авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«РОССИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И РЫНКА НАУЧНАЯ СЕССИЯ профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Дятлов С.А., д-р экон. наук, проф., Марьяненко В.П., д-р экон. наук, проф.

СЕТЕВОЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ИННОВАЦИОННО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО КАПИТАЛА В современной экономической литературе прослеживается синтез методологических подходов к исследованию экономических явлений.

Общей основой этого синтезированного подхода является положение о креативно-инновационном, институционально-ролевом и структурно функциональном подходе к анализу деятельности экономических агентов и тесно связанных с ними институтов.

Одним из эффективных инструментов исследования интеллектуального капитала является применение сетевого подхода.

Сетевой подход впервые появляется в литературе по стратегическому маркетингу2 и в настоящее время широко используется в исследованиях систем любых уровней: организации, маркетинга, систем снабжения предприятий и промышленного рынка. Расширительное толкование сети характерно для О. Соренсена, который утверждает: «Сеть является отдельным видом описания экономической деятельности», что однозначно подтверждает применимость сетевого подхода к исследованию ведущих инновационных процессов, обеспечивающих глобальную конкурентоспособность ПРС.

Можно, используя вывод О. Соренсена, вслед за ним определить Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект №13-02-00415/13.

Hakansson H., Snehota I. No Business is An Island: The Network Concept of Business Strategy // Scandinavian Journal of Management. Vol. 5, No. 3, 1989.

Попова Ю.Ф., Соренсен О.Ю. Сетевой подход в анализе переходной экономики России. – Сыктывкар: Изд-во Сыктывкарского ун-та, 1997. – С. 3.

Sorensen O.J. The Network Theory: An Introduction to Its Conceptual World // Centre for International Studies, Aalborg University, Denmark, 1995. – Р.2.

следующие три причины, объясняющие возможность применения сетевого подхода для описания экономической организации НИС:

1. Появление нового типа глобальной конкуренции – гиперконкуренции, позволяющей получать избыточную прибавочную стоимость, часто представляемой в виде ренты на интеллектуальную собственность и, в силу разрушения прежнего и создания нового рынка инноваций и отраслевых инновационных кластеров, порождающей в условиях гиперконкуренции новые горизонтальные связи между компаниями-производителями и другими акторами сетевой структуры.

2. Появление новых информационных технологий и систем, обеспечивающих более гибкое и надежное взаимодействие акторов сети, опосредованное глобальными информационными потоками в глобальных сетях.

3. Появление новых научных достижений в области развития теоретико-методологической базы (например, теория гиперконкуренции) и инструментально-прикладной (например, применение теории графов) базы сетевого анализа.

Сетевой подход предполагает, что результативность деятельности интеллектуально-инновационного капитала определяется не эффективностью изолированных экономических агентов, а тем, каким образом они взаимодействуют в процессе генерации и распространения знаний. Системообразующее значение остается за кооперационными взаимодействиями науки и производства, государства и бизнеса, сетевых научных сообществ, которые создают и получают сетевые эффекты. Речь должна идти о интеллектуально-инновационном капитале сети (ИИКС), который представляет собой сложную сеть взаимозависимых акторов:

частного сектора, государственных организаций, университетов, некоммерческих исследовательских организаций, отдельных ученых, сетевых научно-образовательных сообществ. В объект исследования следует включать и процесс циркуляции потоков знаний между научно исследовательскими сообществами, научно-исследовательскими организациями, промышленными предприятиями и их сетями, а также диффузию, спилловер знаний, сетевую мобильность научно-технических работников, инноваторов и сетевых интеграторов.

Следует учитывать, что интеллектуально-инновационная деятельность носит сложный и нелинейный характер, содержит множество обратных связей и сетевых взаимодействий. В силу чего, долгосрочные, взаимосвязанные и взаимозависимые отношения в сетевой структуре ИИКС включают различных распределенных субъектов, звенья, узлы сети, сетевые эффекты. Структура сети определяется природой и характером взаимосвязей и взаимозависимостей в отношениях субъектов сети, а также функциями и ролями участников сети. Сети различного уровня находятся во взаимосвязи и взаимодействии, что реализует долгосрочные связи, среди которых выделяют: экономические связи (купля-продажа лицензий на инновационные технологии;

продажа и лизинг инновационных товаров;

в широком смысле:

трансфер инноваций);

правовые связи (оформление, охрана и передача интеллектуальной собственности;

законы и подзаконные акты в рамках НИП);

административные связи (контроль за финансированием и исполнением программ и проектов в рамках НИП);

технологические связи (НИОКР-кооперация и создание НИОКР альянсов;

внедрение инновационных товаров и технологий);

социальные связи (профессиональные сообщества, включая Интернет-средства типа форумов и блогов;

нооцентры;

в широком смысле: спилловер инноваций);

информационные связи (присутствуют и опосредуют все вышеупомянутое).

Важной характеристикой ИИКС является структурирование управленческих связей (рассматриваемое как отображение распределения экономической и политической власти участников этой сети), или структура управления, включающая субординацию между участниками сети, то есть иерархическое распределение долей контроля, которыми обладает участник сети над деятельностью других ее участников, принимая во внимание связи с теми участниками сети, которым он подчиняется. Все участники сети НИС «свободно» управляют своими действиями, интегрируемыми в инновационном процессе, а благодаря взаимодействию имеют косвенное влияние на деятельность других акторов, составляющих инновационную сеть. Уровень управления зависит от положения актора в сети, прочности и «веса» его отношений с другими участниками, а также от степени координации деятельности всех акторов.

Таким образом, в инновационных сетях происходит постоянный поиск компромисса между интересами стейкхолдеров различных участников сети, старающихся продвинуть свои инновационные идеи и получить высокую долю избыточной прибавочной стоимости (имеющей специфическую форму не только ренты на знание, но и ренты, обеспечиваемой за счет прямого или косвенного управления деятельностью других акторов сети).

Исходя из приведенных положений можно сделать важный вывод о том, что выполнение целевой функции сети отражает вектор равнодействующей силы акторов сети, направление (ориентация) Кущ С.П., Рафинеджад Д., Афанасьев А.А. Сетевой подход в маркетинге:

российский опыт // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. Менеджмент.

– Вып.1(8), март 2002.

которого зависит как от относительной силы каждого актора (группы или сообщества акторов) сети, так и от их соподчиненности и взаимосвязей.

В рамках сетевого подхода к ИИКС предполагается, что основными задачами стимулирующей управленческой политики по косвенному воздействию на инновационные процессы является обеспечение надежных и неискаженных коммуникаций между основными акторами сети, а также создание и поддержка институтов, стимулирующих научную и изобретательскую активность, от уровня индивидуумов до уровня организаций и распределенных сетевых сообществ.

Особо следует отметить такую сетевую характеристику как виртуальность сети, которая проявляется в том, что никакая инновационная сеть не является «застывшей», заранее запланированной конструкцией. Структура любой инновационной сети возникает и модифицируется в результате преломления многообразных представлений и действий акторов сети, в основе которых, несмотря на определяющую роль социально-экономических институтов, можно вновь обнаружить сочетание опыта и интересов отдельных харизматических ожидания индивидуумов, оцениваемое валентностью этими индивидуумами (менеджерами) значимых для них результатов развития инновационного процесса. Фактический «центр принятия решений» по развитию инновационной сети в целом является гибким, не фиксирован, не обязательно совпадает с номинальным центром, а его местоположение может, со временем, перемещаться.

Выделим стратегические направления, по которым будет проходить дальнейшая трансформация ИИКС. Сегодня в условиях всемерного развития ИКТ, их тотального проникновения во все сферы жизни человеческого общества, масштабного развертывания глобализационных процессов и вовлечения в них большинства стран мира происходит трансформация ИИКС. В новых условиях качественно меняются основные концепции, модели, методы, механизмы и формы регулирования экономики и конкурентной борьбы на глобальном, национальном, межрегиональном, региональном, микро- и нано- уровнях, потому главным фактором победы в обостряющейся конкурентной борьбе являются опережающие доминантные инновации и новые методы ведения гиперконкурентной борьбы.

В условиях всеохватывающей глобализации национальные государства, с одной стороны, во все большей степени, все более разнообразно и жестко конкурируют между собой за новые научные знания, за право контроля и регулирования ресурсов, информационных и финансовых потоков, за долю на мировых рынках, за собственность на интеллектуальный и информационный капитала, за право контролировать и управлять экономическими процессами, что во многом определяет их статусное лидерство и высокую конкурентоспособность на мировых рынках.

Griffin R.W. Management. Houghton Mifflin Company. Boston, 1993. – P. 374.

С другой стороны, формируются новые глобальные (наднациональные) институты и центры управления, координации и контроля национальных хозяйств, межрегионально-блоковых и мировой экономики в целом. Качественно меняются, становятся более гибкими, активными и тотальными основные концепции, модели, методы, механизмы и формы регулирования экономики и конкурентной борьбы на глобальном, национальном, межрегиональном, отраслевом и локальном уровнях. При переходе к глобальной инновационно-информационной экономике национальные правительства при проведении своей макроэкономической, внешнеторговой и социальной политики должны учитывать приоритеты и требования развития глобальных рынков, правила, требования и ограничения глобальной инновационной гиперконкуренции, рекомендации глобальных (наднациональных) институтов регулирования, координации и управления.

На наш взгляд, с учетом развертывающихся процессов глобализации и появления глобальной инновационной гиперконкуренции национальную инновационную систему можно охарактеризовать как сложно организованную систему государственных, рыночных, общественных и сетевых национальных (регионально-кластерных, корпоративных) институтов, организаций и механизмов, взаимодействующих с глобальными (наднациональными) институтами и интегрированных в состав информационно-технологической гиперсистемы глобальной информационно-инновационной экономики.

Дальнейшая трансформация будет идти по пути интегративного включения национальных инновационных систем в качестве подсистемы в состав глобальной инновационной гиперсистемы, в которой ведущими акторами, наряду с национальным государством, выступают глобальные наднациональные, метасистемные институты управления и регулирования инновационными процессами в глобально информационно-сетевом обществе. При этом требуется формирование интегративных методов и механизмов координации, регулирования и управления инновационными процессами на основе синтеза планово административных, рыночных и сетевых методов. В этих новых условиях формируется заказ экономической науке на основе интегральной методологии на системное изучение такого сложного полифункционального явления как интеллектуально-инновационный сетевой капитал.

Дятлов С.А. Инновационная гиперконкуренция как фактор развития экономической системы // Экономист. – 2012. – №5. – С. 69-76.

Плотников В.А., д-р экон. наук, проф.

ПРОБЛЕМЫ КАДРОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ По мнению автора, переход экономики России на инновационный путь развития является безальтернативной необходимостью. Эта позиция нашла отражение в официальных документах федерального и регионального уровней управления, активно обсуждается в научном и профессиональном сообществе. Итак, необходимость инновационного развития сомнений не вызывает.

Прежде чем говорить о направлениях и инструментарии управления (регулирования) этим процессом, необходимо оценить стартовые позиции российской экономики, от которых во многом будет зависеть и последовательность, и сроки решения конкретных задач экономической модернизации, а также само содержание этих задач.

Статистические данные показывают, что в России инновационная сфера, призванная обеспечить реальную модернизацию экономики, находится в сложном положении. В последние десятилетия практически все предприятия вынуждены были радикально сократить объемы научно исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

Что же именно должно обеспечить эту инновационность, какой сектор национальной экономики? Ключевым звеном, как национальной инновационной системы, так и региональных инновационных систем, по мнению автора, должны выступать промышленные предприятия. Эта позиция аргументируется рядом положений.

Во-первых, устойчивое инновационное развитие требует наличия и эффективной работы многочисленных организаций, обеспечивающих полный инновационный цикл: от зарождения идеи до превращения инновационного продукта на стадии его массового распространения в традиционный. Следовательно, требуется наличие развитой системы промышленных предприятий, как опытных, мелкосерийных (для апробации инновационной идеи), так и предназначенных для массового производства (тиражирования инновационной продукции).

Во-вторых, для разработки и производства инновационной продукции требуется постоянное обновление основных фондов, их непрерывная модернизация, повышение технического уровня производства и развитие материально-технической базы инновационных разработок. Решать эти задачи можно лишь на основе развитого машиностроения, которое является неотъемлемым элементом современного промышленного комплекса. Данный вывод подтверждается сведениями, приведенными в таблице 1, из которой следует, что около 2/ всех создаваемых в нашей стране передовых производственных технологий связано с реализацией новых идей в сфере проектирования, инжиниринга, производства, обработки и сборки.

Таблица 1 Создание в России передовых производственных технологий 2009 Вид технологии ед. ед.

% % Проектирование и инжиниринг 196 24,8 216 25, Производство, обработка и сборка 328 41,6 383 44, Другие 265 33,6 265 30, Всего 789 100,0 864 100, В-третьих, кризисные явления в мировой экономике последних лет, инициированные крахом ипотечного рынка США (2007 г.), привели в неустойчивое состояние всю мировую экономику. Эта нестабильность переходит из собственно экономической в политическую плоскость.

Достаточно упомянуть долговой кризис в Европе и предполагаемый раскол «зоны евро», «арабские революции», сопровождаемые переделом зон политического и экономического влияния мировых держав и т. д. В этих условиях, несмотря на тенденцию либерализации мирового хозяйства в целом, на рубеже ХХ-ХХI вв. в макроэкономическом регулировании происходит усиление протекционизма.

Ограничения в торговле и в других формах внешнеэкономической деятельности из инструмента поддержки национальной конкурентоспособности все больше превращаются в способ силового давления на экономических партнеров. А это напрямую влияет как на национальную безопасность в целом, так и на ее экономическую составляющую. Например, как указано в Стратегии развития энергомашиностроения Российской Федерации на 2010-2020 годы и на перспективу до 2030 года, доля импортного основного оборудования при оснащении российских предприятий электроэнергетики составляет около 80%. Безусловно, это создает внешнеэкономические и внешнеполитические риски для устойчивости энергоснабжения страны.

Следовательно, необходимо развивать национальные импортозамещающие промышленные производства, которые в России (помимо оборонно-промышленного комплекса) развиты недостаточно.

Отметим, что менеджмент российских промышленных предприятий хорошо осознает необходимость инновационного обновления производства. Это подтверждают данные статистических наблюдений. Как следует из приведенных в таблице 2 показателей, руководители и специалисты промышленных предприятий высоко оценивают положительные эффекты внедрения инноваций в практику работы, Россия 2012: Стат. справочник / Росстат. – М., 2012. – С. 38.

связанные с расширением сбыта, повышением конкурентоспособности, повышением качества и т.д. Однако уровень инновационности российской промышленности остается сравнительно невысоким. Одним из обусловивших это факторов является отсутствие или недостаток квалифицированных кадров для инновационного обновления производства.

Таблица 2 – Удельный вес организаций, оценивших воздействие результатов инновационной деятельности на развитие организации, в общем числе инновационно-активных организаций промышленности в 2011 г., % Степень воздействия результатов инновационной деятельности на Результаты инновационной развитие производства деятельности высокая средняя низкая отсутствовала Расширение ассортимента 47,6 32,6 11,2 27, товаров, работ, услуг Сохранение традиционных рынков 44,7 36,1 11,2 26, сбыта Расширение рынков сбыта 33,7 35,5 14,7 34, Улучшение качества товаров, 46,0 39,1 10,6 23, работ, услуг Особое внимание, как показывает анализ складывающейся ситуации, сегодня следует уделять кадровому обеспечению промышленности и, в первую очередь, инновационных производств. В нашей стране сложился определенный «перекос» в системе образования, в результате чего ощущается выраженная нехватка квалифицированных рабочих. Безусловно, и проблема специалистов более высокого уровня (инженеров, техников) присутствует, но она, по имеющимся оценкам, всё же менее критична: высшие и средние профессиональные образовательные учреждения подобного рода специалистов готовят. Хотя имеются проблемы с их привлечением и удержанием на промышленных предприятиях.

А вот по рабочим кадрам подготовка неуклонно сокращается.

Основным звеном в этом вопросе является система начального профессионального образования. В советское время ее составляли профессионально-технические училища, ныне в большинстве своем переименованные в лицеи и колледжи. Их целью, согласно российскому законодательству об образовании, является подготовка работников квалифицированного труда по всем основным направлениям общественно полезной деятельности на базе основного общего и среднего (полного) общего образования. Как показано в таблице 3, и Промышленность России. 2012: Стат. сб. / Росстат. – М., 2012. – С. 362.

число подобных образовательных учреждений, и выпуск специалистов из них неуклонно сокращаются.

Таблица 3 – Количественные показатели образовательных учреждений начального профессионального образования России Показатель в т. ч. на 10 тыс. чел.

в т.ч. на 10 тыс. чел.

рабочих (служащих), квалифицированных занятого населения, обучение, тыс. чел.

обучающихся, тыс.

образовательных населения, чел.

Год Численность учреждений Принято на Выпущено тыс. чел.

Число чел.

чел.

1980 4045 1947 140 1489 1399 1990 4328 1867 126 1252 1272 1995 4166 1689 114 928 841 2000 3893 1679 115 845 763 2005 3392 1509 105 688 703 2006 3209 1413 99 630 680 2007 3180 1256 88 586 656 2008 2855 1115 78 541 605 2009 2658 1035 72 543 538 2010 2356 1007 70 609 581 2011 2040 921 64 533 517 При этом в представленных данных не учтен еще один важный аспект: данные Росстат представляет в целом по системе начального профессионального образования, без деления показателей по направлениям подготовки. Между тем, как известно, в пореформенные годы многие профессионально-технические училища, помимо переименования, еще и существенно изменили структуру выпуска в ущерб рабочим специальностям.

Результат этого – нехватка кадров квалифицированных рабочих.

Так, например, средний возраст работников, поступающих на промышленные предприятия оборонно-промышленного комплекса г. Омска, составляет 38 лет, увольняемых – 44 года. Это средние цифры, по всем специальностям и уровням квалификации. Если же посмотреть именно на рабочие специальности, то цифровые показатели следующие:

токарям-револьверщикам в среднем 49 лет, кузнецам – 50, шлифовщикам По данным Ростата (URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/obraz/np obr1.htm).

– 55. Аналогичная ситуация складывается и в других регионах и муниципальных образованиях нашей страны. Понятно, что реализация среднесрочных программ инновационного обновления промышленных предприятий при таком уровне кадрового обеспечения невозможна. Эти программы попросту некому реализовывать.

Что делать в этой ситуации? По мнению автора, в рассматриваемой области следует более пристальное внимание обратить на механизмы частно-государственного партнерства (ЧГП) с тем, чтобы выделяемые государством ресурсы расходовались на те направления подготовки кадров, которые востребованы отечественной промышленностью. На восстановление обучения многим рабочим специальностям потребуются серьезные государственные инвестиции в современное оборудование, привлечение и удержание квалифицированных преподавателей, разработку современного учебно методического обеспечения процессов обучения и т. д.

А вот для определения направлений этих инвестиций, наполнения их реальным содержанием следует привлекать будущих работодателей выпускников государственных образовательных учреждений. В их функции входит не только формулирование требований к специалистам, но и активное участие в процессах обучения через предоставление баз практики, передачу для использования в учебном процессе современного оборудования, финансовой поддержки (например, в рамках ученических договоров) талантливых обучающихся и др.

Реализация проектов ЧГП в сфере подготовки кадров позволит расширить возможности образовательных учреждений в финансировании разработки и освоения новых образовательных программ по заказам будущих работодателей, создания системы непрерывного обучения, внедрения современных информационных технологий в учебный процесс и научно-исследовательскую деятельность, модернизации материально технической базы, развития связей образования и бизнеса в системе «наука-образование-производство».

Частнопредпринимательские структуры в рамках проектов ЧГП с образовательными организациями получают возможность приобретения новых компетенций, диверсификации базы прибыли, повышения уровня своей социальной ответственности, оптимизации налоговой нагрузки и получения других положительных и стратегически значимых эффектов.

Анализ показывает, что модели частно-государственного партнерства объективно в разной степени востребованы в различных сегментах рынка образовательных услуг. Это определяется тем обстоятельством, что образовательные учреждения (поставщики услуг) и предприятия (мы рассматриваем, прежде всего, промышленные компании) имеют различные организационно-правовые статусы. Они оценивают свою деятельность по различным критериям, руководствуются различными целевыми установками. Если бизнес-структуры ориентированы в большей степени на частный интерес (несмотря на популяризацию идеи корпоративной социальной ответственности, она так и не получила широкого распространения в отечественном предпринимательстве), то организации системы образования – на достижение общественно значимых целей.

Здесь мы сталкиваемся с известной из неоклассической экономической теории проблемой неэффективности рынка, проистекающей из противоречия мотивов деятельности различных институтов. Поэтому необходим поиск инструментов согласования этих мотивов, целей, интересов. При повышении квалификации, переподготовке и целевом обучении указанное согласование происходит наиболее эффективно. Следовательно, именно в этой сфере частно государственное партнерство будет являться наиболее результативным.

И в этом случае рассмотренные выше, применительно к вопросам подготовки рабочих кадров, принципы и подходы, вполне могут быть взяты на вооружение и вузами.

Подводя итог, отметим, что обеспечение устойчивого развития России в посткризисном мире, в котором продолжаются фундаментальные структурные сдвиги, требует опережающего развития промышленности. Это развитие, с учетом объективно занимаемого страной места в международном разделении труда и стратегических приоритетов, должно быть инновационно-ориентированным. Для этого необходимо решить ряд сложных задач, прежде всего, связанных с кадровым обеспечением инновационных процессов в промышленности.

При этом одним из перспективных направлений является расширение практики частно-государственного партнерства в организации профессионального образования в интересах предприятий.

Харламов А.В., д-р экон. наук, проф.

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ СИСТЕМА КАК ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ Исследование хозяйственной системы и механизма ее управления началось задолго до возникновения глобализационных процессов. Его истоки восходят к основоположникам теории хозяйственного порядка В. Ойкену и Дж. Шекли, которые соединили два методологических направления: историческую школу и классическую экономическую теорию.

Научная литература богата различными подходами к определению понятия и сущности хозяйственной системы, как экономической категории, и как системы, в которой осуществляется экономическая деятельность различных хозяйствующих субъектов. Эти подходы можно классифицировать, выделяя несколько групп. Первая группа подходов традиционно изучает систему воспроизводства как совокупность взаимосвязанных и взаимопроникающих друг в друга процессов производства, распределения, обмена и потребления благ. Вторая рассматривает эту систему как совокупность базовых экономических субъектов. Третья изучает экономические процессы, происходящие внутри данной системы, на базе распределения ограниченных ресурсов.

Четвертая исследует систему связей между производителями и потребителями благ (материальных и нематериальных). Причем эта система имеет внутреннюю упорядоченность, основанную на взаимозависимости различных видов и форм трудовой деятельности по критерию экономии времени.

Наличие четырех групп подходов свидетельствует о том, что предложить полное и точное определение данной экономической категории с управленческих позиций достаточно сложно. Выбор подхода, осуществляемый различными экономическими школами, зависит от используемого ими исследовательского аппарата и цели исследования.

Таким образом, под хозяйственной системой, с позиции управления, будем понимать совокупность подсистем и институтов, находящихся в функциональной взаимосвязи друг с другом и проникающих друг в друга. Образующиеся между ними взаимосвязи позволяют обеспечивать организацию процесса управления так, что это удовлетворяет потребности основного большинства хозяйствующих субъектов и обеспечивает динамизм и эффективность экономического развития. Иными словами, хозяйственную систему можно определить и как совокупность ресурсов и экономических субъектов, под воздействием управления взаимосвязанных между собой в сфере производства, распределения, обмена и потребления.

С позиции управления, хозяйственная система – это совокупность сложных, многоуровневых механизмов, которые позволяют разрабатывать, принимать и реализовывать экономические или управленческие решения в процессе воспроизводства (производства, распределения и потребления) товаров так, чтобы обеспечить максимальный народнохозяйственный эффект в условиях глобализации.

Логика изучения хозяйственной системы предполагает рассмотрение хозяйственного порядка, определяющего весь строй экономической жизни и механизм управления им. Хозяйственный порядок – это всеохватывающие организационные рамки, и потому он не может быть частью хозяйственной системы, представляя собой понятие более высокого ранга.

Объединяя представленные теоретические принципы, можно предложить интегрированный подход к исследованию хозяйственных систем с целью организации эффективного процесса управления ими.

Хозяйственную систему можно рассматривать как совокупность следующих элементов (подсистем):

экономическое пространство;

хозяйственные процессы;

конституирующие системные формы (собственность и ее координационный механизм) и прочие формы (предпринимательство, рынки, ценообразование, кредитно-денежная система, бюджетная система, внешнеэкономическая деятельность);

формальные институты (законные и подзаконные акты, принятые органами власти всех уровней);

неформальные институты (мотивационная структура);

хозяйствующие субъекты;

природные и материальные элементы.

Современная наука одним из важнейших направлений исследования хозяйственных систем считает процесс экономического развития. Причем под развитием понимается не только совершенствование структуры (подсистем), но и обеспечение количественных и качественных показателей экономического роста.

В процессе изучения структуры хозяйственной системы современная наука управления все в большей степени сосредоточивается на изучении взаимодействия между элементами системы, следуя методологическому подходу, обоснованному теорией систем.

Современной наукой принято определять характер элементов системы как дуалистический. Каждый элемент обладает «независимыми»

свойствами, как автономная единица, стремясь их поддерживать и функционировать как «целое», а также «зависимыми» свойствами, определяемыми принадлежностью элемента к системе (целому).

Таким образом, система определяет свойства входящих в нее элементов, но не полностью, а частично. В свою очередь, свойства системы вбирают в себя характеристики образующих ее элементов, но и имеют особые свойства, которые не представлены ни в одном из элементов. В экономической литературе не раз возникала идея о том, что общество в целом и хозяйственная система настолько сложны, что требуют существования особой системы, обеспечивающей их единство и целостность. В качестве такой системы может выступать либо противоречивость интересов экономических субъектов, либо подсистема управления. Более обоснованной представляется вторая точка зрения, отражающая тот факт, что экономика пронизана управленческими связями на всех уровнях, и в их основе лежит разделение труда, порожденное именно различием потребностей и интересов. Управляющая подсистема, в свою очередь, способна повысить степень целостности, как и любая другая подсистема. Однако, без наличия противоречивых потребностей и интересов экономических субъектов она не способна превратить в целостное единство разрозненные компоненты и элементы хозяйственной системы.

Иерархичность национальной хозяйственной системы означает, что она включена в качестве подсистемы в систему более высокого порядка (глобальную), а каждый ее компонент также является системой. Такое Осипов Ю.М. Основы теории хозяйственного механизма. – М.: Изд-во МГУ, 2004. – С. 200-201.

утверждение приводит к необходимости классификации хозяйственных систем по критерию уровня или масштабности (табл.).

Таблица – Элементы хозяйственной системы национальной экономики и соответствующие им институты Элементы хозяйственной Соответствующие институты системы Законодательная власть;

Государство Исполнительная власть;

(национальное Судебная власть;

хозяйство) Центральный Банк.

Регионы Экономические регионы;

(административные Законодательная и исполнительная власть и экономические (республики, края, автономного округа, области, территориальные района, города).

образования) Крупные города, играющие значительную экономическую и политическую роль в жизни Мегаполисы государства и национальной хозяйственной системы.

Фирмы;

Отрасли Отраслевая инфраструктура.

Трудоспособные и нетрудоспособные Домашние индивидуумы, формирующие спрос и хозяйства предложение на рынке.

Материал, представленный в данной таблице, позволяет четко выделить две сферы хозяйственной системы: сферу управления (законодательная и исполнительная власть) и производственную сферу (фирмы и домашние хозяйства). Первая сфера охватывает государство и территориальные образования, вторая – основную массу производителей и потребителей товаров и услуг. Внутри каждой сферы и между ними циркулирует поток товаров, услуг и информации. Причем сфера управления предоставляет экономическую информацию в виде законов, нормативов, приказов, стандартов и др., а производственная сфера производит товары и услуги.

Положение субъектов в конкретной хозяйственной системе и их роль относительно нее и друг друга определяется отношениями собственности. Взаимосвязь и взаимодействие компонентов возможно благодаря наличию у них противоречивой системы потребностей и интересов. Связь компонентов производственной сферы обеспечивает ее дальнейшее развитие.

В силу исключительности своего положения государство является монополистической организацией, несущей, с одной стороны, возможность стабильности, устойчивости и развития хозяйственной системы, а с другой – не исключающей отсутствие гибкости и опасность реализации не общественных, а групповых и личных интересов. При отсутствии продуманной экономической программы может наступить превышение порога чувствительности экономики к флуктуациям, которое повлечет за собой разрушительный экономический кризис.

Особое место среди негативных эффектов деятельности государства принадлежит бюрократизации, которая представляет собой одну из крайних форм институционализации общественных связей и отношений. До определенного предела, как указывал еще М. Вебер, она, как и ее продукт – бюрократия – является необходимой. Общественное разделение труда объективно формирует особую группу людей и организаций, занимающуюся управлением. Такое управление, основанное не на рыночных, а на административных связях, необходимо обществу для реализации многих его интересов, не имеющих денежной оценки. В частности, именно бюрократия поддерживает единство страны в экономическом и политическом плане. Особенно это касается стран с обширной территорией или низкой плотностью населения, к числу которых относится и Россия. Именно поэтому наша страна в большей степени подвержена опасности чрезмерной бюрократизации, авторитарности правления и риску тоталитаризма. Таким образом, бюрократия является неизбежной составляющей общей системы управления и связей, в том числе и в мегаполисах.

Проанализировав сущность и роль основных субъектов хозяйственной системы, выявим связи, возникающие между ними.

Субъекты хозяйственной системы образуют друг с другом сложную систему прямых и обратных, непосредственных и опосредованных, функциональных и причинных связей. Существует четыре главных вида связей между элементами и компонентами хозяйственной системы, названные Я. Корнаи формами координации:

1. Бюрократические связи имеют регламентированный, вертикальный характер, осуществляются между многими уровнями, основаны на принуждении, подчинении и санкциях за нарушение, не всегда опосредуются деньгами.

2. Рыночные связи носят горизонтальный характер, осуществляются между юридически равноправными субъектами, ведущим мотивом поведения которых является стремление к получению прибыли, основываются на соглашении между субъектами и обычно опосредуются при помощи денег.

3. Этический вид связи также имеет горизонтальный характер и осуществляется между равноправными субъектами, но основан либо на ожидании взаимной помощи, либо на одностороннем альтруизме, может быть как опосредованным, так и не опосредованным деньгами. Этическая связь может быть долговечной, если закреплена традициями, обычаями, а лежащие в ее основе принципы возведены в ранг моральных норм.

4. Агрессивная связь носит вертикальный характер, осуществляясь при помощи силы принуждения, не регламентируемой ни законом, ни моралью, между теми, кто оказался сильнее, и теми, кто подчиняется этой силе, как посредством денег, так и без него. Связи между экономическими субъектами могут принимать разные формы или тяготеть к одной из них. Со временем формы связей могут переходить одна в другую. Непреложным является только то, что если отсутствует одна форма связи, то обязательно присутствует другая.

Вакуума связей, по Я. Корнаи, т.е. вакуума координации, не бывает.

Совокупность субъектов хозяйственной системы и связей между ними образует структуру национальной экономики. Она носит нелинейный характер: взаимосвязи ее компонентов обычно не представляют собой простую вертикальную последовательность. Этот вывод имеет принципиальное значение для управления хозяйственной системой, поскольку выявляет особую роль структуры национальной экономики в ее развитии. Структура национальной экономики, согласно принципам концепций самоорганизации, преобразуется в точке бифуркации первой, за ней следуют изменения связей компонентов, их функционирования и поведения национальной экономики в целом. В эволюционный период развития структура экономики, наоборот, обеспечивает стабильность и устойчивость, погашая возникающие внутри и приходящие из внешней среды (национальных экономик других стран, государства, природной среды) флуктуации. Именно эта двойственная роль структуры экономики в разных фазах ее развития, возможно, имеет большое значение для объяснения механизма управления хозяйственной системой.

Бродская Т.Г., канд. экон. наук, проф.

МОДИФИКАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ФУНКЦИИ В УСЛОВИЯХ ФИНАНСОВОГО КРИЗИСА По оценке Всемирного банка, российский кризис 2008 года «начался как кризис частного сектора, спровоцированный чрезмерными заимствованиями частного сектора в условиях глубокого тройного шока:

со стороны условий внешней торговли, оттока капитала и ужесточения условий внешних заимствований».2 Кризис привел не только к возникновению крупномасштабных проблем в финансовом секторе экономики, но и к значительному спаду экономической активности (рис.).

Корнаи Я. Дефицит. – М.: Наука, 1990. – С. 87.

Доклад об экономике России. №18 / Всемирный банк // http://acf.eabr.org/general/upload/RER28_Moscow_8Oct2012.pdf Рис. Темпы роста реального ВВП России за 1991-2010 гг.

Согласно экономической теории спад экономической активности сопровождается не только сокращением объема применяемых факторов производства, но и изменением технологии производства, отражаемой на макроуровне агрегированной производственной функцией.

Для оценки влияния кризиса на параметры агрегированной производственной функции были проведены расчеты для двух лет:

2007 г., предшествующего наступлению кризиса, и 2009 г., завершающего этот кризис. В качестве функции была использована степенная зависимость реального ВВП (Y) от трех основных факторов: технического прогресса (А), капитала (K) и труда (N): Y=АКN.

Расчеты показывают, что в 2007 году технология производства на макроуровне описывалась следующей функцией:

Y=А0,184К0,637N0, Сумма всех показателей степени (, и ) в предкризисном году была равна 1,034. Это свидетельствует о том, что до начала кризиса в реальном производстве имела место возрастающая отдача от масштаба, близкая к постоянной. Пропорциональный рост всех факторов производства приводил к большему увеличению реального объема выпуска, что делало выгодным дальнейшее расширение производственной деятельности, так как последующее увеличение выпуска для всех производителей в целом могло даваться с меньшими затратами.

По данным Росстата (URL:

http://www.gks.ru/bgd/free/b01_19/IssWWW.exe/Stg/d000/i000230r.htm).

Однако под влиянием кризиса отдача факторов производства сократилась, что привело к модификации агрегированной производственной функции, которая в 2009 г. приняла вид:

Y=А0,009К0,72N0,179.

Происшедшая модификация свидетельствует о том, что возрастающая отдача от масштаба сменилась убывающей, ( + + ) = 0,908, то есть меньше 1. Убывающая отдача от масштаба означает, что в условиях кризиса увеличение реального объема выпуска при сохраняющемся соотношении основных факторов производства стало для предпринимателей менее выгодным, поскольку снизилась роль кооперации факторов производства. В период кризиса крупные компании столкнулись с проблемами, связанными с задержкой поставки производственных ресурсов со стороны поставщиков и платежей со стороны покупателей, увеличением транспортных издержек, уменьшением покупательной способности населения и т. п.

Сравнение динамики показателей эластичности выпуска по факторам производства позволяет сделать вывод о том, что кризис сильнее всего повлиял на вклад технического прогресса в формирование реального объема выпуска. Если в 2007 г. за счет этого фактора обеспечивалось немногим более 18% реального ВВП, то в 2009 г. – менее 1%. В период кризиса фирмы, столкнувшись со значительным сокращением спроса на свою продукцию, падением прибыли и усилившимися ограничениями по заимствованию, были вынуждены сокращать издержки производства. Это сокращение в значительной степени обеспечивалось за счет уменьшения затрат на инновационное развитие и модернизацию производства, закупку нового оборудования.

В рассматриваемый период произошло также снижение вклада использованного труда в создание ВВП (с 21,3% до 17,9%), что связано с высвобождением занятых рабочих мест и ростом уровня безработицы.

В то же время вклад капитала увеличился, и составил в 2009 г.

72%, вместо с 63,7% в 2007 г. Такие данные нельзя оценить однозначно.

Они могут свидетельствовать как о реальном повышении капиталовооружённости и производительности труда, так и о статистических искажениях. Дело в том, что во время кризиса основные производственные фонды использовались менее интенсивно по сравнению с предкризисным периодом, однако органы государственной статистики учитывали их в полном объеме на основе учетной стоимости фондов. Поэтому имеющиеся статистические данные не позволяют в полной мере учесть изменения в соотношении использования факторов труда и капитала. Если статистические показатели использования основных производственных фондов в кризисный период оставались по прежнему высокими, то реальное снижение занятости населения нашло свое отражение в статистике.

Несмотря на искажающее влияние используемых методов статистического учета основных производственных фондов на результаты проведенного анализа, можно заключить, что кризисные явления в экономике негативно сказываются на развитии производства. Они не только ведут к сокращению реального объёма выпуска и росту безработицы, но и тормозят технический прогресс, снижают эффективность кооперации и негативно влияют на структуру производства. Под влиянием кризиса в совокупном объеме выпуска сокращается доля тех отраслей, которые менее зависимы от объема применяемого капитала, чем промышленное производство. Это относится, прежде всего, к сектору услуг, в формировании конечных результатов которого решающую роль играет фактор труд. От развития данного сектора во многом зависит не только переход к стадии современного постиндустриального развития, но и параметры агрегированной производственной функции, определяющие долю труда и капитала в формировании реального ВВП. Если в развитых странах за счет труда создается порядка 70% объёма выпуска, то в российской экономике даже в предкризисный период вклад этого фактора составлял чуть более 20%.

Поэтому при благоприятном сценарии дальнейшего развития российской экономики следует ожидать модификацию агрегированной производственной функции противоположной направленности, связанную с повышением параметров и, отражающих вклад таких факторов производства, как труд и технический прогресс, и снижением параметра, характеризующего вклад капитала в создание реального ВВП.

Фейгин Г.Ф., д-р экон. наук, проф.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Термин глобализация завоевал огромную популярность в экономической литературе последних десятилетий. Несмотря на большое количество исследований, многие аспекты глобализации остаются не до конца познанными и вызывают острые дискуссии. До сих пор не выработано общепринятое определение этого понятия, что не удивительно, так как речь идет о сложнейших социальных процессах, обусловленных не только экономическими, но и правовыми, технологическими, политическими и другими факторами. Сущность экономической глобализации заключается в том, что мировое хозяйство все больше обретает форму единого целого. Всю историю хозяйственной деятельности человека можно рассматривать как процесс движения от локальных форм организации хозяйственной жизни к глобальным. На заре истории человечества локальный принцип ведения хозяйства был единственно возможным. Первобытные племена населяли лишь ограниченные территории и имели реальное представление лишь о ближайших окрестностях мест их обитания. Эпохи Древнего мира и Средних веков характеризуются относительно обособленным развитием региональных цивилизаций. После эпохи Великих географических открытий (XY-XYI вв.) возникла более или менее целостная картина мира, начало формироваться мировое хозяйство. Вплоть до середины ХХ в.

обособленность национальных хозяйственных систем была велика. И только с 1970-х гг. резко увеличиваются объемы международных хозяйственных трансакций, национальные границы начинают «стираться».

Процесс глобализации идет волнообразно. Фазы существенного прогресса сменяются глобализационными паузами (например, в период экономических кризисов обостряется проблема защиты национальных экономических интересов).

Феномен глобализации оценивается неоднозначно. Определенной популярностью пользуется общественное движение, известное как «антиглобализм». В настоящее время к «лагерю антиглобалистов»

относятся известные ученые и политические деятели. Обратим внимание на два аспекта процесса глобализации, которые в настоящее время имеют особую актуальность. Первый аспект затрагивает глобализационную модель. Критика глобализации, зачастую, не ставит под сомнение необходимость усиления международных хозяйственных связей. Объектом нападок является не столько сам процесс глобализации как таковой, сколько его настоящая модель. Не случайно в последние 3- года приобрели популярность термины «другая глобализация», «альтернативная глобализация» и т. д. Что же характерно для современной глобализационной модели? Человеческая цивилизация развивается уже ни одно столетие, и вплоть до недавнего времени хозяйственные системы развивались относительно обособлено. Эта обособленность была, зачастую, столь сильной, что возможности сравнивать уровень развития отдельных цивилизаций, их экономическую структуру или уклад были ограничены. Переход к глобальной форме ведения хозяйственной деятельности предполагает наличие механизма, обеспечивающего сопоставимость хозяйственных процессов, т. е.

приводящего их к некому «общему знаменателю». Сопоставимыми должны быть уровень производительности, уровень доходов, экономические структуры и т. д. В современных условиях такую сопоставимость обеспечивает механизм рыночной конкуренции. Рыночная хозяйственная система явилась своеобразной основой глобализации.

Практически все индикаторы глобализации (динамика объемов международных торговых операций, международных прямых инвестиций, операций на международных финансовых рынках ) так или иначе связаны с реализацией рыночно-ориентированных интересов ( завоеванием новых рыночных ниш, ростом доходов, прибылей и т. д.). Фактически речь идет о глобализации института рыночной конкуренции.

Как известно, конкурентные механизмы побуждают предпринимателей искать все новые и новые возможности для повышения эффективности производства, роста доходов и сокращения затрат. Однако, если ранее эти процессы осуществлялись преимущественно на локальном, региональном или национальном уровнях, то в последние 20-30 лет они все больше приобретают глобальные масштабы. Ярким примером является массивный вывод производств из развитых стран в регионы, где сосредоточена дешевая рабочая сила, что позволило на определенном этапе добиться существенной экономии расходов на оплату труда.

Рыночная модель глобализации не лишена определенных недостатков. Традиционно для экономики рыночного типа характерны нестабильность (подверженность конъюнктурным колебаниям), безработица, социальное расслоение и т. д. Однако с течением времени в развитых индустриальных странах возникло «общество благосостояния».

Уровень жизни вырос настолько, что обозначенные проблемы несколько потеряли свою остроту, улучшилось социальное положение населения в целом. Вместе с тем подобное положение дел характерно лишь для определенной части человеческой цивилизации. В мире по-прежнему многочисленны представители беднейших слоев населения, проживающих на 1-3 доллара в день. При этом именно для последних 10 15 лет характерен невиданный рост доходов крупных собственников и топ-менеджеров, вновь обостривший проблему социального расслоения.

Аналогичные рассуждения применимы и по отношению к конъюнктурным колебаниям. Традиционная проблема рыночной экономики, казалось бы, потеряла свою остроту. С начала 1990-х гг. по 2007 г. большинство ведущих индустриальных стран демонстрировали стабильные темпы роста, и создалась иллюзия перехода к бескризисной стадии развития. Однако мировой экономический кризис 2007-2009 гг.

показал ошибочность подобных допущений. Глобализированность системы международных хозяйственных связей приводит к тому, что кризисные тенденции, зачастую, быстро распространяются по всему миру.


Кризис в одном регионе практически неизбежно выходит за его рамки.

Неслучайно, в последнее время большую популярность приобрел термин «глобальная нестабильность». Процесс глобализации все больше ассоциируется с нестабильностью рыночной конъюнктуры.

Рыночная основа глобализации выражается также и в утверждении принципов либерализации хозяйственной деятельности. Например, один из базовых принципов работы ВТО (куда входит уже 157 стран) неразрывно связан с предоставлением режима наибольшего благоприятствования, т. е. конкурентные условия на мировых рынках должны выравниваться для всех участников при общем курсе на сокращение таможенных пошлин. Однако в последние годы все больше утверждается мнение, в соответствии с которым курс на максимальный либерализм организации хозяйственных процессов обусловливает их хаотичный и нерегулируемый характер. Особенно отчетливо это проявляется в финансовой сфере, где проблема совершенствования глобального регулирования значительно обострилась. Таким образом, рыночно ориентированная модель глобализации обусловливает ряд негативных тенденций. Однако эта модель существует уже более 30 лет и изменить ее непросто. Очевидно, что вопрос совершенствования системы управления хозяйственными процессами на мировом уровне является не только предметом теоретических дискуссий, но и сферой осуществления практических реформ. В данном контексте следует упомянуть принятие пакета документов, составляющих «Соглашение Базель III».

Дятлов С.А., д-р экон. наук, проф., Гаврилова Р.А., ассист.

ИНФОРМАЦИОННО-ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ СЕТИ Интеллектуальный капитал имеет ряд специфических особенностей. Нужно учитывать, что интеллектуально-сетевой капитал является ресурсом «полифункционального значения», выполняет множество функций и имеет многоразличные функциональные формы проявления в системе глобальной информационной экономики:

профессионально-квалификационные способности и компетенции работника, нематериальные активы компаний, объекты интеллектуальной собственности, институты электронного правительства, сетевые сообщества и социальные сети.

В этой связи эволюцию экономической системы можно представить как единый процесс взаимодействия общественного, рыночного, институционального и интеллектуально-информационного секторов, что находит свое реальное выражение в формировании основных социально экономических институтов и норм, включающих государственные, рыночные и информационно-сетевые методы регулирования и координации, обеспечивающих на данном общественно-историческом этапе трансформацию и переход к информационной стадии развития экономики.

В современной информационно-сетевой экономике интеллектуально-сетевой капитал имеет полифункциональную природу и рассматривается как результат связи и взаимодействия рыночных, плановых, смешанных и сетевых начал. В силу чего интеллектуально сетевой капитал в процессе своего полифункционально воспроизводственного оборота выступает одновременно в трех формах:

как общественное благо, как рыночный капитализируемый продукт и как сетевое коэволюционное общественно-рыночное благо (т. е. как одновременно общественное благо и капитал сети). Особый научный интерес представляет введение в научных оборот и раскрытие Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект №13-02-00415/13.

категориального содержания понятия «интеллектуально-сетевой капитал», представляющий собой информационно-интеллектуальный капитал сети, который в процессе своего оборота в сети принимает различные функциональные формы и приносит помимо обычных рыночных выгод также и многообразные синергийно-сетевые эффекты.

Важнейшее значение имеет анализ особенностей трансформации человеческого капитала в интеллектуально-сетевой капитал, выявление его роли и места в системе институтов информационно-сетевой экономики в условиях функционирования глобальных инфо коммуникационных сетей. Важнейшими структурными элементами интеллектуально-сетевого капитала являются новые знания, креативные способности, инновационность, конкурентное поведение, рыночная предприимчивость, профессиональная мобильность, квалификационная гибкость, ноу-хау, передовые методы принятия решений, информационная лабильность, культура труда, социализация, которые получают денежную и неденежную оценку, накапливаются, капитализируются, вступают в рыночный, общественный и сетевой оборот, приносят дополнительный доход (индивиду, фирме, стране), формируют различные сетевые эффекты, становятся интеллектуальной собственностью, приводят к повышению качества и уровня жизни людей и обеспечивают устойчивый инновационный экономический рост и социальную стабильность в обществе. Особую научную значимость имеет классификация, учет и оценка разнообразных общественных, рыночных и сетевых выгод и эффектов от использования интеллектуально-сетевого капитала и интеллектуальной собственности.

Интеллектуально-сетевой капитал в процессе своего экономического оборота и коммерционализации принимает форму разнообразных общественных, рыночных и сетевых активов, которые могут капитализироваться и реализовываться на рынке, а также накапливаться и обращаться как общественное благо и сетевое благо в государственном, частном сегменте Интернета и в социальных сетях.

Интеллектуальный капитал с одной стороны, персонифицируется в самом работнике (специалисте, инноваторе), с другой воплощается в определенные новые знания, интеллектуальные продукты и услуги, информационные продукты, условно-отчуждаемые от их производителя и становящиеся объектом купли-продажи в виде объектов интеллектуальной собственности. Ценность и экономическая отдача от использования интеллектуального капитала и интеллектуального блага многократно возрастают в информационно-сетевой экономике.

Информационный обмен, происходящий в сетевой экономике, не приводит к полному отчуждению блага от его первоначального владельца, в результате у каждого из участников сохраняются имевшиеся ранее знания и появляются новые. При взаимном обмене знаниями и информацией возрастает информационный потенциал всех участников такого обмена. По мере потребления интеллектуального блага оно может значительно возрастать и накапливаться.

Информация может вступать в воспроизводственный процесс как ресурс, технологическая составляющая, экономическое благо и связующее звено на стадиях производственного процесса.

Интеллектуальное благо – это информация, усвоенная и переработанная интеллектом человека и получившее коммерческую форму реализации.

В современной литературе1 выделяют три основных формы деятельности компании в сети:

1) Сделки. В сети направленной на организацию сделок создается форум, предназначенный для экономического обмена. Чем больше покупателей и продавцов входит в сеть, тем больший экономический потенциал эта сеть имеет. Компания имеет процент с каждой сделки в обмен на использование сети. Примером тут является сеть eBay, представляющая собой масштабный интернет-аукцион.

2) Сообщества. Задача этих сетей обеспечить прямое взаимодействие между членами. Подобные компании обеспечиваются за счет контент-провайдеров, рекламодателей и продавцов.

3) Дополнительные услуги. Успех этих сетей строится на вспомогательных и дополнительных товарах или услугах.

При сетевой торговле компания может продавать товары непосредственно или может обеспечивать связь клиента и продавца и собирать плату (косвенные платежи). При прямых продажах сеть используется как вспомогательное средство. Задача же компании посредника сводится к необходимости организовать информационный обмен между участниками сделки.

Большие сети пользователей привлекают рекламодателей, позволяя эффективно воздействовать на целевую аудиторию. Подобная рекламная бизнес-модель иногда единственный способ обеспечения деятельности компаний, имеющих бесплатную пользовательскую сеть.

Отсюда вытекает цель таких компаний – стать привлекательными для рекламодателей. Эта стратегия в настоящее время лежит в основе бизнес-модели Google.

Некоторые успешные сети могут взимать с пользователей абонентскую плату или сборы за доступ к сети. Модель подписки обычно применяется для очень специализированных сетей или очень больших сетей.

Стратегия поддержки сопутствующих сетей означает размещение ссылок на платные и бесплатные сервисы, что позволяет успешно развивать новые направления бизнеса. Например, Microsoft использовала сильную рыночную позицию своей операционной системы, чтобы захватить соседние рынки приложений и интернет-браузеров.

Деятельность сетевых компаний основана на непосредственном использовании информации. Одним из преимуществ сети является способность собирать информацию. Компании с большими базами Mauboussin Michael J. Exploring Network Economics, Legg Mason // Capital Management. October, 11. 2004.

пользователей, особенно в Интернете, обладают огромной ценностью, потому что размещенная пользователями информация может быть продана третьим лицам (например, для рекламной рассылки), может привлекать новых пользователей, обладает огромной информационной ценностью для принятия бизнес решений и информационным потенциалом для образования, научных исследований и т. д.

В современных условиях все большее распространение приобретает специфический для информационного-сетевой экономики такой вид интеллектуального капитала как информационно интеллектуальный капитал сети. Информационно-интеллектуальный капитал сети образуется за счет:

персональной информации размещенной, пользователями и компаниями;

к ней относятся: биографические сведения, сведения об отчетности и уставных документах компании и т. д. Данная информация представляет интерес для бизнеса, государства и рядовых пользователей.

интеллектуального продукта пользователей и компаний, то есть результатов интеллектуальной деятельности, размещенной в сети бесплатно и без ограничения доступа;


сведений о желаемых сделках частных пользователей и компаний, в том числе и рекламы.

Информационно-интеллектуальный капитал сети представляет собой совокупность потоков свободно циркулирующей недифференцированной информации. В условиях информационно сетевой экономики свободно циркулирующая информация может считаться капиталом владельца сети. В результате наращивания потока информации потенциальную экономическую выгоду имеют все участники сети, что и позволяет отнести подобную информацию к категории капитала. Примером тому может служить экономический успех популярных сетей Яндекс, Facebook, Google и др., основанный на многократном увеличении количества пользователей сетей за счет привлечения их большими объемами информации, обращающейся в сети, и благодаря новым пользователям, увеличивающим объем информации.

Экономическая выгода владельца сети основана на комплексе технических мер обеспечивающих: хранение информации, доступ к информации, поиск информации, автоматическое перенаправление информации к потенциальным пользователям. Стратегия успеха компании держателя сети направлена на максимальное увеличение объема циркулирующей информации и совершенствование технологии для облегчения и ускорения доступа к ней.

Информационно-интеллектуальный капитал сети невозможно оценить полностью в денежном выражении в связи со следующими особенностями образующей его информации:

недифференцированность, то есть до момента обращения к информации конкретного пользователя она пребывает в состоянии информационных бит, не обладающих экономической или общественной ценностью;

непрерывность информационных потоков, в результате чего информационная база находится в состоянии непрерывного изменения;

экономическая выгода от использования информационно интеллектуального капитала сети измеряется относительно его вклада в получение доходов от связанных с ним видов деятельности (реклама в сети, платный доступ и т. д.) При разработке законодательных актов в области интеллектуальной собственности следует учитывать следующие аспекты функционирования интеллектуально-информационного капитала:

субъективная ценность информации в сочетании с растущей скоростью ее обращения в сети приводит к непредсказуемой амплитуде колебаний цен на одну и ту же информацию, потребляемую различными пользователями, что ставит под сомнение возможность использования традиционных рыночных индикаторов для оценки ее стоимостного вклада в анализируемый бизнес;

избирательный характер информации относительно доступности для пользователя означает, что приобретя формальные права на информационный продукт, то есть став его собственником, не каждый может им воспользоваться, ибо для этого требуется целый набор интеллектуальных качеств;

уникальный характер информации означает, что при безграничном тиражировании она продолжает оставаться одной и той же идеей, одним объектом, к которому, в принципе, неприменимо множественное число.

При всех перечисленных условиях стратегия рационального использования информационно-сетевого капитала должна быть направлена на расширение и совершенствование доступа к информации, расширение международного обмена информацией, обострение конкуренции на внутренних и международных информационных рынках, повышение компьютерной грамотности населения, повышение быстродействия компьютерных систем.

В условиях информационно-сетевой экономики происходит трансформация интеллектуального капитала по нескольким направлениям. Интеллектуальный капитал как неразрывная связь интеллектуальной (нематериальной) и физической (приводящей к материальному воплощению) компонент, движется в сторону их окончательного слияния в результате коэволюции интеллектуального и вещественного капиталов, выраженных в развитии технологии и росте удельной доли нематериальной составляющей в высокотехнологичных продуктах. Это определяет главное направление использования интеллектуального капитала: производство инноваций. Подобная функциональная направленность использования интеллектуального капитала позволяет говорить о его инновационном характере.

Вторым направлением трансформации интеллектуального капитала является повышение роли его информационной составляющей.

Это приводит к тому, что механизм интеллектуальной собственности дает сбой, что подтверждается эмпирическими исследованиями, когда расширение круга охраняемых объектов интеллектуальной собственности затрудняет экономический оборот нематериальных активов и ограничивает их рост. Мы рассматриваем институт интеллектуальной собственности как способ капитализации интеллектуального блага в условиях индустриальной экономики через материальное воплощение в виде объектов интеллектуальной собственности, которое упрощает чувственное восприятие нематериального блага, выводит его за рамки мышления, включая его как полноценный объект в хозяйственный оборот.

Информационную же составляющую интеллектуального капитала невозможно выделить в рамках института интеллектуальной собственности, предполагающего интеллектуальное восприятие и оценку конкретного объекта.

Формой реализации творческих сил человека в условиях инновационной экономики является интеллектуально-информационный капитал общества, в структуре которого можно выделить следующие составляющие: ресурсно-инвестиционный, функционально производственный, маркетинго-рыночный и организационно управленческий компоненты. Примером организационно-функциональной формы реализации интеллектуального капитала на макроуровне можно считать электронное правительство (e-government), которое представляет собой электронно сетевой институт государственного управления, регулирования и контроля. Коммуникативная и маркетинго-рыночная компоненты интеллектуально-информационного капитала общества все ярче реализуются на личностном и микроуровне через электронно-сетевые средства персональной и бизнес-коммуникации, такие как: электронный бизнес (e-business), электронная коммерция (e-commerce) и электронные социальные сети (social networking service).

Digital Opportunity A Review of Intellectual Property and Growth An Independent // Report by Professor Ian Hargreaves. May 2011.

Интеллектуально-информационный капитал / Дятлов С. А., Марьяненко В.П., Селищева Т.А. Информационно-сетевая экономика: структура, динамика, регулирование.- СПб.: Астерион, 2008. – С. 129-130.

Егоров А.Н., д-р экон. наук, проф., Нагманова А.Н., аспирант, Соколов В.Д., аспирант ВЛИЯНИЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ НА СНИЖЕНИЕ СТОИМОСТИ ЖИЛОЙ НЕДВИЖИМОСТИ И ПОВЫШЕНИЕ ПЛАТЕЖЕСПОСОБНОГО СПРОСА В РФ Вступление России в ВТО, рост зарубежных инвестиций направлены на создание объективных условий для развития национальной экономики на инновационной основе. Известно, что строительный сектор экономики, может служить «локомотивом»

экономического развития страны, содействовать росту ВВП, занятости населения, доходов домохозяйств. При этом, по официальным данным 60% домохозяйств РФ нуждаются в улучшении своих жилищных условий.

В этой связи широкомасштабное строительство жилья приобретает особо важное значение для роста национальной экономики.

Существенное значение в развитии жилищного строительства на инновационной основе имеет сотрудничество с иностранными строительными компаниями и инвесторами, которые стимулируют российские строительные компании постоянно интересоваться современными разработками в области строительного производства, строительной техники и технологий, позволяющими значительно сократить издержки. Сотрудничество с зарубежными компаниями побуждает российские строительные фирмы принимать участие в различных международных форумах и выставках, самостоятельно разрабатывать и представлять новинки в области строительного производства и технологий.

Как правило, зарубежные инвесторы приходят на российский рынок с уникальными идеями, ранее не применявшимися в отечественном строительстве. Достаточно часто ожидания зарубежных инвесторов невозможно реализовать только путем применения существующих на местном строительном рынке технологий. С целью реализации проектов, основанных на зарубежных инвестициях, российским строительным организациям приходится прибегать к нестандартным решениям, применять новые методики производства работ, приглашать зарубежных консультантов и специалистов, приобретать новые технологические линии, оборудование и др.

Влияние иностранных компаний на строительство жилой недвижимости с каждым годом увеличивается. Например, финский строительный концерн Lemminkainen Group собирается возводить в Санкт-Петербурге по 1000 квартир каждый год. С этой целью инвестор увеличивает банк земельных ресурсов, в том числе путем приобретения пятен под строительство для реновации территорий. Подобная деятельность неизбежно приводит к увеличению предложения на рынке и, в конечном итоге, направлена на снижение рыночной стоимости жилья.

Иностранные инвестиции способствуют повышению качества строительной продукции и конкурентоспособности российских строительных компаний, выводят их на один уровень с известнейшими зарубежными строительными корпорациями.

Социальные результаты инновационных преобразований в строительстве жилой недвижимости по своему воздействию многообразны, их проявления различны для разных уровней социальной структуры общества. Развитие строительного производства предполагает не только обновление основных производственных фондов, но и повышение уровня организации управления. Рыночная экономика предъявляет высокие требования к организации строительного производства, уровню знаний и квалификации занятых производственной и управленческой деятельностью, научно-исследовательской и проектно изыскательской деятельностью.

Инновации в строительстве жилья вызывают повышение эффективности не столько путем внедрения новых технологий и оборудования, сколько улучшением качества организации и реализации строительного производства, а также принятия управленческих решений.

Порой крупные инвестиционные проекты в строительстве жилой недвижимости реализуются совместно российскими и зарубежными строительными корпорациями. Совместная работа дает возможность лучше оценить свои собственные достоинства и недостатки и перенять передовые для отечественного рынка методы организации и управления строительным производством. Инновационные технологии и достижения научно-технического прогресса, реализованные при строительстве объектов с привлечением зарубежных инвестиций, несут экономический, технологический и социальный эффекты для строительной сферы.

Экономический эффект от привлечения иностранных инвестиций в строительство жилья выражается в создании дополнительных рабочих мест, налоговых поступлений в городской бюджет, совершенствовании городской инфраструктуры.

Технологический и социальный эффекты выражены в совершенствовании строительных методов и технологий производства работ и приобретении новых знаний и навыков. Российские проектировщики и строители могут приобрести опыт новых методов строительства при реализации совместных проектов.

Российские строительные компании, приобретая новейшее высокопроизводительное оборудование, осваивают новые технологии строительного производства. Топ-менеджеры приобретают неоценимый опыт в управленческой деятельности. Внедрение достижений научно технического прогресса дает возможность максимально эффективного решения комплекса финансовых, научно-технических, проектно конструкторских, производственных и организационно-управленческих задач при реализации инвестиционно-строительных проектов.

Наиболее важная роль инновационных преобразований в строительной сфере заключается в решении задачи обеспечения доступным и качественным жильем остро нуждающейся части населения России. Экономический анализ изменения цен за последние 10 лет на рынке жилой недвижимости показал, что рост цены был вызван как возрастающим инвестиционным спросом, так и ростом издержек на предприятиях строительного комплекса, т. е. инфляцией издержек.

Широкое применение инноваций в строительной сфере способно значительно снизить издержки предприятий строительного комплекса.

Инновации в строительстве обеспечивают сокращение стоимости, сроков возведения и повышение качества объектов жилой недвижимости.

Следует особо подчеркнуть, что строительство – сфера, в которой инновационная деятельность является необходимостью. Увеличение доли инновационных направлений возведения объектов жилой недвижимости, обеспечивающих сокращения стоимости и повышение качества, является основным направлением преобразований в строительной сфере экономики. Актуальность преобразований особенно возрастает на этапе вступления России в ВТО в связи с высоким уровнем издержек по сравнению с другими странами мира.

На рис.1 изображена модель инновационного влияния. Из рисунка видно, что инновации в строительстве должны быть, прежде всего, направлены на снижение стоимости, повышение качества и сокращение сроков строительства.

Выполненный многофакторный анализ влияния инноваций в строительстве позволяет в практической деятельности сформировать комплекс инновационных мероприятий: внедрение новых ресурсосберегающих технологий, внедрение высокоэффективных строительных материалов и технологий, внедрение современных методов организации и управления строительством, оптимизация информационных потоков.

Сокращение сроков строительства строительства Инновации в строительной сфере экономики Повышение качества Снижение стоимости строительства строительства Рис.1. Модель инновационного влияния.

На рис.2 отображены показатели, формирующие общий уровень инновационности в строительстве на основе внедрения рассмотренных мероприятий.

Уровень внедрения новых ресурсосберегающих технологий (Унрт) Уровень внедрения Уровень внедрения современных высокоэффективных методов строительных Уровень инновационности организации и материалов и в строительстве (Уис) управления конструктивно строительством технологических (Умоу) решений (Усмт) Уровень оптимизации информационных потоков (Уоип) Рис.2. Показатели, отражающие уровень инновационности в строительстве.

Таким образом, существенное увеличение зарубежных инвестиций в экономику России окажет положительное влияние, в том числе, и на строительный сектор экономики. А именно: во-первых, произойдет снижение рыночной стоимости жилой недвижимости за счет следующих факторов:

- увеличения числа строительных компаний, а также предприятий, производящих строительные материалы, неизбежно приведет к увеличению предложения, повышению уровня конкуренции на строительном рынке, и, как следствие, будут снижаться цены на строительном рынке товаров и услуг;

- инноваций в производство, которые, как правило, идут рука об руку с зарубежными инвестициями и позволяют без массового банкротства предприятий снизить цены на строительные материалы и услуги.

Во-вторых, зарубежные инвестиции в реальный сектор экономики увеличат объемы ВВП, занятость населения и, как следствие, произойдет рост покупательной способности домохозяйств – жилье, наконец, станет доступным для 60% остро нуждающегося в нем населения страны.

Пшеничникова С.Н., д-р экон. наук, доц.

ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ Проведем сопоставительный анализ факторов и условий, способствующих формированию в странах региона Центрально Восточной Европы (ЦВЕ) отличительных характеристик их экономических систем в сравнении с отечественной экономикой. Связанные с этим проблемы роста производительности труда, изменение соотношения, а также масштабов и объемов традиционного и инновационного секторов в целом позволяют определить специфические особенности экономического развития национальных экономик этих стран. Ранее проведенное исследование предполагало определение трех типов зависимостей: 1) между типом занятости и эффективностью труда в виде ее производительности;

2) между производительностью труда и инвестициями в основной капитал на одного занятого;

3) между типом занятости и инвестициями в основной капитал на одного занятого.

При рассмотрении первой зависимости было установлено, что по особенностям выделенных типов занятости рабочей силы в странах ЦВЕ можно условно выделить две группы. Первая группа стран, в которую входят Польша, Чехия, Словакия и Венгрия, имеют сходные тенденции по динамике национального производства и численности занятой рабочей силы. Тип занятости по производимому национальному продукту является, с точки зрения нашей классификации, жестким («прямая жесткость»). Во вторую группу стран были включены Болгария и Румыния.

Тип занятости в этих странах является жестким, а именно, прослеживается прямая и обратная жесткость (в болгарской экономике) и прямая жесткость (в румынской экономике).

На основе проведенных сопоставлений выявлено, что тенденции изменения занятости и динамики ВВП, а отсюда и тип занятости, в российской экономике в большей степени соответствует динамике рассматриваемых показателей в экономической системе Болгарии.

Обратная жесткость занятости свидетельствует о менее благополучной ситуации в системе, которая классифицируется нами как регрессивная смешанная экономика, то есть характеристики воспроизводимой рабочей силы снизили эффективность материальной подсистемы, что в целом сказалось на экономическом положении страны.

Одновременно с выявленным типом занятости в большинстве успешно развивающихся стран ЦВЕ, эти же страны были объединены в одну группу по показателю производительности труда. Лидирующие позиции по данному показателю эффективности труда занимают Словения, Венгрия, Чехия, Словакия и Польша. Во вторую группу стран по уровню производительности труда вошли такие страны как Россия и Румыния. По типу занятости рабочей силы такие страны как Россия, Румыния и Болгария также были объединены в отдельную группу. Таким образом, тип занятости рабочей силы в исследуемых странах непосредственно связан с уровнем производительности труда.

Зависимость достаточно четкая и прямая.

Обосновывая вторую зависимость, были получены следующие результаты. По странам региона ЦВЕ, которые вошли в первую группу по первому типу зависимости, также лидирующие позиции по объему инвестиций в основной капитал на одного занятого занимают Словения (10,6 тыс. долл./чел.), Словакия (9,6 тыс. долл./чел.), Венгрия (8,3 тыс.

долл./чел.), Чехия (9,2 тыс. долл./чел.) и Польша (5,9 тыс. долл./чел.). Во вторую группу стран входят Россия (3,1 тыс. долл./чел.) и Румыния (2, тыс. долл./чел.). Отчетливо видно, что страны, сгруппированные по тому или иному типу занятости, показывают внутри выделенных групп сходные тенденции по параметрам как производительности труда на одного занятого, так и объемам инвестиций в основной капитал на одного занятого. Таким образом, инвестиционный фактор эффективности живого труда (производительности труда) непосредственно связан с типом занятости.

Относительно инновационного фактора, влияющего на эффективность производства, можно отметить следующую специфическую особенность. В первую группу стран, ранее входивших в социалистический лагерь, можно включить и Россию (217 долл./чел.) на том основании, что по затратам на исследования и разработку на одного занятого она показывает средний уровень, даже превосходящий аналогичные параметры в Польше (176 долл./чел.) и Словакии ( долл./чел.). Такие страны как Румыния (58 долл./чел.) и Китай ( долл./чел.) имеют низкие значения по данному параметру и остаются во второй группе стран.

Подводя итоги по третьему типу зависимости, можно отметить отличительные взаимосвязи структуры и объемов инвестиций и типа занятости в бывших социалистических странах в сравнении с экономикой России:

а) в странах ЦВЕ высокая, в отличие от РФ, доля обрабатывающей промышленности (в среднем около 25%) и низкая доля топливной промышленности (около 1%);



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.