мохнатых тварей. Благо, что они были не такими серьезными противниками, как чешуйчатые демоны. Из последних сил вышвырнув мужиков в открывшуюся дверь, я вывалилась следом, за палено хватая ртом прохладный воздух родного Риоголиза. Напоследок я рубанула по лапе опрометчиво потянувшейся за мной, а затем, лежа на полу, ту по созерцала, как лохматая конечность скребет по нему черными загнутыми когтями. Внутри меня сразу же всё похолодело. «Это невозможно!» Я посмот рела на белобрысого вампира.

— Мирон, как такое возможно? Это же виртуальные монстры! Как же они могут существовать вне игровой комнаты?

— Дура! Я же говорил тебе, что это не виртуал! Не смотри на меня, я понятия не имею, что это такое! Об этом нужно спросить у твоего женишка, мне самому интересно, что же он такого нафантазировал в своей аппаратуре!

Ещё один неприятный сюрприз. Вопреки моим ожиданиям, наши раны не пропали, и я с усилием поднялась на ноги.

— Подожди, я отнесу Ника в регенерационную капсулу и вернусь за тобой. Хорошо? Мирон, ты потерпишь?

— Детка, если ты не заметила, я — вампир! — прошептал он, сползая на пол по стене. Его попытка принять вертикально положение не увенчалась успехом.

— Дурные вы мужики, а не вампиры! Жди меня здесь, я обязательно за тобой вернусь, и не вздумай отдать концы! Этого я тебе не прощу!

— Не беспокойся, моя принцесса!.. Я и с того света вернусь, если ты прикажешь… — чуть слышно прошептал белобрысый доходяга, с трудом припод нимая опущенную голову. Я в отчаянии посмотрела на него, но двоих мне было точно не дотащить. Сжав зубы, я подняла Ника. Черт! Он был уже в состо янии клинической смерти! Спасибо, что я вампирка, иначе дело было бы совсем плохо. Подключилось второе дыхание, и я со всех ног бросилась бежать по коридору.

Не помню, как я добралась до регенерационной капсулы и стащила остатки доспехов с Ника. В памяти осталось только одна четкая картинка — пре красное бледное лицо с полукружьями сомкнутых ресниц, исчезающее за смыкающимися створками капсулы.

Не знаю, сколько времени я просидела в ожидании, скорчившись около капсулы, но, наконец, она открылась, и, слава богу, живой Ник с трудом при нял сидячее положение. Я бросилась к нему, собираясь помочь, но он с досадой отстранил меня.

— Не нужно, не прикасайся… — раздалось сердитое шипение. У меня навернулись слезы на глазах, и я выпрямилась, собираясь уйти, но Ник поймал меня за руку и уже ласковее сказал: — Не уходи, детка, просто посиди рядом… я сейчас подключу внутренние резервы и постараюсь по максимуму окле маться… Выпустив мою руку, он снова лег и обессилено закрыл глаза. В терпеливом ожидании я опустилась рядом с капсулой. Немного поколебавшись, я взяла его за руку и прижалась к ней щекой. Черт с ней, с моей гордостью и решением больше не любить. Это ничто по сравнению с оглушающим страхом поте рять его навсегда. Несмотря ни на что, я должна знать, что он жив и с ним все в порядке, а остальное ерунда не стоящая внимания… Потеплевшая ладонь шевельнулась в моей руке, и Ник ласково погладил меня по щеке.

— Кажется, я пришел более или менее в норму, — сказал он, выбираясь из капсулы. — Давай-ка, теперь ты забирайся внутрь, твоя очередь… — О, матерь божья! Я совсем позабыла о Мироне! Ник, я быстренько, только туда и обратно. Пусти! Он чуть живой и ему позарез нужна регенерация, гораздо нужнее, чем мне!.. — лихорадочно пробормотала я, предпринимая бесполезную попытку вырываться из его рук, но мое лицо мгновенно облепи ла маска и я плавно соскользнула в беспамятство.

На грани забытья я услышала тихий голос Ника, укладывающего меня в капсулу:

— Не так быстро, дорогая. Твое здоровье для меня гораздо важнее, тем более, сейчас… «Чертов дурак! Мирон может умереть, пока я здесь валяюсь… я не прощу себе этого, после того как он спас нас обоих… — мелькнуло напоследок в со знании перед тем как оно окончательно отключилось. — Пропади ты пропадом со своей непрошенной заботой, Ник! Опять ты все решаешь по-своему, нисколечко не считаясь с моим мнением!»

«…и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим»

Задержавшийся у регенерационной капсулы Ник задумчиво посмотрел на спокойное лицо лежащей девушки и багрово-чёрным калейдоскопом перед его мысленным взором промелькнули недавние события. Он досадливо поморщился, вспомнив, что чуть не проиграл неизвестному существу, оказавше гося страшным противником.

«Да, дела! Если бы не помощь Мари, лежать бы моим косточкам где-нибудь на чужбине… нет, и их бы не осталось, сгорели бы в лаве, — на его осунув шемся бледном лице появилось озадаченно-удивлённое выражение. — Как ей удалось вытащить меня, ума не приложу!.. Дорогая, хочешь, чтобы меня со весть заела? Не выйдет!» Он опустился на ступеньку и, закрыв глаза, устало сгорбился.

«Интересно где это мы оказались?.. Уже неважно. Опять я уклоняюсь от темы. Сейчас нужно решить, что делать с Мари, а то моими стараниями она подошла к опасной психологической грани. Не зря у нас в пансионе во время занятий ритеном часто меняли воспитателей. Методика сама по себе жест кая и нехорошо, когда помимо неё накладывается личное отношение к воспитуемому. Да и я перемудрил, подключив дрессировку рабов, — он расстроен но вздохнул. — В конечном итоге эта мешанина мне же вышла боком. Хотел, чтобы Мари оставалась по воспитанию знатной эрейкой и в то же время без ропотно подчинялась мне, а вместо этого получил полномаштабную партизанскую войну… Ладно. Хватит цепляться за неё, пришла пора отпустить…» На лице Ника появилось упрямое выражение. «Нет!» Он вскочил на ноги и прошёлся по лаборатории.

— Пропади все пропадом! Почему я должен всё время чем-то жертвовать? — рассерженно пробормотал он и, подойдя к капсуле с девушкой, сложил ру ки на груди и уставился на неё немигающим взглядом.

Наконец, Ник принял решение, и его губы тронула лёгкая усмешка.

«Конечно, такой поступок — чистейший эгоизм с моей стороны, но я никому не собираюсь дарить свою алин, тем более какому-то выродку из гнезда Владислава!»

Он оживился, и к нему вернулась былая лёгкость движений, а с лица исчезла «интересная» вампирская бледность и его смуглая кожа окрасилась лёг ким румянцем. Ощутив перемены, он прислушался к своим ощущениям и довольно усмехнулся.

«Замечательно! Стимуляторы сделали своё чёрное дело! Конечно, злоупотребление внутренними резервами аукнется мне зверской головной болью, но это будет завтра, не сегодня, — бодро подумал он. — Что ж, пора всерьёз заняться моим пленником. Когда я тону с головой в работе, а поблизости бол тается безхозная спасательная лодка, крайне глупо не воспользоваться ею. Мальчишке с его талантами уже хватит болтаться без дела и заниматься ерун дой, строя мне мелкие каверзы…»

Поход потайными путями до тренажерного зала с выходом в виртуал занял у Ника считанные минуты. Обессилено прислонившись к стене, истощён ный пленник сидел на прежнем месте — там, где его оставила девушка. Войдя внутрь, Ник подошёл вплотную к белобрысому вампиру и окинул его ис пытующим взглядом. Мирон сразу же насторожился, почувствовав его изменившееся отношение и, не поднимая опущенной головы, глухо произнес:

— Как-то я сразу подумал, что придешь ты, а не Мари.

Ник фыркнул.

— Не сомневаюсь в твоих аналитических способностях. Идём, я отведу тебя.

С неожиданной прытью Мирон уклонился от его руки и, стиснув зубы, прошипел:

— К чёрту! Сделай мне тонизирующий укол, и я сам дойду. Не хочу, чтобы ты прикасался ко мне!

— Никаких уколов! — безапелляционно ответил тот и в ответ на негодующий взгляд юноши, пояснил: — При отсутствии внутренних резервов, тебя убьет новая доза стимулятора. Подъём! На месте я закачаю в тебя новую порцию укрепляющих средств, а потом ты нормально поешь, и со временем при дёшь в норму… — К черту! Не смей меня тащить, я не хочу! — Мирон отполз подальше от Ника.

— Неужели до сих пор неясно, что мне наплевать на твои желания? — насмешливо фыркнув, сказал тот и ухватил упрямца за шиворот. — Это я не хо чу, чтобы Мари расстраивалась, обнаружив наутро, что ты сдох.

— А-а! Все-таки ты не такой отъявленный негодяй, как я думал! А то мне совсем было показалось, что она тебе до лампочки, и ты об мою девочку, толь ко что ноги не вытираешь, заставляя её пресмыкаться перед тобой… Резко повернувшись, Ник схватил пленника за горло, и тот полузадушено захрипел, повиснув в воздухе.

— Будет лучше, если ты раз и навсегда запомнишь, что здесь нет никакой твоей девочки, — процедил он, но вспыхнувшие было зеленые искры в его глазах, тут же угасли. — Твое счастье, что у такого идиота как ты, столь редкостный талант к моделированию новой техники. Только знай, мой наглый дружок, несмотря на это я все равно убил бы тебя. Но тебе страшно повезло. Я знаю, как ты относился к Мари в детстве. Будучи сам слабаком, несмотря на побои, ты изо всех сил поддерживал её в тяжелое время. В благодарность за это и только за это я до сих пор нянчился с тобой. Но ты чрезмерно обнаглел, разгуливая по Риоголизу как у себя дома, хоть я не давал тебе такого разрешения, — на лице Ника появилась страшненькая гримаса и в его тёмных глазах снова разгорелись сумасшедшие зеленые огни. — Как ты смеешь в моем присутствии называть мою алин своей девочкой?! — злобно прошипел он, и его сильные пальцы тисками сжали горло белобрысого вампира. У того полезли глаза на лоб.

— Постой! Не горячись! — просипел Мирон, беспомощно хватая его за руку. — Не забывай, это я вас вытащил с Мари из того ада!

Отпущенный Ником белобрысый вампир распластался на полу. Схватившись за горло, он задыхался и кашлял, и его тощее длинное тело сотрясалось от сильнейших судорог. Ник встал над ним и, заложив руки за спину, с неприклонным видом приказал:

— Вернись к себе в комнату и сделай укрепляющий укол. Ползи хоть всю ночь, но чтобы утром был на месте. Причём, более или менее в норме, иначе пожалеешь, что появился на белый свет, — и презрительно добавил: — Кстати, помойся, от тебя воняет.

На глазах Мирона выступили слезы.

— Сволочь! — прошептал он вслед удаляющейся высокой фигуре.

— Ещё слово и ты прогуляешься в долины предков, и лёгкой смерти я не обещаю тебе, — донесся до него холодный голос. — Поторопись, до рассвета осталось немного.

В коридоре Ник снова нырнул в потайной ход, торопясь к пробуждению девушки. Он успел вовремя и когда створки полупрозрачной капсулы распах нулись, потянулся вытащить её наружу. Но ловко увернувшись от его рук, она сама выскочила наружу и, напряженно выпрямившись, холодно спросила:

— Мой райделин, Вы не возражаете, если я приму душ?

— Хорошо, Мари, — помедлив, ответил Ник, и в его голосе прозвучало чуть слышное разочарование. Девушка по-прежнему была настроена продол жать свою войну. Он буднично добавил: — Будь добра, разбуди меня ровно в шесть и приготовь на завтрак амители и солейкув.

— Будут ещё какие-то распоряжения, мой райделин?

— Нет. Ты свободна, можешь идти.

Безмолвно поклонившись, девушка исчезла за дверью, и Ник огорченно хмыкнул, глядя ей вслед.

«Крейд! Примирения не получилось, а жаль!.. Что ж, тогда не имеет смысла и дальше удерживать мою алин в Риоголизе. Как и задумывалось, пора от правлять её к Михаэлю. Пусть оклемается в привычной для неё обстановке, а то атмосфера между нами что-то слишком накалилась. Пока не поздно, нужно направить наши взаимоотношения в иное русло, — он вздохнул. — Оно и к лучшему, ведь по-любому у меня нет времени на исправление создав шейся ситуации, да и мальчишка требует внимания. На настоящий момент он для меня важнее, чем возня с Мари».

*** С большим трудом Мирон добрался до своей комнаты и обессиленно растянулся на полу. Он понимал, что ему опять повезло, ещё немного и Старей ший убил бы его, невзирая ни на что — камнем преткновения в очередной раз послужила Мари. Правда, до сих пор он был жив опять же благодаря де вушке. Мирону единственному из всего гнезда Владислава повезло пережить встречу с легендарным создателем вампирской расы, и он догадывался по чему. Накануне Ник сам подтвердил его догадку, сказав, что поступил так только из-за его отношения к Мари.

Попав к Владиславу после инициации двенадцатилетним мальчишкой, Мирон с самого начала как мог защищал десятилетнюю девчушку, какой то гда была Мари, за что собратья несколько раз избивали его буквально до смерти. Но он выжил и с прежним упрямством пытался организовать ей побег.

Ведь в самом начале он поневоле предал свою юную подружку. Любя Мари, парень из-за неё страшно ненавидел Старейшего, считая его источником всех её бед. О его запредельной жестокости при генетических чистках ходило много нелицеприятных слухов. Как и все в гнезде Владислава, он считал, что тот за ненадобностью бросил у них странную девочку-вампирку. Тем более что Рамона, их ненормальная мамаша заявила, что она генетический выродок и Старейший велел не церемониться с малышкой. Вот с ней и не церемонились. При воспоминании о том, что пришлось пережить Мари, у Мирона до сих пор сводило скулы от гнева, и он был готов собственными руками удушить своих вампирских родителей и некоторых из братьев.

С того момента как Старейший совершил налёт на гнездо Владислава и с небывалой жестокостью вдребезги разнёс его, не оставив камня на камне.

Мирон заподозрил, что тут дело нечисто и с его стороны это не обыкновенная генетическая чистка. Перед тем как убить Старейший жутко пытал своих жертв — таких зверств за ним ещё не числилось, а затем начал планомерно уничтожать тех, кому посчастливилось спастись. Увидев его воочию, парень понял, что они с Мари близкие родственники. Он сразу же заподозрил, что скорей всего он оставил свою юную родственницу Владиславу на воспитание, а не бросил девочку на растерзание только из-за того, что у него самого не поднялась рука убить маленького вампирского уродца — как это преподносила их мамаша со слезами умиления на глазах. Именно она встречалась и беседовала со Старейшим, а затем привела девочку в гнездо. Рамона была в полном восторге от легендарного создателя вампиров и уверяла всех, что он очень молод и прекрасен как ангел. Правда, ей никто не верил, включая собственно го мужа.

Мирон оправдал Ника в отношении девушки и ему было невдомёк, что у того рыльце-то было в пушку. Передавая девочку ненормальной Рамоне — когда хотела, та умела казаться рассудительной и была крайне обворожительна — тот не удосужился пояснить ей, почему оставляет её у них в гнезде. К тому же в присутствии Рамоны он обращался с ребёнком крайне пренебрежительно, и та сделала соответствующие выводы. Страшно боясь, что Старей ший уничтожит их гнездо, она почему-то решила, что он хочет их руками избавиться от неё. В чём-то Рамона была права, уловив его невольные путаные эмоции по отношению к девочке. Она давно бы убила её, замучив насмерть, но Владислав медлил, сомневаясь, и не давал расправиться с ней. Правда, он не препятствовал издевательствам над Мари, а когда она подросла, немедленно положил на неё глаз.

Узнав об этом, Рамона жутко взбесилась и свою ярость выплеснула на невинную жертву изнасилования. Однажды пятнадцатилетняя девочка не вы держала и, доведённая до безумия, голыми руками вырвала ей сердце. Тогда-то Мирона в очередной раз избили до полусмерти за её защиту, и бросили на склоне горы, а Мари уволокли к гнезду и, очнувшись, он тщетно затыкал уши, чтобы не слышать её жутких криков. Снова впав в беспамятство, он не ви дел появления Старейшего, который отобрал истерзанную девочку у озверевших вампиров, а затем вернулся и сжёг дотла гнездо Владислава. Все же часть его выкормышей уцелела, находясь в разъездах во время налёта, и впоследствии счастливо избежала сетей Ника.

Тоже ушедший в подполье Мирон оброс криминальными связями, но не сразу нашёл Мари, а затем издалека наблюдал за ней, не вмешиваясь в её жизнь. Он порадовался, что она попала в замечательную семью и что её любят новые родители. Зная кто они, он был спокоен за девушку. Но она пропала из дома, и никто не знал, где она находится. Мирон встревожился. Он немедленно прошерстил остатки гнезда Владислава. Вампирские собратья, связан ные с ним эмоциональными узами не могли укрыться от него. Мирон опасался их мести Мари, но у них её не было, и тогда он использовал их ненависть для поиска девушки. У него оставался ещё один объект для подозения в похищении.

Ревнуя и не доверяя Старейшему из-за прошлого, и ещё не видя его воочию, в то время Мирон решил, что тот силой удерживает девушку для каких-то своих неблаговидных целей и против него даже Палевский бессилен. Ему не могло прийти в голову, что мальчишка, болтающийся в последнее время у Палевских, и есть легендарный создатель их вампирской расы. Потому он задействовал все средства для её поиска, включая сепаратистов, но тщетно. И когда ментальное излучение девушки случайно засекли в Канаде, он страшно обрадовался и пошёл на рискованный шаг по её освобождению, за что и сам поплатился свободой.

*** В огромном уютном помещении столовой, залитом солнечным светом, находилась красивая темноволосая девушка, одетая в зеленое эрейское платье.

На удивление плавными изящными движениями, она сервировала стол для завтрака на двоих. В ней не сразу можно было признать прежнюю Мари — прошедший год наложил на нее неизгладимый отпечаток. Канули в вечность ее нелепые аляповатые наряды, и громкий беспричинный смех. Вечно рас трепанная веселая девица с несколько угловатыми порывистыми движениями дикого жеребенка бесследно исчезла и эта утонченная леди не имела к ней ни малейшего отношения. В сдержанной манере поведения девушки не наблюдалось ни малейшего намека на вульгарность, а её прическа и наряд являли миру бездну вкуса и изящества.

Тихонько напевая, Мари с рассеянной улыбкой ставила на стол необычные эрейские приборы. Она долго не могла найти места для черной вазы с цве тами, и потому решительно отправила её в утилизатор. Когда почти всё было готово, девушка внезапно замолчала. Замерев, она к чему-то прислушалась, а затем стремительно обернулась к двери, и застыла в несколько напряженном ожидании. Выражение легкой грусти на её лице сменилось непроницае мо-холодной маской. Дверь распахнулась, и в столовую как всегда стремительной походкой вошел Ник в темно-синем эрейском костюме. Мари при виде его склонилась в изящном поклоне и, выпрямившись, поприветствовала его мелодичной фразой. Ник хмуро глянул на неё, но вежливо ответил на эрей ском языке. Сняв камзол, он небрежно бросил его на соседний стул, и сел на свое место.

Дальнейшая церемония протекала по уже отработанному сценарию. Мари подала завтрак и, поклонившись, вежливо спросила, не желает ли он еще чего-нибудь. Когда тот отрицательно покачал головой, девушка, пожелав ему приятного аппетита, подошла к своему месту, и изящно опустилась на стул.

Демонстрируя великолепную осанку и безупречные манеры, она принялась за еду. За столом воцарилось привычное молчание — во время завтрака по эрейски разговоры не приветствовались без крайней на то нужды.

Но по окончании совместной трапезы Ник не ушел, как обычно в лабораторию, а остался сидеть за столом. Выбитая из привычной колеи, девушка за нервничала под его пристальным взглядом, и потому первой нарушила молчание. Надменно выпрямившись, она взяла бокал с соком, и произнесла сдер жанным тоном:

— Райделин, надеюсь, что вы остались довольны завтраком. Если так, то каковы будут Ваши распоряжения на завтра?

— Принеси мне криту, она лежит на камине.

Тоненькая стеклянная ножка бокала хрустнула в руке девушки, и по безупречно-белой скатерти разлилось безобразное темно-фиолетовое пятно. Под нявшись из-за стола, она напряженно застыла. Из-под непроницаемо-холодной маски мелькнуло растерянное выражение, но тут же мгновенно исчезло.

Мари решительно вздернула подбородок и, больше не мешкая, стремительной походкой двинулась к камину. Встав на колени рядом с Ником, она протя нула ему криту.

— Простите, мой райделин, я перед Вами провинилась. В следующий раз я обязательно постараюсь исправить свое упущение, если Вы будете столь снисходительны и подскажете мне, в чем оно заключалось… — Встань в центр иметис, моя алин, — властно приказал Ник, и девушка не посмела ослушаться. Она поднялась на ноги одним текучим движением, и мгновенно оказалась на указанном месте. Затем подняла голову, и пристально посмотрела на него, её полные губы слегка дрогнули от сдерживаемого на пряжения, а в темных глазах заполыхал фиолетовый гневный огонь. Ник нахмурился, видя столь явный вызов, и резко произнес:

— Моя алин, ты по-прежнему слишком медлишь, выполняя мои приказы. Постарайся впредь этого не делать, а то я могу счесть, что ты плохо усвоила азы ритена. Всегда помни, что непослушание наказуемо. Или ты горишь желанием вернуться к занятиям с критой?

— На ваше усмотрение, мой райделин, — сквозь зубы процедила девушка.

— Ты по-прежнему дерзка, Мари, так дело не пойдет, — тихо произнес Ник, с печалью глядя на угрюмо застывшую девушку. Он встал и, мерно посту кивая плетью, медленно обошел её кругом. Внезапный удар ожег левую руку Мари, располосовав ей кожу от запястья до среднего пальца. Она глянула на обильно вытекающую кровь из раны, и её лицо исказила мгновенная жуткая гримаса, но огромным усилием воли девушка сдержалась от яростного кри ка и её лицо застыло в прежней непроницаемо-холодной маске.

— Уже лучше! Ты демонстрируешь похвальное самообладание. Вижу, некоторые из моих уроков не прошли для тебя даром, — сказал Ник, одобритель но посмотрев на неё, и неожиданно добавил: — Не хотелось бы этого признавать, но ты мне не подходишь, дорогая.

И он резко, без перехода выстрелил в Мари эрейской фразой:

— Аи алин, райдиэль Мариэль, митра тиб эт лад и, а ноа. Логдюс амии доро сита лук е сю дадьоэ… Мари, куноз ар ди де! Ае алин, райделин Никотан, митра тиб эт лад и, а ноа! Логдюс амии доро сита лук е сю дадьоэ.

— Ри… Ае алин, райделин Никотан, митра тиб эт лад и, а ноа! Логдюс амии доро сита лук е сю дадьоэ, — машинально повторила девушка по приказу Ника и ошеломленно уставилась на него, но тот больше не обращая на неё внимания, пошел к выходу.

— Нет, постой! Я ничего не понимаю!

— Что здесь понимать? Радуйся. С этого момента мы свободны друг от друга.

— Почему ты разорвал нашу помолвку? — завопила она, стремительно заступая ему дорогу. — Ник, не смей удирать, по обыкновению ничего мне не объясняя!

— Мари, опять ты орешь как базарная торговка!.. — рассердился он и, опомнившись, издевательски ей поклонился. — О, простите за грубость, райди эль, отныне это не моё дело, — огибая остолбеневшую девушку, он добавил ледяным тоном: — Что тут объяснять? Всё ясно. Насколько мне припоминает ся, помолвку невозможно разорвать в одиночку, для этого процесса нужно обоюдное согласие и ты его дала. Можешь хоть сейчас отправляться домой, я задам авиетке нужный курс.

Не дойдя до двери, он обернулся, застигнутый врасплох непривычно высоким ломким голосом девушки:

— Мой райделин, простите меня за принёсённые Вам неудобства и в том числе за разрыв помолвки. Вижу, Вас крайне раздражает моё присутствие, ес ли Вы бежите от меня. Я постараюсь больше Вас не утомлять. Как только соберу свои вещи, я тут же уеду. Только один вопрос, могу я на время взять это платье? Мне не в чем уйти, но я обязательно его верну… — Крейд! Забирай, что хочешь, мне твои тряпки не нужны, — раздражённо отозвался Ник.

— Мне тоже ничего от Вас не нужно, мой райделин. Я все верну.

— Похвально, что у тебя отсутствуют стяжательские наклонности, — фыркнул он и неожиданно мягко добавил: — Прощай, дорогая. Если соскучишься, то наведывайся. Поверь, я всегда буду рад тебя видеть.

— Спасибо на добром слове, мой райделин, — склонившись в поклоне, холодно ответила девушка. — Думаю, я воздержусь от визитов в Риоголиз, по скольку не вижу в них никакой необходимости.

— Как знаешь, мое дело предложить… — с лаской в голосе отозвался Ник, и в его глазах заплясала лукавая смешинка.

— Я знаю! — перебила его Мари, нервно теребя складки длинного платья. При этом она лихорадочно размышляла, откуда у неё взялось чувство дежа вю. «Не помню кто, но кто-то уже смотрел на меня с такой же нахальной улыбочкой. Точно также я была готова сначала прибить поганца за гнусное по ведение, а затем немедленно простить…»

Наверху раздался неслышный вздох. «Виноват, детка! Честное слово, я больше не буду!», а затем мягкий смех, которому вторило насмешливое коша чье фырканье. «Свежо предание, да верится с трудом!» Участники внизу ничего не услышали из верхнего диалога.

Пожав плечами, Ник двинулся к двери. Уже на ходу он добавил:

— Да, ещё одно, не забудь попрощаться с Мироном. Похоже, он влюблен в тебя по уши и не переживет, если ты убежишь не увидевшись с ним.

— Хорошо. Я обязательно к нему загляну, если это Вас беспокоит, — процедила Мари сквозь зубы. «А тебе значит глубоко наплевать на меня!» — с него дованием подумала она.

Дверь бесшумно закрылась, отрезая её от прошлой жизни, и Мари без сил рухнула на стул. Она посмотрела на распухшую руку. «Н-да, интересный прощальный подарок! Оно мне надо?» и подключила регенерацию. Рана тут же затянулась и вскоре бесследно исчезла. «Замечательно! Что ж, ещё одним напоминанием меньше», — грустно подумала она.

— Не понимаю, что на него нашло. Неужели совесть после вчерашнего проснулась? — задумчиво пробормотала она вслух, и до тех пор бездумно рас правляла складки платья, пока они не приняли идеальное положение.

— Ой, что я сижу тут как дура! Скорее нужно бежать, пока Ник не передумал! Неужели я скоро увижу Соню с Иваном и Мика? Господи, как я по ним со скучилась! Может, и Аннабель застану дома, если у неё не кончились каникулы! — спохватилась взволнованная девушка и помчалась собирать свои ве щи. Она как вихрь пролетела по длинному светлому коридору и, влетев в свою комнату, замерла на её пороге. «Какого чёрта я сюда заявилась? Я здесь ничего своего не оставила…», — с ожесточением подумала она и противореча словам перед её глазами промелькнула череда ярких картин.

Вот она прыгает из окна и Ник смеется, ловя её в объятия… А здесь у него слегка ошарашенное лицо при виде зелёных чудовищ, вымахавших под самую крышу оранжереи, и он с удивлением смотрит на неё… Неподдельное восхищение на смуглом красивом лице, когда собравшись в цирк, она крутанулась перед Ником, чтобы он оценил результат её уси лий… «Н-да, ничего кроме сердца… — с горечью подумала Мари. — Нет! Я не люблю его!.. Врешь! — созналась она себе, но после недолгой борьбы отчаяние на её лице сменилось холодной улыбкой. — Это неважно. Жизнь состоит из потерь. Учись, с какой лёгкостью нужно выбрасывать свои привязанности!»

Сжав в руке золотую лилию, так что побелели пальцы, девушка, не оглядываясь, закрыла за собой двери и вышла в коридор. Здесь она начала вспоми нать, где впервые встретилась с белобрысым вампиром. Память её не подвела и вскоре она стояла у знакомой голубовато-серой двери.

— Эй, кто там такой нерешительный? Заходи, я не кусаюсь! — раздался веселый возглас на её стук, и девушка заглянула внутрь.

— Привет! Ты как себя чувствуешь? — смущенно пробормотала она и, подойдя ближе, присела у кровати. — Извини, вчера я не смогла за тобой вер нуться, как обещала… — Детка, не вини себя! Не волнуйся, как видишь со мной все в порядке, — ласково произнес Мирон, и бережно взял её руку. — Я сразу понял, что высо комерный ублюдок не пустит тебя за мной. Потому я очень счастлив, что ты решилась придти сегодня, вопреки его воле.

— Тут ты ошибаешься. Это Ник посоветовал мне попрощаться с тобой перед отъездом, — спокойно сказала Мари, попытавшись незаметно высвобо дить свою руку, но белобрысый вампир только крепче сжал её ладонь. — Ты выглядишь значительно лучше. Я очень рада, что ты пошел на поправку.

Действительно, умытый и причесанный Мирон в аккуратной чистой одежде выглядел сегодня значительно бодрее. Его карие глаза на страшно худом лице лучились оживлением. Он мягко спросил:

— Куда и как надолго уезжаешь, Мари?.. — увидев замкнутое выражение на её лице, белобрысый вампир виновато почесал затылок. — Лезу не в своё дело? Да? Прости, детка. Я всего лишь хотел сказать, чтобы ты возвращалась быстрее. Я буду по тебе скучать.

— Не стоит. Спасибо тебе, что выручил нас с Ником. Я пойду, хорошо? А ты поправляйся.

Встав, девушка снова попыталась освободиться из его цепких пальцев, но он ещё сильнее вцепился в неё.

— Постой! У вас что-то случилось? Так вы разругались, и ты уезжаешь навсегда? — проговорил парень, не спуская с неё пытливого взгляда, и его глаза возбуждённо засверкали.

— Прости за грубость, но это не твоё дело. Всего хорошего, Мирон. Прощай, — твердо сказала Мари и, решительно выдернув свою руку, быстро пошла к двери.

— Лучше скажи мне до свидания, детка! Вот увидишь, я обязательно найду тебя, и мы скоро встретимся! — весело выкрикнул он вслед девушке. Ниче го не ответив, та прикрыла за собой дверь.

Стоя в коридоре, Мари замерла в нерешительности, не зная куда идти. «Рискнём. Надеюсь, хищник сыт и находится в настроении», — нервозно поду мала она и пока не передумала, быстрым шагом двинулась к лаборатории Ника. Дойдя, девушка замерла у двери, лихорадочно раздумывая, не повернуть ли ей к ангару, пока не поздно. Её размышления прервал спокойный голос:

— Заходи, Мари, у меня открыто.

Она прерывисто вздохнула и, собравшись с духом, шагнула внутрь лаборатории. Ник сидел в кресле у открытого окна, и перед ним стояла чашечка с недопитым кофе.

— У Мирона я уже была, — доложилась девушка и, внутренне волнуясь, добавила скороговоркой: — Знаешь, я решила, что будет нехорошо, если я уеду, не попрощавшись с тобой, — помолчав, она холодно усмехнулась, — не хочу чтобы выглядело так, словно я трусливо убежала.

— Проходи и присаживайся, Мари. Налить тебе кофе? Не бойся, я не передумаю, и не буду удерживать тебя силой, — ласково проговорил Ник, заметив её колебания.

— Я не боюсь! — слегка покраснела та, уличённая в своих опасениях.

Девушка уже настроилась на отъезд и сейчас всей душой рвалась домой. Потому приободрённая его обещанием, она присела в кресло напротив и по тянулась за кофейником. Ник немедленно поймал её за руку и, поцеловав ладонь, отпустил со словами:

— Разреши, за столом сегодня я поухаживаю за тобой. Доставь мне это удовольствие.

Растерянно взглянув на него, девушка взяла протянутую ей чашечку с кофе. Она вдруг осознала, что страшно волнуется, как будто находится на пер вом свидании.

«Это всё потому, что Ник красив до безобразия… чёртов мистер Совершенство!» — с досадой подумала Мари, и окаменела, почувствовав, что от мысли о расставании с ним у неё тоскливо защемило сердце.

— Не расстраивайся, детка, — он ласково улыбнулся и, протянув руку, ободряюще сжал её ладонь. — Это пройдёт. Теперь же ты знаешь, что скрывается за очарованием внешности. Не правда ли?

— О, да! — вырвалось у девушки.

Ник немного помолчал и, улыбнувшись, мягко добавил:

— Мари, я не гоню тебя, но действительно думаю, что нам пора остановиться и подумать, как жить дальше. Поэтому я отпускаю тебя. Возвращаться ко мне или нет — решай сама. Но знай, дорогая, что здесь твой дом, и я всегда жду тебя… — Это нечестно! Я же чувствую, что на свой лад ты опять неволишь меня. Хватит с меня твоих психологических игр, я ухожу! — лихорадочно сверкая глазами, выкрикнула девушка и бросилась к выходу.

Вслед ей прозвучал смех. «А ещё говорила, что не трусиха! — встав, Ник лениво потянулся. — Ладно, одно дело сделано, пора приниматься за другое».

При мысли о пленнике его темные глаза вспыхнули недобрым огнем. «Опять этот щенок за своё! Я же велел ему не называть мою алин своей девочкой!..

Спокойствие только спокойствие! Главное — не наломать дров под горячую руку».

Глава пятая Аквамарин — Прекрасный Принц, хватит уже бегать от своей судьбы! Если тебе суждено стать медведем, значит, так тому и быть.

— Не настаивай, Милая Принцесса, я не вынесу такого позора… — Прекрасный Принц, я уже целый год терплю твои капризы. Мужчина ты или тряпка? Сейчас или никогда. Целуй, тебе говорят!

— Ну, хорошо. Только учти — это твое решение! — с этими словами несчастный юноша поцеловал Милую Принцессу и превратился в бурого медведя. Радостная девушка повернулась к Королю и торжествующе воскликнула:

— Ну, вот! Говорила я вам, что он это сделает?! А Вы, папенька, мне не верили!

Вдруг из березового лесочка выскочила симпатичная медведица.

— Дорогой, в соседнем лесу я присмотрела для нас симпатичную берлогу, идем скорее, — ласково проворковала она, и понурый медведь поплел ся следом за ней.

— Ты куда это собрался? — недобро прищурившись, спросила Милая Принцесса, наводя ствол ружья на мохнатую парочку.

— Дорогая, прости, но теперь мы относимся к разным видам… — А ну, Топтыгин, живо в замок! Кому я сказала? Ишь, что удумал! Я тебе дома все объясню про наше видовое несоответствие!.. А ты, мохна тая дрянь, кыш в свой лес! Я с мужиком год мучилась, приручая его, а ты тут заявилась на всё готовенькое. Не выйдет!

— Милая, ты не понимаешь, теперь мне нет места рядом с тобой… — А в чем проблема-то? Я просто выброшу из кровати плюшевого медведя, пора переходить на взрослые игрушки… Антология вампирских взрослых сказок Добровольно-принудительная вербовказначительно увеличивающий его ментальные способности, идух. С трудом найдя в ноосфере слабый отпечаток в верные слуги Мирон подключил крошечный чип, с замиранием сердца осторожно прощупал окру жающее пространство. Он не почувствовал ничьего тревожащего присутствия и с облегчением перевел ауры Мари, парень слегка улыбнулся. Ментальный сигнал расстроенной девушки стремительно удалялся от Старой базы и, затихая, вскоре растворился в миллиардах своих собратьев. «Ура! Моя девочка свободна! Интересно, почему Старейший её отпустил? Очень надеюсь, что она ему просто надоела…»

Оказавшись на Старой базе, Мирон через чипы сразу же уловил, что Мари находится где-то рядом и немедленно попытался увидеться с ней. Но путь во внутренние помещения оказался ему заказан. Ник при помощи тиарана строго следил за тем, чтобы он не пересекал невидимую демаркационную ли нию, отделяющую внутренние жилые помещения Риоголиза от лабораторного комплекса. Обрушивающиеся раз за разом неотвратимые дистанционные удары из ментала отобили у Мирона охоту нарушать установленные правила. Но в знак протеста, пленник забросил все предоставленные ему занима тельные игрушки и с упрямством достойным лучшего применения начал с бесполезную войну с Ником. Причем он прекрасно осознавал, что таким обра зом раздражает Старейшего и это может стоить ему жизни.

Поначалу Ник относился к упрямцу довольно снисходительно, всячески поощряя его заниматься любимым делом в одной из своих лабораторий, но постепенно начал закручивать гайки. Безумные выходки пленника надоели ему хуже горькой редьки, а недавно замеченное стороннее вмешательство в работу тиарана положило конец его долготерпению. Сочтя его невменяемым из-за применения чипов, Ник решил отправить Мирона к праотцам. Зная его немалые криминальные таланты вкупе с талантами учёного, он не собирался рисковать, выпуская его на волю. Но тут вмешалась госпожа Фортуна и дала своему любимчику ещё один шанс на выживание — парню вовремя повезло попасться на глаза Мари. Это сохранило ему жизнь, а самоотвержен ный поступок по спасению их жизней в виртуале дал ему в глазах Ника право на дополнительный выбор. Как все правители, он ценил в людях наличие собачьей преданности. Почувствовав это качество в своём пленнике, Ник решил его приручить, тем более что тот был удивительно талантливым инже нером, и его тонкое чутье вкупе с умением конструировать новую технику могло очень пригодиться при разработке звездолета. Особенно при том дефи ците времени, который у него внезапно возник.

Только в отношении способов приручения строптивца Ник до сих пор сомневался. Сейчас шагая к комнате своего пленника, он решил, что нет смысла обламывать его в лоб. «Парнишка слишком упрям, и страх — не самый лучший побудительный мотив в подчинённом положении. Мне спартаковские восстания на дому совершенно ни к чему. Попробую иной подход. Конечно, методика наложения психоматриц еще до конца не обкатана, но для благого дела придется рискнуть. Заодно появятся экспериментальные данные, что само по себе очень даже неплохо…»

Неожиданно Ник уловил усиленный чипом поисковый сигнал и, стиснув зубы, закрылся ментальным щитом. «Вот стервец, говорил же ему не играть ся с электроникой! Скоро она окончательно выжжет ему мозги». Он прибавил шаг.

— Встать! Немедленно сними чип.

— Пошел к чёрту! — огрызнулся Мирон и исподлобья посмотрел на своего недруга. Но увиденное заставило его поспешно сползти на пол. Нетвёрдо стоя на ногах, он снял чип и пошатнулся от резкой боли в висках, сопровождавшей этот процесс.

— Фигли ты мной командуешь? Я тебе не слуга, — проворчал парень со страдальческим выражением на лице, но в его тоне не было прежнего вызова.

«Чёрт! Кажется, закончилась моя лафа и сейчас мной займутся всерьёз», — расстроено подумал он. Его опасения не замедлили оправдаться.

— Верно. Ты не имеешь прав на привилегии моего слуги и пора тебе уяснить, что я дважды не повторяю свои приказы. В прошлый раз я запретил тебе пользоваться электронными игрушками, — ледяным тоном ответствовал Ник и его мощнейший удар из ментала буквально вывернул парня наизнанку.

От непереносимой боли он повалился на пол и, захлебываясь собственной блевотиной, начал по нему кататься.

Несмотря на гордость и искусанные вкровь губы, Мирон не мог удержаться от криков. Его мечтой было провалиться в желанное небытие, но мучитель не давал ему такой возможности. С безжалостным выражением на лице Ник внимательно наблюдал за ходом пытки и с изощрённой жестокостью пала ча дозировал ментальный удар, не давая пленнику потерять сознание. Наконец, когда тот, забившись напоследок в судорогах, неподвижно скрючился у его ног, Ник отступил в сторону, чтобы не испачкаться и холодно произнёс:

— Что ж, пока достаточно. Надеюсь, ты яснил урок. Отныне малейшее непослушание с твоей стороны будет наказуемо. Я достаточно терпел твои вы ходки, надеясь, что однажды ты сам образумишься. Увы, ты не оправдал моих ожиданий.

Ник опустился в кресло и насмешливо добавил:

— Ну-ну, хватит притворяться! Я знаю, что ты в сознании и прекрасно слышишь меня.

Поморщившись от непереносимой вони, измученный Мирон немного пришел в себя и понял что лежит, уткнувшись лицом в собственную рвоту. С яростным смущением он осознал, что ею дело не ограничилось, и его затопила жаркая волна стыда, когда он почувствовал мокроту в штанах. «Мать твою!.. Негодяй! Мерзавец! Палач!»

На глазах парня выступили слезы от унизительности положения, но собрав волю в кулак, он преодолел физическую немощь и привстал на четверень ки. Дрожа всем телом, он с трудом сфокусировал взгляд на своём мучителе и его серое исхудалое лицо, испачканное рвотой, исказила тяжелая всеобъем лющая ненависть.

— Сколько можно надо мной издеваться, а?

— Не помню, чтобы я слишком интересовался твоей персоной, — ответил Ник, удивлённо приподняв бровь. И это была чистая правда. Конечно, в са мом начале личного знакомства со Старейшим Мирону сильно досталось — во время поимки и пока он изучал его чипы. Но в течение года до этого мо мента Ник действительно не обращал на него никакого внимания. Кажется невероятным, но именно это огорчало парня больше всего.

Смерив униженного пленника презрительным взглядом, Ник резко добавил:

— У меня есть предложение и в твоих интересах внимательно его выслушать. Правда, в последнее время твои поступки граничили с безумием. Если обследование выявит, что они — следствие мозговых нарушений из-за применения чипов, а не твоего скверного характера, то я по-любому буду вынуж ден ликвидировать тебя, и тогда все наши договорённости не будут иметь силы.

— Пошел к чёрту со своими предложениями! Убей меня сразу, я не буду сотрудничать с тобой! — в запальчивости выкрикнул Мирон и не успел он осо знать происходящее, как Ник стремительно поднялся на ноги и, схватив его за грудки, легко поднял в воздух.

— А вот это уже не тебе решать! С чего ты решил, что будешь достоин такой чести, как быстрая смерть? — он насмешливо улыбнулся своему пленнику и укоризненно покачал головой. — Очень наивно так полагать, мой мальчик! Ты еще не понял, что кое-что поменялось? Видишь ли, отныне твоя вольни ца кончилась даже в выборе между жизнью и смертью. Здесь и сейчас у тебя есть единственный выбор — стать моим рабом или принять статус моего личного слуги.

— И что ты сделаешь, если я откажусь от сомнительной чести быть слугой такого ублюдка? — полузадушено прохрипел Мирон. — По-любому ты не сделаешь из меня раба.

— Почему ты так решил? — удивился Ник. — Забыл, с кем имеешь дело? Спорим, что уже к вечеру я сломаю тебя, и ты будешь пресмыкаться у моих ног.

— Врёшь! Чего ж ты раньше не превратил меня в раба? — с недоверием отозвался пленник.

— Я лишь совсем недавно узнал, что у меня времени в обрез и потому ты пригодишься мне в любом состоянии. У тебя не было бы и этого выбора, но раб слишком безыинициативен и тем не очень устраивает меня в сложившейся ситуации. Кстати, я не настолько великодушен и дважды своих предло жений не делаю. В принципе, мне всё равно, что ты выберешь, — снисходительно произнес Ник. — Думай, у тебя минута на размышление. Время пошло, — он разжал руки и брезгливо вытер пальцы белоснежным кружевным платком.

Внезапно отпущенный Мирон рухнул неряшливой кучкой на деревянный блестящий пол, а Ник сел в кресло и, положив ногу на ногу, спокойно воз зрился на него. Его пленник не бездействовал. Не поднимая головы, он лихорадочно просчитывал, на каких условиях принять предложение Старейшего.

Мирону совсем не хотелось превратиться в безгласную марионетку в руках всемогущего хозяина. А то, что такое ему под силу, он ни секунды не сомне вался, имея кое-какое представление о его возможностях. Они были безграничны по современным меркам.

Предвидя с кем ему придётся столкнуться из-за девушки, Мирон тщательно изучал возможности Старейшего и пришел к неутешительному выводу, что в ментале даже с расширенными техникой возможностями ему было не под силу тягаться со своим всемогущим противником. Но и это оказалось не главным. Попав в плен к Нику, он оказался под влиянием его незаурядной личности, хотя тот не прикладывал к этому никаких усилий, скорее наоборот.

Неоднократно сталкиваясь с ним на начальном этапе, когда тот исследовал возможности его техники и, будучи сам талантливым ученым, Мирон с глубо ким внутренним разочарованием быстро уяснил полное превосходство Старейшего по всем направлениям. А затем незаметно для себя начал прекло няться перед его мощным интеллектом.

Стараясь подавить своё растущее восхищение, он стал вести себя с Ником крайне вызывающе, периодически срываясь на совершенно идиотские по ступки. Отказ от еды был как раз одной из таких глупостей. Мирон быстро осознал это, но отступить от избранной линии поведения уже не мог: гордость не позволяла. При этом его страшно бесило безразличное отношение Старейшего, проявляемое к нему, — ведь в душе он признал его полное превосход ство и по-мальчишески жаждал его внимания, если не одобрения. Но тому было абсолютно все равно, жив ли будет его пленник в процессе объявленной голодовки или умрет от полного истощения. И это непробиваемое равнодушие объекта преклонения постоянно толкало Мирона на все более отчаянные поступки. Не отдавая себе отчета, он вел себя как капризный ребенок, на которого занятой родитель не обращает внимания. Усугублялось дело и тем, что он видел в Нике соперника в любви.

«Мой будущий работодатель тот ещё жук и с ним нужно держать ухо востро…» — призадумался Мирон, но его нисколько не угнетала мысль быть слу гой Старейшего, скорее он гордился таким предложением. И где-то на краю сознания у него пробивалось облегчение от мысли, что теперь-то он может прекратить свою дурацкую войну. У парня мелькнула боязливая мысль, не упускает ли он какого-нибудь существенного обстоятельства. Но потом он плюнул на свои опасения. Вопреки здравому смыслу, он надеялся, что с ним ведут честную игру и весело фыркнув, подумал: «Ай, ладно! Что тут думать?

Мне нечего терять, кроме своих цепей! — решил он с оптимизмом. — Всё равно будущее с таким хозяином невозможно предугадать, потому будем пола гаться на любимое «авось». Или как ещё говорят? Кривая вывезет! Девочка моя, я не хочу умирать, особенно теперь, когда появилась надежда. Решено, буду слугой их древнейшевства! Фигаро здесь, Фигаро там!.. — его рот растянулся в улыбке. — Всё же трудиться в одной связке с таким боссом по-любо му — огромная честь!»

Мирон постарался непредвзято глянуть на Ника, как на своего будущего повелителя. Встретившись с ним глазами, он поёжился от его тяжёлого взгля да, и в его душе поневоле всколыхнулось восхищение. «Вот ублюдок! Птичку видно по полёту! Он действительно выглядит и ведет себя как настоящий король. Похоже, не зря болтают, что Старейший из каких-то крутых властителей вымершей цивилизации… а еще он слишком красив, чтобы иметь шан сы в борьбе с ним за Мари, — у парня тоскливо заныло сердце, но он упрямо тряхнул головой. — Черт с ним! Я все равно не сдамся! И пусть он хоть три жды король из Древних, я все равно не уступлю ему мою девочку!»

В карих глазах парня вспыхнуло прежнее упрямство, и у Ника дернулись уголки губ в ироничной улыбке. «Ну-ну, мечтать не вредно!»

— Время вышло. Твое решение? — спокойно спросил он.

— Черт с тобой! Я буду тебе служить, пока не надоест.

Насмешливо улыбнувшись, Ник вольготно откинулся на спинку кресла и, положив руки на подлокотники, мягко произнес:

— Очень плохо, мой юный друг. Увы, ты слишком невнимателен для человека с научным складом ума. Потому я в тебе слегка разочарован, — ведь слу шая, ты меня совсем не слышишь, а это нехорошо. Повторяю, у тебя больше нет права распоряжаться жизнью, с настоящего момента она полностью при надлежит мне. Как верный пес ты будешь служить мне до тех пор, пока не умрешь или я не выгоню тебя со двора.

— Ну, знаешь! Ты все-таки говори, да не заговаривайся. Я тебе не собака, чтобы ползать на пузе у твоих ног… — возмущенно начал Мирон, поднимаясь на ноги, но быстро умолк под непреклонным взглядом своего хозяина.

— Дебаты окончены. Подойди ближе и встань на колени.

По приказу Ника Мирон нехотя опустился на одно колено, но поймав его недобрый взгляд, с тихими ругательствами бухнулся на оба колена. Помед лив, тот положил ему руку на левое плечо и холодно произнес:

— Повторяй за мной: Ае райделин Никотан, ритод мидс, ваус ти, тиро ми, сентано Мирон.

— Ладно, я скажу, мне не трудно… Честное слово, средневековье какое-то! — сердито буркнул парень, неловко ерзая на коленях, и тут в его глазах сверкнуло жгучее любопытство. — А по плечу железякой не надо стукнуть? Ведь по слухам ты король. Если такое дело, то мне хотелось бы стать настоя щим рыцарем… — Заткнись. В твоих же интересах, никогда не увидеть меч в моих руках.

— Чёрт! Могу и помолчать, незачем на меня давить менталом! Ае райделин Никотан, ритод мидс, ваус ти, тиро ми, сентано Мирон.

— Ра, райделин Никотан, бауви ритод мидс, ваус ти, тиро ми, ает аталин,[10] сентано Мирон, — растягивая слова, медленно произнес Ник и, замолчав, насмешливо посмотрел на понурого парня. «Вот дурак! Рыцарем он хочет стать! Знал бы ты, бездельник, какая высокая честь тебе оказана. У нас дома эреи из знатнейших домов бились бы насмерть за такое звание, полученное из моих рук…»


Поднявшись на ноги, Ник двинулся к двери и, не оборачиваясь, резко приказал:

— Следуй за мной, аталин! Не отставай, но держись на полшага за моей спиной.

— Как скажешь, босс, — проворчал Мирон, с трудом поднимаясь на ноги.

Высокая фигура его хозяина так стремительно исчезла из комнаты, что он, опасаясь не успеть за ним, с тихими проклятиями бросился следом. Ему бы ло тягостно от исходящей от него вони и мокрой одежды, противно липнущей к телу, но из чистого упрямства он старался не отставать от легендарного Старейшего, боясь показаться слабаком в его глазах. Изо всех сил он пытался догнать стремительно удаляющийся силуэт, но это плохо ему удавалось. В отчаянии Мирон перешел на бег, обливаясь потом и пыхтя как паровоз. Скоро он запалено хватал ртом воздух, разрывающий легкие, но силенок все рав но хватало только на то, чтобы окончательно не отстать и не потеряться в огромных коридорах Старой базы. К концу дороги парень почти ничего не ви дел, и сквозь туман, периодически застилающий глаза, ловил временами размытый силуэт впереди и снова устремлялся следом. Только огромная сила воли продолжала держать его на ногах.

Когда на последнем издыхании, Мирон вполз в огромный светлый зал, отделанный в бело-золотистых тонах, нахмурившийся Ник уже ждал его у по лупрозрачного фиолетового саркофага, стоящего на невысоком возвышении. Завидев своего аталина, бессильно повисшего на дверном косяке, он сделал нетерпеливый жест, приказывая тому приблизиться и Мирон, на заплетающихся ногах, казалось, целую вечность тащился до своего хозяина. Наконец, добравшись до цели, он замер рядом с ним, а потом внезапно рухнул без сознания. Ник усмехнулся, подивившись упрямству новоявленного слуги, и лег ко поднял его с мозаичного пола. Створки необычного саркофага разошлись, и он уложил свою ношу в регенерационную камеру. Опустилась белая мяг кая полумаска, неся измученному телу забвение, и на жутко изможденном пергаментном лице парня на мгновение появилась блаженная мальчишеская улыбка.

Телохранитель из пробирки. Или мучают ли некоторых ученых угрызения совести по поводу этичности насильственного вторжения в sancta sanctorum[11] — личность другого человека Прошло немало времени, прежде чем створки фиолетового саркофага снова разошлись, освобождая своего пленника. Ударили тугие струи холодной воды, смывая восстанавливающий гель с недвижного тела. Когда пропала страшная худоба, стало ясно, что белобрысый вампир очень молод и у него кра сивая гибкая фигура и очень симпатичное лукавое лицо. Особенно изменились его волосы, даже в намокшем виде бросалось в глаза, что из тусклой се рой пакли они превратились в фантастическую серебристую гриву. Тело из саркофага медленно всплыло вверх, и вокруг него заклубился поток сухого го рячего воздуха, раздувая сияющие серебром блестящие длинные пряди. А затем мирно спящего Мирона повлекло к выходу из бело-золотого зала и даль ше по коридору, пока он не оказался в лаборатории Ника, тот уже ждал его, лёжа в одной из двух прозрачных капсул. Тело юноши опустилось в соседнюю капсулу и над ним сомкнулись прозрачные створки. В царящей тишине огромного помещения замигали цветные всполохи на полупрозрачных экранах, отражающих информацию по отдельным этапам процесса наложения временной психоматрицы.

Спустя сутки мелодично пропел сигнал пробуждения и бледный Ник, слегка пошатнувшись, выбрался из своей капсулы и подошел к её двойнику по соседству. Прозрачные створки мягко разошлись, и он с затаённым любопытством посмотрел на спокойное лицо по-прежнему спящего юноши.

— Крейд! Надеюсь, что мои труды не пропали даром и эксперимент удался, — пробормотал он с кривой усмешкой и обессилено рухнул в кресло по со седству с капсулой. Спохватившись, он добавил: — Тиаран, приоритет в кодах доступа у аталина Мирона, — наивысший, за исключением моих личных файлов.

— Исполнено, мой райделин.

— Пробуждение аталина.

— Исполнено, мой райделин.

Юноша сел и недоуменно огляделся по сторонам. При виде сгорбившейся фигуры в кресле, он изумлённо хлопнул карими глазами и в его мягком певу чем голосе прозвучали участливые интонации:

— Атей, Ае рай Никотан. Кэ теш бик? Ва оино ди?

— Атей, ае аталин. Рон ва туадо, — отняв руки от лица, отозвался Ник и испытующе посмотрел в слегка растерянное лицо юноши. Усмехнувшись, он требовательно добавил: — Скажи, как тебя зовут. Вообще, ты понимаешь, что я говорю?

— Да, мой рай, я понимаю Вас. Неужели Вы меня не помните? Я Ваш покорный слуга Кидел, — удивлённо распахнув глаза, мягко ответил юноша. Вы бравшись из капсулы, он с удивительным изяществом скользнул к Нику и привычным движением опустился перед ним на колени. На его подвижном лице немедленно появилась сочувственная гримаса, когда он заглянул в усталое лицо своего хозяина.

— Вы не бережете себя, рай Никотан. Нельзя да такой степени доводить себя работой! Сколько Вы уже не отдыхали, если забыли имя Вашего верного слуги? — сказал он с мягким упрёком и, спросив взглядом разрешение, поднялся на ноги. — Идёмте, мой рай, я позабочусь о Вас. Хотите сначала поесть или сразу ляжете спать?

— Ни то ни другое, Кидел… — Ник споткнулся на имени, но затем деловито продолжил: — Мне нужно еще немного поработать, я не хочу терять ещё сутки из-за отдыха. Помоги мне загрузить новую задачу в тиаран… — он устало потёр виски. — Да, не величай меня раем. Это смешно — король без коро левства, и можешь звать меня на «ты».

На лице юноши промелькнула озабоченное выражение. Он сомнением посмотрел на его осунувшееся бледное лицо.

— Как прикажете, мой райделин… — сказал он и, снова оглядевшись по сторонам, нерешительно добавил: — Никотан, не просветишь, что произошло?

Прости за фамильярное обращение, но надеюсь, что мы по-прежнему друзья? Почему-то в голове полнейшая пустота и я совершенно не помню, что было недавно. Похоже, мы в лаборатории твоего отца… — Не сейчас, Мирон. Идем работать, — нетерпеливо проговорил Ник, не обращая внимания на поражённого его словами собеседника.

— Мой райделин, вижу, что в делах ты не знаешь удержу и можешь называть меня хоть ридано, но пора тебе отдохнуть, — решившись, осторожно произнёс юноша. — Никотан, ты трудоголик, но моя задача следить за твоим здоровьем. Потому я не позволю тебе увлекаться работой и сутками напро лёт не вылезать из лаборатории, как это делает твой отец рай Тайтан… — Замолчи, Кидел! — прошипел Ник и коротко без замаха ударил юношу по щеке. Тот снова опустился перед ним на колени и склонил голову. Фанта стически красивая серебряная завеса волос скрыла его погрустневшее лицо.

— Простите, мой райделин! — виновато произнёс он. — Каково будет Ваше наказание за мой непростительный проступок?

— Крейд, я совсем упустил этот момент из виду! — сквозь зубы произнес Ник, сумрачно глядя на склоненную голову слуги. В его глазах вспыхнула боль и, помолчав, он глухо добавил: — Кидел, я не злюсь на тебя. Это ты меня прости, но в будущем постарайся не упоминать мою прежнюю семью.

Юноша быстро вскинул голову, и на его лице появилась сильнейшая растерянность вкупе с тревогой.

— Но почему? — не удержавшись, воскликнул он. — Простите за дерзость, мой райделин, но я смею настаивать. Что-то случилось?

— Да, мой друг, Кидел, случилось. Арея умерла вместе с нашим народом, — с нескрываемой горечью ответил Ник. — Из эреев в живых остался только я… ну, и ты в какой-то мере.

— Что? Я ничего не понимаю! Ведь недавно все были живы и здоровы! — недоверчиво глядя на него, отозвался юноша. Он настолько забылся, что вскочил на ноги без разрешения господина. — Вы шутите, мой райделин? — с отчаянной надеждой он впился глазами в его хмурое лицо. — Это неправ да!.. А как же моя семья, а невеста Барижи?.. Не может быть, чтобы все погибли! Наверняка, кто-то должен выжить, Вы плохо искали, мой райделин!.. Вы пустите меня!

В карих глазах юноши нарастало жуткое смятение. Он раненой птицей заметался по огромному помещению, слепо ища выход и Ник поспешно забло кировал дверь.

— Кидел! Немедленно прекрати позорную истерику! — резко прикрикнул он. — Ты аталин или криа, впервые оказавшаяся на рабской конюшне?

Ник смерил презрительным взглядом сразу же замершего юношу.

— По-любому твоё место рядом со мной, а не с твоей семьёй. Ты посмел забыть, что принёс мне клятву Вечной крови? — в его голосе прозвучала ярость и неприкрытая угроза. — Это равносильно предательству! Ты обесчестил свою семью!

— О, нет! Мой райделин, убейте меня, но пусть бесчестие не коснется моего рода! — с отчаянием воскликнул несчастный юноша, распостершись у ног своего повелителя. — Прикажите и я умру!

— Встань, Кидел! — устало сказал опомнившийся Ник. — Давай прекратим затянувшийся фарс! Гибель моей цивилизации тебя не касается. На самом деле ты не имеешь никакого отношения к эреям, и зовут тебя Мирон, а не Кидел. Потому успокойся, ты не из рода сентано Кауминд и у тебя никогда не было невесты по имени Барижи!

Юноша поднял голову и неверяще посмотрел на него, но затем страдальческое выражение пропало с его лица, и он бесстрастно произнёс:

— Как скажете, мой райделин. Ваше слово для меня закон. Если Вам угодно, чтобы я был каким-то безродным Мироном, а не сентано Киделом ола Кау минд, значит, так тому и быть, — в его голосе зазвучали виноватые нотки. — Прикажите мне умереть, мой райделин! Мне нет прощения за то, что я на столько забылся, что посмел поставить свои ничтожные интересы выше Вас, моего властителя и тем нарушил свою клятву.

— Кидел, я сказал достаточно!.. — прошипел Ник и расстроено поднял глаза к небу, видя, что аталин серьёзно настроен на немедленное наказание. — О, боги! Мирон, прекрати валяться и стучать себя в грудь как шимпанзе! Когда я решу наказать тебя, ты первым об этом узнаешь! А сейчас подъём, пора работать!


— Слушаю и повинуюсь, мой райделин! — весело воскликнул юноша, вскакивая на ноги. — Что делать?

— Кидел… вот крейд! Мирон, загрузи через параллельный нейродатчик эти данные. Как только закончишь, прикажи тиарану отключить меня.

Ник и пытливо посмотрел на своего оживившегося аталина. Тот с недоумением взял у него дисплейную папку и пробежал глазами её содержимое.

— Тебе все ясно? Справишься? — не утерпел он.

— О' кей, мой райделин. Не беспокойтесь, будет сделано в лучшем виде! — погрузившись в задание, не сразу откликнулся юноша. Он сосредоточенно нахмурил брови. — Никотан, а можно я здесь добавлю несколько иное построение? Мне кажется, если тут внести вот такой небольшой финт, то резуль тат получится гораздо достовернее… — Покажи, — коротко ответствовал Ник.

Две высокие фигуры, склонившись, голова к голове, так что перемешались блестящие черные и серебристые пряди их волос, жестикулируя, яростно заспорили. Творческий процесс подзатянулся, и потому вопреки ожиданиям, быстро закончить с делами им не удалось. Чуть живые, но жутко доволь ные, оба приползли в столовую уже на рассвете и, выпив страшное количество кофе, уснули сидя за столом. Первым очнулся Мирон и, взяв Ника на руки, донес его до спальни и бережно опустил на кровать. Укрыв одеялом своего повелителя, он свернулся калачиком на полу и моментально уснул мертвец ким сном.

— Крейд! Что у вас с Мари за привычка, неизменно болтаться на полу, попадаясь мне под ноги?

— А где, по-твоему, должен находиться твой аталин? Прости, Никотан, но тут ничего не попишешь, я на своем посту и охраняю твою особу, — весело сияя глазами, произнес юноша, развалившись на полу.

— Не смеши меня! С твоими умениями, это мне впору охранять тебя… — но тут в животе у Ника требовательно заурчало. — Крейд, как хочется есть! С чего бы это? — он вздохнул. — Ясно. Вчера мы толком ничего не поели. Благодаря Мари, еда из автоповара по-прежнему отвратительна. Аталин, хватит валяться, марш готовить завтрак! Очень надеюсь, что в отличие от моей алин ты умеешь управляться с кухонной техникой.

— Обижаете, мой райделин! Если ты помнишь, то я изобретатель многих полезных приспособлений к автоповару, — легко вскакивая на ноги, пропел Мирон.

— Не ты, а Кидел… вот, крейд!

— Неважно, мой райделин, я справлюсь со своими эмоциями, — погрустнев, сказал юноша и опустился на колени. — Простите мою печаль, — он умо ляюще посмотрел на Ника.

— Мирон, живо в столовую и чтобы через полчаса было готово что-нибудь съедобное!

— Yes, мой райделин! — вскакивая на ноги, воскликнул юноша и стоя в дверях весело добавил: — Потерпи немного, Никотан, и я накормлю тебя также вкусно, как это было дома. Если нет, то просто снесешь мне повинную голову туаши. О' кей?

Дерзко ухмыльнувшись, юноша исчез за дверью. А Ник постоял, глядя ему вслед, и удивленно покачал головой.

— Однако ж! Странная личность получилась… но лучшего результата вряд ли стоит желать за такой короткий срок.

Когда он появился в столовой, юноша, насвистывая, заканчивал сервировать завтрак.

— Доброе утро! Прошу за стол, мой райделин, — он лукаво улыбнулся и заговорщицки понизил голос: — Никотан, ты не поверишь, но у меня все гото во! Я приготовил солейкув. Надеюсь, ты по-прежнему его любишь?

Мирон ловко отодвинул стул для хозяина и когда он сел, благосклонно кивнув ему, юноша скользнул на место рядом с ним и цепко огляделся вокруг.

Ник сдержанно улыбнулся, заметив привычку профессионального телохранителя в своем новоявленном аталине. Когда он попробовал приготовленное им блюдо, то и вовсе пришел в восхищение.

— Да ты просто кудесник! Как тебе удалось так быстро перенастроить автоповара? — удивлённо спросил он.

— Хотелось бы мне похвастаться своими несравненными умениями, мой райделин, но должен признаться, что я успел перенастроить только одно блюдо, — просияв от похвалы, быстро проговорил юноша, искоса глянув на своего повелителя. Он замер, оторвавшись от своей тарелки, ожидая разреше ния приступить к дальнейшей трапезе. Получив его, он с видимым удовольствием съел неимоверное количество солейкув.

Ник потаенно улыбнулся, настоящий Кидел терпеть не мог это блюдо, и машинально отметил, что манеры и поведение юноши за столом совершенно безупречны, как и подобает представителю высшей эрейской знати. Он с легким раскаянием вспомнил, как в детстве заставлял своего прежнего аталина есть солейкув в качестве наказания за провинность, хотя такое случалось довольно редко. Кидел — гибкий по натуре, старался не попадаться под горя чую руку своему юному властителю, особенно когда тот вошел в пору юношества. Характер у Никотана был в то время очень неровный, и если аталину не удавалось избежать его сопровождения, то он превращался в невидимую и безгласную тень за спиной разъяренного подростка.

«Крейд знает, что за чудовище я сотворил. Привычки у парня — явно сборная солянка из двух психотипов, а еще к ним присоединились и мои вкусы… Н-да, дела!»

После завтрака Мирон быстро убрал со стола и, поклонившись, спросил с затаенной надеждой:

— Никотан, мы сегодня работаем? Я могу сопровождать тебя в лабораторию? — в его голосе слышалось нетерпение. Дорвавшись до настоящей работы, он мечтал немедленно её продолжить.

— Конечно, — рассеянно отозвался Ник. — Интересно, как лягут новые построения в общую конструкцию двигателя? Думаешь, есть надежда запихать эту дуру в задний отсек корабля или её нужно доработать, уменьшив насколько возможно размеры?

— Ну, не знаю… мне, кажется, говорить об этом преждевременно. Давай проработаем тормозные поля, а потом всё скопом пихнём на место, — мгно венно отозвался юноша, сразу же поняв, о чем идет речь.

— Возможно, ты прав. Просчитай-ка до конца вчерашний вариант. Есть у меня стойкое ощущение, что мы что-то упустили в расчетах.

— Думаешь? Это там, где мы загнали в уравнение четвертый аддептос?

— Да. Кажется, мы не туда свернули через парочку построений.

— Досадно! Но, кажется, ты прав. Ладненько, пересчитаю, не проблема! У нас до ночи куча времени. Никотан, идем быстрее, а то у меня просто руки чешутся приступить к расчетам и посмотреть, что из этого получится!

— Тиаран, в двенадцать дай сигнал на обед и, если мы не отреагируем, доставь его к нам.

— Будет исполнено, мой райделин, — отозвался компьютер вежливым голосом.

Отстав на полшага, как положено аталину, юноша начал горячо излагать свою идею компоновки отдельных частей двигателя внимательно слушаю щему его Нику.

Нетронутый обед так и простоял на столе до позднего вечера, пока Мирон не спохватился, что уже время ужина, а у них с утра маковой росинки во рту не было. Обругав себя последними словами, из эрейского и вампирского репертуаров, он быстро разогрел еду и встал на колени у капсулы Ника. Юноша до тех пор не отставал от него с настойчивыми мольбами поесть, пока тот с проклятиями не согласился.

Это был единственный раз, когда его повелитель пропустил время обеда — в дальнейшем аталин педантично соблюдал режим дня, свято блюдя время обеда и ужина. Мирон заранее давал распоряжение тиарану приостановить функционирование капсул и, несмотря на неудовольствие Ника, до тех пор умолял его прервать работу, пока тот не сдавался, и затем неизменно тащил его в столовую. Через пару дней Ник смирился с настойчивостью аталина, — следить за его здоровьем действительно входило в круг его обязанностей.

Через неделю Ник позвонил в Петербург.

— Ну-ну, какие люди на проводе! Значит, Их величество, наконец-то, соизволили поинтересоваться своими бедными родственниками, — не здорова ясь, резко произнес Палевский. — В ближайшее время я жду тебя домой, нам необходимо поговорить.

— Привет, Михаэль. Мы с тобой не так давно виделись в Совете Старейшин и, по-моему, обо всем побеседовали… — Не увиливай, ты знаешь, о ком пойдет речь.

— Прости, но сейчас я не могу вырваться, у меня крайне мало времени… — Не беда, немного времени ты найдешь, если я прошу тебя.

— Не дави на меня. Прости, но именно сейчас я не могу тратить драгоценное время на личные дела.

— К твоему сведению, для меня не менее драгоценна каждая минута, — на том конце трубки повисло непродолжительное молчание, а затем Палев ский сухо добавил: — Что ж, если гора не идет к Магомету, то и я не настолько высокомерен. Ради спокойствия в семье я готов встретиться на твоей тер ритории. Что скажешь, малыш? Нужно тебе время на подготовку, или встретимся сегодня вечером, и ты выступишь экспромтом?

— Мне не в чем оправдываться!.. — тут до Ника дошло, как его назвал Палевский и он немедленно вспылил: — Какого крейда ты со мной так разгова риваешь? Какой я тебе малыш? — взяв себя в руки, он произнёс ледяным тоном: — Хорошо. Встречаемся сегодня в десять по московскому времени. Жди, за полчаса до назначенного времени я пришлю за тобой авиетку.

Не прощаясь, рассерженный Ник оборвал соединение, и с досадой почувствовал неясный смешок, донёсшийся из ментала. Оказывается, Палевский дублировал связь, отслеживая эмоции своего собеседника через ноосферу.

«О, Боги! Наверно, в наказание за тяжкие грехи они помутили мне разум, когда я решил воссоздать отца в этом типе! Вот хитрый жук! Он же купил ме ня, как маленького, заставив встретиться на его условиях, — с легкой насмешкой подумал Ник, и у него потеплело на сердце. — Н-да, Михаэль и по харак теру становится похожим на свой ехидный оригинал, да и возраст у них с отцом сейчас примерно одинаковый. Хотя нет, как всегда, я преувеличиваю и принимаю желаемое за действительное. Рай Тайтан по натуре был веселым и очень общительным человеком, а вот Михаэля при всем желании в этом не обвинишь, — веселья в нем столько же, сколько в ледяном истукане, то бишь ни на грош, а жаль…»

Из ментала насмешливо донеслось: «Ну, знаешь! За ледяного истукана к тебе будет отдельный счёт!..»

Ник досадливо поморщился. «Крейд, становлюсь небрежен!.. Совсем достали меня перемены в Риоголизе».

Возвращение блудной дочери. Неудачный вечер в кругу старых друзей Обедала Мари уже в родном доме в Питере и этим же вечером к ней нагрянули друзья. Необыкновенно похорошевшая и как всегда стильно одетая Со ня прямо с порога с радостным визгом повисла на шее у сдержанно улыбающейся девушки.

— Господи, Мари! Как я давно тебя не видела!.. — счастливо сияя синими глазами, воскликнула подруга и набросилась на неё с упреками. — Зай, ты — редкостный поросенок! Ну, как ты могла исчезнуть и даже не предупредить никого из нас! И почему ты всё это время не подавала о себе ни весточки?!

Как тебе не стыдно! Зацени мой подвиг! Чтобы выяснить, что с тобой случилось, я даже решилась пристать к Михаилу Яновичу. Заметь, мне это было нелегко, ты же знаешь, как я его панически боюсь с той самой охоты. А уж как я ловила его в институте — это вообще отдельная песня! Хорошо, что он сказал мне, что с тобой всё в порядке, и ты с Ником занимаешься какими-то страшно важными расчетами.

Внезапно Соня замолчала. Она пытливо заглянула в её лицо и тихо спросила:

— C тобой действительно все в порядке, Мари? А то я трещу как сорока и не даю тебе слова вставить… — Конечно, всё в порядке, мon ami. Ты же видишь, что я жива и здорова, а остальное — чепуха, не стоящая внимания, — спокойно сказала девушка на сторожившейся подруге. Чмокнув в щеку её и Ивана, она настойчиво подтолкнула их в направлении гостиной. — Простите, друзья мои, но в ногах прав ды нет. Нехорошо, что я держу вас у двери, проходите. Во время ужина обо всем поговорим. Сонечка, не смотри на меня такими глазами, а то я начинаю себя чувствовать уродом о двух головах. Клянусь, мы с тобой попозже обо всем поболтаем. Благо, теперь у меня будет масса свободного времени.

— Ну, смотри, я тебя за язык не тянула, ты сама это пообещала.

— Ладно, мой хороший, ты же знаешь, у меня нет от тебя секретов, — искренне улыбнулась Мари, и обняла разом повеселевшую Сонечку. — Не бери в голову, подруга! Я тебя люблю!

— Эй, а про меня вы не забыли, трещотки?

— Вань, ты не думай… господи, как я соскучилась по тебе! — прошептала Мари, бросаясь к другу, обиженному её холодным приемом. Уткнувшись лбом в его грудь, она постаралась справиться с подступившими слезами. Растроганный юноша прижал её к себе и ласково похлопал по спине.

— Ну, вот, Машка, теперь я тебя узнаю, а то выглядишь как расфуфыренная фифа и ведёшь себя как неродная. Мои сестрицы передают тебе пламен ный привет и грозились на днях нагрянуть, так что готовься морально. Аннабель их тут избаловала на каникулах различными яствами, поэтому жди, по старой памяти они завалятся к тебе целой кодлой.

— Передай девочкам, что я буду страшно рада их визиту и жду с нетерпением. Только необходимо уточнить время, чтобы… — Вот, чёрт! Это же невозможно слушать! Машка, прекращай нести свою нечеловеческую тарабарщину! Где ты набралась дурацкого политеса? Вроде вы с Сонькой год как не встречались… Та тут же вмешалась и, ухватив мужа за ухо, основательно его выкрутила.

— Нет! Сколько раз тебе говорить! Не смей называть меня этим плебейским именем!

— Сонь, прекрати, неудобно же! — сдержанно отозвался Иван и, легонько щелкнув по носу свою половину, наставительно добавил: — Дорогая, нельзя так открыто демонстрировать, что я у тебя под башмаком. Это ущемляет мое мужское достоинство. Господи, надеюсь, мне зачтется на небесах, что я терп лю от этой ведьмочки! Вот что значит вовремя не поставить жену на место.

— Это я-то ведьма? — не на шутку обиделась Соня и мстительно добавила: — Поговори ещё у меня! Я тебе дома и не такую ижицу пропишу на твое ущемленное мужское достоинство.

— Виноват. Беру свои слова обратно. Исправлюсь. Искуплю свои прегрешения непосильным трудом на благо семьи!

— То-то же! Будешь должен внеплановую уборку квартиры и два… нет, три похода со мной на вечеринки по первому требованию. Понял?

— Так точно, мэм! — с преданным выражением на лице Иван козырнул жене и хитро покосился на приятельницу. — Машка, видишь, что творится?

Полнейший матриархат в семье! Скажи, хоть ты не обиде на меня за такое обращение? Прости, но привычка вторая натура, слетает с языка до того, как я успеваю проконтролировать мозги, — виновато добавил он. Мари улыбнулась ему и постаралась ответить с прежней беспечностью:

— Ванечка, я не переживу, если ты не будешь вести со мной по-прежнему. Ещё хуже, если ты начнешь величать меня полным именем.

— Ну, вот хоть один нормальный человек появился в наших рядах. Машка, ты не представляешь, насколько я тебе рад. Я очень надеюсь, что моя неуго монная половинка теперь отстанет от меня и полностью переключится на тебя. Она совсем задолбала меня светскими мероприятиями по выходным. Ей, богу, ты не поверишь, но в последнее время я чувствую себя каким-то карманным бобиком. Сонька таскает меня за собой повсюду как будто я её неотъем лемый аксессуар. Просто хочется взвыть от тоски. И так радости не на грош от этих дурацких посиделок с глупыми куклами, так еще благоверная все вре мя шипит мне на ухо: то не так сделал, то не эдак положил. Я популярно объяснил ей, что нужно положить на эти вечеринки, так она, представляешь, со мной неделю не разговаривала.

Соня смерила мужа негодующим взглядом.

— За такие выражения убить тебя мало не то, что неделю не разговаривать, — воскликнула она и злорадно добавила: — Не очень-то расслабляйся, до рогой, Мари тебе не поможет, теперь мы будем втроем ходить на приемы.

Увидев, что он нахмурился, Соня сменила тактику и жалобно протянула:

— И не стыдно тебе, Иван? Неужели ты нас, слабых женщин отправишь без сопровождения на такие рискованные мероприятия?

Тот состроил недоумённую физиономию.

— Не выдумывай! Самое страшное вас ожидает не на дороге, а впереди — это куцые мозги дамочек присутствующих на вечеринке.

В глазах Сони заплясали чертенята.

— Давай-давай! Можешь не ходить с нами! Только учти, что на светских раутах присутствуют и другие мужчины! Вдруг в твоё отсутствие мы обзаве демся любовниками?.. Да, шучу я, Ладожский, шучу!

— Ты хорошо помнишь, до чего дошутилась приснопамятная жена Отелло? Думаю, в гробу ей были не очень к лицу высунутый язык и синюшные от печатки на шее.

— Да ну тебя! Кстати, если ты надеешься опять уткнуться в свою работу, пока мы отсутствуем, то даже не мечтай. Я и так тебя вижу считанные часы в неделю и то не каждый день. Поэтому в выходные ты безраздельно мой. И не надейся увильнуть от своих прямых обязанностей!

Прижав к себе расстроившуюся жену, Иван вздохнул и ласково сказал:

— Эх, вот в какой житейский омут заводят нас мечты о счастье! Сонечка, прекрати, я же пошутил. Как скажешь, так и будет.

Повернувшись к приятельнице, молчаливо идущей рядом с ними, он подмигнул ей и проговорил нарочито громким шопотом:

— Машка, видишь, что творится? Полный атас в личной жизни. Учти, я всё же очень надеюсь на твою помощь.

Девушка ответила ему несколько натянутой улыбкой, и Иван смерил её долгим сочувственным взглядом. Затем, не выпуская жену, он прижал её к се бе другой рукой.

— Что-то ты хандришь, подруга. Поведай нам, как на духу, это Кощей Бессмертный так тебя уморил? Он точно не держал тебя в хрустальном гробу? Ка кая-то ты заторможенная, хотя выглядишь классно.

— Иван! Крайне бестактно задавать такие вопросы в лоб… — безнадёжно пискнула Соня, не имея возможности вырваться из мужниной хватки.

— Знаю, деликатная моя! Все равно ты к ней пристанешь по этому поводу со всей присущим тебе тактом. Так что ходить вокруг да около? «Вы привле кательны, я чертовски привлекателен, что зря время терять?»

— Нет-нет! Ей богу, все нормально! Ребята, не берите в голову: у меня всё в порядке. Честное слово!

— Ну, если сплошной порядок… хотя свежо предание, да верится с трудом, — проворчал Иван, быстро переглянувшись с женой. — Ладно, поверю тебе на слово. Машка, а ты действительно классно выглядишь. Сонька, заткни уши, я сейчас буду говорить комплементы исключительно твоей подруге.

— Я не ревнивая.

— Все вы так говорите, а потом приходится лысину засаживать жалкой порослью из неприличных мест… Слушая шутливую перепалку друзей, Мари, продолжала натянуто улыбаться. Наконец, ей свело скулы от притворства, и она не выдержала.

— Уважаемые гости, у меня уже все готово, не хотелось бы, чтобы еда остыла. К моему великому сожалению, в разогретом виде кушанья не так вкусны как с жару с пылу. И рай… отец с минуты на минуту будет дома. Прошу вас проходите в гостиную, — мелодично произнесла девушка и, вежливо покло нившись, развернулась и пошла впереди них стремительной изящной походкой. Мари не видела, как друзья ошарашено переглянулись за её спиной. Со ня, сделав страшные глаза мужу, стала жестами предупреждать его, что бы тот не смел комментировать вслух происходящее и выразительно провела ребром ладони по горлу. Иван закатил глаза и, тяжко вздохнув, перехватил брыкающуюся жену за талию и, сунув её подмышку, понес в гостиную. По до роге его безмерно развлекала яростная, но безмолвная пантомима жены.

— Ну, погоди! Ты у меня дома получишь такой бан-кай тапком по голове, что мало не покажется! — прошипела Сонечка, когда её не могла услышать подруга. — Сотру к чертям все твои любимые аниме и в первую очередь этого рыжего бандита Ичиго из Блича! Нашел, кому подражать! Пусти, гад, я тебе не Рукия Кучики, чтобы таскать меня как куклу подмышкой!

— Молчи, женщина! Мы еще не пришли на место. Кстати, Ичиго не бандит, а временный синигами.

— Не понимаю я этого. Выходит, что мальчишка подрабатывает богом смерти на полставки?.. Эй, если ты меня швырнешь на диван, и я испорчу при ческу или макияж, то пеняй на себя! Вам с Ичиго Эспада детским садом покажется!



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.