авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«РОССИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И РЫНКА НАУЧНАЯ СЕССИЯ профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и ...»

-- [ Страница 3 ] --

б) в большинстве бывших соцстран в структуре совокупных инвестиций велика их доля в обрабатывающей промышленности: в Словакии 40,73%, в Венгрии – 34,54%, в Румынии – 31,22%, в Польше – 31,05%, в Болгарии – 23,02%, в Чехии – 9,15%, в России – 14,8%;

в) прямой жесткий тип занятости в этих странах свидетельствует о том, что потребленная рабочая сила как структурный элемент материальной подсистемы способствует достаточно высокой эффективности функционирования хозяйственных систем в целом.

Высокие значения инвестиций на одного занятого в обрабатывающие производства, а также производство электроэнергии, газа и воды способствуют поддержанию прямой жесткости занятости, свидетельствующей о более быстром росте объемов национального производства при незначительных изменениях численности занятой рабочей силы.

К ранее выявленным зависимостям в странах евразийского пространства добавим анализ взаимосвязи в соотношении между инвестициями и сбережениями. Инвестиции и сбережения имеют огромное значение для экономического роста любого национального хозяйства. Разделим страны ЦВЕ на две группы по объему инвестиций за исследуемый период, условно обозначив их как «лидеры» и «аутсайдеры»

(табл.1).

Таблица 1 – Группировка стран ЦВЕ по величине средних инвестиций за период 1992-2011 гг. (млн долл.) Средние Рейтинг Страна инвестиции страны Чехия 50033, Венгрия Лидеры 44904, Польша 75071, Румыния 24292, Словакия 18764, Аутсайдеры Словения 6548, Болгария 14796, Группа лидеров (группа I) представлена тремя странами – Чехией, Венгрией и Польшей. Группа аутсайдеров (группа II) представлена четырьмя странами – Болгарией, Румынией, Словакией и Словенией.

Дифференцируем страны ЦВЕ на лидеров и аутсайдеров по объему сбережений аналогично тому, как это было сделано по величине инвестиций. Страны, являющиеся лидерами по сбережениям, это – Чехия, Венгрия, Польша, Румыния. К странам-аутсайдерам отнесем Болгарию, Словакию, Словению (табл.2).

Рассчитано автором по: http://www.unctadstat.unctad.org // Foreign direct investment, annual report from 1992 to 2011.

Таблица 2 – Группировка ряда стран ЦВЕ по величине средних сбережений за период 1992-2011 гг. (млн долл.) Страна Средние Рейтинг страны сбережения Чехия 21618, Венгрия 18235, Польша 36946, Румыния Лидеры 15159, Словакия 6412, Словения 3440, Болгария Аутсайдеры 6959, По части сбережений в лидеры вышла Румыния, которая являлась аутсайдером в инвестиционном исследовании.

Польша является абсолютным лидером, как по части сбереженных, так и в части инвестированных ресурсов. Так, например, в 2011 году в Польше было инвестировано 197538,48 млн долл., а сберегалось соответственно 92824,27 млн долл. Объем инвестиций в данной стране более чем в раза превышает объем сбережений. И такая тенденция свойственна не только Польше в группе стран-лидеров. Так, например, в Венгрии 84447,12 млн долл. было инвестировано в экономику в 2011 году, в то время как сбережения составили 48685,87 млн долл. Румыния и Чехия вплотную приблизились к Венгрии по количеству инвестиций и сбережений. В Румынии за 2011 год инвестиции составили 70327,63 млн долл., сбережения 43118,21 млн долл. В Чехии за этот же год инвестиции 125245,12 млн долл., сбережения 39691624 млн долл.

Сбережения в странах-лидерах возрастали даже в кризисный период. Рост средних сбережений в странах-аутсайдерах, прослеживающийся в период с 1992 по 2004 год, сменился последующим спадом. Начиная с 2008 года, сбережения уменьшились практически в два раза (с 11891,08 млн долл. в 2008 году до 6305,94 млн долл. в 2009 году), причем тенденция к сокращению сбережений прослеживается вплоть до 2010 года. В 2011 года средние сбережения показали положительную динамику, их объем увеличился с 5732,15 млн долл. в 2010 году до 5688,43 млн долл. в 2011 году.

Статистические данные наглядно демонстрируют, что инвестиции в странах группы I значительно превышали объемы сбережений. Даже в кризисный период, с 2008 года по 2010 год, инвестиции и сбережения в лидирующих странах региона ЦВЕ имели возрастающий характер. Таким образом, можно судить об инвестиционной привлекательности данных стран. В рейтинге стран с наиболее и наименее благоприятными условиями для инвестирования в 2011 году Чехия занимала 25 место, Рассчитано автором по: http://www.unctadstat.unctad.org // Foreign direct investment, annual report from 1992 to 2011.

Венгрия 29 место и Польша 37 место, таков результат подготовленного Национальным Рейтинговым Агентством (НРА) исследования инвестиционной привлекательности стран мира. Так как уровень данного рейтинга включает комплексную оценку стран мира ведущими мировыми экспертами по различным критериям, таким как уровень жизни, условия и уровень рисков ведения бизнеса, уровень экономической свободы, уровень коррупции, можно сказать, что именно этими факторами обусловлена инвестиционная привлекательность стран ЦВЕ. Однако важно отметить, что сбережения стран ЦВЕ имеют меньшее количественное значение, нежели значение, характеризующее инвестиционные ресурсы. Это приводит к заимствованию недостающих ресурсов за границей и притоку иностранных капиталов. В исследуемых странах-аутсайдерах региона ЦВЕ также наблюдается значительный разрыв между сбережениями и инвестициями в пользу последних.

Абсолютно все страны региона ЦВЕ подвергли реформации свою экономику после завершения советского этапа истории. В России наблюдается медленный и относительно небольшой рост инвестиционных ресурсов (в денежном эквиваленте по сравнению со странами ЦВЕ).

Сбережения страны имеют устойчивый курс на повышение. В странах ЦВЕ, наоборот, наблюдается высокая инвестиционная активность, особенно существенно она возросла после того, как исследуемые страны вступили в Европейский Союз.

Обобщая все вышеизложенное, было выявлено, что страны евразийского пространства показывают достаточно позитивные результаты в сравнении с отечественной экономикой:

а) в большинстве бывших соцстран высок удельный вес обрабатывающей промышленности, обеспечивающей функционирование традиционного сектора экономики и создающий потенциальные возможности для развития инновационного сектора;

б) рабочая сила, особенно в странах ЦВЕ, отличается более высоким уровнем качественных и количественных характеристик, определяющих эффективность её воспроизводства;

в) страны региона ЦВЕ показывают более высокий уровень производительности труда, объема инвестиций на одного занятого и относительно развитых стран среднего уровня инновационных затрат на одного занятого;

г) между типом занятости рабочей силы и производительностью труда наблюдается прямая зависимость;

д) объем инвестиций существенно превышает объем сбережений.

Иванов С.А., д-р экон. наук, проф., Смирнова И.А., аспирант ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ В настоящее время в России на государственном уровне обозначена глобальная задача перевода хозяйственной системы на инновационный тип развития. Это связано, прежде всего, с повышением роли инноваций как ключевого фактора современного социально экономического развития и формирования наукоемкого производства.

Проведенный анализ развития научно-технической сферы показывает, что бурное развитие хозяйственных систем ведущих стран определяется инновационными процессами, выполняющими роль локомотива развития. Это явилось определяющим фактором их перехода от индустриальной эпохи к качественно новой, инновационной, основанной на знаниях. Уже сегодня хозяйственные системы развитых стран мира становятся все более интеллектуальными и все в меньшей мере зависят от сырьевых ресурсов.

Следует отметить, что на современном этапе развития ведущих стран мира основным фактором экономического роста становится не финансовый капитал и средства производства, а знания и новые идеи, обеспечивающие выпуск интеллектуальной, конкурентоспособной продукции, востребованной на рынке качества, за которую потребитель готов платить высокую цену. Поэтому уже понятно, что именно инновационный характер экономики обеспечивает динамичное развитие государства и более высокий уровень жизни населения.

Именно поэтому в ведущих странах доля науки, образования, прогрессивных и наукоемких технологий, т. е. составляющих научно технического прогресса, в ВВП сегодня достигает 95%, а в России не превышает 5-10%.

Проведенный анализ состояния инновационного развития российской экономики указывает, что наиболее важный вызов, стоящий перед российской инновационной системой, заключается в необходимости повышения инновационной активности предпринимательского сектора и в создании эффективных механизмов коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности российских ученых и инженерно технических специалистов.

Низкий уровень инновационной активности в предпринимательском секторе является основной причиной существенного сокращения доли наукоемкой продукции в общем объеме экспорта. Российские промышленные товары стали проигрывать конкурентную борьбу и на внутреннем рынке.

Относительно низкая доля товаров и услуг наукоемких секторов российской экономики в структуре российского экспорта определяются не только внешнеэкономическими факторами, обусловленными структурными особенностями российской экономики, но и внутренними проблемами и противоречиями развития российской инновационной системы.

Кризисное состояние в инновационной сфере обусловлено существованием совокупности экономических, производственных и других факторов, препятствующих появлению инноваций в организациях.

К экономическим факторам следует отнести: недостаток собственных денежных средств;

недостаток финансовой поддержки со стороны государства;

низкий платежеспособный спрос на новые продукты;

высокая стоимость нововведений;

высокий экономический риск;

длительный срок окупаемости нововведений.

К производственным факторам относятся: низкий инновационный потенциал организаций;

недостаток квалифицированного персонала;

недостаток информации о новых технологиях;

невосприимчивость организации к нововведениям;

сложность кооперации с другими организациями.

Существуют и другие факторы, в частности: низкий спрос на инновационную продукцию;

недостаточность законодательной и нормативно-правовой базы, регулирующей и стимулирующей инновационную деятельность;

неразвитость инновационной инфраструктуры и др.

С целью преодоления сложившейся негативной ситуации, требуются изменения привычных стереотипов государственного управления инновационными процессами. Ставка должна быть сделана на создание в России благоприятных условий для активизации инновационных процессов как основы позитивных социально экономических преобразований. Практика убедительно показала, что у России, равно как и у любого другого государства, не может быть иного развития, кроме пути формирования экономики, основанной на знаниях, т.е. экономики инновационного типа, в которой решающую роль играет человеческий капитал.

Недооценка этого обстоятельства уже в ближайшие годы может привести к тому, что Россия будет вытеснена с рынка высокотехнологичной продукции, а это, в конечном итоге, не позволит поднять до современных стандартов уровень жизни населения и обеспечить безопасность государства в целом. Вместе с тем инновационная деятельность России пока еще не является основным фактором экономического роста.

Чтобы наиболее отчетливо понять и сформулировать основные направления развития инновационной экономики России, необходимо рассмотреть объективные закономерности формирования инновационной экономики, основанной на знаниях.

Необходимо отметить, что достаточно длительное время уровень развития экономики определялся темпами и пропорциями увеличения материально-вещественных составляющих национального достояния. Во второй половине ХХ в. человечество вступило в качественно новое состояние.

Анализируя происходящие изменения, теория и практика фиксируют, в частности, увеличение расходов на НИОКР, образование, охрану природы и прочее, в которых (расходах) все более значительная доля принадлежит государству.

Происходящие в обществе процессы настолько глубоки по масштабам, что мировая наука всерьез задумалась о необходимости кардинального пересмотра считавшихся до того незыблемыми представлений о целях и механизмах общественного прогресса, об отказе от классических критериев оценки эффективности развития экономики, равно как и критериев оценки качества экономического роста.

Объективная закономерность происходящих процессов заключается в том, что возникшие в 1950-1960-е годы научно-технические точечные изменения технологий со временем вылились в трансформации, позволяющие говорить о начале формирования нового типа воспроизводства, вызывающего к жизни новый тип экономических отношений экономику инноваций.

Экономика инноваций является также «экономикой, основанной на знаниях». И это уточнение совсем не случайно. В экономике, основанной на знаниях, повышение качества человеческого капитала постепенно превращается в фактор и цель процесса накопления общественного богатства.

Повышение значимости составляющей человеческого капитала в развитии инновационной экономики происходило в рамках трех взаимосвязанных этапов и имеет следующую логическую последовательность (табл.1).

Таблица 1 – Значимость составляющей человеческого капитала в процессе эволюции хозяйственной системы к экономике инновационного типа Эта- Основное содержание Результат пы На этом этапе НТР сделала доступными Перманентные для большинства хозяйствующих субъектов вложения технологии, резко снижающие удельные денежных затраты на единицу продукции. Но средств в условием их использования было переподготовку повышение квалификации основной части и повышение Составлено по: Движение регионов России к инновационной экономике / Под ред.

А.Г. Гранберга, С. Д. Валентея;

Ин-т экономики РАН. – М.: Наука, 2006.

занятых до уровня, позволяющего им гибко квалификации реагировать на частую смену технологий. рабочей силы.

На этом этапе снижение удельных затрат Формирование на единицу продукции инициировало новой массовый выброс на рынок относительно экономической дешевых потребительских товаров и услуг, категории резко изменив структуру потребительских ренты на расходов домашних хозяйств. В этой связи человеческий наблюдается устойчивый рост затрат капитал.

домашних хозяйств на получение образования, поскольку в рамках нового типа экономических отношений это гарантирует гражданам доход больший или сравнимый с доходом, получаемым ими от ценных бумаг и банковских депозитов.

Данный этап характеризуется тем, что Работники интерес предпринимателей и домашних предъявляют хозяйств к повышению качества повышенные человеческого капитала не просто изменил требования к структуру спроса. Рост уровня образования качеству 3 вообще, уровня квалификации занятых в производственн частности приводит к трансформации ой среды и структуры потребления. условиям труда, а население к качеству жизни.

Указанные три взаимосвязанные тенденции имеют глубокий экономический смысл, поскольку, во-первых, были обусловлены сменой структуры и форм накопления национального богатства. Во-вторых, произошло переосмысление содержания критериев эффективности развития экономики, а также методов ее оценки. В-третьих, появилась мощная социальная группа средний класс, являющийся носителем устойчиво воспроизводящегося интереса к новой форме накопления.

Необходимо отметить, что одним из основополагающих факторов развития экономики инновационного типа является государство, а точнее его функции. Сущность проблемы заключается в том, что новый тип воспроизводства связан с замещением в экономически развитых странах точечных инноваций (по отдельным сегментам экономики) инновационным пространством, именуемым национальные инновационные системы (НИС).

Следует отметить, что формирование и функционирование НИС, которая, по существу, представляет собой вертикально-горизонтальную пространственную структуру, требует в известной степени системы государственного регулирования. Это объясняется многочисленными провалами рынка в отношении развития НИОКР, рационального природопользования и т. п., поскольку развитие НИС предполагает существенные пространственные инвестиции, привлечь к которым интерес частного капитала сложно в силу серьезных проблем финансового характера.

Вложения денежных средств в науку и образование как в общественные блага финансируются, как правило, государством, а частные бизнес-структуры в настоящее время не осуществляют серьезных вливаний в них по причине высоких финансовых рисков и слабой мотивации хозяйствующих субъектов.

С данных позиций регулирование финансовых рисков должно взять на себя государство, причем учитывая очевидный пространственный характер инфраструктурных инвестиций в производство общественных благ необходимо изменить и содержание государственной инновационной политики.

Камышова А.Б., канд. экон. наук, доц.

НОРМАТИВНАЯ ДИСКРЕЦИОННАЯ ПОЛИТИКА КАК ИНСТРУМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К ЭКОНОМИКЕ ИННОВАЦИОННОГО ТИПА В современных условиях увеличение ВВП России сопровождается усилением интеграции российской экономики в мировое хозяйство. При этом, на фоне улучшения количественных показателей наблюдается ухудшение структурных параметров, которые характеризуют качество экономического роста и определяют место российской экономики в мировом хозяйстве. При переходе к рыночной модели хозяйствования экономика России открыла свои внутренние рынки, но оказалась неконкурентоспособной, что обусловило дальнейшую сырьевую направленность национального экспорта. Переход от экспорта сырья к экспорту продуктов переработки сырья или экспорту инновационных продуктов в условиях глобализации требует определения содержания и направлений регулирования данного процесса, в связи с чем, особую актуальность приобретает проблема соотношения государства и рынка.

Как показал накопленный опыт, государственное регулирование в России, базирующееся на рекомендациях либерального направления, не способно создать условия для перехода к экономике инновационного типа. Поэтому возникает необходимость теоретического осмысления государственного регулирования как формы планомерности, в рамках которой государство задает траекторию экономического развития как в экономическом аспекте, так и в контексте внешнеполитических, социально-политических, институциональных и культурных изменений.

Следует отметить, что результативность инструментов государственного регулирования в определенной степени зависит от степени доминирования плана или рынка в качестве основного регулятора хозяйственной системы. Анализ различных типов хозяйственных систем, характеризующихся разными масштабами государственного и рыночного регулирования, позволяет идентифицировать тип российской экономики как хозяйственную систему с доминированием государства в качестве основного регулятора экономики. Опираясь на выдвинутую гипотезу, можно осуществить отбор инструментов государственного регулирования с целью определения их результативности посредством построения экономико-математической модели, которая включает:

цели государственного регулирования: темп экономического роста, темп инфляции, уровень безработицы, сальдо счета операций с капиталом, сальдо счета текущих операций и сальдо торгового баланса;

инструменты государственного регулирования: ставка налога на прибыль, ставка подоходного налога (НДФЛ), НДС, денежная масса, ставка рефинансирования, норма резервирования, курс доллара США по отношению к рублю, курс евро по отношению к рублю, величина государственных закупок.

Одним из важнейших процессов, являющихся объектом государственного регулирования посредством денежно-кредитных и фискальных инструментов, является экономический рост. Согласно результатам регрессионной модели, построенной автором, ни один из вышеуказанных инструментов государственного регулирования не оказывает влияния на динамику экономического роста в России. Особое внимание обращает на себя отсутствие взаимосвязи между динамикой государственных закупок и темпом экономического роста, поскольку согласно постулатам экономической теории, прирост государственных расходов приводит к ожидаемым изменениям реального ВВП в результате действия мультипликативного эффекта. Модель бюджетного мультипликатора разработана для экономической системы, в которой темпы экономического роста измеряются темпом прироста объема выпуска конечных товаров и услуг. В экспортно-сырьевой экономике динамика ВВП определяется объемом производства ТЭК, создающего промежуточный продукт, на динамику которого общепринятые государственные регуляторы не оказывают желаемого влияния. Для подтверждения сделанного предположения необходимо построить регрессионную модель, включающую в себя в качестве цели государственного регулирования – темп экономического роста, а в качестве факторов: физический объем добычи нефти, мировые цены на нефть.

Согласно результатам построенной модели статистически значимыми оказались зависимости между следующими параметрами:

темпом экономического роста и физическим объемом добычи нефти и мировыми ценами на нефть. Полученные при построении регрессионной модели результаты подтверждают вывод о том, что динамика реального ВВП экспортно-сырьевой экономики России находится в прямой зависимости от факторов, находящихся за рамками возможностей государственного регулирования.

Согласно результатам анализа ни один из существующих инструментов государственного регулирования в России не оказывает влияния на динамику сальдо счета операций с капиталом. При построении модели в качестве инструмента, оказывающего непосредственное влияние на сальдо счета операций с капиталом, предлагалась ставка рефинансирования. Полученный результат свидетельствует о следующем: российская экономика остается малой открытой экономикой, внутренняя ставка процента в которой не оказывает значимого влияния на международные потоки капитала. Поэтому, одной из возможностей регулировать международные потоки капитала в России является установление государством барьеров между национальным и мировым рынком денег.

Результаты исследования факторов, оказывающих влияние на сальдо счета текущих операций, позволяют обосновать следующий вывод: обменный валютный курс, являющийся основным фактором, обусловливающим динамику чистого экспорта согласно постулатам экономической теории, не является таковым в экспортно-сырьевой экономике. Поскольку в России, основной статьей экспорта, является экспорт минеральных продуктов (более 50%), физический объем продажи которых определяется: во-первых, спросом со стороны мирового рынка на российское сырье, во-вторых, транспортными возможностями российских экспортеров, ограниченных, естественно, наличием разработанных природных месторождений и интенсивностью их эксплуатации, то девальвация рубля как инструмент государственного регулирования становится нерезультативной.

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что результативность государственного регулирования является низкой, а зависимость экономики России от экзогенных факторов – высокой, что обусловлено сложившейся структурой экономики. Это обосновывает необходимость трансформации экспортно-сырьевой экономики не только в экономическом аспекте, но и в контексте внешнеполитических, институциональных, культурных изменений с учетом современных глобальных интеграционных процессов. Это требует осуществления государственного регулирования процесса трансформации экспортно сырьевой экономики, базирующегося на идеях, заимствованных не на Западе, а на основе использования собственного позитивного опыта прошлых реформ, учитывающих сформировавшиеся институты и российский менталитет.

С точки зрения альтернативного подхода к процессу регулирования экономики, основанного на объемно-номенклатурных отношениях, где в качестве цены выступает объем, а на место товара заступает номенклатура, усиление государственного регулирования отождествляется с усилением развития объемно-номенклатурных отношений. В данном случае под объемно-номенклатурными отношениями понимаются отношения, возникающие в процессе дезагрегирования объемов в номенклатуру и агрегирования номенклатуры в объем при создании и передаче регулирующего импульса от государства к частному сектору экономики. При этом основной акцент делается не на регулировании государством цен, а на возможностях регулирования объемных переменных. С этой точки зрения, степень развития объемно-номенклатурных отношений определяет масштабы государственного вмешательства в экономику.

Таким образом, стратегия развития российской экономики должна базироваться на нормативной дискреционной политике, предполагающей государственное регулирование, основанное на высокой степени дезагрегирования объема в номенклатуру и агрегирования номенклатуры в объем, и направленное на установление траектории движения национальной экономики.

Нормативная дискреционная политика базируется на постановке и решении структурных задач и выработке мероприятий макроэкономической политики при достижении согласованности краткосрочных и долгосрочных интересов. Основной целью реализации данной стратегии является повышение конкурентоспособности национальных производителей при снижении зависимости внутреннего рынка от внешнеэкономической конъюнктуры, что требует перехода от экспорта сырья к экспорту продуктов сырьевой переработки при одновременной разработке инновационных продуктов. Ликвидация сложившихся структурных диспропорций требует подчинения всего набора инструментов, включая денежно-кредитную политику Центрального банка и бюджетно-налоговую политику Правительства, институциональные и административные воздействия, организационные изменения, данной целевой установке.

Реализация стратегии реструктуризации экономики и выработка траектории ее развития требует определения желаемых пропорций между отраслями и секторами экономики и выбор инструментария, позволяющего экономической системе двигаться в заданном направлении. Все изменения необходимо планировать, следуя иерархической цепочке, согласно заданной траектории. Система планирования должна быть основана на следующих принципах:

комплексность;

результативность;

оптимальность структурных пропорций;

научная обоснованность планов;

гибкость – возможность коррекции мероприятий макроэкономической политики в процессе реализации плана.

Матвеева Н.П., канд. экон. наук, доц.

РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АГРАРНОГО СЕКТОРА НА ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ Аграрный сектор экономики является составной частью общественного производства и испытывает на себе влияние общих закономерностей развития, макроэкономической среды и институциональных факторов. Вместе с тем существуют особенности аграрного производства, которые необходимо учитывать, анализируя сочетание плановых и рыночных форм координации в этом секторе.

Сельское хозяйство, как и экономика в целом, не может функционировать как саморегулирующаяся система и нуждается не просто в государственном регулировании, а в широкой государственной поддержке. Особенности этой отрасли не позволяют ей на равных участвовать в межотраслевой конкуренции в силу высокой капиталоемкости, относительно низкой доходности и инвестиционной окупаемости, зависимости от природных условий, что ведет к необходимости создания страховых и резервных фондов.

Примечательно, что даже в странах с хорошо развитым сельскохозяйственным производством государственная аграрная политика предполагает мощную поддержку аграрного сектора в разнообразных формах. Так, сельское хозяйство в Европе дает Евросоюзу всего 6% ВВП, однако «съедает» 70% всего бюджета ЕС в виде субсидий и дотаций в целях обеспечения продовольственной безопасности и создания рабочих мест. Только кризисные явления в экономике, замедление экономического развития заставили европейские страны снизить масштабы государственной поддержки аграрного сектора, и доля расходов на сельское хозяйство будет урезана в бюджете ЕС к 2020 году с 70 до 40 процентов, что все равно является весомым расходом. По данным Росстата, доля аграрной составляющей бюджета страны за последние годы была менее 1,2% на 38 млн человек сельского населения.

В условиях России, когда не завершены институциональные преобразования и формирование земельного рынка, нужна значительно более существенная поддержка села, так как необходимо поднимать разрушенное сельское хозяйство путем широкомасштабной модернизации во всех направлениях: радикально обновлять материально-техническую базу, решать проблему вывода из оборота сельскохозяйственных земель и истощения плодородия почв, организовать научное обеспечение в форме возрождения племенной работы и создания семенного фонда, кардинально улучшать социально-экономические условия жизни в сельской местности.

Изучение реального состояния аграрного сектора приводит нас к заключению о критической ситуации практически во всех отраслях.

Проводимую государством аграрную политику нельзя назвать эффективной. Из-за низкого уровня рентабельности большинства сельхозпредприятий даже прибыльные агрохолдинги развиваются в основном за счет кредитов. Государство само способствует обострению проблемы диспаритета цен, так как ежегодно на 15-20% повышаются цены естественных монополий, и в то же время искусственно сдерживаются цены на продукцию сельского хозяйства. Доступ к субсидиям имеет лишь ограниченное количество богатых регионов и крепких хозяйств.

Главным инструментом проведения аграрной политики является разработка и реализация федеральных государственных программ.

Главный принцип, положенный в основу программы поддержки сельскохозяйственных производителей получаемые ими конкретные преимущества не должны делать их неравными участниками конкурентной борьбы и препятствовать конкуренции.

Критический анализ результатов выполнения государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы позволяет сделать вывод о том, что она не дала ожидаемого результата и не обеспечила развития аграрного сектора, которому так и не удалось преодолеть технологическую отсталость и зависимость от форс-мажорных факторов.

Так, инвестиции в сельское хозяйство вместо запланированного на пятилетний период роста показывают сокращение по сравнению с годом. Темпы модернизации сельского хозяйства оказались в среднем в три раза ниже плановых (коэффициенты обновления сельскохозяйственной техники за время реализации госпрограммы уменьшились по тракторам с 9,5% до 3%, по зерноуборочным комбайнам с 12,3% до 3,6%). Объем импорта продовольствия увеличился с 28% в 2007 году до 40% в 2012 году.

Главной целью эффективного государственного регулирования должно быть развитие прогрессивных технологий и создание механизмов управления рисками. Для внедрения технологии минимальной вспашки, обычной для западных стран и позволяющей достигать высоких результатов в засушливых условиях, необходимо обновить парк сельскохозяйственной техники. Между тем показатели обновляемости техники имеют тенденцию к ухудшению. Уровень инвестиций в новую технику у нас гораздо ниже, чем в развитых странах. Например, рынок сельскохозяйственной техники в 2012 году составил 140 млрд руб. Это вдвое меньше, чем в Германии, и в 6-7 раз меньше, чем в США.

Важной составной частью агротехнологической революции в мире является интенсивное использование минеральных удобрений. Эпоха интенсивного применения удобрений началась в СССР еще в 60-х годах и менее чем за 10 лет мы вышли на первое место в мире по их Литвинова Н. Вместо стратегии – план по валу // Эксперт. – 2013. – №19 (850).

производству. В современной России сложилась уникальная ситуация, когда страна является главным мировым экспортером минеральных удобрений, но из-за их недоступности для большинства хозяйств у нас по прежнему господствует экстенсивное земледелие, эксплуатирующее природное плодородие почв, что приводит к истощению и деградации земель. Таким образом, можно говорить, что в отношении используемых в сельском хозяйстве природных ресурсов не осуществляется даже простое воспроизводство и снижающееся естественное плодородие почвы не замещается в возрастающих масштабах искусственным плодородием, как это происходит в развитых странах.

Научные учреждения страны разработали методологию адаптивной интенсификации земледелия посредством модернизации и последовательного перехода от экстенсивных технологий к нормальным, интенсивным и точным агротехнологиям. Реализация этой методологии позволит обеспечить устойчивую динамику роста сельскохозяйственного производства при повышении эффективности удобрений. По расчетам, переход к нормальным технологиям предполагает увеличение вносимых удобрений с 0 до 100 кг на 1 гектар и дает увеличение урожайности на центнеров с гектара. Дальнейший переход к интенсивным технологиям и внесение 150 кг удобрений увеличивает урожайность на 7 центнеров, а следующая ступень позволит довести использование удобрений до 200 кг на гектар, что даст прибавку еще в 9 центнеров. Хотя за последние пять лет и произошел рост применения удобрений в 1,5 раза, но этот рост был от низкого исходного уровня, и в целом по внесению удобрений Россия отстает от США и Индии в 5 раз, от Китая и стран Евросоюза – в 10 раз.

Недостатком прежней госпрограммы поддержки аграрного сектора было игнорирование экономической стороны мероприятий: ни один из показателей не был ориентирован на экономику аграрного бизнеса, уровень рентабельности, окупаемость вложенных средств. Все целевые показатели характеризуют только рост физических объемов выпуска, а какой ценой это достигается, является второстепенным.

В 2013 году начала действовать государственная программа развития сельского хозяйства до 2020 года, в ней заложены основные индикаторы и инструменты развития отрасли с целью повышения конкурентоспособности российской сельскохозяйственной продукции на внутреннем и внешнем рынках, роста импортозамещения и увеличения экспорта. Она предусматривает изменение форм государственной поддержки. Субсидии будут выдаваться в расчете на гектар посевной площади с применением индекса, учитывающего биоклиматический потенциал территории и состояние плодородия почв. Эта форма заменяет существовавшие ранее льготы на приобретение удобрений, горюче смазочных материалов и других ресурсов. Предполагается, что выделение средств предприятиям будет более справедливым. Если Павлова Г. Брошенные сельскохозяйственные земли – угроза безопасности // Экономист. – 2012. – №4. – С. 73.

раньше субсидии получали менее половины всех хозяйств, то теперь они распределяются в зависимости от того, сколько у хозяйства гектаров посевных площадей, какова интенсивность земледелия и урожайность, независимо от специализации предприятия. Новой формой поддержки является также выделение средств в рамках так называемой «зеленой корзины» – это расходы на финансирование научных исследований в области селекции, племенного дела и других направлениях.

Значительный раздел госпрограммы посвящен социальному развитию села и образованию. В целом из федерального бюджета ежегодно в среднегодовом исчислении будет выделяться в два раза больше средств, чем в прежней программе. На наш взгляд, в новой программе сохранились старые подходы и стратегии, суть которых состоит в наращивании валовых показателей, тогда как главным должно быть обеспечение высокого уровня технологий и эффективное регулирование рынка. Огромный потенциал российского сельского хозяйства может быть реализован путем последовательной и грамотной аграрной политики, направленной на распространение интенсивных технологий, улучшение материально-технической базы сельского хозяйства, расширение воспроизводственных возможностей аграрного сектора, применение эффективных методов хозяйствования.

Виноградов В.Н., канд. экон. наук, доц.

ТРУДОВАЯ ТЕОРИЯ СТОИМОСТИ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В АНАЛИЗЕ РЫНОЧНЫХ ПРОЦЕССОВ Поскольку труд лежит в основе всех явлений экономической жизни общества и является по своей природе двойственным, постольку и все экономические явления жизни общества носят двойственный характер.

Данная концепция не только раскрывает двойственный характер всех экономических явлений, но и определяет природу двойственности: одна из сторон экономического явления прямо или опосредовано связана с конкретным трудом, в конечном счете – с производительными силами общества, другая – трудом абстрактным, а тем самым – с системой экономических отношений общества. В одном и том же процессе производства конкретным трудом, как полезной формой труда, создается потребительная стоимость, абстрактным трудом – стоимость товара.

Такой подход исключает возможность смешения двух сторон товара и факторов, их образующих, в той или иной мере характерного для всех предшественников Маркса. Стоимость у Маркса характеризуется через систему определенных критериев, которые основаны на двойственном характере труда. Здесь нет определенного противопоставления стоимости и потребительной стоимости. Каждая из них носит взаимообусловленный характер. Схематично стоимость можно представить следующим образом:

Сущность: общественное отношение;

Содержание: общественный труд;

Субстанция стоимости: абстрактный труд;

Форма проявления: меновая стоимость;

Носитель стоимости: потребительная стоимость;

СТОИМОСТЬ Мера стоимости: рабочее время;

Величина стоимости: общественно-необходимые затраты труда (1. Затраты, воплощенные в общественной потребительной стоимости;

2. Типичные условия производства;

3. Фактическое время;

4. Цена на момент реализации.) Следует заметить, что стоимость рассматривается как на качественном уровне, так и по количественным параметрам. Итак, стоимость, овеществленный в товаре общественный труд, вещное выражение общественного труда товаропроизводителей. Стоимость – не природное свойство вещи, а общественное отношение между производителями товаров, скрытое вещной оболочкой.

Продукт труда товаропроизводителя – товар – обладает двумя свойствами: потребительной стоимостью (способностью удовлетворять какую-либо человеческую потребность) и меновой стоимостью (способностью обмениваться на другие товары, приравниваться к ним).

Приравнивание товаров, обладающих различными потребительными свойствами, возможно лишь потому, что все товары являются продуктами труда, сгустками лишенного различий человеческого труда безотносительно к форме затрат – абстрактного труда. Поскольку стоимость товара выступает как результат функционирования абстрактного, общественного труда, а последний представляет собой субстанцию, к которой сведены различные виды конкретного, частного труда товаропроизводителей, постольку стоимость является специфическим общественным отношением товаропроизводителей, особой общественной формой затраченного на производство товара труда. «Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости – товарные стоимости». Анализ природы стоимости позволил Марксу установить, что различные факторы производства играют неодинаковую роль в образовании стоимости товаров. Новая стоимость есть результат вновь приложенного труда (абстрактного). Средства производства, участвующие в этом процессе, никакой новой стоимости не создают. Стоимость потребленных средств производства сохраняется и переносится на новый продукт конкретным трудом рабочего. Средства производства, которые даны природой без содействия человека не имеют стоимости, ибо на них Маркс К., Энгельс Ф. Полн. собр. соч. 2-е изд. – Т.23. – М.: Политиздат, 1976. – С.

46.

не затрачен труд. Следовательно, в создании новой потребительной стоимости участвуют все факторы процесса производства, в создании новой стоимости – только рабочая сила.

Поскольку стоимость есть специфическая форма выражения общественных отношений и только внешне, как общественное свойство вещи, ее нельзя непосредственно обнаружить в товаре, она проявляется лишь в отношении данного товара к другим, в их приравнивании друг к другу в процессе обмена. Меновая стоимость товаров, пропорции, в которых они обмениваются, их меновое отношение является формой, в которой выражается стоимость товаров. Иначе говоря, меновая стоимость есть форма стоимости.

Маркс впервые показал, что стоимость есть производственное отношение, что в ней нет ни грана вещества. Это открытие сущности стоимости как отношения между производителями по поводу затрат ими общественного труда на производство товаров и их обмена позволило Марксу проанализировать и объективные факторы, определяющие величину стоимости. Поскольку стоимость представляет собой овеществленный в товаре объективный (абстрактный) труд, то ее величина объективно определяется не индивидуальными, а общественными условиями производства, затратами общественно необходимого рабочего времени, потребного для производства товаров.

Общественно необходимое рабочее время – это рабочее время, требующееся для изготовления какого-либо продукта при данных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда. Общественно нормальными являются условия, при которых производится подавляющая часть товаров, необходимых для удовлетворения потребностей в данном виде продукта. Общественная стоимость товаров определяется индивидуальной стоимостью товаров, «которые производятся при средних условиях данной сферы и которые составляют значительную массу продуктов последней».1 Возникает вопрос о соотношении общественной и рыночной стоимости, которая рассматривается при анализе общественного воспроизводства в целом.

Возникают ли вследствие разных подходов в исследовании производства какие-либо существенные качественные различия между понятием общественной стоимости анализируемой в 1 томе «Капитала», и рыночной стоимостью, анализируемой в 3 томе? Нет, таких различий не возникает. И там, и здесь стоимость – застывший абстрактный труд, затраченный на производство товара. Абстрактный труд и там и здесь – всеобщий человеческий труд, выступающий специфической формой выражения общественного труда, общественной связи между людьми в процессе производства в условиях существования противоречий между частным и общественным трудом.

Там же. – Т.25. – Ч.1. – С. 195.

Не выявляется существенных различий и в характеристике внутренней меры общественной стоимости: и там, и здесь общественная стоимость является результатом затрат общественно необходимого труда, выступающего в виде затрат труда при средних условиях общественного производства. Так в чем же различия? Различия касаются степени конкретизации определения средних общественных условий производства товаров. В 1 томе «Капитала», поскольку анализ ведется преимущественно со стороны процесса производства товаров, абстрагированного от процесса их обращения, рассматриваются лишь отдельные товары в данной сфере производства. Поэтому для средних общественных условий производства существенным оказывается лишь различия в индивидуальных затратах труда, осуществляемых товаропроизводителями на единицу продукта. Массы товаров и затрат труда, осуществляемых каждым производителем и всеми производителями данной сферы производства в целом, здесь безразличны. Математически такая средняя затрата труда может быть условно представлена в виде среднего арифметического из индивидуальных затрат труда на отдельные товары, выступающие представителями групп товаров, в пределах которых на изготовление единицы товара требуется одно и то же время. Если, например, в первой группе товаров на единицу потребительной стоимости затрачивается часов, во второй группе – 15 часов, в третьей – 10 часов, то средняя общественная затрата труда будет равна:

В 3 томе «Капитала» производство товаров рассматривается уже не абстрагировано от процесса обращения, а существенным образом связано с ним. Вследствие этого становится важными не только затраты труда на отдельные товары, но и массы товаров и затраты труда, производимые каждым предприятием и всей данной сферой производства в целом, ибо в конкуренции участвуют не отдельные товары, а определенные массы товаров. Общественно необходимым трудом, образующим общественную стоимость всей массы товаров отрасли, в отличие от труда, создающего общественную стоимость отдельного товара, выступает действительная, фактическая затрата труда, осуществляемая в отрасли в целом. Производство данной массы товаров в условиях какого-то данного, фактически существующего уровня производительности труда в отрасли в целом требует с объективной необходимостью строго определенной массы труда. Эта масса труда не может измениться иначе, как только с изменением непосредственных условий производства в отрасли в целом. Из этого следует, что общественно необходимый труд, образующий общественную стоимость отдельного товара, выступает теперь как соответствующая часть общей суммы затрат труда в отрасли, приходящаяся на данный товар.

«Рыночная стоимость каждого отдельного товара или каждой соответственной части всей массы товаров определяется здесь совокупной стоимостью всей массы товаров, получаемой в результате сложения отдельных стоимостей товаров, произведенных при самых разнообразных условиях, и той частью этой совокупной стоимости, которая приходится на каждый отдельный товар». Математически средняя общественная затрата труда, образующая общественно необходимое рабочее время, может быть условно выражена как среднее арифметическое взвешенное, весами являются здесь массы товаров, требующих для производства одинаковых затрат труда. Так, если в группе А товаропроизводителей, затрачивающих на единицу товара час., производится 10 ед. товара, в группе Б, затрачивающих на единицу товара 15 час., производится тоже 10 ед., а в группе В, затрачивающей на единицу товара 10 час., производится 20 ед., то общественная или рыночная стоимость будет равна:

В связи с этим появляется необходимость различать два смысла термина «средние общественные условия производства». Первый – как средние из индивидуальных затрат труда на отдельные товары, осуществляемых предприятиями отрасли. Это дает возможность выделить наряду со средними лучшие и худшие общественно технические условия производства. Второй – средние как результат отношения всей массы затрат труда в данной отрасли ко всей массе товаров. Эти средние условия выражают фактическую, действительную среднюю производительность труда и представляют собой внутреннюю меру рыночной стоимости. В нашем примере средние общественно технические условия производства дают затрату труда в 15 часов, а внутренней мерой рыночной стоимости является 13,75 часа. Поскольку рыночная стоимость выражает среднюю фактическую производительность труда в отрасли, то ее величина будет зависеть от удельного веса товаров, произведенных при лучших, средних и худших условиях производства. Итак, рыночная стоимость товара есть его общественная стоимость, представленная как соответствующая часть созданной фактической затратой труда в данной сфере производства в совокупной стоимости, соответственно приходящейся на единицу потребительной стоимости. Эта стоимость выражает действительную среднюю отраслевую производительность труда. Возникает вопрос:

влияют ли на рыночную стоимость спрос и предложение, и если влияют, то каким образом? Каково же взаимодействие спроса и предложения?

«…поскольку общество хочет удовлетворить свои потребности и производить с этой целью известный вид товаров, оно должно оплатить Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. – 2-е изд. – Т.25. – Ч.1. – С. 200.

их».1 При этом следует иметь в виду два рода «оплаты». Первый состоит в том, что общество «оплачивает» товары тем, что затрачивает на их производство какую-то действительную массу труда: «общество оплачивает эти товары тем что употребляет на их производство часть находящегося в его распоряжении рабочего времени».2 Ясно, что такая «оплата» есть действительная плата общества за удовлетворение своих потребностей независимо от того, имеем мы дело с товарным или натуральным хозяйством. Эта «плата», будучи непосредственно тождественной действительной затрате труда в отрасли, в условиях товарного производства образует рыночную стоимость предложения.

Второй род оплаты труда специфичен лишь для товарного производства и представляет собой форму возмещения затрат труда, воплощенных в товарах, удовлетворяющих определенную общественную потребность, эквивалент труда, непосредственно воплощенного в деньгах, а опосредованно представляющего часть труда, затраченного в отраслях. Часть совокупного рабочего времени, выделяемая обществом в качестве эквивалента, возмещающего труд, воплощенный в нужных обществу товарах, выступает непосредственной основой спроса и является специфической формой выражения объема общественной потребности. Тем самым этот «возмещающий труд» представляется в виде того количества труда, которое общество должно было бы затратить на производство данных продуктов при данных условиях производства.

Общественно необходимый труд в первом смысле представляет основу общественной стоимости товара. Общественно необходимый труд во втором смысле выражает специфическую форму общественной потребности и непосредственно представляет сумму того труда, который может возместить фактически затраченный труд в данной отрасли. Как отражение этого труда общественно необходимым трудом во втором смысле становится и та фактическая затрата труда, которая может быть возмещена обществом соответствующим трудовым эквивалентом.

Общественно необходимый труд во втором смысле в столкновении с фактическим трудом, затраченным в отрасли, определяет направление и степень отклонения рыночной цены от рыночной стоимости.


Следовательно, в основе соотношения предложения и спроса в конечном счете лежат соотношения затрат труда по отраслям народного хозяйства: в основе предложения – фактическая затрата труда, которая образует стоимость массы товаров какой-то данной отрасли;

в основе спроса – соответствующая часть затрат труда в отраслях потребителях, которая образует эквивалент труда, возмещающий действительную затрату труда при производстве нужных товаров.

Равенство предложения и спроса существует в одном случае, когда фактическая затрата труда в данной отрасли может быть возмещена точным эквивалентом из затрат труда в других отраслях.

Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. – 2-е изд. – Т.25. – Ч.1. – С. 206-207.

Там же. – С. 204.

Дмитриев А.Л., канд. экон. наук, доц.

УЧЕНИЕ О ЦЕНЕ-ЦЕНОСТИ П.Б. СТРУВЕ Одним из ведущих экономистов дореволюционной России был П.Б. Струве (1870-1944), который опубликовал ряд ценных робот по политической экономии, истории мысли и экономической истории. В монографии «Хозяйство и цена» (1913) он останавливался на этимологии слов «ценность» и «цена», поскольку она, по его мнению, проливает свет на развитие самих явлений и на теорию этих явлений. Начинал он с того, что древние не различали цены и ценности. В подтверждение этому Струве приводил ссылку на Аристотеля, сказавшего, «что не имеет цены – не имеет ценности». Здесь же Струве задавался другим вопросом:

наблюдалось ли в античном мире, чтобы от «понятия цены дифференцировалось понятие ценности».1 Отвечая на этот вопрос, он констатировал, что к цене как факту у древних противопоставлялась ценность как норма, которая регулировала цену. Такое разделение понятий означало основной дуализм общественно-экономического процесса. В этом разделении Струве видел историю этической идеи и правового института «справедливой цены»: «Цена есть факт. Скажем так:

цена есть понятие реального менового отношения между обмениваемыми благами, есть реализованное меновое отношение. Ценность есть норма.

Скажем так: ценность есть понятие идеального, или должного соотношения между благами в процессе обмена». Струве обращал внимание на то, что идея ценности уже у древних из понятия этической и правовой нормы превращается в естественный закон, которому в свою очередь подчиняются все факты. Этот закон лежит в их основе и им управляет. В самом понятии «нормы» и «нормальности»

заключается двойственность. Она порождает два их вида: ценность «нормативную» и ценность «типическую». Первый вид ценности означает, что цена, которую следует платить сообразно ценности, зависит от этической и юридической нормы. Второй вид ценности означает цену, которую следует платить, поскольку ее обычно платят сообразно обычной или фактической норме. Делая исторические экскурсы, Струве подчеркивал, что «справедливая цена», которую выдвинули в свое время канонисты, является нормой меновых актов и для нахождения справедливой цены необходимо исходить из обычной оценки. Эта оценка является естественно образовавшейся нормой – типической ценностью и таким образом явилась естественным законом цены. «В этической или правовой идее ценности создалась форма, в которую влилось уже не этическое, а натуралистическое содержание. Таким путем, философского Струве П.Б. Хозяйство и цена. Ч.1. – М., 1913.– С. 88.

Там же.

превращения образовались объективные теории ценности и их крайнее выражение – трудовая теория ценности», – заключал Струве.

Как создавалось понятие объективной ценности? Струве считал, что это был двоякий процесс: с одной стороны шло освобождение понятия ценности от этической окраски (понимание ценности как общественного явления, а с другой стороны, это был процесс возвращения этического понятия ценности, как нормы цены, в натуралистическое понятие ценности, как закона цены, т. е. в сторону метафизики. Такая эволюция весьма закономерна – «натурализм в области политической экономии вырастал вместе с естествознанием». Уже в «Хозяйстве и цене» Струве развивал идею статистического подхода к политической экономии, к которой он обратился уже в эмиграции в 1920-х гг.: понятие «типическая ценность»

трактуется им как «субъективная» средняя, т.е. средняя, полученная из ряда наблюдений над одной и то же единицей. Когда производится ряд измерений одного и того же объекта, то обычно речь идет о том, чтобы с большей точностью установить истинную величину объекта. Эти ряды подчиняются нормальному закону К. Гаусса (1777-1855) и для них можно рассчитать три типа средних: арифметическую, медиану и моду, при этом они совпадают и таким образом, можно найти истинную величину. Если же в рядах члены различаются, то истинную величину найти невозможно.

Ссылаясь на немецкого статистика Ф. Жижека (1876-1938), Струве считал, что в этой ситуации особое значение играет дисперсия, поскольку с ее помощью легко установить изменчивость в ряде.

«Выражаясь в терминах теории статистики, – писал Струве, – мы можем сказать, что субстанциальное понятие ценности основано на ошибочном представлении о ней, как об «объективной» средней, допускающей отыскивание и установление «истиной» величины, между тем как она есть настоящая «субъективная» средняя». Струве был убежден, что типическая средняя выступает в качестве «изолированной» средней, которая означает, что не дается ряд единичных величин, из которых выведена эта средняя. То есть средняя получается путем глазомерной оценки, а не путем обработки ряда.

Нормативная ценность предполагает «веление» некой власти на реализацию цен. Если это влияние выполняется, то оно и реализуется в цене. Причем это «веление» может опираться как на субъективную оценку, так и не опираться на нее, а просто предписывать цену.

В большинстве эмпирических случаев нормативная ценность генетически сплетается с ценностью типической и вырастает на ее основе. Происхождение же нормативной ценности из типической может быть очень отдаленным и определяться лишь с помощью исторических исследований.

Там же. – С. 90.

Там же.

Там же. – С. 107.

Последовательность реальных явлений, связанных с понятием цены и ценности, наблюдаемых эмпирическим путем, может быть двоякой:

I. Оценка (субъективная) – цена – ценность (типическая).

II. Оценочное веление власти – нормативная ценность – цена. Из этой схемы Струве вытекало, что оценка может реализовываться прямо в уравнения цены, или «веление власти» через типическую ценность может создавать нормы, которые являются «нормами меновых актов». Согласно этим нормам строятся отдельные меновые пропорции.

Струве весьма четко давал свое толкование понятию «субъективная ценность». По его мнению, это психический процесс оценки, который приводит к обмену и тогда появляется цена. Именно это явление и должно интересовать экономиста. Ценность же, как что-то отличное от цены, независимое от цены, является фантомом. Создание этого фантома вытекало из метафизической потребности – фиксировать текучие явления и отношения, которые представляются в виде многообразных колеблющихся цен и «пробиться» к внутренней ценности, лежащей в основе этих явлений. Струве приводил в этой связи образные параллели с тем, как в начале XVIII столетия объяснялись некоторые физические явления (горение через теорию флогистона и явление теплоты с помощью теплорода) и замечал, что «и мы можем и должны в настоящее время к теориям объективной ценности и к самому понятию такой ценности относится уже так же исторически объективно, как современные химики к теории флогистона».2 Он отмечал, что подобно теории флогистона, оказавшей в свое время огромную услугу химии, теория ценности не была «вредным заблуждением», поскольку вокруг нее кристаллизовалась работа экономической мысли. Поэтому нет необходимости ее опровергать – нужно лишь ее описать, что и было сделано Струве во введении к работе «Хозяйство и цена», и становится совершенно очевидным, что ей нет места в научных построениях.

Категория объективной ценности является, таким образом, «метафизическим удвоением цены». Что же тогда такое цена? По мнению Струве, это меновая пропорция, выраженная в деньгах. Струве подчеркивал, что соотношение между ценой как фактом и ценностью, как нормой, является проблемой историко-социологического изучения.

Именно в таком понимании цены и ценности между этими понятиями устанавливается взаимосвязь, которая соответствует реальному соотношению явлений, в котором эти понятия встречаются не в построениях экономической теории, а в построениях практиков, т. е. в праве и бухгалтерском учете. Эта мысль была развита Струве в дальнейших главах «Хозяйства и цены». Он весьма жестко заявлял, что понятия ценности, которое имело бы значение в политической экономии и не имело бы значения в праве и бухгалтерии не должно существовать. В Там же. – С. 96.

Там же.

этом вопросе он солидаризируется с И. Фишером (1867-1947), который определял ценность как произведение количества на цену и, следовательно, полагал, что ценность есть оценка всего запаса или всего реализованного имущества или оценка этого имущества по нормальной цене.

Свободному образованию цен соответствует цена, которую можно называть «вольной» ценой, в свою очередь социальному регулированию цены властью назначается регулированная цена (цена фиксированная, нормированная). Эта цена, в исторической ретроспективе, именуется у Струве «указной». Формированию этих двух видов цен Струве посвятил целую главу своего исследования «Цена указная и цена вольная. Этюды и материалы по исторической феноменологии цены». Следует особо обратить внимание, что Струве отказался от популярной в те годы трактовки субъективной и объективной ценности в понимании австрийской школы: ценностью в субъективном смысле мы называем то значение, какое имеет известное материальное благо или совокупность известного рода материальных благ для благополучия субъекта» и «ценностью в объективном смысле мы называем, напротив, способность вещи давать какой-нибудь объективный результат». Работа П.Б. Струве вызвала большой резонанс в научной среде.


Один из откликов принадлежал перу видного российского статистика А.А. Кауфмана (1864-1919).3 Подробно Кауфман останавливался на подходе Струве к понятию ценности. Отмечая, что его подход, упраздняющий само понятие ценность, вряд ли встретит радушный прием в среде экономистов, поскольку большинство из них привыкло строить теорию распределения на понятии ценности, Кауфман высказывает свое отношение: «я решаюсь думать, что в существе своих воззрений г. Струве совершенно прав»,4 хотя он и не решается рассматривать вопрос о гносеологических предпосылках понятия ценности. «Немало общаясь с вопросами экономической теории, я всегда недоумевал: зачем нужна «ценность» для познания и понимания явлений хозяйственной жизни?

Мне всегда было ясно, что понятие ценности не имеет под собой никакой реальной основы, порождая, в тоже время, бесконечное множество трудностей, искусственных построений и бесполезных словопрений... И учение о ценах, как реальном экономическом явлении, и теория денежного обращения, и учение о распределении – словом, вся экономическая теория может быть конструирована и фактически конструируется помимо... понятия ценности»,5 – заключал свое отношение к такому подходу Кауфман. При этом он упрекал Струве в Там же. – С. 103-104.

Бём-Баверк Е. Основы теории ценности хозяйственных благ // Австрийская школа в политической экономии. – М., 1992. – С. 248.

Кауфман А. А. К пересмотру основных понятий политической экономии // Вестник Европы. – 1913, сент. – С. 264-273.

Там же. – С. 271.

Там же.

недостаточной смелости: «Выливая новое вино, он зачем-то хочет сохранить старые мехи, упраздняя старое понятие ценности, он цепляется за слово «ценность», придавая этому слову решительно неподобающее ему значение».1 Кауфман более радикален – слово ценность должно быть вычеркнуто из научного словаря.

Подводя итог, Кауфман заключал, что историко-критическое сочинение Струве имеет громадное значение, однако «типическая» цена, что правильнее, с точки зрения статистической методологии, является субъективной средней величиной, типа модуса, полученной приближенным способом из неполного ряда единичных цен. Харламова Т.Л., канд. экон. наук, доц.

МОДЕРНИЗАЦИЯ КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ Повышение уровня конкурентоспособности – одна из важнейших задач, которые ставят перед собой хозяйствующие субъекты всех уровней, переходя к модернизации. Именно этот процесс обеспечивает творческую свободу, создает условия для самореализации, качественного удовлетворения потребностей всех хозяйствующих субъектов.

Обеспечить высокий уровень конкурентоспособности национальной экономики невозможно без учета развития каждого из ее регионов. В самом общем виде конкурентоспособность региона можно определить как его способность производить товары и услуги, удовлетворяющие требованиям национального, а в условиях глобализации – и мирового рынка (или, точнее, рынков мировых регионов). Возникает естественный вопрос: почему в конкурентной борьбе одни регионы внутри страны оказываются более успешными, достигают высоких показателей регионального роста и благосостояния населения, а другие – менее результативны? Если рассматривать эту проблему с позиций научной школы классической политической экономии и ее теории сравнительных преимуществ, то можно сформулировать специфические особенности, от которых зависит уровень развития регионов:

различное географическое положение регионов;

различные природно-климатические условия (особенно если речь идет о такой большой по территории стране, как Россия);

наличие различных полезных ископаемых, их доступность и близость потребителей;

Кауфман А.А. Указ. соч. – С. 271.

Там же. – С. 273.

издержки производства на единицу производимой продукции.

Важнейшей теорией, описывающей процесс успешного вовлечения и повышения уровня конкурентоспособности, является созданная в конце 80-х годов ХХ века парадигма М. Портера. Им были проведены исследования в десяти крупнейших промышленных странах, на которые приходилась половина мирового экспорта. Результаты исследований позволили ему разработать теорию кластеров. Под кластером он понимает систему взаимосвязанных фирм и институтов, которые в процессе взаимодействия достигают более высоких результатов, чем простая сумма составных частей. Они представляют собой новый и дополнительный способ понимания экономики, организации экономического развития и проведения государственной политики.

Понимание состояния кластеров в некотором регионе обеспечивает важное видение внутренних свойств производственного потенциала экономики кластеров и ограничений, существующих для их следующего развития. Конкурентоспособность региона и страны в целом определяется потенциалом модернизации. Первоначально фирмы добиваются конкурентного преимущества, изменяя основу, на которой они конкурируют. Удержать же преимущество позволяет им постоянное совершенствование товара, способа производства и других факторов, причем так быстро, чтобы конкуренты не смогли их догнать и перегнать.

Конкуренция – это не равновесие, а постоянные перемены.

Совершенствование и обновление отрасли – непрерывный процесс.

Поэтому в основе объяснения конкурентного преимущества и лежит стимулирование производства к модернизации. Таким образом, оказывается, что процесс создания и поддержания конкурентоспособности чрезвычайно локализован. Различия в экономике региона, в населении, его культуре, уровне образования и дохода, инфраструктуре, управлении – все это, в той или иной степени, влияет на конкурентоспособность региональной экономики и тех фирм, которые здесь работают.

Кроме вышеназванного, следует учитывать и наличие случайных событий, т.е. таких, которые руководство фирм, находящихся в кластерах, не может контролировать, а также государственную политику и политику администрации региона по модернизации.

Концепция конкурентоспособности М. Портера получила дальнейшее развитие в работах М. Энрайта, разработавшего идею регионального кластера.

Региональный кластер – это промышленный кластер, в котором фирмы-члены кластера находятся в географической близости друг к другу. Региональный кластер – это географическая агломерация фирм, работающих в одной или нескольких родственных отраслях хозяйства.

Таким образом, следуя теории Энрайта, конкурентные преимущества создаются не на национальном уровне, как у Портера, а на региональном, Портер М. Конкуренция. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2003. – С. 275.

где главную роль играют исторические предпосылки развития регионов, разнообразие культур ведения бизнеса, организации производства и получения образования. Именно региональные кластеры нуждаются в целенаправленной поддержке государственных структур.

В настоящее время на первый план в практике анализа конкурентоспособности на мировом уровне выходят неценовые факторы, из которых важнейшее значение приобретают показатели качества и новизны продукции, ее наукоемкость и интеллектоемкость. Исходя из этого, экономически развитые страны и значительное количество развивающихся стран обеспечивают повышение уровня конкурентоспособности своих товаров и услуг за счет модернизации, разработки высокотехнологичных продуктов, создание которых, в свою очередь, невозможно без планомерного развития научно-технического прогресса. Его оценки на прикладном уровне строятся на показателе затрат на модернизацию.

Современные показатели конкурентоспособности условно можно разделить на несколько групп.

Первая группа – показатели, характеризующие уровень жизни населения:

продолжительность жизни;

рождаемость;

смертность;

качество и доступность лечения;

качество и доступность образования;

детская беспризорность;

занятость населения (безработица);

преступность;

уровень заработной платы;

стоимость потребительской корзины;

степень социального расслоения населения;

пенсионное обеспечение;

качество питания (потребление мяса и других продуктов на душу населения);

обеспеченность жильем, средняя жилплощадь на душу населения.

Вторая группа – показатели, характеризующие эффективность экономики:

доходы на душу населения;

темпы экономического роста (национального и регионального);

структура производства;

темпы роста (падения) промышленного производства;

темпы роста (падения) производства продукции сельского хозяйства;

объем и структура экспорта;

зарубежные инвестиции;

налоговое бремя;

инфляция.

Третья группа – показатели роста экономики (рассматриваются на уровне государства, только отдельные компоненты можно исследовать на уровне региона):

индекс экономической свободы;

индекс развития (восприятия) коррупции;

надежность прав собственности;

стабильность валюты и цен;

наличие конкурентных рынков;

открытость экономики;

политическая стабильность;

доверие между агентами экономики, обязательность партнеров;

законность и правопорядок, доминирование правового решения деловых проблем над неформальными и силовыми методами;

уровень корпоративного управления;

прозрачность компаний, внедрение международных стандартов финансовой отчетности;

развитость финансовой и банковской систем, удовлетворяющих спрос на кредиты и инвестиции;

Четвертая группа – показатели, характеризующие наличие ресурсов:

природные ресурсы;

трудовые ресурсы;

человеческий капитал. В системе понятий конкурентоспособности региона следует различать общую, производственную и стратегическую конкурентоспособность. Общая конкурентоспособность характеризуется наличием ресурсного потенциала, а также совокупностью самых разнообразных условий территориального развития, реализация которых обеспечивает лидирующие позиции региона в национальной и межстрановых системах торговых отношений и создает условия для достижения высокого качества жизни людей на данной территории.

Производственная конкурентоспособность региона – его способность производить товары (услуги), отвечающие высшим требованиям спроса национального и международных рынков, создавать условия для обеспечения устойчивого роста потенциала конкурентоспособности субъектов хозяйствования.

Стратегическая конкурентоспособность – цель достижения общей конкурентоспособности региона в стратегической перспективе путем реализации всех доступных факторов регионального развития. Политика Щиборщ К.В. Сравнительный анализ конкурентоспособности и финансового состояния предприятий отрасли и/или региона // Маркетинг в России и за рубежом.

– 2005. – № 5. – С. 98-99.

ориентированная на модернизацию экономики региона имеет более высокую стратегическую конкурентоспособность.

Конкуренция позволяет регионам производить тот набор товаров/услуг, который достигает необходимого уровня спроса. Такие рынки могут дать уверенность в том, что данные товары покупаются и продаются наиболее эффективно. Здоровая рыночная конкуренция, как на внутреннем, так и на внешних, по отношению к региону рынках, очень важна для повышения эффективности экономики, поскольку позволяет быть уверенным в том, что на рынке присутствуют только наилучшие компании с лучшими продуктами. Уровень конкуренции во многом зависит от условий спроса, который определяет масштаб производства, характер и скорость модернизации. Спрос характеризуется природой реальной потребности (т. е. особенностями национального потребления по отношению к тем или иным способам удовлетворения потребности), а также его объемом и темпами модернизационных изменений.

Характер национальных и региональных потребителей и их требовательность являются важнейшими характеристиками спроса.

Высокие стандарты национального спроса вынуждают фирмы повышать стандарты качества продукции, стимулируют поиск новых потребительских свойств продукции и улучшают постпродажный сервис.

Большое значение имеет сегментная структура спроса. Фирмы могут получать конкурентное преимущество в сегментах рынка, на которые приходится основная доля национального рынка, но такой сегмент в других странах относительно мал и не является привлекательным для национальных фирм. Однако, достигнутый успех на региональном рынке в специфическом сегменте позволяет фирмам завоевать ведущие позиции в данном сегменте во всей стране и выходить на мировой рынок.

Для стимулирования конкурентоспособности определенную роль играет опережающий спрос, возникающий в каком-либо регионе. Спрос на товар/услугу, возникший раньше, чем в другом регионе, помогает местным фирмам захватить позиции в отрасли до того, как это сделают конкуренты.

Спрос, возникший на товар/услугу, дает конкурентное преимущество только в том случае, когда подобные потребности затем возникают и в других регионах.

Величина регионального рынка имеет большое значение для конкурентного преимущества в определенных отраслях, особенно в тех отраслях, где требуется проведение модернизации, важен эффект масштаба при массовом серийном производстве или существует высокий фактор риска. Наличие большого рынка предполагается на национальном уровне. Именно национальный рынок является преимуществом при принятии решений о масштабных инвестициях в тот или иной регион.

Большой национальный рынок может сослужить и плохую службу. Если национальный сбыт велик, то выход на внешние рынки зачастую не Данейко П.В. Национальная конкурентоспособность: новая парадигма. – М.:

Исследовательский центр ИПМ, 2008. – С. 12-13.

нужен, что, в перспективе, может снизить уровень конкурентоспособности региона, да и всей страны, как целостной экономической системы. Для стимулирования модернизации в регионе большее значение, чем масштаб спроса, имеет темп его роста.

Важнейшим теоретическим и практическим вопросом обеспечения конкурентоспособности региона является его технологическая восприимчивость, т. е. скорость, с которой экономика региона адаптирует новые технологии для увеличения эффективности производственных процессов. Именно технологическая восприимчивость во многом объясняет разницу между производительностью того или иного региона и предприятия. В последние годы в силу широкого распространения знаний в связи с ростом информационных технологий именно быстрота внедрения этих знаний выходит на первый план.

В заключение следует отметить, что факторы конкурентоспособности были описаны раздельно только в целях анализа.

На деле все они не только тесно взаимосвязаны, но и усиливают, и дополняют друг друга. Например, способность к модернизации не может быть достигнута без наличия институтов, которые гарантируют права на интеллектуальную собственность, и без наличия высокообразованной и высококвалифицированной рабочей силы. В то же время, модернизация никогда не сможет быть проведена быстро и эффективно без эффективных рынков, развитой национальной и рыночной инфраструктуры, а также комплексной политики проведения модернизации.

Гаврилов А.Н., канд. экон. наук, доц.

ОСОБЕННОСТИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ:

ПРИОРИТЕТЫ И ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ Текущая экономическая политика, проводимая российским Правительством, основывается на постулатах неолиберальной парадигмы, которая предполагает, что формирование фундаментальных институтов рыночной экономики должно автоматически привести к трансформации социально-экономических институтов, которые выступят движущей силой модернизации.

Сторонники либерального подхода видят причину низкой эффективности модернизации российской экономики в наличии следующих негативных факторов: неразвитости институциональных отношений, понимаемых ими как неразвитость рыночных отношений;

чрезмерной роли государства в экономике;

слабой включенности страны в мирохозяйственные связи.

Поэтому ключевые инструменты проводимой ими экономической политики направлены на преодоление этих негативных, с их точки зрения, факторов. В рамках данной экономической политики продолжается курс на: закрепление за государством функций «ночного сторожа», либерализация законодательства, сокращение доли в ВВП бюджетной сферы, дальнейшую приватизацию государственной собственности, все более глубокую интеграцию России в мировое экономическое пространство и международные институты (путем вступления страны в ВТО).

Приватизация государственной собственности, с их точки зрения, должна вовлечь в экономический оборот все новые виды ресурсов, тем самым повысив конкуренцию за них среди экономических субъектов и эффективность использования этих ресурсов. Вступление в ВТО должно разрушить монополистическую структуру российской экономики и ускорить экономическую модернизацию за счет импорта технологий и опережающего развития ресурсного сектора (как базы модернизации).

Альтернативная точка зрения состоит в усилении роли государства в экономике. Ключевой инструмент развития экономики – это увеличение финансирования за счет бюджета разных сфер экономики, в т. ч. и социальной сферы.

Однако в современных условиях простое наращивание бюджетных расходов без четкой стратегии развития не дает и не даст должного эффекта. Причины этого также имеют институциональный характер, но несколько иной природы: за годы бессистемного реформирования в значительной степени был разрушен технологический, производственный и социальный потенциал страны. Вследствие этого даже существенное наращивание инвестиций в дезорганизованную и несбалансированную систему национальной экономики малоэффективно и в лучшем случае лишь будет тормозить ее дальнейшую деградацию.

Поэтому долгосрочные позитивные последствия модернизации можно получить, если будут изменены подходы к формированию институтов модернизации, что в свою очередь, зависит от общей концепции развития общества.

Выбор модели общественного устройства и соответствующей ей модели развития российской экономики должен определяться с учетом особенностей развития российской цивилизации.

Институты же, также как техника, имеют определенную траекторию развития и зависят от конкретных исторических условий и уровня социально-экономического развития страны. В том числе, от традиционного способа производства и экономической культуры, характерной для данного типа экономической цивилизации.

В этих условиях России необходимо не механистически заимствовать институциональную структуру развитых стран, а незамедлительно приступить к реализации широкомасштабной программы технологического обновления обрабатывающих и традиционных отраслей экономики в рамках активной промышленной политики.

Только в процессе технологической модернизации реального сектора экономики проводимой по широкому фронту может начаться реальная модернизация отечественной экономики. России необходима реиндустриализация экономики, так как только на этой основе может повыситься востребованность НИОКР, вырасти производительность труда, возникнуть предпосылки для повышения инновационной активности предприятий.

Как отмечает А. Гершенкрон, индустриализация может быть успешной в развивающихся странах, если она «происходит, так сказать, по широкому фронту и охватывает многие виды экономической активности. Это отчасти результат взаимодополняемости и неделимости экономических процессов. Плоды промышленного прогресса в определенных отраслях создают внешнюю экономию для других отраслей, чей прогресс служит выгоде первых». Особенностью современного этапа развития экономики России, является реиндустриализация в условиях процесса глобализации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.