авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 22 |

«Донецкий национальный университет Donetsk National University Сборник научных трудов ...»

-- [ Страница 16 ] --

Наличие мощного производственного потенциала, ликвидной промышленной продукции позволяет утверждать, что стратегия развития города должна быть промышленно ориентированной. Развитие промышленности создаст импульс возрождения другим отраслям материального производства и непроизводственной сферы. Чем лучше они будут работать, тем весомее станут отчисления в городской бюджет (к сожалению, бюджетная политика еще соориентирована не таким образом), увеличится потребительский спрос и соответственно появится возможность решить многие накопившиеся социальные проблемы в городе.

Цель развития экономики города – достижение достойного уровня жизни населения посредством обеспечения достаточной занятости, получения доходов, позволяющих осуществлять воспроизводство человеческих ресурсов на более качественном уровне, безопасной жизнедеятельности.

Основная цель развития промышленности состоит в создании современного, интегрированного в мировое хозяйство, способного к саморазвитию промышленного комплекса, который по своим основным показателям отвечает аналогичным структурам развитых стран.

Город становится крупным хозяйственно-управленческим центром. В нем сосредоточены крупнейшие компании Украины: «ИСД», «АРС», «МПС», «Укрподшипник», «Углемаш» и др.

Сложившаяся экологическая ситуация в г. Донецке и пригородной зоне является основным ограничивающим фактором, определяющим специфическое развитие промышленности региона. Техногенная нагрузка в городе одна из самых высоких в Украине.

Поэтому важнейшей целью промышленного развития в городе должно стать понижение техногенной нагрузки на природную среду и создание условий для самовоссоздания экологических ресурсов. Это будет достигаться путем применения экономически обоснованных и технически совершенных ресурсо- и природосберегающих, малоотходных технологий;

введения в эксплуатацию высокоэффективных очистных сооружений. Основными направлениями городской экологической политики в промышленности являются:

последовательный переход на международные стандарты изготовления промышленной продукции;

экономическое стимулирование ресурсо- и энергосбережения;

внедрение экологически чистых и природообновляемых техники и технологии;

расширение применения технологий, в которых используются обновляемые ресурсы;

формирование рынка экологических работ и услуг, поставка на рынок приборов, средств автоматизации и оборудования для охраны окружающей среды.

При принятии решений по развитию и размещению производительных сил в городе необходимо соблюдать следующие принципы:

отказ от нового строительства и расширения действующих мощностей экологически вредных производств;

сохранение или незначительное увеличение объемов действующих экологически вредных производств возможно только при условии увеличения затрат на природоохранные мероприятия. Темпы роста затрат на восстановление экологического потенциала должны опережать темпы роста промышленного производства;

темпы роста объемов существующих экологически чистых производств должны опережать темпы роста промышленного производства;

строительство, расширение, реконструкция промышленных предприятий возможны только на новой технологической основе, обеспечивающей экологическую безопасность;

в структуре промышленного производства региона доля экологически вредных производств должна постоянно уменьшаться.

Действенное наступление на экологически вредные производства в ближайшие пять лет практически невозможно (эти производства вышли из кризиса и составляют основу возрождения других отраслей). Однако необходима дальнейшая постепенная экологизация налоговой системы путем расширения базы налогообложения и ужесточения экологического законодательства. Экологические платежи должны оставаться в местном бюджете.

Дальнейшие исследования должны быть направлены по правильному учету валовой добавленной стоимости и валовому региональному продукту крупнейших городов Украины.

РЕЗЮМЕ Целью настоящей статьи является анализ структуры хозяйственного комплекса г.

Донецка по объему реализации продукции и численности занятых за последние 5-10 лет для выявления основных проблем и стратегических перспектив развития города РЕЗЮМЕ Метою дійсної статті є аналіз структури господарського комплексу м. Донецька по обсязі реалізації продукції і чисельності зайнятих за останні 5-10 років для виявлення основних проблем і стратегічних перспектив розвитку міста SUMMARY The purpose of present article is the analysis of structure of an economic complex of Donetsk on volume of realization of production and employees number for last 5-10 years for revealing the basic problems and strategic prospects of development of city СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1. Любовный В.Я., Пчелинцев О.С. Макроэкономические факторы развития российских городов и задачи градостроительной политики // Проблемы прогнозирования. – 2006. - № 5. – С. 10-32.

2. Любовный В.Я. Роль городов в инновационном пути развития экономики России // Федерализм. – 2004. - № 1.

3. Кацура С.Н. Конкурентные преимущества экономики города Донецка и пригородной зоны // Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций: региональный аспект. – Донецк: ДонНУ, 2001. – Ч.1. – С. 178-180.

4. Проблемы реструктуризации экономики шахтерских городов: опыт и решения.

Материалы международной конференции, Донецк, 16-18 июля 2001 г. – Донецк: ИЭПИ НАН Украины, ООО «Юго-Восток, Лтд», 2001. – 114 с.

5. Форма № 1 – підприємництво (річна) “Звіт про основні показники діяльності підприємства. Затверджена наказом Держкомстату України від 27 липня 2001 р. № 339.

6. Форма № 1 – підприємництво (коротка, річна) “Звіт про основні показники діяльності підприємства. Затверджена наказом Держкомстату України від 27 липня 2001 р. № 339.

7. Наукова та інноваційна діяльність у Донецькій області за 1995, 2000, 2003-2005 роки.

Стат.зб. / Головне управління статистики у Дон.обл. – Донецьк, 2006. – 121 с.

8. Соціально-економічне становище Донецької області за 2000 рік. Стат.зб. / Головне управління статистики у Дон.обл. – Донецьк, 2001. – 156 с.

9. Соціально-економічне становище Донецької області за 2005 рік. Стат.зб. / Головне управління статистики у Дон.обл. – Донецьк, 2006. – 149 с.

10. Статистичний щорічник Донецької області за 2005 рік. / Головне управління статистики у Дон.обл. – Донецьк, 2006. – 323 с.

Поступила в редакцию 29.12.2006 года РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ СТАРОПРОМЫШЛЕННЫХ РЕГИОНОВ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И ВОЗМОЖНОСТИ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ Лях А.В., канд. экон. наук, доцент Осуществляемые в Украине экономические и политические реформы зачастую страдают непоследовательностью, замедленными темпами и даже торможением многих трансформационных процессов, в частности, таких, как дальнейшая децентрализация власти, развитие регионального и местного самоуправления, реализация действенной государственной региональной политики. В этой ситуации характер социально-экономических последствий структурной перестройки экономики старых промышленных регионов страны, особенно Донбасса, во многом будет зависеть от способности национальных, региональных и местных властей и политических элит найти согласие, выработать и последовательно реализовать стратегию необходимых перемен. В этом аспекте может оказаться полезным применение опыта структурной перестройки старых промышленных регионов и городов стран с рыночной экономикой.

В экономической литературе пост-социалистических стран проблемам реструктуризации старопромышленных регионов в транзитивных странах внимание уделяется уже более десяти лет (см., например, [1 – 7]). В тоже время в Украине еще до сих пор целый ряд концептуальных подходов к выбору вариантов политики центральных, региональных и местных властей относительно стратегии развития депрессивных территорий вообще и старопромышленных, в частности, продолжают дискутироваться [8, 9]. Ясно вычерчиваются три позиции относительно стратегии санации подобных территорий: поддержка развития существующих градообразующий предприятий базовых отраслей промышленности;

мобилизация дополнительных ресурсов для создания новых и развития слаборазвитых на данных территориях сфер экономической деятельности;

сочетание двух перечисленных направлений [10, 18]. Ситуация усугубляется еще и тем, что в концептуальном плане до сих пор четко не обозначены основные направления административно-территориальной реформы, которая, как показывает польский опыт, принципиально решает вопросы распределения полномочий в региональном развитии между различными уровнями власти [6]. Что же касается практики реализации политики реструктуризации старопромышленных регионов в Украине, то в основном она осуществляется в рамках попыток реструктурировать угольную промышленность и смягчить ее социально-экономические и экологические последствия.

Однако следует признать, что программы реструктуризации отрасли, в особенности в аспекте решения проблем районов размещения угледобывающих предприятий, до сих пор остаются в режиме вялотекущей реализации, а сами программы страдают отсутствием комплексного подхода, игнорированием социальных и экологических вопросов [11 - 13].

В условиях вступления Украины в ВТО первоочередными становятся проблемы повышения конкурентоспособности ее регионов, способность центральных и местных органов власти к осуществлению региональной политики европейского типа [14, 24]. Стержнем такой политики должна стать санация депрессивных территорий, в том числе расположенных в старопромышленных регионах Украины (пока в целом сравнительно экономически успешных), активизация местных сообществ в решении проблем структурной перестройки экономики и социальной сферы этих территорий. Важным в этой связи становится обобщение, осмысление, с учетом национальных особенностей, и адекватное применение зарубежного опыта решения подобных проблем [7;

8;

15]. Такая постановка вопроса нашла отражение и в решениях официальных органов, например, в постановлении Верховной Рады Украины, где рекомендовано Кабинету Министров, с учетом мирового и европейского опыта сформировать комплекс мер по экономическому и финансовому стимулированию развития депрессивных территорий [16]. В тоже время, как справедливо отмечено в [8, 44], проблема формирования механизма управления региональным развитием выступает, с одной стороны, как проблема выбора определенного опыта экономически развитых стран, а с другой – как проблема © Лях А.В., 2007.

приспособления этого опыта к конкретным условиям отечественной экономики.

Практической реализацией указанного постановления ВР стало принятие Закона Украины «О стимулировании развития регионов» [17] и комплекса сопутствующих правительственных документов, в которых разработаны основы государственной политики поддержки развития депрессивных территорий, с использованием зарубежного опыта (в частности, французского и польского) применения договорных начал в реализации такой поддержки. В месте с тем эти документы не затрагивают целый круг важных вопросов концептуального и методического характера, в частности, сочетания секторальной (промышленной и аграрной) политик с региональной политикой, взаимодействия регионального и местного самоуправления в выработке стратегии развития депрессивных территорий, обеспечения партнерства власти, бизнеса и общественности, статуса местного самоуправления депрессивных территорий по отношению к активам закрывающихся предприятий.

Целью данной статьи является в обобщенном виде изложить опыт структурной перестройки старопромышленных регионов Рура (земля Северный Рейн-Вестфалия) в ФРГ, Северо-восточного в Англии и Питтсбургского в США, а также, с учетом институциональных особенностей наметить основные направления применения этого опыта в Украине1.

Произошедшие за последние десятилетия XX века технологические сдвиги, глобальные перемены в конкуренции на мировых рынках и возрастающие требования к сохранению окружающей среды вызвали глубокие структурные сдвиги в промышленном производстве и кризисные проявления в так называемых базовых отраслях промышленности развитых стран. При этом в территориальном аспекте кризис промышленности распространялся крайне неравномерно, наиболее болезненно протекая в регионах концентрации традиционных промышленных производств. К примеру, в США в течение десятилетнего периода с 1980 по 1990 годы общее количество рабочих мест возросло на млн., однако экономический рост происходил в основном вдоль побережья, а в 11 из 50 штатов за это десятилетие фактически уменьшилось население из-за его оттока в более благополучные штаты.

Рост безработицы в традиционных отраслях промышленности, массовая замена высокооплачиваемых рабочих мест на низко- и среднеоплачиваемые, уменьшение налоговых поступлений от бизнеса и граждан, ухудшение качества общественных услуг и социальной инфраструктуры, отток населения из депрессивных городов и их окрестностей – все это стало вызовом для правительств этих стран, от центральных до региональных и местных.

В зависимости от типа государственного устройства, федеративного или унитарного, можно наблюдать различные формы и методы осуществления региональной политики, взаимодействия центральных, региональных и местных властей. В практике реализации целей региональной политики в государствах с рыночными экономиками и ранее постоянно осуществлялась поддержка территорий с низким уровнем экономического развития и острыми социальными проблемами. Однако широкая экономическая реструктуризация совпала с повсеместной децентрализацией государственного управления, и на передний план решения экономических и социальных проблем, связанных со структурной перестройкой экономики, выдвинулись региональные, местные власти и общественные организации.

Необходимо отметить, что в большинстве случаев попытки повлиять на процессы экономической реструктуризации в старых промышленных регионах Германии и Англии вначале сводились к интервенционистской политике властей (путем финансовых вливаний, преимущественно бюджетных) с целью поддержать и реанимировать депрессивные производства, и только после ее провала выбиралась стратегия создания новой экономической базы регионов. При этом политической основой реализации такой стратегии становилось (в различных организационных формах) сотрудничество региональных и местных властей, общественных организаций и бизнеса (public-private partnership) в направлении трансформации экономической базы региона.

Использованы материалы, полученные автором в обучающих поездках в Англию, Германию и США в рамках проекта «Майбутнє старих промислових регіонів» и ряда других проектов Агентства регионального развития «Донбасс», а также литературные источники [15;

18 – 21].

В Питтсбургском регионе такое сотрудничество сформировалось задолго до широкой экономической реструктуризации начала 80-х годов, и его центральным ядром явилась Конференция по развитию общины долины реки Аллигени (CACD), которая была создана по инициативе ведущих промышленников региона и мера г. Питтсбурга в конце Второй мировой войны. Целью ее создания было обеспечение перестройки экономической базы региона в связи с ухудшением экономической коньюнктуы для его основных сфер экономической деятельности. В 1955 г. ACCD создала Корпорацию развития региональной промышленности, задачей которой являлась развитие альтернативной экономической базы Питтсбургского региона. До начала реструктуризации 80 – 90-х годов основной деятельностью Корпорации было развитие производственной и транспортной инфраструктуры, облагораживание територии региона и создание на месте закрывающихся предприятий промышленных парков и бизнес-инкубаторов для малых предприятий.

В середине 80-х годов ACCD выдвинула новую инициативу под названием «Стратегия – XXI»,основной миссией которой было превращение региона в центр: 1) штаб-квартир международных корпораций и финансовых институций;

2) здравоохранения и образования;

3) развития высоких технологий. По отношению к металлургии и металлообработке Стратегия носила нейтральный характер, и ее целью в этом смысле было попытаться сохранить только ту металлургическую и машиностроительную базу, которая будет адекватна потребностям поддерживаемых новых отраслей. Принципиально новым в данной Стратегии были следующие моменты: активная роль местных университетов в поддержке малого бизнеса и создании высокотехнологических предприятий;

широкомасштабное привлечение иностранного капитала, в том числе за счет маркетинга региона за рубежом и специальной программы интернационализации общественной и культурной жизни в регионе;

поддержка экспортной деятельности малого бизнеса. Большая работа в рамках реализации Стратегии была проделана по изменению имиджа региона (ранее задымленного центра металлургической промышленности) и представлению его внутри страны за рубежом как региона, являющегося медицинским центром мирового значения, местом концентрации университетов, экологически чистых производств и высоких технологий в промышленности.

В регионе Рура и Северо-восточном регионе Англии после того, как были предприняты безуспешные попытки реанимировать стагнирующие базовые отрасли, центральные, региональные и местные правительства также взялись за стимулирование создания в старопромышленных регионах альтернативной экономической базы. При этом на начальном этапе центральные правительства пытались влиять на внутренние инвестиционные процессы для перелива капитала и создания филиалов крупных национальных фирм в проблемных регионах. Однако, убедившись в низкой эффективности такой политики, в последующем упор стал больше делаться на активизацию существующих в регионах неиспользуемых внутренних ресурсов, стимулировании местных инициатив и создании дееспособного сотрудничества власти, бизнеса и общественности.

Институциональной особенностью реализации политики структурной перестройки старопромышленных регионов и городов развитых европейских стран в последней декаде ХХ века (а в США несколько ранее) стал упор на стратегическое планирование как средство объединения усилий частного и общественного секторов в достижении перспективных целей развития территорий. Повсеместно регионы, крупные и малые города стали разрабатывать стратегии своего развития, отражающие видение перспективы развития региона (города) и направления работы местных властей, бизнеса и общественности по оказанию содействия этому развитию. Такая стратегия рассматривается как средство согласования усилий и достижения взаимопонимания между всеми сторонами сотрудничества, поскольку среди мотивов ее разработки доминирует потребность в лучшей координации и нацеленности действий различных субъектов, работающих в сфере экономического и социального развития территорий.

Краеугольными камнями политики регионального развития в рамках указанного сотрудничества в старопромышленных регионах Англии и Германии (также, как и в Питтсбурге) стали поддержка малого и среднего бизнеса, развитие наукоемких производств путем формирования соответствующей инфраструктуры и активизации участия исследовательских и образовательных центров. При этом в европейских регионах научно технические и региональные политики все чаще объединяются в национальные и региональные инновационные политики. В старых промышленных регионах политики такого рода разрабатываются как основа экономической реструктуризации этих регионов.

Опыт функционирования систем поддержки инновационного развития в регионе Рур в Германии и в Северо-восточном регионе Англии делает очевидным, – национальные правительства этих стран считают, что органы власти старых промышленных регионов должны сами разрабатывать политики реструктуризации для своих регионов. Регион Рур, обладающий более сильной политической независимостью, чем английские регионы, создает более прозрачную систему поддержки инновационной деятельности, в частности передачи технологий. На Северо-востоке Англии одновременно с местными институциями возникли региональные представительства и программы центрального правительства. Национальные политические институции Англии, таким образом, косвенно влияют на обновление региональных и местных стратегий, которые разрабатываются в старых промышленных регионах. В тоже время это явилось причиной возникновения значительных накладок между мероприятиями институций различного уровня, направленными на инновационное развитие промышленности в этих регионах.

Обобщение опыта реструктуризации старопромышленных регионов Европы и США позволяет сделать ряд выводов относительно совершенствования региональной политики в Украине, которые сводятся к следующему:

1. При разработке программ санации локальных депрессивных территорий и структурной перестройки старопромышленных регионов необходимо уделять внимание в первую очередь созданию альтернативной экономической базы развития этих территорий, обеспечивая формирование соответствующей рыночной и производственной инфраструктуры, а также существенную перестройку местных систем образования в целом, профессионального в особенности, с учетом появления новых сфер экономической деятельности и усиления самозанятости населения.

2. Поддержка предприятий базовых отраслей промышленности со стороны государства должна осуществляться исключительно в направлении повышения их конкурентоспособности в рамках мер, допускаемых требованиями ВТО, с учетом инструментов поддержки, согласованных на переходный период. В тоже время центральные и региональные органы власти должны поощрять набирающую в последнее время силу стратегию крупных национальных бизнес-структур по диверсификации бизнеса и перелива капитала из традиционных отраслей в альтернативные, особенно наукоемкие.

3. Значительные усилия должны быть направлены на создание дееспособных систем поддержки малого бизнеса, при этом следует учитывать, что крупный бизнес в традиционных для данных регионов отраслях еще значительный период времени будет играть определяющую роль в этих регионах. В связи с этим необходимо сконцентрировать усилия на повышении уровня кооперирования крупного и малого бизнесов путем развития субконтрактинговых центров, преимущественного представления площадей, высвобождаемых при сокращении действующих производств малым предприятиям, промышленным паркам, бизнес-инкубаторам.

4. Следует широко распространять практику разработки стратегий развития регионов и городов, с упором на местные инициативы и активизацию местных неиспользуемых ресурсов.

При этом данные стратегии необходимо рассматривать не как самоцель, а как средство активизации сотрудничества власти, бизнеса и общественности.

В объеме одной статьи невозможно рассмотреть весь спектр различных локальных подходов и накопленного практического опыта реструктуризации старопромышленных регионов в экономически развитых странах и дать соответствующие рекомендации по применению этого опыта. Кроме того, необходимо провести исследования возможности реализации эффективных в других странах подходов и инструментов политики реструктуризации старопромышленных регионов в условиях административно территориальной реформы и совершенствования межбюджетных отношений, предполагаемых в Украине.

РЕЗЮМЕ В статье обобщатся опыт структурной перестройки в трех старопромышленных регионах Англии, Германии и США. На основании этого опыта, с учетом институциональных особенностей современного этапа даны рекомендации по совершенствованию региональной политики, подходов к развитию подобных регионов в Украине.

РЕЗЮМЕ В статті узагальнюється досвід структурної перебудови в трьох старопромислових регіонів Англії, Німеччини та США. На базі цього досвіду, з урахуванням інституціональних особливостей сучасного етапу надано рекомендації щодо удосконалення регіональної політики, підходів до розвитку подібних регіонів в Україні.

SUMMARY Restructuring experience of three old industrial regions in England, Germany, and the USA is summarized in this paper. On this base recommendations on improving a regional policy, development approaches to similar regions in Ukraine considering present institutional features are given here.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1. Регион: структурно-инвестиционные аспекты перехода к рынку. – Киев: Наук. думка, 1994. – 279 с.

2. Богачева О. Бюджетные механизмы в мировой практике развития депрессивных и отсталых регионов // Вопросы экономики. – 1996. – № 6. – С. 100 – 112.

3. Майбутнє старих промислових регіонів в Європі: Приклад Донецького регіону в Україні // За ред. О. Ляха и В. Панькува. – Донецьк: Агентство регіонального розвитку „Донбас”, 1998. – 249 с.

4. Ларина И.Н., Кисельников А.А. Региональная политика в странах с рыночной экономикой. – М.: Экономика, 1998. – 244 с.

5. Дегтярьова В.М., Солод М.А. Регіональні аспекти управління процесами структурних перетворень в економіці України. – Економіка промисловості. – 1999. – № 3. – С. 27 – 34.

6. Вторая волна польских реформ / Под ред. Л. Колярской-Бобиньской. – Варшава:

Oficina Naukova, 2000. – 209 с.

7. Lyakh, Alexander. Economic Restructuring and Investing in the Donetsk Region: Internal Factors and an International Perspective / Paper presented at the Conference “Confronting Change: North East England and East European Coal Fields”, Newcastle upon Tyne, 12 and 13 November 2001// http://www.sunderland.ac.uk/~os0hva/lya.htm 8. Братута О. Удосконалення механізму управління депресивними регіонами. – Економіка України. – № 10, 2002. – С. 43 – 48.

9. Трансформація структури господарства України: регіональний аспект / За ред. Г.В.

Балабанова, В.П. Нагірної, О.М. Нижник. – К.: Міленіум, 2003. – 404 с.

10. Социально-экономическое развитие городов промышленного региона / В.Н.Амитан, В.В. Финагин, А.А. Лукьянченко и др. – Донецк: ИЭПИ НАН Украины, ООО «Юго Восток, Лтд», 2002. – 254 с.

11. Амоша А.И., Збаразская Л.А. Реструктуризация промышленного производства:

региональные проблемы приоритеты. – Економіка промисловості. – 1999. – № 3. – С. – 47.

12. Підгайна О. Місцеві громади в контексті реструктуризації вугільної галузі // Управління сучасним містом. – 2003. – №1 – 3. – С. 126 – 132.

13. Swain, Adam. Industrial and regional restructuring in Donetsk oblast: Evolution or involution? // In: Old industrial regions of Western and Eastern Europe in Conditions of Integration / Y.V. Makagon (ed.). – Donetsk: Donetsk National University, 2003. – P. 73–78.

14. Варналій З. Регіональний розвиток України: проблеми та пріоритети. – Економіст. – 2005. – № 6. – С. 24 – 27.

15. Мрінська О. Особливості регіональної політики щодо старопромислових регіонів у Великобританії (Мерсісайд) та Україні (Луганська область) // Управління сучасним містом. – 2002. – № 10 – 12. – С. 40 – 49.

16. Щодо стану та перспективи депресивних регіонів, міст та селищ України / Постанова Верховної Ради України № 782-IV від 15 травня 2003 р. – Голос України. – № (3101). – 3 червня 2003. – С. 9.

17. Про стимулювання розвитку регіонів. Закон України. – Відомості Верховної Ради України. – 2005. – N 51. – Ст. 18. Beauregard, Robert, Lawless, Paul, and Deitrick, Sabina. Collaborative Strategies for Reindustrialization: Sheffield and Pittsburgh. – Economic Development Quarterly. – November 1992. – # 3/4. – P. 418 – 430.

19. Isserman, Andrew and Rephann, Terance. The Economic Effects of the Appalachian Regional Commission: An Empirical Assessment of 26 Years of Regional Development Planning / Research paper # 9328: Regional Research Institute of West Virginia University. – 1994, May. – 37 pp.

20. Grabher, Gernot. The Weakness of Strong Ties: The Lock-in of Regional Development in the Ruhr Area. In: The Embedded Firm. On the Socioeconomics of Industrial Networks / Ed. by G. Grabher. – London & New York: Routledge, 1999. – P. 255 – 277.

21. Hassink, Robert. Restructuring Policies in Old Industrial Areas / Paper presented on 33-rd Congress of the European Regional Science Association, Moscow, 24 – 27 August 1993. – p.

Поступила в редакцию 21.12.2006 года ВОСПРОИЗВОДСТВЕННАЯ СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Стоян А.В., доцент, к.э.н., Донбасская национальная академия строительства и архитектуры, доцент кафедры «Экономическая теория и право»

Постановка проблемы и актуальность исследования. Современный этап экономического развития общества характеризуется переходом к формированию и реализации стратегии устойчивого развития человека, общества и природной среды на ноосферной основе путём интеграции экономической теории и естествознания, менеджмента и безопасности жизнедеятельности, экологии и духовности. Особенно актуальным этот процесс стал с развитием процесса глобализации, который поставил под угрозу само существование, как человека, так и общества и природной среды его устойчивого жизнеобеспечения.

Обзор исследований по проблеме. По оценкам Л. Купинец, С.Харичкова [1с.741], именно отличной чертой современной экономики является развитие глобализационных процессов, признаки которых присутствуют практически во всех сферах и на всех уровнях человеческой деятельности. В свою очередь, эти процессы породили экономические проблемы, которые определяют перспективы выживания и качества жизни мировой цивилизации.

Прошлый век в контексте глобализации оставил нынешнему много нерешенных проблем.

Среди них, опираясь на анализ С.А.Ерохина [2,с.34], в частности, можно выделить следующие:

• военная сила, как и раньше, остаётся «приоритетным аргументом» в решении разногласий между государствами и нациями;

• увеличивается разрыв по экономическому воспроизводственному потенциалу и уровню жизни между развитыми странами, прежде всего «большой семёркой» и другими государствами мира;

• человечество продолжает в целом недооценивать значимость воспроизводственного экологического фактора, вследствие чего возрастает техногенная, в том числе информационная нагрузка на природу и человека как естественную и неотъемлемую воспроизводственную часть природы, которая может привести к непредусмотренным и непредсказуемым последствиям для воспроизводства как природной среды так и © Стоян А.В., 2007.

человека и общества в целом;

• цивилизации, прежде всего европейская, исламская и славянская, не могут найти оптимальный гармоничный алгоритм воспроизводственного сосуществования;

• бедность и нищета, как социальные воспроизводственные явления, стали хроническими не только в третьем мире, но и в странах с переходной экономикой.

При этом решение большинства актуальных проблем наталкивается на определённый методологический консерватизм науки. Особенно это ощутимо в отношении экономической науки. Поэтому острота глобальных проблем нарастает, однако чётких решений, адаптированных к воспроизводственным нормам и правилам функционирования международного экономического пространства и национальных экономик, не существует.

Более того, отсутствуют часто и такие воспроизводственные норм, особенно относительно систем и компонентов природной среды. Идёт процесс их осмысления и пробных шагов по реализации выработанных предложений, а том числе и в международной торгово экономической политике. В политический процесс и в выработку решений по устойчивому развитию вовлечены не только правительства разных стран, но и политические партии, общественные организации, крупныеТНК.

Выделение неисследованной части проблемы. Отсутствие чётких решений поставленной проблемы связано с отсутствием полномасштабных исследований базового воспроизводственного аспекта решения проблемы устойчивого развития на международном уровне, в том числе с отсутствием воспроизводственной экономической теории устойчивого развития общества и реализации её при осуществлении внешне-экономической деятельности, в частности, в методологических вопросах теории и в практике развития менеджмента внешне экономической деятельности.

Обеспечить реальное рациональное природовоспроизводственное взаимодействие экономики и экологии в развитии процессов глобализации, а также предотвратить развитие взаимоисключающих тенденций позволит лишь переход к новой парадигме развития и к миропорядку, основанному на воспроизводственном экономическом росте и развитии при удовлетворительном воспроизводственном состоянии окружающей природной среды (ОПС),что и является целью нашего исследования в области формирования и развития внешнеэкономических связей в контексте процессов глобализации.

Исследование проблемы автором. Современные антропогенно-техногенные нагрузки на биосферу и её структурные элементы достигли предельного воспроизводственного уровня и привели в ряде случаев к необратимым воспроизводственным последствиям. Мировое сообщество пришло к признанию и единому пониманию воспроизводственной исчерпаемости ресурсов и ограниченности способности ОПС к самовосстановлению. Воспроизводственные экологические проблемы приобрели характер общемировых, и с разной степенью остроты проявляются практически во всех странах. Дальнейший антиприродо-воспроизводственный прогресс мировой экономики все больше обостряет воспроизводственные экологические проблемы, которые, в свою очередь, приносят колоссальные экономические убытки, и оказывает обратное, весьма ощутимое влияние на воспроизводство экономики, отдельных территорий и самого человека.

В разных странах ежегодно экономические убытки от загрязнения и воспроизводственной деградации ОПС оцениваются в пределах 0,4-18% их ВНП. В Украине и в других государствах с переходной экономикой эта цифра достигает 10-15% [4,с.523]. Тем не менее, внутри нашей страны важность этой проблемы признала лишь формально [1,с.71].

Институциональное обеспечение экологической политики, поэтому, по оценкам Л.Купинец и С.Харичкова [1,с.71] нуждается в серьёзной доработке. Кроме того, отсутствуют реальные шаги в этом направлении и готовность к практической реализации соответствующих решений на национальном и международном уровнях. Между тем Украина – в контексте требований охраны ОПС к международной торговой политике-должна обеспечить сохранение национальной специфики и соблюдение своих интересов в решении глобальных экологических проблем. В противном случае она вынуждена будет подчиниться тем механизмам международного взаимообмена и сотрудничества, которые будут предложены странами лидерами и ТНК в целях реализации их собственных воспроизводственных национальных и корпоративных интересов. Как следствие, вопреки требованиям мировой общественности и правилам ВТО, экологическая политика превратится в весьма действенный регулятор и ограничитель мировой торговли.

То есть Украина (и любая другая страна) должна институционально обеспечить реализацию, как минимум, двух основных воспроизводственных задач при развитии своих внешнеэкономических связей:

• обеспечение воспроизводственной устойчивости и безопасности своих естественно природных и исскуственно-природных территорий;

• обеспечение воспроизводственной устойчивости и безопасности своего населения.

В частности, например, необходимо обосновать роль и значение Черного моря для создания и функционирования зоны Черноморского экономического сотрудничества, идентифицировать экологические проблемы Черного моря с точки зрения новых реальностей и предложить пакет мероприятий, которые гарантировали бы поддержание воспроизводственного экологического равновесия Черного моря в оптимальных воспроизводственных экологических параметрах[4,с.88]. Что, в свою очередь, требует нетрадиционных инновационнно инвестиционных решений. В том числе для полноценного выполнения указанной роли на Черном море должно быть сохранено экологическое равновесие. С этой целью необходимо создать подходящие условия, гарантирующие функционирование Черноморского экономического сотрудничества как единой природовоспроизводственное эколого экономической системы. В противном случае – без воспроизводственной устойчивости экологических показателей в рамках Черноморского экономического сотрудничества и, прежде всего, его основного природного компонента (акватории и прибрежной полосы Черного моря) – по справедливым оценкам Т.Тодорова [4,с.88], едва ли можно будет поддерживать высокие экономические показатели.

Неоценима роль Черного моря в формировании климата в данном регионе температурного режима, осадков, кислородно-водородного процесса и т.д. Огромно также рекреационное значение Черного моря с его санаториями, домами отдыха и туристическими базами. Кроме того, едва ли можно с точностью посчитать богатства Черного моря, которые оно предлагает населению Причерноморья – различные виды рыб, ракообразных, водоросли, металлы, уран, соль, нефть, газ и др. Чтобы сохранить одни из них для следующих поколений и создать необходимые условия для восстановления возобновимых ресурсов, следует предпринять срочные действенные меры со стороны стран – членов Черноморского экономического сотрудничества и обеспечить [4,с.88]:

• введение малоотходных и безотходных воспроизводственных экологически оптимальных технологий;

• создание современной воспроизводственно-экологической инфраструктуры;

• естественно-искуственное разведение рыбы и других морских животных;

• закрытие не отвечающих воспроизводственным экологическим требованиям производств;

• безусловную воспроизводственную экологическую оптимизацию аграрного производства;

• воспроизводственную экологическую рационализацию мусоросбора и переработки отходов;

• создание новых естественно - воспроизводственных санитарно-гигиенических зон;

• воспроизводственную оптимизацию судоходства с учётом экологических требований;

• тотальную воспроизводственную экологизацию добычи и транспортировки нефти, газа и т.п.

Черное море является конечным приемником большинства бытовых и производственных отходов, которые через осадки, реки и озера поступают в акваторию моря.

Морская вода загрязняется нефтью и нефтепродуктами, тяжелыми металлами, пестицидами, радиоизотопами и другими вредными веществами. Кроме того, газообразные токсичные вещества (водородный диоксид, серный диоксид, оксиды олова и др.) также попадают в черноморскую воду путем ее взаимодействия с атмосферой. Бесспорно, и в будущем определенные проблемы возникнут в результате все более интенсивного использования акватории Черного моря для судоходства, строительства газо- и нефтепроводов, проходящих по дну Черного моря;

усиливающейся добычи нефти и газа из континентальной шельфовой линии и морского дна и т.д.

Важной особенностью, которую необходимо иметь в виду при формировании новой воспроизводственно-экологической стратегии черноморского экономического сотрудничества, является то, что Черное море отделено от Мирового океана и его водообмен со Средиземным морем незначителен. В связи с этим загрязняющие вещества, попадающие в его акватории из Дуная, Днепра, Днестра, Буга, Кызылирмака и других рек, остаются в его водах и негативно влияют на экологическое воспроизводственное равновесие водного бассейна.

Насыщение морской воды кислородом возможно только путём его контакта с атмосферой. Кроме того, поступление кислорода в низкие слои вод Черного моря может осуществляться только в результате вертикального перемещения водных пластов. Однако это трудно осуществимо, поскольку соленость поверхностных слоев меньше солености более низких слоев. На глубине 150м вода насыщена сероводородом(11-14мг/л), из-за чего наличие живых существ там невозможно. Конечно, этому способствует еще и разложение скопившихся на дне Черного моря органических отходов, а также эвентуальное наличие на морском дне разлома, из которого выделяются серные окиси. Ученые утверждают, что только около 15% воды в Черном море содержит достаточное количество кислорода. Поэтому страны-члены Черноморского экономического сотрудничества должны активно заботиться о чистоте поверхностного слоя моря, чтобы сохранить его хрупкое экологическое равновесие и рекреационные, воспроизводственные функции [4,с.88-89].

Таким образом, необходима комплексная системная оценка воспроизводственных аспектов в институциональном обеспечении функционирования черноморского экономического сотрудничества, ВТО и других международных организаций в связи с потенциальной возможностью участия Украины в решении глобальных экологических проблем в результате ее интеграции в международное экономическое пространство.

Поддержка воспроизводственного экологического равновесия в странах Причерноморья должно быть в центре внимания общей стратегии развития зоны Черноморского экономического сотрудничества. Это должно стать одной из главных задач Делового совета Черноморского экономического сотрудничества в том числе и Украины. Всем странам, подписавшим в 1991г. Декларацию о создании Черноморского экономического сотрудничества, необходимо разработать свои региональные воспроизводственные стратегии охраны окружающей среды, которые должны быть максимально согласованы между собой.

Только таким образом можно достичь баланса между производственной деятельностью, развиваемой в рамках Черноморского экономического сотрудничества, и экологическим воспроизводственным равновесием в этой зоне. При этом производственная деятельность должна инновационно перестраиваться путём перехода к воспроизводственным экологически оптимальным технологиям, основанным на экологически оптимальном обмене веществом, энергией и информацией с природной средой. Иначе скопление крупных экологически не оптимальных производственных и инфраструктурных объектов в Причерноморье приведёт к возрастанию угрозы нарушения и без того неустойчивого экологического равновесия [4,С.89].

Поэтому воспроизводственное экологическое сотрудничество должно стать одним из приоритетных направлений в стратегии будущего комплексного развития зоны Черноморского экономического сотрудничества.

Страны-члены Черноморского экономического сотрудничества, население которых составляет около 330 млн. чел., первоначально начали сотрудничать в области активизации рыночных взаимоотношений и свободного движения капиталов, товаров и рабочей силы.

Сферы сотрудничества должны расширяться, включая и природовоспроизводственную деятельность по охране окружающей среды, в том числе, по оценкам Т.Тодорова [4,с.89], комплексное воспроизводственное использование и охрану ресурсов Черного моря. Однако, к сожалению, серьезных практических результатов почти не достигнуто. До настоящего времени каждая страна сама для себя проводит свою экологическую политику, не координируя природовоспроизводственные усилия с другими странами. Это может быть объяснено все еще начальным этапом формирования Черноморского экономического сотрудничества и отсутствием единой нормативной базы, регламентирующей соответствующие воспроизводственные взаимоотношения. В частности, это касается деятельности по охране и воспроизводству ресурсов Черного моря.

Природовоспроизводственная экологическая стратегия стран – членов Черноморского экономического сотрудничества по охране чистоты Черного моря должна стать неотделимой частью единой политики по охране и воспроизводству окружающей среды в Причерноморье, включающей все ее воспроизводственные компоненты – воздух, воду, почвы, флору, фауну.

Кроме того, она должна учитывать особенности и быть максимально синхронизированной с долгосрочной программой экономического развития Черноморского экономического сотрудничества. Любой другой подход будет ошибочным и едва ли обеспечит успех воспроизводственной эколого-превентивной деятельности, направленной на поддержание воспроизводственного равновесия в Черном море. Экономические системы – плод антропогенной воспроизводственной деятельности и природной воспроизводственной экосистемы (в данном случае Черного моря) – должны функционировать как единый воспроизводственный организм, постоянно стремясь к воспроизводственной устойчивости не только экономических, но и экологических параметров. Любая другая тактика была не правильной и пагубной не только для состояния Черного моря, но и для функционирования стран – членов Черноморского экономического сотрудничества, которые заинтересованы в своем будущем и должны уже сейчас предпринять реальные шаги, действия, по меньшей мере, в следующих воспроизводственных направлениях (с учетом оценок Т.Тодорова) :

1. Разработка новой природовоспроизводственной экологической концепции охраны чистоты Черного моря.

По-новому, в новых масштабах и новых направлениях будут осуществляться в будущем воспроизводственные взаимоотношения между природной экосистемой «Черное море» и общественной системой «Экономика», что предполагает разработку и соблюдение новой стратегии, основанной на оптимальном воспроизводственном сочетании интересов бизнеса с требованиями устойчивого экологического воспроизводственного равновесия.

Согласно этой стратегии, не следует любой ценой добиться высоких воспроизводственных экономических результатов, упуская из виду воспроизводственное состояние вод, флоры и фауны, как Черного моря, так и прилегающей к нему прибрежной полосы.

2. Воспроизводственная гармонизация законодательства в области экологических стандартов.

Необходимо, чтобы все страны – члены Черноморского экономического сотрудничества (Украина, Болгария, Турция, Румыния, Греция, Албания, Азербайджан, Армения, Молдавия, Грузия и Россия) приняли единые природовоспроизводственные экологические нормы, создали единую воспроизводственную экологическую правовую базу и единую природовоспроизводственную эколого-экономическую политику. Все это должно быть упорядочено соответствующими нормативными актами, распоряжениями, постановлениями, законами, методиками и т.д.

3. Создание единой системы мониторинга воспроизводственного состояния Черного моря, и воздействия на него производственных процессов региона.

Важно, чтобы функционировала единая система мониторинга воспроизводственного состояния вод, вливающихся в Черное море, режима судоходства, эксплуатации платформ для морской добычи нефти и газа, воспроизводства рыбных запасов, состояния береговой полосы и т. д. система мониторинга должна быть оснащена новейшей современной техникой, связанной в единую сеть и работающей в непрерывном режиме, чтобы перманентно выдавать необходимую информацию об экологическом воспроизводственном состоянии Черного моря.

4. Создание сети очистных сооружений, охраняющих воспроизводственную чистоту вод бассейна Черного моря.

Нужно, чтобы новые производства в зоне Черноморского экономического сотрудничества были малоотходными и безотходными, экологически оптимальными природовоспроизводственными производствами имели системы оборотного водопотребления.

Объектом внимания Черноморского экономического сотрудничества должно стать также сооружение станций для очистки бытовых и производственных отходных вод, которые должны быть необходимым компонентом целостной эколого-превентивной природовоспроизводственной деятельности, без чего, несомненно, существует большая вероятность воспроизводственного неблагополучия в отношении экологического воспроизводственного равновесия на Черном море.

5.Учреждение межправительственного органа по управлению природовоспроизводством.

Деятельность по охране чистоты Черного моря будет неэффективной, если в рамках Черноморского экономического сотрудничества не будет учрежден межправительственный орган, занимающийся вопросами воспроизводственной экологии, который бы координировал, управлял многосторонней воспроизводственной экологической деятельностью, направленной на восстановление и охрану экологического воспроизводственного равновесия в бассейне Черного моря. Этот орган (Комитет, комиссия, парламент и т. д.) должен быть надведомственным, не зависящим от Делового совета Черноморского экономического сотрудничества, чтобы гарантировать его эффективную работу, выражающуюся в принятии успешных управленческих решений, направленных на поддержание экологического равновесия в Причерноморье.

6.Формулирование принципиально нового природовоспроизводственного подхода в экологической политике.

Целостная же воспроизводственная деятельность по восстановлению и охране вод и других ресурсов Черного моря должна быть подчинена принципиально новому природовоспроизводственному подходу, коренным образом отличающемуся от теперешнего, когда каждая страна Черноморского бассейна сама решает исходя из своих возможностей и понимая только свои экологические проблемы. В будущем, чтобы гарантировать успех общей экологической политики стран – членов Черноморского экономического сотрудничества, необходимо, чтобы они координировали свою природовоспроизводственную деятельность. Все государства Черноморского бассейна, в частности, должны изменить свою экологическую стратегию: вместо того, чтобы допускать загрязнение вод и после этого предпринимать действия по их очистке, она должна обеспечивать такую работу, чтобы в воды Черного моря поступали минимальные количества загрязняющих веществ, в воспроизводственной экологически оптимальной форме, как питательные вещества для природной среды Черного моря, которые могли бы нейтрализовывать естественным путем в результате самоочищающихся способностей морского бассейна, а не в виде экологически неоптимальных донных отложений ядов, тяжелых металлов и т.п.

Анализ институционального обеспечения взаимосвязи внешнеторговой и экологической политик, проведенный Л.Купинец и С.Харичковым [1,С.72-76],показывает пути адаптации законодательства Украины к нормам и правилам ВТО, а также первоочередные стратегические шаги по формированию воспроизводственной экологической направленности торговой политики:

1. Подтверждение участия Украины в глобальных воспроизводственных природоохранных процессах и локальных воспроизводственных договоренностях, что свидетельствует об активной позиции и приверженности страны к решению глобальных экологических задач;

2. Обеспечение воспроизводственной интеграции нормативно-правовых положений национальной внешнеторговой и экологических политик, определение их взаимовлияния;


3. Разработка инструментов реализации воспроизводственно-экологической политики в международной торговле и механизмов целевого природовоспроизводственного использования денежных средств как результата наращивания природовоспроизводственных объёмов внешней торговли;

4. Распределение прав и обязанностей по отстаиванию национальных позиций в спорных проблемах воспроизводственно-экологического характера;

5. Переход к воспроизводственной экологизации производства как основе для экологически безопасной торговли и реализации воспроизводственных экологических императивов устойчивого развития.

При этом анализ национальных внешнеторговых и экологических законодательств свидетельствует об обособленности этих двух сфер правового поля, поскольку экологическое законодательство не затрагивает проблем международной торговли, а правовое обеспечение внешнеторговой деятельности субъектов хозяйствования мало связано с проблемами охраны ОПС. В частности, Законы Украины, регулирующие международную торговлю ("О таможенном тарифе Украины", "О защите национального товаропроизводителя от демлингового импорта» (ст.2,п.2), "О применении специальных мер по импорту в Украину"(ст.2,п.2), " О защите национального товаропроизводителя от субсидированного импорта"(ст.2,п.4,ст.9,п.3;

Приложение 4, п.12), "О государственном регулировании импорта сельскохозяйственной продукции"), практически не учитывают экологических, а тем более – воспроизводственных экологических параметров в международных торговых отношениях. В названных статьях этих законов отмечено лишь, что они не исключают использования мер, применяемых в рамках ГАТТ и ВТО. И только Приложение 4 имеет общее моменты с Соглашением по субсидиям и компенсационным мерам. Национальную законодательную базу можно рассматривать как вынужденную меру защиты от действующих правил ВТО, а не как результат законодательных инициатив в сфере правового регулирования экологизации международной торговли. Действующие Указы Президента Украины "О дополнительных мерах по ускорению вступления Украины во Всемирную торговую организацию" и "О концепции трансформации таможенного тарифа Украины на 1996-2005 годы в соответствии с системой ГАТТ/ВТО" нацелены на решение конкретных проблем интеграции страны в международное торгово-экономическое пространство и природоохранных, а тем более воспроизводственно-экологических проблем не затрагивают вообще.

В преддверии присоединения к ВТО Украины действительно необходимо позиционировать себя как торгового партнера в международном торгово-экономическом пространстве. Для этого ей целесообразно реально оценить свои экспортно-импортные интересы и адаптировать собственное законодательство с учетом воспроизводственных национальных интересов и глобальных целей в области воспроизводственной охраны ОПС.

Единство этих задач обеспечит выигрышную позицию Украины в направлении:

• роста объемов внешней торговли, положительно влияющей на национальную экономику, укрепляя ее за счет роста, как производства, так и потребления (это, в свою очередь, усиливает обратный эффект, проявляющийся в положительной динамике внешнеторгового оборота);

• обеспечение финансового задела с целью решению природоохранных как воспроизводственно-экологических задач внутри страны и выполнения международных обязательств по ратифицированным глобальным соглашениям в области охраны природы;

• перехода к новой воспроизводственно-экологической модели организации производства, в основу которой будут положены реальные программы его воспроизводственной экологизации и соответственно воспроизводственного устойчивого развития.

Взаимодействие этих составляющих имеет взаимоусиливающий эффект и уравновешивает две противоположные тенденции, рост производства – разрушение среды и воспроизводственная устойчивость – воспроизводственно-экологический прогресс общества, способствуя переходу одной в другую [1,С.77].

Заметим, что условиями экономического роста в контексте глобальных воспроизводственных приоритетов выступают специализация страны на производстве воспроизводственной экологически чистой продукции и наличие ресурсов, достаточных для него. В реальной практике свобода торговли отличается от трактовки этого понятия в официальных документах международных организаций. Следование аксиоме обеспечения свободы в торговле неминуемо ведет к ущемлению национальных интересов, а значит – в понимание сущности свободы должен быть заложен принцип сочетания воспроизводственно экологических либерализации и протекционизме. В свою очередь, разумный протекционизм способствует расширению производства и на первых этапах становления последнего действительно необходим. Но в конечном итоге эволюция политики протекционизма в направлении ее усиления выступит тормозом развития любого производства, и прежде всего – тех его видов, которые могут иметь преимущества и сформировать устойчивую специализацию страны. Другое дело, если речь идет о неконкурентоспособных сферах производства, которым свобода торговли судит лишь сокращение использования производственных мощностей. Если исходить из оценки потребляемых ресурсов, то – при прочих равных условиях протекционизм выступает тормозом структурной перестройки. В таких обстоятельствах национальная экономика либо сохранит сырьевую ориентацию, либо сформирует производство ограниченного круга товаров, востребованных мировым рынком, а значит – будет подвержена колебаниям мировой конъюнктуры. В силу этого национальное производство, учитывая специфику природноресурсной составляющей уровень научно-технического развития страны и потенциал роста предпринимательской деятельности, должно ориентироваться на повышение степени независимости экономики. В контексте природоохранных, как воспроизводственно экологических проблем, необходимости воспроизводственной защиты жизни и здоровья населения, а также воспроизводственного сохранения ОПС механизм протекционализма целесообразно сохранить, а его инструменты – известным образом изменить. Это позволит сориентировать экономику в востребованном высококонкурентном направлении специализации на производстве экологически безопасной продукции, а также защитит страну от воспроизводственно-экологического демпинга. Приведенные предпосылки позволяют сформулировать основные задачи адаптации национального законодательства к процессам воспроизводственной экологизации международной торговли. В их числе следующие [1,С.78]:

• законодательные трансформации должны открыть дорогу формирования независимого положения Украины в международной торговле;

• при переходе к воспроизводственной экологизации производства должна быть обеспечена защита национального товаропроизводителя;

• выход на международный рынок с воспроизводственными экологически чистыми товарами должен сопровождаться ростом их потребления внутри страны, что позволит сформулировать конкурентные цены;

• ОПС и человек в масштабах страны должны быть защищены от проникновения на внутренний рынок воспроизводственно- экологической опасной продукции.

Выводы и перспективы дальнейших исследований.

Таким образом, в случае принятия разработки пакета соглашений ВТО по обеспечению воспроизводственно-экологической безопасности в международной торговле будут созданы предпосылки, определены условия и зафиксированы ключевые позиции интеграции стран – участников организации в решении глобальных воспроизводственно-экологических проблем. В национальном законодательстве должно быть обеспечено соответствие этим документам по всем природоохранным воспроизводственным моментам, иначе процесс присоединения Украина к ВТО будет весьма проблематичен, поскольку не принесет нашему государству ожидаемых воспроизводственных выгод. Однако декларативного признания проблемы и подтверждения участия в ее решении недостаточно. Необходимы реальные шаги страны в направлении формирования воспроизводственного института экологического управления и специализации, отвечающей требованиям природовоспроизводственной международной торговли. Эти задачи и определят перспективы дальнейшего научного инновационного и инвестиционного поиска на ближайшие десятилетия.

РЕЗЮМЕ Рассматриваются проблемы формирования и реализации воспроизводственной стратегии развития внешнеэкономического сотрудничества для достижения устойчивого развития человека, общества и природной среды.

РЕЗЮМЕ Розглядаются проблеми формування та реалiзацi вiдтворювально стратегi розвитку зовнiшньоекономiчно спiвробiтнитства для досягнення сталого розвитку людини, суспiльства та природного середовища.

SUMMARY Looking out the problem of the formation and realization of the reproducal strategy of the development of the international contact's for the improvement of the sustainable development of men, society and environment.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ:

1.Купенец Л., Харичков С. Экологический фактор в нормативно-правовом регулировании международной торговли // Экономика Украины.- 2005-№2.-С.71-78.

2.Ерохiн С.А. Сучаснi методологiчнi проблеми економiчноi науки//Актуальнi проблеми економiки.-2002.-№5.-С.7-10.

3.Глобальна торгова система: розвиток iнститутiв, правил, iнструментiв СОТ:

Монография.-К., КНЭУ, 2003.

4.Тодоров Т. Экологические проблемы Черного моря в рамках Черноморского экономического сотрудничества // Экономика Украины-2005.-№2.-С.88-90.

Поступила в редакцию 07.12.2006 года ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ Губатенко Н.И., соискатель ДонНУ Постановка проблемы. Особое место в процессе становления концепции устойчивого развития занимает проблема ее информационно-аналитического наполнения. Более того, роль системы социальных, экономических, экологических, институциональных показателей индикаторов устойчивого развития не может быть сведена только к информационному обслуживанию процессов перехода к новой концепции развития. Формирование системы индикаторов фактически служит своеобразным указанием стратегического направления глобального устойчивого развития. При этом возникает потребность в создании системы информационно-аналитического управления устойчивым развитием посредствам формирования институтов (субъектов управления) и механизмов их взаимодействия (коммуникаций).


Анализ последних исследований и публикаций. Научно-методические вопросы информационно-аналитического обеспечения устойчивого развития, проблемы формирования информационных систем состояния окружающей среды на макро- и микроуровнях достаточно основательно исследованы в трудах С.И. Бандура, С.Н. Бобилёва, О.А. Веклич, В.М. Гееца, Б.М. Данилишина, А.В.Евдокимова, И.И. Лукинова, Л.Г. Мельника, О.Г. Осауленко, Н.К.

Шапочки, Дж. Рута, М.Дж.А. Линстера, Дж. Диксона, Же. Беккеса, Г. Гамильтона, А. Канта, Же. Хи, Е. Лату, А. Маркандия, С. Педжиолы и многих других исследователей.

Вместе с тем существующая система информационно-аналитического обеспечения устойчивого развития, как на международном, так и на национальном уровнях, все еще не отвечает современным требованиям, и, в какой-то степени сдерживает практическую реализацию самой концепции устойчивого развития.

Целью данной работы является необходимость решения теоретико-методических вопросов, связанных с определением целей, функций, задач эколого-экономического учета в условиях перехода к концепции устойчивого развития. Отдельного решения требуют вопросы, связанные с исследованием роли и места информационно-аналитического фактора в процессе экологизации всей системы экономических отношений на макро- и микроуровнях.

Понятие "глобализация" настолько прочно укрепилось в современной экономической науке и практике, что один только обзор трактовок этого термина позволяет сформировать достаточно полное представление о нем.

В частности, Л. Клайн [1] говорит о глобализации как о новом этапе либерализации мировой торговли, отмечая при этом, что "…свободная торговля – лишь один аспект глобализации. По другим же ее аспектам полного единства взглядов нет". А. Тейт называет глобализацией "…растущую взаимозависимость стран в результате увеличения масштабов международной торговли и расширения ее сферы, охватывающей не только обмен товарами, но и услугами и капиталом" [5].

На культурный сдвиг как важнейший признак глобализации указывает Саломон, с этой точки зрения его мнение об особенностях межстрановых отношений этапа глобализации © Губатенко Н.И., 2007.

представляется интересным: "После глобализации магистральных каналов связи культурная экспансия осуществляется путем передачи культурных моделей на информационном уровне, который внешне и односторонне нивелирует социокультурные процессы во всех странах мира" [4].

Весьма важную роль в процессе глобализации сыграл новый этап научно-технического прогресса, в рамках которого шло активное замещение производства материальных благ производством услуг, снижение материало- и энергоемкости мирового производства. При этом рост требований к квалификации и качеству подготовки рабочей силы сделал ее дешевизну в некоторых странах менее значимым фактором внешнеэкономических связей.

Глобализация является новым этапом международной конкуренции, для которого характерно доведение до абсолюта процесса транснационализации мировой экономики. Новое качество транснационализации возникает в тот период, когда благодаря интенсивному, поставленному на индустриальную основу экспорту поведенческих образцов воспроизводимость ресурсов (продуктов) увеличивается, а территориальные факторы международного разделения труда сводятся к минимуму, уступая свое место факторам корпоративным, организационным.

Вместе с тем дополнительные возможности, создаваемые глобализацией, создают и дополнительные угрозы. Угрозы можно условно разделить на две группы: краткосрочного и долгосрочного характера.

Краткосрочные угрозы связаны не столько с основными тенденциями глобализации, сколько с накладывающейся на эти тенденции неадекватной внешнеэкономической политикой экономически развитых стран.

Развитые страны, претендуя на роль глобального мирового центра, на самом деле им не являются именно потому, что в своей политике двойных стандартов не идут дальше ближайших собственных национальных интересов. Особенность ситуации состоит в том что, продолжая эту политику в международной торговле, инвестициях, валютно-кредитных отношениях, они пытаются усилить (усиливают) свои преимущества отнюдь не высшего порядка. Таможенные барьеры, замаскированные под антидемпинговую политику, защищают ресурсные преимущества экономически развитых стран, причем защищают в итоге от того самого процесса глобализации, инициаторами которого эти страны и являются. Искусственное сдерживание мобильности ресурсов угрожает новым мировым экономическим кризисом, более опасным, чем локальные финансовые кризисы 1994 – 1998 гг.

Серьезная угроза долгосрочного характера в условиях глобализации мировой экономики исходит от не возмещаемого потребления развитыми странами (увеличившего в период глобализации свой темп) не воспроизводимых (длительно воспроизводимых) природных ресурсов. Глобальный характер приобретают проблемы, связанные с трансграничным переносом загрязнений, глобальным потеплением, исчезновением озонового слоя, исчезновением генофонда планеты. При этом ответственность за решение экологических проблем должны нести, прежде всего, развитые страны. Вместе с тем, действуя зачастую исходя из собственных интересов, эти страны отказываются от бремени решения этих проблем.

Тезис о том, что природа - неиссякаемый источник, который следует использовать для утилитарно понимаемого улучшения жизни людей, зародившийся в эпоху Ренессанса и утвердившийся в период промышленной революции и научно-технического прогресса устарел.

Следование этой парадигме развития привело катастрофически развивающемуся глобальному экологическому кризису.

Глобальный характер экологических проблем обусловил необходимость активного международного сотрудничества для их решения. Подобное сотрудничество в экологической сфере возникло и стало интенсивно развиваться с начала 70-х гг. XX века. Так, в 1972 г. в Стокгольме была проведена I Всемирная конференция по окружающей среде и развитию. На конференции изучались экологические проблемы первого поколения (загрязнение водных источников, атмосферного воздуха, деградация почвенных ресурсов), были выработаны принципы и приняты документы, способствующие их решению.

В 80-90-е гг. XX века стали возникать новые экологические проблемы, получившие название проблем второго поколения и отличающиеся высоким уровнем сложности и международным охватом: кислотные дожди, разрушение озонового слоя, глобальное потепление и т.д. Для изучения этих проблем в 1983 г. Генеральной Ассамблеей ООН была образована Всемирная Комиссия по окружающей среде и развитию. Доклад был рекомендован как основа для разработки экологической политики в различных странах.

В конце прошлого века появилось и получило международное признание понятие "устойчивое развитие" (sustainable development). Толчком к этому стала Всемирная конференция ООН по вопросам окружающей среды и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г. На Всемирной конференции были задекларированы принципы устойчивого развития биосферы и сохранения видового разнообразия органического мира как основной стратегии взаимодействия природы и общества на будущее.

На Всемирной конференции ООН по вопросам окружающей среды и развитию в Рио-де Жанейро была принята стратегическая концепция развития человечества, так называемое "Повестка дня на XXI век" в которой намечена стратегия мирового сообщества на будущее, предусматривающая гармоничное достижение основных целей – сохранение окружающей среды и формирование здоровой экономики для всех народов мира. Концепция устойчивого развития в настоящее время в общих чертах определяет теоретические основы формирования нового мировоззрения человечества в XXI веке, направленного на гармонизацию отношений человека с природой [2, с. 27].

"Повестка дня на XXI век" охватывает все основные аспекты экологических проблем и проводимой экологической политики. Она включает: "Хартию Земли";

"План действий по интеграции целей охраны окружающей среды и развития в XXI веке и за его пределами";

Декларацию конференции;

международно-правовые инструменты, необходимые для их реализации.

Документы, принятые на Всемирной конференции в Рио-де-Жанейро, послужили основой для формирования системы базисных эколого-экономических принципов современного развития. Система базисных эколого-экономических принципов включает следующие принципы:

принцип загрязнитель (пользователь) – платит;

принцип альтернативных издержек;

принцип применения наилучшей из доступных технологий;

принцип предосторожности;

принцип критических нагрузок;

принцип доступности экологической информации и возможности участия в принятии решений всех заинтересованных сторон;

принцип устойчивого развития.

Принцип "Загрязнитель – платит", являющийся одним из фундаментальных принципов современной экологической политики, впервые был выдвинут и применен Организацией Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) в 1972 г. В соответствии с этим принципом именно загрязнитель должен нести расходы по очистке окружающей среды от выбросов и предотвращению загрязнения, обеспечивающие необходимое качество окружающей среды. Принцип "Загрязнитель – платит" обеспечивает интернализацию экологических экстерналий и является основой для применения эколого-экономических инструментов. С течением времени происходит трансформация этого принципа в принцип "Потребитель (пользователь) – платит".

"Принцип альтернативных издержек" в применении к экологической сфере означает, что ценность некоторого избранного направления использования экологического блага должна превышать его альтернативные издержки (ценность наилучшего из других возможных направлений его применения). Однако, поскольку большая часть экологических благ относится к категории общественных и рынок не позволяет определить их ценность, применение этого принципа в экологической сфере затруднено.

"Принцип применения наилучшей из доступных технологий" впервые был представлен в Директиве Европейской Комиссии в 1983 г. При этом термин "наилучшая из доступных технологий" означает, что технология (или технические средства) отвечает самой современной ступени научно-технического развития и практически применяется. Со временем область действия принципа расширяется, включая не только очистные технологии (как это практиковалось вначале), но и управление ресурсами, утилизацию отходов, рационализацию материальных и энергетических потоков и т.д.

"Принцип предосторожности" еще до конференции в Рио-де-Жанейро был включен в национальные акты по охране окружающей среды некоторых стран. Принцип предполагает, что с целью защиты окружающей среды государства должны предпринимать определенные меры предосторожности. В случае существования опасности большого или непоправимого ущерба недостаток полной научной информации не должен служить причиной для отсрочки эффективных мер по предотвращению загрязнения среды. Принцип предосторожности относится к числу руководящих положений экологической политики в Евросоюзе и является составной частью многих международных конвенций (Международной Конвенции по климату и др.).

"Принцип критических нагрузок" был введен в Евросоюзе в 80-х гг. Критическая нагрузка - пороговое значение, до которого должно быть сокращено загрязнение природной среды с тем, чтобы вызываемый им ущерб не превышал приемлемого уровня. В настоящее время этот принцип служит основой международных договоров по сокращению выбросов окислов серы и азота, а также включен в ряд международных конвенций, касающихся трансграничного загрязнения природной среды.

"Принцип доступности экологической информации и возможности участия в принятии решений всех заинтересованных сторон" впервые был представлен в V Программе действий Евросоюза по охране окружающей среды, а затем был зафиксирован в Декларации Всемирной конференции в Рио-де-Жанейро. В Декларации отмечается, что: "Вопросы защиты окружающей среды решаются успешнее всего при участии в этом процессе всех заинтересованных граждан. На общенациональном уровне каждый гражданин должен иметь доступ к информации, касающейся окружающей среды. Они должны также иметь возможность участвовать в процессе принятия решений" [2].

В соответствии с "принципом устойчивого развития" необходимо таким образом удовлетворять потребности ныне живущих поколений, чтобы это не подрывало возможности удовлетворения потребностей будущих поколений. На использовании данного принципа как базового принципа эколого-экономического и социального развития основана концепция устойчивого развития. Центральное место в концепции устойчивого развития занимает проблема нахождения компромисса в удовлетворении экологических и сырьевых потребностей живущих и будущих поколений людей, учета долгосрочных экологических последствий принимаемых сегодня экономических решений, обеспечения включения целей охраны окружающей среды и экологической безопасности в политику и практику социально экономического развития. В рамках устойчивого развития можно выделить понятия слабой и сильной устойчивости.

После Всемирной конференции в Рио-де-Жанейро большинство стран мира избрали концепцию устойчивого развития в качестве приоритетного направления развития общества, что нашло отражение в международных договорах и конвенциях, национальных природоохранных законах и планах действий по охране окружающей среды. Так, Пятая Программа действий по охране окружающей среды Евросоюза (ЕС) целиком базируется на этом принципе [3].

Концепцию устойчивого развития часто связывают только с решением экологических проблем. Между тем, модель устойчивого развития, как и всякая социальная модель, представляет собой систему интегрированных компонентов, их существенных отношений и связей, отражающих основное содержание процессов сбалансированного социально экономического и экологического развития. В то же время согласно краткому определению устойчивого развития общества, суть его в удовлетворении нужд современного поколения без нанесения ущерба будущим поколениям людей.

Таким образом, двумя важнейшими идеями, лежащими в основе концепции устойчивого развития, являются следующие:

решение экономических, социальных и экологических проблем и достижение равновесия между ними для обеспечения качественного уровня жизни человека;

внедрение обязательств нынешнего поколения, которые гарантируют такое сбережение природных, социальных и экономических ресурсов, чтобы уровень благосостояния будущих поколений оставался не ниже чем современный.

В основу концепции устойчивого развития положен ряд теоретических концепций, часть из которых представлена в табл.1.

Переход мирового сообщества к устойчивому развитию означает необходимость формирования принципиально нового подхода к общественному производству, а именно его экологизацию, конечной целью, которой должно стать такое включение антропогенных процессов в вещно-энергетический обмен глобальной Геосистемы, которое обеспечивало бы ее устойчивость и равновесность.

Успех в решении этой задачи возможен, если человечество сформирует у себя системное экологическое мышление, построенное на понимании ключевых аспектов функционирования и взаимодействия социальной, экономической и экологической сфер.

Таблица Концепции, формирующие теоретико-методологическое обеспечение устойчивого развития Базовые принципы и критерии устойчивого Название развития, цели их использования в рамках теоретической концепции концепции Концепция экологической и хозяйствен- Соответствие структуры народнохозяй-ственного ной емкости территории комплекса региона и объемов производства экологической и хозяйствен-ной емкости территории Концепция экоэффективности Максимизация эффективности использо-вания энергетических и сырьевых ресурсов в производственных системах с целью снижения потребности в ресурсах, уменьшения отходов и загрязнения окружающей среды Концепция экопространства Определение предельно допустимых объемов использования природных ресур-сов, используемых для удовлетворение потребностей человека, распределение "прав на потребление и загрязнение" Концепция определения и совершенство- Установление системы индикаторов динамики вания индикаторов экодинамики изменения состояния экономики и природной среды, которые позволяют оценивать и корректировать тенденции общественного развития Концепция платного природопользования Принцип "загрязнитель платит", создание региональных, национальных и междуна-родных фондов для финансирования природоохранных мероприятий Концепция глобальной экологической Распределение ответственности за состояние солидарности природной среды между странами, регионами и местными сообществами, а также обязательств по решению глобальных и национальных экологических проблем Концепция экологической экономики или Определение разумных масштабов экономики, сбережения "природного капитала" стабилизация структур производства и потребления;

сбережение "природного капитала" путем установления баланса между деятельностью человека и способностью природы восстанавливаться Концепция преодоления бедности Введение международных механизмов перераспределения богатства между народами, усиление помощи богатых стран бедным Ведущую роль в процессе реализации концепции устойчивого развития в условиях глобализации играет формирование единой экологической политики на уровне отдельных государств мирового сообщества.

Понятие "экологическая политика государства" соответствует широко применяемому в научной практике понятию "государственный механизм управления природопользованием и охраной окружающей среды". Под экологической политикой государства понимают целостную совокупность методов и инструментов управления, с помощью которых организуются, регулируются и координируются процессы охраны окружающей среды и природопользования в совокупности с производственными и социально-экономическими процессами, воспроизводится качество окружающей среды как специфическое общественное благо, удовлетворяются сырьевые и экологические потребности общества [3, с.262].

Объектом государственной экологической политики является сфера природопользования и охраны окружающей среды, укрупненная схема которой представлена на рис. 1.

Существует несколько интерпретаций сути понятия "сфера природопользования и охраны окружающей среды". В соответствии с расширенной интерпретацией это понятие включает в себя всю производственную деятельность человека, поскольку любая производственная деятельность характеризуется воздействием на тела и силы природы, изъятием природного сырья и его переработкой для человеческих нужд. Таким образом, границы производственной сферы и сферы природопользования совпадают, что позволяет говорить о формировании интегрированной эколого-экономической системы. В соответствии с более узкой интерпретацией "сфера природопользования и охраны окружающей среды" представляет собой совокупность отраслей и предприятий, специализирующихся на выполнении средоохранных и средовосстановительных процессов, т.е. в данной трактовке рассматривается непосредственно экологическая деятельность как таковая.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.