авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ФОНД им. ФРИДРИХА ЭБЕРТА Кыргызстан – 2025. стратегии и ...»

-- [ Страница 3 ] --

 К сожалению, реализация данного сценария также встречает определенные препятствия на своем пути. Наиболее значимым, в силу объективно высокой роли элит при его реализации, выглядит крайняя узость слоя обществен но-мотивированной политической элиты, способной воплотить в жизнь этот перспективный проект демократического переустройства страны.

Именно поэтому одной из важнейших текущих задач является целенаправ ленное «выращивание» и подготовка новой элиты, способной «завтра» под няться над узкогрупповыми интересами.

Оценивая сегодняшнюю действительность, необходимо признать, что Кыргызстан находится лишь в начале тяжелого и непростого пути адап тации в мировое сообщество. Шаги, сделанные в этом направлении, под тверждают оправданность широкомасштабной комплексной модерниза ции, ибо только она открывает сколько-нибудь приемлемую перспективу.

История экономически развитых стран Востока и Запада показывает, что они пришли к процветанию разными путями, избрав для этого сложный и длительный процесс модернизации. Кем-то была использована идея общины, кто-то шел к этому через понятие индивидуального успеха. Это показывает, что несмотря на единую цель, все они выбирали стратегии, учитывающие специфические особенности их развития.

Данный вывод возвращает нас к заключению, что успех модернизаци онного проекта, реализуемого в Кыргызстане, может быть достигнут лишь посредством созидательного использования своих позитивных традиций - коллективизма, нравственных начал общества и традиционных религий.

Способность творчески применить их к изменяющейся реальности опре деляет возможности выживания и успешной самоидентификации стра ны в условиях глобализации, динамично «поглощающей идентичности».

Только в том случае, если Кыргызстану удастся успешно решить эту судь боносную задачу, станет возможным реализовать главный стратегический приоритет Кыргызстана - успешно интегрироваться не в абстрактное ми ровое сообщество, но в сообщество развитых стран мира, действующих на основе ценностей рационализма.

 Приложение 1. Основные этапы модернизации Кыргызстана в XIX - начале XXI веков I стадия 1991 - 2005 годы Внедрение либеральных ценностей посред ством административной модернизации 2 стадия 2005 - 2025 годы Смешанная административно-либеральная модернизация («управляемая демократия»

или ее вариант в виде «просвещенного авторитаризма») 3 стадия 2025 год - … Либеральная модернизация (?!) Авторитарная «догоняющая»

модернизация в рамках СССР 1917 - 1991 годы Авторитарная модернизация в составе царской России середина XIX века - 1917 год Приложение 2. Сценарии возможного развития Кыргызстана до 2025 года Смешанная Либеральная «САЛМ»

«Регрессивная»

Модернизация Смешанный тип Либеральная Ограниченная демократия или «управляемая демократия»

СК Гражданское общество Элита Государство СК СК4 Государство «Политические кланы» Элита Государство Гражданское общество Население Гражданское общество Элита Кыргызстан СК Внешние силы Теократическая СК верхушка «Политические кланы»

Государство Внешние силы Криминальная охлократия Квазигосударство Авторитаризм Автократия Демодернизация  таблица 1. сравнительный анализ эволюции основных сфер развития и политических субъектов в Кыргызстане к 2025 году Кыргызстан распад и/или исламское госу- Либеральная «регрессивная» мо- смешанная адми десуверениза- дарство модернизация дернизация нистративно-либе сфера/субъект ция ральная модерни зация Конфликт Повышенная Высокая степень Конфликт/ Стабильность Характер внут нестабильность стабильности реабилитация риполитического развития «Авторитарная Тоталитарно-авто- Полиархия Авторитарное/ Ограниченная тип политическо демократия» кратический Ограниченная (управляемая) го режима (управляемая) демократия демократия «Клановая рес- Исламская рес- Парламентская Президентско-парла- Президентско-парла Форма полити публика» публика республика ментская ментская ческого устрой республика республика ства Деградация Теократическое Демократическое Деградация/ реабили- Демократическое государство Минимальное тация Деградация Отсутствует Доминирование гражданское об Деградация/ реабили- Реабилитация/ щество, в т.ч.:

Деградация Теократические Доминирование тация Доминирование Политические Деградация Отсутствуют Доминирование партии нПО Деградация/ Деградация/ Сервисно-ком- «Семейно-клановый Сервисно-коммуни Экономика Застой застой муникационная капитализм»/ реабили- кационная модель модель тация Деградация Деградация Либеральный Деградация/ реабили- Социальное парт социальная индивидуализм тация нерство сфера  Деградация Деградация и Гармоничный и Деградация / реабили- Гармоничный и Межэтнические агрессивная теок- прогнозируемый тация прогнозируемый ха и межконфесси ратия характер рактер ональные отно шения Доминирование Трансформация Деградация/ Доминирование / Деградация/ «Политические исчезновение деградация исчезновение кланы»

Отсутствует Отсутствует Присутствует Отсутствует / формиро- Формирование/ Политическая вание/ доминирование доминирование элита Отсутствует Принимает харак- Присутствует Формальная легитима- Выполняет мобили Общенациональ тер теократичес- ция / Выполняет моби- зующую роль ный политичес кого лизующую роль кий лидер Социальная Миграция / ло- Равноправный Социальная апатия + Формирование пар население апатия / крими- кальный протест партнер госу- криминальный протест тнерства с государс нальный про- дарства / Формирование парт- твом/ партнерство тест нерства с государством таблица 2. сравнительный анализ ведущих тенденций международного сотрудничества Кыргызстана к 2025 году Кыргызстан распад и/или исламское государ- Либеральная «регрессив- смешанная адми десуверениза- ство модернизация ная» модерни- нистративно-либе Мировое сообщество ция зация ральная модерни зация Изоляция/ Конфликт/изоляция Партнерство Ограниченное Партнерство глобальный контекст Ограниченное партнерство партнерство Поглощение Конфликт/ Партнерство Партнерство Партнерство региональный кон взаиморазвитие текст Конфликт/изоляция Партнерство Конфликт/ Партнерство Международные орга- Изоляция/ Ограниченное Партнерство низации партнерство Поглощение/ Конфликт Ограниченное Партнерство Партнерство россия взаиморазвитие партнерство Давление Конфликт Партнерство Ограниченное Партнерство сШа партнерство Изоляция/ Конфликт Партнерство Ограниченное Партнерство европейский союз Ограниченное партнерство партнерство Давление/ Конфликт Ограниченное Партнерство Партнерство Китай поглощение партнерство Ограниченное Взаиморазвитие Ограниченное Партнерство Ограниченное парт «Большой Ближний партнерство партнерство восток» нерство Изоляция Конфликт Партнерство Партнерство Юго-восточная азия Поглощение/ Конфликт Партнерство Партнерство Партнерство Казахстан взаиморазвитие Поглощение/ Взаиморазвитие Ограниченное Партнерство Партнерство узбекистан взаиморазвитие партнерство Масаулов С. И.

Кыргызстан-2025:

ДаЛьнеЙШие МОДернизации?

Не жалуйтесь по поводу того, Что на крыше соседа лежит снег, Если ваш собственный порог не очищен.

Конфуций Большинство до сих пор еще наивно верит, что все наши бедствия происходят от отсталости, а не от прогресса, от недостатка европеизма и современности, а не от излишней подражательности. Разговоры о не обходимости интенсификации модернизационных реформ стали едва ли не общим местом в выступлениях политиков и общественных деятелей.

Предлагается необъятное количество программ и проектов новой модер низации страны, территорий, системы управления и еще много чего.

Общим местом в неудачных (в пространстве реализации) предложе ниях является ясная убежденность в необходимости для Кыргызстана очередных модернизаций, вне зависимости от институтов и культурных оснований в обществе. Механизм реализации обычно остается в забве нии. Главное выдать идею и знать, почему она должна понравиться там (очевидно, где выдадут на это деньги), и тут же переходить к организаци онной части, под которой, собственно, и разумеют проект. Понятно, что организационный проект не сводится к самому проекту. На этом пути ре зультатов, обозначенных в начале как цели, не получить.

Хотелось бы также обратить внимание на то, что и «модернизация», и многие другие термины, которые мы используем, на самом деле есть ни что иное, как штампы, заимствованные из западной политической науки.

При этом смысл, вкладываемый в эти термины в различных ситуациях, зачастую может быть очень разным. Но в этом случае рассуждения, ка сающиеся реалий нашего общества, в значительной степени лишаются смысла, ибо сводятся к пересказу содержания понятия и только. Тем вре менем, политическая наука, как представляется, уже давно не описывает адекватно существующую реальность политических процессов, а лишь оперирует набором клише. Получается основа для политического манипу лирования и для создания пустых концепций и планов развития. Поэтому лучше воспользоваться аналитическим, а не политологическим инстру ментарием.

*** После событий весны - лета 2005 года можно утверждать, что Кыргыз стан прошел первый этап своего независимого, постимперско-периферий ного развития. Кыргызская Республика сумела выжить как самостоятель ное государство, занимающее свое место в мировой системе разделения труда. Лишившись промышленности и агропромышленного комплекса, доставшихся с советских времен, потеряв значительную часть кадрового потенциала, страна обрела право на самостоятельный выбор пути раз вития. Кыргызстан получил великолепный отрицательный опыт внесис темного привлечения денег извне;

худо-бедно, но заработала система отбора и подготовки управленческих кадров;

возник предпринимательский дух и передвижение трудовых ресурсов;

произошла несомненная демок ратизация жизни общества. Свобода стала достоянием народного духа.

Реальностью становятся программы развития регионов страны, по край ней мере, на уровне сообществ. Хотя остается проблема транслирова ния рамки стратегирования из столицы в регионы. Остается и проблема развития регионов, что и послужило основанием произошедших перемен, а также завершения первого проекта-этапа страны: выжить! Ну, а теперь пора оглядеться и предложить миру свое видение, свой проект.

При всем при этом, никто в мире нас не ждет, если мы не станем спо собны предложить своеобразно-интересное видение решения проблем и самостоятельные действия. Мы не участвовали в складывании мировых рынков, например, туристического бизнеса, и сейчас оказываемся на них нежеланным гостем. Власть и бизнес как никогда ясно осознали в этом году, что ведется конкурентная борьба, причем ведется преимущественно внеэкономическими методами. (Все помнят, как «обрушили» имидж Ис сык-Куля в СМИ соседних государств и провалили туристический сезон 2005). Такая борьба требует адекватного стратегического ответа.

Кыргызстан в 2005-2025 годах :

О каких сценариях развития/модернизации идет речь?

Метод сценирования, или ситуационного управления, является сей час популярным. Однако он весьма трудоемок. При использовании этого метода предъявляются очень высокие требования к полноте и качеству «входной» информации. А собрать такую информацию не всегда возмож но. Поэтому нам придется ограничиться здесь лишь представлением об основных моделях (сценариях) развития Кыргызстана, достаточно вероят ных и, во всяком случае, рассматриваемых политическим классом.

Метод сценирования можно разумно использовать в двух случаях:

1. Для изучения значимых событий прошлого (соответственно, иссле дователь не стеснен временем и внешними «рамками» и снабжен всей необходимой информацией).

2. Для организации проектного пространства с помощью этого мето да.

В последнем случае сценарий рассматривается не как предсказание будущего, но как инструмент управления проектами, увязывания их в про ектной политике государства. Поэтому сценирование оказывается хоро шим средством только тогда, когда страна имеет проектное поле.

Кыргызская Республика слабо пригодна к сценированию по следую щим причинам:

• Проектное пространство Кыргызстана практически пусто, тем са мым, переход на сценарный уровень невозможен, да и не нужен.

• Кыргызстан не является субъектом управления собственными сце нариями. Значимые для этих сценариев параметры определяются внешними по отношению к стране «игроками».

• Информация, необходимая для сценирования, по Кыргызской Рес публике и Центральной Азии не вполне надежна.

• Поскольку «кочевая» культура не является ориентированной во времени, постольку для Кыргызстана не должна ставиться динами ческая задача, а управленческие действия не должны описывать ся в сюжетно-сценарных терминах. Культура кочевника – в умении ждать, он бесконечно терпелив. Неподвижность и скорость, оцепе нение и порывистость, «стационарный процесс», неподвижность как процесс - эти черты в полной мере характеризуют кочевника.

В этой связи речь может идти только о построении модели сценар ного пространства в целях подготовки проектного пространства страны и оценки модернизационных процессов и результатов оных. Нам не хватает времени и материальных ресурсов на подготовку и проведение стратеги ческих ролевых игр, являющихся пусковыми механизмами сценирования.

Не хватает времени для проведения полного экспертного цикла работ по выращиванию базового сценария и альтернативных сценариев.

В настоящее время для Кыргызстана является актуальной не сценар ность, а проектность, то есть заполнение государственного проектного пространства информационными модулями. Прежде всего, необходимо преодолеть характерную для постсоветской эпохи дефицитность мотива ции. Кыргызстану – политическому классу - нужно ответить на вопрос «что возможно и нужно хотеть?»

Следует также иметь в виду немногочисленность и пространственную сосредоточенность республиканских элит. Благодаря этому, изменения качества управленческого аппарата можно достичь методом прямой пе редачи (задача модернизационная) и проектирования (задача развития) современных средств управления через проводимый управленческими слоями анализ и выработку курса действий. Тем самым, модернизации и развития ждет сфера управления. Сам процесс поиска проектов, сцена риев, логик развития обеспечивает профессиональный и личностный рост кыргызстанской элиты с последующим развитием государства и государс твенности. Необходимо продолжение проекта удержания в работоспо собном состоянии коммуникационного пространства страны.

Известно, что современный экономический рост в мире отличает при оритетная роль научно-технического прогресса и интеллектуализация ос новных факторов производства;

интенсивность интеллектуализации труда определяет уровень экономического развития. Согласно некоторым про гнозам, в XXI веке интеллектуализация труда станет главным фактором глобальной конкуренции. Возрастание роли государства в политических системах западных стран не в последнюю очередь обусловлено его ролью в обеспечении научно-технического прогресса.

В случае Кыргызстана, возрастание роли интеллектуализации эконо мики приобретает значение особой проблемы, так как этот фактор явля ется решающим и чуть ли не единственным ресурсом развития страны. И здесь очевидны ограниченность возможностей частных (в Кыргызстане, к тому же, - малых или средних) политико-финансовых структур в качестве субъекта обеспечения интеллектуализации экономики: финансовой сфе ры, сферы услуг, туризма, образования и так далее. Отсюда необходи мость повышения эффективности государства как единственного реаль ного субъекта модернизации и развития страны, способного решить эту задачу.

Для понимания вероятности моделей того или иного сценария будет небесполезно обратить внимание на региональную классификацию по литической элиты. Хотя это достаточно условное деление, однако сами политики анализируют внутриполитические процессы именно через вза имодействие кланов. По мнению большинства кыргызских политических аналитиков, события 24 марта 2005 года следует рассматривать не как подлинную революцию, а как клановый переворот. Прежняя система уп равления, стержнем которой были клановые интересы, не уничтожена.

Просто произошла замена людей Аскара Акаева на других.

В Кыргызстане прослеживается четкое разделение политической эли ты на несколько клановых групп. В течение последних 15 лет доминирова ли северные политические кланы – Кеминские и Таласские группировки.

Второй полюс - южные клановые группировки, но в силу более высокой традиционности региона, процесс кристаллизации непосредственно по литических кланов на юге еще не завершен – даже в отдельно взятых областях группы лидеров конкурируют между собой. В Ошской области большой политический вес имеют лидеры узбекской общины. Кроме того, Ошская область четко делится на четыре зоны – Алайский, Кызыл–Кийс кий, Узгенский и Кара–Сууйский районы, лидеры которых также неблаго склонно относятся к чужакам. Кроме северных и южных кланов действуют Иссык-Кульский и Нарынский, но в нынешней борьбе они, как правило, выступают на стороне севера.

Президент Акаев был выходцем из так называемого Кеминского кла на. Его уход лишил северян авторитетного лидера, консолидированно представлявшего их интересы. Нынешний кризис северных кланов – это кризис поиска лидера.

Слабые и неразвитые партии в Кыргызстане неспособны идейно мо билизовать людей. Партийное поле охватывает малую часть граждан.

Многие партии существуют только в столице и не имеют первичных ячеек даже в областных центрах, не говоря уже о сельской местности. Слабость партий делает их зависимыми от деятельности теневых групп интересов.

Партии становятся публичным представлением интересов закулисных по литических игроков, поэтому по тем шагам, которые предпринимают руко водители партий, можно прогнозировать конфликты или альянсы между теневыми группами.

В условиях незавершенного государственного строительства силовые структуры становятся наиболее эффективными рычагами реализации власти. Каждый вновь назначенный силовик по прошествии некоторого времени начинает вести свою политическую игру. Частая смена в руко водстве силовых структур показывает, что они рассматриваются как инс трументы политического влияния, хотя по идее должны избегать прямого участия во внутренней политике. Существует опасность втягивания сило виков во внутриполитические конфликты.

Мартовская революция 2005 года инспирировала криминализацию об щества, процесс сращивания криминальных и государственных структур.

Настораживает не столько рост активности криминалитета в политической жизни, сколько стремление политиков обратиться к ним за поддержкой.

Начался «отстрел» противников, причем делается это демонстративно и показательно (как это случилось с лидером одной из южных групп, депута том Парламента Б.Эркинбаевым).

Есть опасность активизации деятельности религиозных экстремист ских организаций, особенно на юге. Уже во время парламентской кампа нии в начале 2005 года в южных городах проходили митинги экстремистов.

Переход через границу нескольких сотен беженцев из Андижана, прямо или косвенно связанных с радикальными группами, стимулировал эти процессы. Тем более что один из кандидатов в президенты на последних выборах известен в стране как общественник-защитник фундаменталист ской организации Хизб ут-Тахрир.

Возникает вопрос: может ли вообще существовать демократия в такой стране? Сопоставление Кыргызстана с другими странами по социально экономическим параметрам: а) доля секторов экономики в ВНП;

б) ВНП по паритету покупательской способности (ППС) доллара;

в) по уровню бед ности, - указывает на страны, близкие Кыргызстану по социально-эконо мическим параметрам*:

структура экономики, %внП внП по ППс, уровень № сельское долларов на Промыш- бедности, % услуги человека хозяйство ленность 1 Камерун Камерун Камерун Армения Вьетнам 2 Непал Непал Непал Никарагуа Никарагуа 3 Руанда Молдова Руанда Молдова Руанда 4 Того Того Германия Азербайджан Перу 5 Сьерра Леоне Сьерра Леоне Йемен Боливия Лесото 6 Уганда Коста Рика Камбоджа Папуа-Новая Уганда Гвинея 7 Танзания Гаити Того Узбекистан Танзания 8 Мали Зимбабве Туркменистан Зимбабве Сальвадор 9 Нигер Парагвай Индонезия Индонезия Малави 10 Нигерия Греция Армения Гондурас Гондурас * Доклад о мировом развитии 2000 / 2001 года. М.: Весь Мир, ВБ, 2001, 361 с.

Как видно из таблицы, несмотря на небольшое количество па раметров, «соседи» Кыргызстана по приведенным показателям пред ставляют собой достаточно плотную группу. Другая характерная особен ность: за редким исключением указанные страны весьма затруднительно отнести к демократическим. Взаимосвязь здесь следующая: неконкурен тоспособная экономика – автаркия экономическая — автаркия политичес кая – авторитаризм [См: М.Суюнбаев, 2004].

В связи с этим в стране обсуждается несколько моделей-сценариев.

Модель 1: устойчивый рост Суть в том, что предполагается устойчивый рост, основанный на:

• интеграции в более широкое и развитое экономическое пространс тво (ЕврАзЭС, ЕС, Центральноазиатский рынок, Каспийское кольцо, Казахско-Кыргызская конфедерация и так далее);

• последовательной капитализации экономики;

• относительно дешевой, но производительной рабочей силе;

• ведущей роли частного сектора;

• инвестициях в образование, туризм, энергетику, водные ресурсы;

• гражданском развитии параллельно с экономическим ростом.

В рамках данной модели предполагается, что к 2025 году Кыргыз стан пройдет все процедуры вступления, в том числе и по показателям экономического роста в более развитое экономическое пространство. В этой связи уже в ближайшие 2-3 года Кыргызстан встанет перед выбо ром: пойти ли на полную (или в высокой степени) потерю субъектности в рамках объединительного проекта. К тому же придется определяться, какого проекта. Поскольку абсолютное большинство кыргызов считают не обходимым укрепление субъектности кыргызского государства как гаранта единения кыргызов, то выбор данной модели не очевиден.

Модель 2: Мы - сами с усами, и пусть будет как есть Это краткосрочный рост, основанный на:

• продолжающейся разработке природных ресурсов;

• доминирующей роли централизованного государства;

• дисциплине и порядке;

• неформальной экономике и слабости закона;

• дешевой рабочей силе.

Есть опасность перехода в стагнацию из-за регионального тупика и недостатка инвестиций для воспроизводства человеческого и технологи ческого капитала.

Этот сценарий вряд ли может восприниматься как желательный и едва ли может быть признан базовым. Тем не менее, его реализация весьма ве роятна. Собственно, он является наивероятнейшим и присутствует в виде риска во всех остальных сценариях.

Практически данный сценарий выстроен на предположении, что стране не удастся преодолеть существующие ныне инфраструктурные ограниче ния. Это означает, что Кыргызстан не становится частью глобализирован ного экономического миропорядка;

он не включается ни в региональный, ни, тем более, в мировой рынок, и оказывается перед необходимостью создавать у себя замкнутую систему хозяйствования. При бедности стра ны природными ресурсами и слабой инфраструктурной обеспеченности, Кыргызстан на основе имеющихся ресурсов выстроить сколько-нибудь приемлемую модель закрытой экономики не сможет.

Сложится регулярный антропоток: «горы» кыргызской периферии поставляют людей в центр – Бишкек. Там эти люди проходят первичную адаптацию к «внешнему миру» и распространяются по региону. Антропо ток замкнут: основная часть уехавших, возвращается со временем в Кыр гызстан. При реализации данного сценария на территории Кыргызстана возникнет несколько совершенно разных укладов:

1. территория вокруг Бишкека – страна европейского типа жизни, но с высоким влиянием нескольких кланов, имеющих корни в «горном Кыргызстане» и на Юге, и занятых в незаконных сферах деятель ности;

2. горный Кыргызстан – страна традиционных форм хозяйствования, тяготеющая к незаконным формам производства, живущая за счет миграции и, частично, торговых операций (традиции приграничной торговли);

3. южные регионы, практически самостоятельные, хотя и сохраняющие некоторые связи с Бишкеком;

уровень аграрного развития несколько выше, чем в «горном Кыргызстане»;

4. иммигранты-предприниматели, использующие остальной мир как источник «отхожего промысла» и предпринимательства;

5. иммигранты, зарабатывающие в России и других странах, и высыла ющие деньги родным и родственникам в Кыргызстан.

Хотя этот сценарий не особенно привлекателен, он не является катас трофическим. Более того, в этом сценарии Кыргызстан с достоверностью переживает мировые политические и экономические катаклизмы кризиса эпохи, а кыргызский народ сохраняет свою геокультурную уникальность.

Рассматривается и другая версия: Кыргызская Республика не со здает собственный сколько-нибудь значимый проект. Однако возни кает кыргызский предпринимательский проект группы, ментально связанной с западным (европейским?) способом жизни («стратегия стаи синиц», например). Взаимодействие между метрополией и им мигрантами быстро возрастает. Иммигранты становятся диаспорой, а последняя превращается в форму пространственного развития на ции и, одновременно, форму геоэкономического взаимодействия мет рополии с «внешним миром» в создании «большого» Кыргызстана.

В этой версии весьма вероятно спонтанное возникновение проектности – и именно со стороны «диаспоры». Впрочем, предполагается, что эта проектность будет создаваться и реализовываться весьма медленно, так что принципиальных «сдвижек» в данном сценарии до 2020-х годов не произойдет.

Этот сценарий содержит много сопутствующих рисков:

• Руководство Кыргызской Республики может по тем или иным причи нам изменить курс.

• Помешать этому иммигранты и предприниматели, видимо, не смо гут.

• В «открытом» мире полное замыкание экономики невозможно, но географическое положение Кыргызстана, и его инфраструктурная недостаточность резко ослабят взаимодействие с внешним миром.

В этих условиях возврат к закрытой версии произойдет довольно быс тро. К катастрофическим последствиям сценарий не ведет, но в нем в пе риод 2010 – 2020 годов отчетливо возникает острый кризис поколений, в связи с выходом на арену молодежи, родившейся уже в постсоветское время. «Закрытость» окажется изменением поведенческих установок, что нехарактерно для страны и ее культуры, и чревато утратой уникальности.

Модель 3: Интеграция на традиционных основаниях Предполагается неравномерный рост, основанный на:

• образованной рабочей силе;

• традиционной помощи извне в энергетическую и иные отрасли;

• инвестициях в образование и научные исследования;

• интеграции отдельных направлений хозяйственной деятельности.

Есть опасность сдерживаемого роста из-за позиции соседей, низкой региональной интеграции, высокого уровня иммиграции, требующего об ширных ресурсов для создания новых рабочих мест.

По этому сценарию, Россия в «традиционном режиме» укрепляет и расширяет свое политическое и экономическое влияние на постсоветском пространстве, выступая гарантом стабильности и безопасности в различ ных региональных конфликтах. В рамках данного проекта Кыргызстан получит неравномерный экономический рост с высокими внутренними трансакционными издержками на стоимость создаваемого продукта. При относительно дешевой рабочей силе это станет существенным фактором ограничения показателей экономического роста.

Необходимо отметить, что чем выше будет роль России в обеспечении региональной безопасности, тем ограниченнее будут возможности само стоятельного участия кыргызов-иммигрантов в реализации «Кыргызского проекта». Это – модель интеграции, опирающейся на «внешний» интегра ционный проект.

Модель 4: Региональный лидер Предполагается значительный собственный рост, основанный на:

• изначально дешевой рабочей силе;

• последовательной капитализации хозяйства;

• ведущей роли централизованного государства;

• больших инвестициях в образование;

• инвестициях в высококачественную физическую инфраструктуру;

• большом объеме услуг;

• туристическом бизнесе;

• создании консолидированного сообщества лидеров, верящих в бу дущее Кыргызстана («стая»).

Предполагает активное участие Кыргызстана в реализации инноваци онной модели развития, основанной на применении новейших технологий во всех сферах человеческой деятельности. Сегодня инновационный ком плекс рассматривается элитами не столько в качестве панацеи от всех бед, сколько как единственная возможность создать принципиально уп равляемую экономическую систему. Пока основные капиталы сосредото чены в секторах, кроме инновационного, управление и развитие невозмож ны. Если же сырьевой сектор уравновешен инновационным, государство может смещать точку равновесия, провоцируя устойчивое (или, напротив, бифуркационное) развитие.

Создание инновационного экономического модуля даст Кыргызстану возможность принять участие в конкурсе постиндустриальных националь ных проектов, но это — «тема» следующего периода: «после 2025 года».

Данная модель предполагает, что в условиях сохранения тенденции к сетевому характеру развития процессов глобализации, усилиями пред ставителей кыргызстанской элиты (и иммигрантов, в том числе) удастся инициировать процесс реструктуризации экономики Кыргызстана. При расширении занятости это может обеспечить достаточно высокие темпы экономического роста и, как следствие, повышение благосостояния боль шинства населения Кыргызской Республики. Модель предполагает до статочно высокую степень субъектности Кыргызстана. В рамках данного сценария Кыргызстан участвует в одном из мировых постиндустриальных проектов («Европейском» или «Российском», к примеру). Это та же интег рация, но без унификации.

Возникновение новой этнокультурной плиты в Центральной Азии поставит на повестку дня вопрос о Центральноазиатском (Каспийском) транспортном кольце и соответствующем рынке (прежде всего, рынке энергоносителей). Кольцо охватывало бы территории юга России, Ирана, Афганистана, Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана. В этой версии Кыргызстан участвует, по сути, в создании «под себя» регио нального рынка.

Сценарий институционален, поскольку предполагает возникновение целой группы институтов. Стартовой точкой является внедрение форму лы: инфраструктура принадлежит региону, а не стране. В рамках этой ло гики происходит – под патронажем великих держав – оформление цент ральноазиатского инфраструктурного союза. Регион сохраняет единство до тех пор, пока связывающая его инфраструктура развивается быстрее, нежели области региона.

*** Сценарии возможного экономического развития после 2010 года отли чают не только различные темпы роста ВВП Кыргызстана в абсолютных показателях и в пересчете на душу населения (с учетом роста реальных денежных доходов большинства населения), но и качественное измене ние его структуры за счет постепенной замены традиционных для обще ства секторов экономики новыми высокотехнологическими.

В заключение необходимо указать, что при сценарном подходе основ ные тренды, как правило, определяются верно, событийная же ошибка может быть весьма значительной. В нашем случае речь шла даже не о сценарии, а о сложной сценарной траектории, содержащей несколько ди намических сюжетов. Можно также предположить, что в реальности собы тия будут развиваться более медленно, и изложенный выше сюжет займет не двадцать, а двадцать пять – тридцать лет. Такое предположение мало изменит суть событий и совсем слабо отразится на Кыргызстане.

Имеются фазовые ограничения моделей сценариев:

• хронологические рамки сценирования означают, что при выстраива нии сценариев необходимо принять во внимание реалии, связанные с общим кризисом индустриальной фазы развития, что с необходи мостью ставит вопрос о бесперспективности модернизационных усилий;

• развитие Кыргызстана будет происходить в условиях прогрессирую щего падения отдачи капитала, нарастающего кризиса международ ных финансов, развала международных политических структур;

• Кыргызстан оказывается в зоне взаимодействия/конкуренции пос тиндустриальных проектов — российского (европейского, амери канского) и китайского неоиндустриального проекта, что ставит под сомнение третью сценарную модель, ибо в этом сценарии придется идти на внешний интеграционный проект, при возникновении вопро сов безопасности;

• к тому же можно предположить, что еще одной цивилизационной структурой, заинтересованной в ресурсах Кыргызстана, окажется ислам.

Таким образом, базовый сценарий развития Кыргызстана, где стра на сохраняет самостоятельность, проектность, территорию, включает в себя:

1. Этап сложных в техническом и коммуникационном отношении со гласований в элитах и выработки страновых проектов — 2005 - годы;

2. Этап инновационного развития — 2010 - 2025 годы;

3. Этап постиндустриального развития — 2025 год — … Всякая стратегия для Кыргызстана с позиции обретения будущего страны должна иметь в виду эту периодизацию. Но выход к постиндустри альному развитию потребует ответа на вопрос, в какой мере требуется мо дернизация, и каких сфер? И что же понимается под «модернизацией»?

Модернизационные теории в ХХI веке Модернизационные теории относятся к типическим прогрессистским теориям. На этом основании они противостоят всем консервативным тео риям, усомневающим необходимость развития.

Другая черта этих теорий – это такие теории, которые трактуют разви тие как смену идентичности общества и страны. Дело в том, что сущность модернизации, по М.Веберу[1990], заключается в переходе от традици онного общества к современному. На Западе модернизация прошла на органически-инновационной эволюционной основе. Это совершилось как долгий процесс перехода от Средневекового общества через Ренессанс, Реформацию и Просвещение к тому, что стало называться современным (modern society) обществом. Однако сам переход к «современному» оз начает, что есть принципы универсальной теории модернизации, годные, как мыслилось, для не-западных стран в том числе. Как мыслилось, так и делалось. Теперь среди не-западных стран есть те, которые относитель но завершили модернизацию. Они находятся на географическом западе - Португалия, Испания, Германия, и географическом востоке – Япония.

А есть так называемые «догоняющие» страны, где модернизация не за вершена.

Общей рамкой теорий модернизации является социальная транс формация. Необходимость социальной трансформации, часто как ответ на внешний вызов, или ответ на не решаемые внутренние проблемы, со ставляют суть всех теорий преобразования обществ. Это используется как способ объяснения происходящих изменений. Среди этих теорий:

1. Собственно модернизационные, то есть трактующие необходи мость смены идентичности общества и страны, индустриализации и приобретения черт похожести на Запад.

 2. Социалистические – в сущности модернизационные, так как ставят задачу индустриализации. Но они выступали как альтернатива капи талистическому Западу, всеобщим функциям капитала.

3. Постмодернизационные – построенные на примерах развития Юго Восточной Азии и упирающие на сохранение культурной идентич ности обществ.

4. Посткоммунистические модернизации, то есть опять догоняющие, но основанные на: а) идеализации Запада и б) теоретической неяс ности относительно этапов его развития. Сюда же относятся и нео модернизационные теории.

Модернизация, с точки зрения экономической, – это переход к капита лизму западного типа, то есть обеспечение капиталу адекватных поли тических и социальных условий и среды. Неудачи рыночных преобразо ваний обычно объясняются либо неправильным использованием рецеп тов западных экономистов, либо различиями в культуре народов. Глав ным препятствием «на пути к капиталистическому процветанию является неспособность бедных районов мира создавать капитал. Именно капитал является силой, поднимающей производительность труда и создающей богатство народов. Это кровеносная система капитализма, фундамент прогресса и то единственное, что граждане бедных стран не умеют произ водить сами для себя, причем вне зависимости от того, с какой энергией они выполняют все требования капиталистической экономики» [Эрнандо де Сото. Иной путь].

Сделать общество, политику и культуру адекватными капиталистичес кому предпринимательству – вот в чем было движение западного обще ства. Функции капитала были и в Древнем обществе (Римская империя), и в Средневековье (ломбардцы и другие), функции капитала, наконец, могут реализоваться и вне капитализма. Однако только при капитализме на За паде функции капитала оказались напрямую связанными с предпринима тельством.

Таким образом, можно констатировать, что есть как минимум два ка питализма:

1. «Западный» - на основе предпринимательства и трудовой этики [Ве бер М. 1990].

2. «Не-западный», возникающий не на предпринимательстве, а на личных и групповых связях по поводу распределения и пользова ния собственностью. Это капитализм, существующий и движущийся на основе грабежа, обмана и войны группировок внутри общества.

Предполагается, что этот капитализм может существовать и на «го ризонтальном» согласовании интересов групп интересов, согласо вании в элитах.

Теоретически представляется, что модернизация совершается тогда, когда экономический мотив при капитализме становится самоцелью, при ходя в противоречие с традиционным стилем мышления. Исследования показывают, что в Кыргызстане продолжают господствовать представле ния о «достаточности», то есть необходимом минимуме средств для жиз ни, как основы социальной деятельности. Это означает, что экономический мотив производства ради будущего не стал главным, и страсть к наживе не переросла в экономический интерес. По этому показателю Кыргызстан не достиг еще критерия модернизированного общества. Хотя по ряду черт модернизация уже состоялась еще в социалистический период.

Мы помним, что модернизация – это переход к современному обще ству. Каковы же общие черты и признаки такого перехода.

Это – прежде всего – преобладание инноваций над традицией (так было на Западе, почему бы не случиться этому и у нас). Другая черта – светский характер социальной жизни. Это было неоспоримо достигнуто в советский период, но сейчас, в связи с противоречивостью происходя щих изменений, возникли попятные движения к «традициям» в их, часто, карикатурно-идеологическом обличье. Но социальная жизнь в Кыргызста не продолжает сохранять светский характер.

Очень важной чертой является поступательное, то есть нецикличес кое развитие. Это такое движение, которое гарантирует от возвратов на зад, и закрепляет, прежде всего, экономические достижения общества, обеспечивая функции капитала.

Во всех модернизирующихся обществах происходит процесс, назы ваемый выделением персональности с преимущественной ориентацией на инструментальные ценности. Возникновение такого типа личности про изошло в Кыргызстане еще в социалистический период. Что бы ни гово рили публицисты, но именно тогда упала значимость мировоззренческого знания, и на первое место вышли инструментальные ценности. В пост коммунистической модернизации произошла дальнейшая «атомизация»

общества.

Обычно модернизация связывается с демократической системой влас ти. Хотя, справедливости ради, надо отметить: во многих странах путь к этой системе пролегал через авторитарную власть, ориентированную, в каком-то пределе, на демократизацию общества. Передовые, обычно ар мейские слои общества, гарантировали демократическую ориентацию со циального развития (Турция и другие). Но, что важно, демократия должна стать инструментом реализации общественных целей, а не псевдорелиги озной ценностью, провозглашаемой по праздникам в речах руководителя, а в повседневной жизни не встречающейся.

Следующая черта – индустриальный характер. Индустриализация Кыргызстана проводилась социалистическими методами, и по ряду при  знаков страна была к 80-м годам прошлого века аграрно-индустриальной.

Однако в посттоталитарный период страна лишилась этого признака.

Вместе с массовым производством в модернизированной стране возникает и массовое образование. «Массовизация» вообще становится признаком модернизации, что, заметим, ставит под большой вопрос либе ральные представления о личности деятеля как персоналистской основе общественных перемен. Хотя, конечно же, люди активного, деятельного склада обеспечивают перемены.

В модернизирующемся обществе точные науки и технологии стано вятся приоритетными;

мировоззренческое знание отступает на второй план. Однако общее мироощущение таково, что универсальное начинает преобладать над локальным.

Таким образом, модернизационные процессы в Кыргызстане носят противоречивый характер, ибо наложились друг на друга два процесса:

социалистический тип модернизации, и сразу за ним – процесс, который назовем пока вестернизацией. Мы еще будем иметь возможность рас смотреть противоречия этих процессов, но сейчас отметим следующее.

Коммунистическая модернизация была попыткой поднять вверх массы, не сознающие своих экономических интересов. Это – простое, рациональ ное объяснение, позволяющее обсуждать вопросы модернизации, а не идеологические конструкты типа «заговора», «насильственной модерни зации».

С этой точки зрения и капитализм, и социализм, по сути, относятся к одному и тому же типу – индустриализму, неразрывно связанному с со зданием индустриальной культуры, обеспечивающей условия для повыше ния уровня жизни и благосостояния людей. В обоих случаях происходила мобилизация масс людей. Именно в этом смысле можно говорить о том, что индустриальное общество серьезно подорвало либеральную доктрину, ибо вместо «автономного индивида» в историю вступили массы людей.

Поэтому, чтобы не попасться на удочку идеологического противопос тавления двух типов индустриализма, мы будем пользоваться представ лением модернизации с экономической точки зрения. Перед нами тогда возникнут три эпохи:

1. Традиционная (доэкономическая).

2. Современная (экономическая, индустриальная).

3. Постсовременная (постэкономическая, постиндустриальная).

Человечество проходит через все эпохи, и в этом смысле они при надлежат всем людям. Однако не все общества проходят эти эпохи од новременно. А для Кыргызстана можно говорить вообще о своеобразной конфигурации элементов всех эпох. Становление экономической связи  и экономической конфигурации интересов людей проходило в странах, последовательно прошедших три эпохи, вместе с формированием индус триального хозяйства и превращения обществ в современные. В Кыргыз стане индустриальное хозяйство формировалось как бы «поверх» эконо мического интереса, так как массу людей только поднимали до уровня эко номических интересов в условиях социалистического типа модернизации.

Поэтому в процессе последовавшей вестернизации в Кыргызстане сме шалось все: процессы индустриализации и деиндустриализации, которая делалась во имя достижения следующей фазы – постиндустриализации.

Но в действительности это привело к разрушительным процессам.

Сказанным мы вовсе не хотели бы утверждать, что надо было со хранять социалистическую промышленность. То, что делалось вне про изводительного труда, «неэкономично», и так приносило вред родной стране. Но деиндустриализация не должна была делаться идеологичес кими средствами, вне проектов преобразования или утилизации, вне про граммы общественных изменений (как это случилось, например, с псев допрограммой “Pesak”). Ибо в этом случае она гарантирует только одно:

возврат к традиционным укладам, что и происходит повсеместно. А между тем речь у преобразователей шла о постиндустриальной фазе, то есть о переходе к обществу информационному, с научными и информационными основами технологии и органически-инновационными основами эволюции общества.

Таким образом, в Кыргызстане оказалось все: «кусочки» всех трех эпох одновременно, причем взаимосвязаны они конфликтно. Произошло это, по нашему мнению, благодаря процессу вестернизации в Кыргызстане.

Дело в том, что модернизация рассматривалась как процесс создания ин ститутов и отношений, ценностей и норм, который требует предваряющего изменения идентичности людей модернизирующегося общества. Однако можно смело утверждать, что ни один народ, прошедший модернизацию, не сменил свою идентичность, хотя подделывающихся под западного че ловека субъектов нашлось предостаточно. Постановка задачи изменения идентичности людей в модернизационных теориях рассматривалась как не противоречащая западным ценностям и социальным установлениям:

соблюдению прав человека, поддержанию институтов гражданского об щества, демократизации общественной жизни и управления. Предельный характер требования к изменению идентичности вызвал в Кыргызстане идеи незападной модернизации, в которых вестернизация занимала уже незначительное место.

Это изменение ориентиров совпало с появившимися надеждами на «малазийский» путь развития в Кыргызстане. Малайзия появилась на го ризонте как путеводная звезда не случайно. Происшедшее в Юго-Восточ ной Азии свидетельствовало о перемене отношений между ценностями и институтами общества: здесь старые ценности и традиции оказались источниками новых институтов современности.

Тип развития в Юго-Восточной Азии обозначается рядом исследова телей как постмодернизация - модернизация на основе собственной иден тичности. Дело в том, что собственную идентичность здесь сохранили и развитие обеспечили на основе достигнутого индустриализма, в противо положность теоретически требуемому постиндустриализму. Этот тип раз вития можно рассматривать как новый виток развития на основе собствен ной культуры. Понятия «модели» и «проекта» для такого типа развития оказались недействительными, ибо здесь все зависело от конфигурации культурных оснований. Экономически азиатский опыт оказался вхождени ем в индустриализм. С социальной точки зрения это был вариант незапад ной модернизации с сохранением собственной идентичности.

Итак, перед нами набор нескольких типов модернизационного разви тия:

• Колонизация.

• Вестернизация.

• Догоняющая модернизация.

• Коммунистическая модернизация.

• Постмодернизация.

Для оценки возможностей использования этих типов применительно к Кыргызстану обратимся еще к важным вопросам, составляющим теорети ческий интерес.

глобализация и постиндустриализм Означают ли намечающиеся перспективы возврат к индустриализму?

Или у нас есть постиндустриальный вариант?

В глобальную экономику входят только «передовики» мирового разви тия. Они сумели произвести технологически уникальный продукт на базе информационных и знаниевых инноваций. Только это сейчас обеспечива ет место обществу в глобальном клубе – прежняя военная мощь, ядерные силы, гигантские агропромышленные комплексы или сырьевые запасы не спасают положения. Понятно, что у каждого общества, у каждой страны есть шанс изобрести нечто, что отнесут к высшим достижениям челове чества, и что можно монопольно производить для других. Но практически такой прорыв возможен лишь при изменении инфраструктуры управления, образования и так далее. Ясно, также, что такие прорывы обеспечивают ся программами развития, а для этого нужно иметь в стране субъектов таких программ.

 Программы, которые возникли в Кыргызстане за последние три-четы ре года, можно смело отнести не к средствам «прорыва». Они основыва лись либо на традиционных упованиях на помощь извне, либо на идее создания инфраструктуры взаимной поддержки «своих», которые что-то придумают, или хотя бы обеспечат за счет сплоченности и вытеснения «чужаков» удержание тех рынков, которые являются традиционными. За метим - вполне традиционные предложения.

Между тем, опыт показывает, что можно утверждать значимость куль туры в развитии, в удержании старых и производстве новых культурных об разцов. Очень важно наличие интеллектуальной элиты, удерживающей в представлении общественные цели и способной на гибкую вариативность.

Не менее важно удерживать представление о неверности идеи линейного развития. И, наконец, утверждать многообразие развития в ситуации кри тики вариантов, ориентирующих на западные модели. Тем самым, возни кает значительная вариативность развития, возможность учета рисков и угроз потери стабильности. Но, главное, если не известные уже варианты развития, то какие?

И здесь важно, на наш взгляд, понимание, что нет единого пути, еди ной схемы. Но, если речь шла об обеспечении капиталу адекватных поли тических и социальных условий и среды как важнейшем экономическом признаке модернизации, то попытаемся, опираясь на методологическую идею А.С.Фурсова [1996] о противоречии между субстанцией и функцией капитала, определить, что же происходит.

Капитал и его субстанция в виде производственных отношений, рынка, инфраструктуры помещен в социальную субстанцию институтов, структур и традиций;

помещен также в политическую субстанцию власти и управле ния, и в культурную субстанцию ценностей, норм и образцов. Получается своеобразная «матрешка» рамок, куда помещается субстанция капитала.

В зависимости от типов взаимодействия с этими «оболочками», можно вы делить типы модернизационных процессов (см. таблицу 1).

Таблица 1.

 взаимосвязь субстанция капитала социальная субстан- Политическая суб- Культурная суб ция: институты, станция: организация станция: ценнос структуры, власти, управления ти, нормы, куль тип модернизации традиции турные образцы Функции капитала Функции капитала не за- Не затрагивают Не затрагивают 1.


Колониализм осуществляются трагивают субстанцию Функции капитала Функции капитала не за- Функции капитала не Капитал вмешива 2. вестернизация сохраняются трагивают субстанцию затрагивают субстан- ется в субстанцию цию Функции капитала Обеспечение адекват- Обеспечение адекват- Обеспечение адек 3. Догоняющая модер осуществляются ности функций капитала ности функций капита- ватности функций низация субстанции ла субстанции капитала субстан ции Функции капитала Для обеспечения функ- Для обеспечения функ- Субстанция сохра 4.Постмодернизация обеспечиваются ций капитала вносятся ций капитала вносятся няется (развитие на основе изменения изменения собственной идентич ности) Функции капитала Преобразование субстан- Обеспечение адекват- Обеспечение адек 5. неомодернизм (стра обеспечиваются ции в адекватную поздне- ности функций капита- ватности функций ны, оскорбленные му капитализму ла субстанции капитала субстан местом в глобальном ции раскладе) Функции капитала Функции капитала не за- Не затрагивают Не затрагивают 6. внутренний выбор делают его безразлич- трагивают субстанцию (стратегирование при ным ко всем субстан глобальной функции циям капитала) Простой анализ вариантов, указанных в таблице, показывает:

1. Ситуация с глобализацией функции капитала (№6) похожа на та кой тип модернизации как колониализм. Вот почему сейчас вновь заговорили о сужении национальных возможностей влиять на гло бальную экономику. Отличие в том, что капитал здесь безразличен ко всем субстанциям. Смены идентичности общества не требуется.

Возможность войти в клуб современных стран имеется, но только за счет собственного «прорыва».

2. В Кыргызстане еще не пробовали варианты постмодернизации, не омодернизации и внутреннего выбора.

3. Постмодернизация потребует восстановления или выстраивания индустриализма. Это, в свою очередь, потребует выстраивания со циальной системы как комплексного организма, все элементы кото рого управляются экономическими законами. К тому же потребуется провести инвентаризацию культурных норм и образцов: какие из них способствуют модернизации страны. Как говорится, откуда взять средства, кроме заинтересованности крупных инвесторов со сторо ны. К тому же форма капитала будет транснациональная. Похоже, этот вариант окажется лишь прикрытием и откладыванием внутрен него выбора. Здесь уместно спросить, имеем ли мы время на такие эксперименты?

4. Вариант неомодернизма похож на догоняющую модернизацию (или снова, в очередной раз, догоняющую), с той только разницей, что потребуются современные институты общества, структуры и тради ции, на которые эти институты можно было бы, что называется «по садить». Эмоционально, этот вариант может оказаться сползанием в сторону некой обиды: мы, мол, все делаем, как надо и как учили, а вы не принимаете нас в игру. Но надо помнить, что «на обиженных воду возят».

5. Вариант внутреннего выбора всецело выводит нас в проектную и программную плоскость. Самим думать придется и искать, чем мы уникальны и интересны. Это единственный вариант, который ведет в постиндустриальную эпоху и вводит нас в рамку глобальной ци вилизации через инновации. Он потребует локального прорыва в глобальную экономику.

Как видим, и опыт социалистической модернизации показал это, мно гое, если не все, в Кыргызстане зависит от позиции политического клас са и групп элиты, а также проектов ими осуществляемых. Тянуть «вверх»

общество для формирования экономических интересов в противополож ность простой хозяйской наживе, придется еще некоторое время. Это тре бует сохранять регулирующую и направляющую роль государства, только государства «умелого», организованного как современная машина управ ления. Необходимо также формировать собственный проект политичес кой элиты, с элементами локального прорыва в глобальную экономику.

Возможен также постмодернистский проект, т.е. развитие, упирающее на сохранение собственной идентичности. Нельзя списывать со счетов и неомодернистский вариант: преобразование социальной субстанции в адекватную позднему капитализму, с одновременным приспособлением функций капитала к организации власти и управления в Кыргызстане, к культурным ценностям, нормам и образцам сложившегося общества.

Как видим, есть серьезные различия в вариантах. Какой из них пред почесть, будет зависеть от наличия и позиции элиты, людей по определе нию разрабатывающих цели страны. Можно утверждать, что в обозримом будущем в Кыргызстане неизбежно столкновение разных проектов, как развития, так и консервации общественных структур.

нелегкий выбор В эпоху глобализации управление модернизационным процессом страны предстаёт перед правящим политическим классом как проблема управления важнейшими ценностными, социальными, интеллектуальны ми, психологическими и информационными ресурсами. А также ресурса ми пространства и времени.

Систематические усилия по формированию сознания изменяют со знание элиты, и оно становится другим, чем сознание общества. Утрачи ваются и без того ослабленные внутринациональная идентичность и соли дарность, так как идеи и представления, рожденные в недрах общества, элитой не воспринимаются. Как быстро это происходит, можно видеть на примере Кыргызстана, где радикал-либералы за годы своего присутствия в политическом классе оторвались от народа значительно сильнее, чем коммунисты – за 70 лет своего.

Глобализация объективно предъявляет повышенные требования к компетенции государственного управления, качеству политического класса и интеллектуальной элиты. Здесь предстоит преодолеть боль шое отставание, чтобы сохранить возможность разговаривать на одном профессиональном языке с элитами стран «первого мира». Конкурентос пособность Кыргызстана зависит от того, насколько он способен обеспе чить своих граждан — особенно интеллектуальный и политический класс — всей полнотой международной и внутренней информации. Именно в этом заключается главный смысл информационной безопасности в совре менном государстве [Иноземцев и др., 2001].

В информационном обществе более интенсивно, чем в индустриаль ном обществе, происходит распадение социума на два класса. Это класс интеллектуалов, носителей знаний и класс тех, кто не входит в новую информационную экономику, господствующим товаром которой стано вится информация со сверхкоротким жизненным циклом. В принципе ин формационный класс, интеллектуальный класс сегодня на Западе имеет возможность создавать готовую продукцию фактически без применения труда других людей. На сегодняшний день, подавленный класс постиндус триального информационного общества не имеет даже моральных прав претендовать на тот продукт, создателем которого является интеллекту альный класс.

Исследователи, опираясь на статистику, утверждают: если в течение всего ХХ века, начиная с середины 20-х годов и до середины 70-х, то есть 50 лет, всё имущественное неравенство в развитых странах устойчиво снижалось, то, начиная с середины 70-х годов, оно столь же устойчиво растет. Это связано со становлением информационного общества, важ нейшей характеристикой которого является превращение знания в основ ной элемент общественного богатства. Новое общество создает разные стартовые возможности. Теперь все зависит от того, где ты получаешь образование. Выпускник Гарварда изначально получает доходы на поря док выше, чем такой же, по этой же специальности, выпускник «обычного»

университета. Можно представить, что произойдет в 9 случаях из 10, если отличный специалист-выпускник Кыргызского Национального Университе та решит на свой страх и риск, без протекции, попробовать свои силы на западном рынке.

Работают рейтинговые позиции учебных заведений. Усугубляется про цесс социальной дифференциации уже по образовательному признаку. В этом обществе уже возникли в буквальном смысле невидимые границы, разделяющие людей: мировая паутина Интернета объединяет тех, кто имеет к ней доступ, и отсекает тех, кто лишен этого. Созданы и активно развиваются две параллельные системы коммуникации. Одна – для об разованных и обеспеченных людей с современными средствами комму никации. Другая система – для тех, у кого такой связи нет. В этом отноше нии внутри развитых западных обществ возникают жёсткие противоречия, которые могут привести их к серьезной деструкции и дестабилизации. На вызовы глобализации может ответить и по большому счёту отвечает все общество. У политических элит и у государства слишком ограниченные возможности [Иноземцев, 2000а;

2000б].

А кыргызское общество как раз и оказалось не готовым к тому, во что оно уже втянуто. И еще один вывод: необходимо формирование полити ческой элиты, удерживающей цели страны, необходимо реализовать ре гулирующую функцию государства в современном мире (не путать с ад министративными функциями!). Но все это может стать лишь средством преобразования общества. А это уже – неомодернистский проект.

Фундаментальное противоречие нашей эпохи и одновременно глав ный вызов человеческому сообществу в XXI веке – это противостояние либеральных цивилизационных стандартов, с одной стороны, и ценнос тей национальной культурно-религиозной идентичности – с другой. И если либеральная идея полагается в основу государственно-общественной модели развития страны, то ей, в полном соответствии с либеральным принципом сдержек и противовесов, должно противопоставить политику утверждения в сфере воспитания, образования и формирования межлич ностных отношений систему традиционных для Кыргызстана ценностей.

И потому вопрос о том, какими должны быть законодательство, образова ние, культура, социальные отношения, общественная мораль, есть вопрос о том, сохранится ли наша страна в XXI столетии, найдёт ли она достой ное место в мировом сообществе наций. А страна – это не только террито рия, это, прежде всего, смысл, помноженный на пространство [Генисарет ский О. 2000] и волю людей жить в этом мире, - добавим мы.


Существует целый ряд признаков, свидетельствующих о том, что ос новной тенденцией XXI века станет глобальная дестабилизация, вызван ная целым рядом факторов. Например, продолжающимся мировым «пере делом собственности», инициированным распадом биполярной системы, претензиями США на роль мирового топ-менеджера, вступающими в объ ективный конфликт с растущими претензиями на свою «долю пирога» со стороны других цивилизационных центров и так далее. Глобализация как таковая объективно уменьшает значение правящих национальных элит и национальных правительств, деидеологизирует международные отноше ния, усиливает значение этнического и культурного фактора. Сохраняется высокая неопределенность ситуации в связи с игрой разных сил в одном пространстве. Такова ситуация.

Возможно, рассматривая проекты развития, более конструктивно было бы отталкиваться от конечных целей, которые необходимо достигнуть. Го воря о модернизационных реформах, не следует забывать о том, что они не являются самоценным процессом, а должны преследовать конкретные цели. Довольно часто на вопрос о целях реформ люди отвечают, что ре формы ведутся для того, чтобы «стать такими же, как Турция, Швейцария, Малайзия». Это происходит оттого, что и элиты не вполне осознают, зачем же нам по большому счёту нужна модернизация, отслеживая лишь такти ческие цели. Видение стратегических перспектив чаще всего отсутствует.

При этом успех в решении локальной проблемы нередко является факто ром, ведущим к негативным последствиям в стратегической перспективе.

Происходит подмена понятий, когда не цель руководит процессом, а про цесс определяет конечную цель движения. Но даже и в этом случае конеч ная цель просматривается весьма туманно. Тем временем совершенно очевидно, что цель должна определять средства, а не наоборот.

Но если не меняется культурная идентичность, то дело – в возникно вении институтов развития и модернизации. Хотя сейчас принято говорить о «стабилизации и развитии», целью модернизации для Кыргызстана яв ляется выживание (как бы это жёстко ни звучало) в мире острой конкурен ции и перманентного конфликта с другими субъектами мирового полити ческого процесса. Поэтому речь может идти не о современности наших институтов, а о получении с их помощью качества конкурентоспособности и эффективности. Между тем деньги, получаемые от доноров, сейчас в основном проедаются. За некоторыми исключениями, программы и про екты в стране направлены на достижение частичных эффектов, даже при попытке выстроить комплексную основу развития.

И речь идёт не только об экономической составляющей данной про блемы, но и об идеологической самоидентификации, без которой невоз можно эффективное позиционирование в мировом политическом процес се. Здесь наблюдается кризис, по сути, ещё более тяжёлый, чем в эко номике. Даже США, которым, казалось бы, в современном мире некого стесняться, вторгаясь в Ирак, в качестве главной цели декларировали по беду свободы и демократии (естественно, по-американски), то есть цель идеологическую. Лишь сочетание идеологии, экономики и геополитики по рождает вектор политического действия.

Страсть наших элит к распределению и перераспределению не при вела и не могла привести к появлению социального субъекта развития – того социального слоя, который мог бы стать локомотивом модерниза ции и вхождения страны в глобализирующийся мир. Отдельные предпри ниматели Кыргызстана с развитым этическим сознанием и стратегичес ким мышлением составляют исключение из общей картины новых хозяев.

Задача, которую ставили перед собой участники дележа, состояла не в том, чтобы начать эффективно модернизировать хозяйство страны. Она была куда проще: прибрать к рукам, а потом дорого продать. В результа те страна получила люмпен-развитие под флагом «свободного обмена».

Реальное развитие нашей страны и общества начнётся только тогда, ког да внутренний рынок, когда сами граждане страны будут иметь реальную возможность потреблять современные технологии, потреблять результа ты, которые созданы этими технологиями, и быть заинтересованными, быть восприимчивыми к этому технологическому прогрессу, будут заин тересованы в самом его продолжении, развитии и участии в нём. То есть мы опять возвращаемся к теме формирования и развития человеческого капитала, как нашего основного национального ресурса.

Рано или поздно политический класс Кыргызстана вынужден будет решать проблему перехода от мобилизационно-технократической пара дигмы развития страны к, условно говоря, гуманистической парадигме, последовательно и терпеливо создавая консенсус по поводу ценностей модернизации Кыргызстана и путей его вхождения в глобализирующийся мир.

Нам уже приходилось предлагать сделать шаг развития, без которо го коммуникация внутри элит не состоится и несостоятельна [Масаулов.

2005]. Вне формирования концепции развития Кыргызстана невозможно переходить к разработке программы. Но это – работа, которую необходимо проводить внутри элит, или политического класса. В той мере, в которой замыслы преобразований затрагивают интересы представителей разных позиций, их появление и проработка обычно приводят к появлению дру гих замыслов, часто противоположных исходным. Вся дальнейшая работа развертывается тогда в политическом контексте. При этом рамки конку рирующих замыслов в случае мирного разрешения конфликта интересов (и, тем паче, в ориентации на развитие) постепенно сужаются: в исходные рамки права вписываются рамки приемлемой для общества концепции.

В рамках последней формулируются те или иные стратегии (например, в спектрах от либеральной до социал-демократической, от консервативной до новаторской, от унитарной до «земельной» и так далее), из которых вы бирается или «прорастает» вновь некая приемлемая для общества своего рода «единая политика».

Политику при этом приходится понимать, как минимум, двумя разными способами: как процесс и как результат взаимодействия носителей раз ных концептуальных, стратегических и программных установок. Политика имеет, соответственно, два вектора: 1)процессуально-коммуникативный и 2)результирующий управленческий, как принимаемая в итоге концепция, стратегия или программа. Политика – есть форма сосуществования и ре ализации политических концепций и программ, а при отсутствии послед них вырождается в политиканство, которое пока что у нас и преобладает.

Политическая деятельность предполагает систематические, опережаю щие, активные мышление и действия, необходимым условием которых и является наличие проработанных и разделяемых в обществе концепций, стратегий, программ.

Воспользуемся концептуальными разработками и изложенной выше типологией модернизаций, и попытаемся найти свой Путь развития, а не гарантированную поездку по проторенной до нас Дороге, в хвосте умчав шихся вперед стран. Вызов среды заключается в требовании предъявить свои права и волю жить самостоятельно, опираясь на собственные при нципы организации страны. В связи с этим основная тенденция для нас – это борьба за вхождение национальной экономики в мировой рынок и стремление занять достойное место в мировом разделении труда. Эта тенденция влечет ряд стран, а не только Кыргызстан, прежде всего, в реги ональный рынок. И здесь вопрос: развитие обеспечивается за счет нацио нально-капиталистической тенденции или транснационального капитала.

Причем дело не столько в экономической либерализации – обыч ном рецепте – с последующим упованием на демократизацию общества, сколько в эффективности действий экономической и политической элит.

И в этом плане очень важно суметь выбрать собственное развитие, при сохранении глобальной функции капитала. В этом случае 1) организация власти;

2) ценности, нормы, культурные образцы;

3)производственные от ношения, рынок, инфраструктура;

4) институты, традиции и обычаи – все это остается в нашем выборе. И дело только в обеспечении функции капи тала, эффективности инвестиций, кредитов.

Это – прямое дело политического класса, а не выращивание граждан ского общества, дальнейшая демократизация и всеобщая «гендеризация»

страны (результатом которой является тотальный отказ голосовать за жен щин на выборах), с обязательным еженедельным обучением действиям в чрезвычайных ситуациях.

Критерием успешности правительства тогда будет рост экономики и благосостояния граждан Кыргызстана, расширение зон вложения капита ла и растущие доходы, рост информационных возможностей для управле ния страной и для граждан.

При такой концепции развития ничто не препятствует становлению центров местного развития в Кыргызстане, то есть вовлечению общества в процессы развития. В этих центрах – своеобразных коммуникативных площадках – обсуждаются стратегии развития сообществ, территорий, организованностей, с опорой на собственные представления и возмож ности. Существенно то, что в обсуждении соединяются как власти, так и общественные объединения, как население, так и бизнес, как органы местного самоуправления, так и местные сообщества (жамааты), а также инициативные люди. Деятельность этих различных групп крепится на про цессе стратегирования, имея целью создание управленческого документа – стратегического плана. Однако, в этом случае, реализация плана и ряда проектов, предлагаемых планом, становится делом общим. Существенно то, что опора в развитии делается на самоидентификации, традициях и обычаях, культурных образцах, принимаемых населением. Здесь учиты ваются и региональные особенности. Если это не демократизация, то что тогда такое «демократия»? Чем это противоречит основным, концепту альным представлениям о демократии? Ничем! Важно только спокойно, с пониманием сути дела перейти в обществе от обсуждения наболевше го, от высказывания своих потребностей и взаимных претензий к ясному разговору о проблемах и их решениях. Необходимо также формирование институций развития в стране, обеспечивающих эффект развития за счет объединения и экономии ресурсов.

Анализ возможности использования варианта внутреннего выбора (№6), о чем мы говорили выше, показывает, что движение к реализации целей распадается на 2 неравных этапа: 1) до 2010 года и 2) 2010- годов. Данный анализ был проведен в Аналитическом консорциуме «Пер спектива» в конце 2004 года [Второй президент. 2005]. Одним из факторов, образующим несущую основу, является логика развития социально-эко номических циклов. Как видно из графика, необходимость в смене управ ленческих парадигм, а значит - смене идеологов власти или лидеров для Кыргызстана была в 1993 и наступит в 2009, а затем 2016 году.

Очень важна и динамика социокультурного развития. Если считать от 1985 года - года начала перестройки, то запрос на новую власть будет сформирован к 2010 году, так как именно к этой дате произойдет смена двух с половиной поколений.

Социологический анализ показывает, что к настоящему моменту еще не завершен процесс смены социокультурных норм, запущенный рефор мами прежнего президента, хотя по некоторым параметрам уже пройдена критическая масса. Для невооруженного взгляда это хорошо заметно, на пример, по смене ценностей, отношения к деньгам, к работе, к определен ным, ранее не принимавшимся, видам деятельности.

Третьим определяющим фактором может быть геополитический рас клад. Сегодня никто из участников Большой игры не готов к смене ориен тиров развития в Центральной Азии вообще и в Кыргызской Республике в частности. США не удалось воспользоваться заминкой, которую давала слабость России. А Китаю удалось стать настолько важным региональ ным игроком, чтобы достаточно сильно противодействовать США. Учиты вая, что Россия, вслед за Китаем, в последнее время мощно наращивает свое центральноазиатское присутствие, а Америка, похоже, предпочтет, как всегда, таскать каштаны из огня чужими руками, руками Европы, то концепцию внутреннего выбора развития можно реализовать. Вме шательство извне будет не большим. Достаточно противостояния вмеша тельству друг друга.

Несомненно, что ситуация изменится, когда другим странам будет что защищать в Кыргызстане кроме мифической демократии. Здесь можно напомнить о сроках поступления возможных крупных инвестиций в элект ростанции и в другие сферы. Они приходятся на 2008-2012 годы. Кстати, именно тогда произойдет и смена лидеров в США и России.

Получается, что со сроками ситуация вполне жесткая. Пересечение пиков наиболее вероятных периодов смены парадигмы развития прихо дится на район 2009-2010 годов. Следовательно, до этого времени надо следовать в фарватере неомодернистской концепции, готовя одновремен но концепцию внутреннего выбора Кыргызстана, ориентированного на постиндустриальные перспективы. Это может произойти только парал лельно с выращиванием политической элиты Кыргызстана – тех людей, которые имеют проект развития собственной страны.

Правда, придется учитывать, что понятие постиндустриализм практи чески нигде не определено. В свое время это понятие появилось в ходе известного конфликта двух миров - третьей мировой войны, как удобная платформа, чтобы найти какую-то точку пересечения взаимных интересов.

Постиндустриализм - то, что лежит за индустриализмом. Непонятно, что там, но на этом уровне можно договориться. Индустриализм - не конечная система, существует некая точка сбора за ним. А сейчас возникла кон цепция, согласно которой постиндустриальное общество - есть общество информационное, в котором вместо обработки материи и соответственно энергии начинается обработка информации. Информация становится кро вью мира [Переслегин. 2001].

Исходя из сказанного, для Кыргызстана существует необходимость подготовки следующего проекта – инновационного, а не модерниза ционного. И опыт истории однозначно утверждает: всякая цивилизация, которая не совершила перехода к следующей фазе, историей «рассеива ется». Как струйка дыма во мраке ночи.

исПОЛьзОванная Литература 1. Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности.

М., 1989.

2. Бжезинский З. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы). М.: Международные отношения, 1998.

3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма// Вебер М. Избран ные произведения. М., 1990.

4. АК «Перспектива». Второй президент. www.centrasia.ru. 2005, 10 фев раля.

5. Гаман-Голутвина О.В. Взаимодействие политических и экономических элит России: историческая ретроспектива и современное состояние// Россия в условиях трансформации. М.: ФРПЦ. Выпуск 10. 2001.

6. Гаман-Голутвина О.В. «Террариум единомышленников». Почему столь неэффективны те, кто правит нами?// Независимая газета. 1999.

2 июня.

7. Генисаретский О. Пространственное развитие и стратегическое уп равление// Стратегическое планирование в муниципальном управле нии. Введение в предмет. М.: МОНФ, 2000.

8. Грачёв Г.В., Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия.

– М., 1999.

9. Дейнека О.С. Экономико-психологические последствия политики пере ходного периода//Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций/ Под ред. В.Ю. Большакова. – СПб.: Изд-во С.-Петерб.

ун-та., 2000.

10. Де Сото Эрнандо. Иной путь. www.liberal.ru 11. Иноземцев В.Л. Глобализация: экономические аспекты и интересы России. Тезисы доклада. Стенограмма заседания в рамках Программы СВОП «Россия в глобализирующемся мире». М., 2000а. 19 декабря.

12. Иноземцев В.Л. Пределы «догоняющего» развития. М.: Экономика.

2000.

13. Иноземцев В.Л., Караганов С.А., Никонов В.А. Россия в условиях гло бализации. Тезисы для обсуждения на IX Ассамблее СВОП. М., 2001.

14. Культура Возрождения и общество/ В.И. Рутенбург. М., 1986.

15. Масаулов С.И. Модернизация: выбор для Кыргызстана// Ориентир, Изд. МИСИ. 2004. №4.

16. Масаулов С.И. О концепции развития Кыргызстана: взгляд в будущее// Ориентир, Изд. МИСИ. 2005. №2.

17. Модестов С.А. Упущенные возможности исторического развития Рос сии//Власть. 2001. № 6.

18. Осипов Г.В. Россия: национальная идея и социальная стратегия//Воп росы философии. 1997. № 10.

19. Пантин И.К. Драма противостояния демократия/либерализм в старой и новой России// Полис (Политические исследования). 1994. № 3.

20. Переслегин С.Б. Катастрофы грядущего// http://stabes.nm.ru 21. Попов С.В. Методология организации общественных изменений// Этю ды по социальной инженерии: от утопии к организации. М., УРСС.

2002.

22. Рассел Б. Словарь разума, материи, морали. Изд-во Европейского ун та. Port-Royal. 1996.

23. Суюнбаев М. Естественные основания модели общественно-полити ческого устройства Кыргызстана. http://pr.kg/articles/n0221/main221.

html 24. Федотова В.Г. Типология модернизаций и способов их изучения// Воп росы философии. 2000. №4.

25. Федотова В.Г. Модернизация «другой» Европы. М.: ИФРАН. 1997.

26. Федотова В.Г. Модернизация и глобализация// Этюды по социальной инженерии: от утопии к организации. М., УРСС. 2002.

27. Фурсов А.С. Колокола истории. Ч.1. М., 1996.

Бугазов А.Х.

сОциОКуЛьтурные ОсОБеннОсти КыргызсКОгО ОБще ства: ДОЛгОвреМенные ПерсПеКтивы развития Ближайшие десятилетия нашего столетия будут характеризоваться пе реходом общества к принципиально новому типу социального устройства, которое должно включать в себя все лучшее, что создано предшествую щими поколениями. Мир неизбежно трансформируется к социокультурной и цивилизационной многополярности, что, на наш взгляд, соответствует логике социального развития. Вместе с тем усиление глобализации всего спектра социальных отношений сопряжено с рядом проблем – «истори ческих вызовов», к числу которых можно отнести вопросы формирования социокультурной модели демократического общества в его ближайшей и долгосрочной перспективе.

Руководство Кыргызстана, как известно, не раз декларировало основ ное содержание и смысл избранного пути – построения демократического общества с учетом специфических национально-исторических условий.

Полагая, что открытое демократическое общество не может находиться в стороне от набирающих силу процессов глобализации, власти страны до сих пор не отрицали того, что, соприкасаясь с новым для себя мироус тройством, люди имеют возможность увидеть достоинства и недостатки своей социально-экономической и политической системы. При этом, не принижая достоинств национальной культуры, общество, напротив, до полняет ее новыми средствами выражения.

Нельзя сказать, что подобная картина будущего Кыргызстана устра ивает все политические силы как внутри него, так и за его пределами.

Поскольку она, считают оппоненты, отвечает интересам лишь индустри ально развитых государств и представляет собой лишь скрытую форму неоколонизации, ведущую не только к дальнейшему ухудшению соци ального положения, но и ассимиляции этноса, его культуры. Например, Ч.Т.Нусупов так и утверждает, что «глобализационный процесс, иниции рованный мировыми капиталистическими державами, осуществляется не применительно к собственным народам…, а ориентирован на тотальную форму навязывания примитивных по сущности политико–нравственных и художественно–эстетических стереотипов и доктрин западной массовой культуры слаборазвитым странам, включая и регионы постсоветского про странства». В этой связи следует заметить, что отношение к процессам глобали зации в республике, удаленной от транспортных коммуникаций, не обла Нусупов Ч.Т. Философско–культурологические аспекты национального самосознания. – Биш кек: КНУ, 2005, с 4.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.