авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК

БУРЯТСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

Серия 3

География

Геология

Выпуск 4

У У 28

ш |) 14

М И Н И С Т Е Р С Т В О О Ь Р \З О В А Н И Я И Н А У К И Р О С С И Й С К О Й Ф Е Д Е Р А Ц И И

Ф Е Д Е Р А Л Ь Н О Е А Г Е Н Т С Т В О ПО О Б Р А З О В А Н И Ю

БУРЯТСКИ Й ГО СУ Д А РСТВЕН Н Ы Й У Н И ВЕРСИ ТЕТ

ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

С ЕРИ Я 3 ГЕОГРАФИЯ, ГЕОЛОГИЯ ВЫ ПУСК 4 У лан-У дэ И зд ательство Бурятского госун и верси тета 2005 УДК 06 (571.54) В 387 Редакционный совет «Вестников»

С В. Калмыков, д-р пед. наук. проф. ( председатель);

Б. Б. Намзалов, д-р биол. наук, проф. ( зам. председателя);

Редакционная коллегия серии А.Б Иметхенов, д-р геогр. наук, проф. (гл. ред.);

В Е. Викулов, д-р геогр. наук, проф. (зам. гл. ред.);

А.В. Турунхаев. канд.

геогр. наук, доц. (отв. секретарь);

А.Г. Миронов, д-р геол, мин. наук, проф.;

Б.Л. Раднаев, д-р геогр. наук, проф.;

К.Ш.

Ш агж иев, д-р геогр. наук, проф.;

А.М. Плю снин, д-р геол. мин. наук, доц.;

Д.И. Царев, д-р геол.-мин. наук, проф., Ц.Д.Гончиков, канд. геогр. наук, доц.

Рецензенты К.111.Ш агж иев, доктор географических наук А.М П лю снин, доктор геолого-минералогических наук Вестник Бурятского университета. Серия 3: география, геология.

В 387 Вып.4. - Улан-Удэ;

Издательство Бурятского госуниверси тета, 2005 - 216 с. ISBN 5-85213-832- В четвертом выпуске серии «География и геология» представле­ ны статьи по экологической геологии, гидрогеологии, геоморфоло­ гии, геоэкологии, физической географии, географии природопользо­ вания. Также включены короткие сообщения молодых ученых и ас­ пирантов, изучающих природные системы Байкальского региона.

The Buryat University Herald. Series 3: geography, geology. Vol. - Ulan-Ude: Publishers Buryat state university, 2005. - 216 p.

In the one fourth issue to series "Geography and geology" is presented article on ecological geology, hydrogeology, geomorphology, geoecology, physical geography, rational nature management, Are they also enclosed short messages young scientist and graduate student, studying natural sys­ tems of Baikal region.

ISBN 5-85213-832-0 © Бурятский госуниверситет, /, л a Ь). УДА PC ТВЕННЫЙ j и аРСМ ТЕТ УН БИБЛИОТЕКА НАУЧНЫ Е СООБЩ ЕНИЯ О КОРРЕКТНОСТИ НЕКОТОРЫХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ В.Е.Викулов Бурятский государственный университет 670000 г. Улан-Удэ, ул.Смолина, 24а, тел. (3012) 219315, факс (3012) Рассматриваются традиционные географические и административные названия Сибирских территорий. Предлагаются некоторые новые названия локальных территорий на основе названий предшествующих здесь наро­ дов. Статья имеет цель вызвать полемику среди географов Восточной Си­ бири.

About a correctness of some place names V.E. Vikulov It is considered traditional geographical and administrative names of the Sibe­ rian territories. It is offered some new names o f local territories on the basis of names of peoples previous here. Article has the purpose to cause polemic among geographers of Eastern Siberia.

Предлагаемая читателю статья не является сугубо научной, ско­ рее - научно-публицистическая, или даже популяризационная. По­ этому почти не приводятся столь обязательные для научных публи­ каций ссылок на предшественников, не приводится даже список ис­ пользованной литературы. Это отнюдь не означает неуважение к труду тех географов (и экономистов), которые в предшествующие годы проводили районирование бывшего СССР и нынешней Рос­ сийской Федерации;

просто используются давно устоявшиеся и по­ нятные лю бому эрудированному человеку термины-названия тер­ риторий, и показывается, к каким неожиданным результатам (выво­ дам) приводит их вольное толкование или вольная интерпретация.

Сибирь. Общепринятый и общеизвестный во всем мире термин.

По одному из классиков прозы, «там, где всегда холодно, и там, где даже в городах бродят медведи». Но обратимся все-таки не к писа­ телям, а к классической научной литературе - Большой Советской Энциклопедии. Не той старой, многотомной, в синем переплете, забытой даже старыми жителями нашей страны, а к более свежей, тридцатитомной, в малиновом переплете, которую помнят пожилые люди и до сих пор используют для повышения своей эрудиции вдумчивые студенты и даже школьники. В томе 23, на странице читаем: «Сибирь, территория, занимающая большую часть Север з ной Азии от Урала на западе до горных хребтов тихоокеанского водораздела на востоке и от берегов Северного Ледовитого океана на севере до холмистых степей Казахской ССР и границы с МНР и Китаем на ю ге.... Б пределах Сибири расположены Бурятская АССР, Тувинская АССР и Якутская АССР;

Алтайский и Красноярский края;

Тюменская, Томская, Иркутская и Читинская области РСФСР. Как исторический район Сибирь включает в себя и Дальний Восток».

Не правда ли, лаконично, четко и однозначно, надо только по­ именовать политические единицы современными названиями. Что касается Дальнего Востока, вернемся к нему ниже.

Любому школьнику известно, что Сибирь подразделяется на Западную и Восточную.

Западная Сибирь, согласно той же энциклопедии (том 9, с.334 335), это «западная часть Сибири, расположенная между Уралом (на западе) и р. Енисеем (на востоке)... В пределах Западной Сиби­ ри расположены Алтайский край, Курганская, Тюменская, Омская, Новосибирская, Томская, Кемеровская области и крайние западные районы Красноярского края».

Опять же формулировка четкая, лаконичная и однозначная.

Восточная Сибирь. Как и две предыдущие, эта формулировка имеет сугубо географическое содержание. Но Восточной Сибири в этом понимании не повезло: в томе 5 на страницах 403-406 есть и Восточно-Сибирская железная дорога, и Восточно-Сибирский фили­ ал Академии наук СССР, и Восточно-Сибирское море, а вот Восточ­ ная Сибирь как географическая категория отсутствует. Но зато есть «Восточно-Сибирский экономический район». Ну, хорошо, не будем привередничать по тонкостям, прочитаем: «... один из крупных эко­ номических районов Советского Союза. Включает Красноярский край..., Иркутскую область..., Читинскую область..., Бурятскую и Тувинскую АССР» (в многоточиях подразумеваются те националь­ ные округа, которые функционировали в советские годы в указанных областях).

Опять же лаконично и четко. Вроде бы!? Н о...

А где же огромное пространство, огромная страна - Якутия? В географическом понятии «Сибирь» она есть, в Западной Сибири ей, конечно же, не место, а в Восточно-Сибирском экономическом рай­ оне (более академически корректнее его следовало назвать «регио­ ном») эта республика отсутствует. Где же она, где ее место? Более того, в томе 9 а статье «Забайкалье» мы обнаруживаем только «Бу­ рятскую АССР, Читинскую и частично Иркутскую области РСФСР» (с.257). Якутскую же АССР находим в томе 7, на с.516 в составе «Дальневосточного экономического района» (опять же Дальний Восток в географическом понимании отсутствует, а как же тогда понимать продолжение понятия географии «Ближний Вос­ ток»;

оборвано, точно так же, как «Западная С ибирь»...) Поднимаю этот вопрос по той причине, что действующее в те­ чение многих десятилетий географо-экономическое районирование территории нашего государства страдало неточностью. А в наши дни это несовершенство усугубляется. Судите сами.

И власти, и представители средств массовой информации за­ хлебнулись в похвалах по поводу «укрепления вертикали власти», то есть по поводу нарезки российских федеральных округов. Но да­ вайте посмотрим, насколько оно безупречно со стороны сибиряков?

У вы... В Уральский федеральный округ помимо экономически высокоразвитых Свердловской и Челябинской областей включены Курганская область, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автоном­ ные округа и Тюменская область. Из политико-экономических сооб­ ражении понятно: к малой по площади урбанизированной террито­ рии нужно присоединить огромную по площади, аграрно развитую Курганскую область и нефтегазоносную Западную Сибирь. Это с за­ пада. А с востока - несметно богатая алмазами, золотом, углем, же­ лезными рудами, гидроресурсами, пушниной, лесными и другими природными ресурсами Республика Саха-Якутия отнесена к Дальне­ восточному Федеральному округу. Сибирь, как и в годы советской власти, ущемляется.

Так ли эта пересортица географо-экономических понятий без­ обидна? Уже сегодня на метеокартах и в комментариях Централь­ ного телевидения (ОРТ, РТР, частично НТВ) фигурирует Дальний Восток, (в том числе Якутия), Забайкалье (Чита) и Сибирь (как пра­ вило, Красноярск, реже - Новосибирск, очень редко - Иркутск;

Бу­ рятия - крайне редко, а Республика Тыва - никогда). Понятие «Вос­ точная Сибирь» исчезло, а понятие «Сибирь» сдвинулось к востоку.

Ущемление явное.

Но мы отлично помним, к чему в конце концов приводит такое ущемление: Никита Хрущев дарит Крымский полуостров Украине и обещает Японии отдать при определенных условиях два из четырех спорных островов;

бывший министр иностранных дел СССР Ше варднадзе, за назначение которого на этот пост проголосовало (неви­ данное дело!) все 100% депутатов бывшего Верховного Совета СССР, дарит американцам кусок богатого рыбой Берингова пролива;

Ельцин, мнивший себя царем Борисом, отдает китайцам добротные земли Приамурья. Государи России, среди которых были и великие, в течение веков увеличивали территорию нашего государства;

горе политики, временщики, упоенные властью, свалившейся на них не­ известно за что и откуда, бездарно раздавали части этой территории и тем самым открыли раны государству, которые болят и в наши го­ ды, не заживая, а наоборот, будоража истинных патриотов. А в наши дни 30 км' островов р. Амур отдано КНР, что вызвало демонстрации протеста студентов г. Хабаровска.

С этих позиций истинное восстановление Сибири - от Урала до Дальнего Востока - с ее всего лишь двумя регионами - Западной Сибирью и Восточной Сибирью, включающей Республику Саха (Якутию) - целесообразно, С уровня общегосударственного опустимся на уровень регио­ нальный. Прибайкалье и Забайкалье - термины, понятные вроде бы каждому;

отсчет идет от Запада, от центра, от Москвы. Все на мес­ те. Но почему на территории Республики Бурятия функционирует Прибайкальский административный район;

название явное недора­ зумение - отсчет не от Москвы - центра России, а от Улан-Удэ столицы Бурятии. То есть парадокс - все наоборот, К тому же гео­ графы Бурятии очень давно подразделили Забайкалье на Восточное (Читинская область) и Западное (Бурятия), совершенно забыв, что по этой логике должно быть и Северное Забайкалье, часть террито­ рии Иркутской области, которая - посмотрите на карту - нависает над нами с севера.

Но истинный восторг испытываешь тогда, когда читаешь науч­ ную статью представителей средств массовой информации по тер­ ритории вокруг Байкала, преимущественно - к востоку от Байкала.

Каких только терминов не прочитаешь - бассейн Байкала, водоох­ ранная зона Байкала, Байкальский регион, Байкальская экологиче­ ская ниша. Байкальская природная территория, первая зона Байкала и многие другие (мы не будем здесь рассматривать чисто геологи­ ческие: Байкальская рифтовая зона, Байкальский рифт, Байкальская впадина, чаша Байкала - более корректные). При этом все эти тер­ мины можно прочитать всего лишь в одной научной статье или очерке журналиста. Эти названия используются как синонимы и чем самым сразу же обнаруживается некомпетентность того автора, который вроде бы умело применяет эти понятия. Я знаю одну док­ торскую диссертацию, успешно защищенную к Иркутске, в Инсти­ туте географии СО РАН. в которой в одном из абзацев (всего лишь 12 строчек) используются как синонимы 4 (четыре) разных назва­ ния этой территории.

Попробуем разобраться в этой сумятице наименований.

Водосборный бассейн озера Б а т т - это типично географическое понятие, то есть территория, ограниченная водоразделами. Площадь этой территории значительная - 539,5 тысячи квадратных километров (есть и другие оценки), без акватории озера. Это обширно, достаточ­ но сказать, что по европейским масштабам это сопоставимо с Фран­ цией, крупнее Испании и всех других западноевропейских госу­ дарств. Правительство бывшего Советского Союза не могло не про­ реагировать на бурную «байкальскую дискуссию по охране Байка­ ла», которая началась в августе 1958 года, достигла накала в тече­ ние последующего десятилетия и продолжается до сих пор. 21 ян­ варя 1969 года принято постановление Совета Министров СССР «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал», в котором декларировалось:

«Установить водоохранную зону озера Байкал в границах его водо­ сборной площади (в пределах территории СССР) с особым режи­ мом пользования природными ресурсами в этой зоне». Отдадим должное не тем правителям СССР, которые подписывали это по­ становление, а тем научным работникам, которые его подготовили.

Они дали четкую формулировку - водоохранная зона Байкала - это его водосборный бассейн, и таким образом, географическое понятие «водосборный бассейн» приобрело дополнительно экологическое содержание- «водоохранная зона».

Но географическая четкость вскоре нарушилась: 15 июля года Иркутский облисполком своим постановлением №397 включа­ ет в водоохранную зону Байкала «Иркутское искусственное водо­ хранилище от истока р. Ангары до плотины Иркутской ГЭС и водо­ сборы рек, впадающих в это водохранилище». А «Генеральной схе­ мой комплексного использования естественных ресурсов озера Байкал и его бассейна», в разработке которой участвовало свыше научно - исследовательских институтов СССР, в том числе и уче­ ные Бурятии, водоохранная зона Байкала увеличена включением в нее Тункийской долины (11 тысяч квадратных километров к западу от западной оконечности Байкала). И говорить о том, что водоох­ ранная зона Байкала есть его водосборный бассейн - это просто не­ грамотный подход;

водоохранная зона по территории значительно шире.

Байкальский регион. Идея этого термина возникла в шестидеся­ тые годы у географов и экономистов отдела экономических иссле­ дований Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР. По дальше идеи дело не пошло, ибо надо было давать рекомендации по объединению экономики трех неоднозначных политико административных районов - Иркутской области, Бурятии и Читин­ ской области. На предложение столь радикальной трансформации научные сотрудники ОЭИ БФ АН СССР не пошли.

Произошло другое. В конце восьмидесятых годов, благодаря инициативе, энергии и настырности Эдуарда Федоровича Жбанова, геолога, геохимика и эколога, выяснилось, что на акваторию озера Байкал выпадает большое количество загрязняющих веществ от расположенного на р, Ангаре мощного промышленного узла Ир­ кутск - Шелехово - Ангарск - Усолье - Черемхово. Так была выде­ лена «зона атмосферного влияния на Байкал» протяженностью око­ ло 200 км к западу от западного берега озера, и эта зона совместно с водоохранной территорией Байкала была названа Байкальским ре­ гионом (см.: Совместный российско - американский проект 1991 1993 годов).

С термином Байкальская экологическая ниша дела обстоят про­ сто забавно. Его предложил наш местный краевед А.В. Тиваненко, кандидат исторических наук, истинный патриот нашего края, но ученый, не очень тонко разбирающийся в терминологии разных на­ ук. Не только предложил, но и обнародовал его на ученом совете по общественным наукам СО РАН в Новосибирске. Н этот термин уче ными-общественниками был принят «на ура». Понадобилось приложить большие усилия трем профессорам (Викулову, Нметхе нову и Шагжиеву), чтобы доказать автору неудачного термина, что «экологическая ниша» - это совсем не территория и тем более не Байкальская, а нечто совсем другое;

что содержание понятия «эко­ логическая ниша» означает то место каждого организма в Природе, на котором он поедает те организмы, которые ниже его, но поедает­ ся теми организмами, которые по трофической цепи выше его. По­ сле этого А.В. Тиваненко изъял термин «Байкальская экологическая ниша» из своих работ, но, увы, до сих пор эта безграмотная форму­ лировка встречается.

Термин «Байкальская природная территория» широко использу­ ется й научных и публицистических работах. И наверняка авторы этих работ даже не задумываются, насколько это понятие является неопределенным, И действительно, - если это территория, то како­ вы ее границы - с севера, юга, запада и т.д. И что это за границы административные или природные - водоразделы, реки или вообще произвольные? Сплошные вопросы. Но, самое главное. - а где же на этой территории социум, то есть люди, мы с Вами, читатель. Авто­ ры термина не учли, что в наше время почти в центре Азиатского континента невозможно найти территорию, сугубо естественную, без ее экономического и социального содержания. Нет сомнения, красиво звучит;

«природная территория», но... не корректно.

У автора этой статьи есть подозрение, что в появлении термина «Первая зона Байкала» («1 зона Байкала») виноват именно он. В 1982 году он представил свою докторскую диссертацию, в которой предложил одну из первых схем экологического районирования во­ доохранной территории бассейна озера Байкал. Он как раз и назвал район от уреза озера до первог о водораздела Байкала «Центральной зоной или I зоной». Эта схема не была опубликована, но диссерта­ ция использовалась сотрудниками ведомственного института, кото­ рые в конце 80-х годов разработали прекрасный по содержанию до­ кумент «Территориальная комплексная схема охраны природы бас­ сейна озера Байкал» (ТерКСОП Байкала, 1989). В этом документе как раз и профигурировало понятие «I зона Байкала». Позже оно повторилось в Федеральном законе «Об охране озера Байкал», при­ нятом Госдумой РФ из пятнадцати вариантов, предлагаемых в де­ вяностые годы, хотя первый вариант, разработанный в Бурятии в годы перестройки, проходил под руководством автора этой статьи, понятие «зона» не включат.

И когда я увидел, что в правительственных документах нашего времени профигурировал печатьно известный с советских времен термин «зона», мне стало стыдно. Ибо уже в то время д е й с тв о в а в предложенные писательской мыслью Бурятии прекрасные термины для этого района - «Предбайкалье» и «Око.юбайкалье», и термины местных жителей - «Подлеморье», «Заозерье» и «Зазеркатье» (хотя гладкой как зеркало акватория Байкала бывает нечасто). Почему бы мне в том далеком 1982 году не использовать эти термины?...

Список таких заурядностей можно продолжить. Так, есть чет­ кий геолого-географический термин «Южная котловина Байкала».

Но содержание понятия «Южный Байкал» у иркутских и бурятских географов существенно различается.

В ы воды I. В начале предлагаемой статьи было указано, что она имеет научно-публицистический или даже популяризационный ха­ рактер. Л в конце добавляю, что она имеет дискуссионное содержа­ ние. 2. Моя цель - вызвать дискуссию между географами - специали­ стами по георайонированию с тем, чтобы устранить действующую в наши дни понягийно - терминологическую сумятицу географических названий и внести строгую академическую корректность.

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОЛОГИЯ, ГИДРОГЕОЛОГИЯ, ГЕОМОРФОЛОГИЯ РОЛЬ ТЕПЛОВОГО ПОТОКА НА БАЙКАЛЕ В ФОРМИРОВАНИИ ЕГО ЭКОСИСТЕМ Т.Т.Тайсаев, A.B.Manmamoea Бурятский государственный университет 67000 г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а, тел. (30/2) 219315, факс ( 210588) Под влиянием теплового потока усиливается круговорот энергии ве­ щества н биологической информации. На Байкале районы наивысшей био­ логической продуктивности -«сгущение жизни» приурочены к дельтам крупных рек (Селенги, Баргузина и Верхней Ангары) и выходам гидротерм.

Экосистемы отличаются высокой биологической продуктивностью.

Role of a therm al stream on Baikal in its form ation ecosisterm T.T.Tajsaev, A.V.Mantatova The circulation o f substance energy and biological information is strength­ ened under the influence o f warm current. At Baikal the areas o f the highest biological effectiveness refer to th e largest rivers ' ( the Selenga, the. Hargitzin and the Verkhnya Angara) and the hydroterm release. Ecosystem are character­ ized by high biological effectiveness.

Озеро Байкал расположено в умеренно холодной горно-таежной зоне. На Байкале характерно продолжительное солнечное сияние.

Оно выше, чем на сопредельных территориях [Д|: на севере Байкала достигает 1900-2200 ккал/год, на юге и в средней части - 2000- ккал/год. Достаточно высок приток прямой солнечной радиации.

Летом он достигает 9.9 ккал/см2 на западном побережье (Приольхо нье и о. Ольхон) и юге Байкала. Положительные величины радиа­ ционного баланса на Байкале достигают 37-40 ккал/см На Байкале в отличие от окружающих его горно-таежных ланд­ шафтов выражена усиленная способность объемного поглощения солнечной радиации, иная отражающая способность (альбедо) [2].

Поэтому е огромном объеме водной массы озера аккумулируется значительно большее количество тепловой энергии.

Байкал является классической рифтовой впадиной. Возникнове­ ние его связывается с растяжением литосферы в континентальной рифтовой зоне п связи с подъемом с больших глубин аномально ра­ зогретой и разуплотненной мантии. Верхняя граница мантии распо­ ложена на относительно малой глубине (40-50 км) непосредственно под корой. К аномальной мантии приурочены проявления неоген четвертичного базальтового вулканизма, зоны высокой сейсмично­ сти и повышенный глубинный поток с выходами термальных ис­ точников. Все это свидетельства продолжающегося развития Ьай кала. М олодые тектонические нарушения в зонах глубинных разло­ мов кристаллического фундамента и осадочных отложениях обла­ дают повышенной проницаемостью для глубинных газов (Не, Аг, Нг, С 0 2, С Н 4, Hg, N и др.).

И нтенсивность поступления глубинного тепла определяется кондуктивным тепловым потоком и мощностью конвективного вы­ носа тепловой энергии магмой и гидротермами [3]. Тепловое поле Байкальской впадины в среднем повышенное (70 мВт/м’) и по пло­ щади оно резко дифференцировано. Тепловые аномалии (75- мВт/м2 и более) совпадают с локальными повышениями придонных вод и с разломами, по которым происходит вынос глубинного тепла [3,4,5]. Н аиболее прогрет подводный Академический хребет (75- мВт/м2), ю жная и северная котловины (75-100 и более 100 мВт/м2), в которых геотермические аномалии тяготеют к восточному (на юге и дельта Селенги), к западному и восточному (на севере) бортам впадины. Большинство гидротерм на Байкале азотные, с температу­ рой до 60-741 С. Метановые и азотные термы выявлены в дельте ' Селенги. Геотермические аномалии коррелируются с отрицатель­ ными гравиметрическими аномалиями, аномалиями повышенной электропроводности в верхней мантии и высокой сейсмичности. С сильными землетрясениями в дельте Селенги связано образование заливов - соров Провал, Истокский, Посольский.

В дельте Селенги отмечаются значительные выходы нефти и углеводородных газов, связанных с темами, в которых высоки кон­ центрации сульфатов и хлоридов. В тепловом поле места выходов нефти илы и донные воды обогащены растворенными битумами.

Здесь развита богатая углеводородоокисляющая и сульфатредуци рующая микрофлора. Микроорганизмы снижают сульфатность вод и осаждаю т серосодержащие минералы в илах.

На Байкале и его побережье эволюция живого вещества несо­ мненно происходила в своеобразной экологической нише под мощ­ ным влиянием рифтогенных процессов - высокой сейсмичности, теплового, гравитационного, магнитного и радиационного полей.

Совместное действие этих факторов активизирует видообразование.

В высокосейсмичной зоне Байкальского рифта отмечена высокая изменчивость хромосом у некоторых полевок рола Microtus и хо­ мячков рода Cricctulus [6]. Мутантная форма Y-хромосом полевки рода Clethrionomus обнаружена на юге Байкала, юге Италии, Тянь Шане, Курильских и Японских островах. Отмечено, что в рифтовых озерах (Байкал, Танганьика, Охрид) с повышенным тепловым пото­ ком и высокой сейсмичностью характерны наибольшие темпы ви­ дообразования.

Азотные и метановые термы распространены в байкальской впадине, выполненной кайнозойскими осадочными отложениями большой мощности. В дельте р. Селенги в Усть-Селенгинской впа­ дине, в пределах одноименного артезианского бассейна термальные азотные и метановые воды вскрыты 9 нефтепоисковыми скважина­ ми. На Истокской разведочной площади в районе с. Исток пробуре­ но 5 скважин и вблизи сел Колесово, Творогово, Степной Дворец и Корсакове - 4. Скважины пройдены в миоценовых песках, песчани­ ках, алевролитах с прослоями глин и бурых углей. Гидротермы за­ легают на глубине 300-1000 м. Близко к поверхности они залегают вдоль глубинного разлома Черского, пересекающего Усть Селенгинскую впадину в северо-восточном намрвлении от с. Исток до с. Энхапук, В скважине 5-р в с. Исток температура подземных вод на глубине 300 м достигла 20° С, а на глубине 2500 м - 95° С. На Истокской площади большинство скважин фонтанировало с деби­ том 3-5, 7-9 л/с. Одна скважина фонтанировала (дебит 2,7 л/с) горя­ чей водой с температурой 65° С. Среди метановых вод Усть Селенгинской впадины преобладают гвдрокарбонатные натриевые воды с минерализацией 0,3-0,8 л/с. В скважине 3-р в интервале 2732-2925 м вскрыты холодные натриевые воды с температурой до 99й С, минерализацией более Зг/л и содержанием метана до 84 %.

Метановые термы обнаружены и на северо-восточном берегу Усгь-Селенгинского артезианского бассейна на берегу Байкала, вблизи с. Сухая. Здесь в 1938-1940 гг. на глубинах 227,5 и 150 м в докембрийских гнейсах и неогеновых песчано-глинистых отложе­ ниях вскрыты фонтанирующие воды с температурой 37° и 27°. В настоящее время сохранилась одна скважина Сухая Загза с темпе­ ратурой на самоизяиве 27,5° С и дебитом 1-3 л/с. По химическому составу вода гидрокарбонатно-натриевая с повышенным содержа­ нием хлора с минерализацией 0.70г/л и pH 4,6. В газовом составе преобладает метан, содержание азота 14,8 % и углекислою rasa 11%. R воде содержится сероводород - 7 мг/л.

Тепловое поле дельты и авапдельты р. Селенги заметно повы­ шенное. Выделяются тепловые потоки через дно Байкала и осадки дельты с величинами 50-75;

75-100 и более 100 мВт/мг.

Метановая и азотно-метановая термы Усть-Селенгинского арте­ зианского бассейна имеют инфильтрационное происхождение [7].

Метан, сероводород и водород в термах связаны биогеохимически ми процессами разложения органики осадочных отложений. Тер­ мальные воды выносят из недр большое количество тепла - ускори­ теля биогеохимических процессов и разложения органики. В Усть Селенгинской впадине, в дельте и авандельте Селенги известны многочисленные естественные выходы термальных вод, нефти и углеводородных газов вдоль новейших сейсмоактивных разломов.

Здесь широко проявился газовый вулканизм с грязевыми изверже­ ниями [8]. При этом ежегодно выделяется в атмосферу около млн м3 горючего газа. Катастрофические выбросы газов сопровож­ даются всегда землетрясениями, самовозгоранием газов и образова­ нием соответствующих мезо- и микроформ рельефа, Некоторые формы рельефа, в частности Посольскую банку в южной котловине Байкала, В,П. Исаев связывает с газовыми палеовулканами. Зимой в дельте Селенги выходы терм и газовых струй метана и азота фикси­ руются многочисленньши проталинами.

Таким образом, в Усть-Селенгинской рифтовой впадине повы­ шен поток глубинного тепла, многочисленные выходы гидротерм, углеводородов, необычно высокая скорость накопления осадков.

Мощность неоген-четвертичных отложений более 7 км. Но данным глубокого бурения, осадки дельты Селенги богаты органическим веществом, часто разложенным до битума. Тепловой поток приво­ дит к интенсивному прогреву таких осадков и как следствие обра­ зованию углеводородов. Горячие глубинные воды вымывают их из осадков и достигают поверхности дна. Раз1ружаются термы в дель­ те и авандельте - Селенгинском мелководье.

В дельте Селенги как древней биокосной системе в ходе геоло­ гического времени (неоген - антропоген) происходило накопление энергии в лигнитах, нефти и углеводородных газах, торфах и са пропелях. Эта потенциальная энергия активно используется совре­ менными экосистемами в процессе геологического и биологическо­ го круговорота вещества.

В формировании экосистем делыы Селенги велика роль теплово­ го потока, выходов углеводородных газов, нефти и термальных вод [9]. Селенга выносит в Байкал огромное количество взвеси и раство­ ренного органического вещества (РОВ). В пойме реки, многочислен­ ных протоках, в озерах и сорах накапливаются илы. Высокий уровень фунтовых вод, заболачивание активизируют глеевые процессы, мо­ билизующие железо, фосфор, азот, кремний и органические вещества из болотных почв, рыхлых отложений и вынос их в Байкал и соры.

В дельте Селенги энергичен биологический круговорот вещест­ ва - главный механизм самоорганизации биокосной системы со множеством положительных и отрицательных связей. Эта система высокого уровня состоит из аквальных (авандельта) и наземных (дельта) экосистем, которые включают ряд подсистем: поды Байка­ ла, Селенги, соров, илы, болота, мелкие озера, почвы и др. Главную роль в биологическом круговороте играют С, О, St, N, и РОВ. В авандельте и дельте Селенги ежегодно накапливается огромное ко­ личество первичиой продукции фитопланктона [1,10,11]. Богат ви­ довой (около 184) состав планктонных водорослей.

Особо выделяется приустьевая часть протоки Харауз, где про­ исходит интенсивное развитие высокопродуктивного биоценоза с огромным количеством олигохет [10]. На площади 4 км2 «продук­ тивного пятна» средняя биомасса составляет 71 ± 11 г/м". А на глу­ бине 13 м обнаружена самая высокая для Байкала плотность живот­ ного населения в илах - 518 г/м2.

Усилен биологический круговорот вещества в мелководных, хо­ рошо прогреваемых сорах - Посольском, Истокском и Провале - в пределах повышенного теплового поля. Эти соры сопряжены с бо­ лотными массивами и дренирующими их речками. В Истокский сор и сор Провал выносится большое количество взвесей протоками Се­ ленги. Усилено поступление в соры глубинных потоков углеводо­ родных газов.

В дельте Селенги выделяются планктонная и лонная жизненные :шенки, которые в прибрежной зоне сильно сближаются между со­ бой и образуют прибрежный тип сгущения жизни. Обе пленки жиз­ ни - планктонная и донная функционируют пол совместным влия­ нием солнечной и тепловой энергии донных осадков, выходов угле­ водородов. Немаловажно, что прибрежное сгущение жизни харак­ теризуется интенсивным притоком минерального и органического вещ еава, притоками Селенги в условиях активного перемешивания is ветрами волной толщи, что определяет многократное использова­ ние элементов минерального питаиия. В результате сочетания ука­ занных благоприятных факторов в прибрежных сгущениях жизни (селенгинском мелководье) биомасса планктона и рыб значительно больше, чем в глубоководных районах. Здесь феноменом является проявление биогеохимической энергии живого вещества, формиро­ вание резервата уникального биоразнообразия, с которой связана очень богатая ихтиофауна - омулевые, осетровые, хариусовые [9].

Сгущение жизии характерно и для соров дельты. По данным нефтепоисковых работ (Лебедев и др., 1984), в соре Провал наблю­ даются признаки нефтей роя влений. В составе свободного газа пре­ обладает метан - 76,45%, присутствуют азот - 17%, углекислый газ 3,6%, кислород - 1,9%, водород - 0,31 %. Микробиологические ано­ малии в соре представлены микроорганизмами, окисляющими неф талин, бензол и фенол, которые присутствуют в повышенных со­ держаниях. Характерна значительная газонасыщенность илов сора Провал Среднее содержание метана - 10 см3/кг, максимальное 24,84 см3/кг. В осадках этого залива углеводородов по сравнению с придонной водой на 3-4 порядка больше. Количество С 0 2 увеличи­ вается в 4 и Н2 в 3 раза. Выходы нефти и газов в аномально тепло­ вом поле связаны с разгрузкой глубинных артезианских вод вдоль разломов. Воды Провала бурые, шоколадно-бурые, обогащены взвесью и РОВ, которые поступают с болотных массивов. Хорошо прогреваемый солнцем и тепловым потоком неглубокий залив (не больше 6 м) отличается богатством живого вещества. Он густо за­ рос водными травами - рдестами, урути, роголистником и др. Био­ масса донных организмов составляет 40-60 г/м2. Провал богат соро вой рыбой * сорогой, окунем, карасями. Здесь обитают акклимати­ зированные рыбы: сазан, лещ, амурский сом.

Вокруг фонтанирующих горячими водами скважин часто фор­ мируются новые экосистемы. Например, у санатория «Байкальские волны» вблизи с.Сухая скважина в 70-х годах XX в. вывела на по­ верхность метановые гидрокарбонатно-натриевые воды с сероводо­ родом и температурой 47°С. На изливе горячих вод на лугу образо­ валась экосистема теплового озерка площадью 200 х 85 м. В озерке с высокой густой травяной растительностью и термофильными во­ дорослями образовались сероводородные грязи. Термальные воды и грязи используются отдыхающими для лечения ревматизма, суста­ вов и других заболеваний. Летом крупнорогатый скот охотно по сдает травы, водоросли и грязи, пьет минеральную «оду. Так, на бе­ регу Байкала образовались искусственные солонцы.

В дельте Селенги формируются три крупные взаимосвязанные эколо! o-j еохимические барьерные зоны [9].

1. Дельтовая водно-болотная, с высокой плотностью рыб, птиц и млекопитающих и большим их видовым разнообразием. Харак­ терно интенсивное поступление РОВ и осаждение минеральных осадков, активный биологический круговорот вещества. В этой зоне выражена фильтрация и концентрация химических элементов и их соединений, поступающих с природными и техногенными стоками Селенги. Здесь формируется главная защитная зона Байкала, регу­ лирующая чистоту его вод и сохраняющая биоразнообразие;

2. Прибрежная планктонно-водорослевая с ланинной седимен­ тацией взвеси и зоопланктона и высокой биомассой. На Седенгин ском мелководье отмечается большое разнообразие биотопов и бо­ гатство донного населения. Эта зона наиболее насыщена жизнью и представляет основную продуктивную зону. Здесь формируется знаменитая посольская и селенгинская раса омуля, обитаю!' осетр, сиг и хариус. В мелководье замутненная взвесью вода достаточно хорошо прогревается и органические вещества интенсивно вовле­ каются в биологический круговорот, высока продуктивность экоси­ стем. Особенно значительна продуктивность фитопланктона в По­ сольском. И стокской сорах и соре Провал, которые являются глав­ ными рыбопромысловыми районами соровых видов. По р.Сележх:

поднимается на нерест селенгинский омуль.

3. Болотная, стабилизирующая гидрологический режим дельты, обогащающая воды Байкала РОВ и биогенными элементами. Болот­ ные массивы с торфяными залежами обладают прекрасными фильт­ рационными свойствами. Они удаляют из природных и техногенных вод загрязняющие вещества. Болото - места гнездования и кормления большого количества болотных и водоплавающих птиц. Через Ка банские болота протекают таежные речки Большая, Абрамиха и Кул тушная, по которым на нерестилища поднимается посольский омуль.

До осушения этих болот устойчивость их поддерживалась самой природой. Болота - экологические резерваты побережий Байкала.

На Байкале промысловыми рыбами осваивается прибрежная зо­ на (мелководье дельт рек Селенга, Бар1узин, Верхняя Ангара и др.).

Мелководья Байкала, ограниченные изобатой 250-300 м, по общему выходу рыбной продукции (22 кг/га) не уступают многим озерам и.

'17 Г Г О С У Д А Р П:- V БУРЯТСКИЙ \ [{И BF п / " '' тгт ТГ П тГ Т а s \ 7 f 7 ' } j ".Л Г морям теплового умеренного климата (Каспийское, Балтийское и др.). Озеро Байкал - холодный водоем и расположен в более суро­ вой климатической зоне. Высокая биопродуктиппость Байкала в сравнении с указанными морями определяется биогеохимнческими процессами, связанными с сочетанием энергии солнца и энергии теплового потока в рифтовой зоне.

Дельта Селенги занимает ведущее место в добыче рыбы на Бай­ кале. Основными рыболовными местами омулевых, осетровых и сиговых являются Селенгииское мелководье, соровых рыб - заливы (соры). Напомним, что устье Селенги было местом осетрового изо­ билия. В 1830-33 гг. неводами за одно притонение добывали до осетров. Хвосты крупных осетров при перевозке их на телегах во­ лочились по земле. Известный вождь старообрядчества протопоп Аввакум в 1656 г. в «Житии» писал о том, что в Байкале «зелено и густо» осетров и тайменей, омулей и сигов, а также морского зверя - нерпы. Рыбаки преподнесли Аввакуму в дар 40 осетров, добытых в «запоре», в устье Селенги. Хищнический лов осетров в XIX-XX вв. полностью подорвал их запасы.

В дельте хорошо акклиматизировались амурский сом, сазан, лещ и ондатра. Последняя - один из главных промысловых животных в районе. Ондатра стремительно освоила новое местообитание. Э ю подтверждает мнение, что дельта Селенги не только благоприятная экологическая ниша для коренных (аборигенных) видов, но и новых акклиматизированных. Это свидетельство высокой биологической продуктивности экосистем и его резервов - биологической потенции.

В дельте и авандельте Селенги в тепловом ноле рифтовой зоны фор­ мируются экосистемы с высоким биоразнообразием и уникальным генофондом.

Экосистемы термальных источников * это рефугии (убежища) редких и реликтовых растений и животных, разнообразных микро­ организмов. Здесь наиболее активно развиваются деревья и травы, мох и бактериальные маты, усилены биогеохимические процессы в условиях поступления в экосистемы теплового потока, химических элементов, метана, сероводорода, углекислого газа и др.

Баргузинский государственный заповедник богат азотными го­ рячими источниками. Это Давшинский и горячие ключи Большая Речка, экосистемы которых привлекают внимание многих исследо­ вателей [12,13, 14, 15].

Даишинский источник с температурой 45°С расположен на вос­ точном берегу оз.Байкал, в п, Давша. Источник, газирующий азо­ том, за сутки даст около 100 м3 воды хлоридно-сульфатно натриевого состава. В воде содержится кремнекислота и ряд редких элементов. Вода Давшинского источника обладает нысокими це­ лебными свойствами. Работники заповедника лечатся ими от раз­ личных проявлений ревматизма. В прибрежных гидротермах оз.Байкапа - Давша. Котельниковский и Хакусы - распространены различные виды фотосинтезирующих эубактерий [11, 12]. В этих гидротермах выявлены пурпурные серные и несерные бактерии, численность которых достигает 10 ООО кл/мл сырого ила. Здесь от­ мечена высокая продукционная активность фототрофных бактерий.

В долине р.Большой, в 20 км от Байкала термальные источники с температурой 76 С изливаются вдоль новейшего северо восточного разлома на протяжении нескольких километров. Дебит источника Большая Речка достигает 200 м3 горячей воды в сутки.

Воды источника гидрокарбонатно-хлоридно сульфатно-натриевого состава с высоким содержанием кремнекислоты и минерализацией 2 г/л, pH 9.5-9,8. Основными микрокомпонентами являются F, Н2, SiOi. Li. Sr [4]. Источники обладают лечебными свойствами. Свое­ образна экосистема щелочных горячих источников. Их функциони­ рование связано с более интенсивным и продолжительным биоло­ гическим круговоротом, чем в окружающей тайге. Камни и почва покрыты толстым слоем термофильных водорослей золотисто бурого и темно-зеленого цвета. Микробные маты выявлены в ще­ лочных гидротермах р.Большой [14]. Развитие цианобактерий про­ исходит при температуре не выше 54°С, при более высоких темпе­ ратурах лимитирующим фактором является высокая (12.0 - 13. мг/л) концентрация сульфида. При уменьшении температуры и со­ держания сульфидов отмечается расширение фототрофных микро­ организмов. Из микробных матов было выделено 17 видов анокси генных фототрофных бактерий и цианобактерий, большинство име­ ло оптимум развития при температурах от 20 до 45° С. Аноксиген ные фототрофы являются нейтрофилами, с оптимумом pH около 7.

Цианобактерии более приспособлены к щелочным условиям в ис­ точнике и имеют оптимум развития при pH 8.5 - 9.0. Максимальное содержание хлорофилла а составляет 555 мг/м2 при температуре 40°С. Суммарная скорость фотосинтеза в матах достигает 1.3 г С7(м‘еут). Максимапьная скорость сульфатредукции составляет 0.367 rS/(M'cyT) при 40D Скорость метаногекеза не превышает C.

1.188 мкг С/(м сут). Метагенез не играет значительной роли в тер­ минальной деструкции органического вещества.

На выходах горячих источников зимой в русле р.Большая обра­ зуются полыньи, где скапливается множество обыкновенных оляпок, ино!да остаются зимовать утки [15J. На речной террасе, на выходе ключей растут ели, пихты, кедры, осины. Деревья имеют максималь­ ные размеры для тайги долины р.Большой. Могучие пихты 140 летнего возраста достигают 35 м высоты и 40 см в диаметре. Широта годичных колец свидетельствует о чрезвычайно благоприятных ус­ ловиях роста деревьев вокруг горячих источников. Стволы осин имеют диаметр 70 см и 30 м высоты. На поляне вокруг горячих ис­ точников густые заросли папоротника-орляка, достигают высоты че­ ловека.

Среди трав и животного населения экосистем горячих источни­ ков отмечаются реликтовые виды. В 1953 г. на горячих ключах Большая Речка биологи В.Н.Скалон и Т.Н.Гагина обнаружили узор­ чатого полоза.

Яйцекладущие змеи сохранились в условиях Северного Байкала около горячих ключей, ние которых.эти змеи не могут жить. В рай­ оне горячих источников обнаружен вид стрекозы, распространен­ ный в субтропиках. На горячих источниках Л.В. Барду новым выяв­ лены два вида среднеевропейской флоры - европейский лесной вид папоротника -ужовник и европейский вид фиалки - холмовая фиал­ ка. Указанные растения и животные района горячих ключей р.

Большой относятся к верхнеплиоценовым видам, когда климат Прибайкалья был более теплым и влажным. Здесь господствовали леса современного маньчжурского типа.

Реликтовые виды в суровой современной тайге Прибайкалья сохранились только благодаря очень сильному утепляющему влия­ нию горя чих источников и пережили последнее сартанское оледе­ нение. Заметим, что в долине р. Большой значительные площади обогреваются горячими ключами и газами и не покрываются сне­ гом.

В этой связи интересна палеогеохимия экосистем в нижнем те­ чении рек Большой и Давши, где в верхнем плейстоцене было два оледенения. Здесь образовалась Болыиереченско-Давшинская впа­ дина, заполненная ледниковыми отложениями [16]. Особое внима­ ние привлекают ленточно-озерно-ледниковые талумушские глины (мощностью около 10 м). Они обнажены по правому берегу р.

Большой, в I км ниже выходов термальных вод. Темно-серые и го­ лубовато-серые глины и алевриты формировались в восстанови­ тельной глеевой обстановке в условиях мерзлотных экосистем - хо­ лодных степей {полы нны е с примесью разнотравья и сосен). Выхо­ ды терм по новейшему разлому, контролировавшему заложение указанной впадины, свидетельствуют о том, что накопление озер­ ных глин происходило под влиянием горячих вод, изучение кото­ рых представляет особый интерес для эволюция экосистем.

Н а выходах горячих источников формируются таежные солон­ цы. которые посещ ают маралы, лоси, кабарга и бурые медведи. Они поедаю т соли и грязи, водоросли и травы, которые сохраняются и зимой. Вокруг таких солонцов в долине р. Большой скапливаются эти животные, которые постоянно здесь утоляют.минеральный го­ лод. Богатые охотничьи угодья с солонцами были известны с глу­ бокой древности эвенкам, которых выселили после создания Баргу зинского заповедника в 1916 г. Эвенки лишились лучш их родовых угодий ради сохранения знаменитого бар|узинского соболя, кото­ рого они же сохранили да колонизации. Ведь благодаря эвенкам ни один элемент биоразнообразия гольцово-таежного пояса восточного побережья Байкала не был потерян. Известно, что освоение этого района со второй половины XIX в. началось со стремительного уничтожения баргузинского соболя.

В северном Байкале на пересечении разломов на глубине 400 м существует мощный очаг подводной разгрузки гидротермальных вод (вент) в бухте Фролиха. Тепловой поток из дна достигает здесь максимальной для озера величины (7900 мВт/м2), а придонные воды над участками дна с высокими тепловыми потоками имеют повы­ шенные температуру и электропроводность [17]. Экосистема этого источника поддерживается углеводородом биогенного метана, вы­ деляющего из неоген-четвертичных осадков озера, независимо от фотосинтеза богатого биологического сообщества. В субаквальных гидротермальных экосистемах оз. Байкал биологический кругово­ рот- вещества и энергии в основном осуществляется бактериальным сообществом [18,19,20]. В очагах гидротермальной деятельности донные отложения озера характеризуются высокой численностью микроорганизмов и интенсивным протеканием бактериальных про­ цессов цикла метана и сульфатредукции. В районах метановых пеп­ тон большая часть новообразованного метана окисляется в илах.

Метаноокисляющие бактерии в донных осадках, по мнению авто­ ров, представляют биологический фильтр, препятствующий эм ис­ сии метана в водную толщу.

По Б.Б.Намсараеву и Т.Н.Земской [19], высокая бактериальная активность метаногенов и метанотрофов в микробном сообществе бухты Фролиха играет ведущую роль в потоках вещества и энергии в этом биогенезе. Гидротермы, богатые биогенными веществами, благоприятствуют развитию микроорганизмов. В микробных матах скорость продукции органического вещества значительно опережа­ ет скорость его разложения, следствием чего является усиленное развитие бентоса вокруг этих матов.

В Прибайкалье своеобразие экологических условий на выходах сероводородных термальных источников связано с активной дея­ тельностью микроорганизмов - деструкторов [19,21]. Здесь велика скорость разложения белка и целлюлозы в илах и микробных матах, которая определяется температурой, концентрацией сероводорода, кислорода, сульфатов и органического вещества.

Особый интерес для будущей энергетики Байкальского региона представляет обнаружение в южной котловине Найкала в неогено­ вых осадках, богатых органическим веществом, залежей газогидра та. Газогидраты могут оказать определенное влияние на экологиче­ ское состояние озера Байкала, Существенно то, что природные га зогидрагы находятся r условиях близких к границе фазовой устой­ чивости. когда небольшие изменения давления температуры могут привести их к разрушению в зонах высокой сейсмичности и тепло­ вого потока озера Байкала.

Высокий биологический потенциал экосистем Байкала (обилие рыб, птиц, крупного зверя) определил освоение их древним челове­ ком. Лриольхонье, о.Ольхон, дельта Селенги и другие районы бога­ ты археологическими памятниками [23]. Палеоантропологические материалы из Фофановского могильника в дельте Селенги свиде­ тельствуют о прямых генетических связях монголоидного и евро­ пеоидного населения в серовское (неолит), глазковское (энеолит) и шиверское (ранняя бронза) времена. Эти данные важны для рекон­ струкции процессов расогенеза в Северной Азии. Озеро Байкал, за­ нимая благоприятное географическое положение на северной ок­ раине Центральной Азии, было местом встречи различных этносов с глубокой древности. В XVII-XV1H вв., когда русские вышли к Байкалу, то увидели его экосистему в фазе оптимального развития и высшей степени самоорганизации с многообразием живого вещест­ ва. изобилием жизни.

Выводы. Озеро Байкал является мощным аккумулятором сол­ нечной энергии и энергии теплового потока недр Земли. Экосисте­ мы Байкала формируются и функционируют при совместном влия­ нии солнечной энергии и глубинного теплового потока. В развитии экосистем велика роль законсервированной энергии «былых био­ сфер», заключенных в нефти, метане, газогидрате, сероводороде и углекислом газе неоген-четвертичных отложений. Они поступают в экосистемы вдоль новейших разломов.

ТеплоноЙ ноток усиливает биологический круговорот и образо­ вание живого вещества. По мнению А.И. Перельмана [24, 25], по­ глощаясь живым веществом, химические элементы заряжаются энер­ гией и становятся геохимическими аккумуляторами солнечной по нашему мнению, и тепловой энергии недр. Эта энергия передается окружающей среде, выполняется химическая работа. Часть энергии накапливается в потенциальной форме в органическом веществе (нефти, лигнитах, метаие, газогидрате, торфах). Энергия погребенно­ го орг анического вещества снова передается душ современных экоси­ стем Байкала. Таким образом, под влиянием теплового потока усили­ вается круговорот энергии вещества и информации, в основном био­ логической. Поэтому экосистемы обладают свободной энергией, ак­ кумулированной в живом веществе и продуктах их разложения. Эко­ системы отличаются высокой биологической продуктивностью. Рай­ оны наивысшей биологической продуктивности - «сгущения жизни»

на Байкале приурочены дельтам крупных рек (Селенги, Баргузина и Верхней Ангары) и выходам гидротерм, где повышен тепловой поток недр и поступление солнечной энергии. Эти экосистемы отличаются высоким биоразнообразием рыб и птиц, микроорганизмов.

Литература 1. Проблемы Байкала / Кол. авт. Новосибирск: Наука, 1978. - 295 с.

2. Вербов В.И., Покатилоаа Т.Н., Шишмарев М.Н. и др. Формирование и динамика байкальских вод. Новосибирск: Наука, 1986. - 118 с.

3. Лысак С.В, Тепловой поток континентальных рифтовых зон. Новоси­ бирск: Наука, 1988. - 198 с.

4. Ломоносов И.С. Геохимия и формирование современных гидротерм Байкальской рифтовой зоны. Новосибирск: Наука, Сиб.отд., 1974. - 166 с.

5. Байкал. Атлас. М.: СО РАН, Фед. служба геодез. и картогр. России., 1993.- 160 с.


6. Воронцов Н.Н., Ляпунова Е.А. Широкая изменчивость хромосом и вспышки хромосомного вищообразования в сейсмически активных зонах // Докл. АН СССР. 1984. Т. 277. № 1. - С.214-218.

7. Борисенко И.М., Замана Л. В. Минеральные воды Бурятской АССР.

Улан-Удэ, 1478 162 с.

8. Исаев В.II, О газовом палеовулканизме на Байкале // Геология нефти и газа, 2001, №5. - С. 45- 9. Тайсаев Г.Т. Геохимические ландшафты и экология дельты Селенги // Проблемы географии Байкальского региона. Улан-Удэ, БПРП, БГУ, 1997. С. 11-17.

10. Путь Познания Байкала / Кол. авт. Новосибирск: Наука, 1987. -301 с.

11. Галазий Г.И. Экосистема Байкала и проблемы ее охраны // Природа, 1978. № 8. - С.42-56.

12. Горленко В.М., Компанцева Е.И., Пучкова Н.Н. Влияние температуры на распространение фототрофных бактерий в термальных источниках // Микробиология, 1985. Т.54. Вып.5. - С 843-853.

13. Компанцева Е.И., Горленко В.М. Фототрофные сообщества в некото­ рых термальных источниках оз. Байкал // Микробиология, 1988. Т.57.

Вып.5.

14. Намсараев З.Б., Горленко В.М., Намсараев Б.Б. и др. Структура и био­ химическая активность фототрофных сообществ щелочного термального Большереченского источника V Микробиология, 2003. Т.72. №2. - С.228 238.

15. Гусев O.K. На очарованном берегу. М.: Советская Россия, 1990. - 304с.

16. Миц В.Д., Корнутова Е.И., Покатилов А.Г. и др. К стратиграфии чет­ вертичных отложений Северного Байкала // Динамика Байкальской впади­ ны. Новосибирск: Наука, 1975. - С. 258-273.

17. Голубев В.А. Очаги субаквальной гидротермальной разгрузки и тепло­ вой баланс Северного Байкала/ / Докл. РАН, 1993. Т.328, № 3. - С.315-318.

18. Намсараев Б.Б., Дулов Л.Е., Земская Т.Н. и др. Геохимическая деятель­ ность сульфатредуцирующих бактерий в донных осадках озера Байкал //Микробиология, 1995. Т.64 (3). - С.405-410.

19. Намсараев Б.Б., Земская Т.П. Микробиологические процессы кругово­ рота углерода в донных осадках оз. Байкала. Новосибирск: Изд-во СО РАН. Филиал «Гео», 2000. - 160 с.

20. Дагурова О.П. Бактериальные процессы цикла метана в донных отло­ жениях озера Байкала: Автореф. дис.... канд. биол. наук. Улан-Удэ: ИОЭБ СО РАН, 2001.

21. Бархутова Д.Д. Влияние экологических условий на распространение и активность микроорганизмов - деструкторов сероводородных минераль­ ных источников Прибайкалья: Автореф. дис..., канд. биол. наук. Улан-Удэ:

ИО')Б СО РАН, 2000.

22. Кузьмин М.И., Калмычков Г.В., Гелетий В.Ф и др. Первая находка I азогидратов в осадочных отложениях озера Байкал Н Докл. РАН, 1998.

"r.M2.Xs4. - С. 541-543.

23. Древности Байкала. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1992. - 205 с, 24. Перельман А.И. Геохимия ландшафта. М.: Высшая школа, 1975,- 342 с.

25. Перельман А.И. I еохимия. Илд.2-е переработ. и дополн. М.: Высшая школа. 1989. - 528 с.

ЗОЛОТОНОСНЫЕ КОМПЛЕКСЫ ПОРОД КОДАРО-УДОКАНСКОЙ И М УЙСКОЙ СТРУКТУРНЫХ ю н Б.Н.А б р а м о в Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН 672090, г. Чита, ул. Бутина, 26, а/я 147, E-mail гootig'cinr cnita.su Анализ опубликованных и фондовых материалов в пределах рассмат­ риваемого региона позволяет выделить следующие наиболее перспектив­ ные золотоносные комплексы пород: базитовых и ультрабаттовых ин­ трузий, черносланцевых отложений и сульфидно-ктрцевых жил палео­ зойско-мезозойского тектогенеза.

The gold-bearing complexes of rocks of K odar-U dakan and Muya structure zones В,N.Abramov The analysis o f the published and share materials within the limits o f con­ sidered region allows to allocate the following most perspective gold-hearing complexes o f rocks: the basic and the ultrahasic intrusion, the blackshaly ad­ journment and the sulfide-quartz veins paleozoic-mesozoic tectonics.

Золотоносный комплекс ультрабазит-базитовых интрузий.

М ассивы ультарабазит-базитов различного возраста и условий образования широко развиты в пределах изучаемой территории.

Некоторые из них характеризуются наличием промышленных кон­ центраций благородных металлов, железа, титана, ванадия, кобаль­ та, никеля и других элементов.

Формирование базит-гипербазитовых интрузий происходило в течение длительного периода времени (ранний протерозой - палео­ зой) в результате коллизионных и постколлизионных процессов. В Муйской зоне они образованы, главным образом, в островодужных геодинамических обстановках, в Кодаро-Удоканской - в континен­ тальных обстановках [1]. Значительная часть рассматриваемых габброидных плутонов в восточной части Муйской структурной зоны (Ирокиндинский, Кедровский, Витимконский, Якутский) от­ носится к муйскому интрузивному комплексу. Распределение ред поземельных элементов в данных базитах свидетельствует о фор­ мировании их и островодужных обстановках [2].

В Кодаро-Удоканской структурной w ho ультрабази юные ин­ трузивные комплексы отсутствуют. Здесь рассматриваются два ин­ трузивных базитовых комплекса;

раннепротерозойский чинейский и позднепрогерозойский - доросский. Формирование их происхо­ дило в континентальных условиях. Образование базитов чинейско го комплекса связано с коллизионными и постколлизионными про­ цессами при столкновении Сибирского кратона с Забайкальским [3]. Типичным представителем чинейского комплекса является Чи­ нейский расслоенный габбро-норитовый массив. Кроме Чинейского в состав комплекса входит ряд габбройдных плутонов: Верхнесаку канский, Эбкачанский, Луктурский, Култушный, Верхнекаларская и Сюльбанская группа массивов.

Породы доросского комплекса представлены кру гопадающими дайками и многоярусными силлами, являющимися составляющими трамповой формации. Дайки доросского комплекса имеют широкое распространение. Они группируются в ггояса преимущественно се­ веро-восточного простирания. Породы комплекса прорываю) отло­ жения удоканской серии и в свою очередь перекрываются отложе­ ниями венда. Структурная позиция пород доросского комплекса свидетельствует о формировании их при процессах континенталь­ ного рассеянного спредингд.

Среди улырабазит-базитовых комплексов пород рассматривае­ мого региона отмечаются два интрузивных комплекса с промыш­ ленно значимыми концентрациями благородных металлов: чиней ский в Код а ро-У до ка нс кой зоне и довыренский в Муйской зоне.

В Кодаро-Удоканской зоне повышенными концентрациями бла­ городных металлов характеризуются экзо- и эндоконтактовые части участка “Рудный” Чинейского плутона. Содержания Pt здесь дости­ гают 72 г/т;

Pd - 255 г/т;

Аи - 9,8 г/т;

Ag - 34,8 г/т [4]. При этом от­ мечается тесная корреляционная связь золота с платиноидами.

Анализ фактического материала свидетельствует о повышенной золотоносности сульфидизированных участков габброидов и тита номагнетитов. Следует отметить, что тесных корреляционных свя­ зей золота с платиноидами, как на участке “Рудный”, не отмечается.

Характерно, что в сульфидизированных участках габброидов, пре­ имущественно с пирит-халькопиритовой минерализацией, и в тита номагнетитовых рудах с повышением содержаний золота практиче с к ii не изм еняю тся концентрации платимы и палладия. Это может свидетельствовать о б олее позднем, относительно платиноидов, на­ лож енном характере золоторудной м инерализации. К орреляцион­ ный анализ вы явил тесн ую связь золота (г 0.5) в сульф идизиро ванных габброидах преим ущ ественно с сидерофильмыми элемен­ тами - Со, N i, Pb, V ;

в титаном агпетитач - с халькоф ильны ми эле­ ментами (A g, Bi, С и, Zn), В первом случае зо лото вероятно имеет мантийны й источник, во втором - коровый. С редние содерж ания золота в породах ком п лекса составляю т соты е доли т/т, серебра первые r/т, платиноидов - м г/т [5).

П ороды до р о сско го ком плекса характеризую тся незн ачитель­ ными содерж аниям и благородны х металлов (табл. 1).

Т аблица Распределение благородных металлов в улы рабазит-базитовых Pd Ft Ап Ag х 1s Породы,руды XjS X S Д!S п п п ;

п Г Кодаро-Удокапская зона.

Чинейскнй комплекс (PR,) 2, 2, 2 8, j 53, 1 аоброиды 0. 1,5 4, 1, t 7 ;

66 16 1 1 аоброиды сульфидизи- 2,8 | 2, 237 ' 595 ;

2,6 ! 1,7 1 3,2 1 0, 3 S 29 ропанные 2,6 2, 3,5 | 0, 286 ! ' Ги гано-матнетитовые 2,2 1, 1 руды 18 Доросский комплекс (PRi) 1,2 2,7 | 2, 24, ! 35, 0, Габбронды 4, 1, 6i 1 6 46 Муйская зона Па эамскнй комплекс (PR|)* 0,2 | 7, И) !

Парамский массив. Пе 75 75 ! ридотиты, дуниты О 19 ! Шаманский массив. Не- 1,, ридотиты, дуниты,.

!

, :арцбуртиты, хромиты Муйский комплекс (PR,) 10 ;

1 180 f 660 1 3.4 f 2,6 21, [ I аббро, габбро диориты, диабазы J _ S 1* J ! ;

13 | 4 Довыренский комплекс (PR2) ** Иоко-Довыренекий мас­ 0,3 580 27! сив.

1 рудный горизонт. 12 1абброиды 0, 2 рудный горизонт. 820 Габброиды 12 10 10 Примечание: Ag в - г/т;

Au, Pt, Pd - в мг/т. Au определялось спектрозоло­ тометрическим и пробирным методами, Ag - пробирным методом, Pt и Pd ~ химико-спектральным методом, * - данные геологов Удоканской геологоразведочной экспедиции ** ' М.Н.Дэви, Н.Г.Голева, В.И.Травкин 1990 г. [6].

В пределах Муйской структурной зоны наиболее перспектив­ ными на благороднометалльное оруденение являются породы до выренского интрузивного комплекса. Они представлены лополито образными массивами, силлами и дайками, согласно залегающими с вмещающими отложениями. Пространственно интрузии комплекса контролируются зонами тектонических нарушений. Формирование их происходило в две фазы. Породы первой фазы - дуннты, оливи ниты, перидотиты;

второ» - габбро, габбро-нориты, габбро диориты.

В пределах Иоко-Довыренского массива недавно выделен пла­ тиноносный горизонт. При относительно незначительных средних содержаниях благородных элементов выявлены следующие их мак­ симальные концентрации (г/т): Pt - 4,1;


Pd - 7,8;

Ir - 0,1;

Os - 0,018;

Ru - 0,006;

Au - 3,2 [6]. По особенностям геологического строения и вещественному составу нлатиноносный Йоко-Довыренский мас­ сив близок к малосульфидному платиноносному типу Стиллуотер в расслоенных массивах.

Ф ормирование пород муйского интрузивного комплекса проис­ ходило в две фазы. Породы первой фазы представлены в основном габброидами, второй - плагиогранитами. Среднее содержание золо­ та в породах комплекса составляет - доли г/т, серебра - первые г/т, платиноидов - сотые доли r/т (таблица 1). Метасоматически изме­ ненные участки габброидов (березитизация, лиственитизация), а также зоны сульфидизации харакгеризуются повышенными содер •линиями золота, количество которого достигает первые г/т. Корре­ ляционный анализ выявил тесные связи золота (г 0,5) с Ag, Ni, Lkt.

Наиболее продуктивными на благородные металлы в регионе являются базиты чинейского и довыренского комплексов. Корреля­ ционный анализ выявил тесные связи золота с халькофильными и сидерофильными элементами. Это свидетельствует о том, что золо­ то в рассматриваемом регионе в ультрабазит-базитовых комплексах имеет как коровый, так и мантийный источник. Наличие ультраба зптов в Муйской зоне и отсутствие таковых в Кодаро-Удоканской свидетельствует о более глубинном мантийном источнике форми­ рований интрузий М уйской зоны.

Золотон осн ы й ком плекс ч ерн ослан цевы х отлож ений.

По структурному положению и особенностям формирования черносланцевые отложения Кодаро-Удоканской и Муйской зон имеют существенные отличия.

Отложения черносланцевой формации в Кодаро-Удоканской зоне приурочены к нижним частям разреза раннепротерозойской терригснно-карбонатной удоканской серии. Они представлены от­ ложениями икабийской, анпской. инырской и чигкаидинекой свит.

Породы формации сложены, в основном, тонкопереслаиваюшимися метаалевролитами, сланцами и метапесчаниками с подчиненными прослоями кварцевых конгломератов и 1р авелитов. Характерной особенностью пород черносланцевой формации является наличие углеродистого вещ ества представленного тонкорасееянными включениями графита с размерами 0,1 —0.01 мм, количество кото­ рого достигает 3% объема породы. Распределение углеродистого вещества неравномерное, наибольшими его концентрациями харак­ теризуются сланцы и метаалевролиты, минимальными метапесча­ ники.

Набор рудных минералов в породах чсрносланцевого комплекса довольно однообразен. Наиболее распространенными рудными ми­ нералами являются пирротин, ильменит, халькопирит. Реже наблю­ дается пирит, магнетит и крайне редко сфалерит, галенит, арсено пирит. Характерно, что все рудные минералы удлинены по сланце­ ватости пород. Размеры рудных минералов варьируют от одного миллиметра до нескольких сантиметров. Сульфидная минерализа­ ция в черносланцевых отложениях развита крайне неравномерно.

Наряду с безрудными отмечаются участки с мелкорассеянной вкра шшшсштыо сульфидов, а также в виде гнездообразных и послой­ ных скоплений. Кроме этого сульфиды образуют микропрожклки и просечки в породах. Оиш читеяьной особенностью черносланценых отложений Кодаро-Удоканской зоны от аналогичных отложений Муйской зоны является широкое развитие ильменитовой минерали­ зации.

В породах черносланцевой формации отмечается несколько уровней концентрации золота и серебра. Наиболее низкие их кон­ центрации. не превышающие фоновые, характерны для отложений, содержащих убогую вкрапленность ильменита, реже магнетита, и для участков, не содержащих рудную минерализацию. Несколько выше концентрации этих элементов наблюдается в зонах сульфиди­ зации, содержащих преимущественно нирротин, реже - халькопи­ рит, пирит, а также единичные зерна сфалерита, марказита, галени­ та, арсенопирита. На порядок выше, по сравнению с описанными, концентрации золота и серебра в сульфидно-кварцевых жилах, раз­ витых в черносланцевой толще и пространственно приуроченных к зонам тектонических нарушений (табл. 2) [7]. В единичных пробах содержание золота достигает 8.6 г/т. По данным тематических ис­ следований Л.М.Гакжи и Ю Н. Дерюгина за 1980 г., повышенными концентрациями золота характеризуются и п р и тн ы е и арсеногшри товые концентраты, где золото находится в тонкодисперсном со­ стоянии.

Таблица 2.

Распределение б лагородн ы х м етал л ов в ч ерн ослан ц евы х отло­ ж ен и ях С еверного З а б а й к ал ь я (в г/т) Au / Ag Pt / Pd Породы n !X| s X_s Кодаро-Удоканская зона O loo 0,03 0, Углисто-слюдистые сланцы O (икабийская, аянская свиты) 0,92 0, Углисто-слюдистые слаицы, 0,22 0.35 33 0. 0, сульфидизированные (икабий­ 0,00! 0,00!

28 2,01 1,87 to ская, аянская, инырская свиты) SI US 0- Сульфидно-кварцевые жилы о,(кй 24,24 0,00!

11, 12 Муйская зона Q. Кристаллосланцы углеродистые | 20 0. | j (киндиканская свита) 0, 0, Кристаллосланцы углероди­ 0J.

0.87 0,78 сульфидизированные 0. сты е. 0. ",93 9,66 6 [ (кинднканская свита) Г7 0.12 0, Слюдистые с л а н ц ы углероди­ з” 0.05 I 0.03 0. J4 1,46 0, стые (кедровская свита) (,'люлисгые сланцы углероди­ 0.14 0.20 6 (1.052 0.0X стые, сульфидизированные 0.005 0, 0, 15 1,6 (кедровская свита) 0.11 0,19 4 0.03 0. Слюдистые сланцы углероди­ стые (килянекая свита) - - - 0,03 0, 0.05 0,04 0, Углеродисто-слюдистые сланцы 11 9 0. 0. (хавагдинская свита) 28 0, - Применение: средние содержания золота рассчитаны по данным спектро адлотометрического и пробирного анализов, серебра - пробирного;

плати­ ны и палладия - химико-спектрального методов. Псе анализы выполнены в аналитических лабораториях Забайкальского комплексного научно исследовательского института (г.Чита) и Геологического института СО РАН (г.Улан-Удэ).

Анализ распределения концентраций золота в сульфидно кварцевых жилах в зависимости от состава сульфидов показываем, что наибольшие содержания золота наблюдаются на участках раз­ вития пиритовой и полиметаллической минерализации. Простран­ ственно эти жилы тяготеют к зонам тектонических нарушений. При этом они залегают, главным образом, согласно слоистости вме­ щающих отложений.

Наиболее распространенными рудными минералами в кварце­ вых, сульфидно-кварцевых жилах являются халькопирит, галенит, сфалерит;

менее развиты пирротин, пирит, арсенопирит. Кроме это­ го отмечаются единичные зерна маухерита, герсдорфита, козалита, геленовисмутита и никелина. Размеры рудных минералов колеб­ лются от нескольких миллиметров до сантиметра.

Обращает на себя внимание схожий набор рудных минералов в сульфидно-кварцевых жилах и вмещающих их породах. Это можно объяснить заимствованием рудных компонентов их вмещающих пород при формировании рудоносных жил. Фактический материал по вещественному составу сульфидно-кварцевых жил и вмещаю­ щих их пород, характер сульфидной минерализации свидетельст­ вуют о метнморфогешю-гидротер.малыю.м генезисе этих жил.

Таким образом, средние содержания золота в породах форма­ ции составляют сотые —десятые г/т;

серебра - первые г/т и углисто СЛ10ДНС ГЫ сланцах, в сульфидно-кварцевых жилах - около 10 г/т.

Х Содержание платины, по данным И.В. Кучеренко, А.Ф, Коробейни­ кова, - сотые доли r/т [8J.

В пределах Муйской структурной зоны к числу наиболее древних пород черносланцевого комплекса можно отнести отложения кинди канской свиты архея. Они представлены гранат-актинолитовыми, биотит-роговообманковыми гнейсами, мигматитами, кристалличе­ скими сланцами. Характерной особенностью пород свиты является наличие углеродистого вещества, количество которого достигает не­ скольких процентов объема породы. Эти породы вмещают золото­ рудные кварцевые жилы Ирокиндинского месторождения. В отложе­ ниях киндиканской свиты отмечается тот же набор рудных минера­ лов, что и в золоторудных кварцевых жилах, - пирит, пирротин, реже халькопирит, галенит, сфалерит, единично золото. Количество руд­ ных минералов во вмещающих отложениях варьирует от десятых до­ лей процента до нескольких процентов объема породы.

Протерозойские черносланцевые отложения Муйской зоны представлены вулканогенно-осадочными породами килянской сви­ ты и тузалинской серии, развитыми, главным образом, в бассейнах рек I аллаи и Келяна.

В пределах терригенно-карбонатных отложений килянской толщи в нижней части разреза отмечаются черносланцевые отложе­ ния, представленные черными углеродсодержащими туффитами, туфо-песчаниками и кварц-углеродистыми микросданцами. Часто в пределах черносланцевой толщи отмечаются участки метасомати­ чески измененных пород (окварцевание, карбонатизация, серицити зация, сульфидизация). Углистые сланцы килянской толщи пред­ ставляют собой витро-кристаллические туффиты, в различной сте­ пени метаморфизованные. Углистое вещество большей частью очень тонкое, неравномерно рассеянное, реже отмечается в виде микрослойков.

Рудная минерализация в породах свиты представлена главным об­ разом пирротином, халькопиритом и пиритом. Размер рудных минера­ лов колеблется от долей миллиметра до одного сантиметра. Характер­ ной особенностью является частое развитие анизотропных халькопи­ ритов, свидетельствующих о высоких температурах их образования.

Терригенно-вулкаиогенныс отложения ту залинской серии пред­ ставлены породами кедровской. хавагдинской и шаманской свит. В нижней части разреза тузадинекой серии развиты отложения Кед­ рове кой свиты, в средней - хавагдинской спиты, в верхней ша­ манской свиты. Отличительной особенностью пород тузалинской серии является широкое развитие углеродсодержащих сланцев. Ос­ новной горизонт углистых сланцев выделяется в верхней части раз­ реза хавагдинской свиты. Углеродсодержащие отложения тузалин ской серии представлены метаморфизованными аргиллитами, алев­ ролитам и и алевропесчаниками. Углистое вещество наблюдается в виде точечной и тонкодисперсной форм размерами от долей микро­ на до 10 микронов и образует скопления, линзочки, микрослойки.

Графит встречается редко в виде волосовидных выделений разме­ ром от сотых долей миллиметра до одного миллиметра.

В углеродистых сланцах тузалинской серии отмечаются участки метасоматически измененных пород (окварцевание, карбонатиза ция, сульфидизация). Здесь же нередко отмечаются кварцевые, кар­ бона то -к вар ц евы е и сульфидно-кварцевые прожилки и жилы. Из­ редка встречаются сульфидно-кварцевые гнезда вытянутой, округ ю й или неправильной форм. В углеродсодержащих сланцах отме­ чается широкий набор рудных элементов. Сульфиды более ранних ассоциаций развиты в виде тонкорассеянных включений размерами от долей миллиметра до одного сантиметра. Сульфидная минерали­ зация более поздних рудных ассоциаций связана с кварцевыми, карбонатно-кварцевыми и сульфидно-кварцевыми обособлениями и концентрируется, главным образом, в зонах тектонических наруше­ ний, в флексурных перегибах и шарнирах складок. Наиболее рас­ пространенными рудными минералами являются пирротин и пирит, менее распространены халькопирит, сфалерит и галенит, к числу единичных относятся пентландит, арсенопирит, молибденит, мар­ казит, никелин.

Корреляционный анализ золота и серебра с другими элементами в черносланцевых отложениях Кодаро-Удоканской и Муйской зон выявил их существенные связи, главным образом, с халькофильны ми элементами - серебром, медью, висмутом (табл. 2). Это может свидетельствовать о том, что источник золота и серебра был пре­ имущественно коровый. При этом концентрирование их происхо­ дило в результате гидротермально-метасоматических процессов.

Корреляционный анализ не выявил существенных связей платинои­ дов с другими элементами.

Характерно, что средние содержания золота и серебра в углеро­ дистых сланцах Кодаро-Удоканской и Муйской структурных зон отличаются незначительно. Концентрации золота составляют деся­ тые- сотые г/т. серебра единицы - первые десятки г/т. При этом со­ держания этих элементов в сульфидизированных сланцах на поря­ док превышают таковые в безрудных, что свидетельствует о кон­ центрировании их сульфидами (табл. 1). Обращают на себя внима­ ние повышенные содержания золота и серебра в сульфидизирован цых сланцах кедровской свиты, что объясняется отбором данных проб в районе Кедровского золоторудного месторождения.

Концентрации платиноидов в черносланцевых отложениях со­ ставляют десятые - сотые г/т, при этом наблюдаются превышения средних содержаний платины над палладием.

Анализ диаграммы первичных составов мегаморфиэованных пород свидетельствует о том» что породы областей сноса, за счет хоторых сформированы черносланцевые отложения Муйской зоны, имеют более глубинный источник относительно аналогичных обра­ зований Кодаро-Удоканской зоны. При этом черносланцевыс отло­ жения Кодаро-Удоканской зоны образовались за счет более широ­ кого спектра пород, чем таковые отложения М уйской зоны. Преоб­ ладание в спектре распределения редкоземельных элементов черно сланцевых отложений Кодаро-Удоканской зоны легких лантанои­ дов относительно подобных Муйской зоны указывает на то, что черные сланцы Кодаро-Удоканской зоны сформированы за счет в большей части терригенной составляющей.

Следует отметить общие характерные особенности локализации благороднометалльной минерализации в черносланцевых отложе­ ниях Кодаро-Удоканской и Муйской зон:

1.Близкие значения средних содержаний благородных металлов в однотипных комплексах пород.

2. Одинаковый набор основных рудных минералов в однотип­ ных комплексах пород.

3. Значимые корреляционные связи золота и серебра преимуще­ ственно с хапькофильными элементами.

4. Одинаковые метасоматические процессы (окварцевание, суль­ фидизация), приводящие к концентрированию благородных метал­ лов.

5. М аксимальные содержания благородных металлов в наиболее поздних рудных минеральных ассоциациях.

Сульфидно-кварцевые жилы палеозойски-мезозойского текто генеза.

В Кодаро-Удоканской зоне сульфидно-кварцевые жилы, связан* пью с палеозойско-мезозойской тектоно-магматическон активиза­ цией, имеют широкое распространение. С этими жилами связано образование многочисленных золоторудных проявлений, а также месторождений Верхне-Сакуканское и Курунг-Ю ряхское. Следует от метить, что эти месторождения разведаны недостаточно полно.

Район Верхне-Сакуканского месторождения сложен докембрий скими гранитами кодарского комплекса, прорванными малыми ин­ трузивными образованиями палеозойско-мезозойского возраста (эймнахский, ханинскии, кнгамакигский комплексы). М есторожде­ ние представлено золотоносными сульфидно-карбонатно­ кварцевыми жилами. Количество сульфидов в кварцевых жилах со­ ставляет первые проценты. По данным предшествующих исследо­ вателей, наиболее ценными, практически значимыми являются по тисульфидный, халькопиритовый, пириг-гематитовый и блекло рудный минеральные типы. Золото в жилах отмечается как в виде самостоятельных выделений, так и в срастании с галенитом и халь­ копиритом. Среднее содержание золота в рудах, по данным К).Я.Кошелева, составляет 18 г/т [9J. Распределение золота в жилах неравномерное, характерно столбовое (бонансовое) их обособление в плоскостях жил. Околорудные изменения выражены в окварцева пии. березитизации, лиственитизации.

В качестве одного из основных источников золота в сульфидно­ кварцевых жилах предполагаются процессы гранитизации габброи дов чинейского комплекса [10].

М есторождение Курунг-Ю ряхское было открыто в 1980-х годах при заложении карьера для отсыпки железнодорожного полотна БАМа. Вследствие небольших запасов месторождение разведано недостаточно полно.

В Муйской структурной зоне золотоносные сульфидно кварцевые жилы имеют на порядок более широкое распространение, чем в Кодаро-Удоканской зоне. Анализ распределения золоторудных проявлений в Муйской зоне, по кадастровым данным, свидетельству­ ет об их приуроченности к зонам глубинных нарушений меридио­ нального простирания. В рассматриваемой зоне глубинные наруше ния фиксируются полями выходов гипербазитов парамского, габб­ роидов и граннтоидоп муйского комплексов, вулканогенно­ осадочными породами килянской и нюрундуанской свит. Золоторуд­ ные проявления представлены в основном золото-кварцевыми и зо лото-сульфидно-кварцеиыми жилами, приуроченными к зонам глу­ бинных тектонических нарушений и оперяющими их разломами. Ос новными рудными минералами в них являются галенит, сфалерит, гшрит, блеклые руды, халькопирит. По данным А.В.Перцова и др., рассматриваемый регион пересекает линиамент, протяженностью несколько тысяч километров, по меридиану 120°, по линии Сухой Л о г - Балей [11].

По закономерностям распределения золоторудных проявлений Муйской зоны имеются многочисленные публикации. Согласно по­ следним данным, золоторудные проявления отмечаются во всех выделяемых здесь типах террейнов (кратонные, островодужные, океанические, турбидитные). При этом наблюдается сгущение зо­ лоторудных проявлений к границам выделяемых террейнов, часто контролируемых зонами надвигов и сдвигов [12]. Приведенные выше материалы незначительно противоречат нашим данным.

В заключение следует отметить: золотоносные комплексы по­ род Кодаро-Удоканской и Муйской зон отличаются по геодинами ческим обстановкам их формировании, условиям образования и ис­ точникам золоторудной минерализации. Наиболее перспективными на благородные металлы представляются золотоносные комплексы Муйской структурной юны, вследствие того, что здесь благородно рудная минерализация. Они имеет более глубинный мантийный ис­ точник относительно аналогичных комплексов пород Кодаро Удоканской зоны.

Литература 1. Гордиенко И.В., Кузьмин М.И. Геодинамика и металлогения Монголо Забайкальского региона И Геология и геофизика. 1999. Т.40. № И, - С.

1545-1562.

2 Богнибов В.И., Изох Л.Э., Поляков Г. В., Гибшер А.С., Мехоношин А.С.

Состав и геодинамические обстановки формирования титаноносных ульт рабазнт-б&зитовых массивов Центрально-Азиатского складчатого пояса Д Геология и геофизика, 2000. Т.41. - С. 1083-1097.

3. Ларин А.М., Сальникова Е.Б., Котов А.Б. и др. Северо-Байкальский вул кано-ппутонический пояс: возраст, длительность формирования и текто­ ническое положение // Доклады Академии наук. 2003, Т.392. №4. - С. 506 511.

(.! а 1аринав A.B., Ятовик Л.И., Чечеткин B.C. Динамомегаморфическая модель формирования расслоенных массивов основных горных пород (на примере Чинейского в Северном Забайкалье). - Новосибирск: Наука, 1998.

-120 с.

5. Абрамов Б.Н. Благородные металлы в осадочно-метаморфических и ин­ трузивных комплексах пород Кодаро-Удоканской зоны // Доклады Акаде­ мии наук. 2004. Т.395, №2. - С.224-226.

6. Орсоев Д.А., Кислов Е.В., Конников Э.Г, и др. Закономерности разме­ щения и особенности состава платиноносного горизонта Йоко Довыренского массива (Северное Забайкалье) И Доклады Академии наук.

1995. Т.340.№ 2.-С. 226-228.

7. Абрамов Б.Н,, Наркелюн Л.Ф. Золотоносные комплексы пород Удокан ской серии // Известия вузов. Геология и разведка. 1999. №6, - С.90-96.

8. Кучеренко И.В., Коробейников А.Ф. Металлы платиновой группы в ру­ дах Удоканского серебро-медного месторождения П Мат. конфер. ’’Поиски и разведка месторождений полезных ископаемых Сибири”. Томск, 2000. Г.145-157, 9. Кошелев Ю.Я.. Золото Читинского Севера: геология, изученность, пер­ спективы // Проблемы рудообразовання, поисков и оценки минерального сырья. Новосибирск: Изд-воСО PAJH, 1996. - С. 160-165.

10. Абрамов Б.Н., Наркелюн Л.Ф. Золотоносность осадочно метаморфогеиных и интрузивных комплексов пород Кодаро-Удоканской структурной зоны S Отечественная геология. 1999. №1. - С.12-15.

11. Периов А,В., Антипов B.C., Гальперов Г.В., Турченко С.И. Линеамент ная сеть, контролирующая размещение суперкрупных месторождений Рос­ сии И Доклады Академии наук. 2002. Т.383. №1. - С.87-89.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.