авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 12

ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 316.77-053.5

М.А. Ешев

Адыгейский государственный униврситет

г. Майкоп, Россия

РОЛЬ СМИ В ПРОЦЕССЕ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЕЖИ

В РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ

Работа посвящена актуальной проблеме формирования патриотизма, в частности, опреде лению степени влияния средств массовой информации на патриотическое воспитание в полиэт ничном регионе.

Патриотические настроения и патриотизм в целом зарождаются и развиваются под влиянием различных факторов и являются, с одной стороны, компонентом социальной идентичности челове ка, а с другой – результатом его социализации. Основным звеном социализации личности, направ ленным на формирование ее патриотических качеств, выступает патриотическое воспитание. Осо бенно остро звучит проблема патриотического воспитания граждан в непростых реалиях полиэт ничных и поликонфессиональных регионах.

Сегодня, когда общество вступило в век информационных технологий, результатом чего ста новится превращение СМИ в одну из разновидностей власти, вопрос об уникальной роли печатных изданий, телевидения и радио в развитии патриотических чувств занимает важное место. Обраща ясь к теме СМИ, нельзя не отметить степень их значимости для жизнедеятельности населения поли культурного региона в целом.

В данном аспекте постановка вопроса освещения проблемы патриотического воспитания в республиканских печатных СМИ представляется необходимым и обоснованным. Применив метод контент-анализа, нами были исследованы номера одной из самых популярных газет республики «Советская Адыгея» (до января 1991 года – «Адыгейская правда»). Для комплексного изучения на ми были рассмотрены выпуски газеты, вышедшие в 1968-1969, 1978-1979, 1988-1989, 1998-1999 и 2008-2009 годы. Сравнительный анализ позволит дать объективную оценку объему уделяемого внимания проблеме формирования патриотизма. В качестве смысловой единицы анализа выступали встречающиеся в публикациях лексемы и понятия, относимые к теме «патриотизм».

В ходе исследования были выявлены 65 публикаций, в которых употреблялись термины «патриотизм» и «патриотическое воспитание», в том числе: с 1968 по 1969 – 8 статей (в 68-ом – 1, 69-ом – 7);

с 1978 по 1979 – 4 статьи (в 78-ом – 2, 79-ом – 2);

с 1988 по 1989 – 13 статей (в 88-ом – 7, 89-ом – 6);

с 1998 по 1999 – 9 статей (в 98-ом – 3, 99-ом – 6);

с 2008 по 2009 – 31 статья (в 08-ом – 10, 09-ом – 21).

Единственная публикация в 1968 году посвящена семинару по военно-патриотическому вос питанию молодых призывников. В 1969 году в статьях в основном описывается работа комсомола и пионерских организациях в сфере формирования патриотизма и интернационализма. Так, в публи кации «Растут патриоты» [1, 2] рассказывается о работе «Красных следопытов», направленной на воспитание молодых патриотов. Более того, в этот период начинает действовать (и по настоящее время остается действующей) рубрика «Патриот». В ремарке к первому выпуску дается современ ное тому времени понимание советского патриотизма и патриота. Согласно такому пониманию, патриот – человек, одушевленный патриотизмом, тогда как советский патриотизм – преданность и любовь к своему Отечеству, к своему народу и готовность к любым жертвам и подвигам во имя интересов своей Родины [2, 2].

Через десять лет число статей, посвященных теме «патриотизм» уменьшается вдвое, причем содержание остается прежним – военно-патриотическое воспитание молодого поколения. Лишь в статье «Советский патриотизм» на основе постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы», раскрываются источники патриотизма совет ского периода. Такими источниками являются: бессмертные идеи марксизма-ленинизма, героиче ское прошлое и настоящее Родины, советского народа [3, 1].

Тенденция рассмотрения военно-патриотического воспитания в тесной связи с интернацио нальным продолжается и в период с 1988 по 1989 годы. Этой теме посвящена большая часть вы шедших публикаций. Из 13 статей 8 нацелены на рассмотрение указанной темы. Две статьи посвя щены дружбе народов, которая усиливается в ходе развития патриотических качеств молодого по коления. В данном контексте вспоминаются слова Махмуда Схакумидова: «Я адыгеец, но моя Ро -7 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть дина – весь Советский Союз» [4, 4]. Патриотическое воспитание же, по мнению большинства авто ров, должно зависеть от партийных и молодежных организаций.

Таким образом, в период Советского Союза основная часть публикаций, относящихся к теме «патриотизм», была посвящена военно-патриотическому воспитанию, имманентным признаком ко торого была неразрывная связь с интернационализмом. Основными институтами, воспитывающими чувство патриотизма, были государство и молодежные организации. К тому же нередко подчерки валась значимость воспитания молодых патриотов на героических примерах прошлых поколений.

В конце 90-х годов прошлого столетия количество публикаций несколько снижается, вместе с тем их тематическое содержание расширяется. Большая часть статей также посвящена патриотиче скому воспитанию молодого поколения, однако появились и такие работы, в названии которых употребляется термин «патриотизм», а содержание не имеет с ним ничего общего. Например, в ста тье «Патриотизм поневоле?» речь идет о продуктах питания: «На словах все любят наше, а покупа ют турецкое» [5, 13]. В двух публикациях описывается деятельность комитета по делам молодежи Республики Адыгея в сфере формирования патриотизма.

В целом, в указанный период снижается интерес к проблемам патриотизма и патриотического воспитания в исследуемых публикациях. Отчасти, это обусловлено, на наш взгляд, кризисным со стоянием общества в результате деструктивных трансформаций 90-х годов. Вследствие чего, про изошла переоценка ценностных ориентиров, в частности патриотизма.

Практически половина всех публикаций, являющихся объектом проведенного нами контент анализа, приходится на современный период с 2008 по 2009 годы. Еще больше изменяется содержа ние статей, посвященных патриотизму и патриотическому воспитанию. Например, в рубрике «Пат риот» вышла статья «Беречь во славе Российский флаг», в которой речь идет об уважительном от ношении государственной символике: «Без уважения к государственным символам патриотов не воспитать» [6, 4]. Среди публикаций выделяется своим содержанием статья А.Ю. Шадже «Мы пом ним и ценим прошлое» [7, 4], посвященная юбилею комсомольской организации. В ней автор ана лизирует состояние современного патриотизма и обращается к роли комсомола в формировании патриотических чувств. Не остались без внимания со стороны печатных СМИ и патриотические проекты молодежи Майкопа. Несколько публикаций посвящено проводимым в республике конфе ренций и форумов патриотической направленности. В целом, преобладание статей, посвященных патриотическому воспитанию и связанных с ним гражданскому, интернациональному и военному, остается прежним.

Сравнивая данный период с рассмотренными выше, мы отмечаем рост количества публика ций, относимых к теме «патриотизм», при этом качественный показатель таких публикаций не уве личивается.

Вышеизложенный материал позволяет сделать некоторые выводы. Большинство статей по священо патриотическому воспитанию молодого поколения. При этом если в Советском Союзе формирование патриотизма рассматривалось в неразрывной связи с интернациональным, то сего дня, таким обязательным признаком является гражданское воспитание. В некоторых статьях отме чены социальные институты, ответственные за патриотическое воспитание молодежи. В советский период такими признавались партийные и молодежные организации. В российский период основная забота о формировании патриотических чувств молодого поколения ложится на семью и государст во. К сожалению, патриотическое воспитание в ВУЗах не было отражено ни в одной публикации, тогда как формирование патриотизма в школе стало предметом рассмотрения нескольких статей.

Недостаточно внимания уделяется и современному состоянию патриотизма, а также принятию и действию государственных программ в сфере патриотического воспитания. К тому же, зачастую печатные СМИ преподносят информацию относительно патриотического воспитания в положи тельном русле, умалчивая о многочисленных проблемах в данной сфере.

На наш взгляд, средства массовой информации, в частности печатные издания, могут и должны более полно освещать вопросы, связанные с формированием и развитием патриотизма, уделяя внимание различным аспектам указанного социокультурного явления.

Список использованных источников 1. Андреещева, Л. Растут патриоты / Л. Андреещева // Адыгейская Правда. – 1969. – 28 июня.

2. Рубрика «Патриот» // Адыгейская Правда. – 1969. – 18 октября.

3. Советский патриотизм // Адыгейская Правда. – 1979. – 22 июня.

4. Коссович, П. Крепить дружбу народов / П. Коссович // Адыгейская Правда. – 1988.

5. Патриотизм поневоле? // Советская Адыгея. – 1999. – 3 апреля.

6. Беречь во славе Российский флаг // Советская Адыгея. – 2008. – 15 ноября.

7. Шадже, А.Ю. Мы помним и ценим прошлое / А.Ю. Шадже // Советская Адыгея. – 2008. – августа.

-8 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК 1(091) А.С. Мамедова Институт философии, социологии и права НАН Азербайджана г. Баку, Азербайджан АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ ФИЛОСОФСКОГО АСПЕКТА РОМАНТИЗМА Как универсальное социокультурное течение в истории философской мысли романтизм соз дал систему художественно-образного освоения мира, обосновал не столько естественно-научное понимание предметов и явлений действительности, сколько их чувственно-эмоциональное, художе ственно-философское восприятие.

Романтизм как общекультурного направления, возникшее на определенной ступени общест венного развития и сформировавшееся в тесной связи с философской, научной, социальной, поли тической, эстетической, этической и другими формами художественно-образного, рационального и иррационального освоения мира, романтизм занимает особое место в истории общественной и фи лософской мысли.

Распространившееся на идеологическую и политическую жизнь, это течение превратилось в неотъемлемую составную часть национального возрождения тех стран, где оно существовало. Ро мантизм развивался на почве духовной культуры нации, отличался своеобразным отношением к проблемам, порожденным существующей действительностью той или иной страны. Развивая мест ный образ жизни и способы мышления, восприятия и освоения мира, отражая исторические пути развития народа, обычаи и традиции, национальные корни, язык и культуру, романтизм, возникший в разных странах в различное время, приобрел национальные особенности, сохранив тем не менее свою идейную целостность.

Хотя особенности развития такого универсального социокультурного течения, как роман тизм, в той или иной стране, творчество его отдельных представителей и были объектом исследова ния, все же на сегодняшний день практически отсутствуют какие-либо исследования, посвященные романтизму как важному этапу в глобальном культурном пространстве и истории философской мысли. С этой точки зрения, наряду с различными аспектами проявления романтизма в истории философии, эстетике, этике, естествознании, исследования творческие принципы и методология романтизма представляют актуальность.

В целом актуальность исследования философского аспекта Романтизма обусловлена, на наш взгляд, следующими факторами:

1. Исходя из требований принципа преемственности, представляется важным исследование места и роли романтического течения в истории общественно-политической мысли, а также его влияния на дальнейшее развитие мировой общественно-политической и художественной мысли.

2.В связи с неиследованностью представляет актуальность анализ идеологического влияния романтического течения как неразрывной части национального возрождения стран, на политиче скую жизнь стран, где оно в конце XVIII – начале XX вв. существовало, той духовной почвы, кото рая воспитала его видных представителей, их адекватного или неадекватного отношения к пробле мам, порожденным действительностью, временем.

3. Возникнув в глобальном культурном пространстве в определенный исторический период времени, это универсальное течение охватило все области знания и творчества. Оно распространи лось на художественную литературу (Гете, Байрон, Гейне и др.), литературоведение и филологию (братья В. и Й.Гримм, Л.Тик, В.Г.Вакенродер и др.), естествознание (Риттер, Стеффенс, Гюльзен), музыку (Шуберт, Шуман, Лист и др.), изобразительное искусство (Т.

Жерико, Е.Делакруа и др.), те атр (Е.Кин, Л.Девринта, Х.Моден и др.), теологию (Шлейермахер, И.Г.Гаман, Ф.Х.Якоби и др.), со циологию (Карлейль), философию (Шеллинг, Ф.Шлегель, Новалис), а также на историографию, герменевтику, эстетику и т.д. Распространяя свое творчество на различные сферы знания, предста вители романтизма демонстрировали «универсальность». Например, Новалис наряду с художест венным творчеством, занимался наутрфилософией, математикой, медициной и т.д. Тик был поэтом, драматургом и литературным критиком. Шеллинг пытался объединить философию, мифологию, медицину и физику. Риттер был физиком, поэтом и публицистом. Братья А. и Ф.Шлегель занимались вопросами филологии, эстетики и искусствоведения. Шлейермахер интересовался не только теоло гией, но и проблемами морали.

4.Будучи многогранным течением, романтизм в определенном смысле возник как реакция на утрату надежд, связанных с Просвещением. Философы, ученые и писатели, не видевшие ожидае мых результатов в реальности, стали искать неклассические способы познания мира, новые пути преобразования общества. В отличие от способов, испробованных просветителями и подтвердив -9 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть ших свою нежизнеспособность, романтики отдавали предпочтение поиску магических способов и путей, иррациональных методов и ненаучных принципов.

5.В Америке, Европе, на Ближнем и Дальнем Востоке романтизм определенном смысле воз ник как реакция на утрату надежд просветителей. Философы, ученые и писатели, не видя ожидае мых результатов в реальности, стали искать новые пути преобразования общества. Романтики, пе реживавшие кризис, неэффективность рациональных способов и средств, применяемых просветите лями, в отличие от своих предшественников в поисках совершенного человека и идеального обще ства отдавали предпочтение мистическим, эзотерическим способам восприятия мира. С этой точки зрения романтизм, независимо от того, где он возник, представляет собой целостное течение.

6 Надо отметить, что романтизм изучался только в рамках литературоведения и искусства.

Как универсальное движение в глобальном социокультурном пространстве и как этап в истории об щественной и философской мысли романтизм мало изучен. Хотя исследователи по мере возможно сти и использовали политико-экономические, литературоведческие и другие эпитеты романтиков, частично касаясь проявлений романтизма в искусстве, эстетике и политической идеологии, все же в целом они не уделяли должного внимания определению места романтизма как универсального тече ния в различных областях знания, силы его воздействия на общественно-идеологическую сферу.

7.Невозможно однозначно, исходя из единого критерия, оценить труды и статьи, посвящен ные романтизму и творчеству его представителей. Подходы авторов к проблеме, обосновываемые ими изначальные теоретические и методологические принципы, методы исследования находились под серьезным влиянием «социального заказа» той или иной эпохи. В связи с этим наблюдается большой разброс мнений относительно изучаемой проблемы. В большинстве советских исследова ний романтизм односторонне трактовался как художественное явление, обосновывавшее идеали стическое мировоззрение, как метод, противоположный «пролетарскому реализму». Некоторые ис следователи предлагали даже отказаться от романтизма как метода, являющегося, по их мнению, «воплощением идеалистических настроений» (достаточно вспомнить лозунг «Долой Шиллера»).

Другие же исследователи, «идя на уступки романтизму», представляли его как составную часть со циалистического реализма. К сожалению, эти уступки не изменили общее отношение к романтиче скому течению, напротив, раскололи его идейное единство, привели к раздвоению его целостности.

Для авторов, следовавших принципу «или-или», навешивание ярлыков типа «прогрессивный - реак ционный», «активный - пассивный», «революционный-консервативный», «народнический - инди видуалистский», «националистический-космополитический» и др., превратилось в общепринятый «методологический» стиль. Такого рода тенденция, укоренившаяся как в общественной мысли и истории философии, так и литературоведении, критике, проявилась и в отношении к творчеству романтиков.

8.Однако хотелось бы особо отметить, что в годы советского режима господствовал методо логический, теоретический и идеологический догматизм, который, как «Домоклов меч», висел над всем, в том числе и над философией. Исследователь не мог выходить за пределы «установленных»

теоретических, идеологических и методологических стереотипов. Исследователи наследия роман тиков также не избежали этой «социальной болезни». Именно поэтому сформировавшийся с начала XVIII века и проявившийся в философии, художественной литературе, литературоведении, эстети ке, прикладном искусстве, музыке, театре, социологии, историографии, в ряде естественных наук романтизм исследовался с необъективных позиций. Для преодоления этого серьезного недостатка представляется актуальным исследование данной проблемы на основе принципа теоретического, идеологического и методологического плюрализма.

9. Философский аспект романтизма сформировался под влиянием учения Спинозы, Руссо, Гердера, Гегеля, Фихте и др. Проблемы онтологии, гносеологии, этики, эстетики, обсуждавшиеся в истории философской мысли, исследовались в романтизме на почве нетрадиционной, новой методо логии и эзотерического способа мышления. Философские основы романтизма сформировались в Йенской школе в Германии. Новое отношение к классическим и традиционным философским про блемам привлекало внимание многих философов и ученых, вызывая у них интерес.

10. В связи с процессами глобализации, развернувшимися в XXI веке, в целях обеспечения диалога культур, опоры национального и индивидуального сознания на духовные ценности и мен талитет, преемственности современности и исторической памяти, традиций и новаций одной из ак туальных задач является определение направления, способов и средств формирования национально го самосознания, объективное и бескорыстное изучение социальной и духовной памяти народа на соответствующей теоретической и методологической основе. С этой точки зрения одним из момен тов, актуализирующих наше исследование, является изучение идеологического влияния романтизма на формирование национального самосознания народов мира.

- 10 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 11.Традиции романтизма как универсального социокультурного течения оказали влияние на творчество многих мыслителей, в том числе А.Шопенгауера, Ф.Ницше, З.Фрейда, С.Кьеркегора, М.Хайдеггера. Романтические традиции продолжили такие течения, как «Философия жизни», экзи стенциализм, импрессионизм, модернизм. Актуальность данного исследования обусловлена и тем, что романтические традиции в истории философии, эстетике, этике, музыковедении, историогра фии, публицистике, экономической теории, правовой теории, социологии, политологии, естество знании, медицине и других областях науки еще не исследованы.

УДК 669.713. Д.А. Гуков Белгородский университет потребительской кооперации г. Белгород, Россия СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА КАК ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В статье определяется специфика социальной рекламы. При этом обосновывается функ ционирование социальной рекламы как значимого общественного института. Осуществляется анализ социальной рекламы по основным признакам социального института.

Глобальные изменения, произошедшие в России на рубеже девяностых годов прошлого века, создали уникальную ситуацию, не имеющую аналогов в современном мире. Переход от одного строя к другому ознаменовался сильными социальными изменениями, потрясшими основы всего общества. В этих условиях принципиально важной становится способность общества к обеспече нию самосохранения, саморазвития и системной целостности. Существенным потенциалом для ре шения данной задачи обладает социальная реклама.

Датой появления термина «социальная реклама» можно считать 18 июля 1995 года – дату по явления федерального закона РФ «О рекламе» и статьи 18 «Социальная реклама» [2]. Именно здесь было впервые зафиксировано новое для России определение.

Статья 18 закона «О рекламе» гласит: социальная реклама представляет общественные и го сударственные интересы и направлена на достижение благотворительных целей и социально полезных результатов. Под последними понимаются улучшение криминогенной обстановки в стра не, предупреждение распространения наркомании и заболеваний, связанных с ней, побуждение на селения к выполнению обязанностей перед государством (воинская обязанность, уплата налогов, соблюдение нормативно-правовых актов, охрана окружающей среды) и иные результаты, связанные с положительным эффектом в общественной жизни.

Принцип социальной рекламы заключается в невозможности преследования коммерческих или политических целей, а также упоминаний конкретных коммерческих брэндов, организаций, марок товаров, а также политических партий и отдельных политиков.

Цель социальной рекламы – сообщить социально значимую информацию, потенциально ме няя модель поведения реципиента в соответствии с общепризнанными нормами, правилами, ценно стями.

Задачами социальной рекламы являются формирование общественного мнения, привлечение внимания к актуальным проблемам общественной жизни, стимулирование действий по их реше нию, формирование позитивного отношения к государственным структурам, демонстрация соци альной ответственности бизнеса, укрепление социально значимых институтов гражданского обще ства, формирование новых типов общественных отношений, изменение поведенческой модели об щества.

В социологической интерпретации социальная реклама предстаёт как общественный институт, оказывающий определённое влияние на социальные и культурные процессы.

Институт всегда возникает там, где возникает устойчивая необходимость в создании системы, действующей в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности [3].

По каналам средств массовой коммуникации социальная реклама удовлетворяет такие по требности, как:

- потребность в безопасности (посредством информирования об источниках опасности);

- социальная потребность (1 – в получении и распространении информации, 2 – статус, по чёт и признание: производство и размещение социальной рекламы — общественно одобряемое дей ствие);

- потребность в признании и самовыражении (социальная реклама как вид творчества).

- 11 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Зрелый институт упорядочивается, организуется системой управленческих отношений, т.е.

является организационно оформленным. Внешний аспект его предстаёт в соответствующих систе мах учреждений. Говоря о социальной рекламе, едва ли можно чётко определить единую организа цию, представляющую данное явление, однако некоторые её элементы реализуются отделами спон сорства и социальной рекламы в рекламных агентствах, государственных службах, некоммерчески ми организациями и фондами, а также профессиональным Союзом создателей социальной рекламы (СССР), учреждённым лидерами рекламного рынка России. В 2001 г. Правительством Москвы был учреждён Московский фестиваль социальной рекламы. Кроме того, социальная реклама регулиру ется соответствующей статьёй Закона о Рекламе [2]. Однако социальная реклама не признана боль шей частью населения и не является общепринятой практикой. В этой связи социологи говорят о двух различных процессах, относящихся к феномену социальной рекламы. С одной стороны, об ин ституции норм, которая понимается как формальное принятие парламентом или иным законода тельным органом новых норм, с другой — начальный этап институционализации норм, которые не считаются институционализированными до тех пор, пока они не являются общепринятыми, само собой разумеющимися.

Т.Парсонс выделял три типа социальных институтов в зависимости от функций, реализуемых в рамках этого института [1, c.408]. Первый тип институтов – «ситуационные», связанные с опреде лёнными ситуациями акторов. Таков институт родства, связанный с ситуацией единства происхож дения индивида, политические партии и союзы, организованные на основе солидарности. Второй тип института – инструментальные, сформировавшиеся ради достижения вполне определённой це ли. Пример – система современной медицины, сформировавшийся в процессе институционализации роли врача. Третий тип институтов – «интегрирующие». Они ориентированы на избежание кон фликтов, на кооперацию членов социума.

В концепции Парсонса социальная реклама более всего отвечает тем критериям, которые он ассоциировал с инструментальным институтом. Вместе с тем, любой институт, является одно временно и интегрирующим, так как, в конечном счёте, институционализация способствует «при ращению» социального целого.

Любой социальный институт можно охарактеризовать как ответ на решение определённых социальных вопросов, которые ставит перед ним время. Поэтому очень важно понимание функций, которыми обладает данный социальный институт. От их качественного выполнения возложенных на него функций зависит жизнь общества. Институционализация социальной рекламы в России только началась, многие из перечисленных функций выполняются частично или находятся в ла тентном состоянии. У института социальной рекламы существуют такие функции, как коммуника ционная, информационная, мотивационно-побудительная, социализирующая, функция легитимиза ции власти и социоинтегративная функция.

Постепенно социальная система в России получает своё развитие, что, по сути, можно счи тать, сводимо к эволюции институтов. Источниками такой эволюции выступают люди как деятели и воздействие со стороны культуры. Последнее связано с накоплением новых знаний, а также с изме нениями в ценностных ориентациях. Именно эти изменения привели к появлению новой формы ин ституционального взаимодействия или так называемого обмена, осуществляемого посредством со циальной рекламы между уже сложившимися и достаточно устойчивыми институтами, а именно:

между семьёй и государством, между НКО и бизнесом, школой и экономическими институтами и т.

п. Обмен происходит между людьми, которые вовсе не рассыпаны в обществе в случайном порядке, напротив, обмен происходит между людьми, находящимися в различных структурных позициях (культурных, политических, экономических, семейных), которые сами по себе являются последст вием прежних процессов институционального обмена. Истинные стремления и цели этих людей, обладающих определёнными ресурсами (власть, деньги, знания, престиж), в значительной мере за висят от их структурных позиций и приоритетных установок. Инициируют производство и разме щение российской социальной рекламы, как правило, руководители основных социальных институ тов, обеспечивающих регуляцию отношений в обществе, одновременно выражая потребность в формировании нового социального института — института социальной рекламы.

Однако формирование социального института – длительный процесс, требующий «нормаль ного», или поступательного развития общества.

Список использованных источников 1. Игошин И.Н. Институциональные искажения в российском обществе. – М.: Директмедиа Паблишинг, 2003. – 152 с.

2. Федеральный закон «О рекламе» (от 18.07.95., №108-ФЗ), ст. 18 «Социальная реклама».

Собрание законодательства РФ. 1995 №30. Ст. 2864.

3. Фролов С.С. Социология. – М.: Наука, 1994, – 256 с.

- 12 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК 316. О.О. Ладыгин Международный университет природы, общества и человека «Дубна»

г. Дубна, Московская область, Россия РОССИЙСКИЕ ЦЕННОСТИ И МОДЕЛЬ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ:

МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ В статье рассматривается корпоративная культура как источник конкурентного преиму щества современной компании. Автором делается попытка показать, что и в глобализационных процессах такое преимущество обретается лишь в тех случаях, когда в социокультурной среде компании доминирует национальная система ценностей.

Глобализация, имеющая сложный характер, по-разному отражается в национальных культу рах – и с точки зрения глубины и интенсивности влияния ведущих в современном мире стран, и в аспекте локализации в структуре конкретной культуры. Понятно, что имеют место и «обратные»

процессы – попытки ограничения (как правовыми, так и идеологическими средствами) однонаправ ленного влияния, если такое влияние осмысливается как размывание ценностного ядра националь ной культуры. Видимо, для России такое время еще не пришло: наша страна чаще выступает в роли принимающей стороны. Относительная слабость производства, утрата лидирующих позиций в це лом ряде областей, превращение страны по ряду важнейших показателей в мировую периферию все острее ставит вопрос о поиске источников конкурентного преимущества отечественных компаний.

Одним из таких воспроизводимых источников успешного развития компании может служить ее сильная культура. Этот факт уже давно осознан большинством руководителей крупных зарубеж ных компаний. Еще в 80-х годах прошлого столетия была переосмыслена социокультурная значи мость организационного управления в американском и немецком менеджменте, «шокированном»

секретами японской управленческой системы.

В России понимание необходимости обращения к социокультурным ресурсам организации стало приходить только в конце 90-х годов, когда наметилась тенденция к постулированию в ряде компаний правил и ценностей, исповедуемых на Западе. Попытки культивирования на российской почве организационной культуры, основанной на инокультурных ценностях, продолжались доста точно долго. В условиях общей нестабильности в стране и высокой конкуренции на рынке труда российский персонал безоговорочно принимал любые условия, предлагаемые работодателем. Обра зовывалась некая «культурная смесь» в виде «навязанного» поверхностного слоя и противоречащих ему базовых представлений работников.

Становилось понятно, что попытки перенесения готовых западных моделей организационной культуры ожидаемого результата не дают. Это как бы подталкивало к изучению опыта восточных корпораций. Тем более, что, во-первых, успехи японских и китайских корпораций за последние три десятка лет доказали состоятельность восточноазиатской организационной модели. А во-вторых, российские и восточные национальные культуры обнаруживают определенное сходство базовых ценностей, таких, в частности, как коллективизм, высокий индекс дистанции власти и т.д.

Действительно, российская деловая культура существует и развивается в культурно разнооб разном пространстве, где пересекаются «западные» и «восточные» ее образцы. Вместе с тем, следу ет учитывать и то, что коренные изменения, произошедшие за два последних десятилетия в полити ческой и экономической жизни страны, значительно повлияли на традиционные установки россиян, устойчиво воспроизводившиеся в течение длительного периода.

Таким образом, обозначим три фактора, побуждающие нас обратиться к сравнительному ана лизу фундаментальных основ корпоративных культур России и Восточной Азии. Во-первых, это тенденции, характерные для геополитической картины мира, и смещающие центр мировой динами ки с Запада на Восток. Во-вторых, это активизация (далеко не только теоретического) интереса за падного менеджмента к опыту восточноазиатских компаний. Наконец, это понимание необходимо сти поиска потенциальных источников и точек роста отечественной экономики, источников, свя занных с человеческим и социокультурным капиталом, и адекватных новой российской реальности.

Такой анализ и для нас, разумеется, не носит чисто теоретического характера. Нашей целью является попытка ответить на вопрос, возможна ли трансляция образцов корпоративной культуры восточноазиатских компаний в российскую деловую культуру? Будут эти образцы представлять собой готовые модели такой культуры, либо ее фрагменты, встраивающиеся в отечественную прак тику?

Путь ответа на эти вопросы лежит через пласт философской аналитики евразийских корней российской ментальности. Это, в первую очередь, работы классиков социальной мысли, таких, как - 13 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский, Н. Г. Чернышевский, В.О. Ключевский, Н.М. Карамзин. Весьма значи мы для нас и современные исследования феномена, проведенные А.Я. Гуревичем, П.Н. Шихиревым, И.Г. Дубовым, З.В. Сикевичем, К.О. Касьяновым и др.

Источником информации о восточных трудовых и культурных ценностях, а также об особен ностях управления организацией на предприятиях послужили работы Имаи Касааки, Т. Матрусова, А. Морита, И. Лебедевой, Е. Леонтьевой, Я.А. Певзнера, В.А. Пронникова, Дж. Лайкера.

В качестве эмпирической базы исследования были использованы данные социологических исследований, анкетных опросов, проводимых российскими и зарубежными исследовательскими группами.

Нами были выявлены устойчивые компоненты российской и восточноазиатской (в первую очередь японской и китайской) ментальности, проявляющиеся в организационном поведении. В качестве типологизирующего основания сопоставления культур авторами за основу была взята мо дель анализа корпоративной культуры, предложенная Ф.Харрисом и Р.Мораном.

Культура организации анализируется на основе десяти характеристик: осознание себя и сво его места в организации;

коммуникационная система и язык общения;

внешний вид и представле ние себя на работе;

что и как едят люди, привычки и традиции в этой области;

осознание времени, отношение к нему и его использование;

стиль взаимоотношения между людьми;

ценности, и как эти ценности сохраняются;

вера во что-то и отношение или расположение к чему-то;

процесс развития работника и обучение;

трудовая этика и мотивирование. Оговоримся, что эта модель разрабатыва лась для сопоставления культур различных организаций. Однако она, на наш взгляд, вполне при годна для сравнительного анализа организационного поведения носителей различных культурных установок: данный подход позволяет не только систематизировать, но и значительно сузить пере чень характеристик, подлежащих анализу, выделив наиболее существенные из них.

В результате проведенного исследования было выявлено, что значительная часть базовых представлений, трудовых ценностей и традиций в области организационного поведения качествен но отличают россиян от представителей стран востока. Последние данные опросов общественного мнения показывают значительное изменение ценностной картины мира россиян и ее сближением с общеевропейскими стандартами. В связи с этим можно говорить о том, что ни китайская модель, базирующаяся на понимании организации, как большой семьи, ни японская модель, основанная на проявлении групповой солидарности всех ее членов, перенесенные на российскую почву в ориги нальном виде, не способны восприниматься российским персоналом.

Дополнительным доводом в пользу этого могут служить выводы ряда специалистов, придер живающихся мнения, что данные культуры являются культурами, скорее, замкнутого типа, и эф фективно реализуются только в своей культурной среде.

Несмотря на то, что в сегодняшней России существует объективная потребность в оформле нии корпоративной культуры российских компаний, нельзя в качестве образца для ее целенаправ ленного формирования брать готовые европейские или восточноазиатские модели. Социокультур ная ситуация в России накладывает свой отпечаток на формирующуюся культуру большинства компаний, поэтому необходимо создавать свою, уникальную корпоративную культуру, совмещаю щую в себе лучшие достижения европейских и восточноазиатских специалистов в области управле ния, положительный опыт советского и российского менеджмента, и учитывающую национальные ценности современного российского общества.

Список использованных источников 1. Багдасарьян Н.Г. Культурология: учебник для вузов. – М.: Высшее образование, 2008. – 495 с.

2. Гуревич А. Я., Вовель М., Рожанский М. Ментальность // 50/50: Опыт словаря нового мышления. — М., 1989. С.454 – 464.

3. Красовский Ю.Д. Социокультурные основы управления бизнес-организацией. – М.:

ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 391 с.

4. Лайкер Джеффри. Дао Toyota: 14 принципов менеджмента ведущей компании мира. – М.:

Альпина Бизнес Букс, 2005. – 402 с.

5. Лебедева И. Японский экономический феномен: Роль государства / Проблемы теории и практики управления. Международный журнал, №1, 1995, с. 51-55.

6. Магун В.С. Динамика трудовых ценностей российских работников, 1991 – 2004 гг. // Рос сийский журнал менеджмента. 2006. № 4, С 45-74.

7. Персикова Т.Н. Межкультурная коммуникация и корпоративная культура: Учебное посо бие. – М: Логос, 2008. – 224 с.

8. Сергеева А.В. Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность. – 6-е изд. – М.:

Флинта: Наука, 2008. С.320 С.

- 14 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК 301+331. А.А. Ахметгареева Набережночелнинский государственный торгово-технологический институт г. Набережные Челны, Россия ВЗАИМОСВЯЗЬ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ С СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ РАЗВИТИЕМ ТЕРРИТОРИИ Важной задачей института образования помимо подготовки востребованных специалистов для рынка труда является привитие потребностей и навыков самообразования и непрерывного развития личности.

Социально-экономическое развитие каждого населенного пункта обусловлено уровнем соци ального потенциала населения. В свою очередь, на развитие социального потенциала личности, а также социума территории влияет ряд факторов. В нашем исследовании мы обращаем внимание на роль института образования в развитии социального потенциала общества [1].

Образование – это важный аспект развития, активности человека, проявляющийся в деятель ности, требующий непрерывности, постоянного обогащения знаниями.

Потенциал основных сфер жизнедеятельности общества обусловлен качеством образования в данном обществе. Ведь от качества сферы образования зависит, какие профессионалы будут осуще ствлять деятельность в экономической, социальной, политической и духовных сферах. Качество жизнедеятельности территориального образования зависит от уровня социального потенциала, под готовленности к профессиональному труду выпускников учебных учреждений.

Готовые кадры (выпускники), обладая инновационно-творческим мышлением, стратегиче ским видением, практическими навыками являются авторами планов (программ и проектов) эконо мического развития, инициаторами тех или иных нововведений, совершенствований.

С целью исследования влияния качества социального потенциала сферы образования на со циально-экономическое развитие территории в июле-сентябре 2009 г. было проведено социологиче ское исследование. Формирование выборочной совокупности исследования основано на данных о численности постоянного населения субъектов Российской Федерации на 1 января 2009г. и в сред нем за 2008 г. Генеральную совокупность исследования составляет население г. Набережные Чел ны и д. Биклянь: N = 509403 человек (население Набережных Челнов и Бикляни). Выборочная со вокупность составляет: n = 326 единиц. Численность опрошенных по населенным пунктам распре делилась следующим образом: в Набережных Челнах – 236 человек, а в Бикляни – 100 человек.

Объект исследования – социальный потенциал сферы образования.

Предмет исследования – влияние качества социального потенциала сферы образования на со циально-экономическое развитие территории.

Инструментарий для сбора социальных фактов – анкета. Для сбора эмпирических данных вы брана многоступенчатая выборка. На первой ступени осуществлена гнездовая выборка – отбор поселений для анализа, на второй ступени реализован отбор респондентов в гнездах в соответствии с социально-демографическими характеристиками названных населенных пунктов.

В нашем исследовании важно было выяснить мнение респондентов о возможностях совре менного российского образования в подготовке конкурентоспособного специалиста. Достаточно интересными представляются полученные данные (см. таблицу 1).

Таблица Возможности системы высшего образования в России в подготовке конкурентоспособного специалиста с учетом дифференциации по месту проживания (%) все респон- Челны Биклянь денты Как вы считаете, позволяет ли современная россий ская система высшего образования подготовить конкурентоспособного специалиста?

1) Да 24,9 8,8 52, 2) Скорее да, чем нет 31,0 34,1 12, 3) Скорее нет, чем да 23,2 38,9 10, 4) нет 6,4 5,8 5, 5) Затрудняюсь ответить 14,6 12,4 21, Итого: 100,0 100 - 15 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Более половины опрошенных из д. Биклянь (52%) абсолютно уверены, что российская систе ма высшего образования позволяет подготовить конкурентоспособного специалиста. Среди город ского населения доля респондентов, поддержавших данное мнение, малопредставительна (8,8%). В той или иной мере уверенных в возможностях российской системы образования в городе меньше половины (42,9%), а в деревне – большинство (64,0%).

По данным нашего опроса самообразованию респонденты отводят незначительное внимание.

Так среди городского населения уделяет часть свободного времени самообразованию 26,1%. Среди сельчан эта доля является малопредставительной – только 5,0%. Жители не видят необходимости повышения уровня знаний и профессиональных навыков, живя в сельской местности и работая здесь же. Стремление к повышению квалификации, подготовке, переподготовке возникает при не соответствии требованиям рынка труда или «устаревании» имеющихся знаний.

Потребность в самообразовании проявляется в активности получения знаний самостоятельно, и положительно характеризует потенциал личности. Важной задачей института образования поми мо подготовки востребованных специалистов для рынка труда является привитие потребностей и навыков самообразования и непрерывного развития личности.

Список использованных источников 1.Нугаев М.А. Базовая модель качества социального потенциала региона / М.А. Нугаев. – Ка зань: Казан.гос.энерг.ун-т, 2009. - 220с.

УДК 1726340.115. О.В. Попова Кубанский Государственный Университет г. Краснодар, Россия СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ВЗГЛЯДОВ В.Л. СОЛОВЬЕВА И Н.А. БЕРДЯЕВА НА ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО В статье реконструированы взгляды на общество и государство русских философов Вл. Со ловьева и Н.А. Бердяева, реконструкция осуществлена на основе анализа их ключевых произведений - «Оправдание добра», «Чтения о Богочеловечестве», «Дух и реальность» «О рабстве и свободе человека» в рамках интересующей нас проблематики, а также, предпринята попытка сравни тельной характеристики социально – политических воззрений Соловьева и Бердяева.

Владимир Соловьев был одним из самых значительных философов второй половины XIX ве ка, своим творчеством он вызвал ряд разнородных направлений в отечественной философии. Несо мненно, влияние идей Соловьева испытал и крупнейший философ XX века Н. А. Бердяев. Но в от ношении проблемы истолкования природы и обоснования общества и государства интерпретации Соловьева и Бердяева существенно различаются, хотя можно обнаружить и явные сходства в их трактовках.

Вл. Соловьев писал, что «человеческая личность, и, следовательно, каждый единичный чело век, есть возможность для осуществления неограниченной действительности или особая форма бес конечного содержания» [6. С. 202] Человеческая личность – бесконечна. Но человеческое «я» без условно только в возможности и ничтожно в действительности, в этом-то противоречии коренится зло и страдание, несвобода и внутреннее рабство человека. Освобождение от рабства может состо ять в достижении безусловного содержания, полноты бытия, но они достижимы только в обществе, которое, согласно воззрениям Соловьева, является органическим, а не механическим слиянием сво бодных личностей.

Вл. Соловьев настаивал, что нельзя утверждать, что личность есть средство для построения идеального общества. Личность – есть сила «разумно-познающая» и «нравственно-действующая»

и потому уже ее нельзя счесть средством. Но личность не является и самоцелью, иначе она была бы замкнутым кругом. Личность максимально раскрыта, она включает в себя с необходимостью множество взаимоотношений с другими людьми, и сама выступает «ареной» общественного бытия.

Для Соловьева «частное» приобретает смысл только в связи с «всеобщим», поэтому истинное общество, признающее безусловное право каждого лица не является для него отрицательной грани цей. Если личность служит обществу, она не теряет, а напротив, приобретает свое безусловное дос тоинство. Именно, в силу принципа безусловного значения каждой личности общество определяет ся, как внутреннее свободное согласие всех своих составляющих.

- 16 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть «Политическое общество» упоминающееся в трудах Вл. Соловьева – это синоним государ ства. Государство «обладает средствами не только для того, чтобы охранять человеческое общежи тие в его данном положении, но и для того, чтобы двигать его вперед» [6. С. 354]. Государство, бла годаря которому совершенствуются его жители, само, постепенно, должно самосовершенствовать ся, поэтому «для отдельного человека, действительно стоящего на нравственной точке зрения выте кает прямая положительная обязанность содействовать государству» [6. С. 354].

Таким образом, Соловьев стоял на точке зрения, обосновывающей прогресс государства, что позволило Н. А. Бердяеву обвинить его в эволюционизме и утопизме. Первый термин в воззрениях Бердяева носит исключительно негативный характер, второй – положительный. Бердяев не видит в утопии ничего дурного;

по большому счету его собственные социально-политические воззрения – утопичны. Бердяев утверждал, что соловьевский эволюционизм позаимствован не из натуралисти ческих учений об эволюции, а из германской идеалистической метафизики, в частности от Ф.В.

Шеллинга.

От отвлеченного «общечеловека» государства необходимо перейти к действительному «все человеку» церкви, призывал Вл. Соловьев. Сделать это, по мнению мыслителя, достаточно просто:

«всякий человек если только даст в себе вообразиться Христу т. е. проникнется духом совершенно го человека, определит Его образом как идеальною нормой всю свою жизнь и деятельность, стано вится причастным Божеству силою пребывающего в нем сына Божия. Для человека в этом возрож денном состоянии «индивидуальность… перестает быть границею, а становится основанием поло жительного соединения с восполняющим его собирательным всечеловечеством или церковью в ее истинном существе» [6. С. 264].

В отличие от Вл. Соловьева, полагавшего, что «общество есть дополненная и расширенная личность, а личность – сжатое и сосредоточенное общество» [6. С. 204], Бердяев определяет обще ство, как продолжительное сообщение людей в объективированном мире, как некоторую реаль ность, обладающую «онтологическим ядром», а не просто совокупность личностей. Но общество не есть организм, это человек – организм, «общество же его орган, а не наоборот» [3. С. 127]. Мысли тель утверждал, что понятие симфонической личности, прилагаемое к обществу, ложно. «Я не могу жить в «великом целом», «великое целое» должно жить во мне» [1. С. 546], т. е. не личность должна находиться в обществе, а общество в личности. Поэтому проблема отношения личности и общества – это не только проблема социологии, но и экзистенциальной философии.

Для Бердяева общество было непосредственно связано со столь чуждой ему объективацией, но он соглашался с утверждением, что общество является и благом. Без общества и вне общества человеку очень сложно бороться за жизнь с угрожающими стихиями мира. Общество имеет две це ли - кооперацию, т. е сотрудничество людей в борьбе и общение - единение людей. Стоит заметить, что Бердяев различал термины «общение» и «коммуникация» и не сводил первое ко второй. Мыс литель отмечал, чем более объективировано общество, тем более оно подавляет личность. В таком обществе есть кооперация, может быть и коммуникация, но нет подлинного общения. Личность в подобном типе общества выступает, как функция, как «винтик в системе». Для Бердяева «высшим типом общества является общество в котором объединены принцип личности и принцип общности, такой тип общества можно было бы назвать персоналистическим социализмом» [2. С. 23].

Бердяев в отличие от Соловьева разводил понятия общества и государства, не сводил госу дарство к политическому обществу. В труде «Философия неравенства» мыслитель писал, что чело век не может жить вне государства, поскольку государство организовывающая и упорядочивающая онтологическая сила. Бердяев выдвигает парадоксальную идею, что «государство спасает человека от коллективизма, поглощающего личность» [5. С. 80]. Государство, как объективное начало не утверждает, что ему целиком принадлежит человек, оно претендует лишь на частицу социальной жизни человека. Общество же, произвольно создаваемое людьми, не знает границ своим притязани ям, оно готово захватить человека целиком. Но и государство, и общество в равной степени под вержены объективации. Государство не выводимо ни из каких человеческих интересов и расчетов, поэтому Бердяев считал теорию «общественного договора» Руссо несостоятельной. Также философ был противником взгляда на государство, как на необходимое зло, наименьшее зло для греховного человечества, которое отменится, когда человечество поднимется на более высокую ступень разви тия.


Анализируя идею общества-государства у своего гениального предшественника Бердяев на стаивал на том, что Вл. Соловьев при всем своем мистицизме строил разумные, рассудительные и безопасные планы теократического устройства человеческой жизни с государями, с войной, с соб ственностью. Соловьев, по его мнению «всегда хотел обосновать и укрепить жизнь людей и об ществ на незыблемых объективных началах и всегда выражал это обоснование в рациональных схемах» [4. С. 190-191]. Конечно подобные рациональные «умопостроения» не могли вызвать одоб - 17 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть рения у Бердяева-волюнтариста, но с другой стороны он признавал, что у Соловьева было «видение целостности, всеединства мира, божественного космоса, в котором нет отделения частей от целого, нет вражды и раздора, нет ничего отвлеченного и самоутверждающегося» [4. С. 191], и за эту «кос мическую» идею, созвучную собственным взглядам, высоко ценил соловьевскую концепцию.

Итак, после проведенного анализа, наша предварительная гипотеза получает подтверждение:

взгляды на общество и государство указанных нами философов различны, но между ними имеется и явное сходство. Мы утверждаем, что идеи Соловьева имели влияние на общественные воззрения Бердяева, но последний пошел в социально-философских изысканиях далее своего предшественни ка, развил, углубил и уточнил его социально-политическую позицию.

Список использованных источников 1. Бердяев, Н.А. Дух и реальность М.: АСТ, 2. Бердяев, Н.А. Мое философское миросозерцание // Бердяев. Н.А. О русской философии. Ч.

1. - Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. – С. 5 – 32.

3. Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека. – М.: АСТ, 4. Бердяев Н.А. Русская идея. – М.: АСТ, 5. Бердяев. Н. А. Философия неравенства. – М.: АСТ, 6. Соловьев В. С. Оправдание добра. – М.: Республика, 7. Соловьев В. С. Философские начала цельного знания // Соловьев В. С. Избранные произве дения. – Р н/Д.: Феникс, 1998. – С. 68 - 8. Соловьев В. С. Чтения о Богочеловечестве. – М.: АСТ, 2004.

УДК 669.713. Т.Н. Гончаренко, О.В. Сячина Московский авиационный институт (государственный технический университет) г. Москва, Россия ВЛИЯНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ КАТЕГОРИЙ СОТРУДНИКОВ НА ОТНОШЕНИЕ К РАБОТЕ С помощью качественного метода (глубинное интервью) изучено влияние периода социализа ции на установки и ценности человека. Показателем этого явления выбрано понятие отношения к работе.

Еще в 1991 году двумя американскими учеными Н. Хоувом и У. Штраусом была разработана теория поколений, утверждающая, что люди, рожденные и воспитывающиеся в один и тот же пери од времени (20-25 лет), обладают сходными ценностными ориентациями, образом жизни и спосо бами реагирования на какие-либо вызовы окружающей среды. Однако интерпретация данных осно вывалась на материалах, полученных в США и Западной Европе.

Идея предложенного исследования заключается в проверке этой теории в российских реали ях. Объект исследования – две группы работников, находящихся на одном должностном уровне и специализирующихся в области управления. Группы разбиты по возрастному критерию: старшая (45-50 лет) и младшая (25-30 лет). Процесс социализации респондентов проходил в двух временных отрезках, ценности которых сильно отличаются друг от друга – в СССР и во время Перестройки.

Представители именно этих поколений являют собой основной кадровый состав на современных предприятиях. Предмет исследования – отношение к работе. Структурирование качественного тек ста, полученного в результате интервью, дало возможность выделить следующие смысловые еди ницы:

- образование респондентов, влияние их специальности на нынешнюю профессию, повыше ние квалификации;

- опыт прошлых мест работы, вопросы найма и увольнения;

- влияние семьи и отношение близких людей к выполняемой работе;

- ценности и предпочтения в работе;

- карьерный рост и оценка результатов своего труда;

- представления об идеальном руководителе и предпочтительном месте работы;

- отношение общества к данной работе, проблема престижности рабочего места отношение к статусным признакам должности и др.

- 18 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть В результате анализа ответов респондентов выявлены ценностные различия поколений по от ношению к работе. Главной тенденцией, определяющей прочие различия, является такое фундамен тальное противоречие между установками поколений, как коллективизм и индивидуализм.

Если говорить о социологическом аспекте перемен, произошедших в России в 90-е годы, то в первую очередь, наверное, следует говорить именно о сдвиге вектора с коллективистского на инди видуалистическое направление. Так для первой группы характерны стремление прислушиваться к окружающим, опора на поддержку общества, действия с оглядкой на мнение большинства, готов ность посвятить себя и свою работу интересам общества, стремление к социально-одобряемой про фессии. Если представителям старшей группы важно признание людей как таковое, то молодым людям нужно, чтобы признали именно их личные заслуги. Их отличает ориентация на свои силы, отрицание авторитетов прошлого, действия подчас без оглядки на окружающих. Следствием данно го различия стали тенденции, определяющие установки респондентов. Ниже представлены смысло вые единицы текстов интервью.

Фатализм/Волюнтаризм Каждый советский гражданин мог априори рассчитывать на поддержку государства, бесплат ное образование и медицинскую помощь. Каждый выпускник вуза обеспечивался местом работы, гарантированной зарплатой. Эта привычка полагаться на остальных постепенно переросла в уста новку. Время взросления молодого поколения диктовало совсем другие условия. В период, когда государственные шестеренки только начинали притираться друг к другу, человек оказался предос тавлен сам себе. Только постоянно совершенствуясь, добиваясь конкурентного преимущества, можно преуспеть как в жизни, так и на рабочем месте: «Взять судьбу в свои руки и начать дикто вать свои условия – единственный способ показать себя и свои возможности».

Очень четко данная установка иллюстрируется вопросом трудоустройства. Если молодежь занимает активную позицию, то отношение старшей группы продолжает характеризоваться пассив ностью: «Если бы не было предложения уйти сюда – я бы дальше работала на прежнем месте. Рабо тала бы над собой, понимая это, и дальше бы это все продолжалось».

Четкость в планировании/ Ситуативность Командно-административная экономика СССР не могла не отразиться и на общественной жизни. Стремление заранее предвидеть ситуацию, планировать свои действия при любых возмож ных вариантах, тщательней обдумывать свои поступки отличает людей более старшего поколения.

Представители старшей возрастной группы более категоричны, а ответ молодежи «В зависимости от ситуации» повторяется рефреном в том или ином контексте. Современная эпоха дает гораздо большую свободу в суждениях, чем раньше, что рождает у представителей молодежи склонность к уклонам от однозначного ответа, готовность быстро приспособиться к новым условиям и соответст венно изменять свое поведение, при оценке учитывать возможные влияния окружающей среды.

Отдача/Меркантильность Эти показатели говорят в основном о желаемом для респондентов результате их труда. Поня тие отдачи в данном контексте означает вещественный, зримо воплощенный результат работы. Если представители старшей группы не ощущают его, то жалуются на чувство неудовлетворенности, не завершенности. В то время как молодые люди чаще используют субъективно значимые критерии для оценки своей работы. В своем труде они в первую очередь ориентируются на собственные представления о хорошо или плохо сделанной работе, а мерилом успешности, престижности долж ности, которую занимает человек, для них являются деньги. Это подчеркивают наши старшие рес понденты: «Удовлетворение от работы – это для нас, людей того поколения, наверное, более важно.

Потому что сейчас ищут работу, которая приносит заработок, нежели удовольствие». И, наверное, именно поэтому первый, «шуточный» вариант ответа на вопрос об идеальной работе у младшей группы был неизменным: «Ничего не делать, много денег получать».

Стиль руководства: Демократический/Авторитарный Оказалось, что для людей, выросших в советское время, более характерным оказался именно демократический стиль. Причина этого явления объясняется коллективизмом советского общества:

«Великолепное чувство ощущать себя винтиком огромной машины». Напротив, автократичность, единоначалие молодежи напрямую вытекает из индивидуализма данной эпохи. Однако на словах постулируя демократические ценности и стремление к компромиссу, старшее поколение тем не ме нее считает манипуляцию одним из лучших способов достижения цели: «К каждому свой подход, умение расположить к себе, внушить что-то, манипулировать. Я этим всегда пользуюсь, как без это го?». Если же присмотреться к мнению молодежи на этот счет, нетрудно заметить, как важна для них вера в руководителя: «Работали за спасибо: а я на тот момент не представляла другого с ними отношения. Было бы неправильно, если бы им платили: они бы перестали верить». Руководитель в - 19 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть представлениях молодежи обязан быть правильным во всех отношениях, настоящим примером для подражания.

Однако не только различия были выявлены в ходе исследования. Например, на вопросы о главном критерии выбора работы и о причинах поиска нового места был получен один и тот же от вет: главное – интерес. Вопрос неудовлетворенности содержанием работы и отсутствия в ней но визны является предпосылкой для внутренней готовности к переходу на новое место работы: «В какой-то момент я поняла, что мне сейчас неинтересно, потому что я знаю все».


На вопрос об отношении к карьерному росту респонденты отвечали, что карьера не является самоцелью, но стоит уделять ей внимание: «Когда человек не по головам идет, а действительно че го-то добивается – это нормальная ситуация».

Отношение к сроку службы в одной организации у всех информантов строится по одному принципу: как только человек достигает определенного уровня, перестает видеть новое («глаз за мыливается»), замечает, что «пути развития уже ограничены», понимает, что к определенному сро ку «вырабатывает все, что возможно» – он должен подумать о переходе на новое место.

Говоря о рабочем коллективе, каждый респондент отмечал необходимость верного, пони мающего коллектива, команды как ядра организации, как фактора успеха. Главным отличием по добного коллектива является четкая структура, основанная на функциональных обязанностях каж дого работника. А некоторые респонденты отмечали, что с возрастом и накоплением опыта отдают предпочтение более профессиональным работникам, нежели более понимающим и приятным в об щении – «чтобы работа могла развиваться».

В вопросах условий труда пожелания респондентов касались лишь бытовых сторон, причем главным фактором всегда выступала проблема функциональности. Никаких сверхзапросов – только самое необходимое: удобный стол, стул, сидя на котором не заработаешь искривления, оборудован ное место для приема пищи.

Проблема обязательного наличия должностных статусных признаков не стоит ни для одной группы респондентов. Так, для руководителя необходим отдельный кабинет, чтобы принимать по сетителей, а не ради уважения других: «Нужно, чтобы было, куда человека посадить». А без «ста тусной золотой ручки» вполне можно обойтись. Собственный кабинет – мечта многих работников – по мнению одного нашего респондента, гораздо важнее соседнему отделу, работа которого страдает из-за небольших площадей.

Ценности, установки и стереотипы, сформировавшиеся в конкретном социокультурном кон тексте, определяют жизнь человека, его поступки и поведение. Грамотное использование теории поколений может помочь снизить уровень конфликтности коллектива, улучшить командообразова ние, скорректировать ожидания работника и руководителя при приеме на работу.

УДК 316.774+ 316.485. О.И. Дашкова Московский Государственный Университет Экономики, Статистики и Информатики г. Москва, Россия ИНФОРМАЦИОННЫЙ ТЕРРОРИЗМ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ В докладе рассмотрена проблема информационного терроризма. Информация, которая в на стоящее время играет решающую роль в функционировании структур государственной власти, национальной безопасности и общественных институтов, по сути становится самым слабым зве ном национальной инфраструктуры государства на современном этапе развития.

Актуальность исследования данной проблемы определяется также тем, что динамичное развитие информационного пространства сопровождается усилением тенденций манипуляции массовым сознанием в глобальном масштабе.

Во второй половине ХХ столетия информация стала одним из ведущих факторов развития общества. Время изменяет интенсивность её воздействия на человека и на общество в целом. Ин формация и средства телекоммуникации стали сегодня факторами, определяющими способность обеспечить стратегическую стабильность и развитие общества и государства. Проблема информа ционной составляющей современного международного терроризма становится ключевой в понима нии связанных с ним угроз. Завоевание информационного пространства – такова задача номер один, которую пытаются решить современные террористические организации.

- 20 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Информационный терроризм касается областей, охватывающих политические, философские, правовые, эстетические, религиозные и другие взгляды и идеи, то есть тех областей, где ведется борьба идей.

Информационный терроризм - это, прежде всего, форма негативного воздействия на лич ность, общество и государство всеми видами информации. Его цель - ослабление и расшатывание конституционного строя. Он ведется разнообразными силами и средствами - от агентуры иностран ных спецслужб до отечественных и зарубежных СМИ1.

Главное в тактике информационного терроризма – стремление к тому, чтобы террористиче ский акт имел опасные последствия, стал широко известен населению и получил большой общест венный резонанс. Каналы распространения информации, такие, как телевидение, радиовещание и печать, широко используются различными террористическими группами. Например, «Хезболлах»

имеет теле и радиостудии, а также собственный пресс-центр, который регулярно и профессиональ но выдает необходимую информацию иностранным журналистам2. В отряды боевиков этой органи зации зачастую входит телеоператор. Отснятые видеоматериалы затем обнародуются в Ливане и, что интересно, зачастую ретранслируются в Израиле.

Какие же особенности приобретают акции информационного терроризма в чрезвычайных си туациях и вооруженных конфликтах?

Прежде всего, в указанных условиях значительно повышается подрывная роль иностранных СМИ. Они, оправдывая агрессивные шаги государственного руководства и военного командования, будут выступать в качестве основного рупора шантажа и угроз в адрес своих противников, прежде всего личного состава вооруженных сил и мирных граждан противоборствующей стороны.

Достаточно вспомнить недавние события в Южной Осетии, когда иностранные СМИ наме ренно исказили все события, происходящие на её территории, обвинив Россию в нападении на «мирную» Грузию. Подобного рода действия нельзя рассматривать иначе, как агрессивное вторже ние в информационное пространство других стран.

Деятельность террористов в Интернете можно классифицировать следующим образом: «ак тивизм», «хакеризм» и «кибертерроризм»3.

Активизм - это «легитимное» использование киберпространства для пропаганды своих идей, зарабатывания денег и привлечения новых членов.

Хакеризм - хакерские атаки, проводимые для выведения из строя отдельных компьютерных сетей или интернет-сайтов, получения доступа к секретной информации, хищения средств и т.д.

Кибертерроризм - информационная атака на компьютерную информацию, вычислительные системы, аппаратуру передачи данных, различные составляющие информационной инфраструкту ры, совершаемую группировками или отдельными лицами. Такая атака позволяет проникать в ата куемую систему, перехватывать управление или подавлять средства сетевого информационного обмена, осуществлять иные деструктивные воздействия.

Опасность кибертерроризма в том, что он не имеет национальных границ, и террористические акции могут осуществляться из любой точки мира. Как правило, обнаружить террориста в инфор мационном пространстве очень сложно, так как он действует через один или несколько подставных компьютеров, что затрудняет его идентификацию и определение местонахождения.

К относительно новым формам воздействия на сознание относится создание террористами интернет-сайтов. Хотя, согласно исследованию ИКСИ РАН, Интернет считают основным источни ком политических знаний лишь 3–4% взрослого населения, но это наиболее активная его часть, иг рающая в политической структуре общества ведущую роль. Информация, размещаемая на сайте, дифференцируется в зависимости от аудитории, на которую должно быть нацелено информацион ное воздействие. Так, информация пропагандистского характера размещается в случае, когда пред полагаемая аудитория будет представлена потенциальными сторонниками или сочувствующими террористам. К такого рода интернет-изданиям относятся преимущественно сайты экстремистских исламских группировок, например сайты «Движения исламского братства» (действует с территории Египта), «Хезболлаха» (Ливан) или ХАМАС (Палестинская автономия). Информация, направленная на деморализацию и формирование общественного мнения противника, наиболее эффективна в том случае, если целевая аудитория испытывает «информационный голод». Характерным примером яв Доклад с Международной выставки средств обеспечения безопасности государства «Интерполитех 2008»» на тему: «Информационное оружие в террористических акциях и локальных конфликтах»

Федоров А.В. Национальная и глобальная безопасность. Супертерроризм: новый вызов нового века. М.:

Права человека, 2003.

Дороти Деннинг, Центр Исследований Терроризма - 21 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть ляется сайт чеченских сепаратистов «Кавказ-центр», созданный Мовлади Удуговым4. Неоднократ ные попытки прекращения доступа к этому сайту российскими спецслужбами так и не привели к желаемому результату. Достоверно известно, что один из серверов, размещающих информацию, находился на территории США. Вместе с тем по мере выработки информационной линии россий скими официальными структурами и СМИ и удовлетворения интереса к чеченской тематике «Кав каз-центр» перестал пользоваться популярностью и потерял большую часть своей аудитории.

Итак, подведем итоги: технологический прогресс создает новые области для террористиче ской активности. К таковым относятся физическое разрушение элементов информационных систем, нарушение их работоспособности или получение данных путем программного проникновения, воз действие на управляющие информационные системы с целью вывода из строя крупных промыш ленных, энергетических и других объектов. Человечество предоставило в руки террористов новые технологии, по последствиям своего деструктивного действия вполне сравнимые с оружием массо вого поражения.

На этом пути необходимо, чтобы действия, связанные с борьбой против проявлений терро ризма, и принятие решений по предотвращению его развития и распространения были согласованы.

Важно достичь позитивных результатов в решении проблем ограничения распространения воору жений и новых технологий, военное применение которых также может привести к массовым жерт вам и гигантскому экономическому, экологическому и психическому ущербу для государства противника. Другим принципиальным направлением является развитие национального антитерро ристического законодательства, гармонизация законодательных систем всех членов мирового со общества. Террористы не должны иметь ниш правовой безответственности нигде в мире.

Все эти обстоятельства требуют, чтобы наряду с собственно антитеррористическими усилия ми происходило совершенствование международной договорной базы, соглашений и договоренно стей, противодействующих терроризму с учетом новых его форм и новых условий, при этом недо пустимо принятие «двойных стандартов» по отношению к действиям террористов в различных странах. Эффективность антитеррористических действий в мире в целом во многом будет опреде ляться стремлением всех членов международного сообщества к разрешению этой проблемы, а не к достижению сиюминутных политических целей.

Список использованных источников 1. Доклад с Международной выставки средств обеспечения безопасности государства «Ин терполитех-2008»» на тему: «Информационное оружие в террористических акциях и локальных конфликтах»

2. Internet Observer «Военно-политические проблемы»

3. Проблемы противодействия преступности в современных условиях:

Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2003г., РИО БашГУ, 4. РИА НОВОСТИ. Обзор преступлений хакеров РФ: http://www.rian.ru 5. ИА REGNUM «Новости» Центр информационной безопасности ФСБ..., 6. Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление. М., 7. Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.

8. Степанов Е.И. Введение: терроризм как предмет конфликтологической экспертизы // Со временный терроризм: состояние и перспективы. Под. Ред. Е.И.Степанова. М: Эдиториал УРСС, 9. Ермаков С.М. Понятийные аспекты терроризма / Терроризм – угроза человечеству в XXI веке (под ред. Рыбакова Р.Б.). М.: Крафт, 2003.

10. Федоров А.В. Национальная и глобальная безопасность. Супертерроризм: новый вызов нового века. М.: Права человека, 2003.

11. ИТАР-ТАСС, 2000, 21 февраля.

Internet Observer «Военно-политические проблемы»

- 22 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК А.Г. Лавров, А.Г. Лаврова Челябинская государственная академия культуры и искусств Южно-Уральский государственный университет г. Челябинск, Россия УТОПИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ РЕКЛАМЫ В статье рассматривается реклама как социокультурный феномен сквозь призму утопии, выясняется его место в современной культуре и наличие утопических черт.

Утопия – «иное место», в реальном пространстве его нет, но оно чудесным образом есть – в ментальном пространстве человеческого мышления.

Современный научный подход к утопии полагает рассматривать ее шире, нежели литератур ный или социально-политический трактат, изображающий правильное, идеальное состояние вы мышленного общества в противовес несовершенной реальности. Утопия в культурологии полагает ся как «произвольно положенный воображением образ идеального предмета, выступающего в каче стве объекта созерцания или материального воздействия в различных сферах человеческой деятель ности» [1, с. 52].

Полагая утопию – типом сознания, моделирующим, проектирующим, векторно задающим действительность, мы хотим предложить взгляд на рекламу не как на экономическую или визуаль ную деятельность, а как на социокультурный феномен, имеющий утопические черты, своеобразное родство с утопией.

Современная реклама представляет собой чрезвычайно сложный и многогранный феномен культуры современности. Истоки ее исследователи прослеживают еще в Античности [7, c. 24], од нако своего нынешнего состояния она достигла в XX в. в связи с развитием средств массовой ин формации. Перестав быть просто инструментом экономической деятельности, назначение которого – повышение прибыли, реклама стала осуществлять совершенно иные функции: поставки стандар тов поведения, формирования имиджей и стереотипов сознания, манифестации потребления, вы полнения (специфического) духовных запросов. При этом реклама не просто влияет на все струк турные элементы современной экономической культуры, но и во многом формирует ее постмодер нистский характер. В этом нам видится важность, актуальность рекламы для культуры в целом, не смотря на ее общую ориентацию на массовый тип культуры с его приоритетом заурядности, упро щенности.

По определению, реклама – это «вид деятельности, либо произведенная в ее результате ин формационная продукция, реализующая сбытовые или иные цели промышленных или сервисных предприятий, общественных организаций или отдельных лиц, путем распространения оплаченной ими и индентифицирующей их информации, сформированной таким образом, чтобы оказывать уси ленное направленное воздействие на массовое или индивидуальное сознание с целью вызвать опре деленную реакцию выбранной аудитории» [5, c. 24]. Таким образом, являясь, по сути, видом ин формационной деятельности, реклама в течение XX в., благодаря в большой степени появлению телевизионного своего воплощения, вырастает в совершенно новое явление, в котором ярко прояв ляются утопические черты.

Современная реклама создает утопические образы, а в целом – утопию потребительского об щества, главной целью которого является достижение счастья – совершенного состояния современ ного человека – путем потребления товаров и услуг. И главным регулятором идеологии общества потребления, по мнению Ж. Бодрийяра, становится реклама, цель которой — не просто способство вать увеличению объемов продаж того или иного товара, а внедрить в общественное сознание образ целого общества, потребляющего этот товар, выступать «машиной по производству желаний». Рек лама как утопия представляет собой экономический симулякр – фантом, знаковую замену реальных вещей, копию без оригинала, которая существует сама по себе [2, c. 24]. В рекламных образах во площаются мечты людей о красоте, здоровье, счастье, удовлетворении всех потребностей. Реклам ные слоганы эксплуатируют психологические особенности желаний человека: «Потому что ты это го достойна», «Позволь себе лучшее», «Будущее зависит от тебя», они играют на желании превос ходства человека над другими, на осознании его своей уникальности как «избранности».

Реклама, несмотря на нереальность создаваемых ею образов, глубоко репрезентативна. Она, по выражению В.П. Руднева, является «простым семиотическим слепком с реальности» [6, с. 84], в котором все элементы заимствованы из реальной жизни, но улучшены, доведены до совершенства, а, следовательно, утопичны. При этом реклама обладает важным качеством незавершенности – пока не совершен акт покупки, потребитель не может удовлетворить свою потребность, созданную самой - 23 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть же рекламой, или осознанную благодаря ей. Целью рекламы, как следует из приведенного опреде ления, является ответная реакция потребителя, для чего разработан чрезвычайно большой арсенал способов и методов убеждения. Поэтому действенность рекламы можно назвать одним из главных ее качеств.

Реклама реализует несколько основных утопических функций [См.: 3, 4], что также повыша ет ее действенность. Наиболее ярко выражена визуальная функция, что обусловлено новым типом культуры – «экранным». Если ранее доминантой в культуре было слово, то теперь, благодаря разви тию науки и техники, культура стала ориентироваться на изображение, так как стало возможным сочетать языковую и визуальную коммуникацию. Телевидение и Интернет позволяют донести до масс не только картинку, но и видео, и анимацию, добавляя реализма передаваемой информации.

Доминанту визуальной стороны в культуре, на наш взгляд, можно объяснить и тем, что образ, кар тинка более понятны, чем слово, их не надо переводить на другой язык. Чтобы быть массовой, культура должна быть доступна для большинства, поэтому использование визуальных образов бо лее чем оправдано.

Также реклама, противопоставляя свой утопический мир совершенства, недотягивающей до него реальности, реализует критическую функцию, свойственную утопии.

В практически любом рекламном сообщении легко просматриваются преобразованные сти мулы, мотивы, потребности, убеждения, ценности адресата воздействия. На грани реального мира, который воспринимается им как несправедливый, неправильный, несовершенный и мира, сконст руированного желанием, и существует утопический мир рекламы. В этот мир «включается» потре битель, стремясь приравнять себя к «идеальным» персонажам рекламы. В этом мы видим скрытое проявление компенсаторной функции утопии, хотя о полном погружении в данную утопию гово рить не приходится.

Со времен своего возникновения реклама прошла долгий путь развития, трансформируясь в процессе сложной человеческой деятельности по постоянному освоению и созданию социокультур ного пространства. Сегодня реклама окончательно оформилась как феномен, которому присущи утопические черты, глубоко интегрированный в культуру.

Список использованных источников 1. Баталов Э. Я. В мире утопии. Пять диалогов об утопии, утопическом сознании и утопиче ских экспериментах [Текст] / Э. Я. Баталов. – М. : Политиздат, 1989. – 317 с.

2. Бодрийяр Ж. Система вещей [Текст] / Ж. Бодрийяр // пер. с фр. М. : Рудомино, 1995. – 172 с.

3. Лаврова А. Г. Актуальность утопии как культурологическая проблема [Текст] : автореф.

дис… канд. культурологии. : 24.00.01 / Лаврова А. Г. – Челябинск, 2009. – 27с. – С. 20 – 22.

4. Паниотова Т. С. Функции утопии в культуре. [Текст] / Т. С. Паниотова // Тезисы докладов и выступлений I Российского культурологического конгресса (Санкт-Петербург, 25-29 августа 2006г.) – СПб., 2006. – С. 34 – 47.

5. Рожков И. Я. Реклама: планка для профи [Текст] / И. Я. Рожков. – М. : Юрайт, 1997. – с.

6. Руднев В. П. Прочь от реальности: Исследования по философии текста [Текст] / В. П. Руд нев // М. – Аграф, 2000. – 432с.

7. Ученова В. В. История рекламы, или метаморфозы рекламного образа [Текст] / В. В. Уче нова, И.В. Старых. – М. : Юнити-Дана, 1999. – 336 с.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.