авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |

«По благословению архиепископа Нижегородского и Арзамасского Георгия Выражаем благодарность за помощь в издании книги Генеральному директору ЗАО «Холдинговая компания ...»

-- [ Страница 4 ] --

Особую роль в истории экзегетики в русской диаспоре на Западе сыграл, что важно и для нас, Свято­Сергиевский православный институт в Париже, где православные русские библеисты рассеяния напрямую Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика встретились с западной католической и протестантской наукой. Такая встреча заставила их еще глубже изучать научно­критический метод и меру его возможного применения в православной библеистике. Одним из первых преподавателей Ветхого Завета в названном институте был хороший знаток истории и еврейского языка, знаменитый своей работой «Ветхозаветная библейская критика» (Париж, 1947), профессор Антон Владимирович Карташёв (1875–1960 гг.). В своем курсе по Священному Писанию он касается учительных книг. Карташёв предлагал принять необходимыми некоторые выводы ветхозаветной науки, среди которых были следующие: книга Притчей лишь в своей основе восходит к эпохе Соломона, а полностью сложилась в период Второго Храма (537–515 гг.

до Р.Х.);

Псалтирь создавалась на протяжении времени от Давида до начала эпохи Второго Храма;

книги Екклесиаста и Иова принадлежат к после­ пленной эпохе. По свидетельству известного протоиерея Александра Меня, Карташёв «подчеркивал, что исагогика во многом затрагивает чисто научные проблемы, не касаясь боговдохновенности священных книг».

То есть А.В. Карташёв призывал православных библеистов в работах более считаться с данными библейской критики. Протоиерей Александр Мень отметил, что парижская Свято­Сергиевская духовная школа шла курсом, намеченным профессором Карташёвым90. Лекции последнего мало известны в нашей литературе. В свое время курс лекций профессора вызвал заметную реакцию в кругах русской церковной диаспоры.

Ряд работ опубликовал преподаватель Ветхого Завета парижской школы и ее ректор протопресвитер Алексей Петрович Князев (1911–1991 гг.) в журнале «Вестник Русского христианского движения». С библиографией его работ можно ознакомиться в парижском издании «Русская эмиграция:

Журналы и сборники на русском языке. 1920–1980. Сводный указатель статей» (Париж, 1988). Существует конспект лекций Князева «Ветхий Завет. Учительные книги: Курс, читанный о. А. Князевым на Высших женских богословских курсах: 1961–1962 годы», первоначально вышед­ ший без обозначения места и года издания, в машинописном варианте.

Есть еще лекции по учительным книгам, в основном в машинописном виде. Наиболее значительный труд протоиерея Алексия по учительным книгам «Понятие и образ Божественной Премудрости в Ветхом Завете»

опубликован в журнале «Альфа и Омега» (1999. № 3).

116 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета Кроме Свято­Сергиевского православного института в Париже, традицию религиозно­философской мысли дореволюционного периода продолжала в XX веке Зарубежная Свято­Владимирская православная академия в Нью­Йорке. Экзегеза здесь развивалась на основании клас­ сических традиций русских академий. В Джорданвилле духовной семи­ нарией неоднократно переиздавались учебные пособия по учительным книгам: в частности, учебники Д. Афанасьева и В. Гавриловского.

Православным духовным школам зачастую приходилось проявлять реакцию апологетического характера при соприкосновении с развивав­ шимся на Западе библейским критицизмом. Как уже отмечалось, изучение развития западной экзегезы составляет отдельную большую тему.

В продолжение разговора об истории изучения учительных книг в XX веке в России, нужно, по справедливости, признать, что, несмот­ ря на исторические перипетии, процесс изучения все­таки, по мере возможности, не прекращался. Библиографию работ по ветхозаветной экзегезе можно встретить в сборнике «Богословие и история Церкви:

Аннотированный указатель статей (1947–2000)»91.

В советское время в духовных школах был создан ряд работ по изу­ чению учительных книг — в качестве дипломных или кандидатских сочинений. В каталогах библиотек духовных школ встречаются статьи машинописного характера92;

в «Журнале Московской Патриархии»

также был опубликован ряд работ93. В целом же о каких–то особых достижениях в экзегезе советского исторического этапа вряд ли можно говорить94.

С девяностых годов XX столетия начинается возрождение сов­ ременной отечественной библеистики: в частности, появляется инте­ рес и к учительным книгам. Изучение научных достижений рубежа XX–XXI веков по означенной тематике также составляет отдельную большую область. В настоящем очерке скажем кратко об основных разработках в современной русской библеистике, касающихся учи­ тельных книг.

В начале девяностых годов изданы книги советского времени но­ восибирского автора М.И. Рижского95. Он составил свой перевод (более буквальный), с комментариями, книги Иова, однако рассматривает ее с позиции научного атеизма. Книга Иова стала предметом исследования Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика также у другого автора, Ф.Н. Козырева. Последний относится к истории страдания праведного Иова с более христианским чувством96.

Новые переводы книги Иова и части Псалтири сделаны ныне покойным академиком, бывшим членом Патриаршей синодальной библейской комиссии Сергеем Сергеевичем Аверинцевым. Его переводы снабжены краткими комментариями97. Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) отозвался о переводе Аверинцева так:

«отличается убедительной живостью, ясностью и прозрачностью», «библейское слово в передаче Аверинцева продолжает лучшие тра­ диции авторитетных русских переводов Писания»98. Настоящий перевод остался незаконченным. Помимо того, у переводчика и фи­ лолога С.С. Аверинцева имеются статьи, относящиеся к учительным книгам99.

Говоря о переводах, не упустим из вида серию «Ветхий Завет.

Перевод с древнееврейского» (Издание Российского библейского общества)100. Активно занимаются проблемами ветхозаветной биб­ леистики современные ученые А.А. Алексеев, А.В. Вдовиченко, свящ.

Д. Юревич, А.С. Десницкий и другие. В современных переводах РБО прослеживается отказ от дословной передачи оригинала и ориентация на современную русскую языковую норму. Это своего рода попытка переложить священную поэзию, дошедшую до нас из глубокой древ­ ности, средствами современного литературного языка, не огрубляя и не упрощая ни содержания, ни стиля оригинала. Переводы РБО снабжены примечаниями и комментариями. (В примечаниях оговари­ ваются, в частности, отступления от стандартного еврейского текста).

По–видимому, не всегда удается создать адекватный перевод в соот­ ветствии поставленным целям. Всякий перевод имеет свои собственные языковые особенности101. Особенно труден текст книги Иова своим изобилием редких слов, многие из которых вообще не встречаются за пределами данного источника.

Появились новые переводы книг Псалтири и Притчей102. Можно назвать отдельные переводы отеческих толкований на учительные книги, осуществленные в современных академиях (см. Примечания103).

В современном богословском альманахе «Альфа и Омега»

внимательный читатель встретит отдельные статьи, посвященные 118 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета изучению учительных книг (см. статьи С.В. Сидоровой, Е. Гостевой и других104).

Уникальным явлением в современной библеистике стала канди­ датская диссертация протоиерея Геннадия Фаста, успешно защищен­ ная в Московской духовной академии в 1995 году. В его работе «Книга Песнь Песней Соломона. Историко­экзегетический анализ» широко используется колоссальное богатство святоотеческого наследия и све­ дения библейской науки, с помощью чего подробно раскрывается тема и предлагается оригинальная система различных способов понимания Песни Песней. (Семь способов прочтения книги взаимно дополняют друг друга в правильном ее понимании). Труд протоиерея Геннадия в 2000 году был издан в Красноярске отдельной книгой105, тиражом всего лишь в 1000 экземпляров, что, к сожалению, делает издание ма­ лодоступным для широкого круга читателей.

В середине девяностых годов XX века толкованием первых восьми глав книги Иова занимался монах Иаков (Тисленко). В 1998 году издан его труд106. Это довольно подробное научное толкование с использова­ нием исторических, археологических, филологических, языковедческих и других научных данных. К сожалению, не все главы книги Иова истол­ кованы в таком стиле. Вышла в свет еще одна книга монаха Иакова под названием «О началах Премудрости». В нее вошли толкования книг Иисуса Сирахова, Премудрости Соломона, Песнь Песней, Притчей Соломона, а значительную часть сборника занимает толкование кни­ ги Екклесиаста107. Совсем немного места уделено в книге «О началах Премудрости» главе «О Божественной Псалтири».

В последнее время стали появляться в печати переизданные труды дореволюционных исследователей учительных книг. Своего читателя находят работы П.А. Юнгерова, А.А. Олесницкого, препо­ добного архимандрита Макария (Глухарева)108, архиепископа Иринея (Клементьевского), А. Алексеева109, епископа Виссариона (Нечаева) и других. Кроме того, выходят в свет отеческие толкования на учи­ тельные книги святителя Григория Великого, святителя Дионисия Великого Александрийского110, преподобного Максима Исповедника111, святителей Филарета (Дроздова) и Тихона Задонского, преподобного Анастасия Синаита112 и прочих отцов.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика Определенного внимания заслуживает ряд учебных пособий к изучению Священного Писания учительных книг. К таковым можно причислить работы С.М. Костюка113, Г.Е. Колыванова114, М. Стренджа, Люссьера и Р. Мэрфи115, протоиерея Н. Соколова116, протоиерея А. Сорокина117. Немалую ценность представляет собой курс по изучению Священного Писания Ветхого Завета протоиерея Александра Меня — «Исагогика»118, изданный в 2000 году. Труд содержит общее введение, исследование ветхозаветных книг (в том числе и раздел учительных), произведенное на основе богословия отцов Церкви и данных библей­ ской науки. Издание насыщено интересными сведениями из области изучения книг Писания, хотя здесь не обошлось без сильного авторского увлечения открытиями западной библеистики. Кроме «Исагогики»

значительную ценность для библейской науки представляет собой еще один труд о. Александра Меня — его «Библиологический словарь» (М., 2002). В трехтомном справочнике даны сведения о путях и достижениях библеистики как науки, а также справки по ряду ученых­библеистов, комментаторов, богословов и писателей. Словарь является подспорьем при изучении учительных книг.

Будет не лишним отметить некоторые современные работы, в ко­ торых отражено изучение учительных книг. Это работы Г. Честертона119, священника П. Иванова120, С. Шульца121, М. Скобелева122, И. Щудро123, К. Люберинга124, протоиерея Г. Разумовского125, Б. Романова126, Р. Скотта127, Э. Юнца128, А. Шелепова129, А. Колганова130, Ж. Гийона131. Есть еще ряд публикаций об учительных книгах132. Среди исследований книг рассмат­ риваемого нами раздела Священного Писания не всегда можно обнару­ жить работы православного характера. К примеру, имеет место объемная работа автора, который рассматривает историю святого Иова, пытаясь доказать, что данная книга содержит в себе реинкарнационное учение о переселении душ. Называется эта работа «Беседы о книге Иова»133, ее автор — Д.В. Щедровицкий, приверженец иудейской веры. Иов, согласно мнению Щедровицкого, страдал за грехи, совершенные им «в предшест­ вующих жизнях».

Таков краткий перечень трудов, где, так или иначе, рассматрива­ ются учительные книги Священного Писания Ветхого Завета. Пока еще следует признать, что оригинальные работы, относящиеся к экзегетике 120 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета учительных книг, написанные в русле православной традиции, но и с уче­ том всех современных достижений науки, находятся на начальной стадии. Несмотря на то, что появляются отдельные исследования по учительным книгам в наше время, собственно отечественное изуче­ ние их пока далеко от должного уровня. Между тем, именно западная наука в настоящее время оказывает сильное влияние на православную отечественную экзегетику, а порой и определяет ее путь развития.

Поэтому, не имея ориентации, хотя бы даже приблизительной, в проделанном отцами, а также инославными учеными пути, весьма трудно сегодня определить место и задачи православного изучения учительных книг.

В настоящей статье сделана попытка показать исторический ход развития изучения ветхозаветных учительных книг на протяжении пери­ ода от первых времен христианства до наших дней. Автор очерка сознает, что не все сведения в области изучения данного раздела Священных книг оказались в его поле зрения, многое осталось за рамками обзора или затронуто лишь вскользь, но, думается, у читателя все же сложилось определенное представление касательно предложенной здесь темы.

Кроме того, исторический очерк может стать плодородной почвой для последующих возделываний на ниве библейских исследований.

Примечания и библиографические ссылки 1. См. например: Русские писатели-богословы. Вып. 2. Исследователи и тол кователи Священного Писания: Биобиблиографический указатель / Сост.

А.С. Чистякова, О.В. Курочкина, Н.С. Степанова. М., 1999. [Переизд.: М., 2001];

Мень. А., прот. Библиологический словарь. М., 2002;

Он же. Исагогика.

М., 2000;

Юнгеров П.А., проф. Введение в Ветхий Завет. Кн. 1–2. М., 2003.

[Репр. воспр. изд. 1907 г.];

Амфилохий (Радович), митр. История толкования Ветхого Завета / Пер. с серб. М., 2008;

Михейкина М.Э. Российская биб леистика: от зарождения до возрождения: Историографический очерк.

Иерусалим;

М., 2004;

и многие другие.

2. Учительные книги иногда называются поэтическими (у древних отцов и учителей Церкви), иногда — литературой Премудрости (хокмические книги), либо их относят к разряду Кетубим (Писания): в еврейской тра диции. В классическом варианте к группе учительных книг относят пять Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика канонических — Иова, Псалтирь, Притчи Соломона, Екклесиаст, Песнь Песней — и две неканонические — Премудрости Соломона и Премудрости Иисуса, сына Сирахова.

3. Наша задача — уделить внимание истории экзегетики именно учительных книг, выделяя их особым образом из всех ветхозаветных книг.

4. Скурат К.Е. Святые отцы и церковные писатели доникейского периода (I–III вв.): Учебн. пособие по патрологии. СТСЛ, МДА, 2005. С. 178.

5. Об этом см.: Сидоров А.И. Экзегетические труды Оригена: гомилии // Патристика. Труды Отцов Церкви и патрологические исследования:

Сборник. Н. Новгород, 2007. С. 258–351.

6. Патристика. Сборник. Указ. изд. С. 388.

7. Свт. Григорий Чудотворец, епископ Неокесарийский. Переложение Екклесиаста // Творения / Пер. Н. Сагарды. Пг., 1916. С. 62–79. Также в «Христианском Чтении» за 1913 г. и современные переиздания.

8. Отцы и учители Церкви III века: Антология. В 2-х т. / Сост. иером. Иларион (Алфеев). 1996. Т. II. С. 162.

9. Сагарда Н.И. Лекции по патрологии. I–IV века / Под общ. и науч. ред.

А.Г. Дунаева и диакона А. Глущенко. М., 2004. С. 612–618.

10. Свт. Афанасий Великий. Творения. Т. 1–4. Репр. воспр. изд. 1902 г. (СТСЛ).

М., 1994.

11. Творения иже во святых отца нашего Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской. Ч. 1. Репр. воспр. изд. 1845 г. (М.). М., 1991. С. 177–406.

12. См.: Восточные отцы и учители Церкви IV века: Антология. В 3-х т. Т. I.

МФТИ, 1998. С. 137. См. также: Юнгеров П.А. Введение в Ветхий Завет. Кн.

I. М.: ПСТБИ, 2003. С. 411.

13. Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Историческое учение об Отцах Церкви. В 3-х т. СПб., 1882. Переизд.: М.: Паломник, 1996. Т. II. С. 4.

14. Свт. Василий Великий. Творения. М., 1846. Переизд.: М., 1993. Ч. IV.

С. 193–223.

15. Св. Григорий, еп. Нисский. Творения в VIII частях. М., 1861–1871. Ч. III.

С. 1–408.

16. Он же. Творения. Ч. II. С. 203–358.

17. Там же. С. 193.

18. Там же. С. 194–202. Это толкование добавлено к двум книгам позднее.

122 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 19. Последнее упоминание его имени — на Константинопольском со боре в 394 г. Сочинение св. Амфилохия дошло до нас под именем св. Григория Богослова, но об авторстве первого свидетельствует Косма Индикоплевст.

20. «Теперь перечислю тебе пять книг стихотворных: увенчанного за перене сение различных страданий Иова, книгу Псалмов — подходящее лекарство для души, три книги премудрого Соломона: Притчи, Екклесиаст и Песнь Песней», что служит важным источником по истории формирования канона Писания. Цит. по: Восточные отцы и учители Церкви IV века:

Антология. Указ. изд. С. 415.

21. См.: Св. Амфилохий Иконийский. Фрагменты / Попов И.В. Св. Амфилохий, епископ Иконийский // Богословские труды. М., 1972. №9. С. 15–79.

22. См.: Мефодий, еп. Патарский. Полное собрание творений / Пер. под ред.

проф. СПбДА Е. Ловягина: СПб., 1877 (СПб., 1905). XXIII + 260 с. Ряд ста тей в «Богословских трудах»: Сб. 2. М., 1961. С. 143–206;

Сб. 13. М., 1975.

С. 172–180. Отцы и учители Церкви III века. Т. II. М., 1996. С. 382–464.

23. Восточные отцы и учители Церкви IV века: Антология. Указ. изд. Т. II.

С. 18.

24. См.: Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на псалмы. М., 2005. 640 с.

25. Полное собрание творений св. Иоанна Златоуста. В 12-ти т. Репр. воспр.

изд. 1900 г. (СПбДА). М.: Православное братство «Радонеж», 2005. Т. 6, кн. 2. С. 663–681.

26. Там же. С. 911–943.

27. См.: Филарет (Гумилевский), архиеп. Историческое учение об Отцах Церкви.

Указ. изд. Т. III. С. 45–46.

28. Амфилохий (Радович), митр. История толкования Ветхого Завета. Указ.

соч. С. 33.

29. Филарет (Гумилевский), архиеп. Цит. соч. С. 45.

30. Прп. Максим Грек. Творения. В 3-х ч. Ч. 1. СТСЛ, 1996 (с изд. 1910 г.). С. 195–196.

Здесь же отметим, что перу прп. Максима принадлежат толкования неудобо понятных изречений Священного Писания. Он объясняет места из псалмов:

9,18;

3, 7–8;

6, 18;

25, 10–12;

33, 11;

37, 7;

117, 2;

141, 5 и др. Есть толкования отчасти пс. 102 и пс. 18. См.: Творения. Ч. 3. СТСЛ, 1996. С. 3–20.

31. Псалтирь с объяснением значения каждого стиха блж. Феодорита, епископа Киррского. М., 1997. 694 с. (С изд. СТСЛ, 1906). См. также:

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика Глубоковский Н.Н., проф. Блаженный Феодорит, епископ Киррский: его жизнь и литературная деятельность. Т. 1–2. М., 1890.

32. См.: Афанасьев Д. Руководство к изучению Священного Писания Ветхого Завета. Ч. 3. Учительные книги. Джорданвилль, N.Y., 1975. С. 167.

33. Филарет (Гумилевский), архиеп. Указ. соч. Т. III. С. 55.

34. Творения св. Ефрема Сирина. В 8-ми т. М.: «Отчий дом», 1995 (репр.

изд.). Т. 4. С. 345–366. Нужно учесть, что в библейской и патрологической науке эти три толкования (пс. 140,3;

Притч. 5,1;

Еккл. 1, 14) принимаются произведениями сомнительной подлинности. См.: Муретов М. Труды святого Ефрема Сирина по толкованию Священного Писания Ветхого и Нового Завета // Творения иже во святых отца нашего Ефрема Сирина.

Т. 7. Сергиев Посад, 1835;

Жданов А. О толкованиях преподобного Ефрема Сирина на Священное Писание Ветхого Завета // Прибавления к творе ниям Святых отцов. Ч. 42. М., 1888. С. 467–488.

35. Указ. соч. Т. 3. М., 1995. С. 24–26;

10–12.

36. См. об этом: Отцы и учители Церкви III века. Т. II. Указ. изд. С. 212–213;

Творения святого Ипполита, епископа Римского, в русском переводе.

Вып. 1–2. Казань, 1898–1899;

Певницкий В.Ф. Святой Ипполит, епископ Римский, и дошедшие до нас памятники его проповедничества // Труды КДА. 1885. № 1. С. 50–83;

№ 2. С. 179–221.

37. О творениях св. Амвросия, еп. Медиоланского, можно узнать из:

Тихонравов Н. Святой Амвросий Медиоланский и его проповеди.

Харьков, 1878;

Прохоров Гр. Нравственное учение св. Амвросия, епископа Медиоланского // Вера и разум. 1911, № 5. С. 563–593;

№ 7. С. 29–58;

№ 9.

С. 290–309;

№ 10. С. 447–471;

№ 11. С. 584–621;

№12. С. 727–749;

№ 14. С. 183– 216;

№ 17. С. 609–622;

№ 18. С. 749–775;

№ 19. С. 27–44;

№ 20. С. 188–201.

38. Юнгеров П.А. Введение в Ветхий Завет. Кн. I. М.: ПСТБИ, 2003. С. 418.

39. В современных изданиях Вульгаты текст псалмов печатается параллельно в переводах с еврейского и греческого языков. Св. Иероним первым из хрис тианских экзегетов составил объяснение по еврейскому тексту и представил опыт научного выяснения причин разностей между переводом Семидесяти и еврейским оригиналом. Этот святой подверг филологическому объясне нию библейский текст, разбирая значение еврейских и греческих слов.

40. О его трудах можно узнать из: Иосиф, иером. Труды блаженного Иеронима в деле перевода Священного Писания // Православное обозрение. 1860.

Июль. С. 294–307.

124 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 41. Блж. Иероним Стридонский. Творения в XVII частях. Киев, 1893–1915.

Ч. VI.

42. Эти правила изъяснения священного текста, изложенные в четырех книгах св. Августина «Христианская наука» (см., напр., издание: Киев, 1835), явля ются первым опытом христианской герменевтики. О них говорит профессор Казанской духовной академии П.А. Юнгеров (о девяти основных правилах Иппонского святого в «Общем историко-критическом введении». Кн. I, М., 2003. С. 422–423).

43. Цит. по: Скурат К.Е. Золотой век святоотеческой письменности (IV–V вв.).

СТСЛ, 2002. С. 229. В своих герменевтических правилах св. Августин считает, что по причине разности в толкованиях и переводах книг тол кователю самому должно знать оригинал священного текста: еврейский и греческий. См. об этом: Юнгеров. П.А. Указ. соч. С. 422.

44. Объяснение 50 псалма в «Воскресном чтении» за 1849–1850 гг.

Нужно еще отметить, что «Морали на Иова» на русский язык не пере ведены, кроме некоторых отдельных книг, перевод которых осуществили в Московской духовной академии, предполагается их публикация.

45. В основном, это места из псалмов (9,7;

18, 1–5;

38, 2–3;

48, 9–10 и другие), кн.

Иова (1, 6–12), Притчей (3, 16;

3, 18;

8, 9 и другие). См.: Максим Исповедник.

Творения. Кн. 2. Вопросоответы к Фалассию. Ч. 1. Вопросы I—LV. М.:

Мартис, 1993. С. 280–281.

46. Амфилохий (Радович), митр. Указ. соч. С. 117–118, 46.

47. Иларион (Алфеев), еп. Преподобный Симеон Новый Богослов и Священное Писание // Патристика: Сборник. Н. Новгород, 2007. С. 396.

48. Там же. С. 418.

49. Михаил Пселл. Богословские сочинения / Пер с греч. архим. Амвросия (Погодина). СПб., 1998. С. 103–276;

Любарский Я.Н. Михаил Пселл, лич ность и творчество: к истории византийского предгуманизма. М., 1978.

Также см.: 2-е изд., испр. и доп.: Безобразов. П.В., Любарский Я.Н. Две книги о Михаиле Пселле. СПб., 2001.

50. О толковании Феофана Никейского см.: Амфилохий (Радович), митр. Указ.

соч. С. 75–78.

51. Об этом свидетельствует исследователь В.А. Ромодановская. См.:

Амфилохий (Радович), митр. Указ. соч. С. 128. Прим. 2.

52. Песнь Песней: Сборник. Москва–Харьков, 2005.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика 53. Тихон Задонский, свт. Размышления и замечания из текстов (псалмов) // Он же. Творения. М., 2003. Т. 5. С. 589–626.

54. Толкования свт. Феофана Затворника были изданы отдельными тиражами:

М., 1897, 1903, 1989, 2002, 2003.

55. Феофан, Затворник Вышенский, свт. Руководство к духовной жизни, состав ленное по толкованию 118 псалма. М.: Лепта-Пресс, 2005. 864 с.

56. Среди работ свт. Филарета (Дроздова) можно выделить следующие:

Филарет (Дроздов), митр. Учительные книги Ветхого Завета: О книге Иова.

О книге Притчей // Чтения в Обществе любителей духовного просвеще ния. 1874. № 1. С. 3–12;

Он же. Толкование 2-го псалма / Предисл. иером.

Ианнуария (Ивлиева) // Богословские труды. Сборник, посвященный 175-летию Ленинградской духовной академии. М., 1986. С. 281–294;

Он же.

Руководство к познанию книги псалмов // ЧОЛДП. 1872. Ч. 1;

Он же. О кни ге Екклесиаста. О Песни Песней // ЧОЛДП. 1874. № 2. С. 177–185;

Он же.

Начертание Церковно-Библейской истории. М., 1866.

57. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Мысли при чтении Священного Писания: Новый Завет, Псалтирь. М.: Отчий дом, 2002. 397 с.

58. Агафангел (Соловьев), еп. Книга Иова в русском переводе с кратким объяс нением. Вятка, 1861;

Он же. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, в русском переводе с краткими объяснениями. СПб., 1860.

59. Ириней (Клементьевский), архиеп. Толкование на Псалтирь по тексту ев рейскому и греческому. М., 1894. Ч. 1 и 2. Указанная работа архиепископа Иринея является переводом-обработкой труда кардинала Р. Беллармино (1542–1621), как об этом свидетельствует митрополит Амфилохий (Радович).

См. указ. соч. С. 187, сноска 1.

60. Палладий (Пьянков), еп. Толкование на псалмы, составленное по текс там: еврейскому, греческому и латинскому, по учению Отцов и учи телей Св. Церкви и дополненное различными замечаниями. М., 1872;

М., 1874 [ЧОЛДП];

Вятка, 1874. 588 с. [См.: Полотебнов А., свящ.

Мессианское значение типологических псалмов по Генгстенбергу (по поводу толкования Псалтири епископа Палладия). М., 1878. 68 с.] Арсений (Москвин), митр. Толкование на первые 26 псалмов. Киев, 1873.

[Кроме того, в ТКДА (1873. Т. 2) опубликован труд митр. Арсения (Москвина) «Введение в Священные книги Ветхого Завета». Данный курс, читанный им в СПбДА в 1814–16 гг., во многом устарел. Отдельное издание этого «Введения»: Киев, 1873. 194 с.] 126 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 61. Еп. Филарет (в ту пору еще архимандрит) проявил интерес к проблемам библейской критики и написал диссертацию, в которой рассматривал книгу Иова на основе еврейского текста больше как литературный па мятник, что стало причиной запрета публичной защиты.

62. Якимов И.С. О происхождении книги Притчей // ХЧ. 1887. № 1–2. С. 3–39;

Он же. О происхождении книги Екклесиаста // ХЧ. 1887. № 3–4. С. 197–236;

Он же. О происхождении книги Песнь Песней // Там же. № 5–6. С. 469– 507;

Он же. О происхождении книги Премудрости Соломона // Там же.

№ 7. С. 1–18;

Он же. О происхождении книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова // Там же. № 9–10. С. 299–311.

63. Бухарев А.М. [впосл. архим. Феодор] Святой Иов Многострадальный.

Обозрение его времени и искушения по его книге. М., 1864.

64. Савваитов П., прот. О книге Иова // Духовная беседа. 1861. № 13.

65. Троицкий Н. Происхождение книги Иова. Тула, 1880.

66. Алексеев А. Толкования раввинов на книгу Песнь Песней // Духовная беседа. 1873. № 2.

67. Рождественский А.П., прот. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова.

Введение, перевод и объяснение по еврейскому тексту и древним пере водам. СПб., 1911. 805 с.

68. Амвросий (Зертис­Каменский), архиеп. Псалтирь в новом славянском пере воде. М., 1878. 192 с.

69. Димитрий (Муретов), архиеп. Беседы на сто сороковой псалом. М., 1900.

70. Боголюбский М.С. Замечания на текст Псалтири по переводу 70-ти и сла вянскому // ЧОЛДП. 1874. № 3. С. 352–373;

Отдельн. изд. — М., 1879.

71. Казанский П.С., проф. Изъяснение шестопсалмия. М., 1894.

72. Никольский В. О надписаниях псалмов. М., 1882.

73. Терновский Г., прот. Изъяснение темных изречений в Псалтири. (По ру ководству святых отцов). М., 1891.

74. Поспелов И.Г. О русском переводе книги Екклесиаст // Прибавления к творениям святых отцов в русском переводе. 1863. Ч. 22.

75. Поспехов Д. Книга Премудрости Соломона, ее происхождение и отношение к иудейско-александрийской философии. Киев, 1873.

76. Олесницкий А.А., проф. Песнь Песней и ее новейшие критики. Киев, 1882.

77. Он же. Книга Притчей Соломоновых (Мишле) и ее новейшие критики. Киев, 1884;

Он же. Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика сведения из творений святых отцов и учителей Церкви. Репр. воспр. изд.

1894 г. (СПб.). М., 2002. 224 с.;

Он же. Слово о Псалтири. Киев. 1899. 15 с.

78. Сольский, проф. Обозрение трудов по изу чению Библии в России // Православное обозрение. 1869. Ч. 1;

Об отечественных трудах по изу чению Библии в XIX веке — ряд статей: ХЧ, 1901, ч. 1 — 1902, ч. 7. Отметим, что об истории толкований того периода говорилось на годичном акте Московской духовной академии в 1877 году.

79. Виссарион (Нечаев), еп. Толкование на паремии из книги Притчей и книги Премудрости Соломона. М., 1888. 322 с.;

Он же. Толкование на Паремии.

Т. 1 и 2. СПб., 1894.

80. Юнгеров П., проф. Происхождение книги Иова // ПС. 1906. № 3;

Он же. Книга Иова в переводе с греческого текста 70-ти с введением и примечаниями.

Казань, 1914;

Он же. Вероучение Псалтири, его особенности и значение в общей системе библейского вероучения. Казань, 1897 [Переизд.: Киев, 2006];

Он же. Псалтирь и ее значение в связи с заключающимся в ней веро учением: Речь. Казань, 1894;

Он же. Псалтирь в русском переводе с введе нием и примечаниями. Казань, 1915;

Он же. Книга Притчей Соломоновых в русско-славянском переводе с греческого текста 70-ти. Казань, 1908;

Юнгеров П.А. Происхождение книги Притчей // ПС. 1906. № 10. С. 161;

Он же. Книга Екклесиаст и Песнь Песней в переводе с греческого текста 70-ти. Казань, 1908;

Он же. Учение Ветхого Завета о бессмертии души и загробной жизни. Казань, 1899. 146 с. [Переизд.: Киев, 2006].

81. Об этом см.: Амфилохий (Радович), митр. История Толкования Ветхого Завета. Указ. изд. С. 186, ссылка 2.

82. Толковая Библия, или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета / Под редакцией А.П. Лопухина. Ветхий Завет: В 5-ти т.

М.: Даръ, 2008. Т. III: Учительные книги. 960 с.

83. Михаил (Лузин), еп. Библейская наука. Кн. 4: Учительные книги Ветхого Завета. Тула, 1900.

84. Афанасьев Д.П. Учебное руководство по предмету Священного Писания:

Книги учительные Священного Писания Ветхого Завета. Изд. 1876, 1880, 1888, 1914 гг. Издание Джорданвилль, 1975. 168 с.

85. Гавриловский В. Учительные книги Ветхого Завета. Вольск, 1911.

86. Бриллиантов Л.И. Краткое руководство к изучению Священного Писания Ветхого Завета. Могилев, 1914. 398 с.

128 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 87. Вигуру Ф. Руководство к чтению и изучению Библии. Ветхий Завет / Пер.

с франц.: Т. 1. М., 1916. 674 с.;

Т. 2. М., 1900. 1016 с. [Раннее издание: М., 1897–1899].

88. Савваитов П., прот. Православное учение о способе толкования Св.

Писания. СПб., 1875;

Он же. Библейская герменевтика, или толкователь­ ное богословие. СПб., 1859. 174 с.

89. См. указ. соч. митрополита Амфилохия (Радовича). С. 182–185.

90. Мень Александр, прот. Исагогика. М., 2000. С. 63–64. Карташеву принад­ лежит толкование 67­го псалма. Карташев А.В. Толкование 67 псалма // Православная мысль. Вып. 5. Париж, 1947. С. 95–116.

91. Богословие и история Церкви: Аннотированный указатель статей (1947–2000) / Сост. и введ.: монахиня Елена (Хиловская), О.В. Мелихова, О.В. Руколь;

Науч.

и общ. ред., предисл.: канд. ист. наук А.Г. Дунаев. М., 2006.

92. Троицкий Г. Значение термина «Хокма» (Премудрость) в учительных книгах Ветхого Завета. Л., 1962. Машинопись;

Макарий (Макиенко), ие ром. Псалтирь в святоотеческой экзегетике. Загорск, 1986. Машинопись;

Орехов Г. Идеал религиозно­нравственной жизни еврейского народа по учительным книгам Библии и применение его в жизни евреев. Л., 1956.

Машинопись;

Арсений (Хейккинен), иером. Учительные книги Ветхого Завета и ближневосточные книги мудрости. Л., 1989. Машинопись;

Гревуль А., прот.

Учительные книги Ветхого Завета. Л., 1971. Машинопись;

Макарий (Васьков), иеродиак. Московский митрополит Филарет о мессианских пророчествах в Псалтири. Загорск, 1960. Машинопись;

Яцурин П., свящ. Религиозно­ философское содержание книги «Екклесиаст». Загорск, 1975/1976.

Машинопись;

Голованов В. Книга Притчей: Историко­экзегетическое исследование. Загорск, 1979. 262, VI, 2 с. Машинопись;

Сиделин А. Историко­ экзегетический анализ книги Песнь Песней: Курсовое сочинение студента МДА. Загорск;

СТСЛ, 1975. Машинопись.

93. Бежгу Г., свящ. Дружба по Свящ. Писанию // ЖМП. 1957. № 12. С. 31–35.;

Иванов М.С. Псалтирь — Книга молитвы // ЖМП. 1979. № 9. С. 73–77;

Феогност (Дерюгин), архим. Некоторые замечания о надписаниях псалмов // ЖМП. 1954. № 12. С. 56–62.

94. Краткую характеристику экзегезы советского периода можно обнаружить в послесловии А.Г. Дунаева к указанной книге митрополита Амфилохия (Радовича). (История толкования Ветхого Завета. М., 2008. С. 213–221).

95. Рижский М.И. Книга Иова. Из истории библейского текста. Новосибирск:

Наука, 1991. 248 с.;

Он же. Атеистические мотивы в книге Иова Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика // Бахрушинские чтения. 1966. Вып. 1. Новосибирск, 1968;

Он же. Проблема теодицеи в Ветхом Завете // БЧ. 1971. Вып. 3. Новосибирск, 1971;

Он же.

Иов Септуагинты // Там же. 1974. Вып. 4. Новосибирск, 1974.

96. Козырев Ф.Н. Искушение и победа святого Иова / Отв. ред. Н.Н.Казанский, вступ. ст. В.Н. Топорова. СПб., 1997. 208 с.

97. Аверинцев С.С. Переводы: Евангелие. Книга Иова. Псалмы. Киев, 2004.

500 с.;

Он же. Книга Иова (перевод). М., 1973. (В книге «Поэзия и проза Древнего Востока»);

Он же. София — Логос. Словарь. Киев, 2006.

98. Аверинцев С.С. Переводы. Киев, 2004. С. 3.

99. Он же. Литература «Премудрости»: нормативная дидактика и протест против нее // История всемирной литературы. В 9­ти т. М.: Наука, 1983.

Т. 1. С. 290–299;

Он же. Теодицея // Философская энциклопедия. В 5­ти т. Т. 5. М., 1970. С. 197–199;

Он же. Греческая «литература» и ближневос­ точная «словесность» // Типология взаимосвязи литератур древнего мира. М., 1971.

100. Притчи. Книга Экклезиаст. Книга Иова / Пер., коммент. А.С. Десницкого, А.Э. Графова и др. М.: Российское библейское общество, 2002. 173 с.

101. В качестве примера можно привести разность переводов книги Иова.

Скажем, по переводу С.С. Аверинцева «сатана» переведен как «противоре­ чащий», а по переводу А.С. Десницкого — «сатана» как «враг». Остается факт, что все переводы могут дополнять друг друга в смысловом плане.

102. См.: Рашковский Е.Б. Книга Притчей Соломоновых: перевод. М., 1999;

Псалтирь: Новый перевод с греческого текста 70­ти толковников / Пер., введение иером. Амвросия (Типпота). М.: Культурно­просветительское общество «Вертоград», 2002. 243 с.;

Псалтирь учебная / Парал. текс­ ты. Церковно­славянский и русский перевод с церковно­славянского Е.Н. Бируковой и И.Н. Бирукова. М.: Правило веры, 2000.

103. Например, существует ряд дипломных работ студентов Московских духов­ ных школ. Собачевский Р. Перевод «Толкования на „Песнь Песней“» свя­ тителя Григория Двоеслова, папы Римского: Дипломная работа. С. Посад:

МДС, 2004;

Тимофеев Б. Перевод первой книги «Моралии на Иова» (Moralia in Job) святителя Григория Двоеслова, папы Римского. С. Посад: МДС, 2004;

Ким С. Перевод третьей книги «Моралии на Иова» (Moralia in Job) святителя Григория Двоеслова. С. Посад, 2006;

Алещенко Д. Перевод с ла­ тинского языка «Толкования на книгу Иова» святого Григория Великого (кн. 4). С. Посад: МДС, 2004.

130 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 104. Сидорова С.В. Любовь Божественная и любовь человеческая: Размышляя о книге Иова // Альфа и Омега. 1999. № 4 (22). С. 33–45;

Гостева Е. Книга Иова. Попытка интерпретации // Там же. № 1 (45). М., 2006;

Миллер Т.А.

Святоотеческое толкование псалма 99 // Альфа и Омега. 1996. № 1(8).

С. 57–64;

Антоний (Блум), митр. Сурожский. Беседа о притчах // Там же.

1999. № 4 (18). С. 14–23.

105. Фаст Геннадий, прот. Толкование на книгу Песнь Песней Соломона.

Красноярск: Енисейский благовест, 2000. 757 с., илл.

106. Иаков (Тисленко), мон. Толкование на книгу Иова (гл. 1–8). Троице­Сергиева Лавра, 1998.

107. Он же. О началах Премудрости. М.: Ника, 2000. 366 с.

108. Прп. Макарий (Глухарев), архим. Учительные книги Ветхого Завета. (Опыт переложения на русский язык архим. Макария Глухарева). М., 1863. 100 с.

В 1996 г. были изданы переводы архимандрита Макария. Священное Писание: Опыт переложения на русский язык еврейских писаний русс­ кого архимандрита Макария… Brooklyn (N.Y.), 1996. 1464 с.

109. Алексеев А.А. Песнь Песней в древней славяно­русской письменности.

СПб., 2002.

110. Священномученик Дионисий Великий Александрийский. Творения в русском переводе. СПб., 2007.

111. Толкование на 59 псалом // Прп. Максим Исповедник. Избранные тво­ рения. М., 2004. С. 280–288.

112. Прп. Анастасий Синаит. Беседа на 6­й псалом. М., 1889.

113. Костюк С.М. Священное Писание Ветхого Завета (учительные книги).

Загорск, 1986.

114. Колыванов Г.Е. Конспект лекций по Священному Писанию В. З. для 4 кур­ са семинарии. С. Посад: МДС, 2001;

Он же. Песнь Песней // Угрешский вестник. 2006. № 3. С. 122–135.

115. Стрендж М. Книга Иова и Книга Екклесиаста / Пер с англ. Колледжвиль:

«Литурджикал Пресс», б.г.;

Люссьер. Книга Притчей и Книга Сирахова (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова). Колледжвиль, б.г.

Машинопись;

Мэрфи Р. Введение в писания мудрецов Ветхого Завета.

Колледжвиль, 1964. Машинопись.

116. Соколов Н., прот. Ветхий Завет: Курс лекций. Ч. 2. М.: ПСТБИ, 1997.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Библеистика 117. Сорокин А., прот. Литература мудрых Израиля: Курс лекций. СПб., б.г.;

Он же. Введение в Священное Писание Ветхого Завета: Курс лекций. К., 2003. 474 с.

118. Мень Александр, прот. Исагогика. М., 2000. 636 с.

119. Честертон Г.К. Книга Иова // Мир Библии. 1993. № 1. С. 32–36.

120. Иванов П., свящ. Учительные псалмы 1, 10, 22, 23, 41, 61, 67, 120, 136, 138:

Экзегетический анализ: Дипл. соч. СПб., 2000.

121. Шульц С. Ветхий Завет говорит… М.: Духовное возрождение, 2000.

122. Скобелев М. Особенности синтаксиса библейской поэзии // Богословский сборник ПСТБИ. № 12. М., 2003. С. 64–70.

123. Щудро И. Учение о браке по учительным книгам Ветхого Завета: Дипл.

соч. Сергиев Посад: МДС, 2006.

124. Люберинг Кэрол. Беседы с Иовом и Юлианой Норвичской. М.: ББИ св. ап.

Андрея, 2003.

125. Разумовский Г., прот. Объяснение священной книги псалмов. М.: ПСТБИ, 2003. 992 с.

126. Романов Б. Псалмопевец Давид и русская поэзия. Псалтирь в русской поэзии. М.: Ключ, СТСЛ, 1995. 381 с.

127. Скотт Роберт. Традиция и литература мудрости / Пер. с англ.

Е.С. Сафроновой // Библейские исследования: Сб. статей. М., 1997.

С. 614–665.

128. Юнц Э.Г. Книга Экклезиаста // Вопросы философии. 1991. № 8.

С. 139–154.

129. Шелепов А. Анализ содержания книги Экклезиаста: Дипл. соч. Дзержинский:

Николо­Угрешская духовная семинария, 2005. 233 с.

130. Колганов А. Нравственное учение книги Притчей Соломоновых // Угрешский вестник. 2006. № 1. С. 102–105.

131. Гийон Ж. Пояснения и размышления на книгу Песнь Песней царя Соломона.

СПб.: «Руфь», 2004. 128 с.

132. Традиция и литература мудрости // Библейские исследования. Вып. 1.

М., 1997. С. 614–665;

Антонини Б., проф. Экзегезис книг Ветхого Завета.

М., б.г.;

Д-р Олден Ганнет. Как видеть Бога сквозь слезы. (Размышления над книгой Иова). Изд­во СМС, 1990.;

Комэй Д. Кто есть кто в Ветхом Завете. М., 1998.

133. Щедровицкий Д.В. Беседы о книге Иова. М.: Оклик, 2005. 235 с.

132 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Очерк по истории экзегетики учительных книг Священного Писания Ветхого Завета 134. Например, особой оригинальностью отличается словарь к Псалтири, составленный преподавателем Нижегородской духовной семинарии — профессором Людмилой Павловной Клименко: данный труд стал хорошим вкладом в изучение книги Псалтирь. См.: Клименко Л.П. Словарь перенос­ ных, образных и символических употреблений слов в Псалтири. Часть I, псалмы 1–50;

Часть II, псалмы 51–100. Нижний Новгород, 2008. 448 с.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии История русской философии П.П. Шитихин Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности цивилизационного развития России На рубеже XX и XXI веков специфика российской цивилизации, феномен ее расположения между Западом и Востоком, не только в географическом, но и культурно-историческом и общественно-политическом измерении, стали объектом внимания многих российских ученых, политиков и пуб лицистов. Актуализации этой тематики способствовали серьезные изме нения в экономике, политике и культуре России конца XX века. В научной и общественной среде появилось осознание необходимости поиска новой национальной идеи, определения российской самоидентификации, свое образия национального, государственного и общественно-политического устройства России. Ярко демонстрирует современную потребность в ре шении обозначенных проблем обращение в работах современных авторов к наследию евразийцев 20–30-х годов XX века.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии Реанимация евразийства произошла в начале 1990-х годов усилия ми Льва Николаевича Гумилева. Действительность конца ХХ столетия требовала переосмысления идеологического наследия евразийства, но процесс корректировки и приведения его в соответствие с требова ниями исторического момента никоим образом у Гумилева не затронул концептуальных основ евразийского мировоззрения.

Евразийцы разделяли основные принципы русского националь ного самосознания, которыми определялась жизнь России в допетров ские времена и которые получили освещение в творчестве российских мыслителей ХIX века. В их теоретических разработках важное место занимают понятия евразийского мироощущения и евразийского умонас троения, истоки которых находим у Гоголя, Тютчева, Блока, Волошина, Ломоносова, Карамзина, Менделеева, Мечникова и др. Поэтому су ществует мнение, что евразийство могло бы считать себя «не младше младших славянофилов, а старше старших»1.

Славянофилы второй половины XIX века разделяли мир на «Святую Русь» и «гниющую Европу», по принципу противопоставления России и Европы. Особое внимание концентрировалось на проблеме культур но-цивилизационной самобытности России и необходимости защиты и сохранения этой самобытности как важнейшего условия жизнеспо собности и исторических перспектив российской государственности.

Хотя славянофилы и не переставали говорить о своей любви к «великой старой Европе», они сформулировали и последовательно защищали те зис об особом пути развития и высокой миссии России. У славянофилов евразийцы восприняли прежде всего идею соборности как «единства во множестве». Соборность — высший принцип существования лич ности, социальной группы, класса, государства, этноса.

Очен ь бл изко еврази й ца м у чен ие неос ла вя нофи ла Н.Я. Данилевского, которому принадлежит заслуга в разработке теории культурно-исторических типов: нет культур высших и низших — есть различные. Схожи взгляды евразийцев и Данилевского и по проблеме противостояния России и Запада. Они резко критикуют попытки ев ропейской цивилизации абсолютизировать свои ценности, выдать свою культуру за общечеловеческую. Евразийцы противопоставляли «общече ловеческому» национальное, всеобщему — отдельное, индивидуальное.

136 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России Данилевский также считал, что прогресс — это возможность «исходить поле истории во всех его направлениях»2. Однако евразийцы не разде ляли идей панславизма Данилевского.

Многократно сосредотачивал внимание на тематике «Россия — Европа» Ф.М. Достоевский. В своих «Дневниках» он писал: «Русскому ни за что нельзя обратиться в европейца, оставаясь хоть сколько–ни будь русским, а коли так, то и Россия, стало быть, есть нечто совсем самостоятельное и особенное, на Европу совсем не похожее и само по себе серьезное»3. Не случайно, поэтому, у евразийца Н. Трубецкого есть целый блок серьезных работ о творчестве Достоевского4. Нужно, однако, отметить и особенность взглядов Ф.М. Достоевского, который, как позже и В. Соловьев, придерживался тезиса о всечеловечности и универсальности русской культуры.

Ближе всего к евразийцам подходил К.Н. Леонтьев, считавший, что российская государственность должна быть не чем иным, как разви тием своей собственной оригинальной славяно-азиатской цивилизации.

По Леонтьеву, чисто славянское содержание русской идеи слишком бедно для всемирного духа России. Считая Запад постоянной угрозой для России, он призывал искать и готовить союзников на Востоке.

Предлагая славянам активнее сливаться с азиатскими народами, он создает концепцию не славянской, а славяно-восточной или даже славя но-азиатской цивилизации. Россия, будучи правопреемницей Византии, идеологически должна продолжить и ее историко-географическую судьбу. Это и является концом России Петра и возвращением России в Азию. Россия не является просто славянской страной. «Азиатские, подвластные Короне русской провинции обширны, многозначительны по местоположению и весьма характерны по идеям своим, и при каждом политическом движении своем Россия должна неизбежно брать в расчет настроение и выгоды этих драгоценных своих окраин»5.

Параллельно с работами евразийцев на Западе появилась книга О. Шпенглера «Закат Европы» (1918), направленная против европоцент ризма и говорящая об упадке германо-романской цивилизации. Русский автор В. Иванов, защищая евразийцев, тогда писал: «Движение евразийцев должно быть приветствуемо всеми любящими свою страну русскими людь ми… Они правильно вносят поправку в дело славянофилов, ища на Востоке Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии того, чего не хватало Аксакову, Хомякову, Константину Леонтьеву, чтобы обосновать наше отличие от Европы. Только перетряхивая с полным пересмотром историю Востока, найдем мы самих себя»6.

Евразийское течение, родившееся в конце XIX века и получив шее свое полное развитие в эпоху первой русской «белогвардейской»

эмиграции, было неоднородным по своему составу, сложным и проти воречивым. В 1925 году Н. Трубецкой писал: «Людей, именующих себя „нашими“, чрезвычайно мало: человек 70 в Берлине, десятка полтора в Вене, с десяток в Риме и отдельные единицы в других пунктах, в об щем немножко больше ста;

а из них настоящих — не больше трети (это по самому максимальному расчету)»7.

Основными фигурами евразийского сотрудничества были следующие: историк Георгий Вернадский (1887–1973), в последние десятилетия своей жизни — профессор Йельского университета США, автор пятитомной «Истории России»;

географ Петр Савицкий (1895–1968) — первый профессиональный русский геополитик, ко чевниковед, как он сам себя называл, друг Л.Н. Гумилева;

филолог с мировым именем, историк, глубокий специалист по межнациональ ным проблемам князь Николай Трубецкой (1890–1938);

философ, поз же — выдающийся историк Церкви и богослов Георгий Флоровский (1893–1979), с 1948 года — профессор и декан Свято-Владимирской духовной академии в Нью-Йорке;

эссеист, критик, музыковед Петр Сувчинский (1892–1985) — основатель Русско-Болгарского издатель ства в Софии, в котором вышла первая книга евразийцев;

профес сор Николай Алексеев (1879–1964) — специалист по «философии государства и права», идеолог политической программы евразий цев;

профессор Лев Карсавин (1882–1952) — известный религиозный мыслитель, в 1930-х годах возглавивший семинар в Кламаре (Франция), подготовивший пробольшевистское течение в евразийстве;

профес сор, филолог Роман Якобсон (1896–1982), обосновавший концепцию своеобразного евразийского языкового союза.


Уже в начале 1930-х в евразийском движении произошел раскол, приведший его к кризису и окончательному распаду, несмотря на то, что группа вождей евразийства состояла из талантливых людей, равных которым в других политических организациях было нелегко найти8.

138 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России Но мыслительный потенциал создателей евразийства был настолько велик, что их идеи не угасли во времени и продолжают давать совре менным философам пищу для размышлений.

Одновременно с О. Шпенглером евразийцы отрицали линейную схему исторического развития, призывая к признанию относительнос ти достижений европейского сознания, особенно в идеологической и нравственной областях. Н. Трубецкой отмечал, что, хотя европейцы и присвоили себе право считать романо-германскую культуру венцом эволюции, однако никакой «лестницы культур» не существует: все культуры и народы равноценны и качественно несоизмеримы. «Момент оценки, — полагал Трубецкой, — должен быть навсегда изгнан из этно логии и истории культуры… Оценка всегда основана на эгоцентризме.

Нет высших и низших. Есть только похожие и непохожие»9. Кроме того, не существует никакой «общечеловеческой цивилизации», которой должны бы подчиниться, слиться с ней, приняв ее веру, язык и куль туру, другие народы10, и «долг всякого неромано-германского народа состоит в том, чтобы, во–первых, преодолеть всякий собственный эго центризм, а во–вторых, оградить себя от обмана „общечеловеческой цивилизации“»11.

Осмысливая происхождение своеобразной культуры России, ев разийцы, в отличие от славянофилов, не искали ее корни в собственно «славянской» культуре, а более склонялись к мысли о преимущест венном влиянии на нее «европейских» и «азийских» элементов. Под «азийской» культурой они понимали не только культуру эллинисти ческую и византийскую: вслед за Леонтьевым евразийцы акцентировали внимание на влиянии «туранского», восточного элемента, отмечая важную роль в формировании русской национальности тюркских и уг ро-финских племен.

Евразийцы утверждали, что «между миром восточно-православным и миром западно-католическим существовали глубокие силы отталки вания, и это отталкивание древнерусского человека от „поганой латини“ едва ли не было сильнее отталкивания его от „поганых басурман“»12.

П.Н. Савицкий утверждал: «Без „татарщины“ не было бы России»13.

Такие атрибуты Монгольской империи, как жесткая государственность, единоначалие, служение подданных высшей идее, жертвенность и вместе Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии с тем веротерпимость, вошли в самосознание российско-евразийского народа, определили его социальную психологию и поведение.

Евразийцы представляли Россию как совершенно самостоя тельный, особый культурный, исторический и географический мир, «срединную цивилизацию». Исторически и географически русской нации предопределено объединить разноязычные этносы, населяющие гигантскую равнину Евразии, в единую многонародную нацию — ев разийскую. По Савицкому, природа Евразии зовет к политическому, культурному и экономическому объединению: «Громадная система равнин, именуемая российско-евразийским миром, как бы самой при родой созданный колоссальный ассимиляционный котел. Тогда как в Европе и Азии временами можно было жить только интересами своей колокольни»14. Всю историю Евразии евразийцы считали последо вательной цепью попыток создания этого единого всеевразийского государства. Все народы, заселяющие Евразию, связаны общностью исторической судьбы: «Судьбы евразийских народов переплелись друг с другом, прочно связались в один громадный клубок, который уже нельзя распутать, так что отторжение одного народа из этого единства может быть произведено только путем искусственного насилия над природой и должно привести к страданиям»15. Попытку объединения в свое время предпринимали монголо-татары, двигавшиеся с востока на запад. Россия, вобрав в себя многие характерные черты монгольской культуры, совершила продвижение с запада на восток. Это второе объ единение евразийских народов происходило не столько посредством военно-политической силы, сколько путем создания духовной связи народов на основе Православия.

Приоритетными в формировании полинародного субъекта рос сийской истории являются не язык и не кровь, ибо есть много двуязыч ных и трехъязычных этносов и, наоборот, разных этносов, говорящих на одном языке. Культура, идеология, экономические связи и даже общность происхождения также никогда не бывают монолитными.

Объединяющим фактором для этноса является прежде всего общая историческая судьба, во многом обусловленная «месторазвитием».

П. Савицкий писал: «Понятие „месторазвитие“ останется в силе, будем ли мы считать, что географическая обстановка односторонне влияет 140 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России на социально-историческую среду, или наоборот, что эта последняя од носторонне создает внешнюю обстановку, или же мы будем признавать наличие процессов обоих родов»16. Высказывания Н. Трубецкого как бы предваряют определение Л.Н. Гумилева — «кормящий ландшафт», близкое по своему смыслу к понятию «месторазвитие». «Для личностей многочеловеческих (народных и многонародных), — писал Трубецкой, — эта связь с физическим окружением (с природой территории) настолько сильна, что приходится говорить прямо о неотделимости данной мно гочеловеческой личности от ее физического окружения»17.

Основой российского миросозерцания евразийцы считали Православие, которое, по мысли Л.П. Карсавина, определяет симфо ническое всеединство соборных личностей, выражающих и осущест вляющих сверхиндивидуальное сознание. Христианская соборность, в отличие от коллективизма, не отрицает и не ограничивает индиви дуальное: «…для бытия соборного целого необходимо как выражение его множества, т. е. сферы индивидуального бытия, так и выражение его единства, т. е. взаимная согласованность индивидуумов»18. Историческая задача русского народа виделась евразийцам в том, чтобы, раскрывая и развивая себя в своей Церкви, он помог создать возможность для самораскрытия в Православии других народов.

Евразийцам, в отличие от славянофилов, Данилевского, Леонтьева и других, не пришлось возлагать надежды на самодержавное государ ство — они исходили из уже свершившегося факта крушения старой России. Не считая революцию концом русской истории, в большинстве своем евразийцы позитивно приняли действия большевиков по сохра нению и укреплению территориального единства России, полагая, что коммунисты последовательно реализуют вековые устремления России.

И это несмотря на то, что русскую революцию евразийцы считали неиз бежным следствием процесса европеизации России, начатого Петром I и продолженного его преемниками. Как и Н.Я. Данилевский, евразийцы полагали, что европеизация (у Данилевского — «европейничанье») привела к резкому социальному расслоению и отрыву правящих и при вилегированных кругов от широких народных масс и, как следствие, к взрыву. Евразийская позиция — это «третий путь» — ни большевизма, ни царизма, некая «консервативная революция»19.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии В большинстве своем русская эмигрантская интеллигенция приня ла евразийские идеи довольно прохладно, если не сказать отрицательно.

Среди особенно активных критиков евразийства были Н.А. Бердяев, И.А. Ильин, П.Н. Милюков, Ф.А. Степун, Г.П. Федотов. В 1928 году наметившийся ранее раскол внутри движения завершился полным раз межеванием на парижскую и пражскую группы. К началу 1930-х годов от евразийства отошли самые решительные его сторонники и даже основоположники: Н. Трубецкой, Г. Флоровский, Г. Бицилли и др.

Причин, объясняющих, почему евразийство как культурно-по литическое движение преждевременно замолкло и сошло со сцены, конечно, много, но главная заключается в том, что евразийское культур но-политическое миросозерцание выросло из ненависти к тем силам, что привели Россию на край гибели, к порожденной Петром Великим западнической интеллигенции. Под влиянием такого озлобления против внутреннего и внешнего Запада в евразийцах созрело ощущение, что и советская Россия — это «тоже Россия» (и это впоследствии превра тилось в тенденцию примирения с большевистской властью)20.

На евразийство нападали не только либералы–западники, но и рус ские патриоты. Н. Бердяев обличал их в том, что они «неверны русской идее... порывают с лучшими традициями нашей религиозно-национальной мысли… делают шаг назад по сравнению с Хомяковым и Достоевским»21.

Евразийцы считали возврат к дореволюционной действительности невоз можным, и это навлекло на них гнев монархистов. Религиозная и нацио нальная терпимость евразийцев сделала их движение неприемлемым для крайних националистов, считавших, что евразийцы не ценят традиционные русские духовные ценности. Наконец, по версии ура-патриотических критиков 1920-х годов, евразийцы — просто тайные большевики. Но тот же Бердяев видел положительную заслугу евразийцев в том, что «они поддерживают достоинство России и русского народа в эпоху, когда русские, почитающие себя патриотами, его унижают. Евразийство может сыграть положительную политическую роль, но оно должно освободиться от соблазнов утопии, от вожделений диктатуры партии»22.

Наследие евразийцев оказало влияние на развитие самобытной рус ской философской мысли, обеспечив через интеллектуальное движение эмиграции преемственность творчества философов дореволюционной 142 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России эпохи и современности. «Великим евразийцем» называли современники русского ученого, историка, географа и философа Л.Н. Гумилева, раз вившего евразийскую концепцию об объективном характере единства евразийского суперэтноса. Гумилев встречался и беседовал с Савицким, переписывался с Г. Вернадским, знал работы Н. Трубецкого и даже напи сал солидную обобщающую статью «Историко-философские сочинения князя Н.С. Трубецкого (Заметки последнего евразийца)»23. Евразийцем называли Гумилева не только его приверженцы24, но и критики25.


Мы можем рассматривать труды Л.Н. Гумилева как продолжателя евразийской традиции, как «неоевразийца». Термин «неоевразийство»

понимается нами как новая актуализация евразийской традиции, про изошедшая в другой исторической обстановке и часто несущая в себе совершенно новые тенденции, навеянные современностью.

В своих исследованиях Л.Н. Гумилев пытался ответить не только на типичные для этнографии вопросы «кто, что и где», но и «почему»

и «как», создавая основы этнологии — науки о развитии и взаимодейс твии этносов. Одним из основных выводов ученого является утвержде ние, что пригодное для одной общности не всегда годится для других.

Увлеченность Гумилева никогда не приводила его к односторонности:

ни одного этноса он не возвышал в ущерб другим. Он первым выступил против европоцентристской «черной легенды» о татаро-монгольском иге, об извечной вражде кочевников Степи с земледельцами Леса26, о патологической жестокости и склонности к разрушению достижений культуры у народов Великой степи. Конечно, стереотипы поведения этих народов были отличны от европейских, но это не значит, что они были хуже — они были просто другими.

В трудах Гумилева складывается новое видение истории, при котором евразийский Восток выступает как самостоятельный и ди намичный центр этногенеза, культуры, политической истории, госу дарственного и технического развития. Евразия представляет собой полноценное «месторазвитие», богатейшую почву этногенеза и куль турогенеза. Следовательно, надо научиться рассматривать мировую историю не как однополярную («Запад и все остальные»), а как много полярную, причем северная и восточная Евразия представляют собой особый интерес, так как являются альтернативным Западу источником Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии важнейших планетарных цивилизационных процессов. Более того, западная цивилизация, считал Гумилев, находится в последней, ни сходящей стадии этногенеза, являясь конгломератом «химерических»

этносов. Следовательно, центр тяжести обязательно переместится к более молодым народам.

Исследователь утверждал, что при анализе этнической истории Руси-России «необходимо принимать во внимание этногенезы всех народов нашей Родины. Каждый из этих этносов, обладая своим эт ническим возрастом и соответствующим ему пассионарным потенци алом, оказывал мощное влияние на ход этногенеза всего суперэтноса.

И только учтя весь спектр этнических контактов и их социальных пос ледствий, можно приблизиться к истинному представлению о прошлом Отечества»27. Гумилев развивает идею о том, что великороссы, русские представляют собой не просто ветвь восточных славян, но особый эт нос, сложившийся на основе тюркско-славянского слияния. Именно геополитическое сочетание Леса и Степи составляет историческую сущность России, предопределяя характер ее культуры, цивилизации, идеологии, политической судьбы.

Система поведения, созданная российским суперэтносом на идейной основе древнерусского суперэтноса — Православии, позволила России объединить евразийский континент. При этом созидание государствен ности происходило на основе принципа первичности прав каждого народа на присущий ему образ жизни. Каждому народу находилось приемлемое место: русские осваивали речные долины, финно-угорские народы и ук раинцы — водораздельные пространства, тюрки и монголы — степную полосу, а палеоазиаты — тундру. При большом разнообразии географи ческих условий для народов Евразии объединение всегда оказывалось гораздо выгоднее разъединения. На Руси неукоснительно соблюдался принцип соборности;

и пока за каждым народом признавалось право быть самим собой, объединенная Евразия сохраняла свою государственность, выдерживая натиск враждебного ей окружения.

Многолетнее изучение древней и средневековой истории и куль туры народов Евразии позволяло Гумилеву вслед за Н.С. Трубецким и другими евразийцами утверждать, что культура, одинаковая для всех, — невозможна. Общечеловеческие ценности действительны лишь 144 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России при слиянии всех этносов в гиперэтнос, а это, по мнению Гумилева, с позиций этнологии маловероятно: российский суперэтнос возник на 500 лет позже, поэтому как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Гумилев считал, что в XX веке Россия отказалась от своей тра диционной политики, перейдя к европейским принципам одинаковости народов, и предупреждал: «Конечно, можно попытаться „войти в круг цивилизованных народов“, то есть в чужой суперэтнос. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо осознавать, что ценой интеграции России с Западной Европой в любом случае будет полный отказ от отечествен ных традиций и последующая ассимиляция»28.

Л.Н. Гумилев не ограничился лишь популяризацией концепции ев разийства, не стал эпигоном своих великих предшественников29. Прежде всего это видно из его целостной теории этногенеза с ее ключевым зве ном — учением о пассионарности. Гумилев выделяет в евразийской кон цепции те положения, которые близки его собственным, и придает им свой смысл. Излагая, в частности, взгляды евразийцев на значение монгольского ига в русской истории, он дополняет их результатами своих изысканий.

Евразийцы критиковали предшествующую историографическую тра дицию, объявлявшую татарское иго своего рода «провалом» в русской истории30. Они настаивали на том, что нельзя считать это влияние сплошь деструктивным: благодаря ему у нас появились фискальная система и ям ская служба, перепись населения и южнорусское хлебопашество, валенки, пельмени, колокола и кофе31. К монголам восходят особенности русского костюма и русского военного искусства. Именно благодаря монголам прекратились княжеские междоусобицы и были созданы предпосылки для формирования централизованного государства. Евразийцы видели в монгольском периоде русской истории идеальный русско-татарский симбиоз. Однако Г.В. Вернадский отмечает среди последствий ига упа док ремесел, ликвидацию вечевых свобод, подрыв авторитета и позиций боярского сословия, общее ужесточение жизни (распространение пыток, телесных наказаний, смертной казни)32. Н.С. Трубецкой представляет монгольское завоевание так: «Разгром удельно-вечевой Руси... и вклю чение этой Руси в монгольское государство не могли не произвести в душах... русских людей самого глубокого потрясения... С душевной Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … История русской философии подавленностью, с острым чувством унижения национального самолюбия соединялось сильное новое впечатление... Иноземное иго воспринято было религиозным сознанием как кара Божия»33. П.Н. Савицкий, хотя и доказывал благотворность «татарщины», тем не менее писал: «Татары...

пали на Русь как наказание Божие»34.

Иной представляется позиция Л.Н. Гумилева, который отстаивал парадоксальный тезис, что никакого ига вообще не было, что «поход Батыя по масштабам произведенных разрушений сравним с междо усобной войной, обычной для того времени»35. Мало того, Гумилев указывал на непоследовательность мнений евразийцев по этому вопросу:

«Взаимосвязь... событий дает право на понимание ситуации Русь — Орда как военно-политического союза... Н.С. Трубецкой придерживался традиционной точки зрения о существовании татарского ига на Руси, что не вполне увязывается с представлениями автора о евразийском единстве... Тезис Трубецкого... неверен как по существу, так и с позиций евразийства, отстаиваемого автором»36.

В одном из интервью, говоря о том, что он разделяет взгляды евра зийцев на проблему «Восток-Запад», Гумилев поясняет: «Евразийский тезис: надо искать не столько врагов… а надо искать друзей… и союзни ков нам, надо искать искренних. Так вот, тюрки и монголы могут быть искренними друзьями, а англичане, французы и немцы, я убежден, могут быть только хитроумными эксплуататорами». По глубокому убежде нию Гумилева, «если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство»37.

Возрождение, развитие Л.Н. Гумилевым в новых исторических условиях и на огромном уникальном материале идей классического евразийства во многом определило постевразийство, неоевразийство не просто как моду, но как веление времени. Актуальность евразийского учения сегодня правомерно объяснить тем, что вопросы, поставленные его приверженцами почти столетие назад, так и остались без ответов.

Интернационалистический универсализм, по сути своей оказавшийся ложным, не пережил испытания временем, и история снова постави ла Россию перед выбором национально-государственной идеологии, необходимой для интегрирования разобщенных частей суперэтноса в единое сообщество.

146 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Взгляды евразийцев и Л.Н. Гумилева на особенности... развития России Примечания и библиографические ссылки 1. См.: Хоружий С. Русь — новая Александрия: страница из предыстории евразийских идей // Начала. 1992. № 4(6). С. 17.

2. См.: Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991. С. 34.

3. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений. СПб.: Наука, 1994. Т. 13. С. 203.

4. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 617–725.

5. Леонтьев К.Н. Письма о восточных делах // Он же. Восток, Россия и Славянство. М., 1996. С. 355.

6. Иванов В. Культурно­исторические основы русской государственности.

Харбин, 1926. С. 29.

7. Цит. по: Евразия. Исторические взгляды русских эмигрантов. М., 1992.

С. 155.

8. См.: Степун Ф.А. Россия между Европой и Азией // Новый журнал. 1962.

№ 269. С. 251–277.

9. Трубецкой Н. Европа и человечество. София, 1920. С. 42.

10. См.: Там же. С. 5.

11. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. Указ. изд. С. 331.

12. Пушкарев С. Россия и Европа в их историческом прошлом // Евразийский временник. 1927. С. 145.

13. Савицкий П.Н. Степь и оседлость // Мир России — Евразия: Антология.

М.: Высшая школа, 1995. С. 59.

14. Он же. Географические и геополитические основы евразийства // Евразия.

Исторические взгляды русских эмигрантов. Указ. изд. С. 117.

15. Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм // Мир России — Евразия:

Антология. Указ. изд. С. 198.

16. Савицкий П. Географический обзор России­Евразии // Он же. Континент Евразия. М., 1997. С. 293.

17. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. Указ. изд. С. 107.

18. Карсавин Л.П. Основы политики // Мир России — Евразия: Антология.

Указ. изд. С. 113.

19. См.: Дугин А. Евразийский триумф // Савицкий П. Континент Евразия.

Указ. изд. С. 437.

20. См.: Степун Ф.А. Цит. соч. С. 251–277.

21. Бердяев Н. Евразийцы // Путь. Париж, 1925, № I. С. 135.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел I. Научные работы, статьи … преподавателей. Богословие 22. Он же. Утопический этатизм евразийцев // Мир России — Евразия:

Антология. Указ. изд. С. 334.

23. В сборнике: Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. Указ. изд.

24. См.: Ключников С. Восточная ориентация русской культуры // Русский узел евразийства. М., 1997. С. 48.

25. См., напр.: Чемерисская М.И. Лев Николаевич Гумилев и его научное на­ следие // Восток. 1993. № 3. С. 174.

26. См.: Гумилев Л.Н., Куркчи А.И. Черная легенда: Историко­психологический этюд // Хазар. 1990. № 1–2.

27. Гумилев Л.Н. От Руси к России: Очерки этнической истории. М.: Экопрос, 1994. С. 293.

28. Там же. С. 299.

29. См.: Лавров C.Б. Завещание великого евразийца // Послесловие к кни­ ге Л.Н. Гумилева «От Руси к России: Очерки этнической истории».

М.: Экопрос, 1994.

30. См.: Вернадский Г.В. Начертание русской истории. Прага, 1927;

Савицкий П.Н.

Геополитические заметки по русской истории // Он же. Континент Евразия.

Указ. изд. С. 303–331.

31. См.: Хара-Даван Э. Чингис­хан как полководец и его наследие. Белград, 1929. С. 200–208.

32. См.: Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Тверь, 1997. С. 10, 346–363.

33. Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана // Он же. История. Культура. Язык.

С. 260.

34. Савицкий П.Н. Степь и оседлость. Указ. изд. С. 333–334.

35. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989. С. 519.

36. Он же. Историко­философские сочинения князя Н.С. Трубецкого (Заметки последнего евразийца) // Трубецкой Н.С. История. Культура.

Язык. С. 40–41.

37. См.: Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., 1993. С. 31.

Раздел II Дипломные, курсовые, семестровые сочинения и рефераты студентов Нижегородской духовной семинарии Андрей Логинов Проблема экклезиологических различий в контексте взаимоотношений Рима и Константинополя в IX и XI веках Дипломная работа студента V курса Нижегородской духовной семинарии Введение Разделение единой Церкви на Восточную и Западную является реаль ностью для большинства христиан, причем сложилось устойчивое пред ставление о том, что это разделение произошло уже в очень далеком прошлом. Также до сих пор существует устоявшееся мнение, с трудом преодолеваемое исследованиями современных историков, что разделе ние случилось в середине XI века, а прологом к нему был кризис IX века, во времена патриаршества Фотия. Внешнему наблюдателю кажется, что процесс разрушения единства начинался с незначительных несогласий двух главных патриархатов — Римского и Константинопольского;

развиваясь, эти несогласия привели к взаимным отлучениям и разрыву общения.

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел II. Дипломные, курсовые, семестровые сочинения … студентов Но при этом встает ряд вопросов, нацеленных на то, чтобы про яснить глубину проблемы церковного единства;

ибо поверхностный взгляд не дает представления — было ли разделение только историче ской случайностью, накоплением внешних противоречий, перешедших в качественное отчуждение, или происходило изменение существа веры и истинной природы Церкви.

Неужели взаимные отлучения первоиерархов могли так радикаль но отозваться на онтологическом христианском единстве? Кроме этого, как правило, признается существование различия в понимании власти папы на Востоке и Западе, рассматриваются обрядовые расхождения и «филиокве». Неужели все это было так существенно и непреодолимо?

Нередко указывается на размежевание культурно-исторических сфер Запада и Востока: когда–то, во времена единой Римской империи, которая только вступала на путь христианизации, люди осознавали себя частью единой цивилизации — Pax Romana;

и христианство должно было дать новый импульс этому единству, либо же явить истину о существовании совершенно иного единства, божественного, где царствуют законы прав ды, любви и добра;

единство, выстроенное на таких законах, не могло разорваться при распаде земной, преходящей империи. Христианство не справилось с этой задачей? И так соединилось с тканью земного мира, что культурно-исторические различия Востока и Запада привели к разделению единую Церковь?

Не от того ли все больше разгоралось конфликтов культурных, об рядовых, и все менее значительными стали поводы размежеваний с точки зрения глубины и истины христианской веры? И еще язвительнее были взаимные упреки, и тяжелее взаимные обиды, когда, называясь именем христианским, люди так презрительно и жестоко обходились друг с дру гом. Неужели история поставила перед христианами вопросы, которые они не сумели разрешить в рамках единства? Неужели разрушение «римского мира» помешало бы быть в единстве веры и любви гражда нам иного века, иного мира, ожидавшим Христа и жившим ради этой встречи? Нужно было состояться такому «оземлению» веры, смешению, подмене ее высоты — идеей государственной, народной, национально культурной вместе с практикой формально канонических отношений, пришедших на смену братско-христианским. Нужно было со злобной 152 Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Проблема экклезиологических различий в контексте взаимоотношений… подозрительностью увидеть в обряде, неточном слове измену вере, что бы «узнавать еретика» не только в действительном еретике;

в общем, нужно было во многом перестать быть христианами, чтобы церковная организация так легко и часто распадалась на различные враждующие лагеря, а потом распалась уже так, что невозможно найти и путей для налаживания даже просто человеческих взаимоотношений. Нужно было целиком погрузиться в этот грешный мир, стать частью нации, частью политики, юридических формальностей (частью закона);

несомненно, нужно было разделить и грех этого мира, чтобы так пошатнулось един ство Церкви, дарованное Христом и утвержденное на Его Плоти и Крови.

Исходя из этого, зададимся вопросом: неужели разрушение единства было предопределено? Или трансформации христианского сознания происходили и на более глубоком уровне, на уровне экклезиологии?

Эти вопросы остаются актуальными и по сей день.

Объектом исследования данной работы является история конф ликтов между Восточной и Западной частями Церкви в IX и XI веках.

Предмет — экклезиологические представления Востока и Запада, пов лиявшие на церковное разделение.

Цель данной работы — анализ истории церковных разделений между Востоком и Западом на онтологическом, экклезиологическом уровне в обозначенный выше период.

Достижение намеченной цели в данной работе реализуется на ос новании евхаристического подхода к определению природы и критериев единства Церкви.

Поставленная цель определяет следующие задачи: рассмотреть традиционный подход историков к проблеме церковного разделения, при котором устройство Церкви видится и определяется иерархически;

выяснить вопрос о недостаточности такого подхода, из чего следует необходимость иного методологического основания;

определить, что «строй и порядок Церкви вытекают из Евхаристического собрания, в котором лежат все основы церковного устройства»1 (и через него проявляется истинная природа Церкви);

выяснить, на каких идейных основаниях строилось представление о Церкви в Риме и Византии к пери оду IX–XI веков, и ответить на вопрос, существовали ли трансформации экклезиологического сознания, отход от исконного понимания Церкви;

Труды Ниж егородской ду ховной семинарии Раздел II. Дипломные, курсовые, семестровые сочинения … студентов важно также отметить, что Рим и Константинополь к указанному периоду принадлежали двум разным культурно-политическим мирам, и выяснить, как это повлияло на их взаимоотношения и взаимопонимание;

рассмот реть разделение между Римом и Константинополем IX века и выяснить его причины и последствия для церковного единства;

рассмотреть кризис XI века, его причины;

выяснить, осознавали ли стороны конфликта этот кризис как разделение Церквей;

отметить, какими были его последствия для церковного сознания и экклезиологического видения.

Решение этих задач должно привести к ответу на главный вопрос:

произошло ли в указанный период расхождение понимания и видения Церкви, и было ли это понимание причиной разделения, осталось ли осознание единства на глубинном уровне.

Важным аспектом изучения экклезиологических проблем ука занного периода является необходимость увидеть и понять Западную Церковь такой, какой она сама себя осознает, и такой, какой она пред стает в историческом развитии, понять реальные, а не мнимые ошибки прошлого, увидеть в общей церковной истории истинно христианские основания.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.