авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА СИБИРСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ТЮМЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ...»

-- [ Страница 8 ] --

9. Правительство РФ: состав и порядок формирования.

10. Политические права и свободы граждан.

11. Социально-экономические права личности.

12. Судебная власть в Российской Федерации.

13. Полномочия Государственной Думы Федерального Собра ния Российской Федерации.

14. Конституционные права и обязанности родителей и детей.

15. Совет Федерации Федерального Собрания РФ: порядок фор мирования и полномочия.

Раздел II. Местное самоуправление 1. Понятие и основные принципы местного самоуправления.

2. Предметы ведения местного самоуправления.

3. Формы осуществления местного самоуправления.

4. Устав муниципального образования.

5. Представительный орган местного самоуправления.

6. Статус главы муниципального образования.

7. Территория муниципального образования.

8. Местный референдум, собрание (сход) граждан.

9. Экономическая основа местного самоуправления.

10. Гарантии местного самоуправления.

11. Ответственность органов местного самоуправления.

12. Территориальное общественное самоуправление (ТОС).

13. Муниципальная собственность.

14. Местный бюджет.

15. Местные налоги и сборы.

16. Отношения органов государственной власти с органами местного самоуправления.

17. Разрешение конфликтов и споров между органами государ ственной власти и местного самоуправления.

Раздел III. Устав Ханты-Мансийского автономного округа 1. Статус Ханты-Мансийского автономного округа как субъекта Российской Федерации.

2. Компетенция Думы Ханты-Мансийского автономного округа, порядок ее формирования.

3. Компетенция губернатора Ханты-Мансийского автономного округа, порядок избрания.

4. Правительство Ханты-Мансийского автономного округа.

5. Административно-территориальное устройство.

6. Субъекты законодательной инициативы.

7. Досрочное прекращение полномочий думы автономного ок руга.

8. Система органов государственной власти.

9. Полномочия органов прокуратуры в субъекте Российской Федерации.

10. Порядок принятия Устава Ханты-Мансийского автономного округа и внесение в него изменений и дополнений.

Раздел IV. Законодательство о выборах депутатов и должностных лиц 1. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Феде рации».

2. Закон Ханты-Мансийского автономного округа «О выборах депутатов Думы Ханты-Мансийского автономного округа».

3. Избирательные комиссии и порядок их формирования.

4. Избирательные округа и избирательные участки.

5. Выдвижение кандидатов в депутаты и сбор подписей в их поддержку.

6. Составление списков избирателей.

Раздел V. Собственность 1. Понятие приватизации государственного имущества.

2. Способы приватизации государственного и муниципального имущества.

3. Органы по управлению государственным имуществом.

4. Основания для признания сделок приватизации государ ственного или муниципального имущества недействительными.

5. Государственная собственность.

6. Муниципальная собственность.

7. Частная собственность.

Раздел VI. Бюджет и бюджетный процесс.

Налоги и налогообложение. Ценные бумаги 1. Бюджетный кодекс Российской Федерации.

2. Доходы и расходы федерального бюджета. Доходы феде рального бюджета.

3. Расходы федерального бюджета.

4. Доходы и расходы местных бюджетов.

5. Распределение доходов и расходов между уровнями бюд жетной системы.

6. Методы бюджетного регулирования.

7. Механизм секвестра расходов.

8. Направления бюджетной реформы в России.

9. Финансовые ресурсы Ханты-Мансийского автономного округа.

10. Налоговые и неналоговые доходы бюджета Ханты-Ман сийского автономного округа.

11. Бюджетная система Ханты-Мансийского автономного округа.

12. Расходы бюджета Ханты-Мансийского автономного округа по разделам функциональной бюджетной классификации.

13. Перечень защищенных статей текущих расходов бюджета Ханты-Мансийского автономного округа.

14. Обеспечение минимальных местных бюджетов.

15. Налоговый кодекс Российской Федерации.

16. Характеристика современной налоговой системы России.

17. Классификация налогов, входящих в налоговую систему.

18. Государственные и местные налоги.

19. Налоги и поступления средств в дорожные фонды.

20. Платежи за пользование недрами.

21. Льготное налогообложение.

22. Налогообложение Ханты-Мансийского автономного округа.

23. Понятие и виды ценных бумаг.

24. Вексель.

25. Субъекты прав, удостоверенных ценной бумагой.

26. Передача прав по ценной бумаге.

27. Государственные органы, регулирующие рынок ценных бумаг.

28. Закон о разделе продукции.

Раздел VII. Экономика 1. Прогноз социально-экономического развития автономного округа.

2. Основные программы Ханты-Мансийского автономного округа.

3. Инвестиции и их назначение.

4. Экономические основы местного самоуправления.

5. Конституционные основы формирования и развития единого экономического пространства Российской Федерации.

6. Развитие конкуренции, антимонопольная политика и моно полизация экономики.

7. Доходы населения, источники формирования (номинальные и реальные).

8. Инфляция, причины ее возникновения. Экономические и со циальные последствия.

9. Бизнес-план, его назначение и основные требования к его разработке.

10. Организационные формы предпринимательской деятель ности.

11. Государственное регулирование экономики и его основные инструменты.

Раздел VIII. Трудовое право 1. Форма заключения трудового договора.

2. Правила фактического допущения к работе.

3. Порядок расторжения трудовых отношений (договора) по инициативе работника.

4. Обстоятельства, при которых в случае производственной необходимости администрация может перевести работника вре менно на другую работу без его согласия и на какой срок.

5. Порядок обжалования решения об увольнении работника по инициативе работодателя при несогласии с таким увольнением.

6. Порядок и сроки выдачи работнику трудовой книжки.

7. Меры за задержку выдачи трудовой книжки и расчета.

Раздел IX. Административные правонарушения 1. Общее понятие административного правонарушения.

2. Виды административных взысканий. Сроки наложения адми нистративного взыскания.

3. Административные правонарушения, посягающие на избира тельные права граждан.

4. Нарушения правил водопользования. Незаконная порубка и повреждение деревьев и кустарников.

5. Общие правила наложения взыскания за административные правонарушения.

6. Административные правонарушения в сельском хозяйстве.

7. Административные правонарушения в области жилищно коммунального хозяйства.

Раздел X. Законы Ханты-Мансийского автономного округа Раздел XI. Закон Ханты-Мансийского автономного округа «О государственной службе Ханты-Мансийского автономного округа»

Раздел XII. Квалификационный экзамен государственных служащих. Аттестация государственных служащих РЕЦЕНЗИИ (Отзывы в СМИ) Рецензия на монографию «Проблемы правового обеспечения взаимоотношений Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа, Ямало-Ненецкого автономного округа» Н. П. Медведев, директор Института региональной политики, депутат Государственной Думы ФС РФ Одной из наиболее сложных проблем законодательного регули рования на современном этапе становления российского федера лизма стала проблема конституционно-правовых взаимоотношений краев, областей Российской Федерации и входящих в них автоном ных округов. Так как на практике это касается наиболее крупных субъектов Российской Федерации, и не только в части территорий, но и их значительного (в масштабах федерации) экономического по тенциала (Красноярский край, Тюменская, Пермская, Иркутская об ласти и т. д.), имеющая место правовая неурегулированность самым прямым образом влияет на социально-экономическое развитие и этих регионов, и России в целом. В связи с этим несомненный инте рес вызывает книга Н. М. Добрынина, раскрывающая проблемы пра вового обеспечения взаимоотношений Тюменской области с Ханты Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами.

Автор совершенно верно отмечает, что «эффективность эко номики трех субъектов Федерации во многом зависит от их согла сованных действий и единства позиций. Это предопределяет и создание единого правового пространства на территории по всем вопросам взаимного интереса».

В книге подчеркивается, что вопросы взаимоотношений Тюмен ской области как субъекта Федерации с такими же равноправными субъектами РФ, каковыми являются входящие в состав области Хан ты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, являются про блемой общегосударственной, нуждающейся в более глубоком теоре тическом осмыслении на базе обобщения и систематизации практиче ского опыта их взаимоотношений. Не случайно в первой главе книги автор подробно останавливается на историко-правовых аспектах от ношений области с автономными округами, раскрывает объективные причины сложившегося статуса автономных округов в качестве само стоятельных субъектов федеративного государства в период проведе ния конституционных реформ в России в связи с изменением основ Опубликовано в: Гос-во и право. 1998. № 8. С. 120–121.

конституционного строя страны в целом и статуса Тюменской области в частности, характеризуя это как сложный, но вместе с тем единый конституционно-правовой процесс.

Н. М. Добрынин справедливо отмечает, что сложность и мно гообразие взаимоотношений трех субъектов Федерации прежде всего связаны с непростыми взаимоотношениями их органов госу дарственной власти. При этом важно подчеркнуть, что напрямую связывать советский период отношений органов власти Тюменской области и автономных округов с их современным периодом нело гично ввиду важных изменений конституционных основ российского государства и природы самой власти, сформированной на качест венно новых принципах разграничения полномочий и предметов ведения как по горизонтали (между законодательной, исполнитель ной и судебной властями), так и по вертикали (между федераль ной, региональной властями и местным самоуправлением). Отли чительной чертой советского периода была соподчиненность ис полкомов всех Советов по вертикали: от сельского до Тюменского областного Совета.

В этой связи автор не случайно уделяет особое внимание поста новлению Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 1997 г. по делу о толковании содержащегося в ч. 4 ст. 66 Конституции РФ положения о вхождении автономного округа в состав края, об ласти, в котором однозначно подчеркивается, что такое толкование не может быть осуществлено вне исторического анализа федера тивных отношений в России. У Н. М. Добрынина вызывает сомне ние то обстоятельство, что, констатируя исторический факт вхож дения Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов в Тюменскую область в период советской Конституции и исходя из этого, Конституционный Суд РФ прямо и достаточно широко толкует содержание взаимоотношений равноправных субъектов федеративно го государства, а также их органов власти в условиях качественно нового конституционно-правового пространства.

Соглашаясь с этими сомнениями автора книги, важно подчерк нуть, что толкование Конституционного Суда РФ происходило в условиях отсутствия федерального закона «Об основах отношений края или области с входящими в их состав автономными округами», тем самым постановление Конституционного Суда РФ, на наш взгляд, является не столько судебным решением, сколько политико-правовым актом, довлеющим на федерального и регионального законодателей.

Н. М. Добрынин, анализируя конституционные основы взаимо отношений Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Не нецкого автономных округов, опирается на практический опыт сло жившихся отношений, ищет и предлагает модели их правового регулирования.

В третьей главе книги автор подробно останавливается на факторах взаимосогласованного формирования единого правового пространства, тем самым подчеркивая, что новому периоду отно шений между краями, областями и входящими в них автономными округами свойственны, кроме законодательных, договорные фор мы регулирования отношений. При этом, приводя большой факто логический материал, автор делает особый акцент на значимость перспективы различных форм договоров при разграничении пол номочий органов власти и округов как в экономической, социаль ной, так и политико-правовой сфере.

Особо подчеркивается, что именно договорная форма взаимо отношений должна искоренить из общественного сознания понятия более «сильного» или «слабого» субъектов Федерации, так как в этом случае договорные взаимоотношения не ущемляют, а укреп ляют важную конституционную норму о равноправности субъектов Российской Федерации. Нельзя отрицать того, что только взаимо согласованные действия органов власти смогут обеспечить фор мирование единого правового пространства на территории всей Тюменской области, тем самым обеспечивая единые условия для решения социально-экономических проблем как на территории ав тономных округов, так и на территории всей области.

В заключение Н. М. Добрынин высказал предположение, что сегодня «появились признаки того, что в регионе все-таки более склонны к компромиссу, нежели к бесконечной, ведущей в тупик, политической конфронтации».

Несмотря на то, что проблемы правового обеспечения взаимо отношений области с автономными округами автором рассматри ваются в большей степени на примере одной Тюменской области и не все в представленной книге равнозначно по глубине анализа, читатель найдет в ней много интересных сведений не только о правовой сущности сложных взаимоотношений области и входя щих в нее автономных округов, но и конкретные пути разрешения исторически сложившихся коллизий через политический консенсус договаривающихся сторон.

В целом книга Н. М. Добрынина является профессионально выполненным исследованием, представляющим интерес как для практических работников, прежде всего законодателей субъектов Федерации, так и для юристов и политологов, занимающихся этой проблемой.

Рецензия на монографию «Новый федерализм: модель будущего государственного устройства Российской Федерации» А. Н. Кокотов, заведующий кафедрой конституционного права УрГЮА, доктор юридических наук, профессор Рецензируемая монография Н. М. Добрынина явилась итогом его многолетнего и плодотворного исследования проблематики государственного устройства Российской Федерации. Это по-нас тоящему фундаментальный труд, посвященный остро насущной теме. Переходный, незавершенный характер российского федера лизма сдерживает развитие страны, требует своей продуманной модернизации. Автор предлагает собственную концепцию назван ной модернизации, раскрывая ее социально-экономические, госу дарственно-территориальные, политико-управленческие аспекты. В работе удачно соединены анализ теории государственного устрой ства и практики федеративного строительства. Постоянно иссле дуется опыт других стран, отечественный исторический опыт, что не только оживляет изложение, но и дает читателю возможность глубже понять суть идущих и предлагаемых государственно-терри ториальных перемен. Такой многоплановый подход свидетель ствует о разносторонней подготовке автора, комплексности прове денного им исследования.

Чувствуется, что работа написана знающим, увлеченным и не равнодушным человеком. Ее отличают публицистичность, желание ясно, без дипломатических умолчаний высказаться по самым спор ным, неоднозначно оцениваемым в обществе вопросам. Таким, например, как роль в политико-государственной модернизации федеральных округов, соотношение централизации и децентрали зации в федеративном устройстве (в частности, соотношение предметов ведения и полномочий Российской Федерации и субъек тов Российской Федерации), распределение доходов от налоговых и иных поступлений между Федерацией, субъектами Федерации, муниципальными образованиями, оптимальное для России число субъектов Федерации.

Опубликовано в: Гос-во и право. 2004. № 1. С. 115–116.

В целом положительно оценивая значение введенного Прези дентом РФ института его полномочных представителей в феде ральных округах для укрепления единых основ государственной и общественной жизни, Н. М. Добрынин показывает, что это не един ственный и в любом случае не главный вектор совершенствования федеративных отношений. С одной стороны, названный институт делает более дееспособной федеральную власть, особенно на местах, приближает ее к населению, с другой — он отдаляет от феде рального центра субъекты Российской Федерации, затрудняет прямое и оперативное взаимодействие высших, центральных органов власти Федерации и органов власти субъектов Федерации. По крайней мере, в своем современном практическом воплощении.

Дальнейшее развитие института полномочных представителей Президента РФ, статуса федеральных округов, по мнению автора, должно производиться в русле укрепления единства исполнитель ной власти в стране, а не их превращения в самостоятельный по литико-территориальный уровень государственной власти, подме няющий субъекты Российской Федерации. Трудно в этом с ним не согласиться. Правда, автор несколько увлекается, заявляя, что за период с мая 2000 г. сформировались в лице федеральных округов 7 полноправных субъектов Российской Федерации, обладающих практически в полном объеме всеми характерными признаками по следних (с. 40). Эта оценка призвана показать бесперспективность конструирования федеральных округов в качестве квазисубъектов Федерации и тем более новых субъектов Российской Федерации.

Однако она должна восприниматься читателем именно как полеми ческий прием, а не адекватная юридическая квалификация. Очевид но, что федеральные округа в том виде, в каком они сложились, ба зовыми признаками субъекта Российской Федерации не обладают.

По мысли автора, институт полномочных представителей Пре зидента РФ в федеральных округах требует своего детального закрепления в конституционном законодательстве. Автор предла гает внести необходимые изменения в Конституцию РФ и принять отдельный федеральный конституционный закон, четко закреп ляющий функции полпредов (с. 45, 58).

Анализ правового положения полномочных представителей Президента РФ, федеральных округов вписывается автором в бо лее масштабную проблему соотношения начал централизации и децентрализации в государственном устройстве, служит способом вступления в нее. Очень правильно автор обращает внимание на маятниковый характер развития российского федерализма, когда чрезмерный крен в сторону региональной децентрализации, укреп ления самостоятельности субъектов Российской Федерации (что было характерно для первой половины 1990-х гг.) сменяется сего дня чрезмерным креном в сторону централизма, унитарных мето дов общения центра с субъектами Российской Федерации (с. 16 и др.). Федеративная модель должна примирить указанные тенден ции, обеспечить гармоничное соединение централизации и децен трализации, не допуская ни чрезмерной унитаризации, ни роста тер риториального сепаратизма (с. 76).

Упомянутая маятниковость особенно негативно сказывается на экономике, делает невозможным эффективное и равномерное эко номическое развитие российских регионов. Поэтому автор логично в качестве исходной цели совершенствования российского феде рализма называет необходимость создания политической инфра структуры для экономического развития страны, повышения жиз ненного уровня граждан. Централизация, децентрализация не мо гут рассматриваться как самодостаточные ценности. Они, а точнее, их сочетание — средство достижения вышеуказанной цели, но не более того. В определенном коридоре, задаваемом конституцион ной моделью Федерации, соотношение институтов централизма и децентрализации может и должно меняться в ту или другую сторо ну, исходя из экономических факторов, интересов граждан.

С точки зрения автора, главный способ достижения названной цели в рамках федеративного строительства — формирование в структуре Российской Федерации регионов нового типа. Это 45– субъектов Федерации, полностью равноправных, в том числе отно сительно друг друга (соответственно ценностный выбор автора — преодоление в идеале национальной и прочей асимметрии в фе деративном устройстве страны, исключение вхождения одних субъектов в другие), экономически самостоятельных, четко разгра ничивших полномочия и сферы компетенции с Федерацией (с. 17, 86–91). Автор предлагает двигаться в этом направлении постепен но, на основе четкого плана при учете социальных интересов всех групп. Замечу, что в имеющемся спектре воззрений на искомое федеративное устройство страны подход Н. М. Добрынина следует отнести к «золотой середине».

И еще одно важное соображение относительно предлагаемого автором развития страны. Акцент именно на региональном разви тии в рамках единого общегосударственного политико-экономичес кого пространства, на мой взгляд, отражает глубинную закономер ность современного этапа российской истории. В XX в. страна практически завершила многовековой путь территориального рас ширения, а отсюда, как правило, и экстенсивного развития. Новый исторический вызов для нас — срастание с реально занятым про странством, интенсивное и бережное его освоение, обустройство.

А такое экономическое, духовно-культурное освоение, обустройст во можно вести только снизу вверх, от мест к регионам, от регионов к федерации, а не наоборот. Понятно, что данная закономерность не действует автоматически, но она готова стать новым этапом нашей истории. Очевидно, что федеративное строительство даст же лаемый эффект, если будет сопряжено с обозначенной исторической закономерностью, а не противопоставлено ей.

Задача формирования регионов нового типа означает установ ление единого правового статуса субъектов Российской Федерации (с. 93). Автор предлагает собственный проект федерального кон ституционного закона «О статусе субъекта Российской Федерации»

(с. 359–392). В проекте, в частности, основательно раскрыт меха низм распределения федеральных и региональных предметов ве дения и полномочий. Проект в первую очередь полезен, конечно, для федерального законодателя. Однако он служит и серьезным подкреплением позиции автора в теоретической дискуссии о том, в каком направлении и с помощью каких средств следует развивать законодательство о федеративном устройстве страны. Дело в том, что развивающее Конституцию РФ федеральное законодательство статус субъектов Российской Федерации «потеряло», делая акцент на статусе их органов власти, на разграничении полномочий феде ральных органов власти и органов власти субъектов Федерации.

Суть этого подхода в следующем — статус субъектов Российской Федерации, разграничение предметов ведения Федерации и ее субъектов заложены в Конституции РФ и только ею и должны опре деляться. Таким образом, автор предлагает в известной степени альтернативу действующей модели законодательного регулирова ния федеративных отношений. С его точки зрения, в развивающем Конституцию РФ законодательстве статус органов власти субъек тов Федерации должен вытекать из статуса самих субъектов. А за конодательное разграничение полномочий федеральных и регио нальных органов не должно подменять развернутой законодатель ной детализации конституционной модели разграничения предме тов ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Конечно, наиболее интересна и содержательна та часть моно графии, в которой автор излагает собственное видение оптималь ной структуры российского федерализма. Опираясь на внушитель ные экономические расчеты, вводя в исследование иные требую щие учета факторы, он предлагает образование в составе Россий ской Федерации 46 субъектов, давая социально-экономическую характеристику каждого из них, показывая изменение базовых со циально-экономических показателей вновь образуемых субъектов (с. 260–345). В предлагаемом составе два вида субъектов — губер нии и республики. Кстати, новые очертания субъектов Федерации не ломают схему семи современных федеральных округов.

Главный способ формирования нового состава Российской Федерации — укрупнение существующих субъектов Федерации и обеспечивающее его законодательство. Однако и укрупнение со временных субъектов нельзя превращать в самоцель, игнорируя экономические, демографические, этнические и другие факторы.

Поэтому в авторской схеме сохранены ряд современных регионов (например, республики, Магаданская и Оренбургская губернии).

Следовательно, устранение национальной асимметрии в россий ском федерализме, по мысли Н. М. Добрынина, более масштабная по времени проблема, чем переход к предлагаемой им конфигура ции субъектного состава.

В работе Н. М. Добрынина много иных интересных, заслужи вающих внимания и вдумчивого анализа положений и выводов, раскрыть которые для читателя, хотя бы кратко, не позволяет объем настоящей рецензии. Без сомнения, новая монография Н. М. Добры нина — заметный вклад в науку конституционного права. После ее выхода в свет вряд ли возможно обсуждать проблемы федератив ного переустройства без обращения к изложенной в ней позиции.

Рецензия на монографию «Новый федерализм: модель будущего государственного устройства Российской Федерации» Г. Н. Малышев, президент Академии российских энциклопедий, доктор технических наук, профессор Одной из основных причин провалов и неудач России в полити ческой, социально-экономической и других сферах федерации явля ется игнорирование объективных законов при решении задач управ ления сложнейшим динамическим объектом — государственным устройством Российской Федерации. Процесс управления таким объектом не может осуществляться иначе, как путем научного обос нования принимаемых решений, моделирования хода их выполнения и прогнозирования последствий. Единственно верных решений на этом пути быть не может. Поэтому задачей исследования становится поиск не просто эффективной системы управления, а системы, реше ния в которой принимаются на основе теоретического анализа, моде лирования их выполнения и локальных экспериментов.

В этом направлении монография Н. М. Добрынина «Новый федерализм: модель будущего государственного устройства Рос сийской Федерации» представляет собой фундаментальный науч ный труд по исследованию современной отечественной политики в деле организации эффективно функционирующей государственной власти и основных стратегических проблем российской государствен ности (федерализма в Российской Федерации).

В основу монографии положена новая методологическая кон цепция междисциплинарного характера, в рамках которой соеди нены новые пакеты методов разных дисциплин — политологии, социологии, конституционного права, экономической теории, тео рии систем и управления, менеджмента, математического модели рования, регионоведения и др. — для исследования различных ас пектов федерализма. Опираясь на объективные законы управления, исследователь идет путем научного обоснования и моделирования решений и, что самое ценное, прогнозирует их последствия в модели будущего государственного устройства Российской Федерации.

Проблемам государственного устройства в той или иной мере посвящено достаточно много научных работ, однако монография Опубликовано в: Вестн. Академии российских энциклопедий. 2004. № 1(11).

С. 12–13.

Н. М. Добрынина существенно отличается своей новизной, являясь работой качественно иного академического уровня и весомым вкладом исследователя в фундаментальную науку теории консти туционного права Российской Федерации.

В своей монографии Н. М. Добрынин выстраивает новую мо дель российского федерализма, предлагает проект федерального конституционного закона «О статусе субъекта Российской Федера ции», проект федерального закона «О Фонде стабилизации и раз вития Российской Федерации и фондах развития субъектов Рос сийской Федерации» с новым качественным подходом к оценке соотношения властных полномочий федерального центра и субъ ектов Российской Федерации.

На основе теоретического анализа и прогнозирования автор предлагает изменить субъектную структуру Российской Федерации с целью создания новых регионов (на основе их укрупнения) с бо лее стабильной бюджетной ситуацией для дальнейшего социаль но-экономического развития и как следствие — повышения благо состояния населения. При этом автор утверждает, что для «укруп нения субъектов необходимо соблюсти разумный баланс между созданием территориальных образований, способных обеспечить свое собственное развитие, и потребностями развития всей феде рации как единого целого, а не раздробленного на мощные квази государства конгломерата».

Автор делает вывод, что переход к новой модели государст венного устройства Российской Федерации, состоящей из регионов нового типа в качестве ее системообразующих элементов, созда ваемых путем реконструкции дотационных и донорских регионов, обеспечит экономическую самостоятельность нового субъекта, что может изменить экономические отношения между регионом и цен тром и внутри региона, а это в свою очередь позволит исключить дотационные субъекты и необходимость дотирования регионов из федерального бюджета. Такой концептуальный подход существен но отличается своей новизной в области государственного строи тельства и приобретает вполне определенный смысл.

В работе предлагается качественно новый подход к оценке со отношения властных полномочий федерального центра и субъек тов Российской Федерации. Выстраивается гармоничная модель российского федерализма. Раскрыта технико-экономическая со ставляющая развития федерации в России в виде новой матема тической модели для регионов нового типа.

Разработаны принцип формирования и субъектный состав для реформирования структу ры Российской Федерации, предложены общая социально-эконо мическая характеристика укрупненных субъектов Российской Феде рации и организационная структура органов государственной вла сти и управления субъекта Федерации с единым алгоритмом госу дарственного управления текущим функционированием и развити ем на территории Российской Федерации. По мнению автора, раз работка интегральной модели, позволяющей оценить эффектив ность государственного воздействия на региональное социально-эко номическое развитие, создает предпосылки для формирования высо коэффективной, опирающейся на математические методы модели ре гионального управления, а также дает возможность оптимизировать уже существующие системы регионального управления с целью повы шения социально-экономической эффективности субъектов.

Монография Н. М. Добрынина существенно отличается от мно гочисленных работ и своей правовой информацией, представлен ной словарем, где раскрыты новые законодательные термины и правовые явления, связанные с толкованием новой модели феде рализма, развивающие энциклопедическую науку и дополняющие энциклопедические словари терминов и понятий, объясняющих особенности институтов государства и права. При этом необходи мость в их толковании сохраняется не только в теории энциклопе дики, но и на практике в региональных энциклопедических издани ях, что свидетельствует об актуальности работы и востребован ности новой терминологии на современном этапе развития россий ской государственности.

Н. М. Добрынин исследовал тему федерализма в четкой логи ческой последовательности. Выполненная им работа представляет собой весьма значительный шаг в осмыслении проблем федера лизма и будет полезна при строительстве новых федеративных отношений в Российской Федерации.

Рецензия на монографию «Новый федерализм: модель будущего государственного устройства Российской Федерации» Д. А. Керимов, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, МГЮА, СГА, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН Юридическая наука в России, и не только в нашей стране, се годня находится в состоянии кризиса. Речь идет не о тех ее при кладных направлениях, которые касаются собственно юридической техники, процедур и порядка составления и оформления юридиче ских документов, процесса судопроизводства и т. д., а прежде все го о проблемах методологии познания правовых и государственных явлений, составляющих ее предмет.

Ученые-юристы, пытаясь решить сложные проблемы в рамках сформировавшейся к нынешнему моменту парадигмы юридического мышления, опираются на отдельные методы, которые не приводят к плодотворным научным результатам. Выходом из сложившейся си туации является, в частности, налаживание междисциплинарных творческих связей, использование достижений других отраслей на учного знания для более эффективного познания феноменов, иссле дуемых в основном в рамках правовых научных дисциплин.

Одним из редких примеров исследования, базирующегося на межотраслевом подходе, является монография Н. М. Добрынина «Новый федерализм: модель будущего государственного устройства Российской Федерации» (Новосибирск, 2003), в которой автор изла гает свое видение тенденций развития федеративных отношений в России, намечает перспективную модель российского федерализма.

В основу работы автором положено системное описание фе деративных отношений как целостного комплекса взаимоувязанных сфер общественной жизни. В монографии не только анализируют ся проблемы эффективности федеративного государственного устройства, но и обращается внимание на эффективность государ ственного управления в целом, показывается связь модели феде ративных отношений с уровнем результативности деятельности го сударства. Критическое осмысление предпринимаемых федераль Опубликовано в: Право и образование. 2004. № 2. С. 199–202.

ным центром преобразований позволяет сформировать целостную картину тенденций и перспектив динамики развития российской государственности. И хотя автор акцентирует внимание прежде всего на прикладных, практических аспектах изучения избранной им темы, сформулированные им положения позволяют обозначить авторскую теоретическую концепцию федерализма и построения федеративных отношений. Важнейшие пункты этой концепции ка саются формулировки понятия фантомного федерализма, разгра ничения федерализма реального и фантомного, формулировки междисциплинарного научного подхода к организации и модерни зации федеративного государственного устройства (предполагаю щего в том числе использование четко формализованных количе ственных методов).

Само по себе представление о фиктивном федерализме в об ществе не ново. Термин «псевдофедерация» был внедрен в науч ный обиход еще известным русским ученым-правоведом И. А. Иль иным. Тем не менее понятие «фантомного федерализма», сфор мулированное в монографии, имеет свои особенности. Под фан томным федерализмом понимается такое состояние государствен ных и правовых институтов, при котором зафиксированная в нор мах права конструкция федеративных отношений значительно отличается от реально сложившейся и существует разрыв между декларированным и действительным состоянием государственной системы. Опасность фантомного федерализма заключается в формировании когнитивного конфликта, проистекающего из одно временного «мирного» сосуществования двух систем: нормативно закрепляемой и реализуемой на практике.

Переходя к перспективам федеративных отношений в совре менной России, автор указывает на возможность повторения опыта недавнего прошлого и формирования новой фантомной федера тивной системы. Поэтому, исходя из потребностей развития феде рализма в нашей стране, в работе предлагаются модельная конст рукция, отображающая возможный вариант построения новых фе деративных отношений в России, алгоритм преобразования ны нешней системы федеративных отношений, который позволит во плотить в жизнь провозглашенный Конституцией федерализм. При этом автор не замыкается на построении исключительно юридиче ских механизмов проведения подобных преобразований, он добро совестно пытается рассмотреть проблему комплексно, используя подходы иных наук, в частности экономических. Это относится в первую очередь к изложенной в работе методологии определения новой пространственно-территориальной структуры Федерации.

Проект реформирования современного российского федера лизма, предлагаемый автором, подразумевает необходимость трансформации территориальной структуры Российской Федера ции. Существующие на сегодня многочисленные проекты измене ния (укрупнения) субъектного состава Федерации имеют один су щественный недостаток: почти все они апеллируют к историческо му опыту государственного устройства, иногда даже Российской империи, и экспертным познаниям определенных специалистов. В отличие от таких проектов предлагаемая в монографии схема ори ентирована на предварительное проведение всестороннего иссле дования современной социально-экономической ситуации с помо щью в том числе и количественных методов. Автором сконструиро вана обоснованная методика оценки бюджетной обеспеченности функций государственного управления в России на уровне субъек тов Федерации, которую и предлагается заложить в основу созда ния общей методики определения новой федеративной структуры.

При этом автор не настаивает на бесспорной эффективности предложенной им новой схемы территориальной структуры Рос сийской Федерации, она — лишь отправная точка для обсуждения.

Можно не соглашаться с некоторыми аспектами предложенной схемы, включающей в себя 46 субъектов, однако нельзя не при знать ее творческой позитивности.

Важной особенностью работы является также попытка изло жить организационную схему взаимодействия федерального цен тра и субъектов Российской Федерации в процессе осуществления ими государственного управления.

Не обойдена автором и проблема внесения изменений и до полнений в Конституцию России в части закрепления положений, касающихся федеративного государственного устройства, участия субъектов Федерации в формировании федеральной региональной и финансовой политики, основ разграничения конкурирующей ком петенции и принципа субсидиарности в федеративных отношениях.

Ряд ученых и политических деятелей считают подобный подход к реформированию федеративных отношений чуть ли не попыткой революции. Однако, если обратить внимание на тот факт, что, не смотря на подобное «эффективное» территориальное устройство и «эффективную» Конституцию, в настоящее время наблюдается новое обострение проблем российского федерализма, становится понятной необходимость преобразований, и в первую очередь кон ституционного определения основ федерализма и федеративных отношений, которые весьма нечетко обозначены в Конституции.

Отсутствуют конституционные нормы разрешения коллизий регио нального и федерального законодательства по вопросам совмест ной компетенции (ч. 5 ст. 76 Конституции оставляет место для не однозначного понимания этой ситуации). Не урегулировав про блемные вопросы сегодня, в будущем мы получим новую эскала цию противоречий в федеративных отношениях, если не сразу, то по прошествии нескольких лет.

В целом можно сказать, что монография сбалансирована со держательно и структурно, в ней последовательно используются исторический и системный подходы при анализе материала и фор мулировании выводов и рекомендаций. Проблемы федеративной реформы в нашей стране должны решаться на основе серьезных комплексных исследований, предполагающих использование сис темного междисциплинарного подхода, не замыкающихся только на анализе юридических аспектов. Рецензируемая монография Н. М. Добрынина отвечает этому требованию. Важно, чтобы она не стала единственной подобной работой, поскольку преобразование федеративных отношений в России может быть осуществлено лишь творческими усилиями большого коллектива ученых и прак тических работников.

Рецензия на монографию «Федерализм:

историко-методологические аспекты» В. В. Невинский, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ В последние годы тема федеративного государственно-терри ториального устройства является одной из ключевых в российской науке конституционного права. Однако исследования затрагивают преимущественно проблемы формирования соответствующей нор мативной правовой базы, рационализации разграничения предметов ведения и полномочий, соотношения центростремительной и центро бежной тенденций в сложившихся федеративных отношениях.

На этом фоне достаточно актуальным является исследова тельский взгляд на исторические истоки и методологические осно вы становления и развития федерализма вообще и в России в частности, черты российского федерализма в сравнении с федера тивным государственно-территориальным устройством отдельных зарубежных государств, развитие федеративных отношений в Рос сии в контексте произошедших в конце XX — начале XXI в. ценно стных преобразований.

Анализ исторического развития российской государственности приводит автора к мысли о том, что в России формировался поли тический, а не правовой федерализм. Отсюда и основной лейтмо тив исследования — раскрытие «генезиса современного правового федерализма как истории развития федерализма политического, берущего начало в том времени, когда наше государство только складывалось» (с. 12). При этом применительно к заключительной стадии развития российской государственности с 1993 г. признает ся наличие исторического шанса построения «правового федера лизма» с «созданием единого универсального статуса российского региона» (с. 14).

Анализ методологических основ современного понимания фе дерализма позволяет сделать вывод о том, что «федерализм вби рает в себя экономические, духовно-культурные (в том числе идео логические и научные), политико-правовые явления и закономер ности, определяющие федеральную модель...» (с. 32). Под этим углом зрения исследуется природа «фантомного федерализма» в истории России вплоть до начала XXI в.

Опубликовано в: Конституционное и муниципальное право. 2005. № 6. С. 46–47.

Следует признать справедливость авторского суждения о том, что «генезис нынешнего российского федерализма со всеми его сильными и слабыми сторонами стал результатом тысячелетней истории российского общества, и нельзя игнорировать эту историю при пересмотре существующих сейчас в России федеративных отношений» (с. 37). В частности, обращается внимание на то, что еще в XVI в. в состав Московского государства вошли три царства — Казанское, Астраханское и Сибирское. Тем самым государство вклю чало два вида административно-территориальных образований — русские (княжества) и нерусские (царства), что наложило определен ный отпечаток на последующее государственно-территориальное уст ройство России вплоть до наших дней (с. 53). Можно провести инте ресную историческую параллель между наделением полномочиями сегодняшних высших должностных лиц регионов и установлением наместничества с системой кормления, которая была призвана повысить доходность государственной казны, ослабить региональ ную оппозицию и усилить «единую властную вертикаль управле ния» (с. 54).

Интересные, исторически достоверные сведения приводятся относительно становления и развития губернского деления и управления. Особое значение для решения современных проблем государственно-территориального устройства России имеет под робный анализ действий правящих кругов Российской империи с середины XIX до начала XX в. по развитию потенциала губернского управления, включая политику расширения территориальных пре делов империи. Очевидно, авторское суждение о кризисе губерн ского устройства досоветской России можно было бы упрочить развернутым анализом его причин (полиэтничность, поликонфес сиональность, разноуровневое экономическое, социальное, куль турное и политическое развитие и пр.).

Особое место в работе отведено переходу в первое десятиле тие советской власти от губернского устройства к смешанному тер риториально-национальному устройству с восьмью видами терри ториальных образований. Остро критически оцениваются бессис темные действия советских правящих кругов по укрупнению и раз укрупнению различных территориальных образований, расшире нию различных форм национально-территориальной автономии, что создавало в последующие годы условия для существования мнимого (фантомного) федерализма при фактической авторитари зации и централизации государственной власти. Делается общий вывод о том, что отечественному федерализму советского периода были присущи три «основных порока» — «фантомность», гипер трофированное отношение к учреждению различных форм нацио нально-территориальной автономии и отсутствие единой системы равновесных субъектов Федерации (с. 137).

К сожалению, автор объясняет просчеты советского федера лизма лишь субъективными действиями правящих кругов Союза ССР и России. Но ведь известно, что обновление государственно территориального устройства происходило на фоне крупного исто рического разлома. Соответственно важно обнаружить и принять во внимание также объективные причины и условия формирования искривленного, псевдофедеративного устройства России. При этом кроме внутренних причин и условий нельзя не учитывать и своеоб разие международных отношений, в которых Россия и в целом Союз ССР оказывались в течение XX в. Следует также заметить, что в проведенном исследовании можно было бы обратить внима ние и на определенные позитивные результаты функционирования российского федерализма.

Исследование советского российского федерализма проводится под углом зрения сопоставления его с основными моделями федера лизма, основными чертами устойчивых (США, Бельгия, ФРГ, Индия) и «неэффективных» (СФРЮ, Союз ССР, Нигерия) федераций. Соответ ственно раскрываются причины эффективного развития одних феде раций и неэффективного развития других (с. 147–198).

Завершающая часть работы посвящена условиям распада Союза ССР и мероприятиям по сохранению единства Российского государства. Преимущественно здесь анализируются суждения различных исследователей и политиков по вопросу о перспективах развития федеративных отношений в России 90-х гг. XX — начала XXI в. Одновременно подчеркивается роль в упрочении государст венности и унификации государственно-территориального устрой ства учреждения института полномочных представителей Прези дента Российской Федерации, семи федеральных округов, нового порядка формирования Совета Федерации Федерального Собра ния и иных мер (например, создание системы органов государст венного управления в федеральных округах). В частности, по мне нию автора, опыт построения федеральных округов «будет надеж ной платформой для укрупнения субъектов Российской Федерации, унификации их правового статуса согласно предлагаемой нами концепции» (с. 272). Суть же концепции в «новой модели федера лизма», при которой субъекты Федерации равновесны и само достаточны.

Следует отметить, что, при всей дискуссионности отдельных положений и выводов, монография Н. М. Добрынина выполнена на основе анализа обширного перечня нормативных правовых актов и политических документов, научных и публицистических источников из области права, истории, политологии и социологии. Работа информа ционно насыщена, представляет интерес для научных и практических работников, студентов, широкого круга читателей.

Рецензия на монографию «Федерализм:

историко-методологические аспекты» Л. М. Волосникова, проректор по учебной работе ТюмГУ, кандидат исторических наук, доцент В последние годы дискуссия о федерализме, по выражению В. Б. Пастухова, приняла форму хронической болезни. Казалось бы, после историко-методологических исследований, предпринятых Эрма кором, Фенске, Бургесом, Элазаром, Боска, Столяровым, Абдулатипо вым, Умновой, Шиловым, Платоновым, Иванниковым и др., федера лизм стал отработанным сюжетом. Однако, несмотря на то что споры продолжаются достаточно долго, вопрос о федерализме так и не был осмыслен как главный политический вопрос России.

Принципиальная новизна исследования Н. М. Добрынина «Фе дерализм: историко-методологические аспекты» заключается пре жде всего в постановке вопроса государственно-террито риального устроения России как основного в прошлом, на стоящем и будущем российской государственности. Оно представ ляет собой естественное и логическое продолжение темы, постав ленной в предыдущей монографии Н. М. Добрынина «Новый феде рализм: модель будущего государственного устройства Российской Федерации» (Новосибирск: Наука, 2003), в которой предлагается па радигма симметричного, свободного от национально-территориаль ного принципа построения российского федерализма,— работе, кото рая, по мнению А. Н. Кокотова, является крупнейшим исследованием в области конституционного права в начале XXI в.

Работа Н. М. Добрынина тяготеет к жанру научного синкретиз ма, так как она представляет собой теоретическое осмысление и обобщение научных изысканий в области генезиса и эволюции федерализма на уровне истории политико-правовой теории и прак тики федерализма. Анализируемое исследование представляет собой компендиум, энциклопедию федерализма, и в этом смысле его ценность — прежде всего культурологическая, так как на опре деленных этапах интеллектуальной рефлексии проблема нуждает ся в синтезе накопленной информации.

С позиции энциклопедизма к достоинствам работы следует от нести незаурядную эрудицию и работоспособность автора;

поражает масштабность, объем проделанной аналитической работы, если Опубликовано в: Право и политика. 2005. № 10. С. 147–151.

учесть, что список библиографических ссылок содержит 558 (!) на именований, а сама библиография по заявленной автором теме — 1040 (!) источников.

Работа Н. М. Добрынина выходит за рамки чисто юридико-нор мативного исследования и обладает свойством междисциплинар ности, так как проблема представлена на философско-онтоло гическом, политологическом, социологическом, юридическом, исто рико-хронологическом уровнях бытия, хотя правовой ракурс, без условно, преобладает.


К сожалению, автор не счел нужным ввести читателя в под робности своих методических приемов, однако беспристрастный позитивизм ему чужд, он «не смог оказаться равнодушным к пред мету своего исследования», по выражению академика А. Керимова.

Отметим многообразие методов исследования: теория систем, формально-юридический анализ, широкое использование стати стических данных, историко-сравнительный метод.

Принципиально новым является предлагаемый подход к «ис тории федерализма как истории политико-правовой практики, а не документов». С последним следует полностью согласиться: не смотря на то, что федерализм — это продукт Нового времени и форма рационализации управления, в истории, помимо правового, существовали стихийные формы федерализма (античный, раннего Средневековья, золотоордынский федерализм и др.).

Обширный материал логически распадается на теоретико-ме тодологическую и историческую части. В первой части (гл. 1 «Ме тодология современного понимания федерализма», разд. 1 гл. «Понимание федерализма и его классификационные модели») рас смотрены такие вопросы, как понятие, сущность и цели федерализма, соотношение понятий «федерация» и «федерализм» как формы и содержания, соотношение универсального и конкретно-исторического в федерализме, признаки федерализма, соотношение статического и динамического в федерализме, виды федераций, предпосылки и ус ловия существования федераций.

Автор систематизировал и вдумчиво проанализировал основные подходы к федерализму: институционный, аксиологический, либе ральный, этнополитический, реалистический, конфликтологический.

Не пересказывая содержания работы, отметим, что, на наш взгляд, принципиально новыми и интересными являются следующие выводы:

1) отказ от понимания федерализма как формальной характери стики государства;

2) отрицание казуальной связи между федерализмом и демо кратией, вопреки преобладающей в либеральной литературе точке зрения о федерализме как средстве выражения прав личности и демократических ценностей;

3) отрицание казуальной связи между менталитетом народа и формой государственного устройства;

4) разграничение понятий «политический федерализм» и «пра вовой федерализм»;

5) введение понятий «фантомный федерализм», «право феде ративного устройства»;

6) отказ от представления о федерации как универсальной форме государственности, пригодной для всех времен и народов;

7) выработка представления о федерализме как правоотноше нии и властеотношении;

8) отрицание добровольности как атрибута федерации.

Согласно точному замечанию П. Ю. Уварова, любая культура, и отечественная (правовая, в целом) в том числе, играет смыслами чужой реальности. Развитие отечественной политико-правовой прак тики и теории всегда отличалось отсутствием автохтонности;

в допет ровский период Россия развивалась путем усвоения византийской и отчасти золотоордынской политической традиции;

в постпетровский период — на основе заимствования европейского и — позже — северо американского опыта государственного строительства. Федерализм — это детище в первую очередь европейской и североамериканской поли тико-правовой теории и практики. В этом смысле представляется вполне оправданным обращение исследователя в гл. 3 к зарубежному опыту построения федерализма, в которой детально анализируются американская, бельгийская, германская, индийская модели и опыт не эффективных федераций (СФРЮ, СССР, Нигерия).

В монографии представлена историческая архитектоника Рос сийского государства. Автор излагает историю региональной и местной политики Российского государства, предложив следующую периоди зацию эволюции государственного устройства России:

— Киевская Русь (эволюция от стихийного федерализма к кон федерации);

— золотоордынский период (фактический федерализм);

— московский период (становление унитарной системы управ ления);

— губернские реформы Петра I и Екатерины II (разграничение центрального и регионального управления с введением элементов представительства);

— период максимального расширения Российской империи и включения в нее Польши, Финляндии, Кавказа, Средней Азии, Дальне го Востока в XIX в. (развитие губернской системы, введение земств);

— советский период с 1917 по 1990 г. («фантомный федерализм»);

— современный период (принятие Конституции 1993 г., феде ративные реформы).

Отметим свободное владение автором обширным историче ским материалом, предельную добросовестность и фактологич ность в изложении, при этом он не имеет дела с историческим ис точником, делая ставку на интеллектуальное измерение истории.

Историческая канва — это основа для политических выводов авто ра, которые представляются вполне обоснованными.

Исследователь в целом оценивает как неэффективную регио нальную политику Российского государства до 1917 г. (смешение функций центрального и местного управления в киевский период, порочная система «кормления» московского периода, насаждение унитаризма начиная с Ивана Грозного). Единственным достижени ем в этой области он считает единообразную губернскую систему управления регионами, введенную Екатериной II.

Анализируя причины всплесков внутригосударственного сепа ратизма и национальной напряженности в России, автор приходит к выводу о том, что их источником всегда были национально-госу дарственные формы (автономия Польши, Финляндии, Украины) и национально-государственная бюрократия. «Основным способом выражения национальных интересов являются экстерриториаль ные формы автономии».

Н. М. Добрынин отвергает представление о Российской импе рии как о «тюрьме народов», навязанное из тактических соображе ний «злогениальными» большевиками.

Федерализм советского периода автор оценивает как фантом ный, мифологический, иллюзорный, декоративный, а администра тивно-территориальную политику большевиков характеризует как политику нонсенсов, юридической и терминологической неразбери хи, отмечает ее спонтанность, хаотичность и нестабильность.

Именно в советский период, по мнению автора, были заложены пред посылки современных межнациональных конфликтов.

Причины феномена национальной стабильности советского периода видятся в том, что управление происходило не по декла рируемой схеме федерализма;

реальная система управления ре гионами опиралась на жесткую партийную вертикаль, харизму, мощный карательный аппарат. Доказательством тому являлась высокая степень управляемости при непрекращающейся админи стративно-территориальной неразберихе.

Н. М. Добрынин скрупулезно анализирует эволюцию государ ственного строя России с 1993 г. чуть ли не по дням, хотя вряд ли оправданна такая детализация в рамках обобщающего исследова ния. Современный российский федерализм со всеми его пороками, такими как национально-территориальный принцип построения, пра вовая неурегулированность отношений центра и регионов, властная неопределенность, иллюзорность, является следствием трех истори ческих традиций (тенденций) российской государственности: види мости участия регионов в управлении, реального усиления цен тральной власти, отсутствия местного права.

Таковы основные умозаключения проведенного исследования.

Естественно, что столь разноплановая работа не может не вы звать замечаний и не послужить поводом к полемике, что, в свою оче редь, объясняется масштабностью поставленных автором задач.

С точки зрения историка, следовало в первую очередь упрек нуть автора в излишней категоричности и политизированности его выводов и тона повествования, который в большей степени был бы уместен в политической полемике, а не в научном исследовании. Не вполне оправданным представляется политический радикализм учено го, обвиняющего своих оппонентов в «боязни резких изменений».

Труд Н. М. Добрынина не вполне соответствует параметрам классической научной монографии. Детальное и добросовестное, порой чрезмерно подробное описание перипетий региональной политики Российского государства до 1917 г., к сожалению, не опи рается на первоначальные исторические и архивные материалы, что является традицией отечественной и зарубежной историко юридической науки;

фактологическая часть позаимствована из истори ческих трудов С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, что, правда, вполне компенсируется абсолютной самостоятельностью и оригинальностью автора в части анализа исторических фактов и выводов.

Не будучи историком, автор, судя по всему, отвергает утвер ждение Ж.-П. Сартра о том, что «история ничего не объясняет и никого не оправдывает». Определенный трансцедентализм автора проявляется в его убеждении в наличии прямой связи между про шлым и настоящим, в том, что исторические факты далекого про шлого являются непосредственной почвой для построения совре менной модели российского федерализма. Изложение методологи ческих и исторических аспектов федерализма напрямую ангажиро вано разрешением проблемы, поставленной А. Солженицыным, «Как нам обустроить Россию?».

Автор однозначно отказывает этнической общности конституи роваться во всем ее культурном многообразии на определенной территории, а уж тем более в качестве государства;

он относит право нации на самоопределение к «печально известным», «со мнительным». С одной стороны, его позиция оправдана хотя бы тем фактом, что в современном мире проживают от 6000 до 10 этносов, между тем количество государств составляет немногим более двухсот. Нетрудно себе представить последствия и масшта бы глобальной политической диффузии по принципу «каждому этносу — свою территорию». С этой точки зрения понятна позиция автора — убежденного государственника — по отношению к декла рациям о суверенитетах начала 1990-х гг. как проявлениям разру шительного сепаратизма. В то же время следует отметить, что республики в своих действиях основывались на международно признанных документах. В частности, принцип самоопределения народа зафиксирован в ряде норм международного права, из кото рых наиболее важным является «Международный пакт об эконо мических, социальных и культурных правах» от 19.12.1966. В ст. этого пакта указывается, что «все народы имеют право на самооп ределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономиче ское, социальное и культурное развитие».


Н. М. Добрынин однозначно относит такое свойство Россий ской Федерации, как ее асимметричность, к порокам, которые должны быть устранены. Между тем, по данным Д. Бари, профес сора Вандербильтского университета США, асимметрия стала фак том жизни и в федеративных, и в унитарных системах за послед ние 25 лет, а идея асимметричного федерализма едва ли уникаль на для России. Асимметрия — общая и возрастающая особенность демократических федераций, особенно тех, где компактно прожи вают группы этнических меньшинств. Индивидуальные территории и группы имеют особые положение и права в культурных, языко вых, политических и экономических сферах. Кроме того, даже уни тарные системы увеличили передачу полномочий на уровень ре гионов и предоставили им асимметричные права, что является результатом глобальных тенденций в экономике, политике, обществе.

Они предполагают уменьшение эффективности экономически центра лизованных государств. Однако извлекут ли регионы пользу из этих изменений, зависит от того, как правительства адаптируются к услови ям всемирного рынка и общепринятым правилам игры.

Автор является адептом принципа национально-культурной ав тономии как одной из системообразующих основ будущего отече ственного федерализма. Он утверждает, что для сохранения куль турной идентичности наличие территории не обязательно, так как «культура не есть территория, культура есть дух». Между тем в работе не нашли отражения теоретические и в особенности эмпи рические аспекты генезиса и реализации принципа национально культурной автономии. Теория национально-персональной (куль турной, экстерриториальной) автономии пришла в Россию из мно гонациональной Габсбургской монархии. Сущность концепции ее авторов, К. Реннера (Р. Шпрингера) и О. Бауэра, заключалась в том, что источником и носителем национальных прав должны слу жить не территории, а сами нации, конструируемые на основе доб ровольного личного волеизъявления. Персональную принадлеж ность граждан к тому или иному союзу должен был представлять институт так называемого кадастра (переписи), составленного на основе личных заявлений совершеннолетних граждан. В системе национально-персональной автономии кадастр получал публично правовое значение.

Широко распространено мнение, что в России культурно-на циональная автономия не получила осуществления. Это утвержде ние, однако, неверно. В действительности, в соответствии с дан ными И. В. Нам (Томский госуниверситет), культурная (персональ ная, экстерриториальная) автономия являлась одной из альтерна тив решения национальных проблем в России в начале XX в. На ционально-культурная автономия, отстаивавшаяся практически всем спектром политических партий России, как общероссийских, так и национальных, за исключением самых крайних флангов (монархи сты и большевики), получила вполне реальное воплощение в поли тической и законотворческой практике большинства всероссийских, областных и национальных, кроме белогвардейских, правительств.

К сожалению, в монографии, претендующей на методологиче ски-обобщающий жанр, недостаточно представлен такой ракурс, как эволюция проблемы государственного устройства в русской федералистски ориентированной политико-правовой теории, в частности, в трудах Радищева, декабристов, Сперанского, Бакуни на, Кавелина, Ильина, оказавших существенное влияние на разви тие практики государственного строительства. Ведь федерализм существовал в истории России не только как идеологический миф и юридическая практика, но и как влиятельное и постоянно набирав шее силу направление политической теории, начиная с последней четверти XVIII в., как и в США.

В целом высказанные нами замечания и полемические сужде ния не меняют общего — самого благоприятного — впечатления о монографии Н. М. Добрынина. Она, безусловно, найдет заинтере сованных читателей. Издание монографии представляется осо бенно значимым с точки зрения преподавателей истории права, так как, к сожалению, даже в самых добротных учебных пособиях по истории отечественного государства и права и в особенности по истории политических и правовых учений недостаточно представ лен такой ракурс, как эволюция государственно-территориального устройства России на уровне истории политико-правовой практики и политико-правовой теории.

Работа Н. М. Добрынина является еще одним блестящим под тверждением появления в Тюменском регионе самобытной науч ной школы в области теории и методологии конституционного пра ва, начало развития которой было положено Г. Н. Чеботаревым, и представляет собой серьезный вклад в теорию и историю федера лизма.

Размышления о судьбах отечественного федерализма Б. С. Крылов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Российское государство уверенно продолжает развитие как го сударство федеративное. Однако еще не сложилось четкого пред ставления о том, каково должно быть разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органа ми государственной власти субъектов Федерации и даже какие задачи должны выполнять сами субъекты.

Ответ на возникающие вопросы должна дать правовая наука.

Последние годы стали урожайными на фундаментальные научные исследования в области основных проблем федерализма.

Издательство «Наука» выпустило монографию Н. М. Добрыни на «Российский федерализм: становление, современное состояние и перспективы», Институт государства и права РАН — моногра фию Ю. Л. Шульженко «Из истории федерации в России (монархиче ский период)», издательство «Юристъ» — учебный курс «Конституци онное право России» С. А. Авакьяна, немалая часть которого посвя щена федеративному устройству, и монографию М. В. Глигич-Золо таревой «Правовые основы федерализма», издательство «Про спект» опубликовало монографию О. Е. Кутафина «Российская автономия». Причем это далеко не все работы по проблематике федерализма, вышедшие за указанный период.

Эти работы явились ответом науки на существующее в некото рых кругах мнение, что федерализм и децентрализация власти для Опубликовано в: Федерализм. 2006. № 2. С. 211–218.

Добрынин Н. М. Российский федерализм: становление, современное со стояние и перспективы. Новосибирск: Наука, 2005.

Шульженко Ю. Л. Из истории федерации в России (монархический период).

М.: Ин-т гос-ва и права РАН, 2005.

Авакьян С. А. Конституционное право России. М.: Юристъ, 2005.

Глигич-Золотарева М. В. Правовые основы федерализма. М.: Юристъ, 2006.

Кутафин О. Е. Российская автономия. М.: ТК Велби;

Проспект, 2006.

Из других работ хотелось бы особо отметить следующие: Черепанов В. А. Теория российского федерализма: Учеб. пособие. М.: МЗ Пресс, 2005;

Сергеев А. А. Федерализм и местное самоуправление как институты российского народовластия. М.: Юриспруденция, 2005;

Айбазов Р. У. Конституция и управление федеративным строительством России в условиях глобализации. М.: Формула права, 2005;

Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М.: Юрид. лит., 2005;

и др.

нашей страны неактуальны, что Россия может существовать лишь как унитарное централизованное государство, ведомое «сильной рукой», что ценности федерализма нам чужды, да и сам он пред ставляет собой всего лишь переходную форму к построению уни тарной государственности. Федеративное устройство нередко пред ставляется своеобразным реликтом предыдущего этапа государст венного строительства на фоне решения социальных и внешнеполи тических проблем.

С таким подходом сложно согласиться. В федеративном государ стве, переживающем длительный период политико-экономической реконструкции, каким является Россия, вопрос о федерализме неиз бежно становится ключевым вопросом государственности, ее будуще го, полагает Н. М. Добрынин, подчеркивающий, что реального феде рализма в прошлые годы в России не существовало. Вне отлаженной системы федеративных отношений, доказывает он, невозможно строительство крепкого Российского государства. В этой связи возни кает острейшая необходимость в формировании единой модели и сис темного видения федерализма, которое позволит определить ключевые приоритеты в дальнейшем развитии федеративных отношений.

Несмотря на естественные различия в подходах к проблемам федерализма и децентрализации власти, перечисленные исследо вания имеют существенное сходство. Сближает их в первую оче редь желание сформулировать ответ на вопрос: что все-таки пред ставляет собой феномен российского федерализма? Причем не только в узкоюридическом, правовом и даже практическом, но и в системном плане.

Расхождения же в авторском подходе в первую очередь отно сятся к определению понятия федерации и целей ее создания.

Ю. Л. Шульженко полагает, что даже сам термин «федерация», имеющий латинские корни («федераре» означает «объединять», «укреплять союзом»), показывает назначение федерализма — быть инструментом объединения разрозненных территорий в еди ное государство. Н. М. Добрынин в вопросе об определении понятия федерации придерживается более обобщенного подхода. Федерация, по его мнению, это политико-государственная форма, сущность кото рой заключается в гармоничном согласовании разных групп террито риальных и иных интересов, потребностей социума. Аналогичные взгляды были востребованы в России в 1990-х гг.

О. Е. Кутафин, ссылаясь на мнение дореволюционного поли толога Ф. Ф. Кокошкина, полагает, что областная автономия (ее Добрынин Н. М. Российский федерализм... С. 9.

Шульженко Ю. Л. Из истории федерации в России... С. 5.

Добрынин Н. М. Указ. соч. С. 16–17.

Кутафин О. Е. Российская автономия... С. 6–17.

сущность на тот исторический период была отражением представ лений о децентрализации государственной власти) не является созданием государства в государстве. По его мнению, автономия (федерация предполагает автономию территорий) заключается, в частности, в передаче части законодательной деятельности госу дарства из центра на места, иначе говоря — в распространении на законодательство принципа местного самоуправления, в силу ко торого местные дела должны решаться местными выборными людьми. «Во всяком сколько-нибудь развитом самоуправлении всегда содержатся зачатки автономии»,— писал Ф. Ф. Кокошкин. Во прос об областной автономии, по его мнению, был крайне важен для будущего политического развития России. В этом с его мнением со звучно мнение Н. М. Добрынина. Практика государственного строи тельства советского периода показала актуальность этих идей.

С. А. Авакьян определяет федеративное государство как слож ное государство, состоящее из входящих в него государств, нацио нально-территориальных и территориальных образований. Феде ративная государственность, по его мнению, может отражать мно гонациональный состав населения, а может и означать меру само управления субъектов федерации. В этом определении легко отыскать сразу все основные модели федерации и федерализма.

М. В. Глигич-Золотарева определяет федерацию с чисто пра вовых позиций как закрепленную конституцией форму государст венного устройства, подразумевающую формирование государства из территорий его членов, обладающих особым статусом и набо ром прав, собственной правовой системой, а также возможностью реального участия в принятии ключевых общегосударственных решений на федеральном уровне.

В процессе исследования проблематики федерализма броса ется в глаза приверженность многих авторов к исследованию исто рии отношений центра и мест. Это можно считать вполне оправдан ным: не зная прошлого, нельзя понять ни настоящего, ни будущего.

Перспективы трансформации российской государственности почти всегда рассматриваются в свете комплексного видения исто рии и современности России как федеративного государства.

По мнению Ю. Л. Шульженко, мировой опыт показывает, что сохраняются и успешно функционируют лишь те федерации, кото рые эффективно решают задачи, для реализации которых они бы ли созданы, своевременно перестраивающиеся, модернизирую щиеся в соответствии с изменениями, происходящими как внутри этих Кокошкин Ф. Ф. Областная автономия и единство России. М., 1905. С. 3, 6.

Авакьян С. А. Контитуционное право России... С. 22.

Глигич-Золотарева М. В. Правовые основы федерализма... С. 33.

государств, так и на международной арене. Из этого следует, что современные федерации не представляют собой раз и навсегда за стывший объект — они находятся в постоянном изменении и развитии.

Наша страна не является исключением. Начиная со второй поло вины 1980-х годов в России происходят разительные изменения в области федеративных отношений. Они охватили все сферы полити ческой, социально-экономической и духовной жизни общества.

Жизнь предъявляет новые и новые требования, идет постоян ный поиск модели федерации, которая в полной мере отвечала бы современным условиям и обеспечивала бы устойчивое социально экономическое развитие страны.

Именно историческая ретроспектива и позволяет объективно оценить процессы, которые происходят в наши дни, наметить пути совершенствования государственного устройства.

Во все периоды своего развития, пишет Н. М. Добрынин, наше государство сталкивалось с типично федералистскими проблемами организации власти. Однако не вполне корректно говорить о феде рализме применительно к монархическому периоду развития на шей страны, хотя его зачатки складывались в самые ранние пе риоды отечественной истории.

Близкой позиции придерживается О. Е. Кутафин. По его мне нию, Россия уже несколько столетий существует как многонацио нальное государство, что всегда порождало вопрос об обеспечении единства страны и требовало выбора такой формы государствен ного устройства, которая способствовала бы решению этой задачи.

Длительное время в условиях царской России такой формой было унитарное государство, которое, однако, допускало различные формы самоуправления отдельных частей, имевших национальную специфику.

Ю. Л. Шульженко обнаружил элементы федерации уже в Древ нем Египте, Греции, Риме и в удельно-вечевой России. Сходные тезисы встречаются и у М. В. Глигич-Золотаревой. Она, в частно сти, сослалась на историка второй половины XIX в. Н. И. Костома рова, находившего, что «федеративные начала в истории Руси совмещались с началом единодержавия».

Однако такая модель управления огромной и мозаично скро енной территорией нашей страны отличалась нестабильностью и Шульженко Ю. Л. Из истории федерации в России... С. 5.

Добрынин Н. М. Российский федерализм... С. 10.

Кутафин О. Е. Российская автономия... С. 3.

Шульженко Ю. Л. Указ. соч. С. 5.

Глигич-Золотарева М. В. Правовые основы федерализма... С. 141–146.

Костомаров Н. И. Мысли о федеративном начале Древней Руси // Основа. 1861.

№ 1.

была постепенно заменена унитарным централизованным государ ством — Российской империей.

Следующей по времени за самодержавием формой устройства Российского государства, по мнению О. Е. Кутафина, стала из бранная в советский период и достаточно нетрадиционная для мировой практики федерация, при которой Россия фактически ос тавалась унитарным государством, но юридически признавалась федеративным. Анализу данного периода немало места уделено на страницах его монографии, а также учебного курса С. А. Ава кьяна. И только в постсоветский период Россия становится феде рацией в полном смысле этого слова.

Причины многих нынешних проблем отечественной государст венности следует искать у истоков современной модели российско го федерализма в начале 1990-х годов, пишет в своей монографии Н. М. Добрынин. Созданная в РСФСР федеративная структура не предназначалась для работы в условиях федерализма, будучи изначально структурой унитарного государства. Поэтому россий ский федерализм складывался в условиях глубочайшего структур ного кризиса советской модели государственного управления, со провождавшегося почти безвластием центральных органов госу дарства, крахом Советского Союза и завершением эпохи правле ния КПСС. Этот кризис реально угрожал целостности государства.

Угроза распада страны была вполне возможной перспективой.

Преодолеть этот кризис можно было только на пути построения новой модели федеративных отношений, в которых центр и места выступали бы не как антагонисты, а как сотрудники.

Сложный и противоречивый процесс вызревания нового феде рализма, формирования его конституционно-правовых основ и организации единого правового пространства, гармоничного взаи модействия федерального и регионального уровней государствен ной власти нельзя еще считать завершенным. В преодолении наи более опасных для целостности государства моментов истории велико значение Конституции Российской Федерации 1993 г., за крепившей новые параметры федеративных отношений и упро чившей, таким образом, отечественную государственность.

Однако, по мнению Н. М. Добрынина, к концу 1990-х гг. очевидным стало вхождение отечественного федерализма в новый этап систем ного кризиса, характеризующийся безадресностью экономической и социальной ответственности, ее необеспеченностью, сопровождаю щейся растущей асимметрией федеративных отношений.

Кутафин О. Е. Российская автономия... С. 3.

Там же. С. 81–278.

Авакьян С. А. Конституционное право России... С. 55–69.

Добрынин Н. М. Российский федерализм... С. 10.

В этот период многим политикам и ученым стало очевидно, что сложившаяся модель федерализма неудовлетворительна и в пер спективе должна быть заменена более эффективной.

Поэтому в 2000 г. началось реформирование отечественного федерализма, основными тенденциями которого стали усиление властной вертикали, повышение ответственности регионов, в том числе их руководителей, перестройка дефицитных субъектов Фе дерации, а также обеспечение целостности единства конституци онного пространства страны. Главная стратегическая задача под линного федерализма состоит в построении системы действитель ных федеративных отношений, отказе от несовершенства в разграни чении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, пагубно проявляющегося в постоянном разрыве между политикой, правом и экономикой, т. е. отказе от всего того, что харак терно для фантомного (существующего преимущественно на бумаге, призрачного, мифического) федерализма.

Однако предпринимаемые в настоящее время попытки реформ (федеративной, административной, муниципальной, социальной, бюд жетной, налоговой, субъектного состава Федерации и др.) представ ляются недостаточными для устранения фантомности в государствен но-территориальном устройстве. Порой напротив — они эту фантом ность усиливают, вкладывая в конституционную оболочку федерализ ма старое унитаристское содержание, игнорирующее демократические идеи, заложенные в действующей Конституции Российской Федера ции. Преодоление кризиса возможно лишь при комплексной реконст рукции отношений в рамках федеративной системы.

Объективная потребность государственного строительства ле жит в плоскости построения целостной базовой модели федера лизма как системы отношений федерального центра с субъектами Федерации, а также создания региона нового типа как ключевого элемента данной системы.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.