авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«Александр Фролов Хроника глобального бреда Аннотация 2012 год. Каким оно будет, счастливое завтра? Моря, вышедшие из берегов. После – ...»

-- [ Страница 11 ] --

Орлов долго читал и перечитывал строки великого мыслителя, представляя себе нового человека этаким буйным, разудалым бородатым викингом с мечом на поясе и огромной чашей вина в руках;

улыбался в ночной тишине.

– А что, – думал он, – разве молодцы из моей дружины не достойны викингов? С двенадцатого года в боях и походах – им сам черт теперь не брат!

Прикажи я, в пух и прах разнесут любые адские чертоги.

Знанием, правда, не обременены – далеко им еще до «сверхчеловеков». Ницше-то понимал, что настоящим Сверхчеловеком может стать только всесторонне образованный человек – тут одних грубой силы и хамства маловато – и сильно сомневался в том, что стремление к познанию переборет притягательность плотских наслаждений:

«…высшая культура должна дать человеку двойной мозг, как бы две мозговые камеры: во первых, чтобы воспринимать науку и, затем, чтобы воспринимать ненауку…. Если это требование… останется неудовлетворенным, то можно почти с достоверностью предсказать дальнейший ход человеческого развития: чем меньше удовольствия будет доставлять интерес к истине, тем более он будет падать;

ближайшим последствием этого явится крушение наук, обратное погружение в варварство».

Под «ненаукой» он как раз и понимал легкомысленные увлечения людей. Только вот капитализм и развитые товарно денежные отношения могут легко исправить нежелательный перекос: перераспределение общественного богатства в сторону дополнительного стимулирования науки и образования зависит лишь от властной воли руководителей государства. А что же может быть лучшим стимулом, как не деньги!..

В будущую отдаленную эпоху еще и тотальная роботизация производства сыграет самую важную роль в освобождении досуга человека для дополнительного учения, которое к тому времени станет естественной потребностью. Во времена Ницше просто не догадывались о том, что когда то могут появиться какие-то там роботы! Вот почему он так тяжко озадачивался искусственной дилеммой и выдумал даже некий «двойной» мозг.

Откуда ему было знать, что ресурсы человеческого мозга почти неисчерпаемы: у современных людей он задействован всего на 3-4 процента своих возможностей!

Ну ладно, насчет основных императивов идеи сверхчеловека приблизительно понятно: этот человек должен быть сильным, храбрым и умным – человеком свободной созидающей воли. А вот как быть с милосердием… состраданием? Мне не нужны годзиллы без нервов и совести!

Ясно как божий день: те основы, которые я заложу в развитие людей сейчас, фундаментально проявят себя спустя десятки и сотни лет. И все зависит нынче именно от меня: как я решу!

Пока что приемлемого решения не вижу – буду думать еще.

Тяжело давалась работа над новой идеологией.

Имелся в наличии лишь основной и весьма недостаточный материал для ее начала, но и его еще требовалось осмыслить, выверить, уравновесить по качеству, дополнить собственными идеями и только тогда уже пытаться синтезировать новое учение.

– Я не Господь Бог и не могу выдавать «на гора»

готовые правила жизни, – резонно укрощал свою первоначальную ретивость к осуществлению давно задуманного Орлов. – Сначала нужно решить, из чего я могу исходить.

Есть Десять Заповедей Библии с более поздними комментариями Христа, есть учение Фридриха Ницше, есть мои собственные мысли. Вроде бы все.

Ан нет!.. Есть еще заповеди пророка Мухаммеда, учения Будды, Конфуция, Лао-Цзы… индуизм в разных видах, японский синтоизм и еще множество самых разных доктрин. А кроме этого, Билль о правах и Декларация независимости США, лозунги и Декларация прав человека и гражданина эпохи Великой Французской революции, советский Кодекс строителя коммунизма.

Ни одну из действовавших когда бы то ни было конституций во внимание не беру, поскольку они созданы для демократических государств, а о демократии при мне лучше не заикаться: сыты по горло!

Вот теперь, пожалуй, все – что бы я еще не вспомнил, все будет «перепевами» этих первоисточников. Нужно рассмотреть все по порядку, чтобы решить, что подойдет новому человеку, а что нет;

базисом и контрольным индикатором буду считать императивы учения Ницше о сверхчеловеке.

Итак… начинаю!

Десять Заповедей. Сообщены пророку Моисею на горе Синай якобы самим Богом (я уже знаю, каким!) в следующем порядке (кратко):

1. Бог один, имя ему Саваоф;

другого нет, и не будет.

2. Не сотвори себе кумира вместо Бога.

3. Не упоминай имя Господа всуе.

4. Помни день субботний, чтобы святить его.

5. Почитай отца твоего и мать твою.

6. Не убий.

7. Не прелюбодействуй.

8. Не укради.

9. Не лжесвидетельствуй.

10. Не желай дома ближнего твоего, жены его, имущества и рабов его (не завидуй чужому).

Сказка про Бога мне не нужна, а выходные дни и так есть;

выбираю пункты 5-10.

Заповеди Корана:

1. Бог один, имя ему Аллах и пророк его Мухаммед.

2. Смиренно молись (совершай намаз).

3. Делай очищение.

4. Не пустословь.

5. Не прелюбодействуй (не имей никого, кроме жен и наложниц).

6. Не нарушай доверенностей и договоров.

7. Соблюдай свои молитвы.

8. Совершай хадж в Мекку.

Ничего нового! В развернутом учении ислама ценно отрицание проповеди аскетизма, присущего христианству – отмечу это.

Индуизм: никаких заповедей нет, религия полностью языческая (33 бога) и не носит характера принуждения;

тело возведено в культ, но воспитание разума приветствуется, – есть сродство с древнегреческой культурой. Содержит учение о переселении душ.

Правила личной гигиены всегда хороши;

возьму на заметку еще учение о реинкарнации (переселении душ).

Буддизм: развитый индуизм. Отрицание Бога творца и человеческой души, отрицание культа тела, односторонний культ разума – служение на пути просветления. Учение о реинкарнации – в предельном развитии!.. Интересно видеть в электронной энциклопедии Кирилла и Мефодия представления буддистов о Вселенной, которая описывается в виде вертикали 32-х миров, или уровней сознания, пребывающих на них существ:

от тварей ада до неких недоступных просветленных умов в нирване. Все 32 уровня существования сознания подразделяются на три сферы.

Нижняя сфера – страстей, состоит из 10 уровней (в некоторых школах – 11): ад, животный уровень, преты (голодные духи), человеческий уровень, а также 6 видов божественного. Каждый из них имеет свои подуровни, напр., на уровне ада как минимум 8 холодных и 8 горячих адов;

классификации человеческого уровня сознания строятся на возможности изучать и практиковать Закон Будды.

Средняя сфера – форм и цветов, представлена небесными мирами, населенными богами, святыми, бодхисаттвами и даже буддами. Эти небеса являются объектами медитации, во время которой адепты могут духовно посещать их и получать наставления от их обитателей.

Верхняя – сфера вне форм и цветов, состоит из 4 нирванических «пребываний сознания», доступных тем, кто обрел Просветление и может обитать в бесконечном пространстве, в бесконечном сознании, в абсолютном ничто и в состоянии вне сознания и вне его отсутствия. Эти четыре уровня являются и четырьмя видами наивысшей медитации, которые Будда Шакьямуни освоил в состоянии Просветления.

Циклы космических катаклизмов (пульсаций Вселенной – сжатий и расширений) охватывают лишь 16 нижних миров (10 из сферы страстей и 6 из сферы форм и цветов). Каждый из них в период гибели распадается вплоть до хаоса первостихий (земли, воды, ветра, огня), в то время как обитатели этих миров с присущим им уровнем сознания и кармы в виде «самоблестящих и самодвижущихся»

мельчайших «светлячков» (элементарных частиц) переселяются на небо света Абхасвара (17-й мир уже не подвержен вселенскому распаду) и пребывают там вплоть до восстановления космических и земных условий, годящихся для возвращения на их уровень. При возвращении они проходят долгую биологическую и социально-историческую эволюцию, прежде чем станут такими, какими были до переселения на Абхасвару. Движущей причиной этих изменений (как и всего космического цикла) является совокупная карма существ.

Учение о реинкарнации мне кажется заслуживающим доверия, только как же позволить всем все бросить и погрузиться во всеобщее медитирование? Азиаты медитируют много, но при этом как-то не забывают плодиться;

«наштампуют»

между делом миллиардов пятьдесят нищих и голодных – кто их кормить будет?..

Мне это не подходит! Тем более что буддизм отрицает необходимость умственного развития, без которого хлебушек насущный не добудешь. Беру к сведению информацию о переселении душ, и все!

Конфуцианство: вообще не религия;

культовое отношение к вековым ритуалам – почитанию предков и традиций. «Учение ученых».

Лучшие изречения Конфуция: а) «Правитель должен быть правителем, подданный – подданным, отец – отцом, сын – сыном»;

б) ответ на вопрос:

«Найдется ли одно такое слово, которому можно было бы следовать всю жизнь? – Не таково ли сострадание? Чего себе не пожелаешь, того не делай и другим».

Сострадание-то он поощряет, но в крайнем случае допускает и насилие, что полностью перекликается с Лешкиными требованиями почтения старших в его «государстве справедливости» и моими взглядами на мораль. Отмечу это!

Даосизм – учение Лао-Цзы. Религия и путь единения с природой;

посредством алхимии и психофизических упражнений можно якобы добиться бессмертия.

«Назад, в пещеры!» – мне такой лозунг не подходит.

Синтоизм: религия умиротворения;

среднее между конфуцианством и даосизмом, потому что происходит от них.

Мне это вообще не «по циркулю»!

Документы США отставлю в сторонку: они пригодятся при формировании законодательства нашего государства. А вот выдержки из французской Декларации прав человека и гражданина посмотрю в энциклопедии:

«Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах» (ст.1). Они имеют право на собственность, а также право на безопасность и на сопротивление угнетению (ст. 2). Свобода индивида ограничивается лишь правами других (ст.

1). Дозволено все, что не воспрещено законом (ст.

3). Никто не может быть подвергнут преследованию, аресту или наказанию вне того, что предписано законом (ст.7, 8). Человек считается невиновным, пока не доказано обратное (ст. 9). Каждый волен высказывать свои мысли и мнения, в том числе и религиозные, писать, печатать и обнародовать свои идеи (ст. 10, 11). Равенство трактуется как одинаковые для всех ответственность перед законом и доступ к управлению, равное участие в формировании законов (ст. 6) и государственных расходах (ст.

13, 14). Собственность есть «неприкосновенное и священное» право, и человек может быть лишен ее только в случае, установленном законом при условии справедливого и предварительного возмещения (ст.

17)».

Ну-ка, «на засыпку»: какие пункты этой Декларации, ставшей основой Всеобщей Декларации прав человека (1948 г.) не исполнялись в «демократической» России? — Все!!! Все до единого: каждое из этих прав в Конституции Российской Федерации провозглашалось, и каждое нарушалось повсюду!..

Примеров тому тьма и нет нужды их перечислять – всякий припомнит десятки вопиющих случаев нарушения его прав. Любой представитель власти, любой чиновник мог вытереть ноги о беднягу – просителя своих прав. Почему же?

Потому, что он просил!.. Если бы любой чиновной сволочи он мог влепить пулю в лоб за свои мытарства;

если бы эта сволочь знала, что ей влепят пулю за мытарства… то произвола не существовало бы вовсе!

Не случайно уже второй поправкой к Конституции США, от которой произошли и французская Декларация прав человека и гражданина, и Кодекс Наполеона, появившиеся позже, стала поправка, разрешающая свободное ношение огнестрельного оружия гражданам Америки. Эта поправка вошла в Билль о правах и никогда не отменялась!

О праве свободного человека не ждать, когда «дается», а брать в полной мере писал Ницше, замечавший страдания мельчающих людей.

Хитроумные французские юристы-евреи попытались смягчить безапелляционные требования вооруженной народной силы, предложив на смену ей действие туманных, поддающихся совершенно разному толкованию законов и сумели-таки увести проблему противостояния угнетаемого человека и угнетающей власти в дальний уголок жизни;

по их пути пошли потом правоведы всех стран мира.

Но проблема эта так никогда и не была разрешена!

Более того, «демократическое» правосудие соткало невидимую сеть из сонмища разнообразных законов, число которых измеряется тысячами, и в которых утонул с головой маленький человек. Любой юрист может так «заплести» ему мозги, что этот человечек сам поверит, что он не прав, когда миллион раз прав!

По моему мнению, вся юстиция должна состоять в защите исполнения самого коренного права гражданина: требовать адекватного возмещения нанесенного ему ущерба. Для этого не нужны тысячи законов, когда любой человек, любая бабка на завалинке интуитивно и с легкостью вынесет свой вердикт по самому сложному и запутанному делу: вот тот прав – страдалец божий, а тот не прав – гори он огнем!.. Суд присяжных из народа и основывается на таком тезисе.

Судить нужно просто – по конечному ущербу личности или имуществу гражданина (а равно – общественного института), соотнося тяжесть выносимого наказания с особенностями натуры нанесшего ущерб: закоренелый злодей, случайно оступившийся или умалишенный не равны друг другу в своих побудительных намерениях. Имеет смысл и существование упомянутого выше суда присяжных для рассмотрения особенных случаев ущерба, хотя я не склонен усложнять судебный процесс.

Ко всему этому я еще вернусь, когда займусь всерьез организацией судебной системы, а пока вернусь к идеологии: из нее будет проистекать остальное.

Я умышленно и до времени упустил из вида изречения Христа, которым двухтысячелетней традицией приписывается сила и правдивость абсолютной истины. И тут я не вижу ничего, кроме скучной бредятины! Ну что это, как не бред, если знать заранее, что никакого Бога нет и служение Ему – нонсенс?

Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим.

Надлежит нам исполнять всякую правду (при крещении у Иоанна).

Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих.

Не искушай Господа Бога твоего.

Господу Богу твоему поклоняйся и ему одному служи.

Идите за мною, и я сделаю вас ловцами человеков.

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески несправедливо поносить за Меня.

Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела, и прославляли Отца нашего Небесного.

Мирись с соперником твоим скорее.

Не клянись вовсе.

Вы слышали, что сказано: «око за око, зуб за зуб».

А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую.

Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего». А Я говорю вам: любите врагов ваших.

Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный.

Не творите милости вашей перед людьми с тем, чтобы они видели вас.

Не собирайте себе сокровищ на земле.

Не можете служить Богу и маммоне.

Не заботьтесь о завтрашнем дне.

Не судите, да не судимы будете.

Не мечите бисера перед свиньями.

Просите, и дано вам будет;

ищите и найдете.

Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.

Входите тесными вратами, потому что узок путь, ведущий в жизнь вечную.

Берегитесь лжепророков.

Предоставь мертвым погребать своих мертвецов.

Трудящийся достоин пропитания.

Ученик не выше учителя и слуга не выше господина своего.

Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить.

Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам.

Дерево познается по плоду.

Кто имеет, тому дано будет и приумножится.

Все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон. А исходящее из уст – из сердца исходит.

Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе.

Люби ближнего своего как самого себя.

Если хочешь быть совершенным, пойди продай имение свое и раздай его нищим.

Будут последние первыми, а первые последними.

Претерпевший до конца – спасется.

Только половина из сказанного Иисусом Иосифовичем может заслуживать внимания. Как стоит жить, знали уже и без Христа;

он только спекулирует старым знанием:

Надлежит нам исполнять всякую правду (жить не по лжи) – да!

Не хлебом единым будет жить человек (еще и разумом) – да!

Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела – да!

Мирись с соперником твоим скорее (не доводи до греха) – да!

Вы слышали, что сказано: «око за око, зуб за зуб» (это из Ветхого Завета) – да!

Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего» (тоже оттуда) – да!

Будьте совершенны – да!

Не творите милости вашей перед людьми с тем, чтобы они видели вас (не обязательно, чтобы видели) – да!

Не собирайте себе сокровищ на земле (не обязательно быть богатым) – да!

Не можете служить Богу и маммоне (у нас – разуму и капиталу) – еще как можете!

Не мечите бисера перед свиньями – да!

Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними – да!

Трудящийся достоин пропитания (кто не работает, тот не ест) – да!

Ученик не выше учителя и слуга не выше господина своего (не заносись чересчур – это отвратительно) – да!

Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (не будь трусом) – да!

Дерево познается по плоду (человек по делам и родители – по детям своим) – да!

Кто имеет, тому дано будет и приумножится (не будь нищим, будь имущим) – да!

Все, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон. А исходящее из уст – из сердца исходит («фильтруй базар» или «следи за помелом», то есть не болтай попусту) – да!

Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе – да!

Люби ближнего своего как самого себя – иногда да!

Ну, не являются эти слова священным сводом моральных максим – хоть лопни! Так себе… что то вокруг да около. Как увлекательно пишет Ницше о многообразии печали и радости земного мира по сравнению с нудным бредом Христа о Царствии Небесном! Вот:

– Утверждали ли вы когда-либо радость? О, друзья мои, тогда утверждали вы также и всякую скорбь. Все сцеплено, все спутано, все влюблено одно в другое, — – хотели ли вы когда-либо дважды пережить мгновение, говорили ли вы когда-нибудь: «Ты нравишься мне, счастье! миг! мгновенье!» Так хотели вы, чтобы все вернулось!

– все сызнова, все вечно, все сцеплено, все спутано, все влюблено одно в другое;

о, так любили вы мир, — – вы, вечные, любите его вечно и во все времена;

и говорите также к скорби: сгинь, но вернись назад! А радость – рвется в отчий дом!

Я буду формулировать пожестче обоих персонажей, но делать это еще рано: нужно определиться с тем, что же все-таки выбрать из мирового наследия мысли.

Жаль, что не найти теперь брошюрку «Задачи союзов молодежи» – ее изучали при поступлении в комсомол. Там, помнится, был «пропечатан»

Моральный кодекс строителя коммунизма;

очень интересная вещь – перепев десяти заповедей на коммунистический лад. Да черт с ним, с коммунизмом: нам до него еще далеко!

Гораздо лучше вспомнить слова великого гуманиста – Александра Исаевича Соженицына:

«Жить не по лжи». Вот максима на все времена!..

Ничего уже не надо придумывать к этим словам.

Но придумать следует.

Итак!.. Выбираю пункты 5-10 из заповедей Моисея;

«око за око, зуб за зуб» и «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего» из Ветхого Завета;

отрицание аскетизма и требование соблюдения договоров из учения Мухаммеда;

культ тела и учение о реинкарнации из индуизма;

культ разума, но без голодных медитаций – из буддизма;

культ традиций из конфуцианства;

заботу о природе, возведенную в культ – из даосизма;

почти ничего – из христианства.

Проверяю пункты французской Декларации прав человека и гражданина на соответствие учению Фридриха Ницше:

«Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». Ницше писал, что люди не должны быть равны (но не по имущественному или другому праву, а лишь по сознанию):

– Лучшее должно господствовать.… И где учение гласит иначе, там – нет лучшего.

…добрые – не могут созидать: они всегда начало конца… они приносят себе в жертву будущее….

Добрые – были всегда началом конца.

Разбейте, разбейте добрых и праведных! Все созидающие именно тверды.

Еще:

– Челн готов – на той стороне ты попадешь, быть может, в великое Ничто. – Но кто хочет вступить в это «быть может»?

Никто из вас не хочет вступить в челн смерти!..

Утомленные миром! Вы даже еще не отрешились от земли!.. Недаром отвисла у вас губа: маленькое земное желание еще сидит на ней! А в глазу – разве не плавает облачко незабытой земной радости?

…если вы не больные и отжившие твари, от которых устала земля, то вы хитрые ленивцы или вороватые, притаившиеся, похотливые кошки… если вы не хотите снова весело бежать, должны вы – исчезнуть!

Не надо желать быть врачом неизлечимых – так учит Заратустра, – поэтому вы должны исчезнуть!

О, братья мои, разве я жесток? Но я говорю: что падает, то нужно еще подтолкнуть!

И, наконец:

– …память тех, кто из толпы, не идет дальше деда, – и с дедом кончается время… может когда нибудь случиться, что толпа станет господином, и всякое время утонет в мелкой воде;

поэтому, о братья мои, нужна новая знать, противница того, что есть всякая толпа и всякий деспотизм… которая на новых скрижалях снова напишет слово: «благородный».

О, братья мои, я жалую вас в новую знать:

вы должны стать созидателями и воспитателями – сеятелями будущего. – Поистине не в ту знать, что могли бы купить вы как торгаши, золотом торгашей:

ибо мало ценности в том, что имеет свою цену.

О, братья мои, не назад должна смотреть ваша знать, а вперед!

Страну детей ваших должны вы любить… страну, еще не открытую, лежащую в самых далеких морях!

И пусть ищут и ищут ее ваши паруса!

Своими детьми должны вы искупить то, что вы дети своих отцов: все прошлое должны вы спасти этим путем. Эту новую скрижаль ставлю я над вами!

Оставляю только равенство исходных прав от рождения;

далее:

«Они имеют право на собственность, а также право на безопасность и на сопротивление угнетению».

Оставляю полностью;

далее:

«Свобода индивида ограничивается лишь правами других». Это одновременно из конфуцианства и из Христа: «Во всем как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Оставляю;

далее:

«Дозволено все, что не воспрещено законом». Это из римского права. Оставляю;

далее:

«Никто не может быть подвергнут преследованию, аресту или наказанию вне того, что предписано законом». Совершенно справедливо, оставляю.

Далее:

«Человек считается невиновным, пока не доказано обратное». Оставлю, но дополню: «…пока не доказано обратное или такова народная воля» – это обоснование законности суда присяжных. Далее:

«Каждый волен высказывать свои мысли и мнения, в том числе и религиозные, писать, печатать и обнародовать свои идеи». Оставляю обязательно!

Это – основа свободы. Далее:

«Равенство трактуется как одинаковые для всех ответственность перед законом и доступ к управлению, равное участие в формировании законов и государственных расходах». Добавлю требованием возможности смягчения наказания субъекту развитого сознания (знати по Ницше), совершившему правонарушение по случайности.

Далее:

«Собственность есть „неприкосновенное и священное“ право, и человек может быть лишен ее только в случае, установленном законом при условии справедливого и предварительного возмещения».

Оставлю непременно, но отменю для осужденных за корыстные преступления.

Все это пригодится, когда буду составлять законодательство. Что же получаю в итоге?.. Вот:

Завет Живущему.

Ты – человек разумный, рожденный природой;

ближний твой – такой же человек разумный, рожденный природой. Смысл жизни твоей – разумом своим проложить дорогу к жизни в мире ином, мире невидимом;

цель жизни твоей – крепить и возвышать разум свой к пользе потомков. Средства к смыслу и цели всей жизни – хлеб насущный и Святая Наука.

Твоя жизнь бесценна – так же, как жизнь ближнего твоего. Рядом с тобой и твоим ближним живет драгоценная природа-мать;

у вас троих права поровну на жизнь и здоровье. Вы трое – боги этого мира, выше вас нет никого;

другим мирам – другие боги. Всякая живущая в природе тварь – для тебя;

пользуйся ею, но береги ее своей совестью.

Ты знаешь, что есть чистая совесть: покой честной души;

дана она всяк сущему. Ты знаешь, что есть душа: светоч жизни вечной;

душа бесчестная да погибнет. Ты знаешь, что есть святая честь: достояние зваться человеком – властелином мира;

честь рождается совестью, чести нет без чистой совести.

Лишишься чести и совести, и перестанешь быть человеком. Тогда любой – человек или зверь – волен карать потерявшего их: не человека.

Живи не по лжи;

ты знаешь, что это – ложь:

обман доверия. Живи так:

– Почитай себя всегда: ты бог земной.

– Почитай отца твоего и мать твою всегда – ничто да не станет выше них.

– Почитай Родину твою всегда: и она мать твоя.

– Почитай старшего помимо отца твоего и матери твоей, коль не глуп он.

– Почитай власть земную, коль не глупа она.

– Не мешай жить другим без нужды – человеку, обществу или твари природной: они вольны ответить тем же.

А посему:

– Не кради и не думай красть: судим будешь судом жестоким, человеческим. Кража есть похищение;

убийство – кража жизни, побой – кража здоровья.

– Прощай обиду, избегай мести. Коль не можешь, вызывай на равный поединок всякого;

блюди свою честь – она превыше всего.

– Не распутствуй. Коль не можешь, плати своим бесчестьем да помни: всему есть предел.

– Не прелюбодействуй. Коль не можешь, богато одаряй обманутого супруга;

сам не захочешь – суд человеческий заставит.

– Не лжесвидетельствуй.

– Не завидуй чужому.

– Не нарушай договора с человеком, держи свою клятву;

береги тварь живую, тебе доверяющую.

– Отвечай за жену свою: ты ей господин.

– Отвечай за детей своих: ты им начало.

– Ухаживай за телом своим – вместилищем души бога земного. Ты знаешь: душе жить вечно после смерти тела твоего.

– Ухаживай за разумом своим, ибо рожден ты для него. Учись новому всегда: разум – суть твоей души.

– Будь сильным и смелым с сильными и смелыми, не забывай о сострадании к слабому.

Сострадание к слабому делает тебе честь;

сострадание к слабому – не есть твоя слабость.

– Не стремись к богатству – стремись к достатку;

станешь богат, поделись с бедным по совести.

– Трудом и честью добивайся славы доступной, да и сверх того.

– Живи жизнью своей, но не чужой;

живи хлебом своим, но не чужим.

– Живи жизнью земной, но помни о жизни Вселенской – и тебе жить в мире ином.

– Будь бодр, весел, любим. Станет трудно – читай Ницше: ты все поймешь!..

Таким, собственно, и будет мой наказ потомкам на века. Всего пара страничек, но прочтя их, толстенную и бесполезную Библию, так и не исправившую человека за тысячи лет, можно отправить на свалку истории. Незачем толочь воду в ступе:

Декларация независимости США тоже написана на двух страничках, а какова ее сила!.. Так и должно быть.

Как жаль, что не умею я писать стремительным слогом Фридрих Ницше! Его слово и мысль летят яростным соколом, нависают над читателем грозным буревестником, впиваются в сердце когтями гордого орла. Не дала мне мать-природа такого таланта!

Ну и пусть… не всем быть великими. Теперь займусь прозаикой – законами нового общества;

но прежде отдохну.

Как стал я уставать!.. Старческая немощь сковывает члены, сонная дремота дурманит ум, вселенская апатия зовет с собой.

Скоро придет и мой час покинуть Землю. Но нет!.. Рано отдаваться во власть всепоглощающей Вечности: еще не закончил я свой труд.

Александр позвал Лешку и за чаркой этилового «эликсира» прочел ему свою работу. Восхищению Хорькова не было предела;

он дивился и восклицал:

– Ну как, Саня, тебя на все хватает?.. У меня башка бы лопнула – такое осилить!

– Для тебя стараюсь! – с улыбкой отвечал Орлов. – Вот помру скоро, тебе тогда княжеством править.

– Да что ты, Саня, брось… еще поживем с тобой! – отвлекал его товарищ от тяжелых дум.

– Помру, Леша – помру как миленький! Куда я денусь-то?.. Эту «писанину» мою накажешь в школах изучать, чтоб с детства знали, как жить следует.

А еще – на будущее законы составлю, по ним править будешь. Куда как легко по готовому: головы не ломать – исполняй закон, да и все! Ты не волнуйся, Леш, я помню, что ты тогда в бункере о «государстве справедливости» говорил. Так все и опишу – пользоваться легко будет!

– Ну, это конечно, большая подмога! – удовлетворенно кивал Хорьков. – За это спасибо тебе, Саня… огромное спасибо! Можешь не сомневаться – все в жизнь претворю: все, как ты задумал.

– И тебе спасибо, Леша, если и впрямь от закона не отступишь!..

Весной 2024 года с западной границы стали поступать тревожные вести: начались боевые стычки с разношерстной массой беженцев с запада, немалая часть которых была вооружена;

уже дважды львовские дружинники разбивали наголо их воинские отряды численностью до ста человек.

Собственные правительства успевших побыть независимыми от России славянских государств отсутствовали как таковые. Правительство Украины вымерло во время эпидемии и скудную власть на местах осуществляли немногие местные атаманы, или «батьки» – новоявленные отголоски полузабытой махновщины. Белорусское правительство в Минске было представлено несколькими беспомощными людьми, не имевшими ни сил, ни средств для консолидации населения и обдуманного управления им.

Львовский князь Александр Усачев применил силовой вариант выдворения инородцев с Украины:

на первый раз дружинники предупреждали неугодных;

на второй, – если те приходили обратно и попадались вновь в списках проверяемых, – выгоняли, в чем мать родила;

на третий – вешали. Неугодными объявлялись все, кроме лиц очевидной атлантической внешности;

приходящим же с запада и местным славянам препятствий к обустройству не чинили и помогали еще, чем могли. Рейдовые группы «усачевцев» неутомимо «шерстили» западные украинские области, нагоняя страх на румын, молдаван, болгар, венгров, чехов, цыган, евреев, а также поляков – всегдашних, в прошлом, интервентов в отношении Украины. Грозная молва шла впереди этих отрядов, и чужие убегали обратно, опасаясь их, словно кары небесной.

Дело запахло нацизмом и геноцидом. Князь Владимирский дважды подряд строго предупредил Усачева о необходимости взвешенных действий, но тот никаких предупреждений не слушал. Орлов подумал-подумал и… перестал предупреждать.

Брестский князь Василий Манин сумел быстро и полюбовно договориться с наследниками белорусской власти. Прежний глава государства – опытный и мужественный руководитель – теперь крепко болел и полностью отошел от управления.

Его молодой преемник в условиях собственного малосилья быстро понял выгоду союза с Россией и подписал договор о вступлении своей державы в ее состав на правах удельного княжества Белорусского, заранее зная, что никакой автономии ему не предложат. Вскоре он отправился княжить в Гродно, а его престол в Минске занял Василий Манин;

в Бресте же князем остался бывший воевода Манина. Боев на Брестско – Литовском рубеже почти не было, так как поляки скоро поняли опасность своего появления в соседских пределах, и половина брестской дружины откомандировалась в распоряжение князя Львовского.

На Львовско – Ковельском рубеже усилиями Александра Усачева был поставлен надежный заслон для нежелательных мигрантов и обстановка там постепенно улучшилась. Князь быстро сумел договориться и составить военно-административный союз с «батьками», которых приток чужих тоже не радовал и, не спрашивая ничьих мнений, занял престол в Киеве, оставив за себя во Львове воеводу.

Уже к осени 2024 года Украина и Белоруссия (Малая и Белая Русь) целиком и без изъятий вошли в состав России (Великой Руси) по факту.

Возникли предпосылки для провозглашения единого великого княжества, которое и было учреждено в городе Владимир 4 ноября, в День Народного единства. Князь Владимирский Александр принял титул Великого Князя всея Великия и Малыя и Белыя Руси.

Как хотелось ему перенести столицу в Москву, чтобы там учредить уже Царство Московское!.. Но бедные ресурсы и недостаток жителей Великого Княжества Владимирского не позволяли пока сделать этого;

так уже было в Древней Руси: столицу из Киева сначала перенесли во Владимир, а лишь потом – в Москву. Гигантская держава существовала пока только на бумаге, в Русском Учредительном акте, но рано или поздно – он понимал – это будет сделано.

Нужно было копить и копить людей и ресурсы!

Петька Хорьков уже здорово подрос;

он вовсю носился по княжескому терему, огорошивал взрослых неожиданными вопросами и тут же давал на них столь же неожиданные ответы. Все было похоже на то, как это было показано писателем О’ Генри в новелле «Вождь краснокожих», где вихрастый бесенок спрашивал взрослых: «Почему дует ветер?»

– и сам же сногсшибательно заявлял: «Потому, что деревья качаются!»

Не имея настоящих дедов и бабок, он считал ими князя и княгиню. С Великим Князем Александром Петька был запанибрата, звал его на «ты» и, шепелявя, обращался к нему не иначе, как «деда Фафа». В Великой Княгине – «бабе Вале» – души не чаял, да и она в нем!

«Бабушка» учила Петьку читать, рисовать, вышивать крестиком и складывать из бумаги потешных зверюшек. «Дедушка» «крутил» ему на компьютере разные музыкальные записи, рассказывал о «битлах», Юре Шевчуке, Славе Бутусове, Натке-Глюкозе и других певцах.

Петруха внимательно слушал и между делом спрашивал:

– Сами поют, а сами кто?..

– Это «звезды» поют, – отвечал Александр.

– С неба?

– Ну, вроде того!.. Хотя раньше на Земле жили.

– А-а, они теперь ангелы небесные!..

– Да пожалуй. Когда-то это святые люди были!

– Давно-давно?..

– Давне-енько уже!

– А кто у них главный?

– Как это, «главный»? – удивлялся «дед».

– У ангелов Бог – главный! – серьезно выказывал свою осведомленность Петр (наверное, «бабка»

втихаря научила!) – Кто у них Бог?..

– Ну-у… Джон Леннон, я думаю.

– Который Ленин?

– Не-ет!.. Ленин – Антихрист, а Леннон – Бог.

– А кто Христос?

– Христос, Христос… ну-у, Юра Шевчук (а ведь, правда – похож!) – А Гавриил-архангел, кто?

– О, господи… да не знаю я!

– Такой старый, а не знаешь! – возмущался «внучок». – Знать надо – это Слава Бутусов!

– Ну, едрит твою… считай, что Бутусов!

– Ты не ругайся, дед, я не боюсь: папка часто ругается и мне не страшно нисколечко!

– Я не стану ругаться, а то научишься еще.

– А я и так умею… я все умею!

– Не учись, чему попало!

– Ладно, не буду. А Михаил-архангел, кто?..

– Это… Андрей Макаревич.

– А-а! Я думал, ты опять не знаешь. А че их по разному зовут: то так, то так?

– Когда вырастешь, и тебя по-другому звать будут. Сейчас Петькой-егозой, а потом Государем Императором Всероссийским Петром Четвертым – Алексеевичем.

– А че это, четвертым?

– Так надо! Я – Александр Четвертый, а ты будешь Петр Четвертый.

– А-а!..

– Ага!

Петька много книжек перечел, когда «бабуля»

грамоте научила – все хотел понять, почему он «четвертый».

Зимой и князь Александр засел за книги и компьютер – пришла пора готовить новое законодательство. Ему предстояла трудная работа:

создать такой короткий, но емкий судебник, чтобы любой человек сразу и до конца понимал значение его каждого пункта.

На компьютере Орлов нашел файл с текстом французской Декларации прав человека и гражданина и освежил его в памяти. Затем перечел свои размышления относительно соответствия этого текста свободолюбивому учению Ницше, отметил про себя, что со многим в ней не согласен по-прежнему, и стал думать:

– Мне нужно написать нечто похожее на французскую Декларацию по смыслу, но совершенно другим языком. Как же это сделать?

Справлюсь-ка я для начала в энциклопедии, как там определяется понятие правонарушения и преступления:

«ПРАВОНАРУШЕНИЕ – виновное противоправное деяние, совершенное вменяемым человеком, достигшим установленного законом возраста.

Правонарушения делятся на преступления и проступки (гражданские, административные, дисциплинарные).

ПРЕСТУПЛЕНИЕ – совершенное виновно (с умыслом или по неосторожности) общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголовным законом под страхом наказания. Предусмотренный законом комплекс основных признаков конкретных преступлений образует состав преступления. Преступления квалифицируются с учетом тяжести, мотивов, способа совершения, последствий, личности преступника (напр., более строгое наказание рецидивистов) и др.».

Для специалиста в юриспруденции эти определения совершенно четки и недвусмысленны, но простой человек, разбирая туманные термины, частенько «смотрит в книгу, а видит фигу». Я должен написать закон приятным обывателю старинным языком, да так, чтобы он был понятен ему немедленно и без комментариев. Поможет в этом выделение тех исходных посылов, исходя из которых, формируется закон.

Действительно, первым и самым важным понятием в данных определениях является слово виновное (виновность): есть вина – есть правонарушение, нет вины – нет правонарушения. Законодатель не учитывает здесь, что в обыденной жизни случаются правонарушения с неочевидной виновностью.

Например: посторонний человек через незапертую дверь вошел в чужую квартиру, осмотрелся и, ничего не взяв и не нарушив, вышел из нее. Если бы нашлись свидетели этого происшествия, то правонарушителя можно было бы привлечь к ответственности за виновное деяние – проникновение в чужое жилище.

Вина его налицо: он действительно проник туда без спроса;

но в его действиях нет никакого ущерба!.. За что наказывать данного субъекта?

Другой пример: каждое утро автолюбитель заводит свою машину под окнами многоквартирного дома, будит тем самым несколько жильцов и уезжает на работу. Ущерб налицо: он лишает покоя своих соседей;

но отсутствует его вина, так как он не собирался причинять неудобств окружающим!.. Тем не менее, он может быть привлечен к ответственности за неумышленное правонарушение, причиненное по неосторожности;

вина будет приписана субъекту искусственным образом, несмотря на отсутствие у него умысла причинить кому-то ущерб.

В этих примерах присутствует юридический казус:

в первом случае субъект правонарушения совершил виновное деяние без причинения ущерба;

во втором – такой же субъект причинил ущерб в обстоятельствах неочевидности своей вины. Но, так или иначе, оба субъекта могут быть признаны правонарушителями и подвергнуты каким-либо санкциям. Основанием для признания виновности первого субъекта служит сам факт его проникновения в жилище, хотя бы и не причинившего ущерба;

основанием для признания виновности второго субъекта служит факт неумышленного, но все же причинения ущерба по легкомысленной неосторожности.

И то, и другое основания – не что иное, как юридические уловки, скрывающие несовершенство существовавшего до недавнего времени закона.

Для разрешения подобных юридических казусов ответственным образом, а не с помощью скрытых уловок требуется определиться в самом важном, на мой взгляд, аспекте: что более существенно – вина или ущерб?

По моему мнению, несовершенство всех правовых систем прошлых эпох вытекало из признания более существенным обстоятельства виновности перед обстоятельством ущерба и, таким образом, все своды законов носили сосредоточенный обвинительный уклон. Причина такого перекоса общественно-юридического сознания в том, что все до сих пор существовавшие государственные системы были не чем иным, как террористическим орудием принуждения граждан к беспрекословному послушанию;

людей травили и истребляли тысячами глупых законодательных актов, не давая им глотка свежего воздуха. Все канувшие теперь в Лету государства были худшими извергами и садистами по отношению к своим гражданам, и это предписывалось им традицией христианской религии, обслуживавшей конкретные интересы той конкретной нации, о которой теперь известно уже достаточно – именно она добивалась главенства в чужих национальных государствах с помощью иезуитских законов.

Я желаю построить государство свободы и справедливости, поэтому не склонен стегать человека розгами закона за каждый лишний «пук»

и приведу этот закон в нормальное состояние:

переверну его с головы на ноги. Я сделаю обстоятельство причиненного или непричиненного ущерба краеугольным камнем в строительстве здания новой судебной системы, и это действие позволит избавиться от многотомности свода юридических актов.

Хватит рассуждать!.. Вот что у меня выходит:

Закон Живущему.

Ты – человек: бог и властелин земного мира;

ты – обладатель разума, носитель человеческой чести и совести. Твой ближний брат тебе, а природа – мать;

тварь живущая да служит тебе.

Ты знаешь: недостойно порочить облик человеческий. Посему не дозволено тебе:

– убивать – никогда, кроме как по нужде: в защите жизни, здоровья, имущества – своего да ближнего твоего – как придется;

в защите чести – своей да ближнего твоего – в равном поединке по согласию;

в защите государства да общества твоего – по присяге;

твари живой, для прокорма своего да другой надобности – сберегая ее совестью своей;

– чинить ущерб здоровью, имуществу, чести ближнего твоего – никогда, кроме той нужды, когда и убить дозволено, да и без нужды – по его же согласию;

– имать взяток по службе своей;

преступать договоры и клятвы, заключенные письменно либо при свидетелях;

лжесвидетельствовать в суде;

распутствовать да сквернословить прилюдно;

чинить иной ущерб ближнему твоему, власти да порядку, природе да твари живой – никогда, кроме как по нужде оправданной, Верховным Судьей дозволенной да прежде им же оглашенной;

Мирись с обидчиком сам да скоро, а не можешь, зови всякого на равный поединок по согласию – оружно либо безоружно. Хранить да носить всякое оружие дозволено каждому, коль в здравом уме, ране не судим, не дите да не иноземец. Применять дозволено тако ж, да лишь по той нужде, когда и убить дозволено;

буде сам пьян либо нездоров, об оружии забудь. Коль убоится поединка обидчик твой, зови к Мировому Судье;

не пойдет – волоком потащат. На власть жалуйся Мировому Судье, Земству, губернатору либо Губернскому Комиссару равно.

Родина и Отчизна твоя – Держава Российская.

В державе живи по чести да по совести, вреда да обиды ей не чини, власти повинуйся. Власть в державе правят Мир (народ), законный Государь да законный Суд.

Государь – лицо священное и неприкосновенное, отец державе и народу.

Государь правит власть едино всюду да самодержно – как сам пожелает, да токмо во благо народу;

слушать должен токмо урок Верховного Судьи: что содеет Государь противу того урока – незаконно, да исполнять не дозволено никому.

Во исполнение порядка в державе да Закона о Службе Государевой Государь правит: своей волей – Указами да Манифестами, волей губернаторов – их Постановлениями, волей Губернских Комиссаров – их Вердиктами. Никто да ничто из них не может рушить сей Закон Живущему, а их верить (править) дозволено токмо Верховному Судье своей волей да по жалобам.

Верховный Судья правит Постановлениями – их верить (править) не дозволено никому.

Каждый вновь выбранный Верховный Судья чинит опрос о доверии Мира Государю:

– Мировые Судьи собирают сходы Мира в своих округах, а проголосованное руками простым большинством собравшихся решение о доверии либо недоверии заверяют своими подписью да печатью и отправляют Волостному Судье (в городах – сразу Губернскому (Земскому) Судье);

– Волостные Судьи, сочтя простым большинством число доверяющих и не доверяющих Государю Мировых округов, выносят единое решение о доверии либо недоверии, тако ж заверяют его и отправляют Уездному Судье;

– Уездные Судьи, сочтя тако ж и заверив, отправляют единое решение Губернскому (Земскому) Судье.

– Губернские (Земские) Судьи, сочтя тако ж и заверив, отправляют единое решение Верховному Судье;

– Верховный Судья, сочтя тако ж и заверив, оглашает общее решение Миру столицы.

Буде решение о доверии, старый Государь дале правит;

буде решение о недоверии, Верховный Судья назначает новый выбор. Нового Государя выбирает столичный Мир на общем сходе голосованием руками простым большинством из двух, кого старый Государь предложит;

буде не выберут, старый Государь заменит набравшего меньшинство голосов другим, кого пожелает и так до трех раз, пока выберут, не отходя.

Буде никого столичный Мир не выберет, пусть кликнет Государем своего, кого пожелает да кто большинство наберет. Буде старый Государь перечить, дозволено Миру силой власть учинить;

самого же старого Государя да его законной семьи касаться не дозволено, ибо неподсудны они никому.

Держава Российская имеет одну столицу – город Москва, да одного Государя в городе Москва. Вся Держава Российская разделяется едино и равноправно – на губернии, уезды, волости;

города, села (поселки, станицы), деревни (хутора). В деревне Мирового Судьи нет либо один, в селе до пяти Мировых Судей, в волости да уезде по одному над другими, в городе – сколь нужда буде да в одном городском районе до двенадцати. В волости до двенадцати городов, деревень и сел, в уезде до двенадцати волостей, в губернии до двенадцати уездов;

в городе городских районов да округов – сколь нужда буде.

В деревнях, селах да окружающих их землях власть правят Советы Старейшин, выбранные Миром;

ими назначаются в деревне (хуторе) либо селе (поселке, станице) староста (атаман, раис).

В городе правит городской Совет Старейшин (Городское Земство), выбранное Миром – им назначается градоначальник (мэр). В волостях да уездах правят волостные да уездные Старшины, назначаемые Советом старост да градоначальников волости либо уезда. В губернии правят губернатор, Совет Старейшин (Губернское Земство), Губернский Комиссар да Губернский Судья.

Губернаторов назначает Государь;

они разделяют губернии свои как выше означено, определяют центры волостей да уездов, правят в них равно с Губернским Земством, выбираемым Миром. Споры земской власти с губернатором разрешает назначаемый Государем наместник – Губернский Комиссар;

его агенты за порядком следят везде.

Все Советы Старейшин, сельские старосты (атаманы, раисы), градоначальники (мэры), Волостные да Уездные Старшины правят Постановлениями;

верить их Губернским (Земским) Судьям да Губернским Комиссарам.

Земства Городские да Губернские правят земскими Законами да Постановлениями – верить их Губернским Судьям да Губернским Комиссарам;

губернаторы правят губернаторскими Указами да Постановлениями – верить их Губернским Судьям да Губернским Комиссарам.

Губернский Комиссар выше всякого судьи, кроме Верховного Судьи: дозволено ему чинить всякий суд да всякое наказание на месте – вплоть до казни, взирая токмо на сей Закон Живущему;

агенты же его доносят жалобы мирян ему, а сами суда да наказания не чинят. По службе своей Губернский Комиссар доносит Государю, Губернский Судья же – Верховному Судье.

Выборы Советов Старейшин, волостных да уездных Советов, Городских да Губернских Земств, да их порядок учиняет каждый вновь выбранный старший по рангу судья той земли, где им быть должно в оказию с новым опросом о доверии Государю. В новом выборе участвуй да помни: твой голос – суть Мира голос.

В семье да браке живи по чести да по совести, береги их.

Брак – основа семьи;

законный брак есть, незаконного брака нет. Брак записанный – законный, брак не записанный – незаконный.

Законным браком сочетаться дозволено хоть мужчине, хоть женщине до трех раз одновременно с шестнадцати лет да токмо с возлюбленными иного пола, и то – не распутство;

однополый же брак – распутство. Все члены законной однобрачной либо многобрачной семьи – законные члены одной семьи с одним хозяином любого пола да все имеют законное право на общее семейное имущество. Дети от законного брака – законные, дети от незаконного брака – незаконные. В браке законном семья есть, семейное имущество есть;


в браке незаконном семьи нет, семейного имущества нет: каждое имущество принадлежит тому, чьим доходом приобретено. Доход да имущество каждого законного и незаконного члена семьи – его доход да имущество, а делить дозволено токмо семейное имущество.

Семейное имущество начинается с заключения законного брака да сложения доходов: что было до брака у каждого – его имущество. Буде доходы в законном браке не слагаются – семейного имущества нет, у каждого свое: чьим доходом приобретено. В семейном имуществе право есть у законных супругов да у их законных детей:

право хозяйское – одна доля;

право женское да не хозяйское – вполовину хозяйского;

право мужское да не хозяйское – вполовину хозяйского;

право детское да не хозяйское – в четверть хозяйского;

другого права нет. В семье один хозяин – чье одно или основное домовладение;

одинокий – сам хозяин.

Раздел семейного имущества во всякое время дозволен токмо по воле хозяина да без ущерба другим законным членам семьи. Незаконный член семьи воли на раздел семейного имущества не имает, а по воле законного члена семьи раздел дозволен токмо по согласию с волей хозяина, да по кончине хозяина, да по расторжении законного брака по воле самого хозяина. Не буде воли хозяина, ни расторжения брака не буде, ни раздела семейного имущества не буде: ветреным да несчастным – отлуп.

Расторгнуть законный брак дозволено всякому супругу;

по расторжении законного брака семейное имущество делится токмо по суду, дабы сам хозяин не шибко уши вострил. Буде в законном браке детей нет, дозволено и без суда, с доброй волей. С получением своей доли в семейном имуществе (все доли сложи да разочти) либо с добровольным отказом от нее бывшие законные супруги да законные дети их права на новое имущество старого хозяина без воли его не имают, а право на новое имущество нового хозяина имают, буде сложено их имущество с имуществом нового хозяина (хоть буде и старый хозяин новым);

не буде сложено – то ж не имают.

Любому наследодателю, хозяину либо не хозяину дозволено наследовать по завещанию свои, да только свои законное имущество да долю в семейном имуществе всякому, кому пожелает, хотя бы и в ущерб праву других законных членов семьи да своих законных наследников;

ветреным да несчастным – опять отлуп. Любому наследодателю, хозяину либо не хозяину дозволено отказать в наследовании его, да только его имущества да доли в семейном имуществе любому законному наследнику да токмо в пользу других, законных либо незаконных наследников, каких пожелает;

ветреным да несчастным – еще отлуп.

По кончине законного члена семьи его незавещанные имущество да доля в семейном имуществе отходят хозяину, а по кончине хозяина его незавещанные имущество да доля в семейном имуществе отходят токмо законным членам семьи;

других наследников нет, имущество делят в означенных выше долях по суду.

Буде наследников усопшего вовсе нет, все его имущество отходит в казну по суду.

Дарить (продавать) свое, да только свое законное имущество дозволено по дарственной (купчей) либо без нее всякому да не в ущерб другим законным членам семьи да своим законным наследникам. А свою долю в семейном имуществе – токмо по дарственной (купчей) да с дозволения других законных членов семьи.

Вступившие в собственный законный брак дети право свое на долю в имуществе родительской семьи не рушат.

Муж за жену ответчик, родитель за дитя ответчик – судья решит как. Родителю дозволено дите пороть и токмо, да и то с умом;

дите таково до шестнадцати лет да неподсудно до двенадцати лет. По расторжении законного брака законное либо незаконное дите младше двенадцати лет отходит к матери, а буде мать беспутна – к отцу по решению суда;

дите двенадцати лет да старше – как само решит. Буде дите не одно, судья поделит;

буде дите сирота – судья к месту определит.

Судья да судит злодея строго, доброго человека мягко, умалишенного – вовсе не судит;

в наказании по суду доля женская – две трети мужской, доля детская – вполовину мужской.

Других нужд для послабления в суде нет;

воля Мира (народа) и для судьи – закон.

Судить токмо судье, заключать под стражу токмо судье;

судья да судит по совести, наказывает по строгости. Каков ущерб потерпевшего, таково и наказание: за малый – штраф да плети, за средний – каторга, за крупный – смерть;

велик ли ущерб, сам судья судит. Присуждать в один раз: штрафов в казну – до годового пропитания, плетей – до ста, гибельной каторги – до года, смерти – досыта, какой заслужил. Возмещение преступником ущерба потерпевшему присуждать всегда, лишать имущества – по преступной корысти, лишать краденого вора да скупщика всегда – пусть плачут.

Срока давности по любому преступлению нет, свидетелей преступления не мене двух, поимка с поличным нужду в свидетельствах рушит, иные свидетельства равны прямым.

Лжесвидетельство да напраслину карать судьям жестоко, судить преступника да пособника равно;

приготовление к преступлению либо начатое преступление равно совершенному. Боле одного в шайке – все злодеи, судить без спуску.

Невозвращенное по долгу либо присвоенное без согласия – краденое.

Кто к суду привлечен да оставлен на воле, пощажен пока;

кто к суду привлечен да заключен под стражу, о пощаде забудь. Кто осужден да под стражей – вне закона;

кто бежит от суда да от исполнения приговора суда – вне закона.

Что не запрещено сим, да только сим законом – дозволено, другие законы да не выше этого. Где нет умысла преступить закон, там и не преступлен;

где нет ущерба никому, там преступления нет.

Преступлений против наций и религий нет вовсе: судить за ущерб обыденный, дабы лишнюю вражду не сеять. Всякое действо в ущерб правящей власти не дозволено, а цензура к тому в средствах массовой информации дозволена;

чинят ее Губернские Судьи да Верховный Судья по оправданной их совестью нужде на то. Цензура противу хвалы распутству среди детей дозволена тако ж, цензура для охраны Государевой да военной тайны дозволена тако ж – чинить ее тем же.

Собрания, организации, митинги, демонстрации, забастовки дозволены всякие, но без ущерба правящей власти да с уведомления власти там, где затеваются. Прописка либо регистрация мирянина по месту жительства не дозволена;

удостоверение личности – документ всякий, властью заверенный.

Судьям судить самолично: суда присяжных заседателей нет;

споро да гласно: тайны следствия нет. Буде нужда на то, отдавать распоряжения в Управу дознания для производства следствия, либо в полицию для розыска да привлечения к делу, кого да что судья потребует. Слово судьи – закон: кто ослушается, сам преступник.

Мирового Судью да выберет Мир: от округа в три тысячи хозяев одного;

где меньше хозяев – и так одного. Служить Мировому Судье пять лет до нового выбора;

судить плохо станет, Миру жаловаться на него Волостному, Уездному, Земскому (Губернскому) Судье по порядку либо Губернскому Комиссару, да вдругорядь не выбирать.

Мировые Судьи одной волости выбирают из себя одного Волостного Судью. Волостные Судьи одного уезда выбирают из себя одного Уездного Судью. Уездные Судьи да городские Мировые Судьи одной губернии выбирают из себя одного Губернского (Земского) Судью, Губернские Судьи выбирают из себя одного Верховного Судью;

всех тако ж – на пять лет до нового выбора. Над городскими Мировыми Судьями – сразу Губернский (Земский) Судья, а отдельных Городских Судов нет.

Судье урок давать не дозволено никому;

всякому судье слушать урок токмо свой, да Мира, да Верховного Судьи. Буде Губернский Комиссар судебный приговор порушит, передавать тогда дело Губернскому, а по нужде – Верховному Судье;

приговор Верховного Судьи никто не порушит. Кормиться всем судьям из казны Государевой да не роптать.

Государь берет налогами свои полдесятины с дохода всякого мирянина да кормит всю державу;

Губернские Земства – свои полдесятины да кормят всю губернию. Регулярное войско наемное да добровольное;

на войну – призывное да помимо воли.

Вот и весь закон! Кроме уголовной и государственно-правовой компоненты, он содержит еще и начала наследственного и семейного права, которые важнее многих других вместе взятых (в священных книгах им отводилось самое живое внимание!) Его революционное новшество – возможность самому учинить спрос с обидчика. Помимо этого, отпадает нужда во множестве статей, перечисляющих виды правонарушений и карательные санкции по ним: судья сам решит, как и за что судить, руководствуясь данным законом, своим правосознанием и определенными законодателем видами и пределами наказаний. Наблюдать за его действиями будет не кто иной, как Его Величество Неподкупный народ!

Здесь – основа. Любые другие юридические и жизненные вопросы будут естественным образом разрешаться действием Закона о Службе Государевой и ведомственных инструкций органов власти и государственного управления, ни один пункт которых не сможет противоречить этому Главному закону. Даже уголовно-процессуальные процедуры будут устанавливаться этими актами, не говоря уже о мерах по охране природы или санитарных нормах на предприятиях оптово-розничной торговли.

Зарвавшийся чиновник будет строго контролировать свои действия, зная, что его – собой любимого – могут запросто вызвать на поединок (дуэль) за оскорбление чести просителя элементарной волокитой. Да только и в суде, отказавшись от поединка, он может «огрести»

изрядное количество плетей, а потому никогда уже ни о какой волоките и тем более вымогательстве взятки просто подумать не посмеет!.. Распутную жену муж приведет к судье, поскольку не может биться с ней на равных, и тот опять «пропишет»


ей полста плетей для лечения заднего «ума»;

продавец детской порнографии сгинет бесследно, не выдержав и месяца каторги по Лешкиному образцу;

распространитель наркотиков загнется на колу.

В соответствии с этим законом человек может запросто убить покушающегося на его жизнь и здоровье;

ему вообще разрешено убивать любым способом да еще самосудом, что полностью запрещали старый закон и фальшивая христианская мораль! Человек может принять любые меры для защиты собственности;

например, минировать подходы к своему дачному участку, выставив щит оповещения об этом на видном месте, или застрелить карманника, вытащившего у него кошелек, хотя бы тот уже был пойман и обезврежен. Хороший полицейский даже не станет этому мешать!

Дело в том, что в данном законе не ставятся в соответствие ущербу от преступного посягательства меры противодействия ему (требования соблюдения такого соответствия распространяются только на судей): за преступное намерение убить еще нельзя, но за начинающее совершаться преступное действие уже можно. Даже за оконченное и потерявшее опасность можно!.. Главное тут – умысел, явное намерение преступника причинить ущерб. Логика простейшая: такому не место на Земле!

Кто захочет воровать, грабить или хулиганить, рискуя быть убитым на месте?.. Кто захочет посягать на честь гражданина, рискуя быть вызванным на дуэль?.. Никто! Зато жизнь и телесное здоровье человека (его несомненная собственность) будут надежно защищены, имущественные споры будут решаться справедливо и без проволочек, чиновники любовно обласкают каждого обратившегося к ним. Профилактическое значение подобного закона нельзя переоценить!

В этом законе реализовано желание потерпевшего жестоко мстить преступнику, карать преступника, а не подвергать его сомнительному «перевоспитанию»

традиционными мерами наказания. Кара и наказание – это «очень разные» вещи!

Уж лучше уничтожить преступника сразу, чем долгими годами жестоко мучить его в остроге – люди сыты по горло эрой лживого «милосердия». Парадоксально звучит, но именно жестокость порождает действительные миролюбие и милосердие, когда пресыщенный собственной жестокостью уже не желает больше быть жестоким!..

Я помню, как сам жаждал милосердия, когда захлебывался своей же жестокостью.

Все будет проистекать из этого основного закона! В нем учтены все стороны, все мелочи жизни, поскольку каждый пункт позволяет толковать его расширительно. Это закон немедленного и непосредственного действия;

он не связывает руки ни судей, ни потерпевших: не хочешь по-хорошему – законным образом получай по наглой морде, а то и пулю в лоб на нежданной дуэли!

Этот закон – не апофеоз беззакония! Власть здравого смысла, воплощенная в действенном суде и действенном законе над разнуздавшимся человеческим отребьем – разве это беззаконие?..

Только такой закон приведет к быстрому искоренению профессиональной преступности и породит новую мораль нового гражданского общества: воспитает в людях истинное уважение к себе и окружающим.

Именно такой закон соответствует свободному духу свободного человека – такой, каким он был в эпоху освоения американского Дикого Запада или сибирских просторов России.

Все, не могу больше!.. Устал, пойду отдыхать.

Всю зиму работал Орлов над новым законодательством. Он написал такой же революционный, как и предыдущий, Закон о Службе Государевой, состоявший из двух частей, касающихся военной службы и гражданской службы. В этих нормах права в краткой форме были отражены основные принципы организации и деятельности самых разных, необходимых в великокняжеском государстве нового времени учреждений и ведомств: княжеского двора;

армии и флота;

полиции;

тюрем и каторги;

юстиции и дознания;

охраны границы и природных богатств;

таможни;

казенного дела;

промышленного дела;

торгового дела;

земского самоуправления;

охраны здоровья;

науки, образования и культуры;

труда и социальной защиты;

государственного контроля. Уже на основании Закона о Службе Государевой могли разрабатываться подзаконные акты – Положения, учреждающие различные ведомства, и издаваемые ими ведомственные инструкции.

Он сам составил Положение о ведомстве Народного образования, регулирующее деятельность учреждений всех видов образования и предусматривающее действенные меры поощрения учения. Кроме этого, он свел все возможные виды регистрации собственности к единой форме их нотариального удостоверения и ограничил контрольные функции различных органов так, чтобы любые проверки могли осуществляться только по заявлениям граждан о ставших им известными злоупотреблениях и правонарушениях, либо по инициативе полицейских, судебных и следственных органов, а не по их собственному произвольному желанию. Таким образом, всю жизнь огромной страны были способны регулировать всего два закона;

в дополнение к ним Государь мог издавать Указы и Манифесты. Право главенствующей законодательной инициативы оставалось только за Государем, любые подзаконные акты не могли нарушать его Указов и Манифестов и существующих двух основных законов.

Конечно, для нескольких владимирских поселков и затерянных вдали удельных княжеств принятие такого законодательства было преждевременным;

Орлов желал ввести его в действие тогда, когда будут накоплены людские и материальные ресурсы и появится возможность перенесения столицы в Москву. К тому времени восприемником великокняжеской власти должен был стать Великий Князь Алексей Второй – Константинович (Хорьков), а пока что управление государством осуществлялось указами Великого Князя Александра Четвертого – Николаевича.

Летом 2025 года Орлов осуществил свою давнишнюю мечту: учредил Владимирский Великокняжеский университет. Не беда, что на первый курс обучения в него поступили всего тридцать студентов на три отделения – механико математическое, педагогическое и медицинское – главным, как всегда, было начать.

Костяк преподавательского коллектива составили десять выпускников Технико-педагогического училища, дополнили его и старые опытные преподаватели. Остальные дипломированные специалисты разъехались по удельным княжествам для организации учреждения новых училищ, подобных их собственной альма-матер.

Процесс пошел!.. Князь Александр очень радовался нарастающим переменам в жизни общества. И все бы ничего, да подвело здоровье:

к осени он так занемог телесной слабостью, что большей частью лежал в постели.

Великий Князь приказал удельным князьям провести хотя бы формальный опрос населения своих княжеств на предмет наследования его власти Алексеем Хорьковым, чтобы придать законность своему выбору наследника. Через месяц были получены письменные подтверждения из всех земель о легитимности его выбора.

Больного князя часто приходили проведать его близкие и товарищи, приносили гостинцы, ободряли;

Петька Хорьков с Валентиной дежурили у ложа.

Николай Харитонов порадовал главу государства, показав ему первый патрон к автомату Калашникова, полностью изготовленный в мастерских тракторного завода и снаряженный с помощью университетских химиков, составивших качественный порох;

обещал через годик-другой наладить выпуск и самих автоматов. Александр вдохновлялся: военная и технологическая мощь России нарастает!..

Однажды Орлов попросил своих «сиделок» – Петра и Валюшу – выйти на часок, чтобы свидеться напоследок с инопланетными друзьями.

…Сириам прибыл по вызову немедленно и, как всегда, с попутчиком. Александр попросил их сесть и сообщил:

– Пришла моя пора умирать. Я хочу спросить у вас:

по пророчествам, в эту пору должны были произойти второе пришествие Христа и Страшный Суд;

где они?..

– Они уже произошли, – ответил Сириам и стал пояснять: – После глобальной катастрофы на планете уцелели сначала десятки миллионов человек, но потом везде прокатились эпидемии голода, болезней и войн;

сейчас на всей Земле остались в живых только сто сорок четыре тысячи человек. Это и был последний Суд – только не Страшный, а Страстной, то есть Судилище над людьми их же собственными страстями.

– Но где же Христос?.. – прервал его Орлов.

– Это вы, – как-то буднично сказал пришелец.

– Я?! – несказанно удивился Александр. – Но я же Антихрист: я низверг учение Христа!..

– Да, – продолжил Сириам, – но вы стали Князем Света, а не Князем Тьмы, поскольку дали людям Новое Учение. Теперь во всем вашем мире нет страны сильнее России, и она объединит всех.

Люди обрели истинную свободу, сами стали земными богами и вы парите над ними;

ваша Великая Держава будет существовать тысячу лет.

– А что будет потом?

– Потом придут Другие.

– Кто?

– Вам рано это знать.

– Ну, ладно. Выходит, что и воскрешения из мертвых не будет?

– Конечно, нет! Это образное понятие. Вы сами сумели вернуть из человеческого забвения философское наследие Фридриха Ницше, и таким образом произошло воскрешение разума:

живительное знание вознеслось над косной религией вашими усилиями.

– Хм… так что же – получается, что христианство не оправдало своего исторического назначения?..

– Это иудейство не оправдало наших надежд.

Издревле оно сообщило стремительный импульс развитию цивилизации, но неуклонно вело ее к самоуничтожению: хищническая гонка за богатством и властным первенством подточила силы всех народов и ресурсы планеты. Когда христианство ослабло до предела, возникло истребительное противостояние иудейского, исламского и, конечно, славянского миров – ядерная война между ними была неизбежна. Лишь глобальная катастрофа предотвратила ее, и вы сумели поднять земную жизнь из руин.

– Та-ак… с прошлым теперь понятно. Но вы говорили мне, что можете показать будущее – так ли это?.. Я очень хотел бы увидеть его!

– Да, конечно, – ответил Сириам. – Мы можем показать вам будущее… мы могли бы и вас самого перенести туда, но сейчас вы очень больны, и делать этого нельзя. Вас удовлетворит видео?..

– Вполне! – радостно ответил Александр.

Сириам с другом отошли в сторону, нажали кнопочки на браслетах, что-то щебетнули в них по-птичьи и в полумраке перед князем появился большой экран – как у плазменного телевизора.

По нему поплыла панорама большого города:

одноэтажные деревянные дома чередовались с двух и трехэтажными каменными, по широким улицам и площадям ходили люди в цивильной и военной одежде, проносились тройки лошадей и примитивные паровые автомобили;

прозвенел по рельсам конный трамвай. Камера перенеслась в сторону, и зритель увидел белоснежное здание Большого Театра – дальше за ним блеснули золотом купола собора Василия Блаженного.

– Москва!.. – догадался Орлов. – Поднялась-таки, дорогая моя! – сердце князя забурлило восторгом.

Словно чуя его желание, глаз камеры пронесся над Красной Площадью и проник вглубь Кремля.

В небольшой, богато убранной светелке сидели двое: седой старик с густой подстриженной бородой, одетый в обшитый позументом камзол, и светловолосый мальчик лет пяти в красной косоворотке с серебряной опояской. Пожилой мужчина что-то рассказывал своему юному слушателю.

Александр стал напряженно вслушиваться в слова, и голос говорившего зазвучал громче в невидимом динамике. Учитель неторопливо и напевно вещал ученику:

– То в давние, незапамятные времена было.

Жили в Земле Северной – Далекобритании – старцы святые… «битлами» их называли;

за усердие в музыке благочинной, воспевание духа человеческого те старцы заслуженное уважение обрели. А за почитание власти императорской сама государыня той земли еще и высокими да богатыми наградами их пожаловала. От наших, русских кровей святые происходили!.. Иерархом у них Леннонов Иван слыл – могучий богатырь, титан богоравный. Да и другие ему под стать были – витязи духовные: Макаренков Павел, Харейсонный Георгий, Рынко Старый.

– Что он несет?! – воскликнул в растерянности Орлов. – Какие витязи, какие иерархи?.. Слышал звон да не знает, где он! – больное сердце бешено заколотилось. – Неужто все позабыли, переврали?..

Ведь сколько книг было – и все прахом пошло?!

Ничего себе… Едва успокоившись, Александр снова прислушался. Старик так же размеренно продолжал:

– По всему миру земному гремела слава ливеропольской четверки!.. И в Европе о ней наслышаны были, и в восточной стране Ниппонии, и даже на краю света – в мрачной державе Сумерике. Когда наш князь Александр Великий стал земли и людей объединять, Иван Леннонов на далекобританском языке целый гимн тому почину посвятил;

«Кам в ту гезер» он назывался, что по нашему – «Объединяйтесь!» А когда отец мой и прадед твой – Алексей Константинович – в Москве Великое Царство основал, тот же Иван во весь голос его благословил. Так и сказал: «Лэт ит би!» – «Быть посему!» значит.

Сердце Орлова опять вздрогнуло:

– Петька!.. Да это же Петька – Лешкин сын, дуромудрствует. Вот это да-а! – Александр аж зашелся судорожным смехом. Отдышавшись, снова воскликнул: – То-то, я думаю, что-то знакомое в нем!.. – Снова пригляделся: – Ну точно, Петька! Вот чертяка, вот егоза!.. Коне-ечно, тут без «бабы Вали»

не обошлось!

Тут он услышал, как мальчик спросил седовласого:

– Деда… и в нашей земле старцы святые жили?

– А как же! – бодро ответил тот. – И тоже на Севере Диком: на Ладожском озере – у Валаамской пустыни, видать – жил отшельником Егорий Шевчуков. Великим подвижником был – сиднем не сидел, трудился от зари до зари: сам печку топил, сам корову доил, сам хлебушек пек. А по ночам да зимним вечерам, при лучине сказки да былины слагал, вирши да псалмы духовные: про любовь к человекам сказывал, про времена года, про неведомый город Петербург, про Бога Вышнего. Он первым и большую войну предрек, и страшную земную погибель;

посвятил балладу свою страстям грядущим и так ее прямо и назвал:

«Предчувствие гражданской войны». Вот как!

– Деда, а откуда ты это знаешь… ты ж там не был? – перебил его вопросом внук.

– Мне о том сам Великий Князь Александр поведал, когда я такой же маленький был, как ты, постреленок.

Князь Александр все знал: семь миров прошел!.. Он мне и песнопения разные озвучивал, светлая ему память! – и продолжил свой монолог о народном сказителе: – Сильно верующий человек он был, Егорий, настоящий святой! Поистине – атлант духа неутомимого. Тогда все верующие были!.. А потом князь Александр, друг его Павел Галстян и прадед твой всю глупую веру – рраз! – и отменили. У нас наука теперь в благости – ты слыхал?..

– Да-а, слыхал! – подтвердил мальчик. – Я уже и читать, и писать, и считать хорошо умею: учителя хвалят!

– Молодец! – поощрил его дед. – Учись всему:

вырастешь – тебе державой править!

– Я знаю! – снова подтвердил наследник престола.

– Памятник князю Александру видел?.. он на Красной Площади стоит, – спросил его дед.

– Видел!.. Это твой папа, царь Алексей приказал взорвать мавзолей Ленина-Антихриста и там поставить памятник Александру.

– Правильно! А памятник Павлу Галстяну видел?

– Тоже видел! Памятник прадеду Алексею справа, а великому Павлу Галстяну – слева от памятника Александру.

– Вот так, внучек – вся Россия их помнит!

– И я буду помнить!

– Помни, дорогой, помни… не забывай.

Изображение свернулось в точку, и экран исчез.

Сириам спросил Орлова:

– Вам достаточно?..

– Да-да! Сверх всякой меры, – ответил тот. – Благодарю вас, от всей души благодарю!..

Наступило молчание. Неожиданно Сириам предложил:

– Если хотите, мы можем еще надолго продлить срок вашей жизни.

– Нет!! – вскричал Александр. – Нет-нет! Прошу вас, не надо. Знали бы вы, как я устал!.. Не надо ничего продлевать: я прошел весь жизненный путь и полностью выполнил свой долг перед людьми. Я хочу покоя.

– Мы знали, что вы не согласитесь. Ну что ж, Александр Николаевич… тогда прощайте! – вздохнул Сириам, и Орлову на секунду показалось, что инопланетянина впервые тронули человеческие чувства: будто он сам обрел их.

– Прощайте!.. – выдохнул Александр и закрыл глаза. Пришельцы беззвучно исчезли в вечерней тишине.

Умиротворение обняло старческое тело. Успев подумать: – Все хорошо… Россия будет жить в веках! – князь уснул. Он не слышал, как в покои тихо вошли Валентина с Петром и уселись у изголовья.

Жена слушала ровное дыхание мужа и молчала, Петька поблескивал в темноте глазенками, переводя их с одного человека на другого.

Великий Князь Александр пронедужил еще два месяца и скончался глубокой осенью. Умирая, он видел светящийся тоннель, в котором побывал уже однажды, ослепительное голубое небо и маленьких коровок на зеленом-презеленом лугу у извилистой речки. Его существо не остановилось в этот раз на полпути, а плыло все дальше и дальше в небесную синеву, пока слету не врезалось прямо в огромное Солнце, заполнившее собой все пространство.

– Прощайте, люди… я отдал вам все! – успел прошептать он взрывающимся сознанием и изо всей силы крикнул навстречу ослепительному свету: – Здравствуй, новая жизнь!!..

Гроб с телом покойного два дня стоял в Зале приемов княжеского терема, народ шел и шел поклониться праху великого человека;

на третий день состоялись похороны на кладбище Спасского монастыря.

Людей на прощание прибыло видимо-невидимо;

звучали речь за речью, воинские салюты грохотали без конца. В тереме же тризна по усопшему была печальной и недолгой.

В покоях Александра Великая Княгиня нашла и передала Алексею новые законы и духовное завещание князя, отпечатанные на принтере с компьютера и заверенные княжескими печатью и подписью в дату 8 сентября. Бумага гласила:

Духовная Грамота.

Мы, Великий Князь всея Великия и Малыя и Белыя Руси Александр Четвертый – Николаевич в твердом разуме Своем даем потомкам Своим Завет и Закон.

Далее шел текст Завета Живущему и Закона Живущему. После них Великий Князь писал:

Державу Нашу в границах известных передаем в целости сподвижнику Нашему Хорькову Алексею Константиновичу, и возводим его для того в Титул Великокняжеский.

Повелеваем: именовать наследника Нашего Великим Князем всея Великия и Малыя и Белыя Руси Алексеем Вторым Константиновичем;

супругу Его – Великой Княгиней Людмилой Тимофеевной.

Повелеваем Великому Князю Алексею: править чинно и усердно, честь Державы Русской блюсти от всякой напасти;

по уделам Державу Великую не делить, а буде на то мочь и воля Его – преумножать. Завет Нами данный исполнять в строгости, закон же Свой править. Народ холить и любить как сына своего, а бунтовать ему не дозволять. Буде не в силах крест Свой нести, Державу передать, кому пожелает, но лишь по воле народной;

не буде на то воли народной – другого наследника выбирать из достойных.

Повелеваем народу Нашему: Великого Князя Алексея слушать как отца своего, любить как отца своего, бунта не учинять. Трудом праведным честь державы множить, а сраму ей не давать.

Еще Великому Князю повелеваем: буде на то когда мочь и воля, столицу Державы Нашей перенести в город благословенный Москву и учредить там Великое Царство Московское.

В сем Царстве править Завет Нами данный и Закон Нами данный, а буде на то когда мочь и воля, учредить на Великом Царстве Московском Империю Всероссийскую. В Империи Всероссийской править тако же Завет Нами данный и Закон Нами данный;

и буде нужда на то, к Закону добавить, а Завету не изменять.

Повелеваем: сию Грамоту Нашу Духовную Великому Князю и народу Нашему исполнять верно. А буде кто нарушит Духовную Нашу, карать ужасом до смертии.

Дата. Печать. Подпись.

Алексей Хорьков принял титул Великого Князя всея Руси 4 ноября 2025 года, и править стал чинно и усердно.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.