авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 28 |

«Министерство образования, науки и молодежной политики Республики Алтай Горно-Алтайский государственный университет (Россия, г. Горно-Алтайск) Московский педагогический ...»

-- [ Страница 19 ] --

Действительно на Алтае не было тогда настоящих шоссейных («стратегических») дорог первой и вто рой категорий, которые бы строились и содержались за счет государственной казны. Функции «главных» дорог дальнего сообщения выполнял и речной транспорт, который в конце XIX – начале XX вв. бурно развивался в Алтайском округе. Однако «главными артериями» края были в интересующее нас время все же грунтовые до роги третьей и четвертой категорий, имевших местное значение. Они-то громко именовались в народе «трак тами», которые соединяли между собой уездные города, крупные ярмарочные села, а также служили путями для «почтовых сообщений». К этим «трактам», естественно, примыкали проселочные дороги, служившие «подъездными путям» к ним. Последние были, как правило, сезонными дорогами, которые часто меняли свое направление, а порой и вовсе забрасывались населением. В силу этого, число проселочных дорог не поддава лось никакому учету.

Как известно, дороги и дорожные сооружения строились и ремонтировались разными ведомствами.

Так, горно-заводские дороги и содержались во второй половине XIX в. разными ведомствами. Так, «горноза водские дороги» всецело содержались за счет Управления Алтайского округа Кабинета Ея Императорского Величества.[3, л. Л.4]. Они служили для перевозки руды и угля, по ним крестьяне доставляли продовольствие и «прочие предметы» на заводя для из повседневной деятельности. На средства Кабинета строились мосты, а на крупных и полноводных реках им устраивались паромные переправы. Последние, а также речные перевозы почти всегда сдавались Кабинетом в аренду «с торгов». Содержателями перевозов становились в большинстве своем представители «мещанского или крестьянского сословий», предлагавшие на торгах, как правило, «выс шую арендную плату». Арендатор, выигравший торги, обязан был ремонтировать за свой счет или строить но вый паром. За перевоз через реку «хозяин» взимал плату по таксе, установленной Кабинетом. Эти деньги со ставляли главный «доход» арендатора. Получал он «помощь», правда, очень редко, и от губернских властей.

Так, в 1884 г. крестьянину Гаврилу Емельянову ими было выдано «за содержание им перевоза» с 1 января г. по 1 января 1881 г. т.е. за три года, 559 руб. 93 коп. Эти деньги были «изъяты из сверхсметных расходов зем ских сборов Томской губернии» [4, с. 166].

В начале XX в. дороги местного значения строились и ремонтировались, как правило, Главным управ лением Алтайского округа Кабинета, при котором имелся дорожно-строительный отдел. В 1908 г. его возглав лял инженер В.С. Оленин. Под его началом работали: старший техник – А.М. Голев, техники «среднего окла да» – П.П. Горбунов, В.П. Брейтигам, младшие техники – А.Д. Сергеев, К.А. Пономарев Н.С. Макаров. Для достаточно обширной сети Алтайских дорог Алтая такого штата работников было явно недостаточно [5, с. 29].

Большинство уездных почтовых дорог находилось в ведении уездных распорядительных комитетов, которые возглавлялись уездными исправниками [6, л.191-201]. Почтовые тракты содержались и исправлялись, как правило, за счет дорожной повинности, которую несли крестьяне. Уездные исправники совместно с кре стьянскими старостами распределяли повинности на трехлетние сроки, закрепляя таким образом за сельскими обществами определенные участки дорог и устанавливая сметы на их ремонт. А ремонтировать надо было не только дорожное полотно, но и возводить дорожные сооружения: мосты, гати, барьеры и т.п. В год крестьянин обязан был отбыть дорожные повинности на сумму от 2,5 руб. до 8 руб. В крупных селах, с большим число жителей, расходы по разверстке на дорожные работы достигали нескольких тысяч рублей. Однако, несмотря на значительные затраты, качество уездных «трактов» Алтая, оставляло желать много лучшего. Как правило, кре стьяне почти повсеместно с неохотой выполняли «дорожную повинность», часто мотивируя свой отказ «нести ее», тем, что они, мол, пользуются для своих «нужд проселочными дорогами».

Оценивая сложившуюся ситуацию со своей либеральной точки зрения, М.Н. Соболев писал в свое время: «Почтовые тракты в Сибири поддерживаются в исправном состоянии натуральной дорожной повинно стью крестьян. Эта повинность ложится тяжелым бременем на крестьян и составляет одно из крупнейших зол сибирской деревни. Заведывание дорогами находится в руках местной администрации, мало вникающей в ин тересы населения. Сплошь и рядом крестьяне принуждаются выходить на исправление дорог в период полевых работ, где для них бесконечно дорог каждый час. Нередко они обязываются чинить дороги за десятки верст от своих жилищ и терять массу времени на переходы. Единственным выходом из этого тяжелого и ненормального положения является введение земского самоуправления. Последнее, ведая местными путями сообщения, суме ет внести в эту область большую справедливость, заменит натуральную повинность денежной формой и воз ложит тяжесть содержания дорог в исправности на все слои населения без исключения» [2, с. 35].

Немало «забот» на уездных почтовых трактах «приносили» речные перевозы строившиеся и содер жавшиеся также за счет средств, полученных от дорожной повинности. Обеспечение деятельности перевозов через реки и исправление мостов и гатей производилось «посредством земского денежного сбора». Так, в 1881 г. в Томской губернии расход на эти цели составил 15.884 руб. 70 коп. [7, с. 18]. Спустя год, т.е. в1882 г.

году расходы (из сумм губернского земского сбора, произведенные по Томской губернии) только на содержа ние перевозов составили 8582 руб. 27 коп. [5. с. 165].

В силу «немалых забот», связанных с содержанием перевозов и переправ, и понуждало уездные распо рядительные комитеты проводить торги по сдаче подрядов на содержание паромных переправ. Основываясь на «Положении о казенных подрядах и поставках», они предоставляли подряды тем лицам, которые назначали низшую цену на содержание перевоза. Кандидатура подрядчика обязательно согласовывалась с губернским управлением. За работу по содержанию перевоза подрядчик получал зарплату и дополнительные средства на ремонт парома и прочих принадлежностей [8, л. 17-23].

На территории округа сформировалось в интересующее нас время две основных линии уездных почто вых дорог: первая – на левом берегу р. Оби, где главную роль играли старые горнозаводские дороги: Павлов ский и Змеиногорский тракты и вторая – на правом берегу р. Оби, где основными дорогами были Кузнецкий, Бийский и Чуйский тракты.

Таблица ПОЧТОВЫЕ ТРАКТЫ АЛТАЙСКОГО ОКРУГА В 1911 г.

Новониколаевск - Бар- Версты Барнаул – Версты Змеиногорск – Версты наул Змеиногорск Семипалатинск Новониколаевск Барнаул Змеиногорск Берское 30 Шадринская 26 Екатерининская Койнова 60 Калманская 52 Шемонаевская Медведьевская 92 Чистюньская 84 Красноярская (на Убе) Ганюшкино - Зимовье 112 Безголосова 108 Пьяногорская (Семи- палатинской области) Анисимовская 136 Плотавская Тальменская 161 Белоглазова Озерки 185 Калмыцкие – мысы Повалиха 201 Курьинская Барнаул 220 Саушинская Змеиногорская Источники: Памятная книжка Томской губернии на 1911 г. – Томск, 1911. с.192.

Примечание: Таблица откорректирована нами – Авт.

От г. Барнаула шли две дороги губернского подчинения: одна на Колывань (Московский тракт), другая – на г. Томск (Томский тракт). Эти дороги соединяли Алтайский округ с Московско-Сибирским трактом и гу бернским центром.

Таблица ЗЕМСКИЕ ТРАКТЫ АЛТАЙСКОГО ОКРУГА В 1911 г.

№ Название тракта Версты п/п 1. Барнаул – Томск 2. Барнаул – Кузнецк 3. Барнаул – Бийск 4. Барнаул – Камень 5. Бийск – Кузнецк 6. Бийск – Змеиногорск 7. Бийск – Кош-Агач 8. Камень – Бердское Источники: Памятная книжка Томской губернии на 1911 г. – Томск, 1911. с.192.

Примечание: Таблица откорректирована нами – Авт Перевозки по почтовым трактам организовывались и осуществлялись специальными почтовыми ор ганизациями. До 1885 г. управление местной почтовой частью сосредоточивалось в руках губернских почтовых контор. Отдельные «местные установления», кроме «почтовой части заведовали и телеграфной частью».

В соответствии с законом 1885 г., это их «заведование» телеграфною и почтовою частью в губернии и уездах было упразднено. Для руководства ими на местах были созданы «почтово-телеграфные округа первого и второго разрядов, с определением пространства тех и других» по усмотрению министра внутренних дел. Для приема и передачи почтовой и телеграфной корреспонденции в городах и других населенных местностях учреждались почтово-телеграфные конторы, почтово-телеграфные отделения, почтовые и телеграфные отделения.

В каждом почтово-телеграфном округе появилось управление, состоявшее из начальника округа, его помощников и других чипов. Начальник округа стал исполнять обязанности, которые ранее «принадлежали»

начальникам телеграфных округов и управляющим почтовой частью в губерниях, за исключением лишь непо средственного «заведывания почтовым делом в губернских почтовых конторах», которое возлагалось отныне на начальников этих контор «по принадлежности».

На основании этого, в круг обязанностей начальника округа входило: разрешение спорных вопросов по почтовому делопроизводству, рассмотрение и разрешение в пределах компетенции жалоб, поданных на подчиненные ему почтово-телеграфные учреждения и на их должностных лиц. Дела же, которые он не имел права рассматривать, направлялись им. В соответствии с положением, начальники почтово-телеграфных контор и их чи новники, подчиненные им с подчиненными им почтово-телеграфные служащие были подразделены на шесть разрядов или классов [9, с. 49].

Деятельность учреждений по перевозке почт регламентировалась «Правилами о сборе весовых и стра ховых денег при пересылке по почте сумм и посылок, и об эстафетах». Согласно им, за почтовую «эстафету»

взималась полуторная прогонная сумма до места назначения и поверстная оплата (в размере коп. за версту пробега одной лошади). Письма посылались с одноконными «эстафетами», а документы, деньги, посылки и пакеты в присутственные места и начальствующим лицам – на двух и трех лошадях, смотря по сумме и весу отправления. Сумма свыше 28571 руб. 43 коп. перевозилась только на трех лошадях [4, с. 140].

В конце XIX в. по сухопутным трактам Сибири, независимо от прогонов и других платежей, посту павших в пользу почтосодержателей, был установлен временный – особый – сбор в казну в размере 10 коп. за перегон с каждой отпускаемой почтовой лошади, с взиманием этого сбора при самом отпуске лошадей на всех почтовых станциях с проезжающих по казенной и по частной надобности, а также с отправителей, на почтовых лошадях, всякого рода экипажей (дилижансов, карет и т.п.).

Для удостоверения количества взысканных сборов проезжающим и отправителям экипажей, на каждой станции выдавались квитанции, на обороте которых были напечатаны правила о порядке взимания сборов и обжалования действий, заведующих конными почтовыми станциями. Одновременно с введением этого сбора, были отменены ранее действующие правила о подорожных сборах. «Старые» требования о них прекращались, согласно закону, в Тобольской и Томской губерниях, а также в Иркутском, Туркестанском и Приамурском ге нерал-губернаторствах.

В конце XIX в. передвижение по уездным почтовым трактам регламентировалось лроеделенными правилами. В соответствии с ними, количество лошадей, необходимое проезжавшему (по числу едущих лиц, весу клади и дру гим условиям), определялось специальным расписанием, высочайше утвержденным 17 июня 1824 г. [10, cт. 30062].

Если по тяжести экипажа и клади, количеству едущих и времени года, требуемых проезжающим ло шадей оказалось недостаточно, то в этом в случае «под экипажи» прибавлялось, в соответствии с расписанием, необходимое число лошадей. Оно же предписывало вести учет как числа проезжающих через станцию людей, так и количество лошадей, предоставленных им. Для этого, на каждой станции имелся соответствующий журнал, куда и вносились все эти данные.

Кроме того, вносилось туда и время прибытия проезжающего и его данные: кто, откуда и куда следует, сколько лошадей отпущено и с каким ямщиком;

через сколько часов лошади должны возвратиться на станцию;

в кото ром часу, после трех часового отдыха, лошади могут быть вновь использованы в гоньбе;

общий итог суточного разгона лошадей, чтобы проезжающий имел возможность проверить, сколько лошадей выпущено и сколько их остается еще на станции.

Как уже было отмечено выше, каждый проезжающий, отправлявшийся на почтовых лошадях, обязан был заплатить полную сумму за прогоны, по числу отпущенных ему лошадей, за весь станционный перегон.

Прогонные деньги согласно таксе и расстояниям, показанным в табели, вывешенной в станционной комнате, проезжающие должны были платить за все количество лошадей сполна, до отъезда от станции.

Сверх прогонов, частные проезжающие обязаны были платить: за взятую на станции повозку (12 коп.), за смазку колес у кареты, коляски и брички (по 12 коп.), за смазку колес кибитки и телеги (по 6 коп.), причем смазку должны были предоставлять сами проезжающие, а деготь выдавался только на станции. Для избегания платежа станциям денег за повозки и смазку колес, проезжающие по казенной надобности обязаны были предъявлять на почтовых станциях предписания своих начальств о командировании предъявителя по делам службы, или особые свиде тельства тех же начальств о проезде по казенной надобности.

Таблица РАСПИСАНИЕ ЧИСЛА ПОЧТОВЫХ ЛОШАДЕЙ, ОТПУСКАЕМОЕ ПРОЕЗЖАЮЩИМ ПО РОДУ ЭКИПАЖЕЙ И ВРЕМЕНИ ГОДА № С 15 ноября по 15 марта В прочее время В колесные и зимние экипажи п/п и с 15 мая по 15 сентября года 1 В почтовые и обыкновенные Число лошадей кибитки один ездок 2 два ездока 2 Три ездока 3 2 В большой кибитке Число лошадей один и два ездока 3 три ездока 4 3 В обыкновенной двухместной коляске и бричке с Число лошадей одним чемоданом или сундуком один и два ездока 3 три ездока 4 4 В двухместной коляске и бричке с сундуком или Число лошадей чемоданом наверху один и два ездока 4 три ездока 5 5 В четырехместной коляске с сундуком и чемода- Число лошадей ном и с сундуком и чемоданом на верху два и три ездока 5 четыре ездока 6 6 Двухместные кареты с одним чемоданом и сунду- Число лошадей ком, или двумя сундуками без чемодана. (Если будет и на верху сундук и на задней оси, кроме сундука, чемодан, то припрягается еще по одной лошади) два и три ездока 4 четыре ездока 5 7 Четырех местная карета с одним чемоданом и Число лошадей сундуком, или двумя сундуками без чемодана четыре ездока 6 пять и шесть ездоков 8 8 Обыкновенные сани, розвальни и пошевни Как в простые кибитки 9 Двухместные сани Как в двухместные коляски 10 Четырехместные сани Как в четырехместные коляски Источники: Долгоруков В.А. Путеводитель по Сибири. – СПб., 1897. с.375.

Таблица откорректирована нами – Авт.

При большом скоплении на станции разных проезжающих, в первую очередь отправлялись те, кто ехал по казенной надобности. Если в одно и то же время съезжались все пассажиры, следующие по казенной надобности, то первым получал почтовых лошадей тот, кто следовал по Высочайшему повелению. Если тако вых оказывалось много, то преимущество получал тот, кто прибыл на станцию первым.

При отпуске лошадей едущим по частной надобности, соблюдался порядок приезда их на станцию.

Иначе говоря, раньше прибывший и уезжал со станции в первую очередь.

Едущих же по казенной и частной надобности везли, в соответствии с положением, по шоссе - со скоростью верст в час, а по обыкновенной дороге (в летнее и зимнее время) - не менее 10 верст в час, а весной и осенью – по 8 верст в час. Следует подчеркнуть, что никто не имел права принуждать ямщиков ехать без перемены ло шадей более одной станции, а также ехать со скоростью выше, чем установлено правилами. Если от скорой гоньбы, по принуждению проезжающего, лошадь падала в дороге или по приезду на следующую станцию, то с виновных взыскивалась положенная контрактом за лошадь сумма. Для этого, правда, нужно было доказать, что до выезда со станции лошадь была здоровой.

Заботились «хозяева» станции и об «удобствах для проезжающих». На каждой станции они могли достать молоко, яйца, самовар и простую горячую пищу, по особо утвержденной почтовым начальством так се, которая вывешивалась в помещении станции [10, с. 254-255].

Таблица ДВИЖЕНИЕ ПОЧТ В АЛТАЙСКОМ ОКРУГЕ В 1911 г.

№ Время Место назначе- Время Место п/п Учреждение отправления ния получения назначения почты почты 1. Почтово- По воскресеньям Бийск По воскресеньям Онгудай телеграфное в 9 часов 35 мин. по в 9 часов 5 мин.

отделение «Ал- полудни. по полудни.

тайское» По средам Онгудай По средам Бийск в 5 часов 55 мин. по в 5 часов 25 мин.

полудни. по полудни.

По четвергам Куяган По средам Куяган в 8 часов по полудни в 8 часов по по лудни 2. Почтово- Ежедневно Новониколаевск Ежедневно Барнаул телеграфное в 8 часов 5 мин. по в 7 часов 35 мин.

отделение полудни. по полудни.

«Анисимово» Ежедневно Барнаул Ежедневно Новониколаевск в 3 часа 30 мин. по в 3 часа по полу полудни. ночи.

3. Почтово- Ежедневно Новониколаевск Ежедневно Новониколаевск телеграфная в 8 часов по полуночи. в 2 часа 35 мин.

контора «Бар- по полудни.

наул» По воскресеньям, втор- Семипалатинск По средам, пят- Семипалатинск никам, четвергам, пят- ницам, воскре ницам сеньям, поне в 4 часа по полудни. дельникам в часа 20 мин. по полуночи.

4. Почтово- А.Обыкновенная почта с. Повалиха (на А.Обыкновенная с. Повалиха телеграфная по понедельникам, сре- Барнаул и Ново- почта по поне контора дам, пятницам и суббо- николаевск) дельникам, «Бийск» там в 3 часа 30 мин. по вторникам, чет полудни. вергам и суббо Б. Одноконная почта по там в 9 ч. 40 м.

воскресеньям, вторни- по полуночи.

кам и четвергам в 3 Б. Одноконная часа 30 мин. по полуд- почта по средам, ни. пятницам и вос кресеньям в 9 ч.

40 м. по полуно чи.

По средам Онгудай По субботам Онгудай в 5 часов по полуночи. в 6 часов по по луночи.

По воскресеньям Улала По вторникам и Улала и средам пятницам в 5 часов по полуночи. в 5 часов по по луночи.

Источники: Памятная книжка Томской губернии на 1911 г. – Томск, 1911. с.202-203.

Примечание: Таблица откорректирована нами – Авт.

В 1914 г. в Томской губернии было достаточно много постоянных почтово-телеграфных учреждений, в частности, контор – 19, отделений – 41, почтовых отделений – 34, волостных правлений – 55. Протяженность путей следования почт составляло 6480 верст. Ее движение обслуживали 1006 почтовых чиновников и слу жащих, в том числе 582 чиновника. Она проходила через 23 конных почтовых станций, 10 из них находились на тракте Новониколаевск – Барнаул, 13 – на тракте Барнаул – Семипалатинск. На 23 станциях содержалось 237 лошадей. Всего же под почту и эстафеты было задействовано 56130 лошадей, а под проезжающих- лошадей [11, с. 25].

В конце XIX - начале XX вв. на Алтае, в стране в целом, стало уделяться больше внимания дорогам, имевшим стратегическое, общегосударственное значение, а также тем из них, которые способствовали разви тию международной торговли, помогали решать военно-политические задачи. К таким дорогам первоначально относился только Чуйский тракт, связывавший Россию с Монголией и Китаем. В 1900 г. для связи с последним было построено Бель – Агачское шоссе. Обе эти дороги содержались за счет Министерства внутренних дел, Министерства путей сообщения, Министерства государственных имуществ [12, с. 53-66].

Однако активность переселенческого движения на Алтай потребовала строительства новых дорог в тех местах, куда направлялись основные потоки переселенцев. Вместе со строительством новых дорог начинается и новый этап развития дорожного дела в Томской губернии и на Алтае в частности. Непосредственным толч ком к этому, послужило проведение Сибирской железной дороги, оказавшей большое влияние на состояние почтового сообщения на Алтае. Железнодорожные пути, совпадавшие с направлением почтовых трактов, есте ственно, усилили концентрацию населения в полосе непосредственно прилегавшей к ней, что, в свою очередь, заметно снизили роль и значение их в трактовых перевозках. Всесезонная железная дорога стала отныне обес печивать более быструю, регулярную и, главное, надежную доставку почтовых грузов. Однако, там, где закан чивалась железнодорожная линия, там, по-прежнему, продолжала действовать почтовая гоньба, доставляя поч ту и иные грузы, а также пассажиров в отдаленные районы Алтайского округа.

Библиографический список:

1. Матушина, С.Ю. История дорожного дела на Алтае 1900-2000 гг. [Текст] / С.Ю. Матушина. – Бар наул, 2000.

2. Соболев, М.Н. Пути сообщения в Сибири [Текст] / М.Н. Соболев //Сибирь, ее современное состоя ние и ее нужды. – СПб., 1908.

3. Центр хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФ АК) [Текст]. – Ф. Р-10. Оп.1. Д.731.

4. Памятная книжка Томской губернии на 1884 год. [Текст]. –Томск: Издание Томского статистическо го комитета,1884.

5. Памятная книжка Томской губернии на 1908 год [Текст]. –Томск: Издание Томской губернской ти пографии,1908.

6. ЦХАФ АК [Текст]. – Ф.198. Оп.1. Д.14. Л.197-201.

7. Обзор Томской губернии за 1881 год [Текст]. –Томск: Губернская типография, 1882.

8. ЦХАФ АК [Текст]. – Ф.65. Оп.1 Д.242.

9. Ивановский, В. Государственное право. Известия и ученые записки Казанского университета [Текст] / В. Ивановский. – По изданию №5 1895 года – №11 1896 года.

10. Полное собрание законов Российской империи [Текст]. – СПб., 1824.

11. Памятная книжка Томской губернии на 1914 год [Текст ] / под ред. и.д. секретаря комитета П.Т. Виноградова. – Томск: Издание Томского губернского статистического комитета. Типография губернско го управления, 1914.

12. Билль, И.И. О дороге, построенной через Шульбинский бор, от города Семипалатинска на Бельагач [Текст] / И.И. Билль // Алтайский сборник (Алтайский подотдел Зап.-Сиб. отд. Р. Географ. общ.). – Т. 5. – Бар наул, 1903.

УДК ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ КАРТИНА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ SPIRITUAL AND MORAL PICTURE OF REPRESENTATIVES OF THE INDIGENOUS PEOPLE OF THE ALTAI REPUBLIC Карташова О.В., канд. биол. наук, доц.

Алекова А.Ю., студент ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный университет»

Россия, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск Аннотация. Сфера социальной жизни республики характеризуется нравственно-духовной, религи озной и политической пестротой, а все выше указанные явления оказывают непосредственное влияние на эт нические процессы среди алтайского народа.

Ключевые слова: нравственность, духовность, алтайский язык, обычай, традиции.

Abstract. The sphere of social life of the Altai Republic is characterized by moral, religious and political diversity. A number of negative events have influenced the ethnic processes among the Altai population.

Key words: morality, spirituality, Altai language, custom, tradition.

В республике Алтай проживают представители многих национальностей, однако эти национально сти, кроме алтайцев, русских и казахов, не составляют компактных групп и представлены лицами, состоящими в межнациональных браках, или отдельными семьями, проживающими в инонациональной среде.

Алтай – прародина всех современных тюркских народов мира, где в 552 г. древние тюрки создали свое государство – каганат.

Алтайцы – представители коренного населения Алтая – немногочисленная народность, сохранившая свои традиции и обычаи. Для них свойственны неприхотливость, умеренность и простота в обыденной жизни, стремление к сохранению кровнородственных связей в течение жизни многих поколений, высокая степень ор ганизованности совместных действий, уважительное отношение к древним традициям и привычкам и беспре кословное следование им [1, с. 384].

В родовой структуре алтайцев сохранились названия древних племен, в их быте просматриваются обычаи того отдаленного времени.

Современные алтайцы, а точнее тюрки Алтая, будучи в свое время загнаны в горы после падения Ве ликого Тюркского Каганата, долгие века находились в стороне от основных магистралей евразийской истории.

Вследствие этого они пока еще недостаточно четко осознают свое место и роль, как в России, так и среди дру гих тюркских народов. Хотя первое в мире евразийское государство возникло на Алтае и было основано их далекими предками из династии Ашина в VI веке. Это был первый в истории народ, который назвал себя именно «тюрк» [2, с. 511].

Культура цементирует жизнь нации, обеспечивая функционирование ее социальных институтов, на полняя их полноценным, значимым для всех людей содержанием, проявляясь в специфических интересах, складе ума и образе жизни, традициях и моральных нормах, образцах межличностного и межгруппового пове дения и самовыражения.

Алтайский язык является важнейшим компонентом духовной культуры алтайцев. Будучи действен ным средством общения, накопления и выражения опыта членов нации, он позволяет придать их культуре и всей жизни специфическое звучание.

Вершиной словесного искусства для алтайского народа является героический эпос. Именно эпос – значительный жанр, квинтэссенция всего народно-эстетического идеала, так как в нем наиболее полно отража ется своеобразие художественного мышления алтайского народа в отображении явлений действительности.

Алтай предстает стыкующим блоком между тюрками и монголами, а также средоточием, где сопри коснулись три мировых религий – буддизм, ислам и христианство. И, естественно, Алтай испытывал в разное время и по-разному влияние этих как бы взаимоисключающих друг друга культурно-исторический и этно религиозных факторов, но в то же время выстоял, возможно, в результате того, что эти встречные движения взаимно нейтрализовались.

Но, как бы то ни было, Алтай оставался между ними своего рода «ничейной зоной» – самим собой, отчего и сумел совместить в себе именно эту, весьма архаическую, эпическую общность, сохранив в опреде ленной степени традиции древнетюрской культуры, следы которой, после долгих веков консервации, явствен ны ныне в истории, этнографии и эпике народов Алтая.

Тюрки исповедуют все эти религии с древнейших пор, что и предполагает удивительную их терпи мость и уважительность не только меж собой, но и к окружающим их народам. Эта гибкость и стойкость ярко характеризуют дух тюркской культуры в общем ряду российской культуры, несомненный тюрко-славянский историко-культурный симбиоз.

Алтайцы верят в трехмерность мира – верхний, средний, нижний миры, считают весь окружающий мир живым, поэтому поклоняются горам, лесам, рекам, родникам [2, с. 511], в связи с чем, все религиозные обряды, традиции, обычаи алтайцев направлены на бережное отношение к природе и сохранение гармонии между человеком и окружающей средой.

Нравственность – одна из составляющих образованности, глубинная взаимосвязь между компонен тами культуры. В систему образования входит – воспитание. Воспитание представляет собой систему духовно нравственных, социо-культурных «формирующих факторов» и одновременно деятельностную систему, фор мирующую личность, патриота, гражданина, т.е. гармонично развитого человека [3, с. 350].

Сегодня, как никогда, перед нами стоит задача «фундаментализации». Это возвращение к многовеко вой национальной духовной традиции и нравственных форм, сохранение общественной морали, возрождение идеала крепкой семьи и ответственности личности. При этом духовность нужно соединить с политикой и эко номикой. Построение такой экономической модели, которая соответствовала бы этическим представлениям общества о справедливости и ценности труда, допустимой степени эксплуатации и социальном обеспечении старости, цивилизованной экономики [4, с. 326].

Для этого Алтай располагает необходимыми земельными, минеральными, энергетическими, биоло гическими и рекреационными ресурсами и от природы талантливым и трудолюбивым народом.

Библиографический список:

1. Наследие народов Российской Федерации: Алтай – сокровище культуры [Текст] // Вып.4. – СПб., 2004. – 384 с.

2. Бедюров Б. Слово об Алтае [Текст] / Б. Бедюров // Истории. Фольклор. Культура: Ч. II – Республика Алтай, 2003. – 511 с.

3. Формирование научной картины мира человека XXI века [Текст] // Материалы Междунар. науч. практ. конф. (12-16 августа 2007 г., гг. Бийск, Горно-Алтайск): сборник / под ред. д-ра пед наук, проф.

А.В. Петрова. – Горно-Алтайск: ПАНИ, 2007. – 350 с.

4. Макошев, А.П. Социально-экономико-экологические аспекты устойчивого развития республики Алтай [Текст] / А.П. Макошев // Республика Алтай (Алтай — золотые горы): модели и механизмы устойчивого развития: мат-лы II Междунар. симпозиума (30 июня — 4 июля 1999 г., г. Горно-Алтайск). – Горно-Алтайск, 2001. – 326 с.

УДК 930. АБОРИГЕНЫ САЯНО-АЛТАЯ В ОГНЕ КНЯЖЕСКИХ МЕЖДОУСОБИЦ NATIVES OF THE SAYAN-ALTAI ON FIRE PRINCELY FEUDS Модоров Н.С., д-р истор. наук, проф., академик РАГН ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный университет»

Россия, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, mns@gasu.ru Аннотация. В статье, на основе опубликованных материалов и архивных документов, прослежено влияние военных столкновений, имевших место в Саяно-Алтае в XVII веке, на жизнедеятельность кочевых народов данного региона.

Ключевые слова: Центральная Азия, Саяно-Алтайское нагорье, кочевые правители, подвластное насе ление, упадок экономики и культуры.

Abstract. In this paper, based on published materials and archival documents, traced the influence of military clashes in the Sayan-Altai, in the XVII century on the life of the nomadic peoples of the region.

Key words: Central Asia, the Sayano-Altai highlands, the nomadic rulers, the power over the population, the decline of the economy and culture.

Бытие каждого человека и общества в целом во многом зависит от целого ряда факторов социально экономического, общественно-политического, техногенного и психологического характера. Наибольшее их воздействие на него, большей частью негативное, испытывает он – что характерно для любого времени – в го ды военных потрясений. Чтобы убедиться в этом, обратимся к истории саяно-алтайских племен XYII в.

Согласно свидетельствам русских архивных документов и китайских хроник, население Саяно Алтайского нагорья представляло собой в интересующее нас время «конгломерат» племен и этнических групп.

Наиболее крупными родоплеменными группами являлись мады (маады), мингаты, точи (тоджи), саянцы (сойо ты), тубинцы (тубо), кужегеты, орчаки и другие, проживавшие в долинах рр.Большого и Малого Енисея и их притокам, по горным хребтам Саян и Танну-Ола. Их соседями к северу от Саянских гор были енисейские кир гизы (предки современных хакасов – Н. М.), а к югу от Танну-Ола – монголы-халхасцы [1].

Основным видом хозяйственной деятельности саяно-алтайских народов в XYII в. являлось кочевое экстенсивное скотоводство. Лишь в северных таежных районах преобладающую роль играла охота на пушного и копытного зверя. Заметное, а порой и определяющее значение при формировании структуры стад, их разме ров, направления и длительности, а также способов кочевания оказывали характер местности и природно климатические условия региона. В нашем случае, узкие горные долины и альпийские луга, чередовавшиеся с таежными лесными массивами, обилие рек и богатая флора, с одной стороны, благоприятствовали развитию в Саяно-Алтае кочевого скотоводства сезонного типа, а с другой, – существенно препятствовали увеличению поголовья стад. «Крупного, такого, как в степях, табунного скотоводства с постоянными перекочевками, – пи сал в свое время известный археолог и историк С.И. Руденко, – на Алтае никогда не было» [2, c. 267]. Если, к примеру, в Монголии, по подсчетам И.Я. Златкина, на одно хозяйство богатых и знатных собственников при ходилось в XVII в. в среднем по 3-4 тыс. лошадей, 6-8 тыс. овец, 600-800 коров и быков, 400-600 верблюдов [3, c. 30], то алтайские и тувинские князья даже в самые благоприятные для себя периоды редко когда имели 1000 2000 овец и несколько сот лошадей. Это, по мнению исследователей, с которым нельзя не согласиться, был непосредственный результат, с одной стороны, «узости пастбищного пространства Алтая», опустошительных вторжений в регион различных «воинственных набежников», с другой, и, в третьих, – малочисленности и раз бросанности населения по безбрежным территориям края. Все это вместе взятое, подчеркивал С.А. Токарев, препятствовало развитию в нем производительных сил, а главное, - затрудняло «формирование здесь крепко го социального ядра и сильного политического центра» [4, c. 115].

Таким образом, малочисленность и раздробленность саяно-алтайских племен и этнических групп по огромным пространствам региона, отсутствие у них сильной и прочной государственной власти превращали их в «добычу» для более сильных их соседей – Джунгарского ханства, князей Северной Монголии, а впоследст вии и цинского Китая.

Жизнь саяно-алтайских народов, равно как и других, с древних времен определялась ходом историче ских событий в Центральной Азии в целом, и прежде всего, в ее северо-западной части, заселенной монголь скими и тюркскими племенами.

Монголия, как известно, делилась в интересующее нас время на Южную или Внутреннюю (к югу от пустыни Гоби), завоеванную в 1636 г. маньчжурами, Северную или Халху (к северу от Гоби), и Джунгарию (на запад от Гоби). уступали им в силе и могуществе и правители хотогойтов, известные в истории под именем Алтын-ханов («Золотых ханов»). Границы их государства простирались от Саянских гор на севере до хребтов Монгольского Алтая на юге, на западе – до озера Убса, на востоке – до озера Косогол [5, c. 5].

Появившееся в середине 30-х гг. XYII в. на политической арене Джунгарское ханство сразу же вступи ло в борьбу с Алтын-ханами за право господства в Саяно-Алтайском крае и взимания дани с тамошнего насе ления. После того, как оно повергло в 1667 г. своего соперника, «многие саянцы» попали под власть джунга ров, «кои» нещадно, по словам источника, истребляли «противившихся ойратам». Под угрозой физического уничтожения или переселения в Джунгарию (в качестве рабов – Н.М.) народы Алтая вынуждены были при знать власть ее правителя и платить ему тяжелую дань. Для сбора ее джунгарские князья направляли в алтай ские кочевья своих «алманщиков», которые, по свидетельству томских воевод, «государевых ясашных людей (алтайцев [6], признавших подданство «великого государя» – Н.М.) бьют, мучают, грабят и всячески разоря ют,..всякую мягкую рухлядь (пушнину – Н.М.), платья, зипуны и шубы, и котлы, и топоры сильно отнимают и лошадей отгоняют» [7, с. 416]. С неплательщиками дани сборщики вообще обходились более, чем жестоко.

Алтайские перебежчики сообщали служилым людям, что ойраты и их пособники «бьют непослушников и из деваются над оными». Так, «татарину Чеоктону», отказавшемуся платить дань, они выкололи глаз, из «спины ременья вырезали», а потом его «повесили на дерево» [8, c. 25].

Но не только дань осложняла жизнь аборигенов Алтая. Усугубляла ее и «подчиненность» их князей ойратскому хану и служба ему. Последняя же состояла в «охране границ джунгарских владений» в Саяно Алтае, в выставлении определенного контингента войск для службы при ханской ставке, в участии данников в предпринимаемых «контайшей» военных походах против соседних государств и народов, а в также в обеспе чении своевременного, а главное, – полного сбора дани, во встрече и проводах послов и т.п.

Собирая «немалую» и разнообразную [9, c. 106-141] дань с аборигенов Саяно-Алтая, сначала Алтын ханы, а затем джунгарские правители оказывали ожесточенное противодействие распространению русского влияния в этом районе. Но, несмотря на это противодействие, многие племена, жившие к северу от него, были обложены ясаком, как люди, признавшие себя подданными «белого царя». Однако с таким положением не бы ли согласны ойратские ханы, силой и угрозами принудившие «отказников», платить дань себе «по-прежнему».

Русские власти, не располагавшие в Сибири необходимыми воинскими силами для борьбы с Джунгарским ханством, вынуждены были мириться с «самоуправством» ойратов. Но, несмотря на трудности, русское влия ние в Саяно-Алтайском нагорье начинает (от десятилетия к десятилетию) усиливаться. Это приводит к тому, что «многие тамошние инородцы ищут покровительства белого государя» и, чтобы обрести его, начинают доб ровольно платить ясак «в государеву казну». И число таких «добровольцев» к середине XYII в. заметно вырос ло. Более того, многие из них хотят, чтобы «ясак с них имал только один государь, а не князи» [10, c. 203].

Укрепление во второй половине XYII в. русского влияния в Южной Сибири способствовало еще большему расширению круга саяно-алтайских племен и родов, кои стали (кто добровольно, а кто уступивши силе) «давать ясак в государеву казну». В числе таковых оказались многие «урянхайцы» (жители северо восточных районов Тувы – Н. М.) [11, c. 319-320]. После разгрома ойратами в конце 60-х гг. Алтын-ханов, в числе таковых оказались и племена, населявшие центральные районы Тувы, что нашло отражение в «скасках»

служилых людей, « в разные годы бывавших в Саянах… для сбора ясашной казны» [12, с. 715].

Борьба Русского государства с Джунгарией, Алтын-ханами и иными «кочевыми владетелями» за право господства в Южной Сибири во всех случаях негативно отражалась на жизни аборигенов. Но кто бы не оказал ся победителем в ней, конечный результат противостояния соперников был для них один: отныне, кроме суще ствовавших до этого поборов в пользу родового старосты, племенного князя и монгольского, к примеру, хана теперь им надо было «нести» налог – дань в пользу нового победителя. Формально его размер в XYII в. был невелик: 7 соболей с женатого «инородца» и 5 – с холостого [13, с. 266]. Однако на практике сбор дани с под властного населения превращался в настоящий грабеж мирного, беззащитного населения. В ясак на своего «владельца» его сборщики взимали все: пушнину, скот, одежду, оружие, домашнюю утварь, не гнушаясь брать даже «ломаные косы и худые топоры» [12, с. 18]. К подобной практике его сбора нередко прибегали и томские служилые люди. Ответ данников на такие действия «ясатчиков» повсеместно был одинаков: они начинали «оружно» противодействовать им. Именно так поступили в 1628 г. северо-алтайские роды Чагат, Тибер, Тогус и «ясашные люди Кумандинской волости, кои собралися и учали» со служилыми людьми – «ясатчиками бить ся» [14, с. 86-91].

Тяжелые испытания выпали на долю саяно-алтайских народов в период междоусобной борьбы в Джунгарии, вспыхнувшей после убийства в 1670 г. ее правителя хана Сэнгэ, переросшей в дальнейшем в вой ну между новым «контайшей» – Галданом – и его племянником Цэван-Рабданом, в которую «ввязались» пра вители Поднебесной империи династии Цин («Чистая») [15, c. 193].

Устанавливая свое господство в Центральной Азии, они не обошли вниманием и Саяно-Алтайское на горье. «Круша» Джунгарское ханство, маньчжурские завоеватели намерены были поставить под свой контроль все территории, «принадлежавшие когда-либо ойратам», стремясь лишить их, таким образом, источника по полнения людских и материальных ресурсов, а также создавая себе плацдарм для дальнейшего наступления на Южную Сибирь и Казахстан. Преследуя свои стратегические цели, маньчжуры стремились добиться полной изоляции края, всячески препятствуя установлению каких-либо контактов местного населения не только с под данными Русского государства, но и с подвластными Цинам народами. Облагая население края жестокими по борами, насильственно переселяя целые племена и разрывая тем самым исторически сложившиеся связи меж ду родственными народами, Цины сознательно воздвигали препятствия для экономического, социального и культурного развития края.

Библиографический список:

1. Потапов, Л.П. Очерки народного быта тувинцев [Текст] / Л.П. Потапов. – М., 1969.

2. Руденко, С.И. Скифская проблема и алтайские находки [Текст] / С.И. Руденко // Известия АН СССР. Серия истории и философии. – 1944. – № 6.

3. Златкин, И.Я. Некоторые проблемы социально-экономической истории кочевых народов [Текст] / И.Я. Златкин // Проблемы алтаистики и монголоведения. – Элиста, 1972.

4. Токарев, С.А. Докапиталистические пережитки в Ойротии [Текст] / С.А. Токарев. – М., 1936.

5. Материалы по истории русско-монгольских отношений [Текст];

Т.1. 1607-16136 гг. – М., 1959.

6. Потапов, Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев [Текст] / Л.П. Потапов. – Л., 1969.

7. Архив Российской Академии наук (АРАН). Ф.21. Оп.4. Д.18. Л.416.

8. Моисеев, В.А. Цинская империя и народы Саяно-Алтая в XVIII в. [Текст] / В.А. Моисеев. – М., 1983.

9. Модоров, Н.С. Россия и Горный Алтай: политические, социально-экономические и культурные связи (XYII-XIX вв.) [Текст] / Н.С. Модоров. – Горно-Алтайск, 1996.

10. История Тувы [Текст]. - Т.1. – М., 1964.

11. Дополнения к Актам историческим [Текст];

Т.3. – СПб., 1848.

12. Архив внешней политики России (АВПР). Ф.113. Оп.1. Д.11. Л.715.

13. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.214. Стлб. 1567. Л.266.

14. РГАДА. Ф.214. Стлб. 393. Л. 86-91;

АРАН. Ф.21. Оп.4. Д.7. Л.535-537.

15. Внешняя политики государства Цин в XVII в. [Текст]. – М., 1977.

УДК 37. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ В УСЛОВИЯХ ПОЛИЭТНИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА SOME PROBLEMS OF SPIRITUAL AND MORAL EDUCATION IN THE AREA OF POLY-ETHNIC Новикова О.В., канд. филол. наук, доц.

ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный университет»

Россия, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, olga.novikova.1962@mail.ru Аннотация. В статье рассматриваются основные проблемные вопросы, связанные с духовно нравственным воспитанием обучающейся молодежи в условиях полиэтнического пространства, а также наме чаются некоторые пути их решения.

Ключевые слова: духовно-нравственные ценности, полиэтническое пространство, толерантность, на ционально-культурный феномен.

Abstract. The article deals with major issues related to the spiritual and moral education of young people learning in a multi-ethnic space, as well as Nameh-chayutsya some solutions.

Key words: spiritual and moral values, multi-ethnic space, tolerance, national and cultural phenomenon.

Формирование духовно-нравственных ценностей обучающихся в государстве с разнородным этниче ским составом сталкивается с определенными проблемами, от правильного решения которых зависит сохран ность языка, а также социальная стабильность общества: студенчество не проявляет должного интереса к ос воению избранной профессии, отличается низкой внутренней культурой, политически и граждански индиффе рентно и инфантильно. Социологические исследования в молодежной среде показывают их терпимое отноше ние как к употреблению спиртных напитков, так и к наркотикам. Все это формирует живительную почву для распространения пагубных привычек в молодежной среде и соответствующие нормы поведения.

В условиях многонационального государства особенно актуальной стала в последние несколько лет проблема воспитания толерантности, которая коснулась не только отдельных регионов России, но и мирового сообщества в целом. За это время наблюдается увеличение агрессивности в межличностном общении, все более категорично принятие другой индивидуальности. Одним из действенных средств предупреждения не терпимости является воспитание в духе толерантности. В 2001 году была утверждена федеральная программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 2005 гг.). Уважительное отношение к другому языку и культуре, формирование установок толерантного соз нания и поведения, веротерпимости и миролюбия – неотъемлемая часть этой программы, основная роль в реа лизации которой возлагается на педагога.

Крайне важным в современном обществе представляется повышение уровня общенациональной куль туры, а также культуры межнационального взаимодействия. Здесь важно привить понимание того, что нет ни каких высоких и примитивных культур, не может быть больше или меньше культуры, одна культура не есть ступенька по отношению к другой. Культура – это сложный и противоречивый процесс, но имеющий быть реально в определенном историческом времени и пространстве. Это выражение целостности жизненных про явлений того или иного народа. Нужно отметить, что в образовательных учреждениях обучаются учащиеся и студенты различных национальностей, которые несут в себе духовность разных народов и своеобразную эт ническую культуру, систему духовно-нравственных ценностей.

Общеизвестно, что проблемы национально-культурного и духовного характера политическим путем (без учета целого комплекса сопутствующих этому вопросов) не могут быть решены. Залогом их разрешения может быть только продуманная и четко обоснованная научно-культурная политика. Именно поэтому важ нейшим звеном в воспитании молодого поколения становится культуроведческий компонент, который пред полагает осознание языка как формы выражения национальной культуры, взаимосвязи языка и истории наро да, а также соблюдение культуры межнационального общения.

Представляется важным обращение к исследованиям, выходящим за рамки одного языка и одной куль туры, так как именно сопоставление языков даёт возможность выявления всеобщего и национально специфического в языковой репрезентации мира. Сопоставительное исследование разных языковых и речевых единиц непременно касается проблемы соотношения всеобщего и национально-специфического в языковой репрезентации мира. Универсальность концептуального моделирования обусловлена тем, что любой язык отображает в структуре и семантике основные параметры мира, восприятие человеком действительности, по ложение человека в жизненном пространстве, духовное содержание личности и др. Национальная же специ фика проявляется в том, как представлены в языках фундаментальные понятийные категории (время, про странство, количество, качество и др.). Поэтому одной из задач сопоставительных исследований является вы деление основных направлений, в которых ярче всего выявляется национальная специфика тех или иных кате горий в русском языке и в других языках (славянских и неславянских).

Мы наметили лишь некоторые пути реализации перспективных идей, связанных с пропагандировани ем духовно-нравственного аспекта среди учащейся молодежи, формированием неподдельного интереса и вы сокой мотивации к изучению славянских языков, стран и культуры в целом.

УДК 316. ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ И ТРАНСФОРМАЦИЯ КАРТИНЫ МИРА ЧЕЛОВЕКА INTERNET COMMUNICATION AND HUMAN TRANSFORMATION PICTURES OF THE WORLD Рудакова Ю.С., ст. препод.

ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный университет»

Россия, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, yulirudakova@ya.ru Аннотация. Трансформация картины мира тесно связана с изменениями, которые происходят в обще стве. Глобальное распространение интернета привело к появлению нетрадиционных способов схематизации реальности, основанных на конкретно-чувственном способе воспроизведения действительности.

Ключевые слова: трансформация картины мира, общество, интернет, реальность, конкретно чувственный способ воспроизведения действительности.

Abstract. Transformation of a picture of the world is connected very closely with changes which occur in the society. The spreading of the Internet throughout the world has lead to the appearance of some unusual ways to sche matize the reality, which are based on the concretely sensual way of getting the reality.

Key words: transformation of the world picture, a society, the Internet, reality, concrete way to play a sensual reality.

Современный человек живет в уникальном мире, не имеющем аналогов с предыдущими этапами исто рического развития. Все чаще он начинает представлять себе действительность не в соответствии со своим личным восприятием, а через отражение ее средствами массовой коммуникации, через образ действительно сти, сформированный ими. Значимость данной проблемы определяется тем, что картина мира личности вы страивается из актуально значимых, ценностных и относительно непротиворечивых элементов. Отражает его уникальный жизненный опыт, а также систему значений и смыслов. Это позволяет человеку адаптироваться к миру и воздействовать на него, тем самым регулируя свою жизнедеятельность и определяя собственное разви тие.

Особую роль в трансформации картины мира сыграло возникновение интернета, образовавшего прин ципиально новую область социального взаимодействия. Его развитие и глобальное распространение «неотде лимо от широкого контекста культурных, социальных, экономических, политических изменений, сам масштаб которых позволяет характеризовать их как революционные, эпохальные изменения, открывающие новую эру в истории человеческой цивилизации» [1, с. 51].

Картина мира формируется на основе информации, поступающей как извне, так и из собственного опыта человека и находится в процессе постоянного формирования. «Под термином «картина мира» принято понимать целостный глобальный образ мира, который возникает у человека в результате мыслительной дея тельности в процессе его контактов с реальностью» [2, с. 39].

Процесс ее построения, как упорядоченной целостности, характеризуется сложностью и неоднознач ностью, предполагая синтез различного рода знаний на основе системообразующего начала. Как мировоззрен ческая модель, картина мира предполагает выработку определенного отношения человека к миру и мира к че ловеку, понимание мира с учетом роли и места в нем человека и определение исходных принципов, лежащих в основе его нравственного поведения.


Сам же набор этих составляющих извлекается индивидом из окружаю щей его информационно-коммуникационной среды в соответствии с принципами отбора (фильтрации), кото рые в значительной мере определяются его социальной позицией, нормами и предпочтениями, зависят от ассо циированных с данным статусом ролевых ожиданий, организационных целей и задач, доступных ресурсов и т.д. Кроме того она предлагает индивидуальному и массовому сознанию не только систему стереотипизиро ванных образов предметов и явлений, но и готовые образцы (модели) поведения в той или иной ситуации.

Специфичность интернета определяется комплексностью его воздействия, поскольку «интернет-технологии позволяют объединить текстуальное воздействие с воздействием посредством звука и динамичных образов.

Часто эти возможности сочетаются в интернет-ресурсах мозаически и лишь суммируют воздействие, но они позволяют создавать и новые формы подачи материала, не сводимые к простой сумме воздействия. Речь идет о взаимодополнительности и взаимоподкреплении различных знаковых систем и способов восприятия» [1, с. 49].

Так как «качество» и объективность картины мира во многом зависит от способа организации информации, то доминирование образной формы подачи материала приводит к «конкретности» мышления, снижает способ ность к обобщению. Возникает своеобразный «перекос» и информация начинает воздействовать непосредст венно на чувства и эмоции, а понимание заменяется суммой разрозненных представлений.

В такой ситуации человек имеет дело не с реальностью, а с представлениями о ней. «Нам рассказыва ют о мире до того, как мы его видим. Мы получаем представление о большинстве вещей до того, как непосред ственно сталкиваемся с ними. И если полученное нами образование не помогает четко осознать существование этих предубеждений, то именно они управляют процессом восприятия» [3, с. 104]. Любая новая информация либо вписывается в уже существующий образ, либо отвергается личностью. В свою очередь, при ее недостатке, дополняется деталями, взятыми из существующей картины мира человека. Соответственно, чего нет в мыслен ной картинке человека, то не будет учтено им при выработке поведения.

Автокоммуникация, дискуссионная практика и традиция псевдонимов расширяет практику неинститу ционализированных взаимодействий, позволяя говорить о том, что «интернет стал местом массового аноним ного перехода интимной сферы в публичную» [4, с. 7]. Многократно увеличенная возможность осуществления такой анонимной коммуникации отчуждает сущность человека в виртуальную реальность, формируя институт замещения реальной межчеловеческой коммуникации переговорами в сети [5].

Мир интернета, обладая свойствами вневременности и киберпространства, существенно меняет бытие человека, позволяя самоидентифицироваться не только с настоящим, но и с прошлым и будущим. Предлагая огромное количество возможностей для самоконструирования виртуальной личности, он позволяет самоут верждаться в тех качествах, которые невозможны, либо сложно реализуемы в реальной действительности.

Виртуальное пространство интернет-коммуникаций предполагает субъективное проектирование окружающего мира самим человеком. Провоцирует игровое и мифологическое восприятие действительности, делая личность доступным объектом для информационного манипулирования.

Предоставляемые интернетом широкие возможности приобщения к мировой информационной карти не, вместе с тем конструируют новую фрагментарную реальность, создавая иллюзию участия и сопричастности к происходящему в мире. В результате человек утрачивает чувство комплексного системного видения целост ной картины мира и понимания взаимосвязи всех элементов системы. Сложившаяся ситуация значительно ос ложняет процесс адаптации личности к реальному миру, формирования его идентичности, выбора собственной социальной роли и способов самовыражения.

Библиографический список:

1. Туронок, С.Г. Интернет и политический процесс [Текст] / С.Г. Туронок // ОНС. – 2001. – № 2. – С. 51-63.

2. Мансурова, В.Д. Журналистская картина мира как фактор социальной детерминации [Текст] / В.Д. Мансурова. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. – 237 с.

3. Липпман, Уолтер. Общественное мнение [Текст] / Уолтер Липпман;

пер. с англ. Т.П. Барчуновой;

ред. пер. К.Л. Левинсон, К.В. Петренко. – М.: Изд-во Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. – 384 с.

4. Драгунский, Д. Гражданская война цивилизаций [Текст] / Д. Драгунский // Космополис. – 2003. – № 2. – С. 5-10.

5. Иванов, Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. [Текст] / Д.В. Иванов. – СПб., 2002. – 224 с.

УДК 159.9. РАЗВИТИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ ТУРОПЕРАТОРОВ DEVELOPMENT OF PROFESSIONAL TOUR OPERATORS OF THINKING Сейтбатталова А.С., канд. пед. наук Гохбаум А.А., студент Казахстанско-Российский университет Казахстан, г. Астана, seitbattalovaAS@yandex.ru, no_more_than@mail.ru Аннотация. В статье рассмотрены особенности развития профессионального мышления туроперато ров, способствующие разработке индивидуальной профессиональной траектории становления туроператоров.

Ключевые слова: профессиональное мышление, туроператор, индивидуальная профессиональная траектория.

Abstract. The article describes the features of a professional tour operators thought. It contributes to the de velopment of individual professional trajectories of becoming tour operators.

Key words: professional thinking, tour operators, individual professional trajectory.

Принимая на работу сотрудника, работодатель хочет быть уверен в его умениях, навыках и опыте ра боты, ведь именно от профессиональных качеств отдельно взятого работника зависит успех всей компании в целом. Вопрос квалификации кадров, как никогда стоит очень остро. Недостаточно иметь общие понятия о сфере своего труда и какие-либо навыки, очень важным фактором в успешной работе является приобретение профессионального мышления.

Профессиональный тип (склад) мышления – это преобладающее использование принятых именно в данной профессиональной области приемов решения проблемных задач, способов анализа профессиональных ситуаций, принятие профессиональных решений.

На рис. 1 представлен механизм развития профессионального мышления.

Рис. 1. Механизм развития профессионального мышления Профессия туроператора требует от специалиста четкого представления об услугах, оказываемых ком панией, а также умений преподносить всю необходимую информацию клиенту.

Согласно закону «О туристской деятельности в Республике Казахстан»:

– туристская агентская деятельность (турагентская деятельность) – деятельность физических и (или) юридических лиц, имеющих лицензию на данный вид деятельности, по продвижению и реализации туристско го продукта (далее – турагент);

– туристская операторская деятельность (туроператорская деятельность) – деятельность юридических лиц, имеющих лицензию на данный вид деятельности, по формированию, реализации своих туристских про дуктов туристским агентам и туристам (далее – туроператор) [1].

Рассмотрим особенности механизма развития профессионального мышления туроператоров.

Наибольшая эффективность закрепления знаний зависят от особенностей внимания, памяти, мышле ния туроператора в активной деятельности. Процессы восприятия (усвоения) информации, продемонстрирова ны на диаграмме.

Усвоение информации Зрительное Устное Письменное Комбинированное Особенности усвоения информации Профессиональное мышление туроператоров как важнейшее личностное качество, базируются на спо собности к анализу и синтезу, творческих способностях и критическом мышлении, способствующие эффек тивному разрешению различных профессиональных ситуаций, проблем и выполнение заданий, которые при водят к повышению профессионального опыта и становлению (рис. 2).

Рис. 2. Формирование профессионального опыта Профессиональное становление представляет собой динамический процесс «формообразования» лич ности, адекватной деятельности, который предусматривает формирование профессиональной направленности, и компетентности, развитие профессионально значимых психофизиологических свойств, поиск оптимальных способов качественного и творческого выполнения профессионально значимых видов деятельности в соответ ствие с индивидуально-психологическими особенностями личности. Переход от одной стадии становления к другой инициируется изменениями социальной ситуации, сменой и перестройкой ведущей деятельности, и приводит к профессиональному росту личности и повышению интереса к выполняемой работе. Говоря об ин тересе к работе, следующем составляющем профессионального мышления необходимо обобщить основные личностные потребности туроператоров. Это - мотивация, карьерный рост и условия работы (рис. 3).

Рис. 3. Профессиональное мышление: интерес к работе Мотивированный сотрудник более заинтересован в успешной, эффективной работе предприятия, про являет интерес к дальнейшему самосовершенствованию и приобретению профессионального опыта, а значит, к развитию производства в целом.

Использование современных информационно – коммуникационных технологий, для проверки про фессионального мышления при приеме на работу, возникла как ответ на запросы менеджеров туризма о необ ходимости индивидуальной профессиональной траектории становления. Проектирование профессиональной траектории роста и становления позволяет повысить эффективность деятельности, поскольку учитываются индивидуальные особенности личности, проводится диагностика готовности к деятельности.

Одним из возможных решений данной задачи, может послужить внедрение электронного тестирова ния. Гибкость данной системы позволяет быстро и адекватно оценить профессиональный уровень подготовки работни ка и способствовать повышению эффективности отбора кандидатов по необходимым критериям.


Библиографический список:

1. Закон «О туристской деятельности в Республике Казахстан» от 13 июня 2001 года N 211 [Текст] / Казахстанская правда. – 2001. - 23 июня. – № 149-150.

УДК 1599П. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИ КОНФЛИКТАХ В ТУРИЗМЕ RESPONSIBILITY FOR CONFLICTS IN TOURISM Сейтбатталова А.С., канд. пед. наук.

Пискунова О.В., студент Казахстанско-Российский университет Казахстан, г. Астана, seitbattalovaAS@yandex.ru, lesenok01011991@mail.ru Аннотация. Статья рассматривает особенности разрешения конфликтов в туризме через ответственность.

Ключевые слова: конфликты, менеджер, разрешение конфликтов, ответственность.

Abstrakt. Article considers features of a resolution of conflicts in tourism through responsibility.

Key words: conflicts, manager, conflict resolution, responsibility.

Влияние туризма на социально-психологическое состояние человека, улучшение его здоровья и уров ня благосостояния предопределило выдвижение ряда задач социального развития туристских фирм, с целью обеспечения системной и эффективной подготовки специалистов сферы туризма, ориентированной на успешное про движение в профессиональной и инновационно-управленческой деятельности, формирования широкого круга профессио нальных компетентностей. Отсюда вытекает всё более настоятельная необходимость обзора развития человеческих ресур сов в туристских коллективах и повышения их самоэффективности.

Психологический обзор человеческих ресурсов – понятие масштабное и многомерное, вбирающее в себя целый цикл наименований: диагностика межличностных и межгрупповых отношений в целях их улучше ния и совершенствования;

изучение социально-психологической совместимости членов групп, мнений сотруд ников по улучшению деятельности и выявление неформального статуса сотрудника в коллективе, его мотива ционного потенциала и возможных социальных конфликтов.

В литературе описаны возможные стратегии поведения людей в условиях конфликта. Знание причин и типов конфликтов при анализе конкретной ситуации дает туроператору возможность принятия оптимальных вариантов по разрешению конфликта. В условиях конфликтной деятельности в туризме формы поведения зависят от уровней проявления конфликта: между туристом (потенциальным или реальным) и организаторами туризма (ме неджеры туристских фирм, экскурсоводы, гиды-переводчики, сотрудники гостиниц, официанты, водители транспортных средств и др.);

между сотрудниками туристских предприятий (конфликты внутри самой туристской фирмы, а также с ее конкурентами, контрагентами и посредниками);

между туристами (в групповых турах, на экскурсиях, в ресторане, музеях, во время проживания в гостинице, участия в развлекательных мероприятиях и т. д.) [1, с. 91].

Можно заметить, что формы поведения исходят из положительной мотивации достижения успеха, так как туристское предприятие, организация – это сложная система с множеством взаимосвязей и социальных взаимодействий. Взаимоотношения между членами организации характеризуются сочетанием сотрудничества и конкуренции, так же отдельные туроператоры в процессе своей трудовой деятельности испытывают зависи мость друг от друга и в то же время преследуют собственную выгоду. Прежде чем выбрать путь выхода из конфликтной ситуации, необходимо определить, какая в основе ее выбора лежит индифферентная позиция.

Показательно, что выбор стратегии разрешения социальных конфликтов, особенно характерных для сферы туризма анализируются в связи с изучением личности, когнитивных процессов, психологии управления, нрав ственного воспитания. Возможен также и выбор более частных критериев, как решение проблем в туризме че рез ответственность, выступающую как существенная черта личности, отражающий объем личных задач чело века, т.е. пределы его долга при разрешении конфликта. У личности, вовлеченного или спровоцировавшего конфликт возникает внутренний механизм контроля, либо с позиций личности, либо с позиций общества.

Психологической предпосылкой ответственности является возможность выбора, т.е. сознательного предпочтения определенной линии поведения. В зависимости от этого формируются определенные стратегии поведения человека, которые укладываются в рамки понятия «локус контроля». Локус контроля считается стабиль ной чертой личности, изученный в рамках исследования каузальной атрибуции социальным психологом Хайдером, в тео рии локуса каузальности. Следовательно, требования к ответственности при разрешении конфликтных ситуаций в туриз ме формируются на основе внешних и внутренних факторов. Воспринимая любое событие как причинное, субъект приписывает локус причинности либо определенному действующему лицу, либо внешней среде которые, в свою очередь, в контексте нашего исследования опосредованы следующими итогами атрибуции ответственности: формированием турист ского информационного пространства;

мировыми тенденциями развития туризма;

необходимостью обеспечения качест венными и доступными туристскими услугами;

переходом на личностно-ориентированный подход в туризме;

удовле творением потребности туристов, потребностью в усилении конкурентной позиции на рынке туризма туропе раторами;

постоянным совершенствованием в профессиональной сфере туроператорами своих знаний, умений, навыков;

потребностью в личностной самореализации туристов и туроператоров.

Поэтому очень важной в практике управления туристским конфликтом, через субъективную ответст венность, являются позитивные формы поведения, определяемые как самоожидания индивида, возникающие из социально разделяемых норм. Если представить это в графической форме, то получим сетку, позволяющую проанализировать конкретный конфликт и выбрать рациональную форму управления конфликтом в туризме.

Реализация собственных интересов (турист, туроператор) несогласие соперничество агрессивность ответственность Локус контроль: переговоры Рис. Схема управления конфликтом Конфликты с туристами обычно негативно влияют на деятельность туроператора, следовательно, на имидж туристской организации на рынке. Соответственно, знание основ создания и поддержания в туристском коллективе, в туристских группах здоровой социально-психологической атмосферы, оптимальных межлично стных и межгрупповых связей, является важнейшим компонентом общей системы профессионально психологической подготовки туроператоров ориентированным на овладение методами анализа и прогнозиро вания дестабилизирующей роли конфликтов в коллективе.

Библиографический список:

1. Руденко, А.М. Психология социально-культурного сервиса и туризма [Текст] / А.М. Руденко, М.А. Довгалева. – Ростов н/Д.: Феникс, 2005. – 148 с.

УДК. ПОЛИЭТНИЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ МЕЖКУЛЬТУР НОЙ КОММУНИКАЦИИ СТУДЕНТОВ В ВУЗЕ POLYETHNIC EDUCATIONAL ENVIRONMENT AS A CONDITION OF INTERCULTURAL COMMUNICATION IN HIGH SCHOOL STUDENTS Султанбаева К. И., канд. пед. наук, доц.

ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова»

Россия, Республика Хакасия, г. Абакан, ski57@ya.ru Аннотация. В статье представлено описание практического опыта формирования культуры межэтни ческой коммуникации студентов - будущих педагогов в процессе изучения спецкурса в Хакасском государст венном университет им. Н. Ф. Катанова.

Ключевые слова: поликультурность, полиэтничность, полиэтническая образовательная среда, культура межнационального общения, межкультурная коммуникация.

Abstract. The paper presents information on the practice how to train the future teachers in the international communication during the special course at the Khakasskiy State University.

Key words: polyculture (multiculture), multiethnic, multiethnic educational set, culture of international com munication, intercultural communication.

Современная реальность характеризуется поликультурностью, усиливающейся полиэтничной струк турой общества, вызванной экономическим кризисом, безработицей и миграционными процессами, охватив шими российское пространство и бывшие союзные республики. Система образования как самая массовая со циальная структура живо реагирует на все возникающие изменения, поскольку ее миссией является производ ство и воспроизводство социально значимых культурных ценностей, норм, ориентаций, а также подготовка подрастающих поколений к будущему производительному труду и творческой деятельности.

В практике подготовки специалистов в высшей школе в системе «бакалавриат-магистратура аспирантура» трудности обусловлены рядом причин, объективными и субъективными, в том числе, полиэт ничным составом студентов. В системе отношений «преподаватель-студент» или «преподаватель-группа, курс» с полиэтническим составом возникают дополнительные психо-эмоциональные связи, обязывающие со блюдать профессионально-этические педагогические нормы с особенной тщательностью и вниманием. Из ны нешних первокурсников, поступивших на педагогические направления университета (количество 45 человек в двух группах), по национальной принадлежности обучающиеся распределены таким образом: русских – человек (37,8 %), тувинцев – 15 (33,3 %), хакасов – 9 (20 %), татар – 1 (2,2 %), метисы – 3 (6,7 %). Причем, ме тисы обычно относят себя к русским. Полиэтнический состав обучающихся на педагогическом направлении бакалавриата обязывает применения педагогических технологий с этнокультурным компонентом. Можно ут верждать, что в Хакасском госуниверситете им. Н. Ф. Катанова создана полиэтническая образовательная среда по структурному признаку.

Полиэтническая образовательная среда трактуется Л.

Н. Бережновой как «одна из форм бытия в еди ном геоисторическом пространстве», которое ориентирует человека на определенные способы взаимодействия с представителями другой этнической общности с иными культурно-нравственными ценностями в процессе решения образовательных задач [1, с. 101]. Принимая в целом предложенное определение в качестве рабочего, попытаемся выделить особенности поликультурной образовательной среды. Важными отличительными ее признаками являются многонациональный состав субъектов образования, многоязычие или двуязычие (билин гвизм), наличие разнообразных типов общения и поведения в рамках одного образовательного пространства, разнообразие нравственно-духовных представлений и индивидуально-личностных характеров, обусловленных различиями этнического мировосприятия, в т.ч., религиозного, у представителей образовательного сообщества.

Соответственно профессионально-педагогическая деятельность в такой группе студентов дополняется возни кающими практико-ориентированными задачами: формирование культуры межэтнического общения, воспита ние толерантности как педагогического качества, ознакомление с историей и культурой народов Хакасии в историко-культурном разрезе, обучение социально приемлемым нормам самовыражения в процессе занятий и др. Несомненно, принимаются во внимание уровень языковой подготовки первокурсников, их готовность к обучению в вузе, профессиональная ориентированность на педагогическую профессию.

Как показывает наш длительный практический опыт преподавателей кафедры педагогики и психоло гии профессионального образования Института непрерывного педагогического образования, в подготовке спе циалистов для системы дошкольного образования и общеобразовательной школы Хакасии, Тывы, юга Красно ярского края, профессионализм педагога играет ведущую роль в формировании нормальных межэтнических отношений. Важнейшими условиями позитивной образовательной деятельности явились культура межэтниче ского взаимодействия, проявленная преподавателями кафедры в сочетании с толерантностью к студентам;

на личие учебно-методических комплексов по каждой преподаваемой дисциплине и своевременная методическая перестройка преподаваемого содержания дисциплин – адаптация материала к возможностям студентов заочной формы обучения, плохо владеющих устной речью на русском языке и др. Значение индивидуальных консультаций в обу чении такой категории студентов возрастает в несколько раз, что существенно влияет на качество подготовки специалиста.

Очевидно, что не все преподаватели вначале ставят специальную задачу формирования культуры ме жэтнического общения в процессе работы с обучающимися в группе с полиэтническим составом. По мере раз вития взаимодействия возникает такая задача, требующая применения специальных методов и приемов. Гово ря о формировании культуры межэтнического общения, имеем в виду следующее: это есть специально органи зованная педагогическая деятельность, направленная на приобщение личности к совокупности духовных и материальных ценностей, созданных разными народами в исторические периоды, знание которых необходимо для понимания других этнических представителей и гармонического сосуществования всех. По-другому, фор мирование культуры межэтнического общения означает привитие навыков взаимоприемлемого общения меж ду представителями разных этнических групп на принципах уважения, делового сотрудничества и партнерства, толерантности и понимания [2, c. 19]. В межэтнической коммуникации целесообразно делать акцент не столько на разно сти мировосприятия и этнических различиях (специфических отличиях), сколько на том общем, что объединяет народы (всеобщем или универсальном). Владение языком межэтнического общения при этом играет важнейшую роль.

В своей практике для успешного решения поставленных педагогических задач в работе с первокурсни ками-представителями разных этнических групп использую традиционные и инновационные способы. К тра диционным способам (методам) относятся пояснения, беседы с элементами дискуссии или жизненные приме ры с последующим обсуждением во время семинаров и практикумов по дисциплинам общекультурного цикла.

В рамках учебного плана бакалавриата по профессионально-образовательной программе направления 050700.62 Педагогика с профилем «Технологии подготовки специалиста дошкольного образования» в цикле дисциплин ГСЭ.В2 читается курс по выбору «Педагогическая деятельность в поликультурной и полиэтниче ской среде» во втором семестре, сразу после вводного курса в педагогическую деятельность.

Предложенный курс по выбору рассматривается как одно из средств формирования межкультурной коммуникации среди студентов, также как учебный материал для формирования собственной компетентности студентом как будущего педагога. В процессе занятий с первокурсниками выявлено, что в своем большинстве они не имеют четких знаний и представлений об этнокультурных традициях ни своего и других этносов, слабо ориентируются в историко-краеведческом знании и т.д. Относительно хорошо знают о своей малой родине тывинские выпускники школ, они ориентируются в своих культурных традициях, могут рассказать популяр ные народные сказки, о праздниках, обычаях. Общий недостаток в этнокультурном воспитании всех перво курсников проявился в отсутствии устойчивого интереса к искусству, художественной литературе как источ никам этнокультурного саморазвития. Для формирования этнокультурного развития и межкультурного диало га мною предложена система практико ориентированных заданий с максимальным включением студентов в культурно-образовательное пространство университета и столицы Хакасии г. Абакана.

В качестве инновационных методов предлагаются экскурсии с посещением Хакасского краеведческого музея, тематических выставок местных художников, обсуждение этнокультурных республиканских событий, также подготовка собственного проекта на этнокультурную или межкультурную тематику по выбору. В част ности, студентам предлагается создать проект по организации игровой деятельности в группе детей с полиэт ническим составом или составить древо пословиц, поговорок разных народов с педагогическим содержанием. Одним из условий проекта является проигрывание отдельных заданий в группе и творческое оформление проекта.

В процессе защиты студентами проекта выявляется их готовность к диалогу, качество самопрезента ции, осмысление сущности выполняемого задания, отношение к делу и т.п. – одним словом, этнокультурная компетентность обучающегося. Такие задания для первокурсников, имеющих личный опыт участия в школь ных олимпиадах, не представляют трудностей: их меньшинство. Подобные задания выявляют просчеты совре менной школьной системы образования, преимущественно настроенной на скоростное выполнение тестовых заданий, в частности, проявляются недостаточность историко-краеведческих знаний, узкий общий кругозор, отсутствие у студентов стройной системы взглядов, слабо развитые волевые усилия в познавательной сфере и др.

На наш взгляд, общекультурная компетентность будущего педагога выступает базой для формирова ния этики и культуры межэтнического общения в условиях поликультурности. Именно поликультурная обра зовательная среда обеспечивает успешную этническую социализацию современного молодого человека, что означает развитие адекватного этнического самосознания и бесконфликтное вхождение в окружающий социум на основе приобретаемого личного опыта межэтнических и межкультурных контактов. В этом процессе неоце нима роль специально организованных учебно-тренировочных упражнений, демонстрирующих правильные стереотипы нравственного поведения личности в поликультурном и полиэтничном социуме. Формирование проектируемой модели поведения личности в полиэтничном обществе не означает автоматического снятия проблемы межэтнического взаимодействия, модель помогает быстрее ориентироваться в ситуации и прини мать человеку разумное решение на аналитической основе.

Накопленный нами практический опыт формирования культуры межэтнического общения у студентов в рамках подготовки будущих педагогов и психологов позволяет подтвердить теоретические выводы отечест венных исследователей о том, что этническая идентичность наиболее полно раскрывается в полиэтничном и поликультур ном социуме в процессе сравнительно-сопоставительного изучения разных языков, культур, создания целостной картины мира, также в результате межкультурного диалога, обогащающего контактирующие стороны.

Библиографический список:

1. Бережнова, Л.Н. Полиэтническая образовательная среда: монография [Текст] / Л.Н. Бережнова. – СПб.: изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. – 203 с.

2. Султанбаева, К.И. Педагогика межнационального общения;

учебно-методический комплекс по дисциплине [Текст]: учеб. пособие / К.И. Султанбаева. – Абакан: Изд-во Хакасского гос. ун-та им. Н.Ф. Ката нова, 2007. – 96 с.

УДК 37.011. РАЗВИТИЕ НРАВСТВЕННЫХ КАЧЕСТВ В СИСТЕМЕ ВОСПИТАНИЯ НА ОСНОВЕ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ DEVELOPMENT OF MORAL QUALITIES IN EDUCATION BASED HUMAN VALUES Трофимчук А.Г., канд. пед. наук, доц.

Россия, Ростовская область, г. Новочеркасск, trofimchuk_aleks@mail.ru Аннотация. На основе этической теории и инновационного определения процесса воспитания, автор предлагает методику развития нравственных качеств.

Ключевые слова: этика, процесс воспитания, развитие положительных качеств, изжитие отрицательных.

Abstract. On the basis of ethical theory and innovation define the process of education, the author offers a method development of moral qualities.

Key words: еthics, the process of education, the development of positive qualities, eradicating the negative.

Общечеловеческие ценности, являющиеся основой воспитания человека, – есть выработанные и накопленные достижения духовного, нравственного и эстетического опыта, вошедшие в жизнь человеческого сообщества и позволяю щие поддерживать определенный уровень духовно-нравственного равновесия в человеческом обществе [1].



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.