авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«По благословению архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия Выражаем благодарность за помощь в издании книги Генеральному директору ЗАО «Холдинговая компания ...»

-- [ Страница 3 ] --

Любопытно сравнить курс лекций по Нравственному богосло вию протопресвитера И.Л. Янышева с изложением Нравственного богословия у святителя Феофана Затворника. Это книги совершенно о разном, и различие это страдает различием направлений в русской богословской мысли того времени. Как справедливо замечает прото иерей Г. Флоровский, «Янышев излагает, в сущности, естественную мораль, и в очень оптимистическом духе, и выдает ее за православную нравственность»47. Святитель Феофан строит свою систему совершенно на другой основе, полностью отсутствующей в труде протопресвитера И.Л. Янышева. Поэтому у святителя Феофана Нравственное богословие явилось как учение о духовной жизни. И в этом его главная заслуга.

В своих трудах он очерчивает образ христианской жизни, показывает направление духовного пути, исходя из святоотеческого учения.

Как видно из труда А.А. Бронзова, Нравственное богословие в России становится на научную основу собственно лишь с XIX столетия.

80 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии История развития науки Нравственного богословия...

И в этом становлении науки Нравственного богословия принимает на иболее энергичное участие Санкт-Петербургская духовная академия, ее профессора и питомцы. Все наиболее крупные явления в области богословской науки так или иначе связаны с их именами. Как отмеча лось выше, до введения академического устава 1869 года пользовались наибольшей известностью следующие системы Нравственного бого словия, возникшие в XIX веке: 1) «Деятельное богословие» епископа Иннокентия (Смирнова);

2) «Черты деятельного учения веры» священ ника Иоакима Кочетова;

3) «Православное Нравственное богословие»

архимандрита Платона (Фивейского) и 4) «Записки по Православному Нравственному богословию» протоиерея Солярского.

Эти системы являлись руководственными и в духовных учебных заведе ниях. Автор первой — епископ Иннокентий (Смирнов), воспитанник Троицкой Лаврской семинарии, с 1811 года был профессором Санкт-Петербургской ду ховной академии. Второй — священник, впоследствии протоиерей, Иоаким Кочетов, питомец первого выпуска Санкт-Петербургской академии, долгие годы состоял профессором в своей «alma mater». И та, и другая системы широко были известны в духовных семинариях и даже служили руковод ствами в Московской духовной академии. Автор «Записок по Православному Нравственному богословию» протоиерей П.Ф. Солярский — воспитанник восьмого выпуска Санкт-Петербургской духовной академии. Его обширная система, дающая массу библейских и святоотеческих свидетельств и явивша яся своего рода справочной книгой в области морального богословия, была хорошо известна многим поколениям студентов духовных учебных заведений.

И только автор третьей из перечисленных систем — архимандрит Платон (Фивейский) — не имел отношения к Санкт-Петербургской академии. Были опубликованы системы и некоторых других питомцев Академии в Санкт Петербурге, например, митрополита Леонтия (Лебединского), принадле жавшего к семнадцатому выпуску студентов. Творения святителя Феофана Затворника дали лучшее из всего того, чем мы владеем в русской литературе по Нравственному богословию. Святитель Феофан был профессором Санкт Петербургской духовной академии на кафедре Нравственного богословия, хотя воспитывался в Киевской духовной академии.

Под влиянием академического устава 1869 года в Санкт-Петер бургской академии началась ученая разработка вопросов Нравственного Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Богословие богословия, продолжавшаяся вплоть до закрытия Академии после революции 1917 года. Эти ученые разработки сказались на появлении большого числа печатных ученых диссертаций из области Нравственного богословия.

Завершая анализ книги профессора А.А. Бронзова «Нравственное богословие в России в течение XIX столетия», следует отметить, что этот его труд отличается поистине энциклопедическим охватом материала по Нравственному богословию. Учитывая же, что разработка и изуче ние вопросов Нравственного богословия в течение почти всего XX века в России были приостановлены после закрытия духовных учебных заведе ний, труд профессора А.А. Бронзова является незаменимым справочником в области Нравственного богословия и остается до сих пор единственным непревзойденным трудом по истории этого учения в России.

На основании вышесказанного можно судить о том, что было сделано профессором Санкт-Петербургской духовной академии А.А. Бронзовым для развития науки Нравственного богословия.

Деятельность профессора была неразрывно связана с преподаванием предмета Нравственного богословия в стенах Академии.

От академического преподавания требовалось, чтобы оно шло на одном уровне с современным состоянием той или иной науки.

Миновало время, когда христианские истины нуждались только в одном положительном их раскрытии и систематическом их изложении. Такое построение науки Нравственного богословия уже не удовлетворяло запросам времени. Всплыли вопросы, о которых прежде не думали или думали мимоходом, слегка, поверхностно.

Обладая незаурядным талантом публициста, профессор А.А. Бронзов выступал в периодической печати со статьями, раскрывающими те или иные проблемы нравственности. Его всегдашняя готовность выступить на защиту христианской нравственности, смело вступить в полемику и научно аргументировать доводами, низложить противников христиан ства была неотъемлемой особенностью его научных публикаций. Геккель и Ницше, Спенсер и Толстой, социалисты и нигилисты, эволюционисты и теософы и прочие лжеучители различных оттенков встречали достойный отпор со стороны профессора Санкт-Петербургской духовной академии Александра Александровича Бронзова. Сделанное им для развития науки 82 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии История развития науки Нравственного богословия...

«Нравственное богословие» в России и поныне имеет громадное значе ние. В наши дни, когда отечественное Нравственное богословие вновь сталкивается с разнообразными лжеучениями, стремящимися подорвать основы христианской нравственности, научно-богословские разработки профессора А.А. Бронзова — этого апологета христианской нравствен ности XX века — неизменно остаются актуальными.

Примечания и библиографические ссылки 1. Бронзов А.А., проф. Нравственное богословие в России в течение XIX сто летия. СПб., 1901. С. 344.

2. См.: Церковный вестник. 1902. №30. С. 945.

3. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 62–64.

4. Там же. С. 65.

5. Смирнов С.К. История Московской Духовной Академии до ее преобразо вания (1814–1870 гг.) М., 1879. С. 24.

6. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 68.

7. Архангельский Н.П. Задача, содержание и план системы православно-хрис тианского нравоучения. Симбирск, 1894. С. 4.

8. Фроловский Г., прот. Пути русского богословия. Париж, 1988. С. 192.

9. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 70–71.

10. Там же. С. 82.

11. Филарет (Гумилевский), архиеп. Обзор русской духовной литературы. СПб., 1884. С. 472.

12. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 88.

13. Там же. С. 93–95.

14. Там же. С. 88.

15. Там же. С. 96.

16. Там же. С. 118–119.

17. Там же. С. 144.

18. Там же. С. 145.

19. Там же. С. 147.

20. Там же. С. 148–149.

21. Там же. С. 108–109.

22. Там же. С. 151.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Богословие 23. Знаменский П.В. История Казанской Духовной Академии за первый период ее существования (1842–1870). Казань, 1892. Вып. II. С. 27.

24. Солярский П.Ф., прот. Записки по Нравственному Православному бого словию. СПб., 1860. Т. 1. С. 37.

25. Там же. С. 37–38.

26. Там же. Т. 2. С. 5–6.

27. Надеждин А.Н. История Санкт-Петербургской Православной Духовной Семинарии. СПб., 1885. С. 367.

28. Солярский П.Ф., прот. Цит. соч. Т. 3. С. 3–4.

29. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 162.

30. Там же. С. 167.

31. Гренков А.И., проф. Православный собеседник. 1865, апрель. С. 387.

32. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 168.

33. Там же.

34. Там же. С. 192.

35. Там же. С. 217.

36. Там же. С. 231–232.

37. Там же. С. 237–238.

38. Там же. С. 244.

39. Архангельский Н.П. Цит. соч. С. 12–13.

40. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 250.

41. Там же. С. 252.

42. Там же.

43. Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Париж, 1988. С. 389.

44. Там же. С. 389–390.

45. Бронзов А.А., проф. Цит. соч. С. 261.

46. Там же. С. 252.

47. Флоровский Г., прот. Цит. соч. С. 390.

Библеистика Священник Александр Зуев, кандидат богословия Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Изучению Священного Писания Ветхого Завета в области библеистики посвящено огромное количество трудов. Многие работы включают в себя всецелое рассмотрение полного корпуса книг Библии. Существуют сочи нения обзорного характера по всему Ветхому Завету, либо исследования отдельных ветхозаветных книг. Учительным книгам чаще всего уделяется внимание в общем контексте толкования библейских книг1. При изучении учительных книг2 в духовных школах учащимся бывает зачастую трудно сориентироваться в немалом объеме исследовательских научных работ и вычленить конкретные сведения об экзегетах, которые обращались непосредственно к той или иной Священной книге. В данной статье приводится обзор истории толкования учительных книг3. В частности, выявляется, кто из христианских экзегетов и на какую книгу обратил свой взор. Данная работа может послужить полезным вспомогательным материалом к учебным пособиям семинарского курса, в том числе и для Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика учащихся заочного сектора обучения, у которых не всегда есть возможность самостоятельно собрать сведения о толкованиях учительных книг.

Главным отличием последних является их обращенность к теме Божественного Закона и его применения в практической жизни (как непреложная его истина стала плодом, результатом человеческого вы бора;

к чему приводит опытное религиозно-нравственное поведение богобоязненного человека в следовании этой истине).

Итак, на основании далее сказанного у читателя должно сложиться определенное представление об экзегетических трудах, к помощи ко торых можно прибегнуть при более глубоком изучении ветхозаветных учительных книг.

Все ветхозаветные Писания воспринимаются христианами через призму новозаветного учения Христова. В свете Христова учения, Его наставлений и речей апостолы и истинные христиане искали в учи тельных книгах правила жизни и поведения. Особенно близка христи анскому духу книга Псалтирь, которая составляет значительную часть в новозаветном богослужении.

Христианское толкование ветхозаветных учительных книг прошло несколько этапов своего становления. Традиционно их можно обозна чить как раннехристианское святоотеческое толкование, средневековое послеотеческое понимание и экзегеза нового времени.

Отметим, что в самый ранний период истории христианства еще не было строго экзегетических трудов, посвященных учительным кни гам. Последние служили для просвещения и преображения всей жизни верующих, христианская герменевтика занималась жизненными про блемами Церкви. Защитники христианства пытались доказывать истин ность христианской веры перед иудейским и языческим миром. Мужи апостольские и апологеты показали органическую связь Ветхого Завета с Новым, обосновывая ее прежде всего прообразами и пророчествами о Спасителе. Главным было доказать духовную высоту, неповрежденность Писаний, их Божественное происхождение и спасительное значение.

К III веку в христианстве развивается научное течение и под ру ководством выдающихся христианских ученых появляются школы — Александрийская и Антиохийская, отличающиеся методом исследования священного текста, ставшего живым предметом изучения.

86 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета В своем направлении Александрийская школа придерживалась аллегорического метода понимания Священного Писания. Первым крупным представителем этой школы явился Климент Александрийский (150–215 гг.). Как замечает современный патролог, профессор Московской духовной академии К.Е. Скурат, в сочинениях Климента имеются ссылки на все ветхозаветные Священные книги, кроме Песни Песней4. Но строго толковательные труды у Климента еще отсутствуют.

Главным типичным представителем Александрийской экзегети ки был Ориген, сообщивший толкованию аллегорический характер.

С Оригена (185–253 гг.) у христиан появляются непосредственно труды экзегетического содержания. Его аллегоризм становится достоянием герменевтики. Ориген видит в Св. Писании троякий смысл: буквально исторический, нравственный и духовно-таинственный, то есть различает тело, душу и дух Писания. Соответственно этим смыслам у него были толковательные труды трех родов: 1) схолии (краткие исторические замечания), 2) гомилии назидательного характера (беседы и проповеди), 3) толкования (комментарии).

По свидетельству блж. Иеронима, Ориген написал ряд схолий на Псалтирь (1–15 псалмы) и книгу Екклесиаста, дошедших до нас, в основ ном, посредством экзегетических катен. Разумеется, трудно установить подлинность их собрания: в науке этот вопрос остается открытым.

Лучше сохранились гомилии Оригена. Особое место среди его эк зегетических сочинений занимают толкования и проповеди на Псалтирь.

Блаженный Иероним выделяет у александрийского учителя четыре вида толкований Псалтири: выдержки, схолии, толкования и проповеди.

Частичное представление о содержании «Толкований на Псалтирь»

дают фрагменты, сохранившиеся в катенах и «Добротолюбии».

Касательно «Проповедей на Псалтирь», в каталоге Кесарийской библиотеки, с которым работал блж. Иероним, значилось 120 Оригеновых гомилий на 63 псалма. Из них сохранилось, в переводе Руфина, 9 гомилий (пять гомилий на 36-й псалом и по две — на 37 и 38-й псалмы) и еще греческих фрагментов из этих гомилий.

По определению Руфина, истолкование псалмов имеет полностью нравоучительный характер и научает покаянию. То есть выделяется три смысловых уровня: таинственный, исторический (пророческий) Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика и нравственный. По Оригену, в Псалтири преобладает нравственный смысл5.

В переводе блж. Иеронима дошло до нас в двух гомилиях неболь шое произведение Оригена «Проповеди на Песнь Песней Соломона», в котором «он превзошел самого себя». Эти две гомилии на Песнь Песней переведены с латинского языка в 90-е годы XX века, что сдела ло их доступными для современного читателя. (См.: Ориген. Гомилии на Песнь Песней / Пер. с лат. Н. Холмогоровой. Под ред. Т. Миллер // Патристика: новые переводы, статьи. Н. Новгород, 2001. С. 49–79).

В сущности, Ориген был первым христианским писателем, положившим начало традиции церковной экзегезы этой ветхозаветной книги. К Песни Песней Ориген написал еще комментарии (не переведены на русский язык). В целом, нравственно-аскетический настрой его толкований, несомненно, наложил отпечаток на всю последующую святоотеческую экзегезу. Его толкование на Песнь Песней является классическим при мером мистической интерпретации, где «мы выходим далеко за пре делы буквального смысла и переносимся в иную реальность, причем сам текст воспринимается лишь как образ, символ этой реальности»6.

Такой тип толкования достиг своего полного развития в православной традиции — признание под буквой высшего мистического духовного смысла. В книге Песнь Песней под образом жениха и невесты Ориген видит аллегорическое изображение Христа и Церкви, а также любовь человеческой души к Жениху-Христу. Эти два понимания стали клас сическими в святоотеческой письменности.

Талантливый ученик Оригена святитель Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский (ок. 213–270 гг.), составил сжатый пересказ по греческому переводу Семидесяти книг Екклесиаста под названием «Переложение Екклесиаста»7. Заметим, что иногда это произведение надписывается именем свт. Григория Богослова, Назианзина. Однако ис торик Руфин (Церк. ист., 7, 25) и блж. Иероним (О знаменитых мужах, 65) признают подлинное авторство святого Григория Неокесарийского8.

Еще одним замечательным александрийцем был верный последо ватель Оригена Дидим, прозванный Слепцом (313–398 гг.). Используя аллегорическо-мистический метод, он занимался толкованием Притчей Соломона и написал монументальное толкование псалмов. Сохранились 88 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета отрывки его сочинений. Дидим относит каждый псалом ко Христу9.

До 1941 года были известны лишь некоторые части из сочинений Дидима:

фрагменты толкований на псалмы и комментарии на Песнь Песней (некоторые отрывки комментариев содержатся в сочинениях Евсевия Памфила и преподобного Иоанна Дамаскина). В 1941 году в Египте (в Туре) были обнаружены комментарии Дидима на псалмы, Екклесиаста и Книгу Иова, где автор широко использует аллегоризм и порой далеко уклоняется от буквальности текста.

Книга псалмов была любимым чтением александрийского святи теля Афанасия Великого (ок. 298–373 гг.). К числу его экзегетических творений относят «Послание к Маркеллину об истолковании псалмов», где устанавливается общий взгляд на всё Ветхозаветное Писание. Для святителя в Псалтири присутствует весь Ветхий Завет, переложенный в псалмы;

всё, что содержится в других книгах, в сжатой форме переда но в Псалтири. Каждый псалом имеет мессианский характер, и всякий человек может произносить слова в соответствии с движением своей души. В послании содержится наставление, как петь псалмы: не для услаждения слуха, но для научения и усовершенствования души.

Собрание кратких комментариев к каждому псалму «Пред уведомление о псалмах» дошло до нас в составе катен митрополита Никиты Ираклийского (XI в.) и в коптском переводе. Это объяснения о составе книги псалмов и ее авторе, о надписании псалмов. В своих толкованиях свт. Афанасий главное внимание обращает на пророче ства и учение о Христе — Сыне Божием и Его отношении к Богу Отцу.

Параллельно с этим в каждом псалме он находит пророчество о Церкви Христовой. Толкование на псалмы доступно всякому читателю10. Русский перевод творений cвт. Афанасия осуществлен в Московской духовной академии в 1851–1854 годах, отличается точностью и ясностью.

О «Толкованиях на Екклесиаста и на Песнь Песней» cв. Афанасия Великого упоминает св. Фотий Константинопольский (IX в.). До на стоящего времени они не дошли, науке известно лишь несколько фрагментов.

Важным письменным памятником, автором которого является александрийский святитель, следует признать его 39-е пасхальное посла ние 367 года, в котором он перечисляет 22 канонические книги Ветхого Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика Завета и указывает на две учительные книги, не вошедшие в канон, — Премудрости Соломона и Премудрости Иисуса сына Сирахова, — но полезные для назидания оглашенных.

Аллегорический характер в экзегезе в значительной степени при сутствует у отцов–каппадокийцев, и особенно в толкованиях двух братьев — святых Василия Великого и Григория Нисского. Великие отцы сыграли исключительную роль в формулировании христианского богословия и экзегетических основ церковной герменевтики.

Не отвергая аллегоризм и созерцательность, святитель Василий Великий (330–379 гг.) в своих беседах на псалмы прибегает к выяснению прямого буквально-исторического и контекстуального смысла библей ского текста и дополняет его нравственным приложением. Подобно cв.

Афанасию Александрийскому, при толковании псалмов он говорит, что пророки учат одному, исторические книги — другому, Закон — норме жизни, а в псалмах собрано вместе то, что приносит пользу духовную, почерпнутую из всех книг Ветхого Завета. Псалтирь, по мысли свт.

Василия, заключает в себе всё самое полезнейшее из прочих книг;

в ней даны и законы для жизни, и правила деятельности, и исторические собы тия, и пророчества о будущем. В русском издании Творений11 святителя подлинными являются тринадцать «Бесед на псалмы» — на первую часть 1-го псалма и на 7, 14, 28, 29, 32, 33, 44, 45, 48, 59, 61 и 144-й псалмы.

Цель бесед — нравственное назидание.

В некоторых случаях свт. Василий пользуется мыслями своего предшественника по кафедре — Евсевия Кесарийского († 340 г.), также оставившего «Толкования на псалмы»12. (Сославшись на архиепис копа Черниговского Филарета (Гумилевского), скажем, что Евсевию Кесарийскому кроме толкований на псалмы принадлежит и толкование на Песнь Песней13).

Возвращаясь к свт. Василию Великому, видим, что среди его мно гочисленных бесед есть 12–я беседа в IV части Творений «На начало книги Притчей 1, 1–5»14. Здесь святитель призывает извлекать из Притчей полезное и поучаться премудрости.

В приемах экзегетики аллегорическому методу толкования боль шей частью следует брат свт. Василия — святитель Григорий Нисский (331–394 гг.). В его «Точном изъяснении Песни Песней Соломона» 90 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета метод аллегоризма нашел особенно яркое выражение: повсюду очевидно стремление найти таинственный и нравственно-практический смысл.

Первоначально это сочинение представляло собой беседы, произне сенные за богослужением, затем они были письменно изложены для жившей в Константинополе вдовы — св. Олимпиады. В 15-ти гомилиях автор доказывает, почему под образом брачного союза жениха и невес ты нужно разуметь духовное соединение человеческой души с Богом.

Возвышенным языком святой отец философско-богословски объясняет последовательно шесть глав Песни Песней Соломона (1,1–6,8) и старается всюду указывать библейские основания своему толкованию. Он не упус кает из виду идею Оригена, что невеста означает Церковь, но наибольшее значение придает изображению любви между душой и Богом-Словом.

Данное изъяснение служит отображением собственного духовно-рели гиозного, аскетического настроения св. Григория и является ответом на вопрос о причине частой цитации и обращения к Песни Песней в древних аскетических творениях. При нравственно-возвышенном библейском понимании чтение данной книги возбуждает и развивает высокое благочестиво–аскетическое настроение у читающего.

С объяснением Песни Песней по характеру сходны еще восемь бесед (гомилий) на три главы Екклесиаста Соломонова. В «Точном истолкова нии Екклесиаста Соломона»16 (1,1–3,13) раскрывается главная мысль: эта возвышенная и богодухновенная книга отвлекает ум человека от земного и чувственного и направляет его к высшему горнему миру (Беседа 5).

Сохранились еще две книги свт. Григория Нисского «О надписа нии псалмов»17, где обнаруживается еще больший мистический алле горизм. Названия псалмов, по переводу Семидесяти, имеют духовный смысл таинственного усовершенствования и возвышения души человека по духовной лестнице. По мысли св. Григория, псалмы расположены в систематическом порядке по содержанию и подразделяются на пять разделов, каждый из которых дает указание на последующую, более высокую, ступень совершенства души. Кроме этого, есть отдельное толкование «На псалом шестой»18. Каждое надписание псалмов имеет скрытое догматическое или нравственное значение.

Со святыми Василием и Григорием общался святитель Амфилохий Иконийский19, который в «Ямбическом послании к Селевку» приводит Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика полный список книг Писания и называет учительные канонические книги стихотворными20. В произведениях позднейших авторов, а так же в соборных актах21, упоминаются фрагменты из его комментариев на Притчи Соломона.

Нельзя не упомянуть и о святом Мефодии Олимпийском (мученически скончался в 311 г.), который был одним из видных богословов III века и внес свою лепту в объяснение некоторых книг учительных. В славянском переводе сохранился его экзегетический трактат под названием «О пиявице, о кото рой говорится в книге Притчей, и о словах „Небеса поведают славу Божию“», где изъясняются места из Притч. 30,15 и Пс. 18,2. С именем священному ченика Мефодия до нас дошли фрагменты «Толкования на книгу Иова».

В числе его творений блж. Иероним (О знаменитых мужах, 83) упоминает о «Толковании на Песнь Песней», но это произведение утрачено. Вообще, наиболее полный корпус Мефодиевых творений содержит славянская вер сия, датируемая предположительно X веком. Сочинение «Пир десяти дев, или о девстве» — единственное творение, сохранившееся полностью22.

В нем автор неоднократно приводит и объясняет места из книг Премудрости и Притчей Соломоновых, Псалтири, Иова, Премудрости Сираха. В IV речи указанного сочинения говорится о 136-м псалме «На реках Вавилонских»

(«арфы» — это телесные хижины, а «верба» — символ девства). В VII речи в «Пире десяти дев» объясняются места из Песни Песней (4,9–12;

6,8–9;

4,16), комментируются отдельные фрагменты из псалма 44. В Песни Песней невеста, по мысли св. Мефодия, — внутренняя духовная красота разумной души человека;

невеста также есть Церковь, а царицы — угодившие Богу души. На произведения cв. Мефодия Патарского ссылались многие отцы Церкви: Евстафий Антиохийский, блж. Феодорит, Леонтий Византийский, прп. Иоанн Дамаскин и др.

В творениях всех упомянутых нами авторов преобладает мисти ческое, духовное или аллегорическое понимание учительных книг и, в особенности, Песни Песней и Псалтири, однако и нравственная, ис торическая, буквальная сторона восприятия текста была не чужда этим отцам. Наряду с александрийским, более созерцательным и возвышенным духовным методом экзегетики, имел место и метод Антиохийской школы.

Экзегетика последней отличалась несколько иным подходом к тексту Священных книг. Главным признаком данного направления следует 92 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета считать филологический анализ текста учительных книг, историческое истолкование с более практическими, имеющими большее применение в жизни выводами, обладающими преимуществом над мистическими умозрительными заключениями.

История показывает, что при одностороннем развитии эти на правления были доведены до уклонений от чистоты Православия.

Толкованиями учительных книг занимались Феодор Мопсуетский, Диодор Тарсийский и другие, но за свое одностороннее, буквальное понимание священного текста они были осуждены Церковью.

Из двух направлений, при отвержении их крайностей, образова лось среднее, умеренное, православное святоотеческое направление в толковании Писания. Последователи антиохийской экзегезы в первую очередь признавали и старались раскрыть нравственный и буквально исторический смысл учительных книг, но в то же время видели за этим и высший духовный, преимущественно пророчественно-прообразова тельный. Все истинные антиохийцы в букве находили дух.

Святитель Иоанн Златоуст (344–407 гг.) известен как наибо лее видный антиохийский представитель в христианской литературе.

Самая значительная часть его творений, обычно в форме гомилий или бесед, посвящена изъяснению священного текста. Беседы, как пра вило, начинаются вступлением, затем следует подробное толкование взятого для беседы текста Писания и в заключение — нравственные наставления и увещания. Приступая к изъяснению Священной книги, Златоуст дает сведения об авторе, о времени, месте и цели написания.

Раскрывая смысл текста, он использует археологические, исторические данные и стремится обрисовать ту историческую обстановку, в которой была написана книга. Большое значение он придает грамматическому смыслу и логической стороне речи. Придерживаясь буквального смыс ла, святитель одновременно находит и духовный смысл, применяя его к практической жизни, заботясь о святости своих слушателей и читате лей. Толкования cв. Иоанна наиболее последовательны и систематич ны, в них затрагиваются вопросы текстологии и библейской критики, актуальные до наших дней23.

Лучшим толкованием ветхозаветных книг можно считать Златоустовы «Беседы на Псалмы»24. Вероятнее всего, великий учитель Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика в своих беседах дал последовательное толкование на всю Псалтирь, но до нас дошло не всё. В разных редакциях сохранились толкования на шестьдесят псалмов: 3–12, 41, 43–49, 108–117, 119–150. Из них — два толкования лишь на отдельные стихи: «Беседа на начало псалма 41»

(произнесена в Антиохии в 387 году) и «На псалом 115, 1–3» (текст этого толкования найден в 1907 году). К циклу «Бесед на псалмы» примы кают две «Беседы на Пс. 48, 17 и о гостеприимстве» и две «Беседы на Псалом 58».

В своих беседах Златоуст прибегает не только к тексту Септуагинты, но также ссылается на другие греческие переводы: Акиллы, Симмаха, Феодотиона;

и, кроме того, — на сирийскую версию и еврейский ори гинал. В комментариях cв. Иоанн прибегает к своим любимым темам:

о молитве (Пс. 7, 9, 141), о псалмопении (пс. 41, 134, 150), добродетелях и пороках (Пс. 100, 142, 146), cв. Причащении (Пс. 133). В толкованиях псалмов 46, 109, 148 прослеживается полемика с арианами. В начале антиохийский проповедник повествует о прямом, буквально-историче ском понимании псалмов, затем возводит читателя на высоту христоло гического и нравственно-практического их значения. В таком подходе к толкованию псалмов Иоанн Златоуст превзошел всех экзегетов.

Под именем святителя Златоуста сохранились фрагменты обоз рений книг Иова, Премудрости Соломоновой, Притчей Соломоновых, книги Сираха, вошедших во вторую книгу VI тома Полного собрания творений (в двенадцати томах), изданных в русском переводе25. Все эти труды собраны в форме катен на Священное Писание Ветхого Завета.

К числу подложных (Spuria) творений в издании Patrologiae Migne отно сятся четыре похвальных слова «О праведном и блаженном Иове»26.

В историю Иоанн Златоуст вошел навсегда как образец и авторитет христианской экзегезы.

С вышеупомянутыми трудами Златоуста сходны по своей ме тодике толкования cвятого Исихия Иерусалимского († 432 г.), перу ко торого принадлежит толкование на книгу Иова. Используя в осно ве буквально-историческое понимание, св. Исихий не отстраняется, в случае необходимости, и от аллегорического смысла. В страданиях праведника Иова он видит прообраз страданий Христа, а сама книга, в целом, для св. Исихия есть аллегорический прообраз Христа и Церкви.

94 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Исследователь творений отцов Церкви cвт. Филарет (Гумилевский) в примечаниях к своему знаменитому «Историческому учению об отцах Церкви» сообщает, что подлинник толкований cв. Исихия неизвестен, но в VIII веке его «Беседы на книгу Иова» перевел на армянский язык архиепископ Сюникский Стефан, а в XIII веке некий монах Иоанн пользовался в своих трудах Исихиевыми толкованиями27. Митрополит Черногорский Амфилохий (Радович) (род. в 1938 г.) пишет о занятии cв.

Исихия толкованием псалмов28. Об этом же повествует и cвт. Филарет (Гумилевский)29.

Весьма плодовитым толкователем ветхозаветных текстов мож но назвать блаженного Феодорита, епископа Киррского, осужденного V Вселенским собором, но в 458 году скончавшегося в мире с Церковью.

В толкованиях он избрал средний путь: умеренно пользовался аллегорией и исторической образностью. Он писал полные толкования в виде вопросов и ответов почти на все ветхозаветные книги, но сохранились последова тельные толкования на Псалмы (впоследствии к ним появилось множество добавок от других авторов) и полемическое толкование на Песнь Песней, направленное против осужденного Феодора Мопсуетского. Толкование на Псалмы — самое лучшее из всех Феодоритовых толкований на ветхо заветные книги. Не уклоняясь в иносказания, он внимательно объясняет буквальный смысл, но, во избежание неверия иудейского, от тени перехо дит к первообразу и от буквы возвышается до духа, а также основательно указывает на пророческие места. Его толкования отличаются глубокой назидательностью и поучительностью, требованием умственной остроты и душевной чистоты, что дается Самим Богом по усердной к Нему мо литве. Преподобный Максим Грек оценивал сочинение блж. Феодорита как отличающееся наибольшей чистотой и доступностью для понимания, а сам язык изложения — являющийся лучшим образцом древнегрече ского языка30.

Толкование на все 150 псалмов блж. Феодорита, епископа Киррского, было издано в славянском переводе31.

В толковании на Песнь Песней cв. Феодорит раскрывает аллего рическое изображение союза Христа с Церковью.

Не лишним будет вспомнить об ученике cвт. Иоанна Златоуста — преподобном Исидоре Пелусиоте († 40-е гг. V в.), у которого обнаружилось Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика множество писем экзегетического содержания, где он придерживался историко-буквального метода антиохийской школы, но также считал, что не должно отвергать и высшего духовного понимания. В своих письмах он много говорил о псалмах. В них Пелусиот часто видит двоякий смысл:

в низшем — Соломона (к примеру, в 71-м псалме), в высшем — Христа.

У cв. Исидора встречаем рассуждения о Соломоновых книгах, которые он сравнивает по структуре и значимости с частями Иерусалимского храма, а также соотносит с духовным ростом читателей. Внешний двор, по св. Исидору, открыт для всех людей — это Притчи;

святилище, которое для избранных, — это Екклесиаст;

святое святых, которое единожды в году для первосвященника, — Песнь Песней. Такой смысл сравнения cв. отца указывает на важность, таинственность содержания, относительную трудность понимания Соломоновых книг32.

Скажем, что на письма св. Исидора Пелусиота ссылался в VI веке Прокопий Газский, помещая их в своих толкованиях на Песнь Песней33.

Выдающимся писателем IV века был преподобный Ефрем Сирин (306–373 гг.), давший христианскому миру толкования на Священные книги от «сотворения мира до последней благодатной книги», — по сви детельству св. Григория Нисского (в его Похвальном слове св. Ефрему).

От прп. Ефрема на сирийском языке сохранилось толкование на книгу Иова. Нужно учесть важное обстоятельство: св. Ефрем владел необхо димым знанием еврейского языка, близким его родному, сирийскому.

В своих творениях Св. Писание он, во–первых, начинал объяснять бук вально, а затем переходил к глубоким тайнам созерцания. В греческих отрывках сохранились его комментарии на псалмы. В русском переводе имеется толкование на слова Пс. 140,3 «Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих» и слова Притч. 5, «Сыне, моей премудрости внимай, к моим же словесам прилагай ухо твое», а также на Еккл. 1,14 «вся суетство и крушение духа»34. Есть у преподобного отца истолкование 72-го псалма — «о том, что не должно дивиться временному, обольщаться приятностями жизни». Знаменит преподобный учитель Эдесско-Низивийской школы своей общей речью (о том, что есть псалом) — «О псалме»35. Труды (толкования) св. Ефрема вызывали уважение к автору уже у древних христиан — своим общим 96 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета глубоко назидательным духом и сердечным вниманием самого экзегета, постоянно помышлявшем о Страшном суде.

Сфокусировав взгляд на общем подходе толкования антиохийцев и близких к ним экзегетов, можно обнаружить всецелый принцип установ­ ления: под буквой Св. Писания видеть дух и высший духовный смысл. Такое святоотеческое понимание учительных книг раскрывает глубоко нравствен­ ное осознание нравоучительного их смысла, показывает всестороннее вли­ яние богодухновенности Писания на волю и сердце христианина. В период отцов первых четырех веков видится особый плод экзегетического настроя на будущие века. Святоотеческие экзегетические труды Александрийской и Антиохийской школ стали основой для последующей экзегетики.

Эхо звучания восточных приемов толкований учительных книг Ветхого Завета отозвалось и в западной части христианского мира.

Современником Оригена на Западе был священномученик Ипполит Римский (ок. 170–235 гг.), потрудившийся над «Толкованием Песни Песней». Это серия бесед: вероятно, произнесенных в церкви. В соот­ ветствии с александрийской экзегетической традицией жених и невеста из Песни Песней рассматриваются здесь как аллегоричное изображе­ ние Христа и Церкви или Бога и человеческой души, полной любви к Нему. В грузинской версии сохранился наиболее полный текст этого толкования (хотя такой вариант и заканчивается комментарием на текст Песн. 3, 7, но, по–видимому, в данной версии он воспроизводится целиком). Существуют фрагменты толкования на славянском, грече­ ском, сирийском и армянском языках. Толкование св. Ипполита оказало большое влияние на позднейшую западную письменность. Так, в своем комментарии на 118­й псалом его использовал блж. Августин.

Блж. Иероним (О знаменитых мужах, 61) упоминает о греческом оригинале «Толкований (проповедей) на Псалмы» св. Ипполита. Из них сохранилось лишь три фрагмента в цитации блж. Феодорита Киррского.

В своих толкованиях св. Ипполит исторический образ псалмов допол­ няет аллегориями. Сохранилось предисловие к псалмам на сирийском языке. В качестве источника это предисловие использовал Ориген.

Из сочинений св. Ипполита Римского сохранились также тол­ кования на книги Екклесиаста и Притчей Соломоновых36, но лишь в незначительных фрагментах.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика Творения, имеющие экзегетический характер, можно найти у свя­ того Амвросия Медиоланского (ок. 340 (333) — 397 гг.). Большую часть ветхозаветных Писаний он изъяснил в своих многочисленных пропове­ дях, которые позже изложил в форме трактатов37. В экзегезе он следует Оригену и св. Василию Великому. По Оригену, он различает три смысла в Св. Писании: буквально­исторический, нравственный и духовно­ мистический, которые дополняют друг друга. Каждой книге Писания соответствует свой характер понимания. Так, в Писаниях Соломона:

Притчи нужно понимать буквально, Екклесиаст — нравственно, а Песнь Песней — духовно­аллегорически.

Точно так же, по его мнению, должны изъясняться псалмы.

Сохранились 22 его речи на 118 псалом, представляющие собой после­ довательное изъяснение библейской истории и учения, и объяснение 12 псалмов, не исключающее произвольных мнений Оригена.

Кроме выше названного, у св. Амвросия есть объяснения повест­ вований о жалобах Иова и Давида. Эти комментарии полезны своим назидательным настроем, хотя и не достаточно точно передают подлин­ ный смысл богодухновенного Писания, а также несколько утомительны для читателя пространными аллегорическими толкованиями. Главным отличием всех сочинений св. епископа Медиоланского можно признать явный проповеднически­нравоучительный характер, но его аллегоризм, к сожалению, в дальнейшем привел ко многим негативным последствиям в западной богословской науке.

Известный церковный историк IV века пресвитер Аквилейский Руфин оставил свои творения, выясняющие буквальный и иносказа­ тельный смысл, сходные с творениями Оригена и блж. Иеронима. Как уже сообщалось выше, Руфин перевел и сохранил, хотя и в отрывках, Оригеновы комментарии на Песнь Песней. Из собственных творе­ ний аквилейского пресвитера назовем составленные им толкования на 75 псалмов, о чем свидетельствует профессор П.А. Юнгеров38.

Наибольшее влияние на последующих западных библеистов ока­ зал блаженный Иероним Стридонский (30­е гг. IV в. — 420 г.), известный как переводчик латинской Вульгаты и книги Псалтирь с еврейского оригинала и греческого перевода39. Этот св. отец три раза занимался переводом Псалтири с еврейского, греческого и италийского и составил 98 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета свой исправленный оригинальный текст (по поручению папы Дамаса он трудился в Вифлееме Палестинском). Всю свою жизнь Иероним Стридонский посвятил изучению и толкованию Священного Писания.

Хорошо зная еврейский язык, историю, традиции и обычаи еврейского народа, он, как и прп. Ефрем Сирин занял видное место среди отцов– толкователей40. Убежденный в том, что Св. Писание требует буквального и дословного перевода, он истолковал «Екклесиаста к Павле и Истохии», перейдя затем к духовному пониманию (после буквального). Обширные познания св. Иеронима в еврейском тексте позволили ему создать такие экзегетические сочинения, которые стали основой для аргументиро­ ванного диалога христиан с иудеями. Этого святого принято считать первым, кто гармонически соединил развитое иудейство и христианское понимание библейского текста (до св. Иеронима христианские экзегеты совершенно чуждались многовекового опыта иудейского толкования).

Св. Иероним Стридонский полагал, что после тщательного раскрытия буквального исторического смысла приходит и высшее духовное пони­ мание священных текстов. В толкованиях святого, по замечанию проф.

Юнгерова, имеет место излишнее увлечение полемикой с философами и еретиками, переходящее порой в так называемую брань, что снижает ценность и авторитет его толкований. В русском переводе Иеронимовы сочинения содержатся в VI части его Творений41.

Не менее значительным и длительным в западной экзегезе было влияние блаженного Августина Иппонского (354–430 гг.). В его сочинении «Христианская наука» излагаются необходимые для соблюдения при истолковании священного текста правила изъяснения42. Этот святой собрал заметки разных толкователей на книгу Иова и дал в аллегори­ ческом духе пространное истолкование псалмов. Нужно учесть тот факт, что его труды более полезны для богословия и проповедничества, нежели для экзегетики. Довольно равнодушно он относится к вопросу о происхождении и писателях Священных книг. Все псалмы, как считал св. Августин, написаны были царем Давидом, а имена других псалмо­ певцев поставлены в надписаниях Давидом же пророчественно.

Несмотря на то, что среди западных отцов древности после св. Иеронима блж. Августин занимает первое место, при всей ценности его экзегетических трудов последние имеют существенные недостатки.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика По замечанию профессора Московской духовной академии К.Е. Скурата, св. Августин Иппонский «не знал еврейского языка и не владел в со­ вершенстве греческим языком, поэтому у него встречаются ошибки в изъяснении некоторых слов и выражений»43.

В ряду западных отеческих толкований нельзя не упомянуть о трудах папы Римского Григория Великого (540–604 гг.). В изъяснении библейских текстов он следует, в основном, выше названным запад­ ным экзегетам и преимущественно св. Августину, хотя видна и его самостоятельность, зачастую оригинальная и искусственная. В своих толкованиях св. Григорий Двоеслов мало внимания уделял букве и ис­ тории Писания и более был склонен к духовному и аллегорическому пониманию. Главнейший его толковательный труд — 35 книг «Моралей на Иова». Все они содержат много ясных, хотя и неглубоких мыслей по вопросам нравственности. Иов, по мнению св. Григория, есть прообраз Христа;

жена Иова является символом плотской жизни;

прообразами еретиков оказываются друзья св. Иова, о чем говорят сами имена друзей, изъясняемые с латинского языка. Слово «Иов» значит «терпящий», его страна «Уц» — «утешающий». Следовательно, Иов есть образ страдания и утешения для каждого читателя его книги.

В нравственном смысле римский святитель толковал Песнь Песней, хотя есть сомнения в авторской принадлежности ему данного толкова­ ния. Спорно и объяснение семи покаянных псалмов44.

Св. Григорий Двоеслов был, в сущности, одним из последних на Западе великих отцов. Далее появляются, в основном, компилятивные экзегетические сочинения.

Из восточных отцов можно назвать еще преподобного Максима Исповедника († 662 г.). Его толкования имеют образно­символический характер, присущий византийскому богословию. Св. Максим не писал обширных толкований — только комментарии и самые краткие заме­ чания на отдельные ветхозаветные тексты. Это, прежде всего, глубокие размышления над самыми трудными местами текстов, а не толкования в обычном смысле слова. Прп. Максим Исповедник оставил несколько опытов объяснений книги Песнь Песней мистико­аллегорическим спо­ собом, сохранилось также его толкование на 59­й псалом. На русский язык переведен огромный труд святого под названием «Вопросоответы 100 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета к Фалассию», в котором он разбирает трудные для понимания места из учительных книг45.

К VII столетию в христианском мире прослеживается спад в эк­ зегетике. Вместо самостоятельных творений появляются экзегетиче­ ские сборники или собрания выдержек и воспроизведения отеческих толкований. Начинается длительный послеотеческий средневековый период в экзегезе. Вновь создающиеся сборники получили название катены (с латинского — «цепи», «цепочки» толкований), для кото­ рых характерна беспристрастность, в них сохранились многие древние отеческие толкования. Часто создавались сборники, состоящие из при­ мечаний к библейскому тексту. Такие замечания и комментарии обычно называют схолиями.

Составлением экзегетического сборника, насколько известно, впервые занялся Прокопий Газский (ок. 465–524 гг.). Ему приписывается экзегеза Песни Песней и Притчей Соломоновых. В 1978 году были из­ даны фрагменты его катен на Екклесиаста. Эти труды ценны наличием в них цитат из творений отцов древности.

На Востоке характер подражания и воспроизведения отеческих тол­ кований носят труды александрийского диакона Олимпиодора († 620 г.).

Он собрал толкования на книгу Иова из древней литературы. После соб­ ственного предисловия Олимпиодор помещает выдержки из Златоуста, Оригена, Дидима Слепца. Митрополит Амфилохий (Радович) сообщает, что некоторые рукописи катен диакона хранятся в Москве;

в Дечанской патриаршей библиотеке;

в Хиландарской библиотеке46. Александрийскому диакону принадлежат толкования на Песнь Песней и Екклесиаста, пред­ ставляющие собой свод отеческих выдержек.

Печать отеческих толкований несет и «Толковая Псалтирь», из­ давна известная и любимая в России, — Евфимия Зигабена († 1118 г.), греческого философа и монаха. Каждый псалом Зигабен старается объ­ яснить в разных смыслах: историческом, пророческом, аллегорическом и нравственном;

либо останавливается на каких–то отдельных понима­ ниях. Чаще всего труднопонимаемые места в псалмах он истолковывает аллегорически или пророчески. Толкование Евфимия Зигабена полезно в том отношении, что против почти каждого стиха он приводит множество отеческих цитат или довольно обширных выписок. При этом встречаются Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика цитаты из уже утраченных ныне древних толкований. Чтение «Толковой Псалтири» вызывает душевное успокоительное размышление о псалом­ ских изречениях и благоговейное отношение к благочестию.

В целом, нужно отметить, что к концу первого тысячелетия в хрис­ тианстве сформировалась богатая экзегетическая традиция и подлинно православное понимание текста и библейского учения ветхозаветных учительных книг.

Начало второго тысячелетия омрачено процессом разделения христианского мира. Соответственно, наметились два пути в экзеге­ тике: истинно православный подход и западный латинский путь экзе­ гезы, в свою очередь разделяющийся на два течения — католическое и протестантское.

В католическом и протестантском богословии в области экзегетики имели место различные многочисленные подходы к текстам Священных книг. Рассмотрение западных толковательных традиций составляет большую отдельную тему, что не входит в задачи настоящего очерка.

Отметим лишь, что на Западе складывается библеистика как наука, и именно там возникает научный подход к исследованию священных текстов. Развитие западной мысли не могло не повлиять на экзегезу и экзегетические понятия средневековой схоластики, интересы которой направлены более на филологический и буквальный смысл библейского текста. Рассматривая историю толкования учительных книг Ветхого Завета в Православии, можно выделить тот факт, что православная экзегетика вступала в косвенное или непосредственное общение с за­ падной, а порой и попадала под влияние последней.

Для знакомства с западной экзегетикой можно обратиться к работе профессора П.А. Юнгерова (1856–1921 гг.) «Общее историко­критическое введение в Священные ветхозаветные книги» (М.: ПСТБИ, 2003. Кн. I.

С. 424–437), где приводятся имена основных западных представителей науки и их труды.

В восточной части христианского мира также продолжалась тра­ диция толкования учительных книг.

На рубеже второго тысячелетия значительным и великим знатоком Священного Писания нужно признать святого Симеона Нового Богослова (949–1022 гг.). Этот преподобный отец весьма часто цитирует тексты 102 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Псалтири и ссылается на них. По свидетельству епископа Илариона (Алфеева), в опубликованных к настоящему времени трудах св. Симеона ученые обнаружили 458 ссылок на Псалтирь47. Владыка Иларион усмат­ ривает здесь особый тип толкования и считает его наиболее оригиналь­ ным аспектом библейской интерпретации у св. Симеона. Последний рассматривает Священное Писание как историю взаимоотношений Бога и людей и «постоянно ищет параллели между своим духовным опытом и опытом библейских персонажей». Это приводит к тому, что св. Симеон «дает глубоко личные трактовки библейских событий, при­ давая им мистический смысл»48.


Нужно вспомнить еще об одном современнике преподобно­ го Симеона, чей подход к толкованию тайны Откровения Божия во многом отличался от метода святого. Речь идет о знаменитом ви­ зантийском деятеле Михаиле Пселле (1018–1096 гг.). Если св. Симеон Новый Богослов в своей экзегезе основной акцент делает на очище­ нии сердца, то Михаил Пселл, следуя античной традиции, стремится дать больше власти разуму. В своих сочинениях Пселл пробует через аллегории объяснить кажущиеся ему противоречия библейских мест.

Перу Пселла принадлежит имеющееся теперь в русском переводе толкование на Песнь Песней49.

Кроме того, византийский хронист оставил после себя объяснения на следующие места из учительных книг: Притч. 8, 22–30;

9, 1–6;

Иов 1, 6–8;

Пс. 50, 6;

59;

67;

89, 17;

101, 5;

102, 16, а также на отдельные стихи из псалма 17. В своих сочинениях Михаил Пселл пытается истолковать христианские тексты Св. Писания сквозь призму эллинской философии и нередко отдает ей первенство, подвергаясь влиянию Плотина и дру­ гих неоплатоников. Совершенно неприемлемым является признание им эллинских философов равными с ветхозаветными пророками. Для Михаила разумное оправдание превосходит мистический опыт под­ вижников Православия.

В это же самое время традицию составления катен поддержива­ ет последний их составитель Никита Ираклийский (Сирский) († ок.

1100 г.). В начале XV века на Афоне был составлен славянский перевод его катен (в науке их иногда называют «сиры») на книгу Иова. Свои экзегетические сиры Никита Ираклийский строит, придерживаясь Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика методики отцов–каппадокийцев (в особенности свт. Иоанна Златоуста) и Олимпиодора Александрийского.

В цепочке византийских писателей, толкователей учительных книг, нельзя не сказать об Арефе Кесарийском (ок. 850–932 гг.), который интересо­ вался святоотеческими источниками и толкованиями св. Василия Великого.

Архиепископ Арефа истолковывает в виде вопросоответов псалмы Давидовы и как будто имеет намерение дополнить толкование св. Василия.

Говоря о писателях­византийцах, можно сделать вывод: все они не вносили чего–то нового, собственно авторского, оригинального, но следовали установившейся традиции в области экзегетики учитель­ ных книг.

Толкование глубокого содержания видно в наиболее значимой работе святителя Григория Паламы (1296–1357(9) гг.) «О священнобез­ молвствующих». Сквозь призму Нового Завета он истолковывает книгу Притчей Соломона, Псалтирь. Но для святителя главное — не экзегеза сама по себе, а изображение реальности опыта боговидения.

Его современник, митрополит Эфесский Матфей (1271–1355(60) гг.), составлял сборники нравственного содержания, особенно ис­ пользуя книгу Иова, Притчи Соломоновы, Екклесиаста. Митрополита Матфея более интересовали вопросы нравственного характера, чем сама экзегеза.

Значительный богословский труд «Слово о Пресвятой Богородице»

(ожидается издание этого сочинения) принадлежит последователю св.

Григория Паламы Феофану Никейскому († ок. 1381 г.). Феофан коммен­ тирует отрывки из Песни Песней (4,11;

5,10;

6,8–10 и др.), которые он относит к Богородице, а также некоторые места из псалмов. Главная идея Феофана: Богородица поднялась выше всех сотворенных существ — именно Рождением Бога­Слова. В Песни Песней жених и невеста — это Христос и Его Матерь, а также вся Церковь50.

Характерной особенностью экзегезы в византийский период яв­ ляется постоянно присутствующий полемический диалог с евреями, главной темой которого становится смысл Ветхого Завета;

а также полемика с исламским учением.

В более позднее время в изучении Псалтири отличился плодотвор­ ный автор духовно­богословских текстов святой Никодим Святогорец 104 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета (1748–1809 гг.), написавший книгу «Сборник пророческих псалмов Давида». Сочинение содержит почти все псалмы, вместе с молитвами и песнопениями великих отцов. Святой отец перевел на новогрече­ ский язык и издал «Толковую Псалтирь» Евфимия Зигабена, обогатив ее многочисленными дополнениями и собственными объяснениями.

Добавляя свои комментарии к толкованиям Зигабена, он, стих за стихом, толкует каждый псалом, предваряя общим введением всю Псалтирь, а затем отдельным введением — каждый псалом.

Совершив небольшой экскурс в историю экзегетики и несколько ознакомившись с наследием церковных писателей в области изучения учительных книг, необходимо особенно обратить внимание на историю толкования данного раздела Священного Писания в России. Далее в очерке речь пойдет об истории изучения учительных книг в отече­ ственном богословии.

С самого принятия на Руси христианства у нас стали появлять­ ся не самостоятельные труды, а переводы наследия прежних веков.

Из всех ветхозаветных книг самой популярной в России была и оста­ ется Псалтирь. По этой книге учились письменности и часто знали ее наизусть. С начала христианства на Руси главными носителями письменности и богословской мысли стали представители монаше­ ского делания, именно для них Псалтирь была главным молитвенным и духовным чтением. В псалмах Давидовых проявлялся для читателя в первую очередь символический и аллегорический смысл. В то же время книга псалмов несла в себе «гадательный» отпечаток, то есть помогала человеку найти правильное решение в каком–то жизненном затруднении или проблеме. Не только в церковном, но и в светском обществе Псалтирь являлась заключительной книгой в древнем рус­ ском образовании. Изречения из псалмов отразились в народных пословицах и поговорках. Сочинения прп. Феодосия Печерского, митрополита Киевского Илариона, святителей Кирилла Туровского и Сера пиона Владимирского, князя Владимира Мономаха и других русских писателей полны ссылок на псалмы и изречений из них. Еще в IX веке святыми братьями Кириллом и Мефодием с греческого пе­ ревода Семидесяти Псалтирь была переведена на славянский язык, о чем свидетельствовал прп. Нестор­летописец.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика В славянском переводе появляются толкования на псалмы свт. Афанасия Великого и других отцов Церкви. В XVI веке прп. Максим Грек и его помощники перевели обширную катену на Псалтирь «Великое собрание отеческих толкований на Псалтирь». Прп. Максим перевел с греческого на латинский. Дмитрий Герасимов и Влас Игнатов сделали перевод труда прп. Максима, с латинского на русский язык. Кроме того, Герасимов создал новый перевод Псалтири Брунона (с латинского языка) и дополнил его своими исправлениями и толкованиями. Другой нов­ городец XVI века, архиепископ Геннадий, переводил и издавал на Руси все книги Ветхого Завета. Этот святой, борец с ересью жидовствующих, впервые перевел с латинского на русский книгу Премудрости Иисуса, сына Сирахова. (В основе этого перевода лежал один из древних пе­ реводов). В том же XVI столетии были переведены Беседы на псалмы св. Василия Великого. В славянском переводе были распространены толкования на Псалтирь блж. Феодорита Киррского. Считается, что в XVI веке на славянский язык была переведена с латинского книга Премудрости Соломона51.

В целом, можно сказать, что до времени устроения богословских духовно­учебных заведений, до XVIII столетия, на Руси не было са­ мостоятельной экзегезы, но — лишь переводы и перепечатка текстов.

В XVIII веке появляются труды самостоятельного характера, имеющие определенное значение для библейской науки.

К одному из таких трудов относится сочинение архиепископа Феофана (Прокоповича) «О книге Соломоновой, нарицаемой Песнь Песней». В нем Феофан выступает в защиту Песни Песней от негатив­ ных высказываний об этой книге известного деятеля В.Н. Татищева.

Феофаново исследование в сокращенном виде издано в 2005 году52.

Из русских святых отцов этого периода назовем святителя Тихона Задонского (1724–1783 гг.), который считал полезным вновь перевести Псалтирь с еврейского оригинала. Он оставил после себя небольшой под­ бор размышлений над различными текстами из псалмов. Истолковывая отдельные стихи псалмов, святитель сначала подчеркивает их христи­ анский смысл и только затем выводит из них нравственное поучение.

Из слов псалмов святой составил свои молитвы на разные случаи. В наше время переизданы труды святителя Тихона53.

106 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Еще один святитель, Иоанн Тобольский († 1715 г.), написал толко­ вание на псалом 50­й.

Над изучением Псалтири трудился известный русский святой епископ Феофан Затворник (1815–1894 гг.). Выступая против еврейского текста как основы для русского перевода, св. Феофан не был против самого перевода текста Священного Писания на русский язык. Он сам желал перевести Священные книги с греческого, но не успел этого осуществить. Святитель особенно выражал желание изъяснить всю Псалтирь и книгу Притчей Соломона. Ему удалось составить ряд толкований на отдельные псалмы: 1, 2, 3, 33, 37, 5154. Кроме изъяснения этих псалмов, свт. Феофан написал подробное и обширное, объемом в целую книгу, Толкование на 118­й псалом. Этим псалмом, как счи­ тал святитель, царь Давид желал передать весь свой опыт своему сыну Соломону. Псалом является руководством для каждого человека в течение всей его жизни. В основе изъяснений псалмов епископом Феофаном лежит нравственный смысл. Если изредка и можно встре­ тить здесь филологический разбор текста, то только греческого или славянского, и ни в коем случае не еврейского. Обширное толкование 118­го псалма имело много переизданий55.


Неоднократно использует в своих творениях цитаты из ветхозавет­ ных учительных книг, и в особенности из Псалтири, не менее известный богослов и аскет святитель Игнатий (Брянчанинов) (1807–1867 гг.). Среди его творений имеется толкование на 1­й псалом. «Блаженный муж»

из этого псалма есть сердце, которое горит огненным желанием испол­ нить волю Божию, а «дерево, посаженное у источника вод» — это ум и сердце, погруженное в закон Божий. Цель свт. Игнатия в толковании на псалом 1 — помочь человеку постичь блаженство, которое состоит в ненасытной любви к Божиим заповедям.

Во втором томе сочинений свт. Игнатия — «Аскетические опы­ ты» — можно встретить таинственное объяснение 99­го псалма. По мне­ нию святителя, Бог отражается в человеке, как солнце в простой капле воды. Образ Пресвятой Троицы отражен в троичности человеческой природы.

Причисленный к сонму святых на юбилейном Архиерейском со­ боре 2000 года святитель Иннокентий (Смирнов), епископ Пензенский Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика (1784–1819 гг.), известен как толкователь 1 и 2­го псалмов. Во втором томе его сочинений издан «Опыт изъяснения на 1 и 2 псалмы». Нужно учесть тот факт, что иногда толкования свт. Иннокентия издавались под именем свт. Филарета (Дроздова).

Поскольку речь зашла о святителе Филарете (Дроздове), митро­ полите Московском (1782–1867 гг.), который являлся председателем комиссии по переводу Ветхого Завета на русский язык, необходимо особо отметить его вклад в изучение учительных книг. В 1814 году в Санкт­Петербурге был опубликован его «Опыт изъяснения псалма 67». Спустя шесть лет святитель написал «Изъяснение псалма 2», где подробно разбирает значение слов псалма на еврейском языке и в разных переводах на греческом. Кроме того, святитель Московский рассмат­ ривает вопрос об авторстве Псалтири, о значении надписаний псалмов и, в особенности, уделяет внимание изъяснению псалмов мессиан­ ского характера, чему и посвятил свой труд «Руководство к познанию Книги Псалмов», опубликованный уже после кончины святителя.

В журналах «Чтение в обществе любителей духовного просвещения»

и «Христианское чтение» неоднократно публиковались отдельные статьи (его академические лекции) по изучению учительных книг56.

В целом, святитель Филарет (Дроздов) является выдающимся библе­ истом своего времени, среди заслуг которого — выработка особых герменевтических принципов.

Довольно назидательный труд, посвященный размышлению над текстами псалмов применительно к состоянию души, тяготею­ щей к Богу, принадлежит великому русскому святому — праведно­ му Иоанну Кронштадтскому. Труд называется «Размышления над Псалтирью»57.

При обращении к толковательным трудам русских святых XVIII– XIX веков сразу создается общее понимание, что традиция святости не прерывается, а всегда находится в согласии с древним отеческим наследием. Обращение к учительным книгам, особенно к Псалтири, всегда преследовало душеспасительную цель.

XIX век в России ознаменован формированием и развитием бого­ словских духовных школ, в первую очередь Академий. Вокруг послед­ них и в их недрах возникает собственно отечественная библеистика, 108 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета отличающаяся не только духовно­спасительным, но и научным подходом.

Помимо Псалтири и прочие учительные книги становятся предметом пристального изучения. Создается немалое количество произведений в области российской библеистики, где рассматриваются ветхозавет­ ные учительные книги. Отметим, что каждая из Академий имела свой вещательный орган в виде определенного печатного издания, в котором преимущественно, в большинстве случаев, и публиковались исследова­ тельские статьи.

Научным вестником Московской духовной академии являлось журнальное издание «Чтения в Обществе любителей духовного про­ свещения» [Сокр.: ЧОЛДП], а также «Богословский вестник».

При Санкт­Петербургской духовной академии издавался журнал «Христианское чтение», который знакомил общество с научными раз­ работками деятелей этой школы [ХЧ;

издавался в 1821–1917 гг.].

В Поволжье голосом просвещения был «Православный собесед­ ник», журнал богословского содержания Казанской духовной академии [ПС;

издавался в 1855–1917 гг.].

При духовной школе в Киеве печатались «Труды Киевской ду­ ховной академии» [ТКДА;

издавались в 1860–1917 гг.].

Кроме основных печатных изданий, при Академиях в дореволю­ ционном периоде известны такие популярные вестники христианства, как «Душеполезное чтение», «Духовная беседа», «Православное обоз­ рение», «Церковный вестник», «Воскресное чтение», «Странник»

и некоторые другие издания епархиального уровня. Научные статьи публиковались в таких изданиях, как «Руководство для сельских пас­ тырей», «Вера и разум» и прочих.

Среди всех перечисленных просветительских вестников особое и наиболее важное значение имели периодические издания «Творения святых отцов в русском переводе» и «Прибавления к творениям свя­ тых отцов» (М., 1843–1891 гг.), которые рождались в стенах духовных школ.

В массе дореволюционного библейско­экзегетического наследия, дошедшего до нашего времени, — несмотря на величайшие потери в силу сложившихся исторических обстоятельств послереволюционного периода, — можно найти выдающиеся научные изыскания в изучении Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика учительных ветхозаветных книг. В области исследования последних есть потребность в полном библиографическом собрании известных экзегетических работ — как дореволюционного, так и современного творчества. Такая потребность ожидает процесса своей реализации.

Отчасти работу подобного рода можно наблюдать в русле научной и педагогической деятельности известного преподавателя современ­ ных Московских духовных школ Г.Е. Колыванова (правда, пока еще, по нашему мнению, на лекционном уровне).

Ниже, в предлагаемом очерке, сделаем попытку обозрения на­ иболее известных экзегетических работ периода XIX века в России, посвященных учительным книгам.

Переводом Псалтири с масоретского текста занимался известный гебраист, профессор Петербургской академии протоиерей Герасим Павский (1787–1863 гг.). В его «Обозрении книги Псалмов» (СПб., 1814) обнаруживается обширная археологическая и филологическая эруди­ ция автора. Среди работ Г.П. Павского выделяются книга «Иов, или судьбы Божии» (издана в С.­Петербурге в 1839–1841 гг.) и статья «Нечто о книге Иова» (опубликована в «Христианском чтении». 1833. Ч. 3.

С. 271–284), а также его переводы с комментариями на Песнь Песней и Притчи Соломона.

В «соперничестве» с прот. Герасимом Павским можно назвать имя еще одного переводчика учительных книг на русский язык — Премудрости Сирахова и книги Иова: архиепископ Волынский Агафангел (Соловьев) († 08.03.1876 г.), известный критик синодальной системы.

Однако, по мнению свт. Филарета (Дроздова), переводы58 и комментарии Агафангела не совсем точные и достаточно слабые.

Более ценен известный59 и много раз переизданный труд архиепис­ копа Псковского Иринея (Клементьевского) (1753–1818 гг.) «Толкование на Псалтирь». Это объяснение псалмов в святоотеческом духе, с истори­ ческими, богословскими и назидательными замечаниями на основании славянского и еврейского текстов. В наше время труд владыки Иринея является одним из известных толкований на Псалтирь.

Более кратко, с выдержками из отеческих толкований (частью по славянскому, частью по русскому переводам), объяснена вся Псалтирь епископом Сарапульским Палладием (Пьянковым) (1816–1882 гг.).

110 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Подробнее же, но всего на первые 26 псалмов, можно найти объ­ яснение в нравственно­назидательном смысле в работе митрополита Киевского Арсения (Москвина) († 28.04.1876 г.)60. Отметим, что труды митрополита Арсения явились реакцией на книги по библеистике рек­ тора Киевской духовной академии епископа Филарета (Филаретова) († 23.02.1882 г.). Последний, базируясь на трудах немецких авторов, посвятил свое исследование книге Иова — «Происхождение книги Иова» (Киев, 1872), где утверждает, что она есть последняя по времени написания ветхозаветная книга61. Другой труд еп. Филарета (Филаретова) посвящен доказательству того, что Екклесиаст действительно написан Соломоном. Это его сочинение — «Происхождение книги Екклесиаст»

(Киев, 1889) — опубликовано уже после кончины автора.

О происхождении учительных книг писал известный профессор Санкт­Петербургской духовной академии, полемизировавший со святи­ телем Феофаном Затворником по поводу перевода Священного Писания, а также особо рассматривавший вопросы исагогики этих книг, — Иван Степанович Якимов (1847–1885 гг.). Его работы в журнале «Христианское чтение» были опубликованы, в основном, уже после его смерти62.

Вторая половина XIX века отмечена проявлением особого интереса к исагогическим темам. Издаются труды архимандрита Феодора (Бухарева), в которых исследуется происхождение книг Иова, Песнь Песней и обозреваются главные их идеи и содержа­ ние63. О времени появления книги Иова размышлял и московский библеист Н.А. Елеонский (1845–1910 гг.): в ЧОЛДП за 1872 год (№1–2) была опубликована его статья «О времени происхождения книги Иова». В С.­Петербурге был издан ряд исследований по Псалтири священника Н.П. Вишнякова: «О происхождении Псалтири»

(1875) и «Толкование на Псалтирь» (1882). Находят своего чита­ теля отдельные статьи по исследованию учительных ветхозавет­ ных книг известных науке писателей: протоиерея П. Савваитова64, Н. Троицкого65, А. Алексеева66, протоиерея А. Рождественского67, ар­ хиепископа Амвросия (Зертис­Каменского)68, архиепископа Димитрия (Муретова)69, М.С. Боголюбского70, профессора П.С. Казанского71, В. Никольского72, протоиерея Г. Терновского73, И.Г. Поспелова74, Д. Поспехова75 и многих других.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика Невозможно обойти стороной еще одного представителя Киевской духовной академии — библеиста протоиерея Харисима Михайловича Орду (скончался Орловским епископом Иринеем 10.04.1904 г.). Особый его труд в области изучения рассматриваемых нами книг Священного Писания «Руководство к последовательному чтению учительных книг Ветхого Завета» (Киев, 1871) был переиздан многократно;

известно также его «Руководственное пособие к пониманию Псалтири» (Киев, 1882).

В связи с исследованием книги Песнь Песней76 обратим внимание на труды профессора той же Академии Акима Алексеевича Олесницкого (1842–1907 гг.), побывавшего на Святой Земле и предложившего но­ вое понимание данной книги. По мысли Олесницкого, жена в Песни есть Земля Обетованная и природа Палестины. Его гипотеза, называ­ емая в библеистике — Тайяра­Олесницкого, вызвала некое волнение, полемику в среде ученых. Кроме названного исследования, из–под пера Олесницкого вышло еще несколько сочинений по изучению книг Писания77.

К сведению читателей данного очерка упомянем о том, что в рас­ сматриваемом нами XIX веке выходили в печати исторические обозре­ ния толковательной литературы по изучению библейских книг, в том числе и учительных78. В целом, на рубеже XIX–XX веков происходит значительный рост богословских и экзегетических сочинений, в плане как количественном, так и научно­качественном.

Например, труд «Толкования на паремии» епископа Виссариона (Нечаева) (1822–1905 гг.), неоднократно переизданный79, остается ак­ туальным до настоящего времени. Владыка Виссарион истолковывает паремии из Иова, Притчей и Премудрости Соломона.

Немало исследований по Псалтири провел церковный археограф XIX века епископ Кирилловский Амфилохий (Сергиевский). Он был большим знатоком и собирателем древних греческих и славянских рукописей Псалтири. Этот археограф проводил сличение текстов, де­ лал описания рукописей, публикуя результаты своих исследований.

Владыка Амфилохий опубликовал ряд древних славянских Псалтирей и дополнил их своими примечаниями, предложил новые прочтения и комментарии. Видимо, в силу исторических обстоятельств, его труды мало известны науке.

112 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Следует также отметить особый вклад в библейскую науку круп­ нейшего дореволюционного библеиста — профессора Казанской ду­ ховной академии, о котором уже упоминалось в настоящем очерке, — Павла Александровича Юнгерова. Он занимался переводами Священного Писания с греческого языка на русский. Историко­критический подход к Ветхому Завету отразился в его наиболее известной работе «Введение в Ветхий Завет: Общее и частное историко­критическое введение в Священные Ветхозаветные книги». Труд, изданный в 1902 и 1907 го­ дах, вновь переиздан в 2003 году Православным Свято­Тихоновским богословским институтом. «Введение…» Юнгерова является итогом более чем тридцатилетней научно­исследовательской работы на кафедре Священного Писания Ветхого Завета. Казанский профессор объеди­ нил все лучшие достижения современной ему западной библеистики.

Выверяя свои исследования православным подходом, он систематически изложил круг общих исагогических вопросов: в общем историческом контексте рассмотрел проблемы истории появления священной ветхо­ заветной письменности, а также истории канона книг, текста, перевода и толкования. В «Частном введении» профессор Юнгеров исследует вопросы происхождения, авторства и канонического достоинства каждой отдельной книги. У П.А. Юнгерова много трудов, посвященных отде­ льно учительным книгам. Публиковались они, в основном, в журнале «Православный собеседник», а затем выходили в свет отдельными изданиями80. Его книги не утратили своей актуальности во многом до сих пор.

В конце XIX и начале XX веков в России пробудился значитель­ ный интерес к культуре Древнего Востока и, в частности, к библейской истории еврейского народа. Это видно из множества опубликованных исторических исследований о Библии и народе еврейском. Появились многотомные «Еврейские энциклопедии»81 и многочисленные толко­ вания отдельных книг, а также всего Священного Писания.

В начале XX века под редакцией известного ученого, библеис­ та и историка, профессора Санкт­Петербургской духовной академии Александра Павловича Лопухина (1852–1904 гг.) и его преемников стала из­ даваться «Толковая Библия, или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета». В четвертый (1907) и пятый (1908) Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика тома этого издания вошли толкования учительных ветхозаветных книг.

Отдельные статьи на каждую книгу вышли в авторстве священника А.В. Петровского, магистра богословия (Книга Иова);

священника А.А. Глаголева (Книга Притчей Соломоновых, Книга Песнь Песней);

В.Н. Мышцына (Книга Екклесиаста);

П. Тычинина (Книга Премудрости Соломона). «Толковая Библия» выдержала ряд переизданий82 и оста­ ется актуальной до наших дней. Тем не менее, она не может до конца отвечать всем требованиям науки в наше время. В своем роде современ­ ным ее дополнением можно считать Синодальную толковую Библию с комментариями (Брюссельского издания), созданную по образцу Иерусалимской Библии.

В одно время с «Толковой Библией» под редакцией Лопухина в Санкт­Петербурге издается «Православная богословская энцикло­ педия», в которой также есть обзор учительных книг.

Среди всего экзегетического наследия обращают на себя внимание также отдельные работы в качестве учебных пособий дореволюционного периода. К такого рода учебникам можно отнести «Библейскую науку», в восьми книгах, епископа Курского и Белгородского Михаила (Лузина) (1830–1887 гг.), бывшего ректора Московской, а затем Киевской духовных академий. «Библейская наука» — это полный академический курс его лекций, изданный в Туле уже после кончины епископа Михаила.

Четвертая книга «Библейской науки» вмещает в себя лекции по изуче­ нию учительных книг83. Большинство его лекций до сих пор не вполне устарели. Во многих духовных школах не исчерпал себя еще один учеб­ ник, неоднократно переиздававшийся, — Д.П. Афанасьева, преподава­ теля Ставропольской духовной семинарии84. Сведения об учительных книгах содержатся в дореволюционных учебниках В. Гавриловского85, Л. Бриллиантова86. Но приходится признать, что эти учебники уже во многом устарели.

Поскольку речь зашла об учебных пособиях и о библейских трудах, назовем имя еще одного известного в дореволюционной России автора, к переводам которого было обращено немалое внимание. На русский язык было переведено «Руководство к чтению и изучению Библии» французского католического экзегета, профессора Парижского католи­ ческого института — аббата Фулькрана Вигуру (1837–1915 гг.). Многими 114 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета данными этого «Руководства» пользовались православные ученые.

В настоящее время что–то позаимствовать из «Руководства» Вигуру также можно, но с осторожностью.

Неплохим библеистом и знатоком Ветхого Завета, хорошо знав­ шим еврейский язык, был известный в истории Русской Церкви епископ Антонин (Грановский) — лидер обновленчества. В частности, увидел свет его труд (к сожалению, не в полном виде) «Книга Притчей Соломона.

Русские переводы книги с параллельным критическим изданием еврей­ ского и греческого текста» (СПб., 1913). Большая часть работы епископа Антонина осталась лишь в рукописи.

Выше упоминалось имя протоиерея П. Савваитова. В своих тру­ дах88 он изложил основные принципы и способы толкования Священных книг, что также нужно знать при изучении экзегетического наследия.

Обращаясь ко всей дореволюционной экзегезе, можно увидеть, как набирало темп в своем развитии изучение ветхозаветных учительных книг. Каждая из этих книг представляла особый интерес для деятелей библейской науки, развитие которой на многие годы было приостанов­ лено у нас в России из–за сложившейся исторической действительности.

По объективным причинам, после революции и последовавших собы­ тий в России наблюдался так называемый застой в развитии экзегезы, но исследовательская научная деятельность сохранялась в русской диаспоре, за рубежом.

По свидетельству митрополита Амфилохия (Радовича), в право­ славной Румынии толкование с введением, переводом и комментарием на книгу Иова написал Октавиан Исопеску. Никодим Мунтеану в 1927 году выпустил перевод Псалтири. В 1928 году Василий Тарнавский издал «Введение в Священные книги Ветхого Завета», а Гала Галактион в со­ трудничестве с Василием Раду переводили Песнь Песней и Екклесиаста.

Из болгарских ученых того времени известен профессор И.С. Марковски (1885–1972 гг.), издавший «Общее» и «Специальное введение в Священное Писание Ветхого Завета» в 30­е годы XX века89. Нужно сказать, что эти работы для нас остаются еще в неизвестности.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.