авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Рязанский государственный университет ...»

-- [ Страница 6 ] --

Число слушателей курсов ежегодно определял начальник Главного тюремного управления, состав которых можно было подразделить на две группы: лица, занимавшие штатные должности, и лица, желающие впер вые поступить на службу в тюремную администрацию. Для первых курсы были возможностью повысить свою квалификацию, вторые, таким об разом, получали первоначальную пенитенциарную подготовку.

Учебная программа утверждалась министром юстиции. Первые заня тия начались 1 марта 1912 г. Среди преподавателей преобладали чины Главного тюремного управления. 10 июля 1912 г. чтение лекций закончи лось, и слушателям было дано время и список необходимой литературы для подготовки к экзаменам, которые планировались осенью того же года.

Позднее Законом от 13 июля 1913 г. были учреждены школы для подготовки кандидатов на должности старших тюремных надзирателей в Санкт-Петербурге и надзирательниц в Москве.

Отбор кандидатов для обучения проводился с «особой тщательно стью и осмотрительностью». Кандидаты должны были быть обязательно грамотными, и иметь курс хотя бы низшего учебного заведения. Обяза тельным условием являлось наличие удовлетворительного здоровья и хо рошей аттестации от начальника.

Непосредственное руководство школой осуществлял начальник, на значаемый руководителем Главного тюремного управления. Он же уста навливал учебную программу, определял внутренний распорядок школы, издавая соответствующие правила, назначал преподавателей.

Курс обучения был рассчитан на 4 месяца ежегодно в две смены.

Учебная программа была составлена с целью овладения слушателями необходимым объемом как теоретических, так и практических навыков:

караульная и постовая служба;

тюремное строительство и ремонт;

гигиена и санитария;

важнейшие виды арестантских работ;

элементарное законове дение;

обязанности верного слуги престола и отечества, требования нрав ственного долга.

Положение также устанавливало, что в школу принимались исклю чительно младшие тюремные надзиратели, которые прослужили в тюрьме не менее двух лет. В период обучения за младшими надзирателями сохра нялось их служебное денежное содержание, и сверх того они обеспечива лись продуктами и квартирой. После окончания выпускники школы поль зовались преимуществом при замещении вакантных должностей старших надзирателей.

Курс обучения в школе для надзирательниц был рассчитан на шесть месяцев — с 1 сентября по 1 марта. Число учащихся составляло 25 чело век. Абитуриентами могли быть лица женского пола, в возрасте не менее 21 года, пригодные по состоянию здоровья к службе в тюремной страже, окончившие как минимум низшее учебное заведение или выдержавшие со ответствующее испытание при приеме в школу. Обучение было бесплат ным, и все ученицы получали пособие в размере 50 копеек в сутки.

Выпускницы пользовались преимуществом при зачислении на вакантные должности тюремной стражи.

Учитывая то обстоятельство, что женщины в отличие от мужчин по ступали в школу, не состоя до этого на службе, то им вменялось в обязан ность прослужить в тюремном ведомстве не менее трех лет со дня вступле ния в должность. В обратном случае с них взыскивались суммы, получен ные ими в качестве пособия в процессе обучения.

В школе преподавались следующие дисциплины: Закон Божий, отече ствоведение, законоведение, теоретическое и прикладное тюрьмоведение.

Среди преподавательского состава имели место, как теоретики, так и практики. Так, например, курс теоретического тюрьмоведения препода вал известнейший ученый, основатель пенитенциарного права, профессор юридического факультета Московского университета С.В. Познышев, ко торый являлся сторонником активного внедрения юридического образова ния среди тюремных работников всех уровней.

Таким образом, в России XIX — начала ХХ в. существовала офици альная кадровая политика в тюремной сфере, правительство, прекрасно осознавая необходимость специальной ведомственной подготовки кадро вого состава, прилагало к этому немало усилий, создавая школы и курсы для всех желающих посвятить себя тюремному делу.

Н.А. Харина Профессионально-значимые способности психолога-практика Традиционно в системе вузовской подготовки психологов-практиков основное внимание уделено усвоению системы знаний из области психологи ческих наук, формированию специфического понятийного аппарата, разви тию специальных практических умений, необходимых в будущей профессио нальной деятельности. Нравственные начала, этические качества, духовные способности будущих психологов-практиков не являются предметом специ ального изучения и формирования в процессе обучения в вузе. Между тем, на наш взгляд, о профессионализме психолога можно говорить только в слу чае высокого уровня развития указанных психологических феноменов.

В.Д. Шадриков справедливо отмечает, что человека и его отношения невозможно понять без развития сложнейшей сферы специфических ду ховных способностей 1.

Понять человека — означает понять его мир. Духовные способно сти — это и есть способности понимания и оценки других людей, приобре тающие в профессии психолога особую значимость. Вмещать в себя дру гих людей в их духовном содержании означает быть самому духовно бога тым.

Важнейшим личностным качеством, позволяющим проникнуть в ду ховный мир другого человека, является эмпатия (сопереживание) — пости жение эмоционального состояния, проникновение-вчувствование в пере живания другого человека 2.

Как особые формы эмпатии выделяют сочувствие и сопереживание.

Сочувствие - переживание собственных эмоциональных состояний в связи с чувствами другого человека. Сопереживание — переживание тех же эмо циональных состояний, что испытывает другой человек, через отожде ствление с ним. Установлено, что эмпатические способности развиваются по мере роста жизненного опыта. Предполагается, что изначально у жен щин уровень развития эмпатии значительно выше, чем у мужчин в силу ряда биологических и социальных причин.

Установить уровень развития эмпатии у будущих психологов-прак тиков (на примере курсантов и студентов 2 курса психологического фа культета академии — 50 чел.) — цель нашего специально проведенного исследования. Была использована методика И. М. Юсупова «Диагностика уровня эмпатии», с помощью которой нам удалось выявить лиц с очень высоким, высоким, средним и низким уровнем эмпатии 3.

Очень высокий уровень эмпатийности, который свидетельствует о способности человека глубоко переживать эмоции сострадания, сочув ствия, присущ только девушкам: девушки-курсанты — 30 %, девушки-сту Шадриков, В.Д. Способности человека. — М., 2000. — С. 199.

Словарь психолога-практика / сост. С.Ю. Головин. — М., 2001. — С. 951.

Ильин, Е.П. Эмоции и чувства. — СПб, 2001. — С. 563.

дентки — 70,6 %. Высокий уровень эмпатийности, свидетельствующий о способности человека воспринимать внутренний мир собеседника и эмо ционально реагировать на переживания, присущ 26,6 % юношей-курсантов и 70 % курсантам-девушкам, а также 62,5 % студентам-юношам и 29,41 % студентам-девушкам. Средний уровень эмпатийности, который свидетель ствует о понимании эмоционального состояния партнера, выявлен у 60 % курсантов-юношей и у 37,5 % студентов-юношей. Низкий уровень эмпа тийности свидетельствует о неспособности воспринимать эмоциональные состояния партнера, выявлен только у 13,3 % курсантов-юношей.

Таким образом, можно констатировать, что высокий уровень разви тия эмпатии присущ далеко не всем испытуемым. Заметны также гендер ные отличия в развитии уровня эмпатии: у девушек он значительно выше, чем у юношей. Обращает на себя внимание группа юношей-курсантов, у которых выявлен низкий уровень развития эмпатии, но курсанты и сту денты со средним уровнем развития эмпатии также нуждаются в развитии указанного психологического феномена.

Основа работы по развитию эмпатии у курсантов и студентов в ходе обучения в вузе — проведение специальных тренингов, подкрепленных системой заданий и упражнений для самостоятельного выполнения, а так же работа по самоанализу и развитию рефлексии.

И.Э. Чурикова Формирование духовно-нравственных ценностей у курсантов Академии ФСИН России Возможно ли создание суверенного экономически развитого, циви лизованного государства, где живут счастливые и свободные люди без вос питания человека, без становления его личности? Думаю, ответ на этот во прос однозначен.

Чрезвычайно сложные социально-экономические процессы в стране привели к изменению ценностных ориентаций молодежи, деформировали самые устойчивые убеждения и взгляды. Неоднозначность понятий «долг», «честь», «совесть», «достоинство», «любовь» вносит свой вклад в морально-психологическое состояние общества. Поэтому забота о духов но-нравственном, гражданско-патриотическом воспитании студентов при обретает сегодня особое значение.

Одним из вариантов воспитания у курсантов, таких качеств как па триотизм, гражданственность, честь и совесть, может служить созданный в академии военно-патриотический клуб «Поиск».

Военно-патриотический клуб «Поиск» активно работает с 2006 года.

Целями его являются: формирование патриотических идей и нравственных принципов, способствующих воспитанию граждан в духе любви к Родине и ответственности за ее будущее;

оказание помощи ветеранам Великой Отечественной войны и локальных вооруженных конфликтов и увековече ние памяти погибших при защите Отечества;

содействие в улучшении вос питательного и учебного процесса в Академии ФСИН России, повышении престижа академии как одного из ведущих вузов региона.

Члены военно-патриотического клуба участвуют в разработке зако нопроектов, касающихся вопросов увековечивания памяти павших в Вели кой Отечественной войне;

проведении разъяснительной работы среди де тей из неблагополучных семей и трудных подростков в рамках реализации программы по профилактике безнадзорности и правонарушений несовер шеннолетних;

проведении массовых мероприятий («Жизнь как деяние», «О подвигах, о доблести и славе», «Детская преступность», «Я и закон»

и др.);

оказании помощи в составлении электронной версии Книги памяти Рязанской области;

церемониях по захоронению останков погибших в Ве ликой Отечественной войне.

В текущем году для личного состава 1—2 курсов академии была про ведена презентация работы клуба, по итогам которой число желающих участвовать в военно-патриотической работе значительно выросло.

В перспективе планируется расширить сферу деятельности клуба за счет проведения различных спортивно-массовых мероприятиях (в частно сти, запланирован велопробег по местам боевой славы Рязанской области), шефства над ветеранами, сотрудничества с Русской Православной Церко вью в деле духовно-нравственного воспитания курсантов, слушателей и студентов.

И.И. Шабалин Духовно-нравственное воспитание и современность Российское общество переживает в настоящее время духовно-нрав ственный кризис. Сложившееся положение является отражением перемен, произошедших в общественном сознании и государственной политике.

Российское государство лишилось официальной идеологии, общество - ду ховных и нравственных идеалов. Сведенными к минимуму оказались ду ховно-нравственные обучающие и воспитательные функции действующей системы образования.

В связи с этим задача духовно-нравственного воспитания подрастаю щего поколения имеет чрезвычайную значимость;

ее необходимо осмыс лить сегодня как одну из приоритетных в деле обеспечения национальной безопасности страны.

Под «духовно-нравственным воспитанием» понимается «процесс со действия духовно-нравственному становлению человека, формированию у него: нравственных чувств (совести, долга, веры, ответственности, гра жданственности, патриотизма);

нравственного облика (терпения, милосер дия, кротости, незлобивости);

нравственной позиции (способности к разли чению добра и зла, проявлению самоотверженной любви, готовности к преодолению жизненных испытаний);

нравственного поведения (готов ности служения людям и Отечеству;

проявления духовной рассудительно сти, послушания, доброй воли)» 1.

В этой связи, методологической основой духовно-нравственного вос питания детей и молодежи России необходимо становятся традиции право славной культуры и педагогики, представленные в различных аспектах:

культурно-историческом (на основе примеров отечественной истории и культуры), нравственно-этическом (в контексте нравственного право славно-христианского учения о человеке, цели его жизни и смысле отно шений с другими людьми, Богом, миром), этнокультурном (на основе на циональных православных традиций русского народа).

Научное осмысление, разработка содержания духовно-нравственного воспитания в конечном итоге направлено на воссоздание и акцентирование различными средствами национально-культурного компонента в идеоло гии, образовании, искусстве, науке;

интеграцию традиционного содержа ния и мировосприятия в различные области знания;

воссоздание и творче ское укоренение традиционного уклада в жизни семьи и общества.

Основными задачами духовно-нравственного воспитания в сфере до полнительного образования является содействие развитию активного нрав ственного и культурного сознания воспитанников средствами науки, ис кусства, физической культуры.

Н.П. Щетинина П.Ф. Каптерев о духовно-нравственном элементе в целостном образовательном процессе Сущность образовательного процесса П.Ф. Каптерев видел в идеало сообразном усовершенствовании личности. Обосновывая этот идеал, мыс литель считал необходимым ответить на вопросы: откуда брать педагоги ческий идеал, кто его должен определять, из каких элементов он состоит.

Суть его рассуждений в обобщенном виде можно свести к следующему:

— одного общечеловеческого, всенародного педагогического идеала не существует, хотя существуют одни и те же основы и задачи воспитания, помощь саморазвитию личности и ее усовершенствование;

— педагогический идеал вырабатывается у каждого народа свой, а основные элементы педагогического процесса одни и те же;

Шестун, Е. Православная педагогика. — М., 2001. — С. 56.

— "идеал есть хотя и духовное, но живое и образное целое, воплоща ющее в себе желаемое и ожидаемое известным народом от своих согра ждан, есть совокупность привлекательных ценных черт, есть совершенно определенная путеводная для жизни звезда" 1;

— в содержательной составляющей педагогического идеала должны гармонично сочетаться общечеловеческие и народные, национальные чер ты. "Все народности в большей или меньшей степени односторонни и мо гут взаимно пополнять одна другую;

народного совершенства нет" 2;

— педагогический идеал включает три рода элементов: личные или субъ ективные, народные или национальные и всенародные или общечеловеческие.

Субъективный элемент выражается в определении педагогического идеала конкретным известным лицом как результат его творчества. Мате риал для построения педагогического идеала творец берет из националь ных идеалов, сопоставляет их с идеалами других народов, дополняя его ценными и желательными чертами инонародных идеалов. По мнению П.Ф. Каптерева, "Разумное воспитание может руководиться лишь идеалом, так и на таких основаниях построенном" 3.

Указанные теоретические посылки легли в основу разработанной мыслителем теории полифункционального образовательного процесса, ориентированного на целостное развитие личности.

Педагогический мыслитель подчеркивал, что предметом воспитания является человек, как единая цельная личность, действуя на одну сторону которой неизбежно, больше или меньше, влияешь на всю личность. Сущ ность воспитывающей направленности образовательного процесса пре дельно емко и лаконично выражена им в выводе о том, что "обучение есть непосредственное воспитание ума и опосредованное воспитание всего че ловека" 4. Идея воспитывающего обучения признавалась П.Ф. Каптеревым бесспорной. Издавна образовательный процесс считался находящимся в самой тесной связи с нравственным развитием человека. Так, еще у древних нравственный элемент, нравственные стремления проникали во все их теоретические построения, а образование рассматривалось как обла гораживающая деятельность;

возрастая духовно под влиянием образова ния, человек должен был становиться не только умнее, но и лучше, добрее.

Отсюда следовало, что резких границ между умственным и другими сторо нами образования быть не могло.

Новаторство П.Ф. Каптерева в дальнейшей разработке проблемы вы разилось в новом содержательном наполнении тезиса о воспитывающем элементе в образовательном процессе как условии формирования цельной Каптерев, П.Ф. Педагогический процесс // Избр. пед. соч. под ред. Арсенье ва A.M. — М.: Педагогика, 1982. — С. 194.

Там же. — С. 193.

Каптерев, П.Ф. Педагогический процесс // Избр. пед. соч. под ред. Арсенье ва A.M. — М.: Педагогика, 1982. — С. 195.

Каптерев, П.Ф. Дидактические очерки. Теория обучения. — С. 381.

личности в согласии с идеалом воспитания, в установлении живой, тесной связи между умственным развитием, формированием мировоззрения и раз личными сторонами душевной деятельности, чувствованиями, поступка ми, становлением духовно-нравственного облика взрослеющего человека.

Назначение разнообразных знаний Каптерев видел в их благотворном влиянии на прочие стороны душевной деятельности человека, в возвыше нии и просветлении его нравственного кругозора, в облагораживании его.

"Обучение есть непосредственное воспитание ума и опосредованное вос питание всего человека" 1.

С одной стороны, "высшие и сложные формы чувствований возмож ны только при развитом уме, а наши действия обыкновенно мотивируются чувствованиями" 2. С другой стороны, он допускал возможность дисгармо нии между умственным и духовно-нравственным развитием, при котором человек имеет высокий уровень умственного развития и в то же время низ кий уровень нравственности и наоборот.

Содействуя образованию правильного всестороннего мировоззрения, педагог оказывает в то же время благотворное влияние и на духовно-нрав ственное развитие и на деятельность воспитываемой личности. Из такого понимания сущности образовательного процесса, П.Ф. Каптерев определя ет цель, которую нужно преследовать при образовании ума: "не в простом собирании и накоплении разнообразных знаний, в поглощении умом гро мадного фактического материала, а... только в возбуждении разнооб разных умственных интересов, умственной пытливости, в заложении проч ного фундамента широкого и светлого мировоззрения, в сообщении средств и орудий для удовлетворения пробудившейся любознательности, для продолжения и окончания постройки мировоззрения" 3.

Вместе с тем Каптерев признавал, что школа не может сформировать ни законченного, стройного мировоззрения, ни образовать вполне убежде ния и идеалы воспитанников. "Она может полагать только основы для та кой деятельности, руководить первыми шагами, предоставляя окончатель ную выработку и отливку духовной личности в известную форму самой воспитываемой личности и позднейшим жизненным влияниям" 4. Из ска занного следует, что задача школы — в оказании личности помощи в рас крытии и овладении способами, инструментарием для дальнейшего само совершенствования и готовности противостоять возможным неблагоприят ным влияниям в будущей жизни.

Единство процессов духовно-нравственного и умственного развития, их взаимообусловленность и взаимопроникновение педагогический мыс литель обосновывал единством их целей и стремлений: познание истины и ее осуществление. Задача образования ума - в познании истины, ее рас Там же. — С. 381.

Каптерев, П.Ф. Дидактические очерки. Теория обучения. — С. 381.

Там же. — С. 386.

Там же. — С. 387—388.

пространении, защите и осуществлении. Нравственное образование ориен тировано на познание истины человеческих общественных отношений и на познание добра. Быть нравственно образованным значит распространять и защищать свое нравственное мировоззрение, свои убеждения, осуще ствлять их в жизни.

Основу нравственных отношений составляют христианские запове ди, которые человек не только должен усвоить, но и строить на их основе свои отношения (личные, государственные, общественные).

Познание истины человеческих отношений совершается постепенно, как и приобретение, завоевание научных истин. Таким образом, наука и умственное образование - это искание и познание истины, а нравствен ность и нравственное образование - это искание и установление правды.

Вместе то и другое составляют образовательный процесс в его полноте.

Поэтому каждый учебный предмет при его разумной постановке имеет нравственно-воспитательную и образовательную силу. П.Ф. Каптерев предпринял попытку выделить педагогические условия, оптимизирующие воспитательную направленность образовательного процесса: "При препо давании каждого предмета можно и следует требовать: 1. отсутствие не ряшливости и лени в рассуждениях;

2. тщательного взвешивания всех до водов за и против, хотя бы и по отношению к любимой гипотезе;

3. устра нения в рассуждении собственного самолюбия, пристрастий, слепой по корности авторитетам и принятым господствующим мнениям;

4. стремле ния учиться, расширять свои знания, совершенствовать свой ум;

5. смелого высказывания своих мнений и мужественной, энергичной защиты положе ний, признанных истинными" 1.

Анализируя современную ему постановку образования, П.Ф. Кап терев указывал на оторванность умственного образования от духовно нравственного развития, которые в идеале должны стремиться к одной цели и непрерывно соприкасаться и поддерживать друг друга: "... стано вится понятным, как это мальчик, бывший прекрасным школьником, пре восходно учившийся, позднее в жизни становится человеком низким" 2. В погоне за широкими программами, за их выполнением к сроку, за блестя щими экзаменами учителя упускают из виду духовно-нравственную сторо ну обучения.

Следует отметить, что в своих работах П. Ф. Каптерев не представил строгой иерархии духовно-нравственных ценностей. Однако анализ его трудов позволяет сделать вывод, что смыслообразующими понятиями в его теории воспитывающего образовательного процесса выступают кате гории истины, добра, духовного общения, духовной жизни. Образователь ный процесс наряду с другими задачами ориентирован на создание благо приятных условий для духовно-нравственного облагораживания личности Каптерев, П.Ф. Дидактические очерки. Теория обучения. — С. 392.

Там же.

в процессе ее участия в общеполезных общественных делах, воспитание сочувствия к людям, искоренение личных недостатков.

В этом сложном процессе неоценима роль учителя, который своими общечеловеческими качествами, так же как и своим учительским искус ством будет неизбежно влиять на учащихся. Духовно-нравственный потен циал личностного воздействия учителя на обучаемых П.Ф. Каптерев видел в отношении учителя к своему делу, к ученикам, в порядках, которые он заводит при обучении, в его стиле общения с учащимися, его желании и умении понять души детей, войти в их нужды, в умении "помогать разви тию и укреплению в них благородных стремлений и интересов." По убеждению ученого, каждого учителя можно признать не только учителем арифметики, языка, истории и других предметов, но и учителем религии, так как любой учитель ведет учащихся к познанию истины. "Нау ка ведет нас в царство вечных истин, а это есть дорога к Богу" 2.

Т.М. Юдин Патриотическое воспитание курсантов военных училищ.

Проблемы, задачи, направления работы Сегодня одним из приоритетных направлений образования является духовно-нравственное возрождение российского общества. Воспитание воина-патриота Отечества — одна из главных задач профессорско-препо давательского состава военных училищ. Невозможно воспитывать других, если сам не знаешь историю и героическое прошлое своей Родины. Патри отизм (от греч. «patris» — Родина, Отечество) это любовь к Родине, пре данность своему Отечеству, стремление служить его интересам и готов ность, вплоть до самопожертвования, к его защите 3.

Государственно-патриотическое воспитание — формирование и развитие личности военнослужащего, обладающей качествами граждани на-патриота России, способного активно участвовать в укреплении и со вершенствовании основ общества, подготовленного к успешному выполне нию задач, связанных с обеспечением обороны и безопасности личности, общества и государства.

Направления:

1. Формирование активной гражданской позиции личности.

2. Наращивание морального духа ВС РФ на основе героических традиций народов России.

Там же. — С. 382.

Каптерев, П.Ф. Дидактические очерки. Теория обучения. — С. 434.

Постановления Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2001 г.

№ 122. О Государственной программе "Патриотическое воспитание граждан Россий ской Федерации на 2001—2005 годы".

3. Творческое использование воспитательного потенциала различных ре лигиозных конфессий.

4. Совершенствование интернационального воспитания военнослужащих в духе дружбы народов РФ.

Задачи:

1. Формирование целостной личности.

2. Формирование нравственных качеств.

3. Приобщение к общественным ценностям.

4. Воспитание жизненной позиции.

5. Развитие склонностей, способностей и интересов.

6. Организация познавательной деятельности.

7. Развитие коммуникативных качеств и социализация личности.

Средства воспитания курсантов: воспитывать личным примером;

историей;

воинскими традициями;

боевыми традициями;

воинскими ритуа лами.

Группы форм воспитания:

— применяемые в ходе проведения учебно-воспитательной работы;

— в воспитательной, культурно-досуговой и спортивно-массовой ра боты;

— участие в создании музеев и комнат боевой славы, работе по сбе режению мемориальных памятников, приведением в порядок воинских за хоронений;

— использование возможностей печати, радио, телевидения, кино, литературы, искусства, клубов, музеев, домов офицеров.

Формы учебно-воспитательной работы:

— личный пример нравственности и служения Отечеству;

— оформление стендов патриотического содержания;

— дни воинской славы;

— проведение информирований;

— приведение примеров героизма и мужества в ходе занятий;

— проведение конференций;

— пропаганда передового опыта;

— пропаганда училища, ВДВ.

Т.В. Юшина Педагогические условия военно-патриотического развития будущего офицера Коренные преобразования в стране конца XX — начале XXI веков, определившие крутой поворот в новейшей истории России, сопровожда ются изменениями в социально-экономической, политической и духовной сферах общества и сознании ее граждан. Резко снизился воспитательный потенциал российской культуры, искусства, образования как важнейших факторов формирования патриотизма.

Российская армия — сила не только вооруженная, но, прежде всего, духовная и культурная, народная школа воспитания патриотов, интернаци оналистов.

Патриотизм — это любовь к Родине, преданность своему Отечеству, стремление служить его интересам и готовность, вплоть до самопожертво вания, к его защите.

На личностном уровне патриотизм выступает как важнейшая устой чивая характеристика человека, выражающаяся в его мировоззрении, нрав ственных идеалах, нормах поведения.

На макроуровне патриотизм представляет собой значимую часть об щественного сознания, проявляющуюся в коллективных настроениях, чув ствах, оценках, в отношении к своему народу, его образу жизни, истории, культуре, государству, системе основополагающих ценностей.

Патриотизм является одной из наиболее ярких черт российского на ционального характера. Российскому патриотизму присущи свои особен ности. Прежде всего, это высокая гуманистическая направленность рос сийской патриотической идеи;

веротерпимость;

соборность и законопослу шание;

общность как устойчивая склонность и потребность россиян к кол лективной жизни;

особая любовь к родной природе.

Как один из видов многоплановой, масштабной и постоянно осуще ствляемой деятельности патриотическое воспитание включает социальные, целевые, функциональные, организационные и другие аспекты, обладает высоким уровнем комплексности, то есть охватывает своим воздействием все поколения, пронизывает все стороны жизни: социально-экономи-че скую, политическую, духовную, правовую, педагогическую, опирается на образование, культуру, историю, государство, этносы. Оно является неотъ емлемой частью всей жизнедеятельности российского общества, его соци альных и государственных институтов.

Военно-патриотическое воспитание характеризуется специфической направленностью, глубоким пониманием каждым гражданином своей роли и места в служении Отечеству, высокой личной ответственностью за вы полнение требований военной службы, убежденностью в необходимости формирования необходимых качеств и навыков для выполнения воинского долга в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

В условиях борьбы с международным терроризмом военно-патрио тическое воспитание курсантов высших военных учебных заведений долж но определяться национальными интересами России и обеспечивать актив ное участие будущих офицеров в обеспечении ее безопасности от внешних и внутренних угроз.

Цель военно-патриотического воспитания развитие в российском армейском социуме высокой активности, ответственности, духовности;

профессионального становления курсантов, обладающих позитивными ценностями и качествами, способных проявить их в созидательном процес се в интересах Отечества, укрепления государства, обеспечения его жиз ненно важных интересов и устойчивого развития.

В ходе образовательного процесса осуществление указанной цели возможно при создании условий для усиления патриотической направлен ности всех видов учебной и внеучебной работы, а именно:

— утверждение в сознании и чувствах курсантов социально значи мых патриотических ценностей, взглядов и убеждений, уважения к культурному и историческому прошлому России, к традициям, повышение престижа военной службы;

— создание и обеспечение реализации возможностей для более ак тивного вовлечения курсантов в решение социально-экономических, культурных, правовых, экологических и других проблем;

— воспитание курсантов в духе уважения к Конституции Россий ской Федерации, законности, нормам общественной и коллективной жиз ни, создание условий для обеспечения реализации конституционных прав человека и его обязанностей, гражданского, профессионального и воинско го долга;

— привитие курсантам чувства гордости, глубокого уважения к сим волам Российской Федерации: гербу, флагу, гимну;

— привлечение традиционных религиозных конфессий для фор мирования у курсантов потребности служения Родине, ее защиты как выс шего духовного долга.

На протяжении многих лет командно-преподавательским составом высших военных учебных заведений накоплен определенный опыт по при витию будущим офицерам патриотических знаний, навыков и умений, необходимых для будущей профессиональной деятельности.

Характерно, что большинство педагогов отождествляют организа цию военно-патриотического воспитания только с учебными занятиями и совершенно исключают из нее работу с курсантами во внеучебное время.

Основными причинами этих недостатков, на наш взгляд, является неподго товленность командиров и преподавателей к данной деятельности, низкая мотивация к нему, слабая общая и патриотическая культура курсантов.

История развития России свидетельствует о постоянном стремлении органов государственного и военного руководства развивать систему па триотического воспитания граждан. На современном этапе разработаны правовые основы военно-патриотического воспитания граждан. Но вместе с тем имеется противоречие между государственными требованиями к па триотическому воспитанию курсантов и его практической реализацией в военных вузах России.

Целенаправленное педагогическое воздействие на обучающихся должно подготовить их к такому характеру активной деятельности, в кото рой знания и жизненный опыт соединяются с позицией воинского долга и сопричастностью с судьбой Родины, а личные интересы — с обществен ными.

В данной статье не хотелось бы рассматривать масштабные програм мы военно-патриотического воспитания государственного уровня. Прежде всего, следует начать с самих себя и проанализировать, что может сделать каждый конкретный преподаватель в рамках своего участка работы.

Необходимо заострять внимание курсантов на литературе военно-па триотического содержания, а также на произведениях классической ли тературы, способствующих формированию личности курсанта, как офице ра Российской Армии.

Нельзя думать, что, надев военную форму, молодой человек, будто по волшебству, освобождается от всего дурного, от накипи бездуховности, безответственности.

В индивидуальном плане работы каждый преподаватель с любым стажем работы может провести информирование, кинолекторий на военно патриотические темы, рассказывать подопечным о подвигах русского на рода в годы Великой Отечественной войны, о героях и полководцах 1812 года. Проводя различные внеучебные мероприятия, хочется отметить, что память о подвигах воинов-автомобилистов рождает патриотическое единение, которое является разновидностью духовной консолидации.

Организацию военно-патриотической работы с курсантами следует осуществлять таким образом, чтобы курсанты сами искали интересные ис торические малоизвестные факты в литературных источниках и интернете, встречались с непосредственными участниками героических событий, под ключали своих знакомых и родственников, которым есть что рассказать о своей жизни, о своих маленьких подвигах, что будет очень интересно и по учительно для молодых курсантов. Кроме того, необходимо устраивать встречи с ветеранами и героями труда. И, конечно, все это необходимо де лать для курсантов первых курсов, когда у них существенно больше приле жания и старания в учебе.

Задача командно-преподавательского состава заключается в том, чтобы пробудить, а не навязать настоящий патриотизм. Для этого каждый педагог сам должен быть не только искренним и убежденным патриотом, но и профессионалом своего дела, чтобы уметь убедительно показывать курсантам истинные достоинства Родины, которые заслуживают любви и преклонения.

Обосновать идею любви к Родине и чувство патриотизма — не зна чит банально показать их естественные истоки в развитии народа. Необхо димо раскрыть их государственное значение и их священность для каждо го гражданина. Любить свою Родину и верить в то, что она справится со всеми историческими испытаниями, преодолеет все трудности, не значит закрывать глаза на ее несовершенство, на существовавшие и существую щие в нашем обществе пороки и слабости. Поэтому как непосредственные командиры, так и ведущие преподаватели должны уметь учить настоящих патриотов и на политических ошибках своего народа, и на недостатках его характера и культуры, и на исторических крушениях, и на неудачах его хо зяйственной деятельности.

Патриотизм является особым мотивом в профессиональном станов лении будущих офицеров Российской Армии. Рассматривая содержание таких духовных ценностей курсантов, как воинская честь и достоинство военнослужащего, необходимо подчеркнуть, что они тесно связаны по сво ему содержанию и являются нравственными явлениями. В них раскрыва ются отношение личности к самому себе и отношение к нему со стороны общества, других лиц. Понятие воинской чести связано с особым обще ственным положением человека — вооруженного защитника Отечества, с социальным престижем воинской деятельности. Понятие же достоинства исходит из идеи самоуважения, равенства людей в моральном отношении.

Чувства чести и собственного достоинства как духовные ценности высту пают формой, с одной стороны, проявления нравственного самосознания и самоконтроля личности, их духовной культуры, а с другой — одним из ка налов воздействия общества и государства на нравственный облик и пове дение человека в обществе. В современном понимании воинская честь включает следующие основные компоненты. Это, прежде всего, осознание курсантами содержания своего воинского долга, необходимости его вы полнения, сознательного и ответственного отношения к своему долгу и обязанностям. Это признание и оценка обществом, воинским коллекти вом его действительных заслуг, что находит выражение в одобрении, по ощрениях, авторитете, моральной регуляции. Это наличие у курсантов по стоянной готовности и волевого настроя в любых условиях и в любое вре мя до конца выполнять воинский долг, сохранить и не запятнать свою честь. И, наконец, это верность слову, высокое чувство гражданственности внутренняя приверженность конструктивным традициям Вооруженных сил Российской Федерации.

П.А. Якимов Фреймы православной культуры в современном русском языке Понятие «фрейм» 1 в современной когнитивной лингвистике и пси хологии используется для объяснения процессов восприятия и перера ботки информации человеком. Фрейм — форма хранения знаний о мире — обобщенное представление о ситуациях, жизненных сценариях 2, выражен ное вербально. Ч. Филмор рассматривает фреймы как особые когнитивные Понятие «фрейм» введено в научный обиход М. Минским в 1979 г. (См.: Гу рочкина А.Г. Языковое общение: когнитивный и прагматический аспекты. — СПб. :

Невский институт языка и культуры, 2003. — С. 68—74).

структуры схематизации опыта, выражаемые концептами (словами).

Фрейм состоит из исторической части — фоновых знаний, которые хра нятся в сознании человека, и семантической части, словесного выражения этих знаний 1. При этом историческая его часть инвариантна, а семантиче ская — вариативна, способна иметь разные языковые оболочки.

С точки зрения когнитивной лингвистики, семантическую часть фрейма можно представить в виде текста. Поскольку большую часть зна ний о мире человек черпает не из непосредственного созерцания окружаю щей действительности, а из текстов, человеческое сознание является хра нилищем определенного количества фреймов. Обращение к фреймам и их воспроизведение в речи человека связаны непосредственно с конкретной ситуацией.

Фреймы могут быть как индивидуальными (знания, связанные с опы том конкретной личности), так и коллективными, имеющими сверхлич ностный характер, то есть быть хорошо известными широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников (обще культурные). Одним из проявлений «языковой личности» (Ю.Н. Караулов) является способность понимать и воспроизводить те или иные коллектив ные фреймы.

Фреймы православной культуры, как и любые культурные фрей мы, — коллективны, поскольку культура представляет собой «негенетиче скую память коллектива» (Ю.М. Лотман). Православные обряды — яркие примеры фреймов православной культуры. Поскольку православный обряд призван способствовать праведной жизни, влияя на нее внешними сред ствами, он имеет вербальное (например, молитва) и невербальное (совер шаемые действия) выражение.

Понимание православного обряда, по представлениям современного не вполне просвещенного человека, связано с поверхностным значением слова, называющим этот обряд. Однако обряды, связанные с Таинством 2, имеют глубинный символический смысл, суть которых изложена в Свя щенном Писании, Библии. Обратимся к семантической (языковой) и исто рической сути культурных фреймов, связанных со священными Таинства ми и обрядами.

Человеку, принявшему первое Таинство - Таинство Крещения - дает ся право быть полноправным членом Святой Церкви и пользоваться други Кубрякова, Е.С. Краткий словарь когнитивных терминов / под общ ред.

Е.С. Кубряковой / Е.С. Кубрякова [и др.]. — М. : МГУ, 1996. — С. 187—188.

Шестак, Л.А. Русская языковая личность: коды образной вербализации тезау руса. — Волгоград : Перемена, 2003. — С. 14—15.

Таинство — это такое священнодействие, во время которого Церковь молит венно призывает Духа Святаго, и Его благодать нисходит на верующих. Таких Таинств семь: Крещение, Миропомазание, Покаяние (исповедь), Причащение (Евхаристия), Брак (венчание), Елеосвящение (соборование), Священство (рукоположение). Обряд же есть любой внешний знак благоговения, выражающий нашу веру.

ми Таинствами и обрядами. В языковом плане слово «Крещение» 1 образо вано суффиксальным способом от слова «крест». Крест — общеславянское слово, заимств. из герм. яз. (ср. др.-в.-нем. christ, krist — «Христос»). Изме нение значения объясняется тем, что собственное имя было перенесено на предмет распятия Христа (Шанский, С. 220) 2. Крест (наряду с треугольни ком и кругом) как один из священных знаков положен в основу кирилли цы, которая и создавалась из необходимости перевести греческие богослу жебные книги с греческого на славянские языки.

В водах Крещения Благодатью Божией омываются все грехи челове ка. К сожалению, потом, в течение земной жизни, люди впадают в те или иные грехи, оскверняя и душу, и тело. И если нет чувства раскаяния, чув ства греховности, человек закоснеет в этой греховной грязи, водружая из нее глухую стену отчуждения от Бога. Понятие «греха» в православии свя зано и первоначальной семантикой слова. Слово «грех», являясь общесла вянским по происхождению, образовано с помощью суф. -хъ от слова «грeти». Первоначальное значение — «то, что жжет, мучает, вызывает со мнения» (Шанский, С. 114).

Чтобы разрушить средостение греха 3, отдаляющее нас от Бога, Церковь подает нам руку помощи — предлагает нам Таинство Покаяния.

Покаяние — это чистосердечное исповедание своих грехов пред священ ником, который является свидетелем Самого Бога. Покаяние связано с са монаказанием, воздаянием за греховность. Покаяние восходит к слову «ка яться», общеславянскому по происхождению, является возвр. формой к ка яти (производное с суф. -ати от индоевр. основы, выступающей в др.-инд.

kyat — «наказывать», авест. ky — «воздавать»). Первоначальное значе ние — «наказывать» сохранилось в др.-русск. каяти — «порицать» (Шанский, С. 192).

При совершении Таинства Покаяния невидимо присутствует Сам Христос Спаситель, Который и через Своего служителя — священника-ду ховника — Сам принимает исповедь (слово старославянского присхожде ния, префиксального образования от глагола «поведати» — «рассказывать») кающегося грешника, к которому возвращается милость (буквально из общеслав. «любовь») Божия и Его благословение.

Господь щедро одаривает любовью тех, кто после сердечного покая ния соединяется с Ним в святом Таинстве Причащения, вкушая под видом хлеба и вина Пречистое Его Тело и Честную Его Кровь. Покаяние — вто рое Крещение — возвращает человека в безгрешное состояние (как после Слово «крещение» имеет уже яркий старославянский фонетический признак — звук «щ», который образовался в результате йотовой палатализации сочетания «ст».

Здесь и далее приводятся цитаты по: Шанский Н.М. Краткий этимологический словарь русского языка. — М. : Просвещение, 1971. (с указанием страниц).

Средостение, по определению С.И. Ожегова, - место, где находится сердце.

Грехи накапливаются в сердце, в душе.

Происхождение близко слову «казнь».

крещения), а принятие Святых Христовых Таин соединяет его со Христом.

В момент причастия, человек буквально становится частью Господа.

Часть — общеслав. слово, совр. форма развилась из *kstь, образованного с помощью суф. -tь от той же основы, но с перегласовкой, что и кусать;

к перед изменилось в ч, a у вост. славян — в ’а. Первоначальное значе ние — «кусок» (Шанский, С. 488).

Много можно говорить о Таинстве Брака. Сам Господь Иисус Хри стос, так же через Своего служителя — священника — благословляет со единение двух сердец мужчины и женщины, союз их душ и телес во взаим ной любви друг к другу, по образу любви Христа и Церкви. Брак, Венча ние — свивание воедино двух душ в любви и согласии. Венчание восходит к общеславянскому слову «венец», образованного с помощью уменьши тельно-ласкательного суффикса -ьць (совр. -ец) от венъ, производного по средством перегласовки и суф. -нъ от вити. Вен — «венок» еще известно в диалектной фольклорной речи (Шанский).

Церковные Таинства сопровождают христианина всю его жизнь, поэтому знание сути фреймов православной культуры просто необходимо для верующего человека. Вера в Бога, знание и соблюдение всех право славных канонов ведет человека ко спасению и к жизни вечной во Христе Иисусе. Православные обряды направлены на то, чтобы человек, отяго щенный грехами и страданиями земной жизни, как можно легче достиг же ланной Небесной пристани — рая сладости, который заповедал Господь любящим Его.

О.Л. Янушкявичене Сравнительный анализ концепции духовного воспитания Запада и Востока в исторической ретроспективе Большое значение для теоретизации духовно-воспитательных проблем в контексте культуры имеет культурно-историческая концепция Л.С. Выготского, которая актуализирует идеи о том, что культурные тра диции, контекст обыденного существования в культуре, исторический опыт нации дифференцируют и структурируют способы восприятия, пони мания и деятельности человека.

Рассмотрим различия концепций духовного воспитания Запада и Востока в исторической ретроспективе.

Для русского философа А. С. Хомякова история — это, прежде всего, непрекращающееся противоборство важнейших начал, присущих человеку, свободы и необходимости, духовности и вещественности 1.

Пушкин, С.Н. Историософия Хомякова // Вестник ПСТГУ. — № 3. — 2004. — С. 35.

А.С. Хомяков противопоставлял культуру Запада и Востока и писал, что как государство Рим был велик, но люди внутренне были ничтожны.

Заботясь преимущественно об усовершенствовании земной жизни, они не облагораживали собственные души. Рационализм вводился в саму сущ ность веры. В ставшем христианским Риме склонность к рационализму и юридизму сохранилась. Вся западная культура несет этот отпечаток ра ционализма и материальной направленности. В противоположность этому Востоку всегда была свойственна живая жизнь духа.

А.С. Хомяков писал, что Рим дал миру «религию общественного до говора, возведенного в степень безусловной святыни, не требующей ника кого утверждения извне, религию права, и перед этою новою святынею, лишенною всяких высоких требований, но обеспечивающею веществен ный быт во всех его развитиях, смирился мир, утративший всякую другую, благороднейшую или лучшую веру» 1. И несмотря на то, что как государ ство Рим был велик, люди внутренне были ничтожны. Заботясь преимуще ственно об усовершенствовании земной жизни, они не облагораживали собственные души. Их верой был закон. Рационализм вводился в саму сущность веры, для него весьма характерно рационалистическое обоснова ние «вечных истин», следовательно, их разрушение. В ставшем христи анским Риме склонность к рационализму и юридизму сохранилась.

В противоположность этому Восточной Церкви было свойственно интуитивное понимание, основанное на «живознании», живая жизнь духа.

Пока Церкви были в единстве, Восток уравновешивал Запад, и их культу ры обогащали друг друга. Тем не менее, западное богословие отличалось излишней рациональностью. Так, усилия известнейшего богослова Запа да — блаженного Августина были направлены на согласование христи анства с античной мыслью;

он убеждает себя, что возможно солидарное взаимодействие между наукой и религией (христианством).

Анализируя догмат о Св. Троице, блж. Августина, рассуждая в луч ших традициях западного богословия, приходит к выводу, что в Символе Веры указаны отношения между Отцом и Духом, но не указаны отношения между Духом и Сыном. Если «Отец и Сын — одно», то и Дух, Который Августин рассматривает как дар, имеет источником Сына в той же степе ни, что и Отца. Такой подход неизбежно приводит к выводу о некоей вто ростепенности Духа. Подобное богословское понимание Св. Троицы по служит удобным оправданием для «filioquе», добавление которого к Сим волу Веры получит на Западе догматическое обоснование 2.

Протопр. Иоанн Мейендорф пишет 3: «Многие современные запад ные христиане верят в Бога Отца, в Христа, а о Троице не имеют ни малей Хомяков А.С. Полн. собр. сочинений. — М., 1904. — Т. 5. — С. 401.

Дворкин, А.Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. — Ниж ний Новгород, 2005. — С. 268.

Иоанн Мейендорф, прот. История Церкви и восточнохристианская мистика. — М., 2001.

шего представления. Это происходит не от интеллектуального безраз личия, а от деистического понимания Бога как философски единой Сущно сти. Пожалуй, в конечном счете эти различия между восточным и запад ным подходом к Св. Троице имеют большее значение, чем вопрос о «filioquе» как таковой. Проблема подробно обсуждается В. Н. Лосским в терминах различий между духом восточного и западного христианства.

На Востоке царствуют первенство Духа (выражающееся, например, в евха ристии как эпиклеза), свобода, мистицизм. На Западе Дух находится в под чиненном положении: отсюда иная церковная иерархия, другое понимание таинств, боязнь мистицизма. Лосский настолько увлекался этой идеей и даже настаивал, что западные взгляды на Духа Святого имеют прямое отношение к возникновению папства».

До XVII в. культура Руси была культурой внутреннего духовного де лания. На Руси не было философов, не было куртуазной поэзии. Духовные дотижения отражались в иконописи, в церковных напевах, существовала жизнь духа, которая была выше, чем рациональное знание. Потребность в техническом прогрессе потребовала создания школ. Русское просвеще ние, сохраняя в основном свою самобытность и православно-культурную основу, стало активно подвергаться западноевропейскому культурному влиянию, которое осуществлялось двумя основными способами — через выпускников западноевропейских университетов и через постепенно про никавшую в Московскую Русь школу юго-западных земель. Но заимство вание школьного стиля с западных образцов привело к заимствованию и «болезней» Запада. Рационализм, усилившийся на Западе после разделе ния Церквей, к XVII в. сделал школьное обучение схоластическим и без жизненным. Этот стиль остался и впоследствии присущим российским ду ховным школам. Можно высказать предположение, что именно это яви лось причиной того, что многие выпускники дореволюционных семинарий стали впоследствии революционерами.


Статьи о духовно-нравственном воспитании XVII в. написаны под влиянием юго-западной школы, Киевской академии, по преимуществу. На писаны эти статьи витиевато, «риторски», с значительными отступлениями от дела, с примерами из классического мира.

Воспитательные статьи в азбуках, учебных книжицах, букварях того времени, составляют заимствование из подобных же книжек южной и западной России. Внешним отличием их служит стихотворная форма, раз вившаяся у нас во второй половине XVII века. Здесь уже прямо проповеду ется культ розги, воспевается «плетной ремень», прославляются жезл, бич и розги и дети даже призываются к «лобзанию» их. Некоторые восхвале ния розги в азбуковниках и букварях переведены прямо с польского.

Внутреннее состояние души каждый народ накапливает веками.

З. Пейкова, проводившая сравнительный анализ нравственных ориентиров русской и финской молодежи (было опрошено 1 394 чел. в Финляндии и 1 004 чел. в России) пришла к удивительному выводу 1: «... некоторые особенности современной русской религиозности таковы, что напрашива ется сравнение с широко известными классическими описаниями русского нравственно-религиозного типа прошлых времен, вплоть до буквального их совпадения. Столь четкие параллели между прошлым и настоящим ка жутся неожиданными, так как стало привычным полагать, что в нашей стране имело место очевидное искоренение русских национально-религи озных традиций. Полученные данные свидетельствуют о том, что подоб ное утверждение неверно. В советское время имело место не глубинное ис коренение религиозно-нравственных традиций, а лишь поверхностное ис кусственное их стирание. Удалось до некоторой степени лишить людей знания об основах веры, о нормах православного стиля жизни и тем самым дезориентировать их в поведенческом и догматическом аспектах. Но, не смотря на все это, новое поколение демонстрирует наличие ничуть не утраченных национально-нравственных качеств». З. Пейкова фиксирует у студентов, назвавших себя верующими, такие качества, как смирение, от сутствие «самоцена», сожаление о грехах, уступчивость, послушание, обузданность потребительских настроений.

Во время опроса респондентам предлагалась анкета, в которой было два вопроса о 3 своих заветных желаниях и 3 основных опасениях в жизни.

Оказалось, что для русских самое большое желание связано с повышением образования, а для финнов - с сохранением здоровья. Следующее по рас пространенности желание русских, названное первым, еще более непраг матично и идеально - это «счастье, успех», у финнов — «хорошее место работы».

Опасения русских и финнов не совпадают. Самое страшное для рус ских - смерть. Среди финнов смерти более всего боится лишь каждый 12-й.

Для финнов самое страшное — потеря здоровья, которая, напротив, выхо дит на первый план только у каждого 20-го русского. Финнов пугает угро за безработицы, а русских — одиночество и страх оказаться нелюбимым.

Как видим, наиболее распространенные страхи русской молодежи отлича ются трансцендентностью.

«Итак, налицо превалирование у русских идеальных, неутилитарных, непрагматических, несиюминутных, «духовных» (в светском, широком смысле этого слова) ценностей при заметном игнорировании ими более за земленных, практических и тем более меркантильных целей. Удивитель ным кажется наличие подобных черт у поколения, которое пришло в со знательный возраст уже после перестройки, то есть не испытало идеологи ческого прессинга, зато хорошо знакомо с рыночной стихией», — делает вывод З. Пейкова 2. Анализируя причины различий нравственных устано Пейкова, З. Религиозный портрет студента / Высшее образование в России. — № 5. — 1999. — С. 109.

Пейкова, З. Религиозный портрет студента / Высшее образование в России. — № 5. — 1999. — С. 112—113.

вок финской и русской молодежи Пейкова обращается к сравнению нрав ственных ценностей, присущих религиозным конфессиям, традиционным в названных странах. Исследователь пишет, что религиозная этика проте стантизма трактуется как этика успеха и редуцируется до трудовой, богат ство предстает как признак богоизбранности, а обогащение и накопление материальных благ поощряется. В отличие от этого православная традиция как основную цель жизни называет преображение души. З. Пейкова делает следующий вывод: «Таким образом, наши респонденты ничуть не проти воречат нравственным нормам своих конфессий: для европейцев в каче стве идеала выступает процесс, а для русских прежде всего преображение души». Таким образом, мы можем сделать вывод, что нравственные идеа лы русского народа накапливались веками и формировались под воздей ствием православия.

Можно утверждать, что ориентация на материальные блага внутрен не убивает западного человека. Например, в американских школах в стар ших классах провели исследование, и задали задачу: даны параметры ком наты (метраж) и цена 1 кв. м. обоев. Нужно посчитать, сколько денег тре буется заплатить, чтобы купить обои для комнаты. Лишь 4 % старшекласс ников справилось с поставленной задачей. Приведенный пример может быть подтвержден множеством других, показывающих катастрофическое падение среднего интеллектуального уровня.

Сокращение рождаемости, разрушение семьи, гомосексуализм и нар котики приводят к тому, что западный мир вымирает. В настоящее время все больше увеличивается процент мусульманского населения в западных странах. Вспомним, что еще А.С. Хомяков писал о том, что сила ислама за ключается в предпочтении духовности по отношению к вещественности.

Это не означает, что христианство менее духовно. А.С. Хомяков полагал, что именно христианство позволяет максимально высоко развиться духов ности человека. Внутреннее ослабление Запада обусловлено тем, что он перестал быть христианским.

Интересно в связи с этим заметить, что в другом исследовании, в Уз бекистане, социологи пришли к таким же неожиданным результатам, что и З. Пейкова: процент предпочитающих надындивидуальные ценности оказался на удивление высоким, хотя, казалось бы, «нормы рыночного по ведения должны были бы существенно повлиять в сторону принятия идеа лов скорее индивидуализма и “материализма”». Нравственные качества для них «оказались более важными, чем руководящая должность, матери альные ценности, деньги» 1.

Отток интеллектуальных ресурсов нашей страны на Запад в настоя щее время является значительной проблемой. Однако проделанное истори ческое исследование вселяет некоторую надежду при прогнозировании бу дущего нашей Родины. Мотивация материального порядка, приводящая к Темиров, Н.С. Жизненные ценности сельских школьников Узбекистана // Со циологические исследования. — 1996. — № 9. — С. 101—103.

массовому отъезду из нашей страны молодежи, затрагивает, безусловно, самых активных и интеллектуальных молодых жителей нашей страны. Од нако, ориентация на духовные ценности, которая в частности ориентирует молодых людей на возрождение нашей Родины, является более крепким основанием формирования личности, чем рационализм. Так исследование, проведенное З. Пейковой, показало 1: «Никто из русских глубоко верую щих ни в одной градации ни разу не высказал желаний «иметь собствен ную машину», «уехать в другую страну на постоянное место жительства», «иметь легкую жизнь», «не попасть в армию» и др., чем они демонстриру ют признаки патриотизма и обузданность иждивенческих и потребитель ских настроений». Поэтому можно надеяться, что отечественные интеллек туальные ресурсы не иссякнут, и в очередной раз наша Родина как феникс возродится из пепла в обновленном духовном обличье.

В.А. Яркин И.А. Ильин как философ, теоретик православной монархии и русский патриот (к 125-летию со дня рождения) В книге «Религиозный смысл философии» И.А. Ильин развил мысль, что философия есть «душевно-духовное делание», что это не просто ин теллектуальная работа над построением концепций. Философствование должно исходить из подлинного духовного опыта, оно должно быть вер ным истине, «знать верно, подлинно, объективно», творчески создавать «верующее знание и знающую веру». Истина и вера духовно очевидны, никакой авторитет не может заменить собой их очевидность, поэтому каж дый должен внутренне обрести ее личным усилием. Философия призвана силой мысли освещать окружающую жизнь, преодолевать ее затемнен ность, «преображать сущность подлинной жизни», наполнять ее понима нием высшего смысла.

Для этого философ должен справиться с тьмой в собственной душе, очистить ум и сердце, «овладеть силами своего бессознательного, очистить их, придать им гибкость и покорность, сделать их совершенным орудием предметовидения» (с. 52). Это «творческий процесс, протекающий пред лицом Божиим и при участии божественных сил, живущих в человеке»

(с. 55). И нужно ответственно формировать в себе зрелый и подлинный ду ховный опыт, в котором истина не только открывается ищущему ее, но и убедительно свидетельствуется окружающему миру.

Пейкова, З. Религиозный портрет студента // «Высшее образование в России». — № 5. — 1999. — С. 114.

В сущности, призвание философа — религиозно: «необходима новая философия религиозности и откровения, чтобы вновь открылось замкнутое око человеческое, по-старому приемля Бога и по-новому приемля мир;

чтобы осветились современные религиозные падения и блуждания и чтобы в религиозном обновлении душ возобновилось одинокое боговидение и со борное богоутверждение» (т. 3, с. 88). «Путь духовного обновления» про должает раскрывать религиозный смысл философии и адресован духовно ищущим — тем, кто имеет жажду истины и волю к истине, но сомневается в том, что находил раньше.


Это — краткое описание пути от сомнения к очевидности истины, свидетельство духовного пути автора. Оно представлено в виде серии очерков о вере, любви, свободе, совести, семье, Родине, национализме, правосознании, государстве, частной собственности. Философ убедитель но писал здесь, что самым глубоким и могучим источником духовного опыта человека является духовная любовь — любовь к Богу, к ближнему, к добру, истине, красоте, совершенству: «Любовь к совершенному отверзает человеку очи духа и является первейшим и главнейшим источником веры в Бога. Кто что любит, тот того жаждет и ищет. А так как искомое есть Бог — подлинно реальное совершенство, то он Его и находит» (т. 1, с. 78). И то гда Бог становится живым средоточием духовной жизни человека;

прозрев сердцем в любви, человек обретает подлинную веру, а вера формирует волю, совесть, мышление и действия человека. Вера не только даруется че ловеку, возлюбившего Бога, но и создается и углубляется в последующем духовном труде уверовавшего.

«О вере позволительно говорить только там, где истина воспринима ется глубиной нашей души;

где на нее отзываются могучие и творческие источники нашего духа;

где говорит сердце, а на его голос отзывается и остальное существо человека;

где снимается печать именно с этого вод ного ключа нашей жизни, так что воды его приходят в движение и текут в жизнь. Человек верит в то, что он воспринимает и ощущает как самое главное в своей жизни. Скажи мне, что для тебя самое важное в жизни, и я скажу, во что ты веришь... Словом, здесь реальный центр твоей жизни:

тут твоя любовь, твое служение, тут ты идешь на жертвы. Здесь твое со кровище, а где сокровище твое, там и сердце твое, там и вера твоя» (т. 1, с. 43).

В работе «Основы христианской культуры» И.А. Ильин рассматри вает культуру в контексте социальных процессов, порожденных XX веком.

Он отмечает, что христианская культура существует не сама по себе, а перед лицом мощного антихристианского фронта современности: в науке, государстве, экономике — во всех областях человеческой деятельности.

Философ констатирует: «Современное человечество влечется приобрета тельскими инстинктами и хозяйственными законами, которые властвуют над ним и над которыми оно само не властно потому, что утратило в своей душе живого Бога. Оно попало в тупик капиталистического производства и нашло из него только один определенный выход — в бездну коммуниз ма. Оно не понимает, что ужасен не капитализм, а безбожный капитали стический строй, организуемый и поддерживаемый христиански омертвев шими душами и классами;

и что безбожный коммунизм бесконечно страш нее и вреднее безбожного капитализма. И вот утратив Бога и Христа, рели гиозно неустроенная и нравственно распадающаяся душа современного че ловека только и может стать жертвой приобретательских инстинктов и хо зяйственных законов в том виде, как они сами проявляются, развертывают ся и увлекают людей за собою» (т. 1, с. 288).

В указанной работе автор обращает свой взор на современное искус ство (безбожное) и заключает, что оно стало праздным развлечением и нервирующим зрелищем, на материалистическую науку, которая отбро сила «гипотезу Бога» и порвала с религией;

говорит о светской государ ственности, которая оторвалась от своей высшей цели и не служит ей, ибо цель эта состоит, всегда состояла и будет состоять в том, чтобы готовить людей для жизни по-Божьему.

«Безбожное государство ведет народы так, как слепой ведет слепых:

в яму (Мф. 15, 14). Оно не ценит вечных благороднейших — религиозно христианских корней правосознания. Современное государство служит не качеству жизни, не совершенству ее, а интересам людей и классов;

оно не знает измерения священной глубины ни в душах, ни в делах;

оно есть явле ние личной, классовой и всенародной жадности и создает в лучшем случае неустойчивое равновесие вожделений, равнодействующую вражды и зави сти» (с. 288).

Христианская культура должна созидаться вопреки всему этому без образию. Ильин отклонил соблазн отвергнуть культуру из христианских побуждений, предать ее анафеме. Это же сделал и Е. Трубецкой. Ильин на стаивал, что христиане призваны вносить свет Христов повсюду, во все об ласти человеческой деятельности, и созидать христианскую культуру на земле, потому что через культуру христиане могут воздействовать на мир.

Это — дело совести и ответственности, веры и надежды, исполненной ду хом любви к Богу и ближнему.

В Новом Завете нет прямых указаний на культуру, но поиски христи анской культуры, признает философ, идут через всю историю христи анства. Церковь призвана идти средним путем между крайностями — все ядностью и полным отвержением культуры. Бог создал мир «хорошо весь ма». Христиане призваны принимать мир разумом, верой, любовью, в сми рении, трезвении, в искусе, в служении: «Возможность и реальность негре ховного мироприятия и миропреобразования даны и удостоверены. Еван гелие несет миру не проклятие, а обетование, а человеку — не умирание, а спасение и радость. Оно учит не бегству из мира, а христианизации его» (с.

315).

Перейдем теперь к книге «О монархии и республике». Она посвяще на нелегким задачам. Во-первых, обосновать, что вопрос о монархии — это не вопрос ее социальной целесообразности или пользы, ее предпочти тельности в сравнении с другими формами общественной организации, а вопрос духовного выбора, верности, преданности, сердечного пафоса.

Во-вторых, найти пути соединения правопорядка с монархией. Пора, счи тал автор, лишить демократию монополии на правопорядок и показать, что монархия может соединиться с серьезным, глубоким, развитым, продуман ным правосознанием.

Ильин писал о воспитании определенного склада души, который предрасполагает к монархии. Писал, однако, не без эстетизации: «Монар хическому правосознанию свойственна потребность олицетворения госу дарственного дела, отнюдь не характерная для республиканского правосо знания. То, что олицетворяется, есть не только верховная государственная власть как таковая, но и самое государство, политическое единство стра ны, сам народ... Единство народа требует зрелого, очевидного, духовно-во левого воплощения: единого центра, лица, персоны, живого единоличного носителя, выражающего правовую волю и государственный дух народа.

Отсюда потребность олицетворять государственное дело — и власть, и го сударство, и родину-отечество, и весь народ сразу. Процесс олицетворения (персонификации) состоит в том, что нечто неличное (в данном случае — государственная власть), или сверхличное (родина-отечество), или много личное (народ объединенный в государство) — переживается как личное существо. Однако не просто в качестве «символа», ибо символ только «за мещает» и «представляет», а в смысле живого тождества, преодолеваю щего раздельность и личностно воплощающего искомое единство. Этот процесс есть художественный процесс, в котором монарх художественно отождествляется с народом и государством, а народ художественно вопло щает себя и свое государство в Государе» (т. 4, с. 457—458).

Трудно ожидать, что монархия установится в протестантской стране.

Подобное олицетворение представляется демократу или республиканцу совершенно ненужным, — с его точки зрения, вполне достаточно, чтобы президент правильно играл отведенную ему роль и должным образом ис полнял свои обязанности. Каков преобладающий тип личности в проте стантских странах? Те, кто не знают над собой авторитета, имеют острое чувство личной инициативы, предприимчивости, самостоятельности. Они считаются с властью, но никакой духовной связи с ней не имеют. Монар хия, в понимании Ильина, предполагает определенное духовное единство власти и народа, такой склад души, при котором ценятся доверие и вер ность, субординация, послушание и дисциплина. Монарху повинуются без унижения, а в сознании «активной ответственности перед Государем»

(с. 513). Это формирует соответствующая семья, где есть авторитет отца и матери, когда отец — глава семьи, а мать — ее душа, хранительница оча га. А дети почитают родителей и по старшинству исполняют те роли, кото рые они должны выполнять, и в рамках этих ролей научаются брать на себя ответственность за дела, которые им поручаются. В школе тоже ну жен авторитет преподавателя, который должен быть духовным, нравствен ным, а не только формальным.

Монархии соответствует определенная форма религиозных отноше ний — «художественно-религиозных», как не раз подчеркивал Ильин (с. 513). Православие к этому располагает, католичество — тоже в какой-то мере, а протестантство — нет. Монархическое правосознание воспитыва ется в соответствующих семьях и школах;

к нему нужно располагать чле нов общества, которое должно быть достаточно однородным в религиоз ном отношении, связанным в первую очередь с православием. Монарх из бирается как лицо, которое принимает на себя служение, на которое есть религиозная санкция.

Именно Церковь благословляет на монархическое служение того, кто имеет веру, интуицию и духовный дар: «К самой сущности монархиче ского правосознания принадлежит идея о том, что царь есть особа священ ная, особливо связанная с Богом и что именно это его свойство является источником его чрезвычайных полномочий, а также основою чрезвычай ных требований, предъявляемых к нему, его чрезвычайных обязанностей и его чрезвычайной ответственности. Именно поэтому он призван — ис кать и строить в себе праведное и сильное правосознание. Эти обязанно сти суть прежде всего обязанности внутреннего духовного делания и само воспитания;

они должны осмысливаться как религиозные» (с. 474).

«Иметь Государя возможно любовью, сердцем, чувством. Кто любит своего Государя, тот имеет его действительно, по-настоящему;

и тем строит свое государство, кто не любит его, тот всю жизнь будет притво ряться перед собою и перед людьми, будто он лоялен;

но иметь Государя он не будет. Любить же своего Государя — значит чувствовать в нем бла гую, добрую силу, которая искренне хочет своему народу добра и живет только ради этого добра и этого служения. И оно так и есть на самом деле.

И помогать ему в этом посильно и даже сверхсильно, всемерно и повсюдно — есть сущее и пожизненное призвание всякого подданного...» (с. 502).

Ильин настаивает на доверии государю гражданина и народа, на дис циплине, субординации, любви и верности — без этого монархического правосознания быть не может. Нельзя принуждать человека любить, дове рять, быть верным — это задача очень ответственная и нелегкая. «Облик Государя не унижает подданных, а возвышает и воспитывает их к цар ственному пониманию государства и его задач. Истинный Государь вос питывает свой народ к царственному укладу души и правосознания силою одного своего бытия» (с. 517). В этом кроется тайна религиозного отноше ния к государю, которая до конца не раскрывается. Если нет духовной под готовки граждан, тогда вместо одухотворенной формы монархии будет, скажем, абсолютизм западного типа XVII—XVIII веков, диктатура под ви дом монархии или нечто ритуальное, как в некоторых западных странах, где монарх вроде бы и есть, но никаких решений серьезных не принимает.

Это просто дань тому, что монархия — составная часть былой культуры, ее осколок — и не более того.

Ильин продумывал свои идеи неторопливо и публиковать их не спе шил. Многое доходит до нас только теперь, спустя почти 40 лет после его смерти. Свой идеал монархии он развертывал вопреки тому, что понима ние роли и назначения монархии в народе потеряно или разрушено, что нет для этого соответствующего правосознания и веры. «Ибо, — признавал он, — возможно такое состояние правосознания, при котором оно вообще не способно ни к какой зрелой государственной форме: например, оно уже не способно к традиционной монархии и совсем еще не способно к респуб ликанской форме;

тогда обычно водворяется более или менее жестокая диктатура. В душах царит хаос;

о публичном спасении никто не помышля ет;

чернь ищет хлеба и зрелищ, среднее сословие жаждет наживы, высшее сословие — почестей и власти, и все несут свое государство врозь» (т. 4, с.

454).

В работах Ильина (прежде всего, в сборнике статей 1948—54-х гг.

«Наши задачи») выкристаллизовывается идея русского духовного патрио тизма, который «есть любовь», т. е. Бог — православный стержень.

По Ильину, патриотизм — высшая солидарность, сплоченность в духе любви к Родине (духовной реальности), есть творческий акт духовно го самоопределения, верный перед лицом Божиим и поэтому благодатный.

Только при таком понимании патриотизм и национализм могут раскрыться в их священном и непререкаемом значении.

Патриотизм живет лишь в той душе, для которой есть на земле нечто священное и, прежде всего, святыни своего народа. Именно национальная духовная жизнь есть то, за что и ради чего можно и должно любить свой народ, бороться за него и погибнуть за него. В ней сущность Родины, та сущность, которую стоит любить больше себя.

Родина, отмечает Ильин, есть дар Святого Духа. Национальная ду ховная культура есть как бы гимн, всенародно пропетый Богу в истории, или духовная симфония, исторически прозвучавшая Творцу всяческих.

И ради создания этой духовной музыки народы живут из века в век, в ра ботах и страданиях, в падениях и подъемах. Денационализируясь, человек теряет доступ к глубочайшим колодцам духа и к священным огням жизни, ибо эти колодцы и эти огни всегда национальны.

Национализм, по Ильину, есть любовь к исторически-духовному об лику своего народа, вера в его Богом данную силу, воля к его творческому расцвету и созерцание своего народа перед лицом Божиим. Наконец, наци онализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания. Истинный национализм — не темная, антихристианская страсть, но духовный огонь, возводящий человека к жертвенному служению, а народ к духовному расцвету. Христианский на ционализм есть восторг от созерцания своего народа в плане Божием, в да рах Его Благодати, в путях Его Царствия.

Правильные пути, ведущие к национальному возрождению России, по Ильину, следующие: вера в Бога;

историческая преемственность;

мо нархическое правосознание;

духовный национализм;

российская государ ственность;

частная собственность;

новый управляющий слой;

новый рус ский духовный характер и духовная культура.

В статье «Основная задача грядущей России» Ильин писал, что после прекращения коммунистической революции основная задача русского на ционального спасения и строительства «будет состоять в выделении квер ху лучших людей, — людей, преданных России, национально чувствую щих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих на роду не месть и не распад, а дух освобождения, справедливости, сверх классового единения». Этот новый ведущий слой — новая русская нацио нальная интеллигенция должна будет, прежде всего, осмыслить заложен ный в русском историческом прошлом «разум истории».

Прежние идеи русской интеллигенции были ошибочны и сгорели в огне революции и войн. Нужна новая идея — «религиозная по истоку и национальная по духовному смыслу. Только такая идея может возродить и воссоздать грядущую Россию». Эту идею Ильин определяет как идею русского православного христианства. Воспринятая Россией тысячу лет тому назад, она обязывает русский народ осуществить свою национальную земную культуру, проникнутую христианским духом любви и созерцания, свободы предметности.

Русский народ, считал Ильин, нуждается в покаянии и очищении, и те, кто уже очистился, «должны помочь неочистившимся восстановить в себе живую христианскую совесть, веру в силу добра, верное чутье к злу, чувство чести и способность к верности. Без этого Россию не возродить и величия ее не воссоздать. Без этого Русское государство, после неминуе мого падения большевизма, расползется в хлябь и в грязь».

Ильин, конечно, отдает себе отчет в том, насколько трудна эта зада ча, весь процесс покаяния и очищения, но через этот процесс необходимо пойти. Все трудности этого покаянного очищения должны быть продума ны и преодолены: у религиозных людей — в порядке церковном (по испо веданиям), у нерелигиозных людей — в порядке светской литературы, до статочно искренней и глубокой, и затем в порядке личного совестного де лания.

Покаянное очищение — только первый этап на пути к решению бо лее длительной и трудной задачи: воспитание нового русского человека.

Русские люди, писал Ильин, должны обновить в себе дух, утвердить свою русскость на новых, национально-исторически древних, но по содер жанию и по творческому заряду обновленным основам. Это значит, что русские должны: научиться веровать по-новому, созерцать сердцем — цельно, искренно, творчески.

Взгляды Ильина во многом перекликались с программой Националь ного возрождения на основе народной монархии, которую обосновал И.Л. Солоневич.

СТАТЬИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ И АСПИРАНТОВ С.В. Артемов Педагогические особенности экзегезы свт. Феофана Затворника Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его.

1 Кор. 9, Лучшее употребление дара писать есть обращение его на вразумление и пробуждение грешников от усыпления.

Феофан Затворник Одним из самых ярких примеров экзегетических изысканий в Рос сийской империи второй половины XIX в. служат труды святителя Феофа на Затворника (1815—1894). Епископ Феофан видел множество духовных, а вслед за ними и всех прочих проблем современного ему общества. Свя титель понимал, что истины христианской веры постоянно должны об новляться (не в плане изменения самих истин, а в плане изменения челове ка, их познающего), подтверждаться духовными подвигами, всегда оста ваться актуальными. Именно для утверждения последнего принципа Вы шенский подвижник переводил и истолковывал книги Священного писа ния. В известном труде «Пути русского богословия» протоиерей Георгий Флоровский обращает внимание на то, что святитель «не строил системы ни догматической, ни нравоучительной. Он хотел только очертить образ христианской жизни, показать направление духовного пути, и в этом его несравненное историческое значение» 1.

В своих богословских трудах святитель толкует и изъясняет не столько слова и символы, сколько законы духовной жизни. В этом он вос ходит ко временам древнегреческих экзегетов-толковников, делавших до ступными простым людям законы для их приведения в жизнь, а также вос принимает традицию ветхозаветных пророков, обличавших грехи еврейского народа и наставлявших в истине. Подвижническая жизнь по за поведям Христовым, в Церкви и ее таинствах и, как следствие, бесстрастность и духовный опыт дает святителю возможность пропускать Флоровский, Г., прот. Пути русского богословия. — Вильнюс, 1999. — С. 395.

через себя истины, не делая их субъективными, но облекая в одежды современности и обращая к каждой отдельной личности.

Феофан Затворник видел свою задачу в том, чтобы донести откры тые уже истины до сердца читателя, сделать их ближе ему не столько во времени, сколько в личном плане. Особенность истолковательных трудов подвижника состоит в том, что «глубокий, пытливый, желавший довести все понятия до полной ясности, строгий и отточенный ум свт. Феофана ни когда не стремился к схоластике, но всегда сохранял самобытность. Святи тель отличался простотою, естественностью, ясностью как в постановке дела, так и в изложении мыслей, что делало его богословские сочинения доступными самым разным слоям общества» 1.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.