авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 12 ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ УДК 316.77-053.5 М.А. Ешев ...»

-- [ Страница 10 ] --

УДК Н.А. Ригина Челябинская агроинженерная академия г. Челябинск, Россия ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ МУЗЫКАНТА Доклад посвящен культурологическому анализу языковой личности музыканта. Автор рас сматривает понятие линвокультурного типажа. В докладе раскрываются образные, понятийные и ценностные характеристики лингвокультурного типажа «музыкант».

В современной лингвистике языковая личность рассматривается с различных позиций: пси хологии, социологии, лингвистики, культурологии. Культурологические классификации личностей предполагают выделение тех личностных типов, которые оказали существенное влияние на поведе ние представителей соответствующей культуры [3,с.87]. В.И. Карасик под культурологическим ана лизом языковой личности подразумевает моделирование лингвокультурных типажей, узнаваемые образы представителей определенной культуры, совокупность которых и составляет культуру того или иного общества. По мнению В.И. Карасика, по своей когнитивной, абстрактной сути лингво культурный типаж является разновидностью концепта. Концепт – это многомерное смысловое об разование, имеющее образное (фреймовое), описательное (понятийно-дефиниционное) и ценност ное измерения [4, с.75]. Следовательно, лингвокультурный типаж имеет три компонента: образный, понятийный и ценностный.

Исследование образной составляющей предполагает описание всех тех элементов, которые в сознании носителей языка апеллируют к исследуемому объекту действительности [7, с.72].

Понятийные характеристики концепта представляют собой его системный смысловой каркас и сводятся к наиболее важным признакам, зафиксированным в словарных дефинициях [10, с.77].

Ценностная составляющая является самым ярким носителем культурной информации, по скольку культура – это, прежде всего, совокупность ценностей того или иного этноса [7, с.15]. Изу чая ценностную составляющую, мы определяем поведенческие и ценностные доминанты, характер ные для данной культуры. [7. с.20].

В качестве материала исследования лингвокультурного типажа В.И. Карасик и другие иссле дователи (О.А. Дмитриева, Е.А. Ярмахова) называют любой контекст, содержащий сведения о нем:

художественные произведения, прецизионные тексты, источники СМИ, словарные дефиниции, ху дожественные фильмы, интернет форумы и чаты, данные анкетирования респондентов и т.д.

[7,с.21].

Мы остановимся на культурологическом анализе языковой личности современного музыкан та, т.е. проведем исследование лингвокультурного типажа «музыкант». Для того чтобы раскрыть образную составляющую лингвокультурного типажа «музыкант», мы проанализировали ответы людей на порталах MIDI.ru и RealMusik.ru (это порталы для создателей музыки и музыкантов). На вопрос кто такой музыкант были получены следующие ответы:

- это состояние души;

- это человек, имеющий специальное образование, исполняющий либо сочиняющий музыку;

- человек, занимаю щийся музыкой;

- человек, создающий музыку, - человек, живущий музыкой, чувствующий ее, иг рающий или поющий, выступающий на публике;

- тот, кто понимает в музыке. Исходя из этих представлений о музыканте, мы не можем дать однозначный ответ на поставленный вопрос.

Если обратиться к словарю языческой мифологии славян [8], то музыкант предстанет перед нами в образе мага, чудотворца и демона. Образ музыканта-чудотворца остается жив и в наше вре мя, это доказывают слова песни Булата Окуджавы «Музыкант», анализируя которые, мы понимаем, что музыкант - это человек, который наставляет на путь и вселяет надежду, обжигает душу красо той, чтобы она стала праведнее и милосерднее. Именно этого ждут люди от музыканта. Но музы - 170 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть кант – это также человек, который чувствует и живет музыкой. Если вспомнить строчки из знаме нитой басни Ивана Крылова «Квартет»: «Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье…», то можно согласиться с мнением, что музыкант – это человек, обладающий профессиональными навыками.

Для того чтобы определить понятийный компонент лингвокультурного типажа «музыкант», мы обратились к словарным дефинициям. В словарях мы встречаем следующие понятия: Толковый словарь Даля: музыкантъ м. – тша ж. занимающiся музыкою какъ промысломъ, или какъ знатокъ и любитель [2, с.358]. Толковый словарь Ожегова: музыкант – артист, играющий на музыкальном инструменте, а также вообще человек, занимающийся такой игрой [5]. Толковый словарь Ушако ва: музыкант - 1. Человек, специально занимающийся музыкой, как искусством. 2. Профессионал или любитель, играющий на каком-нибудь инструменте, а также (устар.) певец [9]. Краткий музы кальный словарь: музыкант - человек, профессионально занимающийся каким-либо видом музы кальной деятельности (сочинением музыки, дирижированием, игрой на каком-либо инструменте, пением, музыкознанием и т.п.) [1]. Свободная энциклопедия Википедия дает следующее опреде ление: музыкант – человек, который занимается музыкой профессионально[6]. Приведенные дефи ниции дают возможность выделить следующие признаки в значении слова «музыкант»: 1) человек, занимающийся музыкой на профессиональном или любительском уровне;

2) человек, играющий на музыкальном инструменте.

Несмотря на полученный положительный образ музыканта, этот лингвокультурный типаж вызывает двоякую оценку. Очень часто в СМИ и на музыкальных порталах высказываются сле дующие мнения с отрицательной окраской: Все воспитанники «фабрик» и им подобных эстрадных школ не имеют ни жизненного опыта, ни понимания, о чем они поют;

… наши взрослые музыканты уже отяготились деньгами, дачами, яхтами;

Музыкантов очень много, но без фонограммы никто петь не может, да и не умеет. Также подчеркивается непрофессионализм музыкантов:

…Практически нет профессиональной музыки. Сегодня композиторам помогает техника, но не помогают уши и своя голова, - отсюда очень много однообразной музыки. Но, тем не менее, многие говорят о том, что талантливых профессиональных музыкантов много, но они не могут раскрыться:

Сколько у нас музыкантов и людей, умеющих играть в разных интересных стилях, которых, к со жалению нет на ТВ. Много музыкантов не имеют возможности показать свою музыку. Многие СМИ дают положительную оценку лингвокультурному типажу «музыкант»: …популярные россий ские музыканты примут участие в благотворительном концерте, средства от которого пойдут на…;

Представители музыкальной элиты собрались, чтобы внести свой вклад в развитие страны, чтобы модернизация страны, заявленная президентом и премьером, стала реальностью.

На основе проведенного анализа мы можем сделать вывод, что лингвокультурный типаж «му зыкант» является ярким типажом, это подтверждают его образные характеристики – чудотворец, лекарь человеческих душ, человек, умеющий творить. С другой стороны, «музыкант» предстает перед нами как человек ведомый, зависящий от внешних обстоятельств. Об этом свидетельствуют оценочные высказывания. В нашем обществе происходит смена культурных ценностей (далеко не в лучшую сторону), и это обстоятельство накладывает свой отпечаток на людей творческих профес сий.

Список использованных источников 1. Булучевский, Ю.С., Фомин, В.С. Краткий музыкальный словарь [Электронный ресурс] / Ю.С. Булучевский, В.С. Фомин // URL:

http://slovari.yandex.ru/dict/kratmuzslov/%D0%9C%D1%83/1?q= (дата обращения: 18.02.2010).

2. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка [Текст] / В. Даль // Том II И-О.

– М.: «Русский язык», 1979. – С. 358.

3. Карасик, В.И. Лингвокультурный типаж [Текст] / В.И. Карасик // Язык. Текст. Дискурс:

межвузовский научный альманах/ под ред. проф. Г.Н. Манаенко. – Вып. 5. – Ставрополь: Изд-во ПГЛУ, 2007. – С. 86-89.

4. Карасик, В.И., Слышкин, Г.Г. Лингвокультурный концепт как единица исследования [Текст] / В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин // Методологические проблемы когнитивной лингвистики / под ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2001. – С. 75-80.

5. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс] / С.И. Ожегов // URL: http://www.ozhegov.ru/slovo/23917.html (дата обращения: 18.02.2010).

6. Свободная энциклопедия Википедия [Электронный ресурс] // URL:http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0%D0%BD% D1%82 (дата обращения: 18.02.2010).

7. Селиверстова, Л.П. Лингвокультурный типаж «Звезда Голливуда»: дисс. канд. филол. наук [Текст] / Л.П. Селиверстова. – Волгоград, 2007. – 186 с.

- 171 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 8. Словарь языческой мифологии славян [Электронный ресурс] // URL:

http://www.swarog.ru/m/muzykant8.php (дата обращения: 18.02.2010).

9. Ушаков, Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка [Электронный ре сурс] / Ушаков Д.Н. // URL: http://ushdict.narod.ru/154/w46260.htm (дата обращения: 18.02.2010).

10. Ярмахова, Е.А. Лингвокультурный типаж «английский чудак»: дисс. канд. филол. наук [Текст] / Е.А. Ярмахова. – Волгоград, 2005. – 191 с.

УДК 372.881.111. О.В. Саламатина Самарский государственный университет путей сообщения г. Самара, Россия ПРОЕКТНАЯ МЕТОДИКА В ОБУЧЕНИИ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ В данной статье рассматривается метод проектов как дидактический прием формирова ния коммуникативной компетенции в рамках компетентностного подхода в современном образо вании.

На протяжении многих лет преподаватели языка перенимали опыт передовых учителей, адап тировали технологии преподавания языков в зарубежных странах и разрабатывали собственные ме тоды преподавания ИЯ. Организация эффективного обучения заключается в технологиях, содержа щих в себе методы и приёмы обучения.

В настоящее время проектная методика приобретает всё большую актуальность не только в плане практического применения, но и в разработке теоретической базы её использования в обуче нии иностранным языкам как в школе, так и в вузе.

Научная новизна работы заключается в том, что в русле Болонского соглашения, когда инте грационные процессы затрагивают и сферу образования, целесообразность использования компе тентностного подхода при определении результата образования очевидна. В связи с этим возникает вопрос какие методы и приемы обучения являются эффективными при обучении иностранному языку в рамках компетентностного подхода.

Цель данной работы теоретически описать и обосновать, что метод проектов эффективно реа лизует задачи модернизации среднего и высшего образования на примере иностранного языка.

В процессе работы, используя такие методы исследования, как анализ отечественных и за рубежных литературных источников, научно-фиксируемое наблюдение, изучение и обобщение по ложительного опыта преподавания передовых учителей. Нами была выдвинута рабочая гипотеза.

Она заключается в следующем: наряду с такими технологиями обучения личностно ориентированного подхода, как обучение в сотрудничестве, разноуровневое обучение, портфель ученика, метод проектов является наиболее эффективным для достижения целей обучения ино странному языку в рамках компетентностного подхода, выдвинутых программой модернизации систем среднего и высшего образования, способствует повышению мотивации к познавательной деятельности, способствует усвоению учащимися коммуникативных навыков и умений, развитию их творческого потенциала, проявлению их индивидуальных качеств.

Нельзя не отметить, что метод проектов не является принципиально новым в мировой педа гогике. Идеи американских педагогов Дж. Дьюи и Х. В. Килпатрика, возникшие в 20-е годы XX столетия, получили дальнейшее развитие. Его называли также методом проблем и связывали с идеями гуманистического направления в философии и образовании. Метод проектов привлёк вни мание русских педагогов ещё в начале XX века. Идеи проектного обучения возникли в России прак тически параллельно с разработками американских педагогов. В 1905 году под руководством рус ского педагога С. Т. Шацкого была организована небольшая группа сотрудников, пытавшихся ак тивно использовать проектные методы в практике преподавания. К сожалению, в1931 году метод проектов был осуждён постановлением ВКП (б) и до недавнего времени не использовался в школь ной практике. Вместе с тем в зарубежной школе он развивался активно и весьма успешно.

Спустя десятилетия метод проектов снова приобрёл своих сторонников и, как показывает практика, в настоящее время, метод проектов находит широкое распространение и приобретает большую популярность в силу рационального сочетания теоретических знаний и их практического применения для решения конкретных проблем окружающей действительности.

В настоящее время в документах по модернизации образования проектируется достижение функциональной грамотности во владении ИЯ, то есть реальное владение языком, позволяющее возможность речевого взаимодействия с носителями ИЯ как в личных целях, так и в целях между - 172 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть народного сотрудничества. Имеется в виду достижение порогового уровня во владении ИЯ, приня того Советом Европы. В Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2006-2010 гг., утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 сентября 2005 г. № 1340-р, говорится о « введении новых государственных образовательных стандартов, раз работанных на основе компетентностного подхода, в целях формирования образовательных про грамм, адекватных мировым тенденциям, потребностям рынка труда и личности» [2, с.II].

Вопросом компетентностного подхода в современном образовании занимаются В. И. Байден ко, Э. Зеер, И. А. Зимняя, Г. И. Ибрагимова, А. В. Хуторской, В. А. Иванов, Дж. Равен, Н. Хомский и др.

Компетентность - это «содержательные обобщения теоретических и эмпирических знаний, представленных в форме понятий, принципов, закономерностей, практико-ориентированных поло жений и процедурных (методических) предписаний» (Э. Зеер) [1, с. 39].

Компетенции Зеер определяет следующим образом: «это обобщенные способы действий, обеспечивающие продуктивное выполнение профессиональной деятельности. Это способности че ловека реализовать на практике свою компетентность [1, с.40].

Овладение коммуникативной компетентностью складывается из овладения коммуникативной компетенцией. В данном исследование мы будем рассматривать коммуникативную компетенцию специалиста с точки зрения владения иностранным языком и формирования навыков общения на иностранном языке.

Согласно Е. Н. Солововой «коммуникативная компетенция может по праву рассматриваться как ведущая и стержневая компетенция, поскольку именно она лежит в основе развития всех других компетенций: информационной, социокультурной, социально-политической, готовности к образо ванию и саморазвитию» [3, с. 39].

Проектирование – особый вид интеллектуальной деятельности, который требует от проекти ровщика наличие целого ряда способностей: уметь анализировать, моделировать, вскрывать проти воречия, прогнозировать, творчески мыслить, разрабатывать план, соотносить, отбирать и находить наиболее приемлемые варианты решений, то есть обладать определенным условием проектной культуры. Таким образом, можно сделать вывод, что проектирование как вид учебной деятельности на иностранном языке формирует ряд компетенций, таких, как способность устного и письменного выражения мыслей на иностранном языке;

социальная коммуникативность (социальное взаимодей ствие, социальная интерактивность, социальное одобрение, коммуникативная компетентность);

умение слушать;

умение работать в команде;

способность устной презентации;

базовые знания в различных областях;

решение проблем;

способность применять знания на практике;

исследователь ские навыки;

способность адаптироваться к новым ситуациям;

способность порождать новые идеи;

владение методами поиска нового;

проектный менеджмент;

гибкость мышления;

способность рас познать трудности и проблемы в знаниях и устранять их;

способность перерабатывать растущую массу информации и владение информационными технологиями;

навыки управления информацией;

умение находить и анализировать информацию из различных источников;

способность учиться.

В результате проведённого исследования мы пришли к выводу о том, что личностно ориентированный подход является наиболее эффективным для достижения целей обучения ино странному языку в рамках модернизации среднего и высшего образования. В нашей работе мы об ратились к методу проектов как оной из технологий данного подхода, так как этот метод может ак тивизировать мыслительную деятельность учащихся, требующую для своего оформления владения определёнными языковыми средствами. Только метод проектов может решить эту дидактическую задачу.

Необходимо отметить, что, используя метод проектов на практике, учителю необходимо де тально продумать и разработать план проведения работы по подготовке проекта, которые могут возникнуть при его реализации.

Итак, проектная технология, получившая широкое распространение в обучении ИЯ, ориенти рована на развитие личностной активности учащихся, формирование коммуникативной компетен ции, вовлечение их в творческую деятельность. Данная технология основана на идее взаимного обучения, идее взаимодействия учащихся в группе, в ходе которого каждый может реализовать свой личностный потенциал.

Нельзя не отметить тот факт, что данный приём организации групповой работы имеет ряд достоинств и приносит положительные результаты: работа над проектом вызывает большой интерес учащихся, вносит разнообразие на занятие, развивает способность к общению, укрепляет межлич ностные отношения. В заключении важно добавить, что использование метода проектов не должно и не может вытеснить других дидактических приемов и методов, применяемых на занятиях ино странного языка.

- 173 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Список использованных источников 1. Зеер, Э., Заводчиков, Д. Идентификация универсальных компетенций выпускников рабо тодателем / Э. Зеер, Д. Заводчиков// Высшее образование в России. – 2007. - №11. – С. 39-45.

2. Концепция Федеральной целевой программы развития образования на 2006- 2010 // Выс шее образование сегодня. – 2005. - № 10. – С. II – XIII.

3. Соловова, Е. Н. Методическая подготовка и переподготовка учителя иностранного языка:

интегративно-рефлексивный подход / Е.Н. Соловова // Монография. – М.: ГЛОССА-ПРЕСС, 2004. – 336С.

УДК 669.713. С.М. Кунеркина Тульский Государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого г. Тула, Россия ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА “PAIN” В ПЕСЕННЫХ ТЕКСТАХ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Настоящее исследование заключается в определении структуры концепта “Pain”и опреде ление круга языковых средств, используемых для репрезентации концепта и содержательных об разов, наполняющих концепт, на материале песенных текстов англоязычных исполнителей.

За последнее время рамки изучения языка значительно расширились, и на сегодняшний день одним из актуальных и перспективных направлений является когнитивный подход к языку. Сущ ность и структура концепта настолько многогранна и спорна, что данное понятие трактуется по разному. В работе мы придерживаемся точки зрения В.А. Масловой, которая понимает концепт как термин, объясняющий единицы ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той ин формационной структуры, которая отражает знание и опыт человека;

оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы, всей картины мира, отраженной в человеческой психике [Маслова, 2007: 35-40]. Исследование языковой репрезентации концепта позволяется провести глубокий анализ различных текстов, в том числе и песенного жанра.

Объектом выпускной квалификационной работы являются языковые средства наименования боли, и образы созданные, в песенных текстах американской исполнительницы Тори Амос и анг лийской группы Пинк Флойд, тематика которых связана с отражением и выражением чувства оби ды и боли. Работа проходила по следующим этапам: изучение современных концепций лингвистики когнитивного направления, его терминологического инструментария, анализ теоретических предпо сылок исследования абстрактных концептов;

раскрытие понятия «песенный текст»;

анализ текстов песен Тори Амос и Пинк Флойд с точки зрения семантико-ассоциативной структуры концепта “Pain” (Боль), а так же выявление средств языкового выражения данного концепта;

создание модели семантико-ассоциативной структуры концепта в песенных текстах Тори Амос и Пинк Флойд, опре деление способа его репрезентации и формулирование прагматического воздействия используемых средств языковой репрезентации концепта на слушателя.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы относительно характера языковой репрезентации концепта “Pain” в песенных текстах Тори Амос и Пинк Флойд.

Изучив и проанализировав факты биографии и направления творческой деятельности испол нителей, важно заметить, что выделение данного концепта объясняется тем, что посредством своих песен они пытаются донести до слушателя свои мысли, переживания, чувства, связанные как с лич ной, так и общественной жизнью. Концепт “Pain” реализуется различными языковыми элементами, которые могут быть разделены по семантически-ассоциативному признаку на соответствующие зоны - ядерную, приядерную, ближнюю и дальнюю периферию. Содержательным наполнением уровней концепта являются образы, созданные исполнителями, а именно: «боль физическая» (“I can’t sleep;

nagging pain in my head that you gave me with your hand»), «боль душевная» ( “you don’t want to hurt me, but your words are like bullets, see how deep they are”), «боль как жидкое вещество»

(“You’re gulping down my blood and eating my dreams afterwards”), «боль как орудие насилия» (So get out your pistols, get out your stones, get out your knives and cut them all”) и «боль как последствие насилия» (“And they shouted: Die, die, die! And he finally died as he had no more strength”). Все зоны репрезентуются посредством языковых элементов, реализованных в разных формах – как в денота тивном, так и переносном значении. При рассмотрении языковых средств выражающих концепт в исследуемых песенных текстах можно сделать следующие выводы: во-первых, элементы структуры концепта различны, несмотря на совпадение некоторых лексических единиц. В текстах Тори Амос - 174 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть эти элементы представлены в большей степени глаголами, выражающими разные грани трагическо го: “to hurt”, to bleed“, “to die”, “to sacrifice”, “to sorrow”, “to hate”. В тоже время в текстах Pink Floyd структурные элементы концепта выражены в большей мере существительными: “death”, “tears”, “knife”, “gun”, “’war”.

Выбор средств для репрезентации концепта так же различен. В случае рассмотрения языково го выражения концепта в песенных текстах Тори Амос, большинство элементов представлены в переносном значении и различные фигуры речи являются более эффективным и продуктивным средством для передачи концепта, чем денотативная номинация. В большинстве случаев использу ется метафора, но так, же присутствуют повторы, сравнения, гиперболы, оксюмороны. А для языко вого выражения концепта в песенных текстах Пинк Флойд отмечается превалирующее использова ние прямого значения языковых элементов, и денотативная номинация выступает главным средст вом репрезентации данного концепта.

Различия в языковом содержании концепта и способах его репрезентации на наш взгляд обу словлены, прежде всего, творческим и гендерным аспектом. Певица Тори Амос в своей деятельно сти всегда пыталась воздействовать на слушателя, заставить его чувствовать и понимать;

все тек сты носят автобиографичный характер, поэтому им присуща пронзительность и чрезвычайная ис кренность. Со своей стороны участники группы Пинк Флойд в своем творчестве старались помочь слушателю осознать происходящее вокруг;

тексты в основном затрагивают социальные и глобаль ные проблемы, касающиеся всего человечества;

их структура и языковое выражение создает очень четкие, ясные и поэтому иногда ужасающие картины и образы. Другая причина различий затрагива ет гендерный аспект. Тексты, написанные женщиной, существенно отличаются, от написанных мужчиной. Рассмотрим следующие примеры: “You’re getting nothing just hunger and pain”/ “stop giving me pain”/ “you do hurt me, do you want to know how it feels”/“she cries alone at night too often, too often all alone”/“I’ve been drinking down your tears”/” my love will be like sacrifice from me tor you»

(Тори Амос) “The flames and troops are all gone, but the pain lingers on”/“Do you want blood?”/“Take out the dagger and let’s have a stab to all the enemies”/“boom-boom, bang-bang, lie down you’re dead”, /“And I never knew that death would be my salvation” (Пинк Флойд) Различия отмечаются не только в выборе тематики, но и в языковой реализации. Языковые элементы зоны концепта “Pain”, выделенные на основе текстов Тори Амос, в большей степени на ходят свое выражение в метафорическом переносе, при помощи различных фигур речи. Это придает текстам песен яркую эмоционально-экспрессивную окраску. В тоже время языковые элементы зон концепта, выделенные на базе текстов песен Пинк Флойд, получают свое выражении в виде прямой денотативной номинации, которая выражается в употреблении при передаче эмоционального со стояния или оценке явления слов с наименьшей эмоциональной и образной индексацией и однооб разии лексических приемов, что соответственно является типично мужской чертой.

Важно так же отметить, что все вышеописанные способы представления зон репрезентации концепта “Pain” выполняют не только информативную функцию, но и воздействую на сознание слушателя, формируя у него определенный образ и чувство сопереживания, что является главной целью исполнителей при создании текстов песен.

В заключении необходимо отметить, область применения результатов, полученных в ходе ис следования: они могут быть использованы в курсах «Введение в когнитивную лингвистику», « Сти листика», « Филологический анализ текста» и «Лингвокультурология».

Список использованных источников 1. Маслова, В.А. Введение в когнитивную лингвистику / В.А. Маслова. – М.: Наука, 2007.

УДК 811.112'42:340.113. Е.Н. Вилкова Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова г. Нижний Новгород, Россия РОЛЬ ЕДИНОГО КОГНИТИВНОГО КОНТЕКСТА В ФОРМИРОВАНИИ КОГЕРЕНТНОСТИ ТЕКСТОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ В СОВРЕМЕННОМ НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ В статье на материале немецкоязычных текстов законодательных актов освещается ве дущая роль единого когнитивного контекста в процессе формирования и сохранения когерентно - 175 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть сти текста;

обращается внимание на эксплицитные и имплицитные языковые средства, посред ством которых находит свое выражение единый когнитивный контекст.

Актуальность лингвистических исследований, посвященных рассмотрению этнокультурных особенностей формирования и функционирования различных типов текстов в национальных языках [1], обусловлена потребностями современной теории и практики межкультурной коммуникации в выявлении специфики процессов формирования и языкового оформления текстов различных типов в национальных языках [2].

Несмотря на достаточную изученность, вопросы, связанные с описанием условий формиро вания и сохранения когерентности отдельных типов текстов, остаются не решенными. Это касается и текстов законодательных актов, к вопросу рассмотрения которых на материале русского языка обращались такие исследователи, как Н.Д. Голева, Т.В. Чернышова, И.Л. Петрова, Т.В. Губаева и др.. В германистике же данная проблема остается практически не освещенной, хотя результаты по добных исследований востребованы, как указывалось выше, теорией и практикой межкультурной коммуникации.

Анализ текстов различных законодательных актов в современном немецком языке (Grundge setz, Satzung, Verordnung и др.) показал, что основным условием формирования когерентности по добных типов текста, влияющим на процессы кодирования, хранения и извлечения информации у индивида является единый когнитивный контекст. Он неотъемлемо связан с фоновыми знаниями носителя языка, благодаря чему в языковом сознании заполняются пробелы в случае поступления недостаточной или искаженной информации, осуществляется доступ к конкретным аспектам вер бальной информации и включение в процесс формирования текста соответствующих метакогни тивных стратегий с целью организации и закрепления новой информации. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что единый когнитивный контекст является не только услови ем существования текста, предопределяющим его структурные особенности, и имплицитной фор мой связи языковых средств в тексте, базируясь на ментальных особенностях индивида, но может выражаться и эксплицитно – посредством как языковых единиц, так и логической схемы текста (так называемого смыслового шаблона текста).

Последняя является в немецкоязычных текстах законодательных актов основным условием когерентности текста. В частности, анализ немецкоязычного текста конституции показывает, что его структура, отражая параметры единого когнитивного контекста, стоящего за вербальным произ ведением, играет существенную роль в формировании целостности всего текста. Четко фиксиро ванная структура текстов законодательных актов, жесткая схема сцепления содержательных и ком муникативных блоков являются показателем предельной степени конвенциональности данного типа текстов, расположение логических блоков в которых осуществляется в строго определенной после довательности. Изменение их порядка и количества ведет к изменению смысла и потере текстом его иллокутивной силы. Это еще раз подтверждает тезис о том, что структура текста является эксплика тором главного текстообразующего средства – единого когнитивного контекста, нарушение которо го ведет к нарушению иллокутивной функции текста.

Основным средством выражения смысловой и структурной целостности текстов законода тельных актов можно при этом считать их структурное оформление: членение на статьи, параграфы, абзацы и их расположение на странице, например – в тексте конституции (Grundgesetz):

I. Die Grundrechte Artikel [Menschenwrde;

Grundrechtsbildung der staatlichen Gewalt] (2) … Das Deutsche Volk bekennt sich darum zu unverletzlichen und unveruerlichen Menschen rechten… (3) Die nachfolgenden Grundrechte binden Gesetzgebung… Artikel [Allgemeine Handlungsfreiheit;

Freiheit der Person;

Recht auf Leben] (2) … Jeder hat das Recht auf Leben und krperliche Unversehrtheit. … II. Der Bund und die Lnder …;

– в тексте устава (Satzung):

ber die Erhebung von Verwaltungskosten fr Amtshandlungen im eigenen Wirkungskreis der Stadt … §1… § 2 …;

– в тексте указа (Verordnung):

Artikel I § - 176 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть [3] … Der dem Flaggenstock nchste Winkel des Hakenkreuzes ist auf der Vorderseite der Flagge nach oben … § … Die Flagge fr ehemalige Marineoffiziere als Fhrer von Handelsschiffen besteht aus [2] drei gleich breiten Querstreifen … Artikel II § [1] Diese Verordnung tritt sofort in Kraft … В каждом из абзацев приведенных текстов детально излагается, в свою очередь, определен ная доля информации так, что они относительно завершены по содержанию и «сцепляются» друг с другом благодаря тематическому подхвату между составляющими текста. Кроме того, очень важ ную роль играет иерархия заголовков и подзаголовков и их нумерирование. Тем самым эксплици руется логический шаблон текста, выступающий репрезентантом единого когнитивного контекста.

Формулировки текста конституции являются очень точными и не допускают возможности раз личных толкований, так как функция социальной регламентации законодательных текстов предъяв ляет к ним требование однозначности прочтения. В этой связи и членение текста на абзацы является экспликатором этой функции.

Здесь нужно отметить, что указанная форма структурной и языковой репрезентации логиче ского шаблона текстов законодательных актов тесно связана с национально-культурным аспектом языка. Так например, носители немецкого языка тяготеют к порядку и четкой структуре во всем, особенно в том, что касается сферы социальных отношений. Эти черты немецкого менталитета на ходят свое отражение и в языке, проявляясь в четкой организации расположения логических блоков в текстах законодательных актов и их детализации.

Однако, как уже было упомянуто выше, единый когнитивный контекст влияет не только на структурную целостность, но и на языковую ткань текста. В частности, средствами когерентности можно назвать в этой связи тематическую связность лексем (Topikkette) и их гипонимо гиперонические отношения (Grundgesetz – Grundrechte – Gesetzgebung), темпоральную перспективу текста и преобладание формы настоящего времени (generelles Prsens) со значением вневременного действия, средства выражения объективной модальности (тексты законодательных актов являются предписывающими и стоят «над» личностными характеристиками индивида). Не менее важными здесь следует считать и средства реализации именного стиля – сложные существительные (Komposita): „Menschenwrde“, „Grundrechtsbildung“, „Menschenrechte“;

абстрактные существитель ные (Abstrakta): „Handlungsfreiheit“, „Unversehrtheit“;

отглагольные существительные (Deverbativa), способные управлять целыми группами существительных: „Erhebung von Verwaltungskosten fr Amtshandlungen im eigenen Wirkungskreis der Stadt“;

полипредикативная структура предложения:

„Der dem Flaggenstock nchste Winkel des Hakenkreuzes ist auf der Vorderseite der Flagge nach oben“, „Die Flagge fr ehemalige Marineoffiziere als Fhrer von Handelsschiffen besteht aus drei gleich breiten Querstreifen“ ).

Все вышесказанное позволяет утверждать, что единый когнитивный контекст, получающий эксплицитное и имплицитное выражение в тексте, является основным фактором формирования и декодирования текстов законодательных актов в современном немецком языке, влияющим на пара метры и способы языкового оформления текстов данного класса.

Список использованных источников 1. Бергельсон М.Б. Лингвистические методы исследования в области межкультурной комму никации. Тезисы пленарного доклада на II Международной конференции РКК «Коммуникация:

(«Коммуникация 2004») / интернет-ресурс: http://russcomm.ru/rca_biblio/b/bergelson01.shtml 2. Дулганова В.Н. Прагматический аспект межкультурной коммуникации: дис. … канд.

культурологических наук: 24.00.01: Улан-Удэ, 2003. – 178 с. РГБ ОД, 61:04-24/22- - 177 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК 81’373. Е.А. Уварова Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого г. Тула, Россия АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ: ЭВФЕМИЗМЫ Рассматриваются эвфемизмы – слова или выражения, способные вуалировать факты и со бытия с заведомо неблагоприятной системой оценок для общественного сознания, способные вы звать антипатию;

обсуждаются проблемы влияния социума на язык.

Последние десятилетия изучение языка с точки зрения его "внутреннего устройства" уступи ло место исследованию "языка в действии" – речи, говорения. На первый план вышли проблемы его функционирования в обществе, проблемы языка как инструмента человеческой коммуникации. Как основное средство общения, естественный язык обслуживает общество во всех сферах деятельно сти, является отражением общественного сознания, тонко реагирует на все изменения в жизни че ловеческого коллектива, а также создается и формируется обществом.

Одной из проблем современной лингвистики является анализ сфер употребления языка и их экстралингвистические характеристики. Мы исходим из того, что речь является продуктом соци альной жизни человека и, как социальное явление, детерминирована социальными правилами, сле дование которым приводит к достижению того результата, к которому стремится адресант при вы боре речевых ходов, ведущих к успешной реализации невербальных целей. Успешность достижения коммуникативного результата зависит от соблюдения порядка следования социальным конвенциям.

Кроме того, любой индивид, вступающий в коммуникативный акт, ожидает от собеседника адек ватного по отношению к себе коммуникативного поведения, которое является частью единой соци альной системы, включающей права и обязанности ее членов.

Язык социален по своей природе и во всех своих проявлениях не может ни функционировать, ни развиваться вне связи с жизнью. Назначение языка - средство общения между людьми - имеет ярко выраженный социальный характер, и общественные функции языка активно воздействуют на его структуру, во многом предопределяя направление его развития. Проблематика «язык» и «обще ство» включает в себя вопросы взаимоотношений литературной разговорной речи с ее антиподом нелитературной речью, социально-профессионального варьирования и функционально стилистической дифференциации словарного состава в разных коммуникативных сферах.

Во всем многообразии народов мира не существует ни одного языка, который бы не имел в своем составе слов, называющих некоторые предметы, те или иные акты поведения, физиологиче ские акты, состояния или даже род занятий человека, которые являются запретными в силу целого ряда причин.

В современной речи отчетливо проявляются две амбивалентные тенденции: к огрублению ре чи и в то же время к ее эвфемизации. На лексическом уровне огрубление выражается в более широ ком употреблении вульгаризмов и грубых просторечных и жаргонных слов и выражений, использо вании сленга. Нестандартные элементы литературного языка имеют определенный коммуникатив ный статус и языковую ценность, прежде всего как общепринятые экспрессивные средства стили стически сниженной речи, отражающие функционально-стилистическое варьирование словарного состава литературного языка. Они имеют все основные признаки разговорности: отражение психо логии среднего носителя языка и ситуаций повседневной жизни;

спонтанный характер выражения;

эмоциональность;

конкретность;

образность;

фамильярность.

В определенной степени противоположным по характеру, целям и результатам является про цесс эвфемизации речи, также весьма характерный для современного ее состояния. При этом эвфе мизм понимается нами как слово или выражение, служащее в определенных условиях для замены таких обозначений, которые представляются говорящему нежелательными, не вполне вежливыми, слишком резкими.

Эвфемизмы применяются в межличностном общении (бытовые эвфемизмы) и в различных социальных сферах (социальные) (терминология Л.П.Крысина). К бытовым эвфемизмам относятся:


- некоторые физиологические процессы и состояния: эвфемистические наименования, от носящиеся к сфере физиологии: англ. birthday suit, nature’s garb, to wear a smile в значении "голый, быть голым": и в значении "туалет": англ. private office, smallest room, upstairs.

- определенные части тела: связанные с 'телесным низом';

объекты этого рода таковы, что и непрямое, эвфемистическое их обозначение в бытовой речи воспринимается большинством как не вполне приличное: genitalia;

intimate parts;

fleshy part of the thigh, sit-down-upon (ягодицы);

- 178 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть - отношения между полами: contact with, make time with, physical involvement (иметь интим ные отношения);

- болезнь и смерть: в значении умереть употребляют another state, disappear, diet of worms, не называют некоторые заболевания, говоря the big C, a long illness вместо cancer / рак, о безнадежно больном человеке говорят: beyond help, ineffective combat, off-colour.

По мнению Л.П.Крысина, в различных сферах человеческой деятельности, употребляются также эвфемизмы, смягчающие различные виды дискриминации:

- возрастную – sunset years, ageful, chair days (о пожилых людях);

- национальную и этническую – multicultural = plurality of racial groups, dark-skinned, pig mentation, demographically different, non-traditional casting (об афро-американцах);

- по социальному статусу – third world, negatively privileged, socially excluded - poor (о бед ных);

financial assistance, support = charity (благотворительность);

- по физическим и умственным возможностям – эвфемистические наименования умствен ных и физических недостатков: русск. "со странностями", англ. soft (мягкий), fruit, God’s child, headshrinker;

- по внешнему виду – not much to look at (вместо ugly / некрасивый), corpulent (вместо fat / толстый, о человеке), cosmetically different вместо ugly (некрасивый).

Кроме того, явление эвфемизации наблюдается и в различных сферах социальной жизни че ловека и общества:

1. Традиционной сферой, в которой активно употребляются эвфемистические средства выра жения, является дипломатия: demographic strain (перенаселение);

troubles (гражданские беспоряд ки);

classified, sensitive – конфиденциальная информация;

2. Репрессивные действия власти: purify, correct - убивать;

active actions – вмешательство армии и полиции;

3. Государственные и военные тайны и секреты: energy release – утечка радиации;

babysit ting – шпионить;

ill, in the hospital – о временно задержанном;

4. Деятельность армии, разведки, милиции: extremely sensitive source - информатор;

ethnic cleansing - этническая чистка;

Special Branch, boy scouts - полиция, полицейские;

5. Отношения между различными национальными и социальными группами: resettel ment (переселение) – the forcible removal of blacks to their homelands;

working class (рабочий класс) – lower class.

6. Некоторые виды профессий, эвфемистическое обозначение которых имеет целью повы сить престиж этих профессий или скрыть негативное впечатление от обозначаемого "прямым" на именованием рода занятий: rodent operative – крысолов;

waste reduction manager, cleansing operative, public health inspectors – об уборщиках;

domestic operative, home help, dinner lady – о слугах, до машних работниках.

Вышеперечисленные эвфемизмы актуализируют в высказывании такие прагматические ком поненты содержания как категории вежливости и тактичности.

Основная цель, которая преследуется говорящим при использовании эвфемизмов в социаль ных и межличностных отношениях, – стремление уйти от конфликтов, не создавать у собеседника ощущения коммуникативного дискомфорта.

Исследование использования эвфемизмов в речи является одной из актуальных проблем со временной лингвистики. Феномен эвфемии относится к языковым универсалиям, является неотъем лемым компонентом процесса коммуникации и служит одним из основных средств бесконфликтно го и успешного общения.

Список использованных источников 1. Бабенко И.И. Коммуникативный потенциал слова и его отражение в лирике // Филология:

сетевой журн. 2003. http://tsvetaeva.km.ru/WIN/about/philol/babenko.html - 65К - 04.02. 2. Карасик В.И. Языковой круг. М.: Гнозис, 2004. 369 с.

3. Крысин Л.П. Русское слово, свое и чужое: исследования по современному русскому языку и социолингвистике. М., 2004, 205 с.

4. Москвин В. П. Эвфемизмы в лексической системе современного русского языка. Волго град, 1999, 225с.

5. Сеничкина Е.П. Эвфемизмы художественной речи / / Ра ц и он а льн ое и эмоциональное в языке и речи: средства худ оже ствен н ой об ра з н ости и их стилистическое использование в тексте / Межвуз. сб. науч. тр. МГОУ, М., 2004. С. 126-129.

6. Ayto J. The Oxford Dictionary of Rhyming Slang. London, 2002, 350 pp.

- 179 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть УДК 81- Е.Б. Воронина Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет г. Казань, Россия ЭКСПРЕССИВНОСТЬ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ В АНГЛО- И РУССКОЯЗЫЧНОЙ РЕКЛАМНОЙ ЛЕКСИКЕ В докладе рассматривается проблема экспрессивности словообразования. Проведен сопос тавительный анализ экспрессивности словообразования в англо - и русскоязычной рекламной лек сике.

Одна из главных функций рекламы – воздействие на потенциального клиента. Это определяет подбор и использование языковых средств, которые обладают не только предметно-логическим со держанием, но и эмоционально – воздействующими, экспрессивными качествами лексических еди ниц.

Экспрессивность слова может входить в семантическую структуру слова или создаваться словообразовательными средствами. Как отмечает И. В. Арнольд, «узуальная экспрессивность сло ва или лексико-семантического варианта слова возникает, как правило, на базе семантической или морфологической производности» [1, с. 165]. Лексические единицы с подобного рода аффиксаль ными производными являются единицами с «эмотивным компонентом значения» [3, с.23].

При рассмотрении экспрессивности, обусловленной морфологической производностью, не обходимо отдельно проанализировать экспрессивность словообразовательных средств, т.е. аффик сов, моделей и типов словообразования.

В русском языке к числу морфологических средств внутриязыковой экспрессивности отно сится широкий арсенал экспрессивных морфем, прежде всего диминутивных (уменьшительных, ласкательных): суффиксы -к, -ик, -ишк, -ечк, -очк, -чок, -еньк, -оньк -ул, -ус и аугментативных (уве личительных, огрубляющих) суффиксов:

-ил, -ин, -ищ, -ух, -ох, -ях и др. Примеры использования этих аффиксов можно легко найти в русскоязычных рекламных текстах.

Например, «Кухни и кухоньки, за деньги и денежки» (реклама на биллбордах и по телевиде нию в г. Казани).

Слова «кухоньки» и «денежки» образованы при помощи присоединения уменьшительных суффиксов -оньк, -еньк к корню. Эти суффиксы не только указывают на малый размер предмета или явления, но одновременно имеют ласкательно-шутливое коннотационное значение.

В английском языке суффиксы с обозначением уменьшительности отсутствуют. Эта смысло вая нагрузка выражается лексическим способом, с помощью слова little. Но для англоязычных рек ламных текстов использование конструкции уменьшительности с little не характерно, чаще исполь зуется прилагательное lоw – небольшой, низкий.

Stairlifts from “Help the aged we will” Low price guarantee [5, с. 73].

Для придания значения преувеличения в русскоязычных рекламных текстах широко исполь зуются существительные и прилагательные с приставкой супер-, экстра- и т.д. Эти приставки мо гут, присоединяясь к основе, образовывать и существительное (суперприз), и прилагательное (су первыгодные). Например:


Гослото. Суперприз – 100 миллионов рублей [7].

Междугородый тарифный план «ветер перемен» – супервыгодные звонки в Москву [7].

Несмотря на наличие в английском языке аналогичных приставок extra-, super-, в рекламных текстах они практически не употребляются. Англоязычная реклама, ориентированная на англогово рящих людей с аналитическим мышлением, делает только конкретные предложения, без абстракт ных, напыщенных слов. Поэтому употребляются только прилагательные: amazing, wonderful и т.д.

Amazing offers! [5, с. 42] Коннотационный потенциал каждого отдельного аффикса исследовал О. Есперсен [4, с. 246, 250]. Он приводит пример с суффиксом –ish, который может, при добавлении к основе прилага тельного, образовывать эмоционально-нейтральные варианты, такие как brown-brownish, «указы вающими на присутствие небольшой степени качества». Этот же суффикс может образовывать мо дальные «тактичные» слова, которые создаются как окказиональные, если говорящий не хочет го ворить слишком прямо, резко или категорично и называть вещи своими именами – baldish, biggish, dullish». Добавление этого же суффикса к именным основам «образует прилагательные с отрица тельной оценкой, а иногда и презрительно-раздраженные – bookish, childish, doggish, womanish».

И.В. Арнольд подчеркивает экспрессивность антропонимов, образованных «не по моделям слов, а по моделям синтагм» [1, с. 169].

- 180 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть Once-in-a-lifetime opportunity [6, с. 91] В русскоязычной рекламе такие образования встречаются крайне редко. Экспрессивность входит в более широкое образование – стилистику. Применительно к рекламной лексике нас будет интересовать стилистическая окраска рекламной лексики. Стилистическая окраска мотивированных слов зависит от стилистической значимости мотивирующего и аффикса.

В случае неоднородной стилистической окраски мотивирующего и аффикса на стилистиче скую окраску слова влияет и окраска мотивирующего слова и окраска аффикса. Обычно, если хотя бы один из этих составляющих элементов мотивированного слова стилистически отмечен, отмечен ным оказывается и мотивированное.

Целый ряд аффиксов можно назвать «стилистически отмеченными – они придают слову оп ределенную функциональную или эмоционально-экспрессивную окрашенность» [2, с 24-25]. На пример, даже образованные от нейтральных существительных или прилагательных глаголы с суф фиксом -ничать, являются разговорными (садовничать, деликатничать, слесарничать). Образова ния с суффиксом -ость от разговорных прилагательных могут терять окраску разговорности (вет реный – ветреность, вертлявый – вертлявость). Присоединение суффикса к нейтральному прилага тельному может создать книжное существительное (картинный – картинность) [2, с. 25].

В рекламе чаще всего применяется прием придания рекламному сообщению разговорной стилистической окраски.

Например, реклама жевательной резинки Malobar: «Затусуемся с друзьям, будем лопать пу зырями, и веселые татушки понаклеим там и тут, приключения нас ждут». В данном случае ней тральный префикс за- прибавляется к стилистически отмеченному глаголу тусоваться, который принадлежит молодежному сленгу, в результате все слово становится стилистически окрашенным.

В отличие от русскоязычных рекламных текстов, англоязычные криэйторы избегают разго ворного стиля.

Случается, что стилистически отмеченным становится слово, образованное от нейтрального мотивирующего при помощи нейтрального аффикса. Это имеет место, когда стилистическую отме ченность и экспрессивность придает слову необычное, с точки зрения лексики, их сочетание.

Например, реклама пельменей «Равиоли»: «Пельменьки, пельменьки... за маленькие деньги».

Пельмени именуются не своим нейтральным названием, а словом «пельменьки». Нейтральный ко рень пельмен + нейтральный суффикс -ки, в итоге образовалось стилистически отмеченное слово «пельменьки». Т.е. слову придали не только уменьшительно-ласкательное значение, но и изменили стилистическую принадлежность всего слова.

В англоязычных странах редко прибегают к подобным стилистическим приемам. Исключение составляет реклама, ориентированная на детей и подростков, где придание рекламному сообщению разговорной стилистической окраски считается уместным.

Проведенный сопоставительный анализ экспрессивности словообразования в англо - и рус скоязычной рекламной лексике позволяет сделать следующие выводы.

Экспрессивность слова может входить в семантическую структуру слова или создаваться словообразовательными средствами. Экспрессивность, обусловленная морфологической производ ностью, включает в себя такие словообразовательные средства как аффиксы, модели и типы слово образования.

В русскоязычной рекламной лексике значительное число слов образовано с помощью дими нутивных и аугментативных аффиксов. Для английского языка такие аффиксы не характерны, зна чение преуменьшения выражается лексически.

Стилистическая окраска мотивированных слов зависит от стилистической значимости моти вирующего и аффикса. В случае неоднородной стилистической окраски мотивирующего и аффикса на стилистическую окраску слова влияет и окраска мотивирующего слова, и окраска аффикса. Для рекламных текстов наиболее характерно придание сообщению разговорной стилистической окра ски. В русскоязычной рекламе этот прием используется в рекламных сообщениях, адресованных самой разнообразной аудитории, в англоязычных странах этот прием в основном ориентирован на молодежь.

Список использованных источников 1. Арнольд И.В. Современный английский язык: Учебник для вузов. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с.

2. Виноградова Валентина Н. Стилистика русского словообразования / Валентина Н.Виноградова.—Франкфурт и др.: Peterlang, 1992.—382с.

3. Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе (на материале англ. яз.): дис. … д-ра филол. наук. – М., 1988. 402 с.

- 181 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть 4. Jespersen O. Modern English Grammar, Routledge, 2006, – 415 p.

5. Daily mail, Saturday, august 1, 2009.

6. Financial times, February 24/25, 2007.

7. Восточный экспресс, № 48, 27 ноября 2008 года.

УДК 811.133. Т.Д. Гринштейн Северо-Осетинский Государственный университет им. К.Л.Хетагурова г. Владикавказ, РСО-Алания, Россия СТРУКТУРНОЕ УСТРАНЕНИЕ ПРЯМОГО ДОПОЛНЕНИЯ ОБЪЕКТА В СОВРЕМЕННОМ ФРАНЦУЗСКОМ СИНТАКСИСЕ КАК ФАКТОР СЕМАНТИЧЕСКОЙ КОМПРЕССИИ Дискурсивное опущение прямого дополнения объекта при каузативном глаголе регламенти руется совмещением в одном структурном элементе двух семантических величин – действия и его объекта.

Давно стало аксиоматическим знание о том, что многие звенья этнических языковых систем существуют в виде пучка вариантов, основными причинами формирования которых следует считать их асимметрический характер и их постоянное развитие. Этот факт и побуждает нас вновь обра титься к тем явлениям, которые получили, казалось бы, исчерпывающее описание в науке о языке, но в действительности требуют еще дополнительных разъяснений. Речь идет в данном случае о все более частотном включении каузативного глагола в структуру с нереализованной позицией прямого дополнения объекта.

Нахождение в полном объеме причин этого явления, достаточно нового в синтаксисе совре менного французского языка, будет рациональным как в теоретическом плане, помогая установить функциональные соотношения между логическими величинами «причина-причинение» и восходя щей к ним синтаксической каузацией, так и в практическом, предлагая необходимый дидактический материал для работы с конкретными текстами в учебном процессе.

Содержательное наполнение каузативных глаголов – достаточно сложное. Оно слагается из трех стереотипных составляющих: побуждения к действию, самого действия и причинения нового свойства (expliquer – faire connatre, nourrir – faire manger и т.д.). Причинение – это зависимая кате гория, поскольку она является следствием понятия причины. В свою очередь, если причину опреде лять как «то, что предшествует другому и вызывает его в качестве следствия» [1:417], тогда исход ным импульсом в формировании семантики любого каузативного глагола и его наиболее обобщен ного значения, обусловливающего в речи соответствующую синтаксическую модель, следует при знать причину как самодовлеющую сущность, лежащую в основе всеобщего закона отражения. Та ким образом, логико-когнитивная схема «причина-причинение» в ее проекции на синтаксическую организацию французского предложения принимает облик инвариантной синтагмы, слагающейся из каузативного глагола и его беспредложного дополнения объекта.

Казалось бы, каузативное значение предписывает такому глаголу обязательное вхождение в состав синтаксического трехчлена. Однако реальное состояние узуальной системы французского синтаксиса наших дней свидетельствует о том, что этот последний все более интенсивно чередуется с двучленной структурой, порождая, таким образом, дискурсивную вариантность, – но не свобод ную, а строго регламентированную определенным множеством лексико-семантических процессов, укладывающихся в общеязыковую тенденцию французского языка к демократизации его системы.

На первый взгляд, может показаться, что отсутствие прямого дополнения при глаголе сильно го синтаксического подчинения а) купирует в нем каузативное значение, расшатывая, таким обра зом, его синтаксическую переходность, или, напротив, б) сохраняет в нем импульс причинения и, следовательно, его потенциальную сочетаемость с объектом. Обе эти версии, не будучи дополнены необходимыми пояснениями, не могут считаться вполне корректными. Чтобы выяснить более дос товерно сущность процессов, связанных с опущением прямого дополнения из каузативной синтаг мы, представляется необходимым выявить те причины, которые позволяют найти лексико грамматический компромисс, сохраняя в его семантическом содержании присущее ему представле ние об объекте и, напротив, устраняя необходимость в его лексико-структурном воплощении. Наи более частотным способом реализации данного компромисса как одного из проявлений языковой антиномии следует считать а) вмешательство абсолютной и номинативной функций в конкретной реализации акционального глагола (Il chante l’Opra – Il est chanteur l’Opra;

Elle est en train de - 182 В мире научных открытий, 2010, №4 (10), Часть laver) и б) отнесенность этого последнего к семантическому классу лексем с так называемым внут ренним объектом. В этих глаголах наблюдается своеобразное слияние в пределах одного структур ного элемента двух ментальных величин (самого действия и его объекта), неоднозначных и, что еще более существенно, автономных в их ориентации на семантическую и грамматическую организа цию предложения. Вполне понятно, что объект, запрограммированный акциональным глаголом не только как элемент его грамматической схемы, но и реально прогнозируемый относительно его лек сического воплощения, становится структурно избыточным членом в синтаксическом составе пред ложения. Этим и объясняется, очевидно, все более частотная факультативность объекта при таких глаголах, как teindre, pcher, conduire, acclrer, ralentir и им подобных, практически получивших в современном узусе специализированные смыслы, воспроизводящие столь же специализированные ситуации (вождение автомобиля, освещение помещений и т.д.). Показателен, например, глагол fer mer, который в своем ближайшем значении «закрывать что-то», утратил структурную необходи мость в прямом дополнении, став при этом носителем смысла временной протяженности: заканчи вать трудовой день, прием и т.д. Вполне возможно допустить, что это значение еще не мыслится как автономное и не вычленилось из обобщенного лексического содержания этого глагола, но, вне вся кого сомнения, оно способствует его семантическому расшатыванию, распаду многозначности, провоцируя, таким образом, его внутренние омонимические отношения. Следовательно, глагол fer mer в составе двучленной синтагмы как бы вбирает в свое смысловое содержание информацию о незамещенной позиции объекта, существенно меняя при этом свое ближайшее лексическое значе ние, когда сема временнй отнесенности становится настолько обобщенной, что глагол fermer на чинает соответствовать даже понятию эгзистенции (перестать быть), уже не имеющему ничего об щего с ближайшим информативным содержанием этого слова – «закрывать».

Специализация отдельных смыслов многозначного акционального глагола – это достаточно регулярное явление, обусловленное его равной возможностью сформировать как синтаксический двучлен, так и трехчлен. Например, глагол boire без дополнения объекта приобрел устойчивый смысл «выпить» (вина, водки и т.д.), но не «попить» (молока, лимонада, воды), хотя французский язык конца ХХ – начала XXI вв. уже не стремится к столь тщательному размежеванию как специа лизированных лексем, так и отражаемых ими реальных ситуаций. Глагол dcrocher в двучленной синтагме закрепил за собой смысл, соотносящийся с ситуацией общения по телефону. Напротив, этот же глагол в трехчленной структуре получает совершенно иное значение: dcrocher une situation, dcrocher un mari.

Итак, рассмотренный материал дает основание утверждать:

1) во французском языке современного периода наблюдается интенсивная тенденция к без объектному употреблению каузативных глаголов, обусловливающая не просто формальное чередо вание двучленной и трехчленной синтагм, но и функциональное смешение акциональности и про цессности как семантической основы в формировании многих грамматических категорий;

2) структурное опущение прямого дополнения при акциональном глаголе (это относится в том числе и прежде всего к глаголам внутреннего объекта) приобретает в современном француз ском языке смыслоразличительную функцию и становится одной из причин распада лексической многозначности, специализации его частных смыслов и вовлечение этих последних в омонимиче ские процессы;

3) чередование между замещенной / незамещенной позицией прямого дополнения объекта ре гулируется универсальным семасиологическим законом в его трех наиболее существенных прояв лениях: а) глаголы узкого и конкретного лексического содержания тяготеют к включению в синтак сический трехчлен более очевидно и императивно, б) максимально многозначные глаголы, при ус ловии недифференцированности их лексического объема, не стремятся столь очевидно к разруше нию их синтаксической целостности и сочетанию с объектом, в) глаголы средней степени много значности оказываются самыми гибкими и подвижными, наделенными способностью свободно пе ремещаться из двучленных моделей в трехчленные;

4) онтологически релевантная схема «причина-причинение», порождающая семантическую и грамматическую природу каузативности [1:353], неизбежно программирует инвариантную ориента цию глагола на объектное дополнение, полное устранение которого из мыслительной структуры данного сочетания едва ли реально;

следовательно, остаточный импульс дополнительности будет ощущаться, скорее всего, в любом каузативном глаголе, даже если он структурирует всего лишь двучленную синтагму.

Список использованных источников 1. Кондаков Н.И. Логический словарь. – М.: Наука, 1971.

- 183

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.