авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ...»

-- [ Страница 5 ] --

Возникающее физическое противоречие – система, позволяющая управлять группой компаний, так или иначе должна включать объемный комплекс мероприятий и процессов для ее эффективности, и не должна быть сложной, чтобы уделять больше внимания реализации управленче ских решений, а не функционированию и обслуживанию самой системы.

После осмысления данного противоречия может последовать пере формулировка первоначальной задачи, ее уточнение или упрощение (воз можно все таки проблема не в системе, а в структуре управления, или в системе подготовки управленческого персонала), либо предложены вари анты устранения физического противоречия, связанные с выбором самой системы управления, адаптацией существующих современных методиче ских подходов к реалиям предприятия и относительно ИКР. Затем вне дрение новой системы.

Как мы видим из приведенного выше примера, ТРИЗ позволяет ши роко взглянуть на поставленную задачу, проанализировать ее со всех сто рон относительно возможностей, идеального результата, имеющихся ре сурсов. При этом не все элементы теории пригодны для любой задачи экономики и управления, некоторые все-таки присущи техническим про блемам. Однако подробное рассмотрение деталей задачи действительно способствует организационным инновациям, а следовательно, и обеспече нию инновационной деятельности, так как идеальное представление цели предприятия позволяет отмести ненужные варианты ее достижения (мо дификацию неэффективных методов), а обращается к более гибким новым и даже инновационным методам (приближая средства к идеальному со стоянию), ограниченность ресурсами также способствует точному и быст рому отбору вариантов.

Таким образом, применение ТРИЗ на предприятии в качестве инст румента принятия решений обеспечивает появление инновационной дея тельности, и также само по себе является организационной инновацией.

При создании службы стимулирования организационных нововведений в холдинге с применением ТРИЗ, можно наладить оптимизацию всех биз нес-процессов в организации, так как данный метод меняет привычный образ мыслей и направляет его в правильное русло. Даже в случае пред ложения не самых лучших путей решения задач, тренировка творческого мышления стимулирует рост интеллектуального потенциала предприятия и создает продуктивное мышление, способное к созиданию в различных областях его работы.

Теория ограничений (Theory of Constraits, TOC) Э. Голдратта, так же как и ТРИЗ, стимулирует продуктивное мышление, а следовательно, обеспечивает на предприятии появление инновационной деятельности.

Теория была разработана в 1980-х годах и, в отличие от ТРИЗ, нацелена именно на область менеджмента и бизнеса.

Основной элемент ТОС – это, конечно, ограничения системы, сдер живающие от реализации ее максимального потенциала [10]. Преодоление ограничений – путь к совершенствованию системы. При этом в каждый момент времени в системе существует лишь одно ограничение. Если его устранить, то самым слабым звеном цепи станет другой элемент системы.

Таким образом, в системе может быть целое множество ограничений в це лом, но в определенный отрезок времени – лишь одно. Их последователь ное устранение – процесс непрерывных улучшений.

ТОС вводит новый вид ограничений, которого нет в ТРИЗ – органи зационные. Их сложнее идентифицировать и упразднить. Для преобразо вания системы Э. Голдратт ввел специальный набор мероприятий (после довательность шагов) [10, c.43]:

1. Найти ограничение системы (организационное или физическое);

2. Ослабить влияние ограничения системы (максимально используя пропускную способность звена);

3. Сосредоточить все усилия на ограничителе системы (проанализи ровать зависимость системы и других элементов от его измене ний);

4. Снять ограничение (если трех предыдущих шагов не достаточно);

5. Вернуться к первому шагу, помня об инерционности мышления (продолжение цикла).

При таком подходе возможно достижение максимальных улучшений при минимальных затратах и изменениях системы, а также определение влияния изменений одних элементов на работу других. Критериями при этом становятся колебания следующих параметров:

- производительности по денежному потоку (скорость генерирова ния денежных средств) – поступление в систему;

- вложения (инвестиции) – удержание внутри системы;

- операционные расходы – уходящие из системы деньги.

Данные показатели способны оценить результат от организацион ных нововведений на всех стадиях их внедрения.

ТОС предлагает логические методы решения проблем на предпри ятии, например:

- дерево текущей реальности (анализ проблем с помощью определе ния причинно-следственных связей), - диаграмма разрешения конфликтов «Грозовая туча» (решение скрытых конфликтов и «хронических» проблем), - дерево будущей реальности (инструмент стратегического планиро вания), - дерево перехода (помогает реализовать принятое решение об изме нениях), - план преобразований (пошаговая инструкция по внедрению реше ний).

Предлагаются специальные критерии проверки логических построе ний, включающие 8 правил логики: ясность, наличие утверждения и при чинно-следственных отношений, достаточность приведенной причины, отсутствие подмены причины следствием, поиск проверочного следствия, отсутствие тавтологии.

Таким образом, пять логических инструментов ТОС образуют после довательность мероприятий для достижения желаемого результата. Под робные схемы изображают причинно-следственные связи между пробле мами и их решениями. Внедрение таких инструментов на предприятии бы ло бы дополнительным способом обеспечения инновационной деятельно сти через активизацию интеллектуальной работы, глубокий анализ текущей ситуации и решение виде организационных изменений, а зачастую и инно ваций. Нестандартный образ мыслей ведет к нестандартным решениям.

Рассмотрев две теории, нацеленные на обеспечение логичности в мышлении и принятии решений, можно с уверенностью сказать, что при менение их на инновационно-активных предприятиях могло бы стимули ровать развитие инновационной деятельности, а для обычных предпри ятий было бы основой для зарождения организационных инноваций и са мо по себе являлось бы ими, подтверждая взаимообусловленность, пока занную на рисунке 3.

Рассмотрев вопрос обеспечения инновационной деятельности (орга низационных инноваций) на основе теорий ограничений и решения изо бретательских задач, можно сделать вывод, что они во многом похожи, но различий больше (например, логика в ТРИЗ исходит из усиления проти воречия, а в ТОС – сразу поиск его ослабления). Тем не менее, вне зави симости от характера решаемой задачи, технической или экономической, дополнительные логические инструменты никогда не будут лишними.

Кроме того, они необходимы, так как позволяют рассмотреть проблему напрямую, без отвлечения на «лишние» параметры системы. Преодоление ограничений ведет к интенсивному росту, развитие творческого мышле ния за счет применения методов логики двух теорий – к расширению ин теллектуального потенциала, а следовательно, к инновационному разви тию. Что и требовалось доказать.

Библиографический список 1. Платонов В.В., Воробьев В.П., Тихомиров Н.Н. Системы управле ния интеллектуальным капиталом на новом этапе технико-экономического развития: методологический аспект//Известия Санкт-Петербургского уни верситета экономики и финансов. – 2012. – № 2 (74). – С. 7-15.

2. Статистика инноваций в России:

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/nauka/pril3.pdf 3. Российский инновационный индекс / Под ред. Л.М. Гохберга. – М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа эко номики», 2011. – 84 с.

4. Индикатор инновационной деятельности: 2012: стат. сб. – М.: На циональный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2012. – 472 с.

5. Финн В. К. Интеллектуальные системы и общество: Сборник ста тей. Изд.3-е. – М.: КомКнига, 2007. – 352 с.

6. Меерович М., Шрагина Л. Технология творческого мышления. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2008. – 495 с.

7. Руководство Осло: Рекомендации по сбору и анализу данных по инновациям. 3-е изд. – М., 2006.

8. Друкер П.Ф. Задачи менеджмента в XXI веке: Пер. с англ. – М.:

Издательский дом «Вильямс», 2004.

9. Альтшуллер Г. Найти идею: Введение в ТРИЗ – теорию решения изобретательских задач – 6-е изд. – М: Альпина Паблишер, 2013. – 402 с.

10. Детмер У. Теория ограничений Голдратта: Системный подход к непрерывному совершенствованию / Пер. с англ. – 3-е изд. – М.: Альпина Паблишерз, 2010. – 444 с.

11. Соколова Е.Э., Платонов В.В. Концепция за пределами бюдже тирования как инструмент управления инновационно-активными компа ниями // Экономические и организационные аспекты развития интеллек туальной и инновационной деятельности: сборник научных трудов/ под ред. А. Е. Карлика, В.В. Платонова. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2012. – С. 119-132.

Е.Г. Навальная, аспирант, СПбГЭУ Определение бизнес-модели. Подход к инновациям бизнес-моделей Начала всегда трудны во всех науках (Marx, 1990: L.1597) В данной статье предлагается определение бизнес-модели и общий подход к инновациям бизнес-моделей.

Дискуссия по поводу определения бизнес-модели Мы можем оперировать только с теми понятиями, которые получили своё выражение в речи (Челпанов, 1917: 13) В настоящее время как важную проблему в данной области знания можно обозначить отсутствие четкого определения понятия бизнес модели на фоне широкого использования данного термина в специальной литературе и в бизнес-практике.

В последние годы концепция бизнес-модели оказалась в фокусе внимания ученых и практиков. С 1975 по 2010 г.г. в рецензируемых науч ных журналах было опубликовано более тысячи статей, в которых рас сматривалось понятие бизнес-модели. Также бизнес-модель стала предме том растущего количества исследований, имеющих практическую направ ленность. Однако несмотря на всплеск в количестве публикаций и множе ство конференций и дискуссий, посвященных предмету бизнес-модели, похоже, что исследователям (как и практикам) еще только предстоит раз работать общепринятый язык. К такому выводу приходят Зотт и коллеги в результате анализа литературы на данную тему (Zott, Amit, Massa, 2010).

Таким образом, можно сказать, что мало что изменилось с 2001 года, когда Чесборо и Розенблум в своей статье о роли бизнес-модели в успеш ном инвестировании в технологические инновации написали: «Термин ‘бизнес-модель’ широко используется, но редко хорошо определен»

(Chesbrough, Rosenbloom, 2001).

В публикации 2008 года Джонсона, Кристенсена и Кагермана, по священной перестройке бизнес-моделей, отсутствие определения и орга низованных усилий исследователей в изучении динамики и процессов развития бизнес-моделей называется основной проблемой на пути дости жения роста через инновации бизнес-моделей (Johnson, Christensen, Kagermann, 2011: 41-42).

Зотт и коллеги приводят в своем исследовании выборку определений биз нес-модели (Zott et al., 2010: 6):

1. «архитектура продукта, услуги и информационные потоки, включая описание различных бизнес-акторов и их ролей;

описание потенциальных выгод для различных акторов;

описание источников дохода» – у Timmers в 1998 г.;

2. «содержание, структура и управление транзакциями для создания цен ности через использование бизнес возможностей» – у Amit & Zott в 2001;

3. «логика, соединяющая технический потенциал и реализацию экономи ческой ценности» – у Chesbrough & Rosenbloom в 2002;

4. «истории, которые объясняют, как работает компания» – у Magretta в 2002;

5. «лаконичная репрезентация того, каким образом имеют дело с взаимо связанными переменными решений в области стратегии, архитектуры и экономики предприятия для создания устойчивого конкурентного пре имущества на определенных рынках» – у Morris et al. в 2005;

6. «взаимосвязанные элементы, которые, будучи соединенными, создают и обеспечивают ценность» – у Johnson et al. в 2008;

7. «выражение стратегии реализуемой фирмой» – у Casadesus-Masanell & Ricart в 2010;

8. «логика, данные и прочие средства, поддерживающие предложение ценности для потребителя, а также жизнеспособная структура дохода и издержек, обеспечивающая эту ценность» – у Teece в 2010.

В целом, можно сказать, что у этого набора определений есть объеди няющие черты. Авторы, определяя бизнес-модель, используют разные формулировки, но так или иначе речь идет об описании, представлении предприятия;

либо как набора элементов, либо как принципа, объеди няющего эти элементы, либо просто принципа в основе предприятия без указания на его составной характер:

1) архитектура и описание;

2) содержание, структура, управление;

3) логика;

4) истории;

5) репрезентация;

6) взаимосвязанные элементы;

7) стратегия;

8) логика, данные, прочие средства, а также структура.

Также в большинстве этих определений бизнес-модели поясняется ее на значение:

– для создания ценности;

– для описания работы компании;

– для создания устойчивого конкурентного преимущества;

– для создания и обеспечения ценности;

– для поддержания и обеспечения ценности.

И в некоторых из определений присутствует описание того, каким обра зом бизнес-модель себя реализует:

– через архитектуру;

– через использование бизнес возможностей;

– через соединение технического потенциала и реализации ценности;

– через объяснение;

– через взаимосвязанные переменные решений;

– через соединение элементов;

– через реализацию стратегии;

– через логику, данные и прочие средства, а также структуру дохода и из держек.

Только в определениях Morris et al. и Casadesus-Masanell & Ricart непосредственно обозначено, что речь идет о предприятии. Также 3 из авторов считают, что бизнес-модель нужна для создания ценности, но только 2 из них уточняют, для кого эта ценность создается. Timmers счи тает, что для различных акторов, а Teece, что для потребителя.

Следует отметить, что отсутствие согласия между учеными, похоже, не мешает широкому использованию концепции в бизнес-кругах. Под тверждение этому мы увидим, если для эксперимента зайдем на какой нибудь значительный отраслевой сайт. Например, на сайте крупнейшей американской отраслевой газеты Women Wear Daily (индустрия моды) 30.10.12 при введении в строку поиска сочетания «бизнес-модель» были получены ссылки на 1466 статей с использованием данного термина. Про смотр некоторых из этих статей показал, что авторы используют этот тер мин без комментариев к его значению, то есть как термин с самоочевид ным значением.

Перед тем, как предложить новое определение бизнес-модели, будут предложены некоторые соображения на тему происхождения концепции с целью уточнения ее значения, а также разобраны некоторые понятия в ее основе.

История понятия бизнес-модели История понятия бизнес-модели, как и ее определение, пока не за служила пристального внимания исследователей. Примером высказыва ния на эту тему может служить версия Магретта, изложенная ею в статье 2002 г. Она связывает происхождение концепции с появлением персо нального компьютера и электронных таблиц. Автор рассуждает, что до появления электронных таблиц бизнес-планирование в основном подра зумевало статичный прогноз. В лучшем случае делался небольшой анализ чувствительности. Электронные таблицы внесли возможность более ана литического подхода к планированию, поскольку позволяли рассматри вать отдельно основные составляющие прогноза. Стало возможным зада вать «что если» вопросы в отношении наиболее важных допущений. На пример, стало возможным быстро проверить влияние изменения чувстви тельности клиента к цене на все компоненты прогноза. То есть, стало воз можным моделировать поведение фирмы (цит. по: Magretta, 2011: 74).

Другие авторы отмечают совпадение начала повышенного интереса к концепции бизнес-модели с появлением интернет в середине 1990-х.

Именно с этого времени начинается шквал публикаций на данную тему (Zott et al., 2010: 5). В литературе и на конференциях часто можно встре тить использование концепции бизнес-модели именно в отношении дот комов (e.g., Zott et al., 2010: 5;

Инновационный форум Санкт-Петербург, 2010).

Однако корреляция не обязательно подразумевает причинно следственную связь. Персональный компьютер и электронные таблицы послужили удобными инструментами, а интернет и последующее разви тие интернет-бизнеса, в контексте которого так часто употребляется дан ный термин, послужили катализаторами появления концепции бизнес модели, предпосылки для которой к тому времени уже существовали.

Авторы книги «Метакапитализм: революция в электронном бизнесе и создание компаний и рынков 21 века» на основе интервью с топ менеджерами ведущих компаний описали эволюцию бизнеса за последние 100 лет (Means, Schneider, 2000). В этом описании, в частности, отмечает ся, что, в результате реструктуризации рынка капитала США и его восста новления в 1984 г., компании столкнулись с реальными издержками, свя занными с обладанием физическим капиталом (до этого процентная став ка была равна или меньше инфляции). Поэтому они были вынуждены сфокусироваться на эффективном управлении физическим капиталом, оп тимизации процессов и цепочек поставок. С данным изменением в бизнес среде связано появление систем ERP и CRM в 1980-е гг. и 1990-е гг. Эти системы существенно улучшили возможности моделирования и управле ния бизнес-процессами. Также в результате широкого применения этих систем произошла существенная унификация и оптимизация многих про цессов в компаниях одной отрасли.

Фокус авторов в данном исследовании не на концепции бизнес модели как таковой, а на тех изменениях, которые в общем виде претер пели бизнес-модели компаний. Но на основании их описания бизнес метаморфоз можно делать более глубокие выводы и проследить причину появления новых технических средств и, в конечном счете, их влияния на новые подходы в моделировании бизнеса.

То есть изменения в бизнес-среде стали стимулом к появлению про граммного обеспечения для бизнес-моделирования. Но в первую очередь эти изменения породили новые бизнес-концепции, которые легли в основу новых технических средств, для решения новых бизнес задач. Эти бизнес концепции отличал холистический системный подход к анализу предпри ятия. В качестве примера манифестации такого подхода в бизнес литературе того времени можно привести «цепочку создания ценности»

Портера, представленную им в 1985г. (Porter, 1985) или «пятую дисцип лину» Сенге, предложенную им в 1990г. и дополненную в повторном из дании 2006г. (Senge, 2006).

Концепция бизнес-модели, формирование которой приходится на период с конца 1990-х гг. до нашего времени (концепция все еще находит ся в процессе становления), позволяет, наконец, рассматривать предпри ятие, как целостную динамическую систему по созданию ценности. При чем рассматривать эту систему во взаимодействии с другими системами разных уровней (e.g., фирмы, национальные и глобальные отрасли, клиен ты, конкуренты, общество в целом и окружающая среда).

История развития концепции наложила свой отпечаток на подходы к моделированию бизнеса на основе данной концепции.

Похоже, что область наиболее активного применения концепции бизнес-модели – e-бизнесы, предопределила представление о ней, как о наборе компонентов (пример подхода см. в Osterwalder, Pigneur, 2010), ог раничением к комбинациям, из которых может быть только фантазия предпринимателя. Это представление, однако, не может в полной мере от ражать действительность. Новые возможности, которые дает концепция, безусловно, облегчили задачу по изобретению принципиально новых ал горитмов создания ценности через электронные бизнесы, сферу предпри нимательства, где на начальном этапе еще не сформировались отраслевые рутины, во многом определяющие способы создания ценности в «тради ционных» отраслях. Но при разработке бизнес-моделей в таких отраслях рутины образуют жесткую систему ограничений.

Новый инструмент, однако, с учетом ограничений подходит и для традиционных отраслей, позволяя, например, через анализ изменений ценности выявить типы бизнес-моделей отрасли, проследить их эволю цию, а также понять причины изменения этих типов и таким образом, предвосхитить появление и своевременно реализовать новые типы бизнес моделей. То есть, осуществить инновации бизнес модели (пример подхода см: Means, Schneider, 2000).

Природа инноваций бизнес-моделей По мнению исследователей, в инновациях бизнес-моделей сущест вует большой потенциал. Чесборо, например, отмечает, что лучшая биз нес-модель «побьет» лучшую идею и лучшую технологию (2007: 12-17).

Исследование 2005 г. Economist Intelligence Unit показало, что более 50% опрошенных исполнительных директоров считали, что инновации бизнес моделей станут даже более важными для успеха, чем инновации продукта или услуги (Johnson et al., 2008:40-41). Какова природа инноваций бизнес моделей, и как raison d’tre бизнес-модели определяет характер этих инно ваций?

Прежде чем перейти к инновациям бизнес-моделей следует опреде лить, что мы понимаем под инновациями в данной статье, что мы понима ем под бизнес-моделями, и что мы понимаем под ценностью, понятием в основе концепции бизнес-модели.

Понятие инновации Инновация является весьма значимой концепцией в неоклассической экономической теории вследствие центрального значения в этой теории понятия экономического роста, производительности, как наиболее значи мого фактора, обеспечивающего этот рост и роли инновации в обеспече нии наибольшего роста производительности по сравнению с другими де терминантами. Основные положения данной концепции далее излагаются в трактовке Штиглица и Волша (Stiglitz, Walsh, 2006).

Понятие экономического роста тесно связано с повышением уровня жизни, который является его результатом. Сам экономический рост может быть определен, как наша способность производить больше вещей для обеспечения нашего материального благополучия. Как показатель уровня жизни экономический рост выражается в доходе на душу населения. Для увеличения дохода на душу населения должна повыситься либо произво дительность, либо должно увеличиться количество рабочих часов со ско ростью большей, чем рост населения. Для развитых стран ключом к улучшению стандартов жизни является повышение производительности труда.

Производительность труда – это количество произведенной продук ции в единицу времени. Рост производительности труда – это ключ к по вышению стандартов жизни. Штиглиц и Волш таким образом иллюстри руют значение производительности труда:

Хотя повышение производительности на 2 или 3 процента может ка заться несущественным, на деле оно имеет огромное значение из-за той разницы, которая аккумулируется с течением времени. Это мож но увидеть с помощью простого вычисления. Две страны стартуют с одинаковым уровнем благосостояния, но в одной из них рост произ водительности равен 2-м процентам, а в другой – 3-м процентам. Эта разница в производительности оставалась бы почти неощутимой на протяжении нескольких лет. Но через 30 лет страна с более медлен ным ростом имела бы только три четвертых благосостояния страны с более высоким уровнем роста.

Одним из способов оценить важность даже маленькой разницы в скорости роста – это сравнить время, необходимое для увеличения дохода в два раза. Для этого мы можем использовать правило семи десяти и, разделив 70 на скорость роста, мы получим примерное ко личество лет, необходимых для увеличения дохода вдвое. К приме ру, если скорость роста экономики составляет 5 процентов в год, до ход удвоится через 14 лет (70/5=14) (2006: 197).

Критическая роль производительности в повышении стандартов жизни объясняет внимание, которое уделяется повышению производи тельности с середины 1990-х. Для понимания того, как можно влиять на изменение производительности, нам необходимо знать, что ее определяет.

Есть четыре ключевых фактора, которые влияют на производительность:

1. Сбережения и инвестиции.

2. Образование и качество рабочей силы.

3. Перераспределение ресурсов из отраслей с низкой в отрасли с высокой производительностью.

4. Изменения в технологии.

Четвертый фактор является наиболее существенным. В то время как капитал, и физический, и человеческий важны для понимания изменений в стандартах уровня жизни за последние двести лет, просто обладанием бльшим количеством машин или увеличившимся количеством лучше об разованных работников нельзя объяснить поистине удивительную разни цу между экономикой конца XIX в. и сегодняшней экономикой.

Мы не производим больше тех же вещей, что производили в 1900-х гг., мы производим то, о чем люди в 1900 году не могли даже помыслить.

Вместо того, чтобы использовать больше наших машин для произ водства большего количества экипажей, мы производим автомобили и самолеты. Вместо того, чтобы производить больше подков, мы про изводим шины и кроссовки. Ключом ко всему процессу роста, таким образом, является технологический прогресс – изобретение новых способов делать старые вещи и новых способов делать абсолютно но вые вещи. Это значит, что идеи – в центре объяснения экономическо го роста. В действительности экономисты приписывают 2/3 прироста производительности до 1978 технологическому прогрессу (Ibid., 2006:

201).

В рамках данной парадигмы инновация имплицитно определяется через ее способность увеличивать производительность и таким образом положительно влиять на экономический рост. Этот ее аспект настолько очевиден, что даже не фигурирует в определениях наиболее влиятельных специалистов по вопросу инноваций. В их определениях раскрываются только области приложения инновации, которые действительно в данном контексте надо уточнять.

Таковым является «определение инновации» Шумпетера и вслед за ним Портера. Давайте, чтобы не быть голословными, сопоставим здесь несколько выдержек из уже ставшего классическим труда Шумпетера «Капитализм, социализм и демократия» 1942 г., которые здесь приводятся по изданию 2008 г.:

.…двигатель капитализма в первую и последнюю очередь – это дви гатель массового производства, что с неизбежностью означает произ водство для масс…. (Schumpeter, 2008: 67).

Типичное достижение капитализма состоит не в обеспечении королев бльшим количеством чулок, а в том, чтобы сделать их доступными фабричным девчонкам с неуклонно уменьшающимся количеством усилий (Ibid.).

Главный импульс, который заводит и вынуждает работать двигатель развития капитализма, поступает из новых потребительских товаров, новых методов производства или транспортировки, новых рынков, новых форм организации производства, которые создает капитали стическое предприятие (Ibid.: 83).

Последнее соображение принято называть определением инновации Шумпетера. В контексте двух предыдущих понятно, что основной смысл этого инновационного импульса в основе капитализма – в повышении производительности.

48 лет спустя в 1990 г. Портер определяет инновацию в тех же кате гориях, что и Шумпетер:

Инновация в стратегическом смысле определяется в самом широком смысле слова. Она включает не только новые технологии, но также новые методы или способы делать что-либо, которые иногда могут выглядеть очень обыденно. Инновация может проявить себя в новом продукте, новом процессе производства, новом подходе в маркетин ге или новом способе обучения или организации. Она может вклю чать практически любой вид деятельности в цепочке создания цен ности (цит. по: изд. Porter, 1998: 579).

Определение инновации потребовалось автору лишь для раскрытия областей ее применения с небольшим уточнением относительно Шумпе тера, что инновационными могут считаться даже самые «обыденные»

новшества. Ведь со времен Шумпетера уже произошло «японское чудо», когда в Японии во многом благодаря именно таким обыденным иногда крошечным изменениям (e.g. в организации рабочего места) удалось, в конечном счете, достичь огромного существенного экономического роста за небольшой период.

Суть же инновации (что это и для чего) в этом определении Портера опять не раскрывается. Видимо, она считается самоочевидной в контексте всей его книги, посвященной экономическому росту и определяющей его производительности:

Поиск убедительного объяснения благосостояния и целой страны, и фирмы должен начинаться с правильного вопроса. Мы должны оста вить термин «конкурентоспособная страна», как не имеющий боль шого смысла для экономического процветания. Главная экономиче ская цель страны заключается в достижении высокого и растущего уровня жизни для своих граждан. Способность этого достичь зависит не от аморфного понятия «конкурентоспособности», но от произво дительности, с которой ресурсы страны (труд и капитал) используют ся (Porter, 1998: 6).

Однако определение инновации в контексте ее роли в повышении производительности и, как следствие, повышении экономического роста имеет свои противопоказания.

В целом можно назвать конфликт, о котором далее пойдет речь «производительность или эффективность». В фокусе эффективности – ко личество использованных ресурсов для производства единицы продукции.

Еще со времен Адама Смита подразумевается естественная или даже мистическая эффективность рыночной экономики. Смит утверждал, что, преследуя свои собственные интересы, человек часто служит интересам общества более эффективно, чем даже когда он намеренно старается им служить (цитируется по изд. Smith, 1991).

Однако с 1771 г. внимательными наблюдателями была подмечена некоторая однобокость данного суждения. И, возможно, одним из самых красноречивых его критиков стал Фриц Шумахер со своей с тех пор став шей очень влиятельной книгой «Маленькое – значит красивое» 1973 г.

В этом сборнике эссе он рассуждает на тему о том, что одной из наиболее поразительных черт современной промышленности является то, что она потребляет так много и так мало производит. Соединенные Шта ты, являясь наиболее развитой страной в мире, создали промышленную систему, потребляющую 40% мировых естественных ресурсов для обес печения менее 6% мирового населения. Эта система могла бы быть назва на эффективной только в случае достижения в этом обществе необыкно венных результатов в смысле счастья, благополучия, культуры, мира и гармонии, что, как известно, не соответствует действительности. Также, по мнению автора, нет никакой перспективы, что такие результаты будут достигнуты, при достижении еще большего роста производительности, сопряженный, естественно, с потреблением еще большего количества ми ровых ресурсов (Schumacher, 2001). Замечания Шумахера на тему эконо мического роста, как центральной доктрины современной экономической теории исполнены иронии:

К примеру, установив чисто расчетными методами, что ВВП страны поднялся, скажем, на 5%, экономист, обратившийся к расчетным ме тодам, не желает, а обычно и не может ответить на вопрос, следует ли относиться к этому изменению как к положительному или как к отри цательному. Он потеряет уверенность, даже если займет себя ответом на вопрос, является ли рост ВВП благом независимо от того, что именно выросло и кто, если вообще есть такие, извлек из этого поль зу. Идея, что может иметь место патологический рост, нездоровый рост или разрушительный рост является для него извращенной поста новкой вопроса, который в такой форме вообще не должен возникать.

Немногие экономисты начинают в настоящее время задаваться во просом, как долго еще «рост» будет возможен, поскольку бесконеч ный рост в конечной среде, очевидно, является невозможным, но да же они не могут уйти от чисто количественной концепции роста (Schumacher, 2001: 33).

Шумахер работал с Кейнсом и Гэлбрайтом и в своей книге охотно критикует первого, как в своем роде пропагандиста недобросовестности вслед за Смитом, который в том же контексте стал пропагандистом жад ности, и охотно цитирует второго:

Дж.К. Гэлбрайт говорил о личном богатстве и общественном убоже стве. Примечательно, что при этом он ссылался на Соединенные Штаты, которые, по общему мнению, и на основании принятых изме рений являются богатейшей страной в мире. Как же может быть об щественное убожество в богатейшей стране мира, которое при этом еще и превосходит убожество в странах со значительно меньшим ВВП? Если существующий в Америке экономический рост не может избавить общество от убожества, и даже сопровождается его увели чением, как можно сознательно надеяться, что «дальнейший рост»

уменьшит или уничтожит его? Как объяснить, что в большой степени страны с наиболее высоким уровнем экономического роста являются наиболее загрязненными и также поражены общественным убожест вом в невероятной степени? (Ibid.: 230).

Критика концепции экономического роста во главе угла неокласси ческой экономической теории может быть кратко суммирована в тезисе:

«Бесконечный рост материального потребления невозможен в конечном мире» (Ibid.: 98). Снова и снова возвращается Шумахер к идее о том, что идея неограниченного роста до тех пор, пока каждый будет насыщен бо гатством, нуждается в серьезном испытании на как минимум двух основа ниях: доступности естественных ресурсов и способности окружающей среды справляться с вмешательством.

Подвергая критике ортодоксальную экономическую доктрину, опе рирующую в координатах экономический рост и обеспечивающую его производительность, Шумахер предлагает программу в терминах эконо мического развития и определяющей его эффективности. Он говорит о том, что целью должно быть достижение максимального благополучия при минимуме потребления. В связи с этим фокус должен сместиться с количественных к качественным показателям при осуществлении эконо мической деятельности. Ведь именно ставка на количественный показа тель – профит, привела к существующему дисбалансу.

Концепция экономического развития предполагает более равновес ный подход, когда в расчет принимаются и другие показатели, а также расширение временного горизонта, то есть оценку эффекта любого эко номического действия в долгосрочной перспективе. И еще одной отличи тельной чертой программы Шумахера является системный подход, в рам ках которого деятельность фирмы нужно рассматривать в контексте ее влияния на социум и окружающую среду.

В отношении технологии он считает, что ее ценность определяется в контексте ситуации. Для такого рода технологии он вводит термин «под ходящая технология» и считает, что при технологическом трансфере от развитых стран в развивающиеся акцент должен быть сделан именно на ней (сейчас эти идеи получили воплощение, например, в виде автомобиля Nano для индийского рынка или в микро-кредитах для того же рынка).

Для очень многих сообществ ценной будет не самая последняя тех нология, а только лучшая по сравнению с существующей в данном месте.

То есть, например, для регионов с высоким уровнем безработицы лучшей будет технология, которая позволит выполнить работу на приемлемом уровне и с привлечением как можно большего количества незанятых лю дей. Для любой технологии важно быть положительной или нейтральной по отношению к социальной и окружающей среде. Обобщая, можно ска зать, что роль технология в данном контексте уже оценивается в качест венных, а не количественных показателях относительно ценности, которая с ее помощью создается.

Шумахер обращает внимание на то, что и в развитых странах с рос том производительности все большее количество людей теряют возмож ность интересно и осмысленно трудиться. Здесь он ссылается на Маркса, который по этому поводу написал: «Они хотят производить только вос требованные вещи, но забывают, что производство слишком большого ко личества востребованных вещей приводит к появлению слишком большо го количества невостребованных людей» (Ibid.:124). Шумахер считает от чуждение человека от труда одной из наиболее серьезных проблем совре менного общества и причиной его деградации. Предлагая развитие в каче стве экономической цели, Шумахер поясняет, что «экономическое разви тие – это преимущественно вопрос большего количества сделанной рабо ты» (Ibid.:171).

Шумахер, несмотря на свои неортодоксальные взгляды, отнюдь не был маргиналом и работал с ведущими учеными своего времени. В част ности, он стал протеже Кейнса (позже их пути разошлись), когда перед второй мировой войной эмигрировал из Австрии в Великобританию. В те чение 20 лет он исполнял обязанности главного экономического советни ка Британской угольной компании, одной из крупнейших компаний в ми ре с 800.000 служащими. Однако его идеи настолько противоречили орто доксальной экономической мысли, что потребовалось 40 лет для того, чтобы, его идеи начали переход в мейнстрим.

В 2011 г. в статье Портера и Крамера для HBR «Создавая общую ценность», которую в кратком представлении редактор называет «выдаю щейся», выдвигаются предложения по преодолению вышеозначенных противоречий. Весьма характерна постановка проблемы в этой статье:

«Капиталистическая система находится на осадном положении. В по следние годы бизнес все больше рассматривается как основная при чина социальных, экологических и экономических проблем. В широ ком сознании компании представляются преуспевающими за счет бо лее широкого сообщества.

В большой степени проблема в самих предприятиях, которые остают ся в ловушке устаревшего подхода к созданию ценности, который сформировался за последние несколько десятилетий. Они продолжа ют рассматривать создание ценности в узком смысле слова, оптими зируя финансовые показатели в краткосрочном периоде изолирован но, забывая о самых важных нуждах своих клиентов и игнорируя бо лее широкое влияние, которое определяет их успех в долгосрочном периоде. Как иначе могли бы компании просмотреть благополучие своих клиентов, истощение природных ресурсов, жизненно необхо димых для их бизнеса и жизнеспособности ключевых поставщиков или бедственное экономическое положение сообществ, в которых они производят и продают?» (Porter, Kramer, 2011: 4).

Звучит очень многообещающе, но дальше становится понятно, что решение обозначенных проблем предлагается осуществлять в прежних координатах. И в качестве награды тем предпринимателям, которые гото вы решать социальные и экологические проблемы авторы обещают еще большую производительность и еще больший рост. Портер знаком с рабо той Шумахера (он цитирует ее название в своей книге, см. Porter, 1998:

453), поэтому вряд ли постановку проблемы можно объяснить простым совпадением. Не ссылаются на Шумахеры авторы, возможно, потому, что, как кажется на первый взгляд, путь к решению этих проблем они прокла дывают в старых и то есть других координатах:

«В рамках концепции общей ценности….признается, что нужды об щества, а не только экономические нужды, определяют рынки. В ее рамках также отмечается, что вред обществу и его ослабление часто создают внутренние издержки для фирм, такие как излишне потра ченная энергия или материалы, дорогостоящие несчастные случаи и необходимость компенсирующего обучения для преодоления неадек ватности образования. Принятие во внимание вреда для общества и связанные с этим ограничения не обязательно приведут к дополни тельным расходам, потому что можно осуществлять инновации в сфере технологий, операционных методов и управленческих подхо дов и, в результате, увеличить производительность и расширить свои рынки» (Ibid.: 5).

Однако добавляя к концепции экономического роста качественное измерение и обращая внимание на то, что в долгосрочной перспективе производительность должна корректироваться на эффективное использо вание ресурсов, авторы, по сути, ретранслируют программу Шумахера.

При том, что первый и вторые авторы стоят на этически разных позициях (преследование выгоды не должно быть главным мотивом человеческой деятельности, так как это аморально vs если мы не уступим необходимо сти принимать во внимание интересы общества и окружающей среды, то в будущем мы не сможем получить выгоду), программа действий в первом случае осознанно, а во втором случае вынужденно, предлагается одна и та же.

Здесь будет интересно еще раз сопоставить Шумахера и Портера с коллегой:

«Суждение экономики….является очень фрагментарным. Из всего большого количества аспектов, с точки зрения которых в реальной жизни принимаются решения, экономика предлагает только один – принесет ли нечто денежный доход тем, кто это предпринимает или нет.

Не пропустите слова «тем, кто это предпринимает». Это большая ошибка предполагать, к примеру, что методология экономики обычно применяется, чтобы определить, будет ли деятельность, предприни маемая группой, выгодной для общества в целом. Даже национализи рованные отрасли не рассматриваются с этой более разумной точки зрения. Для каждой из них установлена финансовая цель, которая фактически является обязательством и ожидается, что эта цель пре следуется без учета любого вреда, который она может нанести другим частям экономики» (Schumaher, 2001: 28).

Ответ 40 лет спустя предлагается другими авторами тот же самый, хотя и от первого лица:

«Концепция общей ценности может быть определена как политика и операционная деятельность, которые повышают конкурентоспособ ность компании, в то же время, улучшая экономические и социальные условия в сообществах, в которых она оперирует» (Porter, Kramer, 2011: 6).

«Концепция базируется на тех основаниях, что социальный прогресс должен преследоваться на основе принципа ценности. Ценность – это получаемые блага относительно затраченных ресурсов, а не просто блага» (Ibid.).

Авторы настаивают на новом фокусе бизнес-деятельности на создании ценности, которую в другом месте своей статьи они определяют следую щим образом:

«Ценность – это экономические и социальные блага относительно затра ченных на них ресурсов» (Ibid.: 16).

И еще раз в другом месте они утверждают, что задача компаний в том, чтобы «достигать наибольшего результата с наименьшим количеством за траченных ресурсов» (Ibid.: 12).

Таким образом, на данных примерах можно увидеть, что как неорто доксальные, так и ортодоксальные экономисты, хоть и с некоторой разни цей во времени, пришли к весьма похожим выводам. В этой картине мира нам следует переопределить инновацию в терминах эффективности на ос нове ее новой роли в экономическом развитии. В этом вопросе нам помо жет Питер Друкер, который с провидческой ясностью уже сделал это в 1986 г.

В данной статье за основу взято определение инновации Друкера, который трактует ее как динамическую категорию – «изменение в ценно сти»:

Инновация – это скорее экономический или социальный, чем техни ческий термин. Он может быть определен так же, как Ж.Б. Сэй определил понятие предпринимательства, как изменение в количестве пользы, извле каемой из ресурсов. Или, в соответствии с современной тенденцией, ин новация может быть определена в терминах спроса, скорее, чем в терми нах предложения, как изменение в ценности и удовлетворении, извлекае мых потребителем из ресурсов (Drucker, 1986: 77).

Поскольку в случае организационных инноваций потребителем яв ляется, в том числе и фирма, осуществляющая ее, то во избежание дву смысленности можно остановиться на определении:

Инновация – это изменение в ценности и удовлетворении, извле каемой из ресурсов.

Под ценностью мы будем подразумевать смысл, заключенный в оп ределении Портера:

Ценность – это экономические и социальные блага относитель но затраченных на них ресурсов.

Понятие бизнес-модели Возвращаясь к определению бизнес-модели, установим для себя критерии хорошего определения. Для этой весьма практической концеп ции лучше всего сформулировать определение через ее назначение.

Если основная задача фирмы – создавать ценность в экономическом и социальном смыслах и эта задача реализуется через принцип в основе устройства и деятельности предприятия, то этот принцип мы определим через эту задачу.

Фирма создает ценность по определенному принципу. Этот принцип становится бизнес-моделью фирмы.

Бизнес-модель фирмы – это динамический принцип создания ценности (для клиентов, самой фирмы и общества).

Отдельного комментария требует характеристика бизнес-модели, как динамического принципа. Такое свойство бизнес-модели, как дина мизм, следует из самого характера экономических отношений, которые характеризует непрерывная подвижность. Природа этой подвижности раскрывалась, например, в работах Адама Смита, Карла Маркса и Шум петера:

Капитализм….по своей природе является формой или методом эко номических изменений и не просто никогда не бывает, а вообще не может быть статичным. И этот эволюционный характер капиталисти ческого процесса является не только следствием того факта, что эко номическая жизнь протекает в социальном и природном окружении, которые изменяются и меняют исходные данные экономического действия. Этот факт важен, и эти изменения (войны, революции и прочее) часто определяют изменения в промышленности, но не он яв ляется определяющим. Эволюционный характер капитализма не сле дует также из квази-автоматического прироста населения и капитала или превратностей монетарной системы, которые являются проявле нием и подтверждением первого факта.

Главный импульс, который заводит и вынуждает работать двигатель развития капитализма, поступает из новых потребительских товаров, новых методов производства или транспортировки, новых рынков, новых форм организации производства, которые создает капитали стическое предприятие (цит. по: Schumpeter, 2008:82-83).

Современные авторы с тех же позиций отмечают комплексный и адаптивный характер рынков, которые находятся в непрерывном процессе трансформации, отвечая на изменения среды (Платонов, 1999, Means, G., D. Schneider, 2000).

Что касается структуры или устройства предприятия, через которую принцип создания ценности себя реализует и которые некоторые авторы других определений бизнес модели посчитали нужным в своих определе ниях упомянуть, то представляется более удобным такой емкий и второ степенный по своему значению аспект вывести за рамки определения и раскрывать его отдельно. Таких компонентов, по мнению разных авторов, например, может быть 6 (Chesbrough, Rosenbloom, 2001) или 4 (Johnson et al., 2008), и каждый из них требует отдельного комментария.

Инновации бизнес-моделей Фирма строит свой принцип создания ценности (бизнес-модель) на предположении о том, что является ценностью для клиента, самой фирмы и общества, одновременно влияя на представление о ценности. Создание нового вида ценности требует новой бизнес-модели (инновация бизнес модели) (рис. 1).

Ц БМ БМ 2 Ц Ц БМ Рисунок 1 – Инновации бизнес-моделей Формулируя иначе, можно обозначить существование пары ценность – бизнес-модель, компоненты которой взаимно влияют друг на друга.

Изменения в ценности определяет изменения в бизнес-моделях. Од новременно имеет место и обратный процесс, поскольку фирма и сама яв ляется носителем каких-то представлений о ценности, и с учетом непол ноты информации и особенностей конкретной фирмы, сделанные ей вы воды в любом случае будут иметь особенный характер. Подходом к инно вациям бизнес-моделей, таким образом, могло бы стать изучение динами ки ценности и изучение динамики бизнес-моделей, например, фирм одной отрасли. Вторым этапом в случае применения данного подхода могло бы стать сопоставление этих 2-х процессов. Полученные выводы являются основой для прогноза дальнейшего развития пары ценность – бизнес модель.

В заключение можно подвести итог. В данной статье предложено но вое определение бизнес-модели и заданы координаты для нового подхода к инновациям бизнес-моделей, что может послужить основой для разра ботки методики инноваций бизнес-моделей. Данное направление иннова ционной деятельности содержит в себе большой потенциал, использова ние которого на данный момент затруднено из-за непроработанной мето дологической и методической базы.

Библиографический список 1. Chesbrough, H.W. Business model innovation: It's not just about tech nology anymore’ / Strategy and Leadership (35, 2007). Цит. по: Zott, C., R. Amit, L. Massa, ‘The Business Model: Theoretical Roots, Recent Develop ments, and Future Research’ // Working Paper WP-862, IESE Business School University of Navarra (June, 2010, Rev. September 2010: 19).

2. Chesbrough, H. and Rosenbloom R.S. The Dual Edged Role of the Business Model in Leveraging Corporate Technology Investments / In: Taking Technical Risks: How Innovators, Executives, and Investors Manage High Tech Risks, MIT Press (2001). Цит. по: http://hbswk.hbs.edu/item/2317.html Про смотрено 18.10. 3. Johnson, M.W., Christensen C.M., Kagermann H., Reinventing Your Business Model / HBR (December 2008). Цит. по: Rebuilding Your Business Model, Harvard Business Review Press (2011).

4. Magretta, J. Why Business Models Matter / HBR (May 2002). Цит.

по: Rebuilding Your Business Model, Harvard Business Review Press (2011).

5. Marx, K., Capital: a Critique of Political Economy, Volume One, Kin dle edition based on Penguin Books, 1990.

6. Means, G., Schneider D., Meta-Capitalism: the E-Business Revolution and the Design of 21st-Century Companies and Markets, Kindle edition based on John Wiley & Sons, Inc, 2000.

7. Osterwalder, A. Pigneur, Business Model Generation: A Handbook for Visionaries, Game Changers, and Challengers, Wiley, 2010.

8. Porter, M.E. Competitive advantage: Creating and sustaining superior performance, The Free Press, 1985.


9. Porter, M.E. The Competitive Advantage of Nations, The Free Press, 1998.

10. Schumacher, E.F. Small is Beautiful, Random House Books, 2001.

11. Porter, M.E., Kramer M.R., ‘Creating Shared Value. How to reinvent capitalism – and unleash a wave of innovation and growth’, HBR (January February 2011). Цитируется по: Reprint R1101C.

12. Senge, P.M. The Fifth Discipline. The Art & Practica of Learning Or ganization, Doubleday, 2006.

13. Stiglitz, J.E., C.E. Walsh, Principles of Economics, W.W. Norton & Company, 2006.

14. Schumpeter, J.A. Capitalism, Socialism and Democracy, Harper Per ennial Modern Thought, 2008.

15. Smith, A., The Wealth of Nations, Everyman’s Library, 1991.

16. Zott, C., Amit, L. Massa. The Business Model: Theoretical Roots, Recent Developments, and Future Research // Working Paper WP-862, IESE Business School University of Navarra (June, 2010, Rev. September 2010).

17. Платонов, В.В. Стратегия ресурсного обеспечения инновацион ной деятельности. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999.

16. Челпанов, Г. Учебник логики. Издание Т-ва "В.В. Думнов – насл.

Бр. Салаевых", 1917.

Н.Ю. Четыркина, канд. экон. наук, доцент, СПбГЭУ Инновационная концепция управления организациями сферы образовательных услуг Инновационная концепция управления организациями, в том числе и учреждениями профессионального образования (ПО), является наиболее прогрессивной, именно эта концепция позволяет наилучшим образом со относить интересы самого образовательного учреждения ПО и интересы потребителей и общества в целом. В условиях насыщенного рынка с вы соким уровнем конкуренции для российских учреждений ПО исследова ние факторов инновационной среды является объективной необходимо стью.

Инновационная деятельность в учреждениях ПО, с одной стороны, осуществляется согласно запросам общества и государства для достиже ния качественного образования, с другой стороны, формируется в соот ветствии с нормативными документами, принятыми в РФ, в том числе:

Концепцией долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года;

Стратегией развития науки и инноваций в РФ на период до 2015 года и др.

Диапазон инноваций в профессиональном образовании представлен достаточно широко, к ним относятся:

результаты исследований и разработок, передаваемых для внедре ния и применения в производство;

новые формы обучения;

тесное интеграционное взаимодействие с научно-промышленным комплексом и использование материальной базы предприятий для сокра щения периода адаптации выпускников, приходящих на производство;

новые учебные программы, технологии и т.п.;

модернизированные структуры управления, новые формы функ ционирования и финансирования образовательной деятельности;

новые системы оплаты труда1.

При формировании методологической основы инновационного управления в разрезе рыночных изменений в России, важно определить состав факторов, определяющих инновационную деятельность, иннова ционный потенциал и инновационную активность интегрированного Инновации – Конкурентоспособность – Лидерство: сборник докладов. – Челябинск:

Восточные ворота, 2008.

комплекса «СПО-ВПО» (среднее профессиональное образование и выс шее профессиональное образование), что позволит идентифицировать ряд значимых аспектов, обусловливающих его инновационное развитие. Это, прежде всего, инновационная среда образовательной системы, которую образуют следующие элементы (объекты и отношения):

юридические и физические лица, а именно: создатели новшеств (инноваторы), субъекты нововведений (заказчики), предприятия – изгото вители новой техники, инновационные посредники, инвесторы, государ ство и потребители новшеств;

совокупность законодательных норм, формальных и неформаль ных правил, влияющих на взаимодействие между ними.

Инновационную среду учреждений ПО необходимо рассмотреть с учетом внутренних и внешних факторов. Среди внутренних факторов, влияющих на развитие инноваций и фактически отражающих подготов ленность персонала по отдельным направлениям, выделяются: квалифи кация профессорско-преподавательского состава, научно-педагогических кадров, технического персонала, подготовленность к маркетинговой дея тельности, достаточность материально-технической базы и финансовых ресурсов.

Внешняя инновационная среда состоит из макросреды – дальнего окружения, и микросреды – ближнего окружения, при этом внешняя среда любого участника инновационного процесса оказывает либо косвенное, либо прямое влияние, а микросреда влияет на условия инновационной деятельности и ее результат. В качестве компонентов макросреды высту пают социальная, технологическая, экономическая и политическая сферы.

Оценка внутренней инновационной среды дает информацию об ин новационном потенциале учреждения ПО, а оценка внешней – об иннова ционном климате. Внутренняя инновационная среда опирается на инно вационный процесс в экономике и инновационный цикл организаций, в то время как внешняя среда опосредует движение инноваций в экономике в соответствии с системой рыночных и административных механизмов, которые распространены и в других сферах экономических отношении, но выполняют особые функции1.

В данных условиях объективными предпосылками формирования потенциала организации являются формальные признаки, такие как орга низационно-правовая форма, определяющая статус организации и взаи моотношения с элементами внешней среды ближнего окружения.

Баранова И.В., Черепанова М.В. Методические подходы к оценке инновационной активности и инновационного потенциала вуза // Сибирская финансовая школа. – 2006. – № 4;

Инновационная деятельность вузов: принципы и механизмы образования (Национальный проект «Образование») // Высшее образование. – 2006. – № 5.

В связи с этим качество оценки инновационной деятельности интег рированного комплекса «СПО-ВПО» зависит от состава учитываемых факторов, от точности моделирования связи фактора (параметра внешней макросреды) с объектом оценки (параметрами организации), от качества прогнозирования их динамики изменений.

Основное достоинство инновационной деятельности, как концепции управления деятельностью учреждений ВПО, заключается в таких аспек тах, как: понимание зависимости учреждений ВПО от состояния внешней среды;

целевая ориентация учреждений ВПО на инновационный продукт;

внимание к качественным характеристикам процесса отношений внутри учреждения и на всех уровнях образовательной системы;

системный под ход к процессу управления инновационной деятельностью;

организация деятельности учреждений ВПО на образовательном рынке1.

В силу того, что в современной России реализация новых подходов к развитию высшего образования связана, прежде всего, с процессом трансформации традиционных образовательных учреждений в универси теты инновационного типа, которые в свою очередь, эффективно взаимо действуют с внешней средой и воспринимают ее требования.

Инновационный университет – это особый научно-образовательный комплекс, деятельность которого ориентирована на расширение и углуб ление воспроизводства инновационного образовательного потенциала, формирование инновационной инфраструктуры, интеграцию всех уров ней образования с академической наукой, промышленностью, бизнесом и властными структурами2.

Интегрированный комплекс «СПО-ВПО» включает: подразделения – создатели инноваций, инновационную оргструктуру, методологию – ин струментарий обеспечения инновационной деятельности. Интегрирован ный комплекс, как инновационное учреждение ВПО, обеспечивающее инновационное развитие в условиях рыночной экономики и формирова ние национальной инновационной системы, осуществляющее инноваци онную деятельность, создает образовательные инновации, разрабатывает методологию для обеспечения инновационной деятельности, а также обеспечивает развитие подготовки кадров на базе образовательных инно ваций.

Инновационная деятельность интегрированного комплекса «СПО ВПО» направлена на решение определенных задач, среди которых особо го внимания заслуживают следующие:

Рыгалин Д.Б., Зайченко С.Е., Микитась А.В., Леонтьев А.В., Стельмах Т.Ю. Место инновационного университета в новой экономической системе, основанной на знани ях // Инновации. – 2006. – № 7.

Там же.

эффективное и рациональное использование интеллектуальных ресурсов учреждения ВПО, формирование устойчивого интеллектуально го потенциала, способного инициировать и реализовывать новые проекты различной сложности и направленности;

повышение уровня инновационной культуры и обновленной ин тегрированной многоуровневой подготовки квалифицированных кадров в сфере бизнеса.

Определяющим фактором инновационного развития интегрирован ного комплекса «СПО-ВПО» является партнерство СПО и ВПО. Взаимо действие СПО и ВПО позволяет в современных условиях повысить инно вационный потенциал интегрированной образовательной системы, укре пить материально-техническую базу ступеней профессионального образо вания, привлечь дополнительные средства и усовершенствовать иннова ционную систему непрерывного профессионального образования при эф фективном использовании бюджетных средств.

Основная цель партнерства в условиях интегрированного комплекса «СПО-ВПО» – это создание гибкой системы подготовки и переподготовки конкурентоспособных квалифицированных работников, готовых к быст рым изменениям рынка труда и к решению высокотехнологичных произ водственных задач, а также повышение конкурентоспособности учрежде ний ВПО на основе расширения спектра научно-образовательных услуг, внедрения инновационных технологий. Это, соответственно, повышает уровень конкурентоспособности интегрированного комплекса.

Партнерство в области развития системы непрерывного образования характеризуется следующими признаками:

- наличием сходных стратегических интересов, постановкой совме стных стратегических целей и задач инновационного развития;


- интеграцией ресурсов для инновационной деятельности;

- совместным анализом результатов и управлением инновационной деятельностью.

В то же время следует отметить, что достаточно высокий уровень инновационного потенциала способствует развитию образования, в том числе и платного, так как обеспечивается выполнение договоров по оказа нию платных услуг, расширение спектра специальностей и направлений, предоставляемых образовательным учреждением, что указывает на необ ходимость определения уровня инновационного потенциала интегриро ванного комплекса «СПО-ВПО»1.

Под инновационным потенциалом учреждения ВПО понимают ин тегральные возможности и способности, а также имеющиеся ресурсы, по Балыхин Г.А. Управление развитием образования: организационно-экономический аспект. – М.: Экономика, 2003.

зволяющие достигнуть стратегических целей развития учреждения ВПО при максимальной эффективности его функционирования1.

Вместе с тем инновационный потенциал учреждения ВПО представ ляет ресурсы всех видов, которые могут быть использованы для осущест вления инновационной деятельности.

При этом инновационные ресурсы учреждения ВПО включают в се бя следующее:

профессорско-преподавательский состав учреждения ВПО (ква лификацию, профессиональную подготовку);

достигнутый уровень реализации различных программ подготовки;

соответствие организационных структур и систем управления за дачам развития инновационного процесса;

научно-технический задел в виде незавершенных инновацион ных проектов;

финансовое обеспечение инновационной деятельности2.

К инновационным ресурсам учреждения СПО можно отнести:

достигнутый уровень реализации различных программ подготов ки специалистов СПО;

интегрированные организационные структуры и системы управ ления задачами развития инновационного процесса;

компьютерные программы, технологические разработки для производства;

финансовое и техническое обеспечение инновационной деятель ности;

ресурсы, предоставленные работодателями;

инновационные структуры, центры дистанционного обучения, ресурсные центры, инновационные центры-инкубаторы, центры развития карьеры, маркетинговые службы.

Инновационные ресурсы, главным образом, создают условия для развития различных направлений образовательной деятельности и, в ча стности, для поддержки современных образовательных технологий (в том числе открытого образования), реализации дополнительных образова тельных услуг.

Таким образом, для результативной инновационной деятельности интегрированного комплекса «СПО-ВПО» необходимо комплексно оце нить инновационный потенциал, с учетом выявленных факторов, влияю щих на инновационную деятельность учреждений ПО.

Жиц Г.И. Инновационный потенциал высшей школы: параметры. – Саратов: Сара тов Гос. Техн. Ун-т, 2001.

http://www.epp.eurostat.ec.europa.eu, http://www.oecd-ilibrary.org Совершенно очевидно, что инновационная активность интегриро ванного комплекса «СПО-ВПО», в отличие от автономных учреждений ПО, проявляется наиболее полно, так как инновационное партнерство ВПО и СПО оказывает положительное влияние.

При этом процесс формирования инновационного партнерства в ин тегрированном комплексе «СПО-ВПО» определяется спецификой инно вационной деятельности учреждений ВПО и СПО, что указывает на необ ходимость применения комплексной оценки инновационного потенциала «СПО-ВПО» с учетом выявленных факторов.

А.А. Белошапкин, аспирант, СПбГЭУ М.В. Тихонова, канд. экон. наук, доцент, СПбГЭУ Оценка влияния ассоциации на эффективность деятельности предприятий-участников Усложнение структуры и инфраструктуры социально экономических отношений, необходимость постоянной инновационной модернизации субъектов хозяйствования, растущая конкуренция на ло кальных и мировых рынках обуславливают необходимость внедрения в практику хозяйственной деятельности прогрессивных форм сотрудниче ства, одной из которых выступает механизм формирования ассоциаций и развития на их основе различных форм кооперации и интеграции, меха низмов согласования стратегических приоритетов развития и инструмен тария промышленной политики. Промышленная кооперация сегодня рас сматривается как один из наиболее значимых инструментов обеспечения производственной гибкости предприятий [3], что, в свою очередь, в стра тегической перспективе повышает их устойчивость к возможным нега тивным изменениям внешней среды.

В условиях проблем, связанных с преодолением последствий миро вого финансово-экономического кризиса, возрастает социально экономическое значение различных форм сотрудничества и взаимодейст вия субъектов хозяйствования. Сотрудничество предприятий промышлен ности, имеющее долгосрочные и устойчивые формы, объективным обра зом снижает различные риски производственной деятельности, такие как, в частности, риски непоставки, недопоставки или несвоевременной по ставки материалов, сырья и комплектующих, минимизирует вероятность неоплаты отгруженной продукции, сокращает срок запуска в серию новой продукции, позволяет упростить выход на новые рынки сбыта и т.п. На конец, только в рамках долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества, в том числе в рамках промышленных ассоциаций, зачастую имеется воз можность реализация масштабных инвестиционных и инновационных проектов промышленного развития. Мировой опыт свидетельствует, что компании, входящие в состав авторитетной консолидирующей их струк туры обладают более устойчивыми и долгосрочными конкурентными преимуществами, чем сторонние предприятия [1, с. 12].

В современной экономической науке проблемам развития неком мерческих организаций, в т.ч. союзов и ассоциаций, значительное внима ние уделяется в нашей стране и за рубежом. Весомый вклад в теоретиче ские и методические разработки по данному направлению исследований внесли работы российских ученых: M.JI. Макальского, H.A. Пирожковой, Т.В. Юрьевой, Л.И.Якобсона, H.H. Веденина, П.Ю. Гамольского, JI.A. Ко новаловой, О.В. Макаренко, Г.И. Пишегоревой, В.П. Якимца и др.

Среди зарубежных исследователей проблемам становления и разви тия некоммерческих организаций свои труды посвятили: Б. Вейсброд, П. Котлер, Г. Хансманн, JI. Саламон, У. Поувелл, Г. Анахайер, М. Кра шински, Э. Фам, М. Дженсен, А. Бен-Нер, Г. Эсприн-Андерсен и др.

Тем не менее, традиционно недостаточно внимания уделяется про блеме количественной оценки влияния ассоциации на эффективность функционирования ее участников. Для такого рода оценки традиционно применяются либо социологический опрос самих участников ассоциации, либо метод экспертного оценивания, который имеет такие очевидные не достатки, как возможная недостаточная компетентность или пристраст ность экспертов. Между тем, от точной, репрезентативной количествен ной оценки влияния ассоциаций на эффективность участвующих в ней предприятий необходимо как для обоснования механизмов взаимодейст вия конкретных предприятий и ассоциации, так и для совершенствования стратегии и промышленной политики самой ассоциации.

В этой связи авторами предлагается методика влияния ассоциации на эффективность функционирования предприятий – ее участников. В ка честве наиболее общего показателя эффективности принят показатель рентабельности деятельности предприятий-членов ассоциации. Действи тельно, вступление в ассоциацию и участие в ее деятельности должно в любом случае положительно отражаться на рентабельности предприятия участника (за счет роста доли рынка, уменьшения операционных и тран сакционных затрат и т.п.).

Влияние ассоциации на такие показатели как, например, финансовая устойчивость или ликвидность деятельности предприятия, теоретически не является очевидным. Более того, даже в теории управления финансами вопросы оптимизации финансовой устойчивости не имеют однозначного решения (существуют противоречащие друг другу модели в рамках тра диционного подхода, модели Модильяни-Миллера, модели Дональдсона и т.п.). Так, с одной стороны, повышение уровня финансовой независимости снижает риск финансовой несостоятельности, с другой – уменьшает воз можности положительного эффекта финансового левереджа. Максимиза ция же показателя рентабельности является несомненным приоритетом деятельности любой коммерческой организации.

Предлагаемая методика включает следующие этапы:

I. Сбор данных о рентабельности предприятий-участников ассоциа ции за ряд периодов (не менее 8-10 периодов, что необходимо для по строения статистически репрезентативных функций) и доле затрат на уча стие в ассоциации (членских взносов, затрат на реализацию совместных проектов, расходов на лоббистскую деятельность и т.п.), которые целесо образно для обеспечения сопоставимости данных соотнести с общей сум мой внепроизводственных затрат предприятия.

II. Корректировка (деление) рентабельности предприятий на средний уровень рентабельности данного вида экономической деятельности за тот же период. Такого рода корректировка необходима для нивелирования общесистемных факторов, влияющих на динамику рентабельности. Полу ченный показатель назовем скорректированным индексом рентабельно сти.

III. При необходимости может быть осуществлена экспертная кор ректировка индекса рентабельности за отдельные периоды деятельности с целью уменьшения влияния искажающих факторов, не имеющих отноше ния к деятельности ассоциации. Такого рода факторами могут быть, на пример, смена собственника предприятия, попытка враждебного погло щения, существенная реорганизация системы управления и т.п. При не возможности такого рода качественной экспертной корректировки спор ные периоды могут быть попросту исключены из последующего анализа.

IV. Построение методом корреляционно-регрессионного анализа функции влияния доли затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепроизводственных затрат на скорректированный индекс рентабельно сти предприятия.

V. Отсев функции, в том случае если один из наиболее существен ных статистический оценочных параметров – коэффициент детерминации (R2) является неудовлетворительным. В теории статистики функция счи тается статистически устойчивой в том случае, если значение коэффици ента детерминации превышает 0,5. В противном случае следует признать, что сколь бы то ни было устойчивого влияния ассоциация на рентабель ность деятельности данного предприятия не оказывает.

VI. Анализ функций влияния доли затрат на участие в ассоциации на индекс рентабельности для статистически устойчивых функций. Возмож ные варианты такого рода функций приведены на рис. 1 – 6.

dy/dx (скорректированный), y Индекс рентабельности Доля затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепроиз водственных расходов предприятия, х Рисунок 1 – Убывающая функция y=const (скорректированный), y Индекс рентабельности Доля затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепроиз водственных расходов предприятия, х Рисунок 2 – Индифферентная функция dy/dx0 = d2y/dx 2 (скорректированный), y Индекс рентабельности Доля затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепро изводственных расходов предприятия, х Х Рисунок 3 – Функция, имеющая максимум (скоррек dy/dx d y/dx 2 тированный), y Индекс рентабельности Доля затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепро изводственных расходов предприятия, х Рисунок 4 – Ускоренно возрастающая функция dy/dx (скорректированный), y Индекс рентабельности dy/dx1 при xx Доля затрат на участие в ассоциации в общей структуре внепроизводственных расходов предприятия, х Х Рисунок 5 – Функция, возрастающая со снижением мультиплицирующего эффекта (скорректированный), y Индекс рентабельности dy/dx d2y/dx 2 Доля затрата на участие в ассоциации в общей структуре внепроиз водственных расходов предприятия, х Рисунок 6 – Замедленно возрастающая функция Достаточно аномальной является ситуация, когда участие в ассоциа ции оказывает отрицательное влияние на рентабельность ее участника (рис. 1). Подобная ситуация может иметь место в том случае, если пред приятие расходует на участие в различных проектах ассоциации доста точно существенные средства, однако не получает от них фактической от дачи. Такого рода отсутствие отдачи от проектов ассоциации (или крайне незначительная, несопоставимая с затратами отдача) может иметь место как вследствие неэффективности самих проектов и направлений деятель ности ассоциации, так и, например, в результате злоупотреблений ме неджмента ассоциации при распределении прибыли от проектов в ее рам ках и иных преференций в пользу одних участников ассоциации и, соот ветственно, в ущерб другим.

Индифферентная функция (рис.2) может иметь место, как правило, в том случае, когда финансовые затраты на участие в ассоциации ограни чиаются относительно незначительными членскими взносами, а промыш ленная политика самой ассоциации является крайне инертной или вовсе не осуществляется, то есть, по сути, ассоциация является номинальной.

Возможен вариант, когда до определенного уровня, функция влия ния затрат на участие в ассоциации на рентабельность ее участника явля ется возрастающей, а после – начинает убывать (рис. 3). В данном случае, как и в рамках варианта № 1, следует произвести комплексный, разносто ронний анализ причина снижения эффективности. До момента пока дан ные такого рода анализа не будут получены и не будут разработаны дей ственные мероприятия по совершенствованию механизмов взаимодейст вия предприятий и ассоциации, долю затрат на участие в ассоциации не следует планировать на уровне, превышающем “Х0”.

Из возрастающих функций наилучшей является функция, представ ленная на рис.4. Данная функция является ускоренно возрастающей, эла стичной;

в ее рамках реализуется положительный маржинальный эффект влияния доли затрат на участие в ассоциации на индекс рентабельности предприятия, то есть на каждый дополнительный процент увеличения до ли затрат на участие в ассоциации приходится все больший и больший процент прироста индекса рентабельности.

VII. Сравнительная оценка эффективности участия в ассоциации за определенный период, которая может быть осуществляться для сопостав ления влияния ассоциации на рентабельность деятельности нескольких ее участников. Сравнительную оценку эффективности предлагается осуще ствлять по следующей формуле, которая рассчитывается для каждого из исследуемых предприятий:

b СE = (af(x)dx – n*(b-a)) * R2, (1) b где af1(x)dx – определенный интеграл функции влияния затрат на участие в ассоциации на индекс рентабельности;

n – индекс рентабельности в момент вхождения в состав ассоциации;

a и b – минимальная и максимальная доли затрат на участие в ассо циации, общие для исследуемой группы предприятий за исследуемый пе риод;

R2 – коэффициент детерминации построенной функции.

Тем самым, предлагается оценивать эффективность для всех воз можных вариантов затрат методом интегрального исчисления с корректи ровкой на индекс рентабельности до вхождения предприятия в ассоциа цию и устойчивость полученной функции. В результате имеется возмож ность сравнения количественных показателей сравнительной эффективно сти участия в ассоциации для различных ее участников с последующим бенчмаркингом передового опыта организации механизмов взаимодейст вия с ассоциацией1 тех ее участников, сравнительная эффективность кото рых максимальна.

VIII. Разработка рекомендаций по совершенствованию механизмов взаимодействия предприятия и ассоциации в зависимости от характера построенной функции.

Так, для предприятий, чья эффективность в зависимости от доли за трат на участие в ассоциации описывается убывающей или иррелевантной функцией, целесообразно прекращение участия в такого рода неэффектив ной для них ассоциации, либо качественная, принципиальная модерниза ция механизмов взаимодействия предприятия и ассоциации с обязательной сменой кадров, представляющих предприятие в ассоциации. В случае, представленном на рис.3, необходимо осуществлять планирование затрат на участие в ассоциации на уровне, не превышающем значение доли, соот ветствующей точке максимума функции. В рамках варианта ускоренно возрастающей функции целесообразно сохранение существующей модели взаимодействия предприятия и ассоциации с упрочнением сформирован ных связей. В рамках замедленно возрастающих функций, как правило, це лесообразна деятельность по увеличению “глубины” интеграции промыш ленной политики предприятия и промышленной политики ассоциации с целью увеличения возможности использования преимуществ последней.

IX. Разработка рекомендаций по совершенствованию стратегии и промышленной политики ассоциации в целом.

В том случае, если построены функции всех или многих предпри ятий, входящих в состав ассоциации, возможна разработка рекомендаций Подобные механизмы могут быть различны для разных членов ассоциации хотя бы потому, что отдельные предприятия могут и более активно, и более широко пользо ваться преимуществами ассоциации, а другие – всего лишь регулярной уплатой член ских взносов без какой-либо активной деятельности.

по совершенствованию ее стратегии и инструментария промышленной политики.

Так, если большинство функций являются ускоренно возрастающи ми, следует сохранять и развивать существующую стратегию, произво дить “точечную” корректировку методов промышленной политики в со ответствии с изменениями условий внутренней и внешней среды ассоциа ции. Для ассоциации, большинство функций в рамках которой являются замедленно возрастающими, неэластичными целесообразна деятельность в направлении увеличения степени интеграции, расширения спектра со вместно реализуемых инструментов промышленной политики (совмест ные НИОКР, общие технические и управленческие стандарты, создание единых для ассоциации компетентных планово-аналитических структур, активизация лоббирования выхода на новые рынки сбыта и т.п.). Для ас социации, деятельность большинства участников которой описывается убывающими функциями, целесообразны либо качественная реорганиза ция, либо ликвидация.

Достаточно сложной, по нашему мнению, является ситуация, когда значительная часть функций влияния доли затрат на участие в ассоциации на рентабельность является возрастающими, а другая – столь же сопоста вимо большая часть – убывающими. В данном случае имеет место явный диспаритет развития ассоциации в угоду одним членам и в ущерб другим.

В стратегической перспективе подобная ситуация не может быть эффек тивной. Соответственно, необходимы комплексный аудит и анализ дея тельности ассоциации с последующим созданием механизмов обеспече ния равных возможностей для всех ее членов, прозрачной и транспарет ной промышленной и финансовой политики.

Предлагаемая методика позволяет оценить влияние ассоциации на эффективность деятельности ее участников, разработать как индивиду альные рекомендации для каждого из членов по совершенствованию ме ханизмов интеграции в структуру ассоциации, так и общие для всей ассо циации предложения по совершенствованию стратегии развития и про мышленной политики. Ассоциация способна приносить положительный эффект ее членам, но зачастую складывается ситуация, при которой даль нейшее увеличение затрат на функционирование ассоциации при сущест вующей модели ее организации не вполне целесообразно. В подобных об стоятельствах могут последовать качественные выводы о целесообразно сти совершенствования инструментария промышленной политики в части диверсификации ее направлений: помимо совместных НИОКР и лоббиз ма целесообразны совместные маркетинговые исследования, стандартиза ция систем планирования и прогнозирования, внедрение единой для всех членов ассоциации информационной системы управления. Подобные ме роприятия в среднесрочной перспективе позволят снизить уровень как операционных, так и трансакционных издержек участников ассоциации и, возможно, изменят характер функций в направлении повышения уровня эластичности их роста.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.