авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«РОССИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И РЫНКА НАУЧНАЯ СЕССИЯ профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и ...»

-- [ Страница 6 ] --

Таким образом, духовность как фактор влияния на экономику не имеет однозначно направленного воздействия на эффективность: она усиливает уже существующие функциональные зависимости в системе отношений субъект-система более высокого уровня.

Вероятно, что данное положение далеко не единственное характерное качество связи духовности и экономики. Отношение экономики и духовности, вероятно, намного богаче по содержанию.

Кроме того, изложенная выше закономерность справедлива только при введённых автором предпосылках анализа и в рамках использованных моделей хозяйственной системы. Если предпосылки и применяемые модели изменяться, то и результат может быть иным.

В этом смысле для адекватного понимания полученных выводов требуется детальное рассмотрение этих предпосылок и содержания применённых моделей хозяйственной системы. Однако в рамках данной статьи нет возможности изложить доказательный материал, на который опираются эти выводы.

Пронина Т.С., аспирант ОЦЕНКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ СТРАНЫ НА МИРОВОМ УРОВНЕ В настоящее время вопросами оценки конкурентоспособности занимаются известнейшие экономисты и крупнейшие международные институты, которым помогают национальные институты более чем стран мира. Перечень стран, конкурентоспособность которых оценена, включает большинство стран мира, в которых производится более 90% мирового ВВП.

Наблюдаемые непрерывные изменения как сущности понятия «международная конкурентоспособность», так и методики расчета этого показателя, объясняются тем, что активное развитие теории конкурентоспособности на макроуровне происходит в последние 35- лет. Основная масса существующих современных исследований базируется в основном на близких принципах расчета уровня конкурентоспособности и ранжировании стран в соответствии с этим уровнем. Вместе с тем, основные различия в проводимых исследованиях проявляются в формировании набора факторов, воздействующих на уровень конкурентоспособности страны, оценке силы этого воздействия, (уровня весомости факторов), а также количестве показателей, их определяющих, и количестве стран, включаемых в исследования, что связано с несовершенством теоретической базы. Кроме того, современные методики определения рассматриваемого показателя учитывают также все основные тенденции развития мировой экономики, компьютерных и Интернет-технологий, прогрессивное развитие статистики в странах и последние достижения экономической теории.

За счет своей комплексности и многогранности показатель конкурентоспособности является одним из немногих, который способен помочь оценить перспективы развития страны, что, безусловно, важно для формирования прогнозов развития и создания действенных национальных стратегий. Этот аспект конкурентоспособности делает рассматриваемый показатель еще более интересным для исследований, и позволяет предположить дальнейшее совершенствование методологии.

В научных исследованиях по оценке глобальной конкурентоспособности стран выделяются разработки Всемирного экономического форума – ВЭФ (World Economic Forum), которые публикуются в его ежегодных докладах (The Global Competitiveness Report), основанные на индексе глобальной конкурентоспособности (The Global Competitiveness Index).

Современный подход ВЭФ выделяет две стороны понятия международной конкурентоспособности. Первая – это способность экономики достигать постоянного экономического роста в среднесрочный и долгосрочный период, которая базируется на понимании экономистами детерминант комплексного процесса экономического роста и развития.

Вторая – это развитие специфических для компаний факторов, способствующих повышению эффективности и производительности на микроуровне. Именно такой подход исследователи этой организации используют для количественного определения сравнительного уровня конкурентоспособности конкретной страны, основанном на расчете двух индексов, оценивающих микро и макро-уровень конкурентоспособности экономики.

Популярность сравнительных исследований ВЭФ возросла в 90-е годы в связи с усилившейся глобализацией мировой экономической системы. В отчетах ВЭФ представлен конкретный анализ проблем сопоставления макро- и микроконкурентоспособности стран в глобальном масштабе, а также сформирована обширная база данных по этой тематике. В дополнение к макроэкономическим и институциональным факторам в центре внимания аналитиков ВЭФ оказались качество фирмы и качество предпринимательской среды. В доклад также включен подробный обзор сильных и слабых сторон конкурентоспособности стран, что делает возможным определение приоритетных областей для формулирования политики экономического развития и ключевых реформ.

Обширное ежегодное исследование, проводимое ВЭФ совместно с сетью ведущих исследовательских институтов и компаний заключается в анализе общедоступных статистических данных и результатов опроса руководителей компаний в оцениваемых странах. Комбинации результатов такого исследования составляет основу публикуемого рейтинга. Авторы доклада считают, что экономический рост страны тесно связан с ее открытостью в международной торговле, качеством государственной политики, эффективностью финансовой системы, мобильностью рынков труда, уровнем образования рабочей силы, качеством общественных институтов. В докладе ВЭФ отражены два индекса, на основе которых составляются рейтинги стран:

Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI) Индекс конкурентоспособности бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI).

Индекс глобальной конкурентоспособности (GCI) был создан для ВЭФ профессором Колумбийского университета Ксавье Сала-и-Мартином (Xavier Sala-i-Martin, Columbia University) и впервые опубликован в году. Данный индекс включает в себя 12 главных комплексных факторов – слагаемых конкурентоспособности, характеризующих страны мира, находящиеся на разных уровнях экономического развития: качество институтов, инфраструктура, макроэкономическая среда, здравоохранение и начальное образование, высшее образование и профессиональная подготовка, эффективность рынков товаров и услуг, эффективность рынка труда, развитость финансового рынка, технологический уровень, размер внутреннего рынка, эффективность бизнеса, инновационный потенциал.

В свою очередь, перечисленные факторы группируются в три крупных субиндекса. Институты, инфраструктура, макроэкономическая среда, здравоохранение и начальное образование формируют субиндекс базовых условий. Высшее образование, эффективность товарных рынков, эффективность рынка труда, развитие финансовых рынков, технологическая готовность и размер рынка составляют субиндекс эффективности. Эффективность бизнеса и инновации образуют третий субиндекс – инновационный.

В соответствии с методикой ВЭФ, для каждой страны на основе огромного количества макроэкономических показателей (110-160), которые, по мнению авторов, наиболее важны для экономического роста и коррелируются с ним в среднесрочной и долгосрочной перспективе, сначала измеряются двенадцать факторных индексов, а затем определяются три основных субиндекса, а также общий сводный индекс конкурентоспособности, в соответствии со значениями которого страны распределяются по ранговым местам.

Для каждой из экономик, охваченных исследованием, в ежегодном докладе ВЭФ, содержится детальное описание страны и национальной экономики с подробными итогами и выводами по общей позиции в рейтинге и по наиболее выдающимся конкурентным преимуществам, а также недостаткам, выявленным в ходе анализа. В доклад включен и детальный статистический раздел с таблицами рейтингов по различным индикаторам.

В 2012 году экспертами ВЭФ были опрошены более 14 000 лидеров бизнеса в 144 государствах.

Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2012-2013 возглавила Швейцария, которая занимает первое место рейтинге уже четвертый год подряд. Второе и третье места за Сингапуром и Финляндией соответственно. Продолжают занимать верхние строчки в первой десятке списка Швеция (4), Нидерланды (5), Германия (6), США (7), Великобритания (8) Гонконг (9), Япония (10).

Россия в 2012 году потеряла одну позицию в рейтинге ВЭФ, заняв 67 место. Соседями России в списке на этот раз оказались Иран ( место) и Шри-Ланка (68). Среди стран бывшего СССР Россию обогнала Эстония (34 место), Литва (45), Азербайджан (46), Казахстан (51), который улучшил свою позицию сразу на 21 пункт по сравнению с 2011 годом, и Латвия (55).

Не менее известны в научном мире ежегодные книги о мировой конкурентоспособности стран, публикуемые ведущим в Европе Институтом менеджмента и развития (Institute of Management Development – IMD, Лозанна, Швейцария) (далее – Институт). Ежегодный рейтинг глобальной конкурентоспособности (The IMD World Competitiveness Yearbook) – это уникальное по собираемой аналитической информации издание высоко ценится в научном мире за профессионализм и корректность выводов. Данная работа во многом определила научный и практический уровень современных подходов к проблемам глобальной конкурентоспособности экспертов и специалистов ВЭФ и Гарвардского университета.

Под конкурентоспособностью страны Институт понимает способность национальной экономики создавать и поддерживать среду, в которой возникает конкурентоспособный бизнес. Таким образом, по мнению исследовательской группы IMD, создание богатства происходит преимущественно на уровне предприятия (частных или государственных).

Тем не менее, предприятия работают в национальной среде, которая способствует или препятствует их способности конкурировать на национальном или международном уровне.

Рейтинг, составленный исследовательской группой Института, показывает, насколько государства способны создавать условия для эффективного развития бизнеса и экономического роста, управляя своими экономическими и человеческими ресурсами.

Ежегодное аналитическое исследование конкурентоспособности Институт проводит с 1989 года в содружестве с исследовательскими организациями во всем мире. До 1996 года Институт готовил отчеты о конкурентоспособности экономик совместно с экспертами ВЭФ, а с года эти две организации выпускают два разных исследования.

На сегодняшний день издание The IMD World Competitiveness – одно из наиболее полных исследований по проблемам конкурентоспособности государств и регионов, которое в ряде стран используется для формирования государственной политики и определения дальнейших действий правительства по повышению конкурентоспособности национальной экономики, а также стратегических бизнес-решений в крупных компаниях. Страны в рейтинге оцениваются по более чем 300 показателям, объединенным в 20 основных индикаторов, которые разбиты на 4 группы, отражающие ключевые аспекты экономической жизни страны (главные факторы конкурентоспособности):

общее состояние экономики (включает макроэкономические показатели);

государственное управление (в том числе уровень коррупции);

состояние деловой среды (эффективность бизнеса);

состояние инфраструктуры (как транспортной, так и социальной).

В расчете рейтинга используются данные таких международных организаций, как Организация Объединенных Наций, Организация Экономического сотрудничества и развития, Всемирный банк, Всемирная Торговая организации, Международный Валютный фонд, а также более партнерских институтов по всему миру. Бизнес-климат в странах, участвующих в исследовании, оценивается на основе мнения аналитиков, руководителей крупных корпораций, специалистов в области управления.

Итоговый рейтинг формируется на основе обратного соотношения:

две трети – статистические данные и одна треть – экспертные оценки.

Полное описание методологии формирования Индекса и источников данных для него содержится в ежегодном докладе Института по результатам очередного сравнительного исследования, а также на электронном сайте Института (http://www.imd.org/). Кроме того, для каждой экономики-участницы исследования отчет содержит детальные описания страны и национальной экономики с подробными итогами по общей позиции в рейтинге и по наиболее значительным конкурентным преимуществам и недостаткам, которые были выявлены в ходе анализа.

В 2012 году исследование глобальной конкурентоспособности охватило 59 стран. Швейцарская исследовательская группа IMD оценивала экономики по 369 показателям.

Наиболее конкурентоспособными из 59 стран рейтинга в 2012 году, являются Гонконг (особый административный район Китая), США и Швейцарии. Несмотря на все неудачи, США остаются в центре мировой конкурентоспособности из-за своей уникальной экономической мощи, динамизма своих предприятий и способности к инновациям.

В первую десятку самых конкурентоспособных экономик также вошли: Сингапур, Швеция, Канада, Тайвань, Норвегия, Германия, Катар.

В 2012 году Россия поднялась еще на одну ступень выше и заняла в рейтинге 48 место.

Проанализировав рейтинги стран мира по общему индексу конкурентоспособности, составленные экспертами Института и ВЭФ, можно отметить, что в оценках конкурентоспособности велика роль субъективного фактора. Это видно из ранговых мест стран, измеренных данными организациями. Так, например, в 2012 году Великобритания по данным ВЭФ заняла по общему индексу конкурентоспособности 8-е место, а по оценке IMD – 18-е;

Финляндия – 3-е и 17 соответственно, Нидерланды – 5-е и 11-е, США – 7-е и 2-е, Индия – 59-е и 35-е, Россия – 67-е и 48-е.

Таким образом, использование в общем массиве информации опросных данных представляет хорошую базу для факторного анализа, но различный состав и структура респондентов дают разные результаты измерений, произведенных по весьма схожим методикам.

Много вопросов возникает по поводу рейтинга России. Особое недоумение вызывает тот факт, что по оценке ВЭФ бедная африканская аграрная страна Руанда опережает Россию по ряду показателей, занимая 11-е место в мире по эффективности рынка рабочей силы (Россия – 84-е), 49-е место по эффективности развития финансовых рынков (Россия – 130-е), 51-е по эффективности инноваций (Россия – 85-е). Очевидно, что подобная ангажированность требует проведения дополнительных альтернативных исследований конкурентоспособности.

Скрипниченко Д.Ю., аспирант ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ Саймон Кузнец рассматривает экономический рост как процесс, обеспечивающий постоянное увеличение производства материальных благ. Ряд других экономистов связывают понятие экономического роста с определенными темпами роста национального дохода, валового национального продукта, наконец, производства материальных благ вообще. Некоторые экономисты считают наиболее концентрированным выражением экономического роста постоянное увеличение национального дохода на душу населения. С другой стороны, профессор Г. Мюрдаль справедливо считает, что прогрессивное изменение национального дохода даже в пересчете на душу населения еще не определяет развития.

Кроме того, показатели экономического роста, взятые сами по себе, имеют и весьма существенные недостатки. Главной слабостью указанных определений экономического роста является то, что они делают упор на количественные показатели, игнорируя общественно-производственные отношения, необходимость изменения экономических структур и другие важные процессы, которые в конечном итоге объясняют и динамику количественных факторов. Взятые сами по себе данные о темпах роста мало что могут объяснить, если не учитывать социально-экономические факторы, не поддающиеся арифметическому учету.

Подобное «неудобство» было замечено группой французских экономистов, последователей школы Ф. Перру, предложивших разграничивать понятия «экономический рост» и «экономическое развитие». Так, Ж. Лакруа, опираясь на тезисы Ф. Перру, определяет эти The Global Competitiveness Report 2012-2013, P 303-306. World Economic Forum.

Geneva, Switzerland, 2012.

термины следующим образом.1 Под экономическим ростом он предлагает понимать чисто количественное увеличение экономических показателей в рамках макроэкономики (например, рост валового национального продукта по стоимости). «Экономическое развитие», по его мнению, гораздо более широкое понятие, предусматривающее, что количественный рост сопровождается структурными изменениями, а также изменениями в социально-экономической системе. Например, экономическое развитие включает в себя преобразование общественных отношений между различными группами производителей;

эти преобразования, в свою очередь, предполагают «цепную реакцию»

преобразований в области применения техники, распространения образования и культуры и пр.

Ж. Лакруа вводит и еще одно понятие – «экономический прогресс», при характеристике которого речь должна идти, как он полагает, не только о стратегии развития в буквальном смысле этого слова, т. е. о средствах преодоления экономической отсталости, но и о цели этой политики, о том, кому она будет выгодна, какие жертвы понесут люди в процессе ее осуществления.

Одной из первых попыток предложить стратегию развития, базирующуюся на соблюдении необходимых внутренних пропорций в макроэкономическом масштабе, явилась концепция так называемого сбалансированного роста. Основные положения этой концепции сводятся к следующему.2 Главным препятствием для экономического роста и, в особенности, для новой индустриализации в развивающихся странах является узость внутреннего рынка, связанная с низким уровнем доходов подавляющей части населения. Поскольку отдельные предприятия не всегда могут содействовать расширению рынка на основе заработков, которые они дают своим работникам, необходимо одновременно создавать многочисленные предприятия, производящие потребительские товары, даже не связанные друг с другом технологическими процессами.

Эти предприятия увеличат занятость и, следовательно, доходы населения, а тем самым расширят внутренний рынок за счет роста спроса на потребительские товары. Постепенно в круг развиваемых отраслей включаются и предприятия, производящие средства производства, функционирование которых абсолютно необходимо для поддержания деятельности отраслей, производящих предметы потребления. Таким образом и достигается равномерное, сбалансированное развитие экономики. Для этого Р. Нурксе рекомендовал проводить экономическую политику, заключающуюся в «более или менее синхронных капиталовложениях в широкую гамму разнообразных отраслей промышленности».

Авсенев М.М. Теории экономического роста развивающихся стран. – М., «Мысль», 1974. – С. 44-47.

Райхлин Э.Н. Основы экономической теории. Экономический рост и развитие. – М.: Наука, 2001. – С. 57-58.

Очевидная слабость теории сбалансированного роста, подтвержденная практикой развивающихся стран, ориентировавшихся на нее, заставила искать другие модели развития. Одной из таких моделей явилась модель, разработанная на базе теории «большого толчка» (big push), автором которой является П. Розенштейн-Родан. В этой теории делается попытка совместить основные принципы сбалансированного роста с некоторыми положениями концепций У. Ростоу, Р. Харрода и Е.

Домара об условиях, необходимых для «рывка», т. е. ввести в модель элементы динамического анализа.

Обосновывая свою модель «большого толчка», Розенштейн-Родан считает необходимым осуществлять политику развития, базируясь на поддержании трех видов равновесия и создания на основе взаимосвязи различных предприятий и отраслей «внутренней» и «внешней» экономии.

Эти виды экономии и должны дать «большой толчок», который позволит вывести страну из состояния отсталости и обеспечить непрерывный рост производства.

Первое из них, так называемое горизонтальное равновесие, повторяет классическую формулу теории сбалансированного роста и предполагает равновесие между различными предприятиями и отраслями легкой промышленности, производящими потребительские товары. Это равновесие должно определяться темпами роста потребительского спроса, воздействующего на темпы развития указанных предприятий и отраслей. Второе равновесие предполагает сбалансированное развитие промышленности и инфраструктуры. Наконец, третье, видимо решающее в модели Розенштейна-Родана, – это «вертикальное» равновесие, под которым подразумевается сбалансированное развитие отраслей, производящих средства производства (включая сырье и полуфабрикаты) и предметы потребления. Именно этот вид равновесия и создает как экономию внутри каждой отрасли (за счет роста производительности труда), так и «внешнюю» экономию, передаваемую одними предприятиями и отраслями другим посредством механизма цен.

Х. Лейбенштейн дополнил схему трех видов равновесия понятием «агенты роста».1 Агенты роста – факторы, могущие воздействовать на развитие, существенно влияющие на эффективность экономической политики. Прежде всего, в качестве основного агента роста рассматривается минимально критическое усилие в области капиталовложений, могущее дать импульс для роста производства. Кроме того, наряду с критическим минимумом инвестиций Х. Лейбенштейн указывает и на такие факторы, как предприимчивость и новаторство, наличие достаточного количества квалифицированной рабочей силы, определенного уровня образования и пр. П. Розенштейн-Родан обращает внимание на необходимость поддержания «динамических пропорций».

В противовес теории сбалансированного роста большая группа экономистов выдвинула концепцию несбалансированного роста или, как Авсенев М.М. Указ. соч. – С. 58-59.

ее иногда называют, «развития на базе сознательно создаваемых диспропорций». Одним из основоположников этой теории является профессор А. Хиршман (США), выдвинувший концепцию развития «через диспропорции» в вышедшей в конце 50-х гг. работе «Стратегия экономического развития».

Подвергая критике сторонников сбалансированного роста, он, тем не менее, соглашается с вертикальной взаимосвязью Розенштейна Родана, однако (и это является исходным пунктом его концепции) предлагает распространить эту систему взаимосвязей не на всю экономику, а на ключевые отрасли, где взаимосвязь наиболее сильна и развитие которых может повлечь за собой общий рост народного хозяйства. В ходе этого развития, по мнению А. Хиршмана, неизбежно будут возникать некоторые диспропорции. Более того, ученый предлагает если не содействовать, то, по крайней мере, не препятствовать их возникновению, поскольку существование диспропорций будет требовать их выправления и двигать вперед всю экономику.

К концепции несбалансированного роста в первозданном виде близко примыкают теории «расшивания «узких мест» и «полюсов развития». Сторонники этих теорий так же, как Хиршман и его коллеги, указывают на необходимость сосредоточения ресурсов на наиболее важных участках народного хозяйства, но подходят к проблеме выбора с противоположных сторон. Сторонники политики развития, основанного на «расшивании «узких мест» (например, Р. Дюмон), считают наиболее эффективным использование имеющихся ресурсов для более быстрого развития участков, мешающих нормальному функционированию экономики. Теория «полюсов развития» в основном была разработана представителями европейской (и главным образом французской) политэкономии. Среди авторов, отстаивающих эту концепцию, назовем прежде всего Ф. Перру (Франция) и Г. Мюрдаля (Швеция).

Идея строить экономическую политику на «расшивании «узких мест», хотя и заслуживает в какой-то степени внимания, так как экономическое развитие невозможно без устранения факторов, препятствующих ему, сама по себе не может удовлетворить потребности развивающихся стран в определении наиболее эффективной общей стратегии. Из двух вариантов теории несбалансированного роста наиболее приемлемым выглядит, конечно, концепция «полюсов развития», предусматривающая своеобразную «селективную политику инвестиций», как в отраслевом, так и в территориальном плане. Здесь усилия общества направляются на преобразование существующих структур, причем выбираются наиболее перспективные отрасли и районы, развитие которых может повлечь за собой рост всего народного хозяйства.

Ж. Лакруа отмечает: «Создать «полюс развития» в слаборазвитом районе – значит породить серию диспропорций (экономических и социальных) с целью разрушить старую систему или ускорить ее преобразование… Грубая, но действительная истина заключается в следующем: развитие не может осуществлять во всех отраслях одновременно, оно проявляется в точках или полюсах роста, причем их рост влияет с разной интенсивностью на развитие народного хозяйства в целом». Одно из наиболее важных мест в различных работах, посвященных проблемам общей стратегии развития, занимает теория «внешнего толчка»,2 или «внешнего импульса», согласно которой толчок к развитию экономики развивающихся стран должен быть дан извне либо на базе форсирования их экспортной торговли, либо путем инъекций иностранного капитала. На импульс извне и возлагается задача «организовать развитие».

Внешний толчок может решить многие проблемы, стоящие перед развивающимися странами: уменьшить, а в дальнейшем свести на нет недостаток капиталов, увеличить личное потребление населения и, следовательно, способствовать расширению внутреннего рынка, разрешению проблемы занятости и приобщению «традиционного сектора» к механизму современной экономики и т. д.

Механизм внешнего толчка выглядит следующим образом: для развивающихся стран характерным является нехватка капиталов, что влечет за собой недостаточное использование земли и расхищение трудовых ресурсов. В результате низкой производительности труда основная часть производственного аппарата занята удовлетворением лишь основных потребностей населения. В этих условиях излишек, который может быть направлен на количественное и качественное увеличение потребления (диверсификацию потребления), а также на инвестиции, практически равен нулю, а это означает, что ориентация на внутренние источники накопления не будет иметь успеха. Поэтому необходим внешний импульс со стороны развитых стран. Последние нуждаются в сырье и продовольствии, производимых в развивающихся странах, и, безусловно, пойдут на то, чтобы произвести комплекс мероприятий, направленных на увеличение производства и, следовательно, экспорта этих товаров. «Внешний толчок», увеличивая занятость в экспортных отраслях, а также более рациональное использование трудовых ресурсов, влечет за собой рост доходов населения и государства в целом и появление сбережений, необходимых для инвестиций, в том числе в отрасли, производящие товары для внутреннего рынка, емкость которого растет вместе с ростом доходов.

Новые инвестиции приводят к дальнейшему росту производительности труда, за которым следует новый рост доходов и т. д.

Рассмотренные варианты общей стратегии развития, безусловно, заслуживают внимания, поскольку в каждом из них можно найти «рациональные зерна». Так, рассуждения о необходимости различать понятия «рост», «развитие», «прогресс» имеют не только чисто Авсенев М.М. Указ. соч. – С. 66.

Тодаро М.П. Экономическое развитие. – М.: Экономический факультет МГУ, ЮНИТИ, 1997. – С. 88-91.

теоретическое, но и прикладное значение, так как действительно помогают определить (правда, в самых общих чертах) направление экономической политики. Имеют свои достоинства некоторые рассмотренные концепции, среди которых выделяется тезис о преимущественной ориентации на «полюсы развития». Даже теория «внешнего толчка» при определенных обстоятельствах может быть применена.

Однако каждая из рассмотренных концепций, взятая в целом, является неприемлемой для выработки общей экономической стратегии.

Общий недостаток1 схем, или моделей развития, заключается, прежде всего, в их апологетичности. Любой из рассмотренных путей развития предусматривает приоритет деятельности частного капитала, причем в большинстве случаев иностранного. Фактически все модели развития игнорируют главный вопрос – разработку стратегии, сочетающей решение вопроса о путях и методах пропорционального развития с серьезными изменениями структуры народного хозяйства. Эта задача не может быть решена на стихийной рыночной основе, для ее решения требуется народнохозяйственное планирование и сознательное управление экономикой. Кроме того, многие концепции ставят в центр внимания какой либо один фактор, чаще всего это капитал, наличие которого объявляется единственным и достаточным условием для развития. А, кроме того, необходимо комплексное решение ряда политических, экономических и социальных проблем, стоящих перед данной страной. Наконец, слабость концепций общей стратегии развития заключается в их претензиях на универсальность. Между тем перед разными развивающимися странами стоят зачастую совершенно различные проблемы.

Фирсова Ю.П., аспирант ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ФОРМИРОВАНИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА В настоящее время перед экономической наукой и хозяйственной практикой стоит задача определения критерия эффективности экономической системы с учетом периодически возникающих кризисных явлений. Если эту оценку проводить в долгосрочной перспективе, то критерием может стать увеличение доли среднего класса и превращение его в доминирующую, как по численности, так и по значимости, часть общества, способного стабилизировать падение экономики.

В странах с развитой социально-рыночной экономикой средний класс выполняет ряд функций, важнейшими из которых являются функции Современные теории экономического роста и цикла: критический анализ / Отв.

ред. А.В. Аникин, Р.М. Энтов. – М.: Наука, 1979. – С. 173-193.

социального «стабилизатора» общества и источника производства качественного человеческого капитала. К среднему классу относятся образованные и обладающие высокой квалификацией, экономически активные люди с устойчивыми и значительными доходами и собственностью. Развитый средний класс приносит значительную долю налоговых поступлений в казну и инвестиций – в реальный сектор экономики. Именно эта часть общества заинтересована в развитии социально-экономической системы и создании условий, позволяющих закрепить и приумножить социальные позиции.

Благодаря высокому профессионализму, владению недвижимостью, ценными бумагами, организации собственного бизнеса, а также устойчивой системе жизненных ценностей и приоритетов, средний класс способен сбалансировать разнонаправленные социально экономические интересы и обеспечить устойчивое развитие хозяйственной системы, особенно в условиях кризисный явлений в экономике.

Представители среднего класса, обладая высоким уровнем образования и высокой профессиональной квалификацией, ориентированы на поиск качественных высокотехнологичных товаров и услуг индивидуального и общественного потребления, что, в свою очередь, требует от государства и бизнеса внедрения новых технологий и новой техники во все сферы экономики. Нацеленность среднего класса на самовыражение, самосовершенствование, повышение качества жизни дает простор инициативе, интеллекту, творческой созидательной деятельности, что совершенно трансформирует сущность и содержание социального рыночного хозяйства. Наличие многочисленного среднего класса в обществе становится одним из необходимых условий новой, находящейся на более высоком уровне, хозяйственной системы.

Как показывает опыт развитых стран, доля среднего класса, необходимого для обеспечения социально-экономической стабильности в обществе, должна составлять не менее 60% от общей численности населения страны. Столь высокий удельный вес среднего класса сама экономическая система сформировать не может. То обстоятельство, что во многих зарубежных странах названный уровень достигнут, есть исключительная заслуга государства. Средний класс нуждается в постоянной государственной поддержке и содействии, независимо от того, о какой экономической системе идет речь.

Исследования среднего класса в нашей стране представляют различные данные о его доле в структуре российского общества.

Официальная власть утверждает, что доля среднего класса в нашей стране достигла 22%, и поставлена задача к 2030 г. достичь показатель в 48-52%,1 а к 2050 г. – 60%. Численность среднего класса в РФ к 2030 году может вырасти вдвое. – МЭР // http://news. mail.ru/economics/11789244/.

Доля среднего класса в РФ вырастет до 60% к 2050 г. // http://www.vestifinance.ru/ articles/18423.

Формирование среднего класса в России требует продуманной государственной политики, регулирующей процесс становления данной социальной общности, особенно в период кризисного периода развития, к которому, по мнению специалистов, подходит и наша страна.1 Необходим комплекс мер, разработанный на основе детального анализа экономической деятельности среднего класса, его интересов и функций в обществе, способствующий формированию и развитию среднего класса, как экономического субъекта системы социального рыночного хозяйства.

Решение задачи формирования среднего класса в современной России, по нашему мнению, может осуществляться на двух уровнях:

микроэкономическом и макроэкономическом. В отечественной экономической литературе развитие среднего класса рассматривается преимущественно как задача макроэкономической политики. Однако именно на предприятии, фирме существует реальная возможность создания необходимых условий для удовлетворения интересов среднего класса в повышении профессионального уровня, карьерном росте с достойной оплатой труда, в сохранении социального статуса и самореализации. Об этом с особой наглядностью свидетельствует опыт ведущих фирм различных стран. В решении этой проблемы особую роль играет топ-менеджмент, который гармонизирует цели различных групп индивидов – партнеров и участников данного бизнеса, и способствует достижению баланса их интересов, как по текущим проблемам, так и по вопросам стратегии развития предприятия.

Но решающую роль в формировании среднего класса, по нашему мнению, играет государства. Причем оно должно вести себя так, чтобы успешно соединять действия на микро- и макроуровне.

Стимулирование создания среднего класса на макроэкономическом уровне возможно лишь на институциональной основе. Это означает, что должны существовать институты поддержки и воспроизводства этой группы населения в различных подсистемах хозяйства страны. Мы предлагаем нацелить курс государственной политики развития среднего класса в России на:

формирование слоя «белых воротничков», обладающих не только высоким интеллектуальным капиталом, но и недвижимостью, и высоким уровнем дохода;

повышение в общественном сознании статуса образования, науки, культуры, престижа творческого высококвалифицированного труда за счет приведения в соответствие оплаты работников данной сферы с качественными характеристиками их труда и его значимостью для общества;

повышение профессионального уровня тех слоев, которые являются потенциальными кандидатами на вступление в средний класс, Кудрин: Экономика России в 2013 году может упасть на 3-4% / http://www.rosbalt.ru/ business/2012/06/23/996016.html.

через доступность обучения и переобучения, организацию специальных учебных центров, ориентированных на подготовку нужных специалистов;

формирование жизненной среды и стиля жизни среднего класса как стиля, господствующего в российском обществе, через пропаганду социально-культурных ценностей и высоких стандартов потребления;

усиление общественного влияния среднего класса посредством создания собственных институтов (ассоциаций, объединений и т.д.), которые ориентированы на идею общего «социально-экономического блага».

На наш взгляд, проведение государственной политики создания «общества среднего класса» возможно с использованием следующих комплексных направлений: кредитно-финансового, социального, регулирования заработной платы и занятости, нормативно-правового и информационного.

Кредитно-финансовое регулирование включает механизм государственного стимулирования развития малого и среднего бизнеса, что особенно важно в условиях кризиса. Оно предполагает создание благоприятной среды для осуществления сбережений и инвестиций в реальный сектор экономики.

Регулирование заработной платы и занятости является важным компонентом политики создания общества среднего класса. На наш взгляд, важнейшим макроэкономическим условием формирования российского среднего класса является радикальное изменение сложившейся в настоящее время структуры доходов населения.

Решение задачи, связанной с изменением сложившейся в настоящее время структуры доходов населения, предполагает борьбу с теневыми доходами, которые серьезным образом меняют структуру интересов среднего класса. По данным аналитических компаний, в России рынок взяток всех видов составляет 40 млрд долл. в год. Большая часть грязных денег – порядка 30 млрд долл. – вращается в сфере оформления аренды земли и недвижимости, процедуры различных контрольно разрешительных мероприятий. Это тормозит мотивацию бизнеса в России и приводит в ряде случаев к тому, что российские предприниматели начинают реализовывать свои частные интересы, полностью игнорируя, либо даже нанося ущерб, интересам всего общества.

Государственная политика формирования среднего класса должна определять также соответствующую концепцию социальной политики, общие принципы которой реализуются по следующим основным направлениям: социальная защита населения, социальные гарантии, социальное партнерство, социальное стимулирование, социальные санкции, социально-нормативная база.

Помимо вышеперечисленных направлений политики создания многочисленного среднего класса в стране существуют также нормативно правовое и информационное направления. Нормативно-правовое направление включает создание нормативно-правовой базы, ориентированной на реализацию интересов среднего класса. Оно предполагает формирование законодательной базы, обеспечивающей нормальные условия работы частных производителей и наемных работников в легальной экономике и создание системы эффективной защиты интересов всех представителей среднего класса.

Информационное направление ориентируется на развитие интеллектуального капитала как реальных представителей существующего среднего класса, так и потенциальных кандидатов на вступление в данную общность, создание центров обучения, переобучения и повышения квалификации и т. д., поддерживаемых и регулируемых государством. В рамках данного направления возможна работа по исследованию интересов и реальных потребностей среднего класса.

Накопленный в обществе ресурсный потенциал, проявляющийся в высоком уровне образования, квалификации, освоенных стратегиях адаптации к рынку и т.д., способен служить объективной основой для процесса расширения численности среднего класса. Продуманная государственная политика стимулирования развития среднего класса в России позволит реализовать таланты огромного числа высококвалифицированных специалистов и, таким образом, обеспечить необходимые условия стабилизации положения и перехода к следующим фазам экономического цикла – оживлению и устойчивому экономическому росту.

Харламова А.А., аспирант РАЗВИТИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ КАК УСЛОВИЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОГО РЫНКА ТУРИСТИЧЕСКИХ УСЛУГ Роль государства в мировой экономике определяется множеством различных факторов. В современный постиндустриальный период все большее значение приобретают показатели развития сферы услуг. При этом возрастание уровня образования и доходов населения сопровождается повышением значимости сферы туризма.

Подтверждением этого могут быть статистические исследования, проводимые Всемирной туристской организацией и свидетельствующие о том, что в 2011 году было зафиксировано более 1 млрд прибытий туристов. Объем внутреннего туризма в России составил 33,3 млн человек. Вклад туризма в экономику страны (с точки зрения размера ВВП) составляет сейчас 3%, а с учетом мультипликативного эффекта – 6%. Виталий Мутко заявил об амбициозных планах по развитию туризма // Российский союз туриндустрии // http://www.rostourunion.ru/pages/rus/ob_rst/novosti/noyabr_2010/ vitaliyi_ mutko_zayavil_ob_ambicioznyh_planah_po_razvitiyu_turizma.

Учитывая потенциал туризма и его влияние на развитие российской экономики, в последние годы растет внимание российского Правительства к этой сфере деятельности. Особый интерес вызывает развитие внутреннего и въездного туризма, что подтверждается недавно принятой Федеральной целевой программой развития туризма. Как федеральные, так и региональные власти уделяют внимание развитию туризма, выделяя из своих бюджетов значительные средства, размер которых ежегодно увеличивается. В основном эти средства идут на инфраструктурные проекты, т. к. именно состояние инфраструктуры туризма сегодня не соответствует современным требованиям и сдерживает его развитие в России. Среди основных проблем отмечаются:

состояние транспортной системы, несоответствие стандартам в области питания и размещения, а также неудовлетворительное соотношение между ценой и качеством предоставляемых туристам услуг.

Уровень конкуренции в рассматриваемой сфере деятельности следует квалифицировать как невысокий. Вместе с тем, характер российской конкуренции, согласно обследованию экономического положения хозяйствующих субъектов в сфере услуг, деформирован существующими льготами и привилегиями, которые все еще предоставляются властными структурами неэффективным хозяйствующим субъектам в силу того, что в случае отсутствия или отмены этих льгот вполне вероятны нежелательные социальные последствия.

Анализ параметров конкурентных преимуществ субъектов туристической сферы в России приводит к выводу о том, что факторные условия, условия спроса в стране, наличие родственных отраслей и стратегий сегодня отражают специфику российской хозяйственной системы, оставаясь, в известной мере в силу этой специфики, недостаточно развитыми в качественном отношении. Это обусловливает низкую конкурентоспособность отечественной сферы услуг в целом и туризма в частности, особенно, если речь идет о потребительских свойствах и качестве услуг. Безусловно, развитие бизнес-среды и инфраструктуры туризма является основным условием повышения конкурентоспособности и входит в число важнейших задач государства. Решение указанных проблем следует начинать с четкого понимания места и роли инфраструктуры в современной туриндустрии.

Под инфраструктурой в туризме будем понимать совокупность взаимосвязанных с туризмом хозяйствующих субъектов и различных объектов (транспортных, инженерных, информационных и др.), Постановление Правительства РФ от 2 августа 2011 г. № 644 «О федеральной целевой программе «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2018 годы)».

Галайда В. Власть и бизнес в сетевой экономике // Государственная служба – 2005. – №5. – С. 43.

обеспечивающих все необходимые условия для качественного оказания туристических услуг и их дальнейшего развития.

Исходя из данного определения, следует предложить уточнение классификации элементов, образующих инфраструктуру туризма. Здесь можно выделить несколько уровней. Первый уровень представлен производственной инфраструктурой, в которую входят транспорт, связь, коммунальное хозяйство, страхование, система безопасности, банковское обслуживание.

Второй уровень – инфраструктура, непосредственно удовлетворяющая основные потребности туриста. Она включает систему общественного питания, гостиницы и иные места проживания, культурные объекты (музеи, театры, выставки), транспорт (прокат автомобилей и такси), места отдыха и занятия спортом.

Третий уровень – инфраструктура, призванная непосредственно обеспечивать туристов в местах их пребывания: встреча и сопровождение туристов, специализированные агентства гидов и переводчиков, информационная инфраструктура, оказание всех видов помощи туристу, специализированная система торговли и иного туристического обслуживания, производство и реализация сувенирной продукции.

Исходя из этого, инфраструктуру туризма следует представить как систему, объединяющую три взаимосвязанных уровня, каждый из которых не может рассматриваться самостоятельно, в отрыве от всей системы.

Нарушение работы хотя бы одного элемента на любом из вышеперечисленных уровней ведет к снижению степени удовлетворенности потребностей туристов и как следствие – к снижению туристических потоков. Это не может не отражаться на совокупном спросе в том или ином регионе и в стране в целом и, хотя бы косвенно, снижает показатели деловой активности.

Принимая это во внимание, важным направлением, обеспечивающим экономическое развитие российских регионов, должно стать совершенствование инфраструктуры туризма. Реализация этого возможна только благодаря разумному соединению усилий бизнеса и власти. В этой связи следует четко понимать, что обе стороны заинтересованы в развитии туризма и увеличении турпотока, причем здесь имеют место не только экономические интересы (доходы и налоги, получаемые бизнесом и государством от развития этого вида деятельности), но и социальные, а также политические ориентиры. Кстати, получаемые при этом политические дивиденды невозможно оценить только в стоимостном выражении, поскольку значимость их в условиях глобализации колоссальна.

Таким образом, развитие инфраструктуры туризма должно осуществляться комплексно, что предполагает привлечение значительных финансовых ресурсов благодаря обеспечению соответствующего инвестиционного климата. И здесь нельзя ограничиваться только привлечением бюджетных средств и получением государственных гарантий по финансовым вложениям для бизнеса.

Если же говорить о конкретном регионе – Санкт-Петербурге, то следует отметить, что за последнее десятилетие здесь многое сделано, но многое и предстоит еще сделать. Одной из важнейших проблем, требующих скорейшего решения, является сохраняющийся дефицит гостиниц туристического класса с европейским уровнем комфорта. Для ее решения следует продолжать начатую работу по приведению в действие организационно-экономических механизмов, стимулирующих инвестиции в гостиничный бизнес туристического класса с привлечением как отечественных, так и зарубежных инвесторов. Ошибочным было бы считать, что на сегодняшний день в Санкт-Петербург не приходят зарубежные инвесторы. Они есть, но пока их интересы в основном ограничиваются открытием отелей категории 5 звезд, что не вполне совпадает с интересами города и туриндустрии в целом.

В нашем городе необходимо действовать в русле сложившейся мировой практики: развивать сетевой гостиничный бизнес, представленный как международными, так и национальными гостиничными сетями. Именно эти игроки способны использовать современные механизмы (как экономические, так и связанные с техническим оснащением, а также рекламой и маркетингом), которые позволят привлекать в Санкт-Петербург российских и зарубежных туристов. Их совместные проекты с другими участниками бизнес-среды могут способствовать созданию в городе современного туристического кластера.

В дополнение к этому следует сказать, что огромная территория нашей страны – это ее преимущество и одновременно – фактор, ограничивающий привлечение туристов. Ограничением это можно считать, прежде всего из-за плохого качества дорог и неразвитости транспортной инфраструктуры. Безусловно, развитие дорожной сети осуществляется не только и не столько в целях развития туризма. Во всем мире хорошие дороги способствуют развитию национальной экономики, а туризм представляет собой фактор, стимулирующий это развитие.

Огромной заслугой туризма можно считать, что, в том числе благодаря ему, формируются новые требования к качеству дорог и дорожной инфраструктуры. В этом процессе участвуют не только представители власти и бизнеса, но и обычные граждане, которые, выезжая за пределы своей страны, видят лучшие примеры, а возвращаясь домой требуют от государства соответствия более высоким стандартам.

В рамках этих изменений Министерством транспорта РФ ведется разработка проекта государственной программы Российской Федерации «Развитие транспортной системы России».

Еще раз подчеркнем, что развитие транспортной инфраструктуры туризма носит социально значимый характер, поэтому для ее создания необходимо активно привлекать как государственные, так и частные инвестиции, а также реализовывать государственные программы развития транспортной системы России.

Учитывая огромные российские расстояния, главную роль в развитии туризма играет воздушный транспорт, поэтому запуск нового терминала «Пулково-III», позволит не просто количественно увеличить турпоток в наш город, но и приведет к качественным изменениям в туризме.

Решение столь масштабных задач можно обеспечить во многом благодаря развитию государственно-частного партнерства (ГЧП) при создании объектов туристской инфраструктуры.

Специфика использования инструментов ГЧП при налаживании взаимодействия государственных структур и бизнеса в процессе создания объектов инфраструктуры туризма состоит в дифференцированном подходе к использованию форм партнёрства в зависимости от специфики инфраструктурных объектов.

Вместе с тем, следует отметить, что, наряду с положительными эффектами от практического применения ГЧП в нашей стране и в нашем городе, в этой сфере есть еще и много недоработок, и даже негативного опыта. Сегодня ГЧП стало объектом критики как со стороны общества, так и с позиций бизнеса и государства. Но, несмотря на это, явных альтернатив данному механизму сегодня не существует. Исходя из этого, задачей первостепенной важности является совершенствование законодательных актов, регламентирующих работу ГЧП и усиление контроля, в том числе и общественного, над его деятельностью.

В качестве направлений развития ГЧП следует рассматривать систему Контрактов жизненного цикла (КЖЦ). Суть КЖЦ заключается в том, что субъект бизнеса в рамках ГЧП создает объект инфраструктуры и содержит его в течение практически всего срока жизненного цикла этого объекта. Государство же, как партнер, выплачивает субъекту бизнеса периодические платежи при условии соблюдения последним условий содержания и состояния объектов инфраструктуры.

Активное внедрение такого предложения будет означать переход на новый этап, связанный с соединением усилий бизнеса и государства в процессе развития туризма и экономики всей страны. При этом роль государства в организации, управлении и повышении эффективности развития туристкой сферы не только не ослабляется, но и приобретает более совершенные формы, масштабы и методы. В этой связи становится очевидной необходимость корректировки государственной политики, направленной на то, чтобы хозяйствующие субъекты, занимающиеся развитием и коммерческой эксплуатацией инфраструктурных объектов, не оказались в стороне от всемирного процесса интеграции, от восприятия всего нового и перспективного, что несет с собой мировой научно технический прогресс и глобализация.


В заключение следует подчеркнуть: целью проводимых сегодня преобразований является формирование эффективной системы конкурентных отношений в сфере услуг туризма, что обеспечит ее развитие и положительное влияние на всю национальную экономику.

Козырева И.Б., соискатель ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВОВЛЕЧЕНИЯ РОССИИ В ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ Можно выделить основные направления законодательно институционального обеспечения вовлечения российской экономики в процессы глобализации:

совершенствование законодательства в сфере интеграции России в глобализационные проецессы в рамках ВТО и ЕВРАЗЭС;

совершенствование системы государственного регулирования в сфере международной торговли, информационных и коммуникационных технологий;

обеспечение доступности информационных ресурсов, создание условий для эффективного взаимодействия между экономическими субъектами на основе использования информационных и коммуникационных технологий;

совершенствование деятельности экономических субъектов на основе использования информационных и коммуникационных технологий;

развитие системы подготовки специалистов по информационным и коммуникационным технологиям и квалифицированных пользователей;

развитие институциональной и телекоммуникационной инфраструктуры, а также создание пунктов подключения к открытым информационным системам;

разработка и создание системы электронной торговли и электронных платежей;

продвижение на мировой рынок отечественных информационных продуктов;

создание, производство и продвижение на мировой рынок отечественных аппаратных и программных продуктов нового поколения.

Развитие финансового сектора предполагает, в соответствии с Проектом стратегии развития финансового рынка РФ:

существенное снижение уровня трансакционных издержек привлечения капитала на российском финансовом рынке через развитие конкурентоспособных институтов инфраструктуры фондового рынка;

снижение уровня инвестиционного риска через обеспечение должной защиты прав и законных интересов инвесторов;

активное формирование отечественного розничного инвестора через развитие коллективных форм сбережений и обеспечение должных принципов их инвестирования;

проведение реформы регулирования, направленной на создание реальных условий для учета интересов профессиональных участников рынка, инвесторов и эмитентов при формировании политики регулирования финансового рынка.

Важное значение имеет формирование благоприятного инвестиционного климата.

Укрепление позиций России в международном разделении труда предполагает развитие отраслей, которые имеют сравнительные и конкурентные преимущества в мировой экономике, в региональном (СНГ) и глобальном масштабе. Приоритетными при этом являются высокотехнологические, наукоемкие отрасли машиностроения (станки, самолеты, ракеты, приборы, бытовая техника), порошковая металлургия, керамика, химическая промышленность;

агропромышленный комплекс;

патентно–лицензионная торговля, туризм;

добывающая и металлургическая промышленность.

Необходимым условием выступает высокая степень внутренней интеграции отечественной экономики, а так же создание мощного национального рынка как фундаментальной экономической основы для завоевания и закрепления определенных ниш на конкурентных и высокоинтенсивных мировых рынках товаров, услуг, капиталов, финансовых ресурсов. Требуется обеспечение дальнейшей финансовой стабилизации, которая улучшает макроэкономические условия как для национального, так и для международного предпринимательства, создает благоприятный инвестиционный климат;

гармонизация национального внешнеэкономического законодательства с требованиями и нормами ГАТТ–ВТО.

Совершенствование государственного регулирования внешнеэкономической сферы предполагает открытие внутреннего рынка для иностранной конкуренции с гибкой защитой отечественных производителей;

обеспечение правовых и экономических гарантий хозяйственного функционирования и защиты иностранного капитала;

ориентацию технической, технологической, промышленной и социальной политики на мировые стандарты и тенденции развития;

гармонизацию национального хозяйственного права и законодательства с международным;

поддержку отечественных экспортеров на мировых рынках.

Адаптация экономики России к мировому рынку предполагает принятие курса на многовекторность: развитие отношений как со странами СНГ, так и расширение экономических отношений со странами ЕС, участие в региональных организациях;

формирование нового механизма внешнеэкономической деятельности, основанного на принципах обеспечения постоянного характера экономических связей, поэтапного перехода от административной к саморегулированной системе, демонополизации, деидеологизации, учет критериев экономического сотрудничества;

привлечение новой техники и технологии;

создание хозяйственного механизма, нацеленного на интенсивное развитие, высокие темпы роста отраслей, где Россия имеет преимущества;

оптимизация внутренней и внешней задолженности;

повышение конкурентоспособности и совершенствование рыночных условий хозяйствования.

СЕКЦИЯ «ИНФОРМАТИКА»

Минаков В.Ф., д-р техн. наук, проф., Минакова Т.Е., канд. техн. наук, доц.

МОДЕЛЬ ДИНАМИКИ ОТРАСЛИ СВЯЗИ РОССИИ Анализ структуры услуг, предоставляемых отраслью связи России, позволяет установить, что рост дохода произошел, главным образом, за счет инновационных услуг. В их числе: провайдерские услуги доступа в Интернет, мобильная связь. Традиционная проводная связь в этот период достигла уровня насыщения, ее рост составляет менее 50% в период с 1990 года против общего роста по отрасли 142 800% в этот же период.

Можно констатировать, следовательно, что главным фактором развития отрасли явилось не экстенсивное продвижение традиционных услуг, а инновации в системах связи. По сравнению с другими отраслями экономики России связь является лидером внедрения инновационных продуктов. В течение последних 20-ти лет получила широкое распространение мобильная телефонная связь (как сотовая, так и спутниковая), услуги доступа в Интернет, в том числе – мобильный, передача SMS и MMS, системы навигации GPS и Глонасс, внедряется цифровое телевидение и множество сервисов, особенно – в социальных сетях, облачных технологиях.

Очевидно, что перечисленные особенности развития систем связи обусловливают отличия динамики их развития по сравнению с другими отраслями экономики. Не менее важно выявление в динамике отрасли фазы ее роста.

Задачей данной работы является поиск экономико-математической модели динамики дохода отрасли связи и телекоммуникаций России, а также идентификация ее параметров и проверка адекватности.

Распространение инноваций имеет характер диффузионных процессов, которым соответствует модель:

dV / dt r V ( 1 V / Vm ) (1) где V – текущий объем используемых инноваций в среде;

Vm – уровень максимальных объемов распространения инновации (например, продаж) в среде (при насыщении ее инновационным продуктом);

Минаков В.Ф., Минакова Т.Е. и др. Обобщенная экономико-математическая модель распространения и замещения инноваций // Экономический анализ: теория и практика. – 2012. – № 47(302). – С. 49-54;

Воробьев В.П., Минаков В.Ф., Минакова Т.Е. Эффект инновационных процессов – генерирование денежных потоков // Известия СПбУЭФ. – 2012. – №3 (75). – С. 27-32.

r – показатель темпов диффузии инновации (коэффициент диффузии инноваций).

Однако, показатель r одновременно учитывает и долю влияния объема V, и фактор не полной насыщенности рынка (1-V/Vm), что не позволяет в модели выразить зависимость влияния каждого фактора в отдельности.

Предлагается авторский подход к моделированию на основе введения постоянной времени Т, обратно пропорциональной r:

T=1/r (2) Справедливость замены переменных в уравнении диффузии инноваций доказывается соответствием размерностей в уравнении (1).

Предлагаемая модель диффузии инновации приобретает вид:

dV / dt V ( 1 V / Vm ) / T (3) Его решение имеет вид:

Vm V (4) 1 s e ( t t0 )/T где T – постоянная времени распространения инноваций;

t0 – время начала отсчета моделируемого временного ряда;

e – основание натурального логарифма.

Таблица 1 – Динамика ВВП и отрасли связи России (в текущих ценах, млрд руб. с учетом деноминации 1998 г.) Годовой Результаты Приведен Доход Годово рост, % модели- Абсолютн..

Годы ВВП отрасли й рост, рования погрешн. погрешн., связи % % 1991 1,3 116,67 0,013 - 2,94 2,931 0, 1992 17,6 1253,85 0,136 948,5 4,53 4,392 0, 1993 158,9 802,84 1,607 1079,2 6,96 5,352 0, 1994 565,8 256,07 8,213 411,0 10,69 2,475 0, 1995 1427 152,21 21,417 160,8 16,39 -5,024 -0, 1996 2005,7 40,55 35,801 67,2 25,09 -10,708 -0, 1997 2340,1 16,67 43,120 20,4 38,30 -4,822 -0, 1998 2626,9 12,26 65,883 52,8 58,19 -7,693 -0, 1999 4818,2 83,42 102,236 55,2 87,82 -14,415 -0, 2000 7298 51,47 146,431 43,2 131,23 -15,199 -0, 2001 8934,2 22,42 195,689 33,6 193,31 -2,383 -0, 2002 10819,2 21,10 269,950 37,9 279,05 9,100 0, 2003 13208,2 22,08 395,642 46,6 392,00 -3,637 -0, 2004 17027,2 28,91 540,250 36,6 531,86 -8,392 -0, 2005 21609,8 26,91 659,910 22,1 692,31 32,398 2, 2006 26917 24,56 835,072 26,5 861,05 25,977 1, 2007 33248 23,52 1035,90 24,0 1023,03 -12,868 -0, 2008 41277 24,15 1221,50 17,9 1165,46 -56,040 -3, 2009 38786,4 -6,03 1274,257 4,3 1281,34 7,087 0, 2010 45166 16,45 1355,55 6,4 1369,83 14,275 0, 2011 54369 20,38 1424,869 5,1 1434,16 9,289 0, 2012 62356,9 14,69 1530,544 7,4 1479,29 -0,710 -0, Методом наименьших квадратов определены параметры модели (4): Vm =1570,9 млрд. руб., t0=2005,6 лет, T =2,318.


Окончательно:

1570, V, (5) ( t 2005 6 ) / 2, 1 e, На рис.1 представлены результаты моделирования динамики доходности отрасли связи России в период с 1991 по 2012 г. в сопоставлении с фактическими данными. Так как максимальная приведенная погрешность моделирования составляет 3,6% (в 2008 году, когда начинался глобальный кризис), то предложенная модель адекватна реальной динамике доходности отрасли связи России.

Рис.1. Моделирование доходности отрасли связи России.

Таким образом, в текущих ценах максимальный уровень доходности отрасли достигнет величины 1571 млрд руб. Уровень года составил 1434,4 млрд руб. Потенциал роста, следовательно составляет около 137 млрд. руб.

Предложенная модель (5) и полученные на ее основе результаты (табл.1 и рис.1) позволяют сделать следующие выводы:

модель диффузии инноваций адекватно описывает рост дохода отрасли связи России;

полученные параметры модели Vm =1570,9, t0=2005,6, T =2, обеспечивают погрешность, не превышающую 3,6%;

потенциал роста доходности отрасли связи составляет 9-10%;

темпы роста не превысят 90 млрд руб. в год и будут ежегодно снижаться.

Альтернативой сформировавшейся тенденции замедления и насыщения роста доходности отрасли связи России является расширение услуг отрасли новыми инновационными сервисами. Большим потенциалом обладает предоставление «облачных» отечественных сервисов. Это могут быть широко распространенные приложения, которые отрасль связи может предоставлять в режиме централизованной обработки данных. Зарубежные аналоги уже показали положительную динамику роста доходности от предоставления таких услуг. Прогнозы компании IDC1 показывают, что облачные сервисы в РФ за 2 года вырастут на 30 млрд руб. при годовых темпах роста свыше 100%.

Минаков В.Ф., д-р техн. наук, проф., Минакова Т.Е., канд. техн. наук, доц.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МОДЕЛИ ОЦЕНКИ ЗНАНИЙ И КОМПЕТЕНЦИЙ В связи с переходом высшего профессионального образования в России на двухступенчатую болонскую систему «бакалавр-магистр»

требуется обязательное использование технологий тестирования студентов. При этом автоматизация тестирования является не альтернативой, а единственно возможной технологией ввиду ограниченности времени преподавателя, отводимого на тестирование в системе календарного планирования его загрузки.

На рынке программного обеспечения предлагаются многочисленные решения по автоматизации тестирования студентов и оценке их знаний. Среди них выделяется система программ «1С:

Образование», а также «1С: Образование. Учебное тестирование», отличающиеся системностью подхода к тестированию как этапу в системе образования, и обеспечивающие сопровождение процесса обучения в целом. При таком подходе удается реализовать компетентностный подход, задача которого оценить не только и не столько процент правильных ответов, сколько формирование компетенций, то есть достижение целей этапов обучения студентов. Портал «Информационные технологии». URL: http://it.tut.by/250071 (дата обращения: 23.02.2013).

Система программ «1С: Образование». URL: http://edu.1c.ru/platform/ Дата обращения: 30.03.2013;

1С: Образование. Учебное тестирование. URL:

http://edu.1c.ru/dist-training/ Дата обращения: 30.03.2013.

Минаков В.Ф. и др. Аддитивно-мультипликативная модель оценки компетенций в «1С»// Сборник научных трудов 13-й международной НПК «Новые информационные технологии в образовании» (Технологии "1С" для эффективного Появилось многообразие методик бальной оценки результатов обучения студентов по изучаемым дисциплинам. Созданы балльно рейтинговые системы. В их основе – линейная модель оценки вида:

N c x i i R i, (1) N где xi – доля правильных ответов на N заданных вопросов;

ci – значимость (максимальный балл вопроса);

N– суммарное число тестовых вопросов.

Более совершенные модели группируют вопросы по j темам:

Nj Ni с x j i,j j 1 i R, (2) N где Nj – число вопросов в изучаемой дисциплине или их совокупности, обеспечивающей контроль формирования j–й компетенции.

Сущность моделей (1) и (2) состоит в оценке результатов обучения на основе измерения суммы знаний. Однако, такая сумма не отражает формирование компетенции, так как даже стопроцентный результат тестирования по одним темам, модулям, а главное – компетенциям, не заменяет и не компенсирует отсутствие знаний по другим. Боле того, не освоенные разделы дисциплины могут стать принципиальным препятствием для изучения последующих курсов образовательных программ, на которых они базируются в системе предметных связей. Для моделей (1, 2), таким образом, характерен существенный недостаток – возможность получения положительной оценки студентом либо при отсутствии знаний, либо умений по разделам дисциплин, имеющим принципиально важное значение в формировании компетенций. В этом случае нарушается системность образования. Действительно, студент, изучив материал дисциплины в объеме модулей, за которые сумма баллов обеспечивает ему положительную оценку, прекращает изучение последующих модулей, но автоматически по аддитивной шкале получает удовлетворяющую его оценку. И на практике такая ситуация, к сожалению, бывает.

Более того, если, например, текущие знания оцениваются максимум в 75 баллов, как и умения и владение материалом, а результаты экзамена – в 25 баллов, то возникает проблема установки уровня итоговой оценки по дисциплине (удовлетворительной, хорошей и обучения и подготовки кадров в целях повышения производительности труда) 29 30 января 2013 г. Часть 1.– М.: ООО «1С- Паблишинг». – 2013. – С. 517-520;

Бройдо В.Л., Ильина О.П., Минаков В.Ф. Формирование общекультурных и профессиональных компетенций информатиков // Информационные технологии в экономике, управлении и образовании: Сборник научных статей / Ч.2. – СПб.: Изд во СПбГУЭФ, 2011. – С. 11-17.

отличной). Многие студенты после обеспечения удовлетворительной или хорошей оценки даже перестают посещать занятия, а если на экзамене добавляется только 25 баллов – некоторые из них вовсе не являются на экзамен. Парадокс состоит в том, что студент к экзамену не готов, а оценка «Хорошо» или «Удовлетворительно» ему должна быть выставлена за уже полученные на промежуточном тестировании 75 баллов.

В табл.1 приведены случаи получения положительных оценок по традиционной четырехбальной системе «Отлично, Хорошо, Удовлетворительно, Неудовлетворительно» при полном отсутствии знаний или недопустимом их уровне по целому ряду изучаемых в дисциплине тем. Пороговые значения, по которым устанавливается соответствие бальной оценки и экзаменационной приведено в табл.2.

Таблица 1 – Использование аддитивной модели оценки Темы Максимум баллов по Процент правильных ответов по темам теме Тема 1 12 100 100 100 100 100 100 59 Тема 2 12 100 100 100 100 100 59 59 Тема 3 13 100 100 100 100 59 59 59 Тема 4 11 100 100 100 100 59 59 59 Тема 5 11 100 100 100 100 59 59 59 Тема 6 11 100 100 100 0 59 59 59 Тема 7 10 100 100 0 0 59 59 59 Тема 8 10 59 0 0 0 0 59 59 Тема 9 10 0 0 0 0 0 59 59 Всего 100 85,9 80 70 59 62,37 63,92 59 60, Оценка 5 4 3 2 3 3 2 Таблица 2 – Шкала балльно-рейтинговой оценки Порог правильных 40 60 70 ответов, % Оценка 2 3 4 Принципиально важно, что линейные модели (1) или (2) не стимулируют обучаемого после гарантированного получения минимального, но удовлетворяющего студента, результата.

Не менее важно, что нормативными документами и практикой отечественного и зарубежного образования указанные выше ситуации недопустимы. Поэтому в алгоритме аттестации обучаемого приходится вводить дополнительны проверки выполнения условий соответствия нормативам.

В результате на рынке труда в настоящее время сложилась ситуация, при которой выпускники университетов весьма часто получают не рабочие места, а места стажеров. Во время стажировки в течение года – двух лет выпускники с дипломами о высшем образовании в сущности продолжают свое образование с проверкой и подтверждением квалификации практической деятельностью.

Предлагается аддитивно-мультипликативная шкала оценки знаний следующего вида:

Nj с x* ij ij K R 100 i. (3) Nj j * где x ij – доля правильных ответов:

x* xij / 100. (4) ij Важно отметить, что при оценке только одной компетенции (или, например, знаний одного модуля программы) предложенная модель имеет j = 1 и обращается в частный случай – традиционную аддитивную модель вида (1). Следовательно, методика балльно-рейтинговой оценки (3) является более общим случаем, учитывающим результаты тестирования и в пределах одной компетенции, и их совокупность.

Принципиальное отличие модели (3) от аддитивных моделей (1) и (2) состоит в том, что отсутствие знаний по одному из модулей, либо одному из разделов с номером j, то есть нулевой результат тестирования, после умножения на любые сколь угодно высокие результаты изучения остальных разделов, обнуляет итоговый балл, а соответственно – приводит к неудовлетворительной итоговой оценке.

Важно отметить, что модель оценки знаний (3) обеспечивает стимулирование ритмичности и системности подготовки студентов, так только при выполнении условия логического «И» подготовленности по всем разделам и этапам изучения дисциплины, во-первых, достигается положительный результат (оценка), во-вторых, только при высоких процентах правильных ответов по всем разделам выставляется высокая итоговая оценка.

Вывод. Переход от аддитивной модели оценки знаний студентов к аддитивно-мультипликативной позволяет исключить возможность высокой или положительной оценки при полном отсутствии знаний по отдельным темам изучаемого предмета, а также при манкировании им любого из этапов обучения. Такая модель применима и к итоговой аттестации в системе высшего профессионального образования для оценки совокупности всех компетенций, которые должны быть сформированы у студента.

Минаков В.Ф., д-р техн. наук, проф., Минакова Т.Е., канд. техн. наук, доц.

КУМУЛЯЦИЯ ЭФФЕКТА ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ Современные высокотехнологичные производства в экономике Российской Федерации, даже при стимулировании со стороны государства с объемами в сотни миллиардов рублей в год, оказываются неконкурентоспособными. Более того, они не обеспечивают доходность, достаточную для последующего воспроизводства. Важно при этом, что человеческий капитал таких производств не получает в качестве оплаты труда такого объема денежных средств, который стимулировал бы его потребление, а, следовательно, спрос на продукцию остальных отраслей экономики. Образуется замкнутый круг эффектов ограничения денежных потоков, экономики, а соответственно зависимость экономического роста страны только от конъюнктуры цен на сырье, и особенно, углеводороды, на мировых рынках.

Среди факторов, оказывающих влияние на динамику отраслей экономики и формирование вектора развития, ориентированного на высокую степень переработки и получение высокой добавленной стоимости, особую роль играют топливно-энергетические ресурсы. Целью настоящей работы является определение значимости такого фактора, как энергозатраты, в системе общественного производства.

Энергоемкость отечественного производства оценивается традиционно как абсолютная величина затрат топлива или энергии (как в натуральном, так и в денежном выражении) на единицу выпущенной продукции. В сопоставлении с показателями аналогов зарубежной продукции с высокой степенью переработки, как известно, отечественная экономика (сфера производства и услуг) уступает в среднем в 2,5 раза. В промышленности это соотношение выше. Однако, с методической точки зрения принципиально важно, что уровень абсолютных затрат на энергоресурсы не в полной мере отражает потенциал энергосбережения экономики России. До настоящего времени не учитывалась мультипликативность фактора снижения энергоемкости производства при кумуляции его в многостадийных бизнес-процессах.

Нами предлагается учет следующего механизма проявления повышенных энергозатрат при высокой степени переработки сырья.

Рассмотрим для примера, производство машиностроительной продукции.

Для выпуска, например самолета, требуется участие 179 предприятий Доклад Всемирного банка «Little Green Data Book 2006». – THE WORLD BANK.

Washington U.S.A. – 2006. – 240 p.

контрагентов.1 Причем, десятки из них последовательно выполняют операции переработки первичного сырья. Каждое такое предприятие закупает у поставщика сырье, материалы, детали, машины и т. п. на сумму Ci. Даже если закупки выполняет оптово-торговое предприятие, то оно реализует указанные материалы последующему контрагенту с рентабельностью в m = 10 – 14% (рис.1). Для перерабатывающего предприятия маржа повышается на величину созданной добавленной стоимости. Ее относительное значение достаточно стабильно в каждом технологическом укладе. Но абсолютное значение зависит как от маржи в относительных единицах, так и от стоимости затрат предшествующих производств, в которых одна из компонент – энергетические ресурсы. Следовательно, стоимость предшествующих энергозатрат с учетом маржи последующего в технологической цепи предприятия составляет:

Ci 1 Ci (1 m / 100) (1) где Ci+1 – стоимость произведенной продукции;

Ci – стоимость ресурсов, используемых при производстве;

m – рентабельность производства.

Рис.1. Рентабельность в Российской Федерации.

Производство самолетов может позволить себе только сильное государство. – Интервью с генеральным директором ОАО «Авиакор – авиационный завод» А.В.

Гусевым. Информационно-аналитический портал Регион Самара.ру. URL:

http://regionsamara.ru/readnews/24239. (Дата обращения: 30.03.2013).

Минаков В.Ф., Минакова Т.Е. Энергосбережение как мультипликатор эффективности промышленных производств // Энергосбережение в промышленности: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2012. – С. 30-32;

Минаков В.Ф., Минакова Т.Е. Математическая модель кумулятивного эффекта энергосбережения // Известия высших учебных заведений. Электромеханика. – 2013. – № 1. – С. 197-199.

В стоимости Ci энергозатраты Ci,Э в среднем составляют 10-20%. Выделим в затратах Ci составляющую Ci,Э. Тогда остальные затраты составляют величину Ci-Э. Следовательно, в соответствии с (1):

Ci 1 (Ci э Ci,э ) (1 m / 100) Ci э (1 m / 100) Ci,э (1 m / 100) (2) На последующих этапах бизнес-процесса с высокой степенью переработки аналогично (2) затраты мультипликативно растут каждый раз на величину m и так – до завершения производства конечного продукта с потребительскими полезными свойствами:

N CN,1 C1 (1 m / 100). (3) i Рост затрат от последующих этапов переработки j-ми контрагентами:

N j CN,i C j (1 m / 100), (4) i а интегрированный рост энергозатрат:

N j N CN,i ( C j ) (1 m / 100). (5) j 1 i Мультипликативный рост энергозатрат в конечной продукции по (3) в зависимости от числа контрагентов приведен на рис.2 (для максимальной, минимальной и средней маржи и максимальной, минимальной и средней энергоемкости производства).

Результаты моделирования мультипликативного роста энергозатрат при участии нескольких хозяйствующих субъектов, приведенные на рис.1, показывают, что кратность таких затрат возрастает в среднем в 2 раза при числе контрагентов, равном одиннадцати, а при тридцати контрагентах – в 35 раз. Следовательно, сокращение энергзатрат на начальном этапе производства позволит во столько же раз снизить энергозатраты конечной промышленной продукции.

Таким образом, кумулятивный эффект энергосбережения существенно нелинейно зависит от степени переработки исходных материалов. Такая зависимость носит характер геометрической прогрессии, что повышает эффективность энергосбережения высокотехнологичных производств продуктов с высокой добавленной стоимостью по сравнению с сырьевыми производствами. Полученный результат доказывает, что инвестирование энергосбережения принесет Минаков В.Ф., Минакова Т.Е. Исследование динамики производства электроэнергии региона. // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. – 2005. – № 4. – С. 74-77.

эффект кратно превышающий степень снижения энергозатрат. Важно отметить, что указанный эффект, проявляясь в существенном снижении конечной цены продукции и услуг, окажет влияние на те производства, которые в последующем использует на входах своих бизнес-процессов более дешевые материалы и оборудование.

Рис.2. Мультипликативный рост энергозатрат.

Заключение. Исследовано влияние начальных и последующих этапов бизнес-процессов, в которых использованы технологии энергосбережения, на конечный результат – денежный поток от получаемых при производстве продукции и предоставлении услуг.

Установлено, что в энергосбережении проявляется кумулятивный эффект накопления отдачи на каждом последующем этапе производственных процессов от энергосбережения на предыдущих этапах. В результате с увеличением числа участников производства эффект энергосбережения растет в геометрической прогрессии.

Ильина О.П., канд. техн. наук, проф., Баша Н.В., аспирант ОБЛАЧНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЕКТАМИ С ВЫСОКОЙ ДОЛЕЙ НИОКР Современная организация способна успешно конкурировать на рынке лишь при условии постоянного развития как технологического, так и организационного потенциала и адаптации к изменениям внешней среды.

При управлении компанией менеджмент постоянно сталкивается с неопределенностью в реализации проектов, необходимостью планирования сроков выполнения работ при соблюдении ограничений на контрольные сроки, определения ресурсов и оптимизации их использования, разработки бюджета проекта. Эффективное управление проектами возможно в условиях интеграции управления проектом и ИС управления организацией в целом.

Для научно-исследовательских и проектных институтов актуально создание корпоративной системы управления проектами, организации проектного офиса в связи увеличением числа внутренних проектов, необходимостью повышения качества управления, реализуемости проектов в заданных ограничениях по срокам и бюджеты, в рамках ресурсного пула, что должно привести к снижению финансовых потерь.

Среди недостатков существующей системы управления проектами можно назвать отсутствие прозрачности, разнородность отчетных форм, отсутствие регламентирующих процедур и процессов для управления проектами. Это приводит к дефициту управляющей информацию или снижению ее качества.

Корпоративная система управления проектами (КСУП) – комплекс организационных, методических и информационных средств, поддерживающих процессы управления проектами в организации.

Основными компонентами КСУП являются:

методология управления проектами, информационная база КСУП, проектный офис.

Методология управления проектами основана на стандартах и информационных технологиях, методах и средствах выполнения работ по управлению проектами. Важное место в проектном управлении занимают также так называемые "практики", "шаблоны", описывающие и объединяющие все общепринятые подходы и рекомендации в данной области. Наиболее популярны PMBoK, MSF, RUP, ГОСТы по проектному менеджменту и системе менеджмента качества.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.