авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«РАХМАН БАДАЛОВ ЖИЗНЬ СООБЩА ИЛИ КАК ЛЮДИ ПРИШЛИ К ДЕМОКРАТИИ (КНИГА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ СТАРШИХ КЛАССОВ) Баку - 2008 ...»

-- [ Страница 5 ] --

У.У. Да, и не один де Токвиль. Среди отцов-основателей было немало тех, кто с недоверием относился к демократии и прямо заявлял, что «необходима защита от опасного влияния неимущих и беспринципных масс».

Правы они или не правы, но во всех случаях демократия не может ограничиваться властью большинства. В ней должны быть различные механизмы противодействия не только тирану, но и тирании большинства, не только тирании тех, кто считает себя выше других по происхождению, но и тирании тех, кто гордится своим низким происхождением и своей невежественностью.

А в ХХ веке для демократии наиболее важным стали считать защиту прав различных меньшинств, т.е. тех, кто по тем или иным причинам оказался в меньшинстве, но от этого у них не меньше прав.

В ХХ веке приняты «Декларация прав человека», «Конвенция о правах ребёнка». А экологическое состояние на планете делает даже актуальным вопрос о «правах» животных и растений.

Об этом стали серьёзно рассуждать.

Л.У. Теперь мы можем обсудить вопрос о «народе» или я опять отвлекаюсь от логики рассуждений?

У.У. Нет, теперь мы исчерпали вопрос об оружии и логично подошли к вопросу о «народе».

Но попробуй сформулировать конкретней, что у тебя вызывает сомнения.

Л.У. Честно говоря, меня всегда удивляет, когда говорят, что «народ правит». Разве Конституцию и «Билль о правах» составляют не юристы?

Народу же не до Конституции, он занят своими делами.

Или возьмём вопрос о чёрных американцах. Они долгое время были просто рабами и не имели никаких прав. Значит они не были «народом Соединённых Штатов»?

У.У. Вопрос очень серьёзный. Очень принципиальный и очень трудный.

Действительно, чёрные американцы долго не имели гражданских прав.

Не имели прав индейцы, коренное население Америки.

Не имели прав те, у кого не были имущества.

Не имели прав женщины.

Не имели прав молодые люди моложе двадцати лет.

Л.У. Значит вы подтверждаете, что большая часть народа не участвовала в принятии Конституции и была лишена возможности участвовать в жизни общества?

У.У Факты упрямая вещь и трудно оспаривать, что долгие годы многие американцы не имели гражданских прав.

Аналогичное положение было в древнегреческих полисах.

Или вспомни, что во Франции начала XVIII века около двух процентов населения т считали себя «народом Франции».

Л.У. Но в определённом смысле так и было. Как и в древнегреческих полисах.

У.У. Согласна. Но во всех этих странах шло обсуждение того, кто должен, а кто не должен иметь гражданские права.

Демократия и позволила говорить о «народе».

Л.У. Значит, «народ» это ещё не всё «население»?

У.У. Думаю, что так оно и есть. Хотя возможно многие со мной не согласятся. Если как мы уже выяснили, демократия существует только для тех, кто участвует, то и к народу в демократическом обществе можно отнести только тех «кто участвует».

Л.У. Можно тогда сказать, что демократия и позволяет стать «народом».

У.У. Можно сказать и так. Хотя, конечно, прямая, непосредственная демократия, как в древнегреческих полисах больше невозможна, но подлинная демократия даёт населению достаточно возможностей стать народом.

Л.У. Знаете о чём я подумал: наш школьный класс, «население» или «народ»?

У.У. Правильно подумал. Если бы вам предложили не только выбрать старосту класса, но и выработать конституцию класса, а может быть и школы, как бы в к этому отнеслись?

Л.У. По разному. Одним сразу бы включились в эту работу.

Другие сомневались бы, что это всерьёз, так и остались бы скептиками.

Кто-то просто испугался бы, а кто-то думал бы только о том, как поступать, чтобы понравиться учителям.

У.У. Кого бы ты в таком случае назвал «народом класса»?

Л.У. Наверно тех, кто участвует, кто включается, кто обсуждает.

У.У. Возможно многие не согласятся с нами, но я бы тоже назвал «народом» только тех, кто участвует в общественной жизни.

Только тех, кто верит в свои возможности.

Безверие, страшный вирус, который разъедает и каждого человека, и народ в целом.

Народом можно стать только благодаря своей вере и своей воле.

Принято говорить, что демократия это сласть большинства.

Можно сказать и по другому.

Демократия это власть демоса, власть тех, кто считает себя демосом.

Демократия это власть большинства участвующих и верящих в свои возможности.

Но должна признаться, что мне нравится, что ты начал рассуждать самостоятельно.

Что доверился своей голове.

Только на этом пути человек становится человеком.

Л.У.Теперь я понимаю, что ответ на многие ответы заключается не в ответе, а в способе рассуждения. В том, как мы приходим к тому или иному ответу.

Можем ли мы теперь сказать, что отцы-основатели были правы, когда приняли те или иные ограничения гражданских прав?

Точно так же, как был прав Солон, когда предложил свои ограничения.

У.У. Не будем делать окончательных выводов. Я же предупреждала, что это не простой вопрос. Не только для школьников, но и для взрослых.

Что же касается Соединённых Штатов, то не забудем, что отцы-основатели искали компромиссные решения. Вашингтон был против рабства, но вынужден был пойти на компромисс, т.к. если бы тогда было отменено рабство, южане не вошли бы в общий Союз.

Или возьмём другого президента Линкольна. Можно сказать, что во всех случаях, он старался действовать как юрист. Там где всем казалось, что пора применять силу, Линкольн искал юридические аргументы.

ОН был убеждён, что «Конституция никогда не должна молчать».

Он не хотел объявлять войну Южным штатам.

Он искал способы разрешить конфликт с помощью Конституции, пока не убедился, что ничего не помогает.

После войны Линкольн согласился принять закон о конфискации, но прежде всего закон, который к тому же применялся с большой осторожностью.

Л.У. Значит не стоит торопиться применять силу, если есть хоть малейший шанс найти компромиссное решение.

У.У. Да, это очень важно. Следует помнить, что там, где начинается насилие, кончается демократия.

Очень важной прийти к согласию, не торопиться объявить другого врагом.

Я бы по этому показателю определял, понимает ли демократию тот или иной руководитель, способен ли на демократические решения тот или иной лидер.

Можно назвать это «пятым правилом демократии»

Демократия требует, чтобы участвующие в обсуждении искали согласия.

Возможно это самое трудное «правило. Искать компромисс очень трудно. Такие поиски требуют огромного мужества.

Но только так можно двигаться на пути к согласию в обществе.

Такую традицию заложили отцы-основатели.

Так действовал Линкольн.

Так действовали лучшие американские президенты.

Л.У. А если невозможно договориться?

Если возникает тупик?

Остаётся только война?

У.У. Бывают и такие ситуации.

Но следует помнить, что это наихудший способ решения конфликта. Так называемый, «силовой».

Надо всеми силами избегать его.

Не торопиться считать, что все возможности исчерпаны.

Л.У. То есть по возможности идти на уступки?

У.У. Несомненно. Потому что демократический закон это не приговор. И не военный приказ. Он всегда открыт для обсуждения. Числитель его остаётся подвижным и поэтому мы назвали его живым.

При подлинной демократии, достаточно легальных способов сопротивления.

Л.У. А те, кто частично лишён гражданских прав, тоже должен сопротивляться, они тоже должны бороться за свои права?

У.У. Обязательно. В этой борьбе они меняются сами.

В этой борьбе они доказывают другим, что изменились.

В свою очередь меняются те, кто не соглашался давать им права.

Постепенное изменение сознания людей, пожалуй, самое существенное преимущество демократии.

Можно по-разному относиться к решениям южан, когда они после отмены рабства потребовали, чтобы гражданские права, в частности право избирать, было предоставлено тем, кто умеет читать и писать, и кто заплатил все налоги.

Можно обвинять их в том, что они искали легальные способы обойти Конституцию.

Возможно, по отношению к некоторым из них, это было правдой.

Но в свою очередь все, в том числе и чёрные американцы, поняли, что необходимо научиться читать и писать, необходимо во время платить налоги.

Шёл процесс, сложный и очень трудный.

Демократия же не отдавала приказы. Она боролась за сознание человека.

И человек, пусть не сразу, пусть сначала не все, менялся.

Достаточно увидеть, какой путь прошли чёрные американцы, и как не правы были те, в том числе и де Токвиль, когда отказывали им не только в этом праве, но и не допускали самой этой возможности.

Л.У. А Токвиль не допускал этого?

У.У. Давай не будем убирать аристократическую частичку «де». Сохраним уважение к фамилии.

Л.У. Де Токвиль не верил в возможности чёрных американцев?

У.У. Он писал: «негра можно освободить, но от этого он не перестанет быть совершенно чужим для европейца».

И ещё: «этого человека, рождённого на самой низкой ступени общества и появившегося у нас в обличье раба, мы лишь с натяжкой можем назвать человеком».

Л.У. А я считал, что для де Токвиля мир стоит «на голове».

У.У. Только не в этом вопросе. Хотя возможно, если бы де Токвиль жил не в начала XIX века, а в конце XX века или в начале века XXI, он мыслил бы иначе.

Чёрным американцам была предоставлена свобода, но защищать её они стали сами, жить в условиях свободы они стали учиться сами.

Ты не забыл, как чёрные американцы начали свой меморандум с очень уважительных слов «Джентльмены», а закончили их смирными, полными богобоязненности словами «итак мы будем неустанном молиться».

Разве справедливо считать, что они «с натяжкой» люди.

Л.У. Конечно нет. Но и белым американцам приходилось меняться?

Приходилось менять своё сознание?

У.У. Несомненно, что движение навстречу должно быть с обоих сторон.

Следует добиваться, чтобы каждый твой шаг вызвал движение навстречу, вызывал ответный шаг.

Надо верить другому человеку.

И не бояться, что тебя не поймут, не говорить себе, что всё бесполезно, что другой может использовать твоё терпение во зло тебе. В жизни часто такое происходит.

В этом смысле борьба за гражданские права и белых и чёрных американцев продолжается. Потому что продолжается борьба за сознание.

Л.У. И насколько я знаю, продолжается борьба за права женщин. Им ведь тоже пришлось долго бороться.

У.У. И не только в Соединённых Штатах.

В большинстве европейских стран женщины долго не имели гражданских прав. И они уже многого добились.

Во время своей предвыборной кампании президент Клинтон использовал такой политический термин как «Affirmative action» (Утвердительная акция).

Она как раз обозначает политику расширения и роста возможностей участия в общественной сфере для тех социальных групп, которые часто остаются в стороне. В том числе и для женщин.

Л.У. Это наверно правильно. У всех должны быть возможности участвовать в общественной жизни.

Они ведь тоже граждане.

Но с другой стороны, наверно нельзя согласиться и с тем, что у «чёрных американцев»

должны быть особые привилегии?

У.У. Думаю, что ты прав. Они главным образом сами должны преодолевать своё отставание. Даже если согласиться с тем, что не они виноваты в этом отставании.

Л.У. Можно сказать, что демократия требует ответных усилий.

У.У. Да я бы ещё добавила, что демократия требует чувства достоинства. А оно заключается ещё и в нежелании зависеть от другого человека, от нежелания ждать от него благ и льгот. Это допустимо и нормально для ребёнка. А для взрослого человека это неприлично и стыдно.

Л.У. Я хочу задать ещё один вопрос. Как-то я слушал выступление по ТВ известного кинорежиссёра. Он говорил, что он против демократии, потому что при демократии люди постоянно борются друг с другом. Постоянно кого-то выбирают, поэтому вынуждены постоянно что-то друг другу доказывать.

Общество постоянно взбудоражено.

Разве нельзя с ним согласиться?

У.У. Может показаться, что известный кинорежиссёр прав. Но я бы с ним не согласилась.

На мой взгляд, именно демократия позволяет избежать крайностей борьбы всех со всеми, поскольку не прячет эту борьбу, не отодвигает её на уровень сплетен и слухов.

Что же касается обществ, которые подчиняются воле одного человека или группе людей, и там кажется всё спокойно и тихо, то мы уже знаем, чем всё это кончается.

Динамичное американское общество оказалось куда более устойчивым, чем многие внешне стабильные деспотические режимы.

В этом обществе люди верят в свою Конституцию, но большинство вопросов предпочитают решать самостоятельно.

В этом обществе много изменчивого, много различных выборов, но в то же время есть стабильные институты, т.е. организации, которые не меняются на протяжении длительного времени.

Приведу такой пример. Актом 1789 года была создана независимая судебная система США, которая с некоторыми изменениями существует и по сей день.

Или не менее стабильный принцип несменяемости и пожизненного назначения членов Верховного Суда США. Правда любопытный факт.

Можно так сформулировать принцип американской жизни: как можно больше демократии, и как можно меньше политики. Люди должны научиться жить, работать, зарабатывать, независимо от политических изменений в стране.

Тогда можно сказать, что народ управляет страной.

Тогда большинство населения страны станет собственником.

Тогда никто не будет бояться ни «тирании большинства», ни «тирании бедняков».

Тогда никто никем не сможет манипулировать.

Тогда люди будут любить свою страну, свой стиль жизни, свою моду, свои соревнования, свои развлечения, свою литературу, своё кино. И будут открыты для восприятия остального мира.

Л.У. Я слышал, что американцам свои соревнования интереснее даже чем международные.

У.У. Да им прежде всего интересно у себя дома. Им не скучно в своей стране. Это очень важно. Над этим стоило бы задуматься.

В своё время президент Вашингтон опубликовал «Прощальное обращение» к народу, в котором писал:

«Нация, которая относится к другой с привычной ненавистью или с привычными добрыми чувствами, в определённой степени является рабом. Такая нация раб своей враждебности или своих добрых чувств, любого из двух достаточно, чтобы увести её от своего долга и интересов. Основное правило для нас в отношениях с другими государствами заключается в том, чтобы расширить с ними торговые отношения, но иметь как можно меньше политических связей».

Это относится не только к стране, но и к каждому американцу в отношении к политическому строю его страны.

Л.У. У меня появилось много новых вопросов. Особенно о «друзьях» и «врагах» и о том, что в наше время должно означать «как можно меньше политических связей».

У.У. Ты прав, слова Вашингтона были сказаны для своего времени, в глобальном мире многое изменилось. Можно долго рассуждать и о «врагах» и «друзьях» в современном мире.

Однако давай оставим эти вопросы открытыми.

В конце концов, для демократии все серьёзные вопросы всегда остаются открытыми.

Самое главное как той или иной стране удаётся решать свои проблемы.

И в какой мере этому способствует демократия.

Л.У. Тогда я хотел бы задать свой последний вопрос.

Можно сказать, что демократия подходит всем народам, независимо от их обычаев, традиций и прочего?

У.У. Споры по этому вопросу продолжаются, и думаю ещё долго будут продолжаться.

Поэтому возвращаюсь к началу, Самое главное это участвовать, иметь собственное мнение, слушать других. А теперь мы знаем, как «отвечали» на эти вопросы в Древней Греции, во Франции, в Соединённых Штатах Америки.

Ответное слово в вечной дискуссии о демократии теперь за тобой, тебе придётся на него отвечать в самой жизни...

ДЕМОКРАТИЯ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ Закончилось наше путешествие по трём эпохам и трём странам, в которых люди выбрали демократию и именно демократия помогал им преодолеть многие, казалось бы неразрешимые, трудности.

Помогла выстоять, встать на ноги, достичь высокого уровня развития.

Теперь мы знаем, что демократию когда-то придумали древние греки. Придумали, чтобы научиться «жить сообща», чтобы всем вместе решать трудные вопросы и всем вместе нести ответственность за принятые решения.

Потом демократию надолго забыли. Прошло более 2000 лет и к демократии начали возвращаться сначала в одной стране, потому в другой, третьей.

К концу ХХ века, большинство стран мира стало отдавать предпочтение демократическому способу жизни. Люди стали понимать, что лучший способ «жизни сообща», это когда все вопросы решает не один человек, а большинство людей. А это возможно только при демократии.

Демократия начиналась в полисах, небольших, даже крошечных городах-государствах Древней Греции.

Потом демократия стала распространяться на целые страны.

Потом на целые континенты.

Сейчас вопросы демократии решаются в масштабе всего человечества, всех стран и народов.

Существуют международные пакты и международные договоры, построенные на демократических взаимоотношениях между народами.

В XIX веке демократия была наиболее распространённой политической идеей, а политические режимы, выбравшие демократию, воспринимались всё ещё как исключительные, отличающиеся от всех остальных.

В XX веке демократия сначала стала геополитической реальностью, т.е. уже было много стран, отдавших предпочтение демократии, а затем и универсальной идеей, так как побеждает мнение, что демократия подходит всем странам и народам.

Демократия начиналась как власть большинства, отсюда и её название.

Её возвращение в политическую жизнь происходило с некоторой настороженностью, поскольку пугала эта «власть большинства», которые в своём «большинстве» были неимущими, и, пользуясь своей властью, могли принести много бед. Поэтому демократия развивалась, устанавливая преграды на пути тирании большинства и тирании меньшинства, тирании одного человека и тирании толпы.

К концу ХХ века демократию стали понимать как систему, которая должна обеспечить индивидуальную свободу и индивидуальную независимость каждого человека.

Демократия возникла в эпоху, когда народы жили обособленно друг от друга.

Мало общались, мало знали друг о друге, мало путешествовали.

Конечно, и тогда караваны верблюдов везли товары от страны к стране, и тогда вестники приносили известие о событиях, происходящих в мире, и тогда были отчаянные люди, отправлявшиеся увидеть новые земли и новых людей.

Но люди жили как в параллельных мирах, которые не пересекаются.

Даже древнегреческие полисы жили обособленно друг от друга. В Афинах жили не так, как в Спарте, в Спарте, не так как в Фивах.

Демократию придумали в Афинах, но в Спарте и не собирались учиться у афинян демократии. Они считали, что их законы лучше, поскольку благодаря своим законам, они живут более строго и организованно, как в военной дружине.

Тем более не стали бы учиться у афинян другие страны, Египет, Индия, Китай. Там веками устанавливали правила жизни, которым все подчинялись, и тем самым поддерживали общественный порядок. Жизнь же в Афинах, даже в «золотой век» демократии, казалась им слишком шумной и суетной. А сами афиняне слишком юными и слишком легкомысленными, оттого и выбравшими «демократию».

Долгие века, после заката жизни в древнегреческих полисах, люди жили без демократии.

В ней не было необходимости.

Власть над народами полностью принадлежала императору, королю, шаху, султану, царю, и тем, кто представлял их власть. Или просто феодалу, земля которого была отдельным миром и отдельным государством.

Люди предпочитали подчиняться, а не бороться, соглашаться, а не спорить, молчать, а не возражать.

Человек был частью группы, нации, сословия, семьи, и, никогда не задумывался о своём отличии от остальных.

Не будем считать, что история совершила ошибку, и люди тех эпох были беспомощны и глупы.

Наверно свой смысл был в жестокой власти древних империй, так было легче выжить, всем вместе.

Наверно свой смысл был в подчинении монарху, наместнику бога на земле, так было легче воспринимать разумность мира.

Наверно свой смысл был в подчинении феодалу, чьё право господствовать на данной земле воспринималось как естественное.

Люди поколение за поколением жили так, как их деды и прадеды, и этим определялся смысл их жизни.

Они привыкли к своему, пусть замкнутому, но стабильному миру, который не менялся от века к веку, от поколения к поколению.

Они стремились к тому, чтобы чужие люди и чужие мысли не смогли разрушить их порядок и их принципы жизни.

Многое в жизни и в мыслях людей начало меняться, начиная с XV века.

Неподвижный мир, состоящий из различных параллельных миров, которые редко приходили в соприкосновение, стал расшатываться и разламываться.

Наступал конец обособленного существования.

Эпоха великих географических открытий пробудила в людях любознательность, непоседливость, азарт. Мир оказался намного больше, чем казалось раньше.

Он по-прежнему таил опасности, но эти опасности не могли больше остановить человека, наоборот, они его увлекали, возбуждали его чувства и желания.

После появления печатного станка, книг становится всё больше и больше, и они стали доступны для всех. Книга разрушила замкнутую, обособленную жизнь, и помогла людям беспрепятственно обмениваться информацией.

Прядильный и ткацкий станок, паровая машина, резко изменили характер труда.

Теперь, за то же время, что и раньше, можно было произвести намного больше продуктов и товаров. Продуктов и товаров становилось так много, что их приходилось везти в разные страны.

Рынком постепенно становится весь мир.

Караванные пути больше не подходили, медленный шаг верблюдов больше не устраивал. Нужны были другие скорости, иной темп передвижения. Стали строить множество дорог, придумали железную дорогу, усовершенствовали корабли.

Остановить человека уже было невозможно. Он жаждал узнать даже то, что находилось за пределами видимого мира.

С помощью телескопа человек заглянул в глубины звёздного неба, с помощью микроскопа – в глубины микромира.

Мир расширялся и углублялся до невиданных ранее масштабов. И чтобы жить в нём, чтобы понять этот новый мир, должен был изменить и сам человек.

Могли ли люди при этом жить по старому, жить в параллельных мирах, которые не соприкасаются. Дворяне оставаться дворянами, крестьяне крестьянами. Купцы купцами.

Могли ли люди в этом новом мире, подчиняться и не роптать, соглашаться и не спорить, сдерживать свою непоседливость и азарт, следуя традициям предков.

Могли ли люди не задуматься над тем, что каждый человек не часть коллектива, группы, а сам как целый мир. Ведь человек теперь жил не в замкнутом пространстве, и не в замкнутом времени. Он был открыт навстречу большому миру.

Вот почему пришлось менять отношения между людьми так, чтобы у всех были права, чтобы все могли осуществить свои возможности.

Вот почему лозунг «Свобода. Равенство. Братство» стал таким же великим открытием, как изобретение телескопа и микроскопа.

Вот почему люди вспомнили о великом древнегреческом открытии в способах «жизни сообща» – о демократии.

Начиная с XVIII века, всё более крепло убеждение, что именно демократия в наибольше степени подходит для нового мира и для нового человека.

Мир всё больше нуждался в свободном человеке и в свободных взаимоотношениях между людьми, а это могла обеспечить только демократия.

Развитие и демократия теперь не только зависели друг от друга, но и стимулировали друг друга.

Многих, однако, пугал этот открытый и изменчивый мир, где постоянно приходится принимать решения и отвечать за свои решения.

Они искали иные способы «жизни сообща».

Но за всё это время, начиная с XVIII века, лучше демократии так ничего и не придумали. Пришлось признать, что возможно у демократии много недостатков, но она остаётся лучшим способом «жизни сообща» для открытого, изменчивого, динамичного современного мира.

Начиная с XIX века и продолжаясь в XX веке, научно-техническая культура постепенно изменила облик мира, полностью обновила среду, в которой жил человек.

Совершенствовались источники энергии: эра угля сменилась эрой нефти. Эра нефти – эрой ядерного топлива.

Росли скорости передвижения человека по земле, по воде и по воздуху.

Входили в жизнь всё новые и новые изобретения, начиная от телефона. До современного телевидения, от электролампы до сегодняшних лазеров, от первых автомобилей до современных реактивных самолетов.


И самое главное, страны, в которых развивалась демократия и научно-техническая культура, смогли окончательно решить проблему питания человека. Теперь практически все люди цивилизованных стран, независимо от сословий, могли досыта есть и нормально питаться. А это был очень глубокий переворот в длинной истории человечества.

Вспомним о том, что на всём протяжении истории человечества, людям не хватало еды на всех.

Весной многие люди умирали с голода.

А когда человек освободился от страха голода, когда он почувствовал себя здоровым и сильным, когда весь мир стал открытым для него, когда его свободу стали защищать демократические законы, когда он смог выбирать работу, которая не была ему в тягость, он не стал долго засиживаться на одном месте.

Человек стал не только гражданином своей страны, но и гражданином мира.

Вот почему, в Англии, где началась научно-техническая культура в XIX веке смертность начала сокращаться, а население страны выросло почти в четыре раза. И самое интересное, за этот же период почти 100 млн. англичан и ирландцев покинули Европу и уехали в другие страны и континенты.

Уехали в Америку, в Индию, в другие страны.

Уехали наверно не только те, кому было трудно в своей стране, но и самые азартные и непоседливые, которым надоело жить на одном месте.

Когда-то решались уезжать далеко от дома единицы, самые смелые и отважные, теперь их было миллионы.

Когда-то было трудно перемещаться в своей стране, теперь можно было уезжать жить в другие страны.

Когда-то древние греки, которые свободно перемещались от одного полиса к другому, казались непоседами, теперь огромное количество людей переместили на другой континент и создали целую страну. Путешествие стало нормой жизни не только для единиц.

А открывая большой мир, человек открывал свою непохожесть на других, открывал свою уникальность.

И можно с уверенностью сказать, что в бльшей мере это оказалось возможным в тех странах, в которых развивалась демократия.

Где демократия, прежде всего, означала свободу и независимость человека В XX веке демократия стала явлением общемировым. Большинство стан мира заявило о своей приверженности демократии.

Но этот век стал и одним из самых трагических и кровавых. Но в чём же причина этих кровавых событий? Почему на этот век приходятся и великие научные открытия, великие технические достижения, и две мировые войны, унесшие жизни миллионов людей?

Почему в этом веке соседствовали космические корабли, полёт на Луну, и голод, нищета;

уникальные операции по пересадке сердца и других органов, и страшные эпидемии в странах, где организм людей ослаблен недоеданием, где дети выглядят как живые трупы?

А может быть во всём этом виновата демократия, которая именно в этом веке получила столь широкое распространение?

Вопросы эти очень сложные. Они стоят сегодня перед всем человечеством, и самые умные люди планеты пытаются ответить на них.

Попытайся ответить на эти вопросы самостоятельно, обсуди их в классе, или вместе с учителем, или дома с родителями. И не надо бояться самых трудных вопросов.

Во-первых, мы уже знаем, что необходимо участвовать, кто не участвует – подчиняется другим.

Во-вторых – проверишь свои возможности, разве не интересно думать о том, что актуально для всего человечества.

И самое главное, только когда думаешь над самыми трудными вопросами, по настоящему учишься жить. Только тогда ты не окажешься беспомощным, если неожиданно резко изменятся условия твоей жизни.

Но чтобы помочь тебе в твоих самостоятельных рассуждениях, попробуем задуматься вместе над некоторыми особенностями ХХ века.

Над тем, что смогла и что не смогла в нём демократия.

И почему не смогла.

Тем самым завершение нашей книги, станет началом новой цепочки вопросов и ответов.

Началом новых поисков.

Мы уже говорили, что когда-то люди жили в неподвижных, замкнутых мирах, а мир в целом казался людям огромным и беспредельным. К концу же ХХ века наше восприятие совершенно изменилось и теперь наша планета кажется маленькой и беззащитной.

Почему это произошло?

Во-первых, нас, людей, стало намного больше и от этого мир, кажется нам, стал меньше. Комната ведь кажется маленькой или большой в зависимости от того, сколько в ней находится людей. Если в ней очень тесно, она покажется очень маленькой.

Далее, резко изменились скорости перемещения. Разве можно сравнить скорость караванов верблюдов и современных авиалайнеров.

Расстояния остались теми же, но изменилось время и пути, поэтому те же расстояния воспринимаются по-другому.

Люди когда-то не знали, что там за морем, что там за горизонтом, а может быть, не знали даже, что там, за дальним-дальним лесом.

Теперь люди увидели всю нашу планету, целиком, из космоса и удивились, что она очень маленькая и очень голубая.

Вот почему сегодня наша планета Земля стала восприниматься как небольшая точка в огромном космическом пространстве.


Мир сблизился ещё и благодаря телевидению.

То, что происходит во всём мире, сегодня сразу становится известно всем. Даже про моду узнают сразу во всех странах мира и начинают ей подражать.

Так что можно согласиться с теми, кто в шутку, говорит о том, что мы превратились в одну большую деревню, где все, всё, обо всех знают.

А с помощью Интернета можно не только узнавать о других, но и рассказывать о себе.

Можно общаться с любым человеком, если он, как и ты, любит путешествовать по Интернету.

Таким образом, мир остался тем же, но это уже совершенно иной мир.

Потому что изменился сам человек.

Это важно запомнить: мир меняется только тогда, когда меняется сам человек, меняются его мысли и чувства, меняется его сознание.

Конечно, в этом тесном мире, при высоких скоростях передвижения и при свободном обмене информацией, взаимозависимость стран и народов друг от друга стала очень высокой.

Практически все страны, независимо от того, как у них организована жизнь, стали частью единого мира.

И благодаря культурным и информационным обменам, и благодаря торговле, и благодаря банкам и финансовым операциям, и благодаря различным международным блокам, и, благодаря такой международной организации как Организация Объединённых Наций.

Можно привести различные факты этой взаимозависимости.

Мы, в Азербайджане много слышим о «контракте века»,о нефтепроводе, который прокладывается из нашей страны в другие страны. Нефтепровод делает взаимозависимыми и нашу страну, где добывается нефть, и те страны, по которым нефтепровод проходит, и те страны, в которых нефть перерабатывается, и те страны, в которые эти продукты поставляются, и многие другие страны, которые даже трудно перечислить. И если что-то происходит в одной из этих стран, то это сразу влияет и на другие страны.

А вот другой пример. Мы часто наблюдаем по телевизору ажиотаж на бирже. Акции каких-то кампаний поднялись или наоборот резко упали в цене. Все волнуются, все куда-то бегут, все срочно куда-то звонят. Но если нам показали биржу, скажем, в Токио, то можно быть совершенно уверенным, что через несколько минут точно такой же переполох возникнет в Лондоне, Нью-Йорке или Париже. Никто больше не может остаться в стороне от этих биржевых потрясений, за которыми стоял сложные финансовые операции. Всем теперь приходится считаться с этой взаимозависимостью.

При этом, в этом тесном, взаимозависимом мире всё больше и больше утверждались идеи демократии. Разваливались империи, на их обломках образовывались страны, заявившие о своей приверженности демократическим идеям.

Завершилась первая мировая война, итогом её стало появление новых демократических режимов.

Проиграл фашизм войну на поле боя, проиграл коммунизм война на поле экономического соперничества, вновь и вновь возникают страны демократии.

Можно сказать, что после второй мировой войны, после поражения фашизма и коммунизма, демократия победила в мире, возникло демократическое сообщество стран.

Но как оказалось этот тесный, взаимозависимый мир таил в себе множество противоречий и угроз.

Не все народы могут приспособиться к этой взаимозависимости.

Как оказалось, многим народам было бы легче жить обособленно и замкнуто.

Они не привыкли к открытости, к свободному обмену идеями и мыслями.

Они всё ещё боятся свободы.

Они всё ещё боятся независимости.

Они не готовы к тому, чтобы каждый человек действовал самостоятельно.

Им кажется надёжней, когда человек находится внутри семьи, среди родственников, или в какой-то иной группе, в каком-нибудь клане (кланом называли родовую общину у шотландцев и ирландцев. Почему-то именно это кельтское слово, стало наиболее употребительным для обозначения сплочённой группы родственников).

В крайнем случае, они готовы спрятаться под покровительством государства, но только не жить и не действовать самостоятельно.

Как оказалось не все страны и народы готовы к демократии.

Многие страны так до сих пор и не смогли освоить опыт эпохи Просвещения и опыт эпохи научно-технической культуры, не смогли решиться на то, чтобы окончательно поставить мир «на голову».

Многие страны попытались копировать опыт развитых стран, но мы уже знаем, что невозможно изменить мир вокруг, не меняясь самим.

Можно только притвориться, можно только сделать вид, что всё вокруг изменилось. Не помогут ни компьютеры, ни лазеры, ни умные книги.

Многие народы судорожно цепляются за опыт прошлого, а на демократию смотрят как на средство обеспечить сытую жизнь.

Но сытая жизнь так и не наступает, а опыт прошлого не приходит на помощь.

Многие страны не связывают демократию с индивидуальной свободой и независимостью отдельного человека, а это означает, что они не осознали, что развитие и демократия неотделимы друг от друга.

Поэтому уровень развития стран и народов продолжает оставаться очень разным.

Поэтому одни страны развиваются всё стремительнее и стремительнее, другие никак не могут приспособиться к этому стремительному темпу и ещё более отстают.

Одни страны решили проблему продовольствия, другие не могут никак её решить. А если к этому добавить, что многие страны никак не могут выбраться из глубокой долговой кабалы, то мы поймём насколько сложной и взрывоопасной оказалась ситуация в мире в конце ХХ века, а теперь уже добавим и в начале XXI века.

Можно ли сказать, что во всём этом виновата теснота и взаимозависимость мира?

Или виновато развитие мира, виноват прогресс, стремительное развитие науки и техники?

Или, наконец, можно ли сказать, что во всём виновата демократия?

Тем более во многих странах оптимизм в отношении к демократии сменяется пессимизмом.

Так произошло во многих странах, начиная с 70-х годов ХХ века. Так произошло и продолжает происходить во многих странах после распада СССР, начиная с 90-х годов ХХ века. Во всех неудачах, во всех проблемах стали обвинять демократию и «демократов», о которых всё чаще говорят с иронией или даже с презрением.

Но соглашаясь или не соглашаясь с демократическими идеями, следует понять, что демократия это не лекарство, которое выписывает врач, чтобы помочь больному, демократия это не волшебная палочка, чтобы мгновенно выполнять все наши пожелания, демократия это не способ решить свои финансовые или экономические проблемы.

Поэтому среди врагов демократии можно назвать самый главный – это формальность внедрения демократических ценностей.

Формальность проявляется и в том, что к демократии прибегают, чтобы пристойно выглядеть в глазах других стран.

Формальность проявляется и в том, что демократию воспринимают не как процесс, а как результат, не задумываясь над тем, как эти идеи возникли, с какими трудностями встречались, какое сопротивление вынуждены были преодолевать.

Демократия, это вера людей в свой выбор и в свои собственные силы.

Демократия, это воля людей решать свою судьбу или изменять её, если в этом возникнет необходимость.

Демократия, это способность народа не дать себя обмануть лживыми посулами и лживыми обещаниями.

Демократия, это демократическая «жизнь сообща» и понимание того, что только совместная политическая жизнь (полития) позволяет решать многие проблемы.

Демократия, это ответственность тех, кого выбирает народ и самого народа, который выбирает власть.

Демократия, это возможность и способность отстранять от управления страной тех правителей, которые узурпируют власть.

Демократия, это обеспечение условий, при которых лозунг «Свобода. Равенство.

Братство» окажется не просто лозунгом, а программой действий.

Демократия, это постоянная защита меньшинств.

Демократия, это постоянная защита прав отдельного человека и прав ребёнка.

Демократия, это понимание необходимости плюрализма (от латинского слова pluralis, означающего «множественный») мнений. Если все говорят одно и то же, то одно из двух или все боятся, или ещё не поняли, что такое свобода.

Демократия, это возможность и способность человека действовать в согласии со своим разумом, не боясь, что его взгляды не совпадут со взглядами других людей, даже если их большинство.

Демократия, это понимание того, что не следует ставить знак равенства между властью и обществом, между государством и обществом.

Люди должны уметь жить и работать самостоятельно и независимо, подчиняясь не власти, а законам и Конституции.

При таком понимании демократии, можно сказать, что она не сумма формальных признаков, а сами люди, их вера, их воля, их решимость, их разум.

При таком понимании демократии, не демократия должна помочь народу, а народ с помощью демократии должен помочь сам себе.

Если же в обществе нет сил, способных задуматься над своей судьбой, если в обществе нет сил, способных добиваться тех или иных демократических процедур, то демократия может легко смениться тоталитарными и деспотическими режимами.

В ХХ веке множество примеров того, как у народов не хватало воли к демократическому обновлению и они легко скатывались к различным формам диктатуры. А этот путь «развития» ведёт к бедности и нищете, и в этих условиях о демократии больше не вспоминают с раздражением и неприязнью.

Демократия начиналась когда-то в древнегреческих полисах. Но если у неё есть начало, то не может быть завершения.

Она никогда не может быть окончательной.

Она не может претендовать на совершенство, но она способна к постоянному совершенствованию.

Она изменяется вместе с изменением людей и помогает изменяться самим этим людям.

Она рассчитана на свободного человека, который в качестве существа свободного, всегда готов задуматься, принять решение и отвечать за своё решение.

Демократия всегда продолжается.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.