авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Юрий Черепахин Механика сознания «И если вы думаете, что единственно реальна великая область "это" (видимый, ...»

-- [ Страница 2 ] --

К: Просто изнутри глубина выглядит как сознание. Поэтому да, глубина есть везде, сознание есть везде, Дух есть везде. И по мере увеличения глубины сознание все больше и больше пробуждается, все больше и больше развертывается Дух. Говорится, что эволюция порождает все большую глубину;

об этом же можно сказать, что она просто все больше развертывает сознание». (Выделено мною – Ю.Ч.) (Перевод В.Данченко) Заметим, что К.Уилберг, также как и мы, наделяет сознанием (и жизнью) не только человека, но любой холон. Также у него существует, наряду с внешним миром, внутренний природный мир. Этот автор выделяет 12 универсальных принципов эволюции холонов и с помощью них пытается раскрыть историю Космоса – «историю всего»: от появления элементарных частиц до истории земного человечества. Его теория нам очень близка, и, хотя мы не углубляемся в историю человеческой культуры, с помощью наших универсальных принципов ЦДМ мы также пытаемся объяснить суть эволюционной жизни Единого Космоса, правда, в несколько ином ракурсе – в ракурсе «естественнонаучном», или – «ньютоно картезианском».

Вообще, что касается «ракурса» на изучение внутреннего, духовного мира. Вспомним начало 6-й главы, где мы перечислили характерные проявления внутреннего мира природы.

Так вот. Наш подход основан на первом виде проявления: внутренний мир проявляет себя во внешнем мире в виде целевого движения материи (концепция ЦДМ). Представители относительно молодого научного направления холизма берут за основу второй вид проявления: внутренний мир проявляет себя во внешнем мире через целостную материальную природную структуру (организм). И, наконец, традиционный подход изучения духовного мира опирается на третий вид: внутренний мир проявляется внутри себя в виде индивидуальных внутренних миров (субъективных «я»). Это замечание в какой-то мере объясняет специфику и новизну данной работы.

Итак. С одной стороны мы имеем материальный мир, который преобразовывает природная сила сознания, действующая в рамках найденных нами принципов. С другой стороны мы имеем эволюционные единицы, «обитающие» в обеих половинках мира: а) в материальной половинке, где они имеют определенную внешнюю – материальную организацию;

и б) в духовной половинке, где они имеют определенный внутренний – духовный мир. В рамках нашей концепции ЦДМ мы понимаем, что эволюция индивидуума есть ни что иное, как целевое движение материи (хотя и чрезвычайно сложное). Но мы понимаем и то, что автором цели (идеи) в данном процессе сам индивидуум являться не может. Почему? Хотя бы потому, что цель (идея) предшествовала его появлению! Идея строительства здания предшествует появлению здания;

идея создания человека предшествует появлению человека. Со зданием понятно, а кто является автором во втором случае? Родители? Не спишите с ответом!

Да, родители имеют цель родить ребенка и предпринимают для этого определенные действия. Но кто автор ребенка? Только ли родители? Нас может устроить лишь отрицательный ответ. Согласимся, что среди многих ЦДМ, которые осуществляет человек, зачатие ребенка не является самым сложным. Куда более сложным процессом является, например, построение даже самого простого дома. И что получается? В первом случае – при довольно простом движении, рождается сложнейшее живое одухотворенное существо, во втором – при довольно сложном движении – рождается «мертвая» конструкция. Т.е.

несравненно более простое движение сознания достигает несравненно более сложную цель.

(Правда, не забудем о 9-ти месяцев весьма непростой жизни будущей матери, но, тем не менее, наше утверждение сохраняется.) Эти нехитрые рассуждения приводят нас к мысли о том, что автором ребенка в большей мере являются не родители, а природа. Т.е. – природа обладает несравненно более развитым сознанием, чем человек! Но здесь надо пояснить, что прибегая к безличному понятию «природа» мы вовсе не отказываем в существовании за её «ширмой» самых разных сознательных существ, стоящих в эволюционной иерархии много выше человека. Для нас «сознательная природа» не есть абстракция, расхожее обобщение, но конкретная иерархия жизнеформ, эволюционных единиц, холонов.

Но ученые эволюционисты нам могут возразить, что «сознание» тут вообще ни при чем, – просто природа, имея в своем запасе почти неограниченный запас времени, эволюционирует и добивается невероятного усложнения материальных форм. Мы не принимаем их возражение, ибо категорически отрицаем всякое эволюционное движение вне сознания, вне разума, считая это недоказуемым и абсурдным мифом.

И здесь мы видим пути примирения эволюционистов и креационистов (споры которых в последнее время лишь обостряются): в наших глазах природа (Космос) и есть та высшая сознательная сила, которая породила человека (рис. 15). Я думаю, именно в данном русле лежит развитие науки о всеобщей эволюции, фундамент которой в 19 веке заложил Чарльз Дарвин.

Вернемся к рождению человека. Наше видение: родители лишь принимают участие в грандиозном сложном целевом движении материи, а именно – они замыкают цепь ЦДМ, но не являются её авторами. Да, они делают очень важный, но очень небольшой по затратам энергосознания шажок в цепи куда более масштабного проекта сознательной природы.

И здесь мы приходим к обозначению принципиальной границы, пределу, за который сознание человека выйти не может. Человек, даже в самом сложном творческом акте, не в состоянии быть автором живого, сознательного, эволюционирующего существа. Он просто не обладает таким духовно-материальным ресурсом! В лучшем случае он может быть автором гениального произведения искусства, грандиозного инженерного проекта, сложнейшей системы искусственного интеллекта, мирового общественного движения, но он не может быть автором даже мельчайшей живой клетки. Человек, равно как и любая эволюционная единица, принимает участие в эволюции, но не является её автором!

«Построить» жизнеформу есть исключительная прерогатива Единого Космоса. Только в потоке естественной космической эволюции могут появляться всё новые виды жизнеформ, но никакая жизнеформа не может являться автором другой жизнеформы.

Под «авторством» мы подразумеваем не замыкание цепи ЦДМ, а порождение этой цепи.

В качестве следствия данного утверждения мы получаем очень важный вывод, который мы уже использовали при конструировании 4-х мерного духовно-материального пространства природы, а именно: у любой сознательной единицы обязательно есть внешняя по отношению к ней идея (цель), которую она, хочет этого или нет, должна воплощать (достигать). И человек в этом списке не есть исключение (что и отражено на рис.14).

Касательно идеи. В главе 5 мы говорили, что идея как бы кочует из мира сознания в мир материи, и наоборот: первое направление есть воплощение идеи в материи (ЦДМ), второе – есть отражение воплощенной идеи в сознании. Так вот, в данном случае мы имеем второй тип направления: человеку необходимо «заглянуть в самого себя» и отыскать там свою природную идею! А уж потом действовать по её реализации (осуществлять ЦДМ).

Многим известно выражение: «Человек – и картина и художник» (А.Адлер, психолог, 20 век). Да, человек – творение высшей силы и одновременно творец самого себя. Но это же касается абсолютно любой эволюционной единицы, любого холона! Холон – творение и творец;

строение и строитель;

операция и программист;

участник ЦДМ Космоса Единого и автор ЦДМ.

Безусловно, имеет смысл из всего разнообразия целевых движений материи выделить один вид, а именно – эволюционное движение материи (ЭДМ). Это движение характерно тем, что его нельзя рассматривать вне общего контекста Космоса, вне общей идеи, вне общего плана. Идея эволюции не может рассматриваться в локальной системе координат, в локальной области бытия. Весь Космос подчинен этой идее. Более того, мы предполагаем, что других всеобщих идей у Космоса нет! И в этом смысле можно сказать, что эволюционное движение есть самый фундаментальный вид движения материи Космоса, его абсолютная доминанта! А так как эволюционное движение есть ЦДМ, которое не может не осуществляться в рамках перечисленных нами принципов, у нас есть шанс существенно приблизиться к пониманию фундаментальных законов Единого Космоса!

Мы также полагаем, что эволюция это не только одна из форм жизни, но единственная форма в Космосе. В нашем понимании эволюция есть синоним жизни.

ЭДМ удобнее всего мыслить как формообразование. Его особенность в том, что в нем всегда участвуют две творческие силы: сила сознания Космоса и сила сознания эволюционной единицы. Это всегда совместное творчество. Другая особенность ЭДМ в том, что это формообразование тяготеет к некому оптимуму, «золотой середине», Золотой Пропорции, что увеличивает наш шанс добиться от нашей модели Космоса математической точности (глава 13).

Теперь к семи принципам целевого движения материи мы можем добавить восьмой принцип, касающийся глобальной природой цели Единого Космоса:

Принцип 8: Главная и единственная цель движения материи в масштабах всего Космоса есть непрерывная эволюция (развитие) всех населяющих его жизнеформ.

(Глобальная цель Космоса Единого.) Этот принцип существенно дополняет все остальные принципы и делает нашу концепцию ЦДМ завершенной, т.к. мы подходим к решению задачи о нахождении абсолютного, общекосмического критерия полезности всех ЦДМ (коэффициент КПИ)!

Действительно, 8-й принцип нам раскрывает естественно-природную суть понятия полезности каждого сознательного действия: всякое действие сознания, направленное на достижение общей космической цели – цели эволюции, является полезным (конструктивным) (максимальный КПИ), и наоборот – всякое действие, препятствующее достижению данной цели, является вредным (деструктивным) (минимальный КПИ). Или иначе: всякое сознательное существо приносит абсолютную пользу Космосу лишь в том случае, когда оно способствует своему развитию.

Это общий принцип, действующий абсолютно для всех существ Космоса. Но у каждого существа, безусловно, имеются свои особенные цели и задачи. Взять хотя бы мир Земли. Мы видим четкое разделение этого мира на три царства: растения, животные, человек. Представители каждого царства имеют свои эволюционные задачи по развитию строго определенных качеств (А.Бергсон [4]). Причем, качества, развитые представителями предыдущих ступеней эволюции, берутся «за данность» представителями последующих ступеней (Ч.Дарвин). Более подробно эти вопросы обсуждаются в работе [5], здесь же нас будет интересовать сам принцип процесса эволюции, рассматриваемый через призму концепции сознательного Космоса.

В общем случае мы можем сказать: развитие (эволюция) есть расширение сознания жизнеформ с одновременным усложнением организации их материальных тел;

это есть расширение содержания и усложнение формы (принцип соответствия содержания и формы).

Уровень сознания жизнеформы и определяет её место во внутреннем, духовном пространстве Космоса. Отсюда появляется понятие: иерархия Единого Космоса. Опять же, это понятие в рамках нашей концепции мира наполнено абсолютно конкретным объективно природным смыслом.

В связи со спецификой эволюционного движения материи назовем его вертикальным движением, в противоположность всем остальным ЦДМ, которые назовем горизонтальным движением. Вертикальное движение и есть духовный путь. Он инспирирован самим Творцом Космоса. Горизонтальное движение есть всё другое движение, инспирированное самими жизнеформами. Поскольку каждая жизнеформа наделена определенной степенью свободы, она, как автор горизонтального движения, может как сопутствовать своему духовному росту, так и препятствовать ему. Первый путь – путь эволюции;

второй путь – путь деградации (не путать с инволюцией!). Таким образом, всякая эволюционная единица движется как бы в двух измерениях – в вертикальном и горизонтальном, при этом либо эволюционируя, либо деградируя. Символом такого комбинированного движения может служить равновеликий крест.

Эволюция Движение по горизонтали (в материи) Деградация Движение по вертикали (в духе) Рис. 19. Вертикальное и горизонтальное движение жизнеформ.

Степень свободы сознательного существа можно сравнить со степенью свободы любого материального тела. В материальном, внешнем мире таких степеней три;

в духовном, внутреннем – одна, которая определяется как выбор сознания между той или иной целью с тем или иным уровнем полезности (КПИ).

Более детально эволюцию человека и Космоса мы рассмотрим в следующих главах.

Итак, хватит ли у нас наработанных знаний для представления концептуальной (а может и математической) модели духовно-материального Космоса? Видимо, да. Но для начала мы обратимся к мнению известных ученых, которые помогут укрепить наши позиции относительно природности и вездесущности силы сознания.

8. Ломаем стереотипы. Выводы известных ученых.

Вначале приведем слова знаменитого русского хирурга 19-го века Николая Ивановича Пирогова. Его мысли хорошо ложатся в русло нашего повествования, потому позволим себе привести его довольно большую цитату. Заметим, что его рассуждения носят чисто умозрительный, метафизический характер.

Н.И.Пирогов «Вопросы жизни. Дневник старого врача. 1879-1881» – Иваново, 2008:

«Остановиться мыслию на вечно движущихся и вечно существовавших атомах я не могу теперь, хотя и мог прежде. Мой ум впадает в безысходное положение в обоих случаях, то есть когда он хочет себе представить эти атомы бесконечно делимыми и бесформенными, или же ограниченными и имеющими известный вид. Бесконечно делимое, движущееся и бесформенное само по себе как-то случайно делается ограниченным, оформленным и спокойным: это так несовместимо в моем уме, что я не могу на нем остановиться. Мне невозможно также остановиться на атомах, размельченных в какие то крупинки, шарики, математические точки и т.п. Если вся вселенная переполнена этими непроницаемыми, т.е. сохраняющими главное свойство вещества, атомами, – и между тем они должны находиться в беспрестанном движении, то где же, в чем и как совершается их движение? Мой слабый ум, производя свой анализ вещества, деля и разлагая его атомы, никак не может на них остановиться и незаметно, невольно переходит от них, в конце концов, к чему-то другому, имеющему все отрицательные свойства материи;

мой умственный анализ роковым образом приходит к необходимости принять вне атомов нечто проницаемое и все и всюду проникающее, неделимое, бесформенное, вечно движущееся и именно этими своими свойствами сообщающее, движущее, скопляющее, рассеивающее атомы, образующее те формы вещества и, само проникая в них и чрез них, принимающее (так сказать, укладываясь в них) на себя, хотя бы и временно, тот или другой вид, смотря по тому, в какую и чрез какую форму материи оно проникает.

Перенося мой анализ на органические вещества и на самого себя, я невольно спрашиваю себя: откуда могла взяться способность органического мира ощущать и сознавать свое бытие? Основные его атомы, как бы я их себе ни представлял, останутся для меня все-таки бесконечно делимыми, непроницаемыми и т.п., то есть имеющими такие свойства, которые не объясняют мне их способности ощущать и сознавать себя;

необходимо будет допустить, что от века веков существуют и атомы, одаренные этими свойствами, и своим скоплением в одно целое образующие, чувствующие и сознающие свое существование организмы. Мой ум не допускает, чтобы одна группировка атомов в известные формы (как, например, мозговые клеточки) могла их сделать, eo ipso (этим самым – лат.), способными ощущать, хотеть и сознавать, если бы в них не была вложена способность к ощущению и сознанию.

Вот это основное начало, – этот-то элемент чувства, воли и сознания, самый основной [элемент] бытия, – начало, без которого мир не существовал бы для нас, – мой умственный анализ и отыскивает за пределами атомов, – в том, что он по необходимости признает существующим вне их и имеющим отрицательные, т.е. противоположные атомистическим, свойства, без которых и положительные свойства материи для нас были бы несуществующими.

Это отвлеченное, как и самые атомы, произведение умственного анализа, основанное на природной способности ума переносить свои функции вне себя, должно содержать в себе и самое главное отрицательное свойство вещественных атомов – самостоятельное жизненное начало с его главным атрибутом: способностью к ощущению и самосознанию, не таким, конечно, которым одарены мы.

Я представляю себе, – нет, это не представление, а греза, – и вот мне грезится беспредельный, беспрерывно зыблющийся и текущий океан жизни, бесформенный, вмещающий в себе всю вселенную, проникающий все ее атомы, беспрерывно группирующий их, снова разлагающий их сочетания и агрегаты и приспособляющий их к различным целям бытия.

К какому бы разряду моих ограниченных представлений я ни отнес этот источник ощущения и ощущающего себя бытия – к разряду ли сил, или бесконечно утонченного вещества, – он для меня все-таки представляет нечто независимое и отличное от той материи, которая известна нам по своим чувственным (подлежащим чувственному исследованию) свойствам. У меня нет других средств к исследованию этого источника ощущения и моего сознательного бытия, как полученная мною из этого же источника способность ощущения. А расследовать и познать что-либо вполне мы можем только тогда, когда станем выше познаваемого. Но свойство нашего ума искать цели и целесообразности не может не видеть целесообразности в проявлениях жизни. Нет ничего целесообразного, придуманного нашим умом, что не обреталось бы готовым, так сказать, в окружающем нас мире. Напрасно говорят, что организм наш есть машина;

наоборот, каждая придуманная нами машина есть не что другое, как сколок с существующих уже в природе и в нашем организме приборов и снарядов.

Все органическое в природе тем и поразительно для нас, что в нем начало или сила жизни приспособила все механические и химические процессы к известным целям бытия.

Если же ум наш не может не найти целесообразности в проявлениях жизни и творчества различных типов по определенным формам, то этот же ум не может в этом не видеть самого себя, – то есть видеть разумное;

и вот наш ум по необходимости должен принять беспредельный и вечный разум, управляющий океаном жизни. [21 ноября 1879.]» (Выделено мною – Ю.Ч.) Читая эти строки, мы видим, как известный физиолог будто пытается освободиться от наваждения, навязанного материалистической доктриной, но сделать это не так-то просто… Если обществу на протяжении столетий внушают, что два плюс два равно не четыре, а пять, то в конце концов в это начинают верить! И доказать обратное (прежде всего самому себе!) бывает очень-очень трудно. Отметим, что этот дневник издавался и в советское время, но, увы, там вы и близко не увидите ни одной мысли ученого, где он подвергает малейшему сомнению механистическую картину мира. «Удивительное рядом, но оно запрещено»… Перейдем к выводам другого ученого – американского психолога и психиатра, доктора философии по медицине, основателя трансперсональной психологии Станислава Грофа («Ньютоно-картезианское заклятие механистической науки»). Здесь, кроме чисто умозрительных рассуждений, мы уже найдем медицинские научные факты:

«Западная наука поступила с Ньютоном и Декартом так же, как Маркс и Энгельс с Гегелем. Формулируя принципы диалектического и исторического материализма, они препарировали гегелевскую феноменологию мирового духа – оставили его диалектику, но заменили дух материей. Аналогичным образом, концептуальное мышление во многих дисциплинах предлагает прямую логическую вытяжку из ньютоно-картезианской модели, но образ божественного разума, который был сердцевиной рассуждений этих двух великих людей, из новой картины исчез.

Следующий за всем этим систематический и радикальный философский материализм стал новым идеологическим основанием современного научного мировоззрения. Во всех своих бесчисленных ответвлениях и приложениях ньютоно картезианская модель оказалась чрезвычайно успешной в самых различных областях. Она предложила всестороннее объяснение фундаментальной механики солнечной системы и была с успехом использована для понимания беспрерывного движения жидкости, вибрации упругих тел и термодинамики. Она стала основой и движущей силой замечательного прогресса естественных наук в XVIII и XIX веках. Дисциплины, смоделированные по Ньютону и Декарту, в деталях разработали картину Вселенной в виде комплекса механических систем, огромного агрегата из пассивной и инертной материи, развивающегося без участия сознания или созидательной разумности. От «большого взрыва» через изначальное расширение галактик до рождения солнечной системы и ранних геофизических процессов, создавших нашу планету, космическая эволюция якобы управлялась исключительно слепыми механическими силами.

По этой модели, жизнь зародилась в первозданном океане случайно, в результате беспорядочных химических реакций. Точно так же клеточная организация органической материи и эволюция к высшим формам жизни возникли механически, без участия разумного принципа, в результате случайных генетических мутаций и естественного отбора, обеспечивающего выживание более приспособленных. И в конце концов это привело к разветвлению филогенетической системы иерархически организованных видов со все возрастающим уровнем сложности.

Затем, по дарвиновской генеалогии когда-то очень давно, произошло эффектное (и до сих пор необъяснимое) событие: бессознательная и инертная материя стала осознавать себя и окружающий мир. Хотя механизм этого чудесного события находится в полном противоречии даже с наименее строгими научными рассуждениями, правильность этого метафизического предположения считается сама собой разумеющейся, а решение проблемы молчаливо переадресовывается к будущим исследованиям.

Исследователи не пришли к согласию даже в том, на какой эволюционной стадии возникло сознание. Однако убеждение, что сознательность присуща только живым организмам и что она требует высокоразвитой центральной нервной системы, составляет основной постулат материалистического и механистического мировоззрения. Сознание рассматривается как продукт высокоорганизованной материи (центральной нервной системы) и как эпифеномен физиологических процессов в головном мозге.

Вера в то, что сознание производится головным мозгом, разумеется, не совсем произвольна. Она основывается на большом числе наблюдений в клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии, которые указывают на тесную связь между различными аспектами сознания и физиологическими или патологическими процессами в головном мозге – такими, как травмы, опухоли или инфекции. … Эти наблюдения без всякого сомнения демонстрируют существование тесной связи между сознанием и головным мозгом, однако, не обязательно доказывают, что сознание является продуктом мозга. Логика этого полученного механистической наукой вывода весьма сомнительна, и, разумеется, можно себе представить теоретические системы, которые объясняли бы имеющиеся данные совершенно иначе.

Иллюстрацией может послужить такой простой пример, как телевизор. Качество изображения и звука строго зависит от правильной работы всех компонентов, а неисправность или поломка какого-то из них приведет к весьма специфическим искажениям. Телевизионный механик может найти неисправный компонент по характеру искажения и устранить поломку, заменив или отремонтировав нужные детали. Никто из нас не увидит в этом научного доказательства того, что программа должна генерироваться в телевизоре, поскольку телевизор – искусственная система, и ее функции хорошо известны. А ведь как раз такой по типу вывод получен механистической наукой в отношении мозга и сознания.

В этой связи интересно, что Уайлдер Пенфилд (нейрохирург с мировым именем, проведший потрясающие исследования головного мозга и сделавший значительный вклад в современную нейрофизиологию) в книге «Тайна сознания» (Penfield, 1976), подводящей итог работе, которой посвящена вся его жизнь, выразил глубокое сомнение в том, что сознание является продуктом мозга и его можно объяснить в терминах церебральной анатомии и физиологии.

… Даже такие явления, как разум, искусство, религия, этика и наука сама по себе, в механистической науке объясняются как продукты материальных процессов в мозге.

Вероятность того, что человеческая разумность развилась из химического ила первобытного океана благодаря всего-навсего случайной последовательности механических процессов, кто-то недавно очень удачно сравнил с вероятностью того, что ураган, пронесшийся сквозь гигантскую помойку, случайно соберет «Боинг-747». И в этом невероятном допущении заложено метафизическое положение, недоказуемое существующими научными методами. Весьма далекое от научного образца информационного процесса (как яростно утверждают его сторонники), оно при современном состоянии знаний вряд ли представляет собой большее, чем один из ведущих мифов западной науки.

Десятилетиями механистическая наука упражнялась в защите своих систем убеждений, обзывая любое серьезное отклонение от перцептуального и концептуального соответствия ньютоно-картезианской модели «психозом», а все исследования, накапливающие несовместимые с ней данные – «плохой наукой»». (Выделено мною – Ю.Ч.) Далее приведем слова уже знакомого нам Кена Уилбера, мнение которого также основано на научных фактах («Краткая история всего»):

«Подсчеты, которые делали ученые, от Фреда Хойла до Ф.Б.Салисбери, достоверно показывают, что двенадцати миллиардов лет (принятый космологами возраст вселенной – Ю.Ч.) недостаточно даже для того, чтобы создать случайным образом один фермент.

Иными словами, вселенной движет не случай, а что-то другое. Для традиционных ученых случайность была их спасением. Случай был их богом. Случай объяснял все. Случай – плюс бесконечное время – создавал вселенную. Но бесконечное время исчезло, и этот бог жестоко подвел своих адептов. Он умер. Случай не объясняет происхождение вселенной;

на самом деле, вселенная прилагает огромные усилия для преодоления случайности. Случайность – это именно то, что преодолевает тяга Космоса к превосхождению себя».

Теперь приведем замечательные результаты современных российских генетиков:

«Для правильного выбора аминокислоты в ситуации омонимической неоднозначности белок синтезирующей системе необходимо ПРОЧИТАТЬ, прочитать не в метафорическом смысле, но реально, всю молекулу иРНК, то есть контекст и ПОНЯТЬ его смысл. И ПРИНЯТЬ РЕШЕНИЕ о выборе "правильной" аминокислоты или стоп-сигнала. Это можно сделать только С ПОМОЩЬЮ АКТА МЫШЛЕНИЯ, РАЗУМНО, что означает наличие у генома МЕНТАЛЬНОГО НАЧАЛА. Следовательно, геном базируется не только на чистой биохимии и физике взаимодействий информационных биомакромолекул, что стыдливо умалчивалось официальным научным сообществом в угоду жёсткому материализму и меркантильным соображениям. … В дополнение скажу, что недавно в работах В.И.Щербака доказан ещё один фундаментальный факт – белковый код оперирует математикой с использованием запредельно абстрактного понятия НУЛЯ [Shcherbak V.I., 2003, Arithmetic inside the universal genetic code. BioSystems, v.70, pp.187–209.].... Это чрезвычайно важное обстоятельство, поскольку ноль – сугубо мыслительное порождение, дающее начало координатному сознанию с его количественными мерами оценки внешнего мира, которые интерпретируется внутренним организменным генетическим сознанием исчислением. Таким образом, цифры (наряду с буквами) становятся неотъемлемой частью генетического (белкового) кода. И мы должны принять очередное сильное положение, что in vivo существует арифметическое управление в лингвистической и/или текстовой генетике». Доктор биологических наук, академик РАМТН и РАЕН, президент Института квантовой генетики, П.П.Гаряев «Фрактальность интеллекта».

Будет также уместно здесь привести уникальную работу родоначальника науки о Ноосфере – Пьера Шардена «Феномен человека»:

«Обычно психическую жизнь в мире "ведут" с первых форм организованной жизни, то есть с появления клетки. Стало быть, я присоединяюсь к общей точке зрения и обычному способу выражения, когда решающий шаг в прогрессе сознания на Земле отношу к этой конкретной стадии эволюции.

Но поскольку я допустил, что первые проявления имманентности внутри материи возникли гораздо раньше и, по существу, с самого начала, то предо мной встает задача объяснить, в чем состоит специфическая модификация внутренней ("радиальной") энергии, соответствующая внешнему ("тангенциальному") установлению клеточного единства.

Если в длинной цепи атомов, затем молекул, далее мегамолекул уже помещены малозаметные? отдаленные истоки элементарной свободной деятельности, то клеточная революция должна психически выразиться не в абсолютном начале, а в метаморфозе. Но как представить себе скачок (и даже найти место для него) от предсознания, заключенного в преджизни, к сознанию, хотя бы и самому элементарному, первого по-настоящему живого существа? Значит ли это, что существует несколько способов иметь внутреннее?

Сознаюсь, здесь трудно быть ясным. Далее, когда речь пойдет о мысли, сразу же выявится психическое определение "критической точки человека", потому что ступень мышления заключает в себе нечто окончательное, а также потому, что для ее постижения достаточно обратиться внутрь самих себя. Напротив, в случае клетки, сравниваемой с предшествующими ей явлениями, мы можем руководствоваться интроспекцией лишь путем повторных и отдаленных аналогий. Что знаем мы о "душе" животных, даже самых близких к нам? На подобных расстояниях вниз и назад от нас по необходимости приходится довольствоваться туманными предположениями.

В этих условиях неясности и приблизительности можно, однако, высказать три положения, достаточных для того, чтобы с пользой и последовательно зафиксировать место пробуждения клетки в ряду психических преобразований, подготовивших появление на Земле феномена человека. Исходя из принятой здесь точки зрения о том, что некое рудиментарное сознание предшествует появлению жизни – даже и, я бы сказал, особенно исходя из нее, – такое пробуждение или скачок 1) мог, более того, 2) должен был произойти, и таким образом 3) частично объясняется одно из самых необычайных обновлений, какие исторически претерпел облик Земли.

Прежде всего вполне допустима возможность существенного скачка между двумя, хотя бы и низшими, состояниями или формами сознания. Возвращаясь к поставленному выше вопросу и отвечая на высказанное в нем сомнение, я скажу, что действительно существует много различных способов иметь внутреннее.

Замкнутая, вначале неправильная, поверхность может стать поверхностью, имеющей центр. Круг может увеличить свой разряд симметрии, став сферой. Путем ли организации частей, путем ли приобретения еще одного измерения присущая космическому элементу степень внутренней углубленности (interiorite) вполне может измениться настолько, что произойдет резкий переход на новую ступень.

То, что подобная психическая мутация как раз должна была сопровождать открытие клеточной комбинации, это непосредственно следует из установленного выше закона взаимоотношения внутренней и внешней стороны вещей. Возрастание синтетического состояния материи означает, как было сказано, соответственное увеличение сознания в синтезируемой среде. Критическое преобразование внутренней комбинации элементов, должны мы теперь добавить, означает тем самым принципиальное изменение в состоянии сознания частиц универсума.

…В последнее время благодаря развитию астрономии мы освоились с идеей, что универсум в течение нескольких миллиардов лет (всего лишь!) как будто расширился от своего рода первоначального атома до галактик. Эта картина развития мира посредством взрыва еще дискутируется, но никакому физику не придет в голову идея отбросить ее, потому что она отмечена печатью философии или финализма. Неплохо иметь этот пример перед глазами, чтобы понять одновременно значимость, пределы и полную научную правомерность выдвигаемых здесь мною взглядов. В самой своей сути содержание предшествующих страниц целиком сводится к тому простому утверждению, что если универсум с астрономической точки зрения нам представляется в состоянии пространственного расширения (от ничтожно малого к безмерно громадному), то таким же образом и еще более отчетливо с физико-химической точки зрения он выступает перед нами как бы в состоянии органического свертывания к самому себе (перехода от очень простых тел к чрезвычайно сложным) это специфическое свертывание "сложности" (enronlement de "complexite"), как показывает опыт, связано с соответствующим увеличением внутренней сосредоточенности (интерьеризации), то есть психики (psyche) или сознания.

Отмеченная здесь структурная связь между сложностью и сознанием в ограниченных пределах нашей планеты (пока единственной, где можно наблюдать биологические процессы) экспериментально доказана и давно известна. Оригинальность занятой в этой книге позиции состоит в следующем изначальном утверждении:

специфическое свойство земных субстанций все больше оживляться с увеличением усложнения – это лишь проявление и местное выражение такого же универсального процесса (и, несомненно, еще более знаменательного), как и те, уже опознанные наукой, подчиняясь которым, космические сферы то при взрыве выступают как волна, то конденсируются в электромагнитные силы или силы тяжести, подобно корпускулам, или же дематериализуются путем излучения – эти различные процессы (когда-нибудь мы это узнаем) строго согласованы между собой.

Если это так, то очевидно, сознание, с точки зрения опыта определяемое как специфическое свойство организованной сложности, выходит далеко за пределы смехотворно малого интервала, внутри которого мы в состоянии непосредственно его различить.

В самом деле, с одной стороны, во всякой частице с очень малыми или даже средними величинами сложности, делающими ее для нас совершенно невоспринимаемой (я хочу сказать, начиная с очень крупных молекул и ниже), мы логически предполагаем наличие в рудиментарном (бесконечно ничтожном, то есть бесконечно рассеянном) состоянии какой-то психики (psyche) точно так же, как физик допускает в случае медленных движений изменение массы (совершенно неуловимое в непосредственном опыте) и может подсчитать его.

С другой стороны, мы склонны думать, что в мире, именно там, где вследствие различных физических обстоятельств (температура, тяготение...) сложность не достигает величин, при которых можно было бы обнаружить сознание, усложнение, временно приостановленное, при благоприятных условиях тотчас же возобновится.

Повторяю, если рассматривать универсум вдоль его оси сложностей, обнаружится, что и в целом, и в каждой из своих точек он находится в состоянии постоянного органического свертывания (reploiement sur lui-meme) и, значит, интерьеризации. Это означает с точки зрения науки, что жизнь пробивается всюду и всегда, и там, где она заметно пробилась наружу, ничто не в состоянии воспрепятствовать ей довести до максимума процесс, благодаря которому она возникла.

… Что касается значения духа, то я замечу, что с феноменалистической точки зрения, которой я систематически придерживаюсь, материя и дух выступают не как "предметы" ("choses"), "натуры" ("natures"), а как простые, связанные между собой переменные, для которых необходимо определить не скрытую сущность, а функциональную кривую от пространства и времени. И я напоминаю, что на этом уровне размышления "сознание" выступает и должно рассматриваться не как своего рода особенная и наличная сущность, а как "эффект" ("effect"), как специфическое свойство сложности». (Выделено мною – Ю.Ч.) Заметим, что последнее утверждение П.Шардена, где сознание рассматривается как «эффект» сложной материальной структуры, вовсе не противоречит нашей концепции сознательного мира, а подтверждает её – сознание есть везде, но проявляется оно по разному, в зависимости от структурной сложности его носителя. Более того, это высказывание подтверждает нашу догадку о неразрывности материи и сознания, о чем скажем ниже.

Весьма интересны исследования известного физика Дэвида Бома, который разрабатывал теорию космического голодвижения (holo – целое) «Развертывающееся значение. Три дня диалогов с Дэвидом Бомом» (1985):

«На основании всего этого я бы, следовательно, предложил для будущего обсуждения понятие о том, что и разум, и материя находятся, в конечном итоге, в скрытых порядках, и что во всех случаях явные порядки проявляются как относительно автономные, раздельные и независимые объекты, сущность и формы, развертывающиеся из скрытых порядков. Это означает, что открывается путь для мировоззрения, в котором разум и материя могут быть последовательно связаны друг с другом безо всякой редукционистской позиции.

Здесь мы скажем, что как разум, так и материя обладают реальностью, или, возможно, что они оба возникают из некой более великой общей почвы или же, возможно, что они, на самом деле, не сильно друг от друга отличаются. Возможно, они сплетаются воедино. Основная мысль, однако, вот в чем: поскольку между собой они имеют общий скрытый порядок, то между ними можно установить рационально постижимые отношения. Таким образом, мы можем оставить открытой возможность признания различий, которые могут быть найдены между ментальной и материальной сторонами, не впадая в дуализм.

Этот вопрос — о соотношении разума и материи — долго озадачивал тех, кто серьезно погружался в него. Декарт дал особенно ясную и четкую формулировку трудностей. Он считал материю протяженной субстанцией — то есть, существующей распределенной в пространстве в форме отдельных объектов. О разуме он говорил в терминах мыслящей субстанции, которая не отдельна и не протяженна, — то есть, мысли о четких объектах сами по себе не распределены. Видите, мы можем производить ясные и четкие мысли, но они все же не существуют как отдельные и протяженные элементы ни в каком виде пространства.

Декарт чувствовал, что две субстанции настолько различны, что сформулировать их отношения ясно никак не возможно. Проблему того, как они взаимосвязаны, следовало решать введением Бога, создавшего их обе, который таким образом является почвой для их связи: то есть, Бог вкладывает ясные и отчетливые мысли в наши разумы, которые могут правильно соотноситься с отдельными объектами пространства. Также он думал, что, возможно, разум и материю соединяет шишковидная железа, но это было не очень последовательно, поскольку он лишь переложил проблему на шишковидную железу и не сказал, как она может это сделать — соединить две разные вещи.

Со времени Декарта идея, что проблемы такого рода могут быть решены воззванием к действиям Бога, была отброшена. Но, в общем и целом, те, кто придерживается картезианской дуалъности разума-материи, не заметили, что проблема того, как они связаны, все-таки осталась нерешенной. Или же, возможно, заметили это, но в большей или меньшей степени проблему отложили в сторону.

Скрытый порядок предлагает возможное решение этого картезианского дуализма, который за все эти века проник в большую часть человеческого мышления. Вместо того, чтобы говорить, что существует два порядка — явный порядок протяженной структуры и нечто вроде скрытого порядка мышления, — мы предполагаем, в значительной мере основываясь на понимании новейших разработок в физике, что материя тоже такова. И если бы мы расширили это и сказали, что таковы мозговая материя и нервная материя, то, возможно, в некотором смысле разум и материя переплетаются. И, возможно, нечто аналогичное разуму может существовать и в неодушевленной материи, по крайней мере, скрыто — точно так же, как жизнь скрыто подразумевается в неживой материи. Когда ей дают семя, она вместо этого формирует живую материю.

И разум каким-то образом скрыт в неодушевленной материи. При должных условиях он развертывается и формирует живые существа, которые даже могут обладать сознанием. А это может навести нас на мысль — и мы в это углубимся, — что ментальная и материальная — это две стороны одной реальности.

Разделение между разумом и материей или наблюдателем и наблюдаемым повлекло за собой очень серьезные последствия для попыток увидеть, что мир — это целое, поскольку даже если вы думаете о целостности, то вы думаете о наблюдателе, который смотрит на эту целостность, и вот само это уже создает разделение. Поэтому целое начинает разламываться, потому что вы идентифицируете себя с одной его частью, а там существует и другая часть, с которой вы не идентифицированы, — вот целое и расколото надвое. А затем оно раскалывается и далее, поскольку существует множество наблюдателей, и каждый наблюдатель — внешний объект по отношению ко всем остальным. Множество частей, полученных таким способом, взаимосвязано, и приходится еще больше раскалывать вещи для того, чтобы понять их связи. Поэтому скрытый порядок может быть важным как способ видения того, как можно справиться с данной конкретной проблемой».

Нам думается, что «скрытый порядок» по Бому это и есть мир идей из нашей концепции триединого Космоса!

И в заключение обратимся к представителю эзотерической науки – Елене Петровне Блаватской:

«Пифагор принес свои учения из восточных святилищ, а Платон собрал их в более понятной для ума непосвященного форме, чем таинственные числа Мудреца — доктрины которого он полностью принимал. Таким образом, Космос, по Платону, — это «Сын», отцом и матерью которого являются Божественная Мысль и Материя. «Первичное Существо» (или — Существа, согласно теософам, так как они являются соединением божественных Лучей) — это эманация Демиургического или Универсального Разума, который от вечности содержит в себе идею «творимого мира», идею, которую непроявленный ЛОГОС производит из Себя Самого. Сперва Идея «рожденная во тьме до сотворения мира» остается в непроявленном Разуме;

затем эта Идея появляется в виде отражения из Разума (теперь уже проявленного ЛОГОСА), облачаясь в материальную форму и становясь объективным существованием». Е.П.Блаватская «Разум в природе».

Всё сказанное очень хорошо подтверждает наши выводы относительно природной силы сознания.

Таким образом, мы имеем несколько серьезных аргументов в пользу фундаментального свойства сознательности Космоса. Перечислим их:

1. Невозможность логического обоснования существования бессознательного Космоса:

а) необратимость и повсеместность очевидного процесса эволюции Космоса (вещества, космических объектов, жизненных форм на Земле), который неизбежно требует наличие сознания не только эволюционной единицы, но и Космоса в целом;

б) сознательный человек является элементом системы (организма) Единого Космоса.

2. Сознание не есть исключительная прерогатива человека, с его развитой центральной нервной системой:

а) сознание не есть продукт человеческого мозга;

б) имеется множество научных свидетельств сознательного поведения животных, растений, минералов, а также – отдельных их фрагментов (органов, клеток и т.д.).

3. Мы нашли, что сознание может быть представлено в виде природной объективной силы, которую лишь используют природные существа. Она, как и остальные силы природы, невидима, но оставляет характерный след в материи и ведёт себя в рамках описанных нами принципов – принципов ЦДМ. К этому добавим наш вывод о том, что значительная дистанция между возникновением идеи и её реализацией не является основанием для отказа от сознательного источника.

4. Ранее сферу сознания (духа) Космоса ученые либо отрицали, либо относили к чисто божественной, а потому рационально непознаваемой. Мы обосновали существование общего природного поля сознания, расширив трехмерный материальный мир до четвертого – духовного измерения, введя универсальную меру силы сознания – коэффициент полезности идеи, которую воплощает носитель сознания (КПИ).

Таким образом, перечисленные аргументов дают нам основание выдвинуть гипотезу:

В Космосе существует объективная природная сила сознания (энергосознание, универсальная энергия жизни).

А поскольку эта сила должна подчиняться тем же принципам, которые мы уже нашли при изучении силы сознания человека (принципы ЦДМ), это обстоятельство дает нам уникальную возможность воссоздать картину мироздания с достаточной достоверностью!

(Этот подход мы уже применяли.) И как археолог из одной кости животного реконструирует весь скелет, мы из анализа действия силы человеческого сознания реконструируем действие этой силы в масштабах всего Космоса.

Мы поступаем также, как поступил Ньютон, который по характерному движению материи доказал существование вездесущих природных сил, а затем употребил их для объяснения движения материи в космических масштабах. Используя новый формальный аппарат ЦДМ, мы пытаемся: а) объяснить такие фундаментальные природные явления, как возникновение Космоса и эволюция Космоса;

б) ответить на вопрос о цели человеческой жизни;

в) заложить базис для создания новой «природной» философии и нового пантеона «природных» наук: Логика – Этика – Физика.

9. Новая духовно-материальная структура Космоса (статическая модель).

В главе 6 мы рассматривали разные целостные образования (здание, человек, Космос), которые были представлены как 4-х мерные объекты, описываемые тремя внешними и одной внутренней координатами. Ответим на вопрос: насколько полна наша система координат?

Иначе говоря, есть ли помимо природных стихий: материи, сознания и идеи еще какие-либо стихии, не сводимые к этим трём и требующие отдельного формализованного пространства, отличного от рассмотренного нами 4-х мерного? Мы утверждаем, что нет. Но, конечно, это будет верно в том случае, если мы: а) допустим существование материи более тонкой организации, чем физическая (в эзотерике рассматривается 7 уровней организации, среди которых человеческому восприятию доступны лишь 3 нижних уровня: плотный, тонкий и огненный) и б) к материи мы будем относить её физические поля взаимодействий. В данном контексте, быть может единственными претендентами на самостоятельную сущность остаются пространство и время. Но даже в рамках современной релятивистской физики мы знаем, что этих сущностей отдельно от материи и сознания не существует: нет пространства без материи, нет времени без сознания (без наблюдателя). (К теме пространства и времени мы еще вернемся.) Итак, попробуем выстроить новую модель духовно-материального Космоса. Что у нас получается?

1. По нашему убеждению, в Космосе существует природная активная, «чувствующая» первичная стихия – сила сознания, она же является универсальной силой жизни.

2. Эта стихия в материальном мире однозначным образом проявляет себя в виде ЦДМ.

3. В структуру ЦДМ, кроме материи и сознания, входит третья сущность – идея, которая не сводима ни к материи, ни к сознанию. Идея является третей космической первичной стихией.

4. Ту же трехсущностную структуру имеют целостные природные объекты в нашем 4-х мерном духовно-материальном пространстве.

5. Мы должны признать, что Космос есть симбиоз трех первичных стихий: идея – сознание – материя.

6. Мы считаем вышеназванную триаду Космоса исчерпывающей. Все остальные стихии сводимы к трем первичным.

И наконец последний, и самый главный пункт:

7. Поскольку Космос представляет собой единое целое, триада первичных стихий по сути есть одна трёхкачественная (трёхликая, трёхипостасная) стихия. Идея сознание-материя есть скорее не три сущности, а одна – с тремя фундаментальными свойствами;

ни одна из первичных стихий в нашем действительном мире не существует без двух других.

(Далее мы будем говорить о трех сущностях, вместо одной трехкачественной, лишь для удобства построения формальной модели мироздания и возможности её изучения.) МАТЕРИЯ СОЗНАНИЕ ИДЕЯ Рис. 20. «Космический треугольник»:

неразрушимая триединая сущность Космоса Единого Итак, триада: идея, сознание, материя есть полный набор космических первичных стихий, список которых нельзя ни урезать, ни дополнить – лишь всё более углублять определение этих стихий и конкретизировать формулу их взаимодействия. Конечно, есть огромное разнообразие и других углов зрения на мир, другие ракурсы, отражающие действительность, но это никак не умоляет уникальность и важность нашей схемы, имея в виду, то что она прежде всего предназначена для науки, как базисная концепция для новой интегральной философии, для связного и непротиворечивого построения пантеона всех без исключения научных дисциплин (что для нас является приоритетной задачей!).

Подробнее.

Космос не может существовать вне материи, но он не может существовать и вне сознания. Сознание и материя не существуют друг без друга, бесконечно взаимопроникая друг в друга, но никогда не исчезая друг в друге – не переходя друг в друга. Мы говорили, что любое сознательное, целевое движение начинается с постановки цели (с идеи). Третья стихия есть план строительства Космоса. Иначе его называют – мир идей, Платонов мир, ноуменальный мир, или просто – идея. Чем масштабнее движение, тем проработанней и отчетливей должна быть идея и план её реализации. Немыслимо представить создание такого грандиозного строения, как Космос, без тщательно разработанного плана, где были бы определены все основные этапы строительства, а также тщательно рассчитан энергетический и материальный ресурс.

Космос есть воплощение Божественной идеи в материи. Главный и единственный активный компонент Космоса – энергия сознания (энергия жизни), причем эта энергия имеет огромный спектр проявлений. Два других компонента: материя и идея – пассивны. Материя есть материал для воплощения идеи, идея есть план (программа) для строительства форм, добавим – эволюционирующих форм. Иными словами: материя – нечто, поддающееся ощущению и формированию;


идея – нечто, поддающееся осмыслению и формированию;

сознание – нечто, что ощущает, осмысливает и формирует.

Да не покажется читателю наше описание слишком фантастичным и надуманным.

Научная мысль, хоть и медленно, но неизбежно приближается к принятию данного факта:

чем глубже человек проникает в природу, тем более его поражает «продуманность»

природы, её гармония, согласованность всех её частей, свойство непрерывного и всеобщего развития. Этот феномен можно объяснить лишь одним: мир создан и создается по тщательно продуманному плану, где нет никаких случайностей, но есть широкая свобода для проявления творческой воли сознательных единиц.

Иной ракурс: три вложенные друг в друга сферы. Самая внешняя сфера – идеальный мир, лекало, программа, ноуменальные гармония и красота. Внутри неё вторая сфера – мировое сознание, жизненная энергия, оператор-исполнитель, который начинает по лекалам идеального мира из материи (третья сфера) творить формы и выстраивать феноменальный мир.

СОЗНАНИЕ МАТЕРИЯ ИДЕЯ Рис. 21. Три вложенные сферы Космоса Таким образом, ни одна материальная частица не может "выпасть" из круга мирового сознания, ни одно индивидуальное сознание не может "выпасть" из круга идеального мира.

Единой логикой и единым смыслом охвачен весь сознательный и материальный миры;

материальный мир полностью находится в подчинении у сознательного мира. Реальный мир находится внутри математического пространства. Все есть число, геометрическая фигура. И сознание, и материя неизбежно подчиняются математическим законам жизни – законам Гармонии (о них скажем отдельно).

Ежели говорить о человеке, то его сознание может вольно трактовать эту схему и заблуждаться. Его право. Сводя всё к вещественной трехмерности, он заслоняет от себя две высшие сферы, перекрывая себе дорогу к мировому сознанию, к мировой идее.

Тут же заметим, что в последнее время не утихают споры вокруг вопроса: сводима или не сводима информация к материи? Так, многие авторы считают информацию лишь проявлением неоднородности материи, и считают это вопрос принципиальным. В начале главы мы сделали вывод: идея-сознание-материя не есть ТРИ, но ОДНО, но ОДНО всегда остаётся ТРЕМЯ. В мире есть лишь одна триединая сущность, которая может являться человеку одной из сторон – всё дело в ракурсе, с которого мы на неё смотрим.

Скажем более. Теорий, пытающихся свести к материи как информацию (идею), так и сознание, достаточно много. И мы не считаем их все ложными. Действительно, если вы смотрите на мир с материальной стороны «космического треугольника» (Рис. 20), то вам будет казаться, что в мире нет ничего кроме материи, а две другие стороны – сознание и идея – сводимы к ней. И в каком-то смысле вы будете правы! Но поверните треугольник и посмотрите на него с другой стороны, например, со стороны идеи, и вам будет казаться, что в мире нет ничего кроме идеи, а две другие стороны сводимы к ней. Ранее, до естественно научной революции, принято было смотреть на мир с идеальной (или – сознательной) стороны, сегодня привычней смотреть на мир с материальной стороны. Вот и всё. Другое дело, что, смотря на одну грань, все же неплохо разглядеть и две другие грани, выявляя законы взаимодействия между ними. Но рационально ли это?!! Мы предлагаем занять серединную точку в «космическом треугольнике» и охватить взором сразу три его грани (природная философия). А из этой точки уже двигаться в трёх направлениях и постигать особенности той или иной ипостаси природного мира. (Это основная идея главы о генезисе науки.) Посмотрим на рис. 20. Кроме сторон нашего «космического треугольника» обратим внимание на его вершины и перечислим их: духовный мир = сознание + идея;

объективный мир = материя + идея;

реальный мир = материя + сознание. Эта схема интересна тем, что здесь в явном виде проступают противоположные пары: идеальное (ноуменальное) – реальное (феноменальное);

духовное (внутреннее) – материальное (внешнее);

субъективное (сознание) – объективное (знание).

Реальное (феноменальное) Материальное Субъективное (внешнее) (сознание) Объективное Духовное (знание) (внутренне) Идеальное (ноуменальное) Рис. 22. «Усиленный космический треугольник»:

одна триада Космоса – три пары дуальных миров.

Эти пары-антагонисты образовывают три пары полюсов, между которыми и проистекает вся жизнь Космоса. Реальное стремится к идеальному, идеальное – к реальному;

материальное стремится к духовному, духовное – к материальному;

сознание стремится к знанию, знание – к сознанию. Очевидно, гармония жизни Единого Космоса заключена в уравновешении этих трёх противоположностей (в этой серединной точке треугольника мы и предлагаем занять позицию ученому, взирающему на мир!). Как мы говорили, наша концепция 4-х мерного Космоса взяла за основу пару: материальное (внешнее) – духовное (внутреннее), поскольку мы отталкивались от привычного для ученого естественника трехмерного материального пространства.

Этот «усиленный» космический треугольник любопытен тем, что он, на наш взгляд, позволяет примерить многие монотеистические и дуалистические (а также различные триалектические!) философские концепции мира.

«Усиленный космический треугольник» мы можем изобразить так, чтобы он в явном виде сочетал в себе все возможные комбинации перечисленных нами граней действительности:

м Р м-и м-с Р-И М С и-м и-с-м с-м или О-С Д-М О И Д и и-с с-и с Р – реальное, И – идеальное и – идея С – субъективное, О – объективное с – сознание М – материальное, Д – духовное м – материя Рис. 23. Космический треугольник: Девять в Одном или Декада.

На рис. 23 правая фигура нам напоминает известный тетрактис – Божественную Декаду Пифагора, символизирующую единство и полноту мира. Левую фигуру мы можем встретить у древних славян.

Мы сказали, что в нашей схеме три стихии полностью исчерпывают модель Космоса, и что ни пространства, ни времени, как самостоятельных сущностей, в природе не существует. Да, мы использовали эти понятия при рассмотрении: структуры материального мира (пространство) и работы силы сознания (время). Но теперь мы подошли к выводу:

материя не обитает в пространстве, так же как и сознание не обитает во времени, а всё наоборот: материя порождает иллюзию всеохватного пространства, сознание порождает иллюзию всеохватного времени! А поскольку материя и сознание не существуют друг без друга, они совместно генерируют иллюзию пространства-времени. И в таком пространственно-временном виде эта иллюзия и предстает взору человека.

Поэтому, рисуя трёхмерные координаты и временную шкалу, и помещая туда материю и сознание, мы должны понимать, что это всего лишь условность, которая, тем не менее, нам помогает понять действительность. В наших глазах пространство-время есть ничто иное, как арена для построения все более сложных материальных структур – жизнеформ, но здесь надо уловить тонкий нюанс: пространство вмещает все формы материи, но не саму Первичную материю;

время вмещает всю причинно-следственную цепь работы сознания, но не само Первичное сознание! Представим это в виде порождающих моделей:

Первичная материя = пространство = конкретные формы материи, среди которых доминируют гармоничные формы;

Первичное сознание = время = конкретные ЦДМ, среди которых доминирующее – ЭДМ Но тут надо сказать и о мире идей. Так же, как материя не находится в трехмерном пространстве, но порождает его иллюзию;

также как сознание не находится в пространстве времени, но порождает его иллюзию;

так и космические (природные) идеи не находятся в информационном пространстве, но порождают его иллюзию. Мир идей нельзя свести к глобальному запоминающему устройству, наподобие компьютерной памяти, где пустое поле постепенно заполняется информацией. Идея – это первосущностная субстанция, которую отдельно от материи и сознания в действительном мире мы не обнаружим. Мир идей – это данность Космоса, его заполненная память. Идеальному миру мы посвятим отдельную главу.

А пока нарисуем порождающую модель:

Первичная идея = информационное поле = конкретные идеи, среди которых доминирует Первичная идея Итак, Первичное сознание порождает время, Первичная материя порождает пространство. Первичная идея – вне этих понятий. Отразим это в виде таблицы:

Пространство Время Внепростран- Вневременность ственность (Вечность) (Бесконечность) Сознание - + + Материя + - - + Идея - - + + Отсюда следует, что сознание несет в себе бесконечность, материя несет в себе вечность, идея несет в себе обе сущности. Поскольку космическая триада едина и неразрывна, наш мир полон парадоксальных ситуаций, когда одновременно существуют и не существуют пространство и время, конечность и бесконечность, временность и вечность, прерывность и беспрерывность и т.д. Всё зависит от ракурса на мир.

10. Космогенезис. Эволюционная картина мира (динамическая модель).

Мы уже рассматривали вопрос эволюции Космоса, но то был «взгляд изнутри» – с точки зрения развития конкретных жизнеформ. Теперь мы попытаемся охватить этот процесс «снаружи» – с точки зрения всего целостного организма Космоса. Попытаемся выявить рациональную причину повсеместного эволюционного космического движения и нарисовать общую схему этого движения.

Вспомним, что мы представили эволюционную модель Космоса в виде одного грандиозного целевого движения материи – ЭДМ. Поэтому, согласно первому принципу ЦДМ, оно должно происходить в три этапа: 1) Постановка цели: мы уже сказали, что эта цель есть эволюция. Она изначально «заложена» в едином информационном поле Космоса.

2) Процесс достижения цели: образование и развитие всех запланированных классов жизнеформ, их восхождение по эволюционной лестнице. 3) Достижение цели: в определенный момент весь грандиозный процесс должен закончиться. Подробнее.


Многие признают стремление Космоса к творческой деятельности, но никто не указывает на естественно-природную причину такого явления (А.Бергсон, К.Уилсон и др.) Мы попробуем заполнить этот пробел. Ведь должна быть объективная природная сила, не зависящая ни от чьего субъективного сознания;

сила, превосходящая все известные силы вместе взятые;

чтобы это единственное «желание» Космоса – эволюционировать, развиваться, восходить к совершенству – превосходило все иные желания обитателей Космоса. Мы уже назвали эту силу – сознание. Но почему сила сознания неизбежно толкает к эволюции? Иначе говоря, в чем заключен внутренний механизм эволюционного процесса?

В русском языке слову эволюция соответствует слово развитие. Оно нам дает ключ к пониманию: эволюция есть развитие чего-то. Что-то развивается, раскручивается.

Развиваться может только свитое, скрученное. По аналогии с часовой пружиной: вначале мы её скручиваем, свиваем, а потом отпускаем, давая ей возможность раскручиваться, развиваться, причем – без всяких усилий с внешней стороны. Перенося мысленный эксперимент на Космос, мы должны представить, что в начале своей жизни Космос должен быть «свит», «скручен», «заведен». Но что в данном случае выполняет роль часовой пружины? Мы уже говорили, что единственной активной мировой стихией является энергия сознания. Значит, в момент начала жизни Космоса эта стихия максимально «сжата». Точнее сказать, она вся находится в потенциальном состоянии. Поясним.

Вспомним суть целевого движения материи. Что движет сознанием в начале любого целевого движения? Идея! Идея, или поставленная цель, заставляет сознание совершать работу по ее достижению. И более ничего. Вспоминая нашего лучника, мы можем отследить его психическое (энергетическое) состояние во время всех стадий целевого движения. Он «полон энергией» перед выстрелом, тратит её на достижение цели, и «успокаивается» после попадания в цель. Можно вспомнить скульптора, «беременного» идеей, и, с помощью глины, пытающегося «избавиться от бремени». Можно вспомнить ученого, годами бьющегося над научной задачей и т.д. Цикл любого целевого движения одинаков: сжатая пружина вначале – ослабленная в конце;

неравновесие в начале – равновесие в конце;

потенциальная энергия сознания максимальная в начале – нулевая, перешедшая в кинетическую энергию, в конце.

Да простит меня читатель за такую вольную трактовку известных физических понятий, однако в новой научной области такое часто бывает – когда устоявшиеся термины применяют в расширенном понимании. Так, в данной работе это уже было предпринято по отношению к терминам: сознание, сознательная единица, живой организм и др.

Более ясного понимания в данном вопросе мы достигаем, применяя аналогию эволюции с компьютерной программой. Условно можно сказать, что в момент запуска программы она обладает максимальной потенциальной энергией – весь план ее работы еще впереди, пока же он лишь записан на носителе информации и ожидает своего исполнения.

Программа запускается, идет последовательное выполнение операций, потенциальная энергия процесса переходит в кинетическую (промежуточные результаты), и в конце программы, после исполнения последней операции, ее потенциальная энергия становится равна нулю – план исполнен, событие завершено.

То же и с Космосом. Сила сознания, влекомая Первичной идеей, в точке сингулярности начинает строить формы, и ничто ей не может помешать в этом космическом действии! Теперь мы можем ответить на поставленный вопрос: программа эволюционного движения материи (плюс сознание) и есть главная пружина Космоса, которая заставляет Космос развиваться, творить, строить. Но тут же отметим, что каждая жизнеформа есть не только процедура, но и программист;

не только творение, но и творец.

Этим существенным замечанием мы снимаем с себя подозрения в механическом детерминизме. Да, космическое сознание следует строгой программе, но поскольку программа исполняется не в идеальной, а в реальной среде, полной сопротивления (Принцип 3 ЦДМ, рис. 3), сознание для выполнения поставленных задач неизбежно должно входить в напряжение и включать весь свой творческий потенциал (Принцип 6).

Таким образом, в отличие от космологов-материалистов мы считаем, что космическое движение материи не есть лишь её «разбегание» под силой взрывной волны, но есть разумный акт выстраивания гармоничных форм. А «разбегание» (или любая иная форма космического движения) есть лишь видимое следствие глобального космического формообразования. Здесь сознание Космоса расширяет пространство своего формотворчества!

И мы далеко не одиноки в таком выводе:

«Замечательно, что «освящающая сила Духа, научающего нас неизречённому и большему, чем можно выразить словами» (Ориген), открывает нам глаза на суть наблюдаемого расширения Вселенной и даже на такую чисто спекулятивную гипотезу как «Большой взрыв». Общепризнанный закон Хаббла, фиксирующий пропорциональную зависимость скорости удаления внегалактических объектов от расстояния до них, прекрасно согласуется с тем же свойством расходящейся логарифмической спирали (!). А в сценарии пресловутого «взрыва» всё становится на свои места, если представить, что в сингулярную точку была мысленно собрана целостность мира с последующим её разворачиванием в пространстве-времени». (Выделено мною – Ю.Ч.) Быстров М.В.

«Eвангелие от метафизики».

Здесь же можно вспомнить цитируемые нами аналогичные слова Пьера Шардена, по словам которого Космос «выступает перед нами как бы в состоянии органического свертывания к самому себе (перехода от очень простых тел к чрезвычайно сложным)».

Итак, свитая космическая пружина, сознание + программа, стремится к равновесному состоянию. Но материя инертна, потому сознание должно затрачивать усилия. Всё живое входит в напряжение для того, чтобы когда-то обрести совершенство и покой. Сингулярная точка – фазовый переход от сна к бодрствованию;

нулевой цикл строительства;

старт творческого акта;

запуск программы. Совершенство заключает себя в несовершенство: Бог заключает Себя в Хаос, и постепенно восходит к Себе же;

целое разделяется и вновь собирается. Высочайший порядок – точка равновесия Космоса.

Мы уже говорили: из свойства иерархичности локальных целей (Принципы 4 и 5) вытекает, что все частные цели абсолютно всех участников жизни Единого Космоса должны быть направлены на достижение единой цели Космоса, выразить которую можно одним словом: совершенство. Этимология слова «совершенство»: совершение задуманного, реализация первоначальной идеи, достижение максимально гармоничной формы при заданных ресурсах. Таким образом, тяга всех жителей Космоса к красоте и гармонии заложено в самой космической природе.

И здесь надо вспомнить введенные нами коэффициенты: коэффициент эффективности движения (КЭД) и коэффициент полезности идеи (КПИ). Мы можем утверждать, что перед абсолютно каждым жителем Космоса с рождения стоят две задачами: 1) развитие способности различать свою природную цель (повышение КПИ) и 2) развитие способности эффективно её реализовывать (повышение КЭД). Эти две задачи настолько фундаментальны, что мы можем смело озвучить главный закон движения первичной стихии – космического сознания:

(I) Истинное движение сознания есть его движение от природной идеи к её реализации, для чего у сознания есть всего две возможности: 1) учиться различать природные идеи и 2) учиться наиболее эффективно их реализовывать. Иное движение сознания есть ложным (мнимым, обманным). Истинное движение сознания есть главное содержание жизни Единого Космоса.

Эволюция не может совершаться бесконечно. Как не может бесконечно работать программа (корректно написанная), как не может бесконечно строиться здание, как не может бесконечно лепиться скульптура, как не может бесконечно совершаться любое целевое движение. В ЦДМ всегда есть начало и конец. Но поскольку мы говорим об эволюционном движении, то мы должны признать и инволюционное движение – период свивания пружины, её закручивание. Таким образом осуществляется вечная жизнь Космоса Единого. Периоды эволюции – развития, внешней активности, строительства форм;

сменяются периодами инволюции – свития, внешней пассивности, перехода опыта в будущий план нового строительства. Новая идея сменяет старую, новый космический цикл стремится её воплотить.

E = Ep + Ek Эволюция Инволюция Е = const кинетическая энергия потен– энер– циальная гия День Ночь t точка сингулярности (Идея) точка равновесия (Цель) Рис. 24. Космический цикл в виде эволюционного движения материи Такой периодический характер движения мы повсеместно можем наблюдать в земной жизни. Например, период бодрствования и сна у человека. В начале пробуждения человек полон сил для реализации намеченных планов, в течение дня он стремится их выполнить и в конце дня, уставший, израсходовавший потенциальную жизненную энергию, засыпает. Во сне он отдыхает, набирается сил, и, пробудившись, цикл повторяется. Метаболические реакции в человеке помогут нам понять аналогичные процессы в Космосе. Днем в человеческом организме преобладает реакция катаболизма: распад органических веществ, отдача жизненной энергии;

ночью – реакция анаболизма: синтез органических веществ, аккумуляция жизненной энергии. Для Космоса: эволюция – процессы катаболизма:

реализация идеи, расход энергии сознания;

инволюция – процессы анаболизма: синтез новой идеи, аккумуляция энергии сознания. В эзотерике эти две космические фазы называются соответственно: Манвантара и Пралайя.

«Я принимаю, что во вселенной… есть известное количество движения, которое никогда не увеличивается, не уменьшается, и, таким образом, если одно тело приводит в движение другое, то теряет столько своего движения, сколько его сообщает». Р.Декарт.

Этот закон сохранения импульса мы можем распространить и на нашу модель Космоса:

сумма кинетической и потенциальной энергии сознания Космоса всегда есть постоянная величина (рис. 24).

Таким образом, главный эволюционный закон Космоса устремляет его к равновесному состоянию, к состоянию покоя. Однако равновесие в данном случае интерпретируется не в терминах классической термодинамики, а в терминах целевого движения материи.

Эволюционную программу Космоса можно «повредить» лишь локально. Но в целом Космос непременно будет двигаться путем эволюции, развиваясь и стремясь к максимальному совершенству. Космос всегда достигает «успеха» в конце каждого космического цикла, в конце каждого космического ЦДМ.

Проиллюстрировать эволюционно-инволюционный циклический характер движения Космоса можно и с помощью спиралей: раскручивающейся и скручивающейся. Данный отрывок взят из статьи Н.Н.Александрова «Троичность и ее выражение в различных явлениях культуры»:

«На основе плоской статической модели древними китайцами была выдвинута идея эволюционного и инволюционного космогенезиса и предложены способы их изображения, они даны на схеме».

Мы можем себе представить и картину, предшествующую образованию феноменального Космоса. Первоначальное слияния трех стихий Космоса: Первичной материи (Божественной материи), лишенной всяких форм;

Первичного сознания (Божественного сознания), лишенного всяких индивидуальных сознаний и Первичной идеи (Божественной идеи), лишенной каких-либо идей индивидуального порядка, дало толчок к формообразованию материи, к образованию индивидуальных сознаний и индивидуальных идей. Элементарная частица, базис видимого материального мира, уже не есть «только материя», но «симбиоз трех». Элементарная частица создается круговым движение мирового энергосознания, и та получает известный физикам спин. Аналогичным образом, но уже с участием высших индивидуальных сознаний, образуются метаобъекты Космоса: звезды и планеты, а также населяющие их жители.

Элементарные частицы есть кирпичики для всего дальнейшего построения материи и жизненных форм. Но кирпичики эти уже обладают элементарным сознанием и элементарной волей, т.е. являются сознательными единицами. Далее, вверх по эволюционной лестнице, сознательные единицы становится все более строителями, чем строительным материалом;

все более программистами, чем процедурой;

все более творцами, чем творением. Где-то в этой непрерывной цепи развития выделяются фундаментальные ступени: от одних царств жизнеформ к другим. На высших ступенях эволюции существа обладают огромным энергетическим, а значит и творческим ресурсом, но одновременно они все более отдаются Божественной идее, создавая у человека иллюзию «добровольной несвободы» (яркий пример – Иисус Христос). Иллюзия несвободы возникает из-за неверного истолкования современным человеком понятия свободы. Об этом речь в следующей главе.

11. Антропогенезис. Смысл человеческой жизни.

В главе о целевом движении материи мы сказали, что любое ЦДМ имеет этический подтекст, т.е. – непосредственно влияет (негативно или позитивно) на сознательные существа, попавшие в поле данного ЦДМ (в том числе и сам автор движения) (Принцип 7).

Собственно, из этого свойства ЦДМ (обратной связи энергии сознания) вытекают все известные концепции добра и зла, справедливости и несправедливости, созидания и разрушения. По сути, здесь находятся вся гуманитарная ветвь общего древа науки! Также мы сказали, что будущая наука о духе может быть смело названа «Наукой о Целях». Поэтому, не имея четкого представления о главной цели человеческой жизни, а также не имея инструмента по объективному анализу всех без исключения «локальных» человеческих целей, вся наша гуманитарная ветвь гроша ломанного не стоит! Эту тему мы уже затрагивали, здесь идет её развитие.

В рамках нашей концепции сознательного Космоса мы увидели, что человек, прежде всего, есть продукт космической эволюции. А это значит, что у него, еще до рождения, уже есть внешняя по отношению к нему цель, природная идея (рис. 14). (С этой точки зрения выглядят очень сомнительными рассуждения философов-этиков: Аристотеля, Канта и др.

относительно «свободы» выбора человеком его цели.) Мы сказали, что эволюция – это всегда творчество двух сознаний: эволюционной единицы и Космоса. Проигнорировать поставленную Космосом человеку цель он не может – он может лишь «не замечать» её, со всем отсюда вытекающим. «Космическая мораль» (а иначе – Закон Духа) есть один из главных природных механизмов по подержанию энергетического баланса в Космосе и недопущению скатывания его жителей на ниспадающую деградационную ветвь (рис. 19).

Таким образом, человек, не осознающий свою природную жизненную цель, стоит на опасном пути, ведущем его к болезни и преждевременной смерти.

Поясним этот момент, приведя аналогию с любым искусственным механизмом, с любой машиной. В каждую машину заложена идея (которая, собственно, и делает машину ценной для её создателя), но воплощенная идея уже сама по себе не идеальна (реальна). А это значит, что машина в реальной жизни, изнашиваясь, всё более «выпадает» из идеи, перестает соответствовать своему предназначению и, в конце концов, ломается. В каких-то случаях машину можно «подлатать» – привести в рабочее состояние;

в более запущенных случаях – машину однозначно ждет утиль.

Человек есть тоже механизм со вложенной в него идеей (которая тоже делает человека ценным для его Создателя!). Но человек есть и сознание. А значит идея человеком должна быть осознанна и реализована. Человеческая болезнь – это его «поломка», его выпадение из идеи. Поломка машины – потеря ею своей целостности. Болезнь человека – также потеря им своей целостности. Но целостность человека и есть его природная идея!!! Таким образом, человеку никак не обойти вопрос о природной цели своего существования. Это не вопрос «ученой философии», как хотят нам представить некоторые современные горе-философы, это вопрос жизни и смерти! Это вопрос всего благополучия человека и человечества. Этот вопрос должны ставить не только, и не столько, на факультетах философии, а во всех общеобразовательных школах! Причем, начиная с первого класса! И, углубляя и разворачивая этот вопрос, ставить его для человека всю жизнь.

Машина – изнашивается и, выпадая из своей первоначальной идеи, ломается и выбрасывается;

человек, наоборот – выпадая из своей первоначальной идеи (не осознавая её и не пытаясь её реализовать) – изнашивается, ломается и встречается с неизбежной перспективой ухода в «космический утиль»… «Личное совершенствование не как самоцель существования, а как единственно возможная форма существования, и если человек игнорирует эту формулу Всеобщего Бытия, он утрачивает право на дальнейшее бытие». Рикла, Вехи Огненного Свершения, том 3.

На нашем формальном языке это звучит так (приложение главного закона движения сознания для человека):

(II) Истинное движение сознания человека есть воплощение им его природной идеи, для чего у человека есть всего две возможности: 1) учиться осознавать свою природную идею (повышение КПИ) и учиться наиболее эффективно её реализовать (повышение КЭД). Иное движение сознания человека есть ложным (мнимым, обманным).

Таким образом, мы со всей определенностью можем сказать: все беды человека (и человечества) происходят всего от двух причин: 1) от незнания своей природной цели и (или) 2) от незнания путей её достижения. Человеческая болезнь и преждевременная смерть – это индивидуальное незнание цели;

загнивание цивилизации – незнание массовое, глобальное. Мы должны признать, что живем мы в век глобального заблуждения относительно своей природной миссии.

Итак, космогенезис: сознание из материи строит здание Космоса;

антропогенезис: та же самая энергия строит человека. И строит она его исключительно для одной задачи – для дальнейшего его развития и возможности ему стать следующим звеном в общей космической эволюции. Поэтому скажем: природная цель каждого человека – очищение и приведение к гармонии всех его человеческих качеств, что аналогично очищению и приведению к гармонии его сознания, его внутреннего мира. И более ничего!!!

«Посадить дерево, построить дом, вырастить сына» – всё есть одно – всё есть эволюция духовно-материального человека!

Достаточная очевидность вывода исходит из нашей концепции сознательного Космоса. Здесь не надо уходить в дебри искусственных философских схем, наработанных за тысячелетия – сама модель нам говорит о природной цели каждой эволюционной единицы, в том числе и нас с вами.

Мы можем расписать более подробно человеческую природную цель, исходя из принципов ЦДМ.

Согласно нашей модели вселенной, всякий человек есть участник группового целевого эволюционного движения Космоса (Принцип 5), а всякое его действие (мысль, слово, дело), равно как и вся его жизнь, есть шагом в этой фундаментальной космической цепи (Принцип 4). А это значит, что человек не может «выдумать» себе цель произвольным образом, но лишь «взять» ту, которая ему определена изначально. (К этой мысли в первый раз мы пришли в главе 6). Мы говорили, что ЦДМ носит комбинированный программно творческий характер (Принцип 6). Так вот, человек свободен лишь в творческой части:

как в неопределенной и даже агрессивной природной среде достичь своего совершенства. Ни одного качества, ни одной функции человек себе выдумать не может – все они уже предопределены (чувства, воля, свойства интеллекта и т.д.). Равно как и предопределен список всех его материальных систем (костная, кровеносная, нервная, лимфатическая и другие физические системы, из более «тонких» – душа). Ему остается лишь держать всё это в гармонии и чистоте и восходить к своему совершенству (к своей «максимальной полезности»), что достигается лишь в напряжённом творческом труде.

Человек – творец не только, и не столько, окружающего мира, но творец самого себя.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.