авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) НЕМцы В ...»

-- [ Страница 10 ] --

дворец графа Строганова в Волышево;

дворец великого князя Павла в летней резиденции Царское Село;

павильон для памятника императрице Марии, основательнице красивого парка в Павловске (по поручению великого князя Константи на) и т.д. Не считая большого числа эскизов для внутреннего убранства и построек, которые остались лишь проектами, моему ателье удалось реа лизовать постройки на общую стоимость свыше 20 млн марок.

Помимо своей деятельности в качестве «приватного архитектора», я работал «внештатным служащим в департаменте по строительным вопросам при Министерстве юстиции» и создал, провел в жизнь и про контролировал многочисленные проекты и постройки, связанные с юстицией. За эту свою 20-летнюю деятельность я получил пять импе раторских орденов, ранг действительного статского советника и титул «Ваше Превосходительство».

Параллельно я занимался и общеполезной деятельностью. До начала мировой войны я в течение шести лет был избран депутатом в Земстве Царско-Сельского уезда как представитель царской летней резиденции города Павловска. Все эти годы я являлся членом четырех комиссий и был беспрерывно загружен разными поручениями. Как член школьной комиссии, я разработал серию построек для народных земских школ уезда и регулярно контролировал их строительство;

как член госпиталь ной комиссии, я строил земский госпиталь для инфекционных больных и, кроме того, был постоянно занят решением многочисленных техни ческих и практических вопросов в уже имеющихся земских больницах, особенно во время частых эпидемий холеры, когда я так же, как член са нитарной комиссии города Павловска, должен был сам следить за ходом работ. В дальнейшем я являлся и членом комиссии строительства дорог и, наконец, был задействован в комиссии контроля, которая контролиро вала общую деятельность Земства и должна была ежегодно предостав лять своим депутатам критический отчет о деятельности Земства за год в целом.

До начала мировой войны я шесть лет подряд избирался и подтверж дался общенародно на должность народного заседателя. В качестве та Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН кового я три-четыре раза в год по шесть-семь дней принимал участие во всех заседаниях криминального суда и, кроме того, частенько привле кался для участия в заседаниях крестьянских судов.

Долгие годы я являлся членом церковного совета нашей немецкой евангелической общины при церкви Святой Доротеи в Павловске и на конец стал его председателем;

также я председательствовал на школь ном совете нашей немецкой школы при церковной общине.

Наконец, я стал также членом «Комитета евангелического полевого лазарета», основанного во время Русско-турецкой войны 88 г., кото рый развил особенно оживленную и благодатную деятельность среди немецких колонистов во время Русско-японской войны 04/05 гг. и в годы голода и неурожаев.

Кроме музыки я увлекался обширным коллекционированием. Оно состояло в приобретении книг по архитектуре и вообще по искусству, а также особенно редких старых книг по русскому искусству. Кроме того, я стал собирать российские монеты и почтовые знаки всех стран. Я со ставил одно из значительнейших собраний почтовых знаков в России вообще, которое, за исключением моей специальной коллекции знаков русских земств, было конфисковано большевиками в годы революции.

Я был членом секции «Санкт-Петербург» Международного филателис тического общества в Дрездене, с 0 г. — председателем секции, а с 22 г. — почетным членом самого общества в Дрездене. Отражение моей деятельности в области филателии можно увидеть, помимо всего прочего, в четырехтомном труде «Российские земские почтовые знаки», выпуск которого, к сожалению, вследствие мировой войны был прерван после второго тома (полное издание было завершено много позже — в 32 г.).

В Санкт-Петербурге я приобрел один за другим пять земельных участков рядом друг с другом, которые частью были застроены, час тью застраивались уже мною. Находившиеся там дома содержали квартир, управление которыми также перешло в мои руки. Сам я жил в летней резиденции в Павловске, в одной из вилл, которые сам разраба тывал и строил и где также протекала моя социальная и муниципальная деятельность.

Тяжелое время Первой мировой войны я со своей семьей благодаря особенным обстоятельствам смог провести в Санкт-Петербурге и Фин ляндии. После заключения мира (по Мирному договору между Гер манией и Советской Россией в 8 г.) я вместе с семьей смог осенью 8 г. покинуть Россию, при этом все имущество, что я нажил и зара ботал в своей жизни, было похищено. Почти без средств прибыл я на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН родину. Переселение в Германию стало для нашей семьи делом, решен ным сразу после начала войны.

Первые годы я провел в борьбе за то, чтобы и здесь основать мате риальное благополучие с помощью своей прежней профессии. Но все мои старания не принесли плодов, во-первых, потому что в первые годы после мировой войны вообще любая строительная деятельность была прекращена, и во-вторых, потому что мне в новых условиях не хватало здесь необходимых связей и знакомств. Тогда я попробовал работать в других областях, но, к сожалению, нигде не достиг какого-либо успеха.

Скудного возмещения, выплачиваемого от германского правительства, было недостаточно для воссоздания благополучия, напротив, они долж ны были снова и снова уходить на потребности ежедневной жизни и на выплату образовавшихся долгов. Я не упоминаю свои многочисленные попытки в области торговли и промышленности, ибо они вели от одного фиаско к другому частью из-за незнания здешних отношений, частью потому, что я имел несчастье связаться с людьми, которые не оправдали мое доверие и обманули меня.

26 г. Карл Шмидт Великий князь Всея Руси. Я был когда-то Великим князем. Лейпциг:

Издательство Paul List erlag, 32 (опубликована в «Вестфелише Цай, тунг», Билефельд, 20 декабря 34 г.).

Rezension zu: Grofurst Alexander von Russland. inst w i ein furst furst Gost. Leipzig: Paul List erlag 6.8. Aufl. 32 (erschiеnen in:

st.

st.

st.

. : еnen nen Westflische eitung. Bielefeld../20.2. 34).

.

Россия... Нескончаемый ряд картин возникает передо мной, без граничный и многоплановый — впечатляющий фильм без начала и конца. Страна, богатая неисчислимыми природными сокровищами и до сих пор нереализованными неизмеримыми возможностями. Бу дут ли они когда-нибудь воплощены в жизнь и как? Действительно ли окажутся правы русские сказители, страстно предсказывающие и ожидающие великую миссию России, исходящую из глубин русской души?

Россия... Страна разительнейших противоположностей во всех отно шениях, начиная с географии.

Ледяной холод Полярного края, безнадежная мрачная зима, которой нет конца. Короткие летние месяцы с жалким временем скупого цвете ния. А на другом конце — наполненный светом жаркий берег Черного моря с чарующей красотой своей богатейшей южной флоры — пальма ми, магнолиями и розами. Безграничные просторы выжженной солн Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН цем пустыни в Туркестане — и такие же безграничные просторы соч но-зеленой степи, где нет ничего, кроме безбрежного голубого неба.

Леса с дурманящим запахом цветущих пихт, опьяняющим одинокого всадника, с трудом следующего по узкой тропе, которая ведет его го ловокружительным лабиринтом по непроходимой чаще;

он вынужден сам проторять путь, уводящий его все дальше и дальше, в неведомую бесконечность. И, наконец, вздымающийся гигантом между зеркальны ми чашами обоих морей могучий горный мир Кавказа с его глубокими ущельями и срывающимися с высоты стремительными горными пото ками. Сплошные противоположности.

В Сибири до твердого камня промерзают мясо, рыба и всеми люби мая квашеная капуста, а также знаменитые сибирские пельмени — до 40 градусов по Реомюру ниже нуля! И на этом же самом месте в разгар континентального короткого лета вызревают огромные арбузы, слад кие и сочные. Краткосрочное лето — но какая при этом жизнь! Желая как можно больше успеть сотворить между двумя длинными зимами, рассылает лето свои приветы изобилием красивейших цветов. Дикой красотой расцветают здесь растения европейских садов и парков. С воз растающей жизнеспобностью горят красно-цветущие «огонечки» в от веденный им природой летний период.

Контрасты повсюду!

А различные народности?

Великороссы — «доминирующий, господствующий» народ. Боль шей частью высокорослый, блондинистый и голубоглазый. Также смешанный с остатками готов на нижней Волге. Набожный и хитрый, трудолюбивый и ленивый, предприимчивый и инертный, поверхност ный и тем не менее целостный, безобидный по виду, но внутри поко ряющийся судьбе и это осознающий. Народ, полный противоречий в самом себе.

Финны — серьезные, с тяжелой душой на своем скудном, отвоеван ном у гранита куске земли.

Поющие, всегда склонные к игре и танцу малороссы (украинцы), люди плодородных жирных степей, единственные россияне, имеющие чувство юмора.

Языческие, хотя и большей частью крещеные киргизы, вывешива ющие пестрые лоскуты на своих заборах в честь богов и для отпугива ния опасностей.

Запорожские казаки — наполовину татарские предводители, напо ловину западно-европейские рыцари.

Калмыки, татары, грузины, евреи — кто перечислит всех?

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН И на севере, и на юге, на востоке и на западе ухоженные поля, дома и сады немецких поселенцев, раскиданные оазисы порядка и скромной красоты, часто среди пустоши.

Противоположности повсеместно, на каждом шагу.

Но я сама давно уже растерялась и запуталась. Я заблудилась, как это возможно только в России. Так что же я хотела сказать? Ах да, Москва.

Мадам де Сталь «Rome tartare». Москва со своими «кирхами и кнай Rome ».

пами, церквями и кабачками», со своими старыми кремлевскими стена ми и роскошными улицами, дворцами, реликвиями, святыми могилами и иконами, феодальными парками и огромными увеселительными местами для народа. Москва со своими хатками на окраинах и пышными дворца ми и магазинами, заполненными драгоценностями, в центре. Москва — большой торговый город со своим многонациональным купечеством. Все купцы становились в нем богатыми: русские и немцы, французы и гол ландцы, евреи и татары. Даже англичане вписывались в стиль этого горо да, великодушного и щедрого. Каждому в Москве позволялось говорить и молиться так, как он того желал, если при этом не нарушались покой и устои трона и христианства. Тем не менее Москва втягивала всех в сферу своего неотразимого влияния и формировала каждого на свой лад.

Петербург казался строже.

Тем не менее он не формировал людей, во всяком случае русских!

В северной столице витал иной дух, люди там были серьезнее и недо ступнее. Петербург немножко посмеивался над Москвой, и Москва не любила Петербург.

Между обеими столицами лежала ровная земля, где мало что чувство валось от жизни этих двух оплотов. Правда, туда ездили, чтобы развле каться или учиться. Во всем огромном государстве было лишь шесть высших учебных заведений. В основном все были так далеки от них!

Кругом шла своя собственная жизнь.

У нас, меня и моих сестер, отчий дом был немецким. Мы вырос ли из детских туфелек в центре русского окружения, говоря по-немец ки. Далее началась русская школа, где учили русский язык. Но нашим миром навсегда оставались Бах и Бетховен, Гете и Бисмарк, Лютер и Пауль Герхардт. Тем не менее во все окна нашего дома смотрел на нас другой мир. Это была Волга, великий мощный водный путь, манящий в таинственную даль. «Матушка Волга», достигавшая своими огромными притоками до Урала и обласканная Каспийским морем. Мы любили эту реку, любили крестьянина, взращивавшего на берегу рожь и гречу на узкой длинной полоске земли. Мы любили старого паромщика, пере возившего нас на другой берег. В зимнее время мы любили нестись на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН быстрых маленьких санях по сверкающему снегу. И все, кто окружал нас, — крестьянин, паромщик, извозчик — все они рассказывали нам о своей жизни, а мы слушали их живописные рассказы и завораживались взаимосвязью с природой этого неведомого для нас образа жизни. Мы любили большой лес, одинокую деревню. Что-то невысказанное, вопро сительно-загадочное лежало надо всем.

И вот однажды мы оказались лицом к лицу с великой русской лите ратурой, которая не захотела быть «искусством для искусства», а стала вскриком, единственным клапаном русской души для выравнивания и сглаживания внутреннего напряжения, единственной возможной по пыткой разрешения всех противоречий и дисгармоний.

Русские писатели были народными. Аристократ Толстой поставил свой высокий литературный дар на службу народу. Его короткие и вмес те с тем значимые, состоящие часто лишь из немногих строчек рассказы для букварей, детских книжек и книг для простого люда — совершенно непереводимые! — отличаются бесподобной наглядностью, привлека тельностью и языково-поэтической красотой.

Когда на Волге, где проходила моя юность, пылали вечерние зори, когда догорали последние огни и над дальними лесами блекло небо, мы знали — где-то там далеко-далеко находится Германия, наша ис тинная Отчизна! Страна нашего страстного желания, казавшаяся нам недостижимой...

Так и наша собственная жизнь была разделена и полна противоре чий, как это возможно только в России.

Однажды, будучи еще ребенком, у дедушки в Санкт-Петербурге — он был наставником сыновей Великого князя Константина Николаеви ча — я увидела великокняжескую супругу, происходящую из Заксен Анхальта, Великую княгиню Александру. Красивая и породистая дама впору могла задать щекотливый вопрос зеркальцу: «Кайзерша Австрии Элизабет краше, чем я?» Она была женщиной живого ума и высокой души. Вместе с ней я увидела и ее невестку, жену одного из сыновей, Великую княжну Елизавету, происходившую тоже из Заксен-Анхальта.

Несколько лет назад она скончалась в Германии, а в то время это была совсем молодая счастливая мать своего первенца. Ее облик светился грациозной красотой, свежестью и весельем.

Наша встреча произошла в Павловске, где во дворце проживал Ве ликий князь Константин. Русский царь Павел I, именем которого было названо место, получил этот дворец в подарок от своей матери, царицы Екатерины II — прекраснейшее творение стиля ампир с многочислен Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН ными сокровищами искусства и богатейшей картинной галереей. На территории большого парка был домик, в котором Павел провел медо вый месяц. Каждый раз, проходя мимо, я поражалась убогой внешней простоте этого бывшего увеселительного дома царской семьи...

Позднее я провела 8 лет своей жизни в этом прекрасном уголке зем ли. Великая княгиня Александра, овдовевшая и уже очень состарившая ся, почти не показывалась на людях. А ее невестка Елизавета стала покро вительницей-патронессой города Павловска и нашего евангелическо-люте ранского прихода. Она — единственная из немецких принцесс — даже во время Первой мировой войны сохранила протестантскую веру. Часто можно было видеть ее в сопровождении фрейлины в нашей маленькой церкви. В день своей серебряной свадьбы она провела освящение в на шей церкви во время короткой службы, появившись под руку со своим супругом в сопровождении восьмерых цветущих детей. Великий князь и все их дети были греческо-православного вероисповедания. Будучи в постоянном контакте с нашим священником, они поддерживали связь и с членами нашего прихода.

Павловск со своим огромным парком и с когда-то всемирно известны ми летними концертами Иоахима и Иоганна Штрауса и многих других был одной из летних царских резиденций, разделенных и в то же время связан ных между собой раскиданными на многие километры лесопарками.

Езда на велосипеде по гладким дорогам — в то время преимущест во лишь хорошо обеспеченных семей — была наслаждением. Полчаса езды — часто встречая по пути членов царской семьи — и ты уже в Цар ском Селе, где у Николая II был пышный дворец, бывший дворец Ека терины II, предназначенный лишь для больших приемов. Он производил безрадостное и бесплановое впечатление. Другой же дворец, в котором действительно жил царь, был недоступен взору: он прятался в отгорожен ной зоне парка. Царскосельский парк разделялся на открытую прекрасно ухоженную парадную часть и на закрытую диколесистую, пронизанную речками и искусственными прудами и терявшуюся где-то вдали.

Царское Село — город, не имеющий ничего общего со своим назва нием. Скучный и пустынный, с длинными широкими улицами, он пред ставлял собой картину настоящего городка для служилого люда. Разно образие взору предлагали лишь возвышающиеся тут и там отдельные дворцы Великих князей, располагавшиеся сразу же за прямыми улица ми. Это выглядывающий с противоположной стороны пруда из серо ватой зелени старых деревьев старомодный на вид дворец Владимира, сына Александра II и правнука королевы Пруссии Луизы, и его супруги Марии из Мекленбурга-Стрелица. Их сын Андреас, единственный из Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН немногих Великих князей избежавший казни и проживающий сейчас в Париже, обладал прекрасной виллой среди многочисленных полян. Эта вилла напоминает английский коттедж и является подарком Виктории, королевы Англии. И как самый последний из великокняжеских дворцов в этом пригороде столицы незадолго до крушения Российской империи вознесся дворец Великого князя Павла, сына Александра II. Николай II.

говорил, что это было прекраснейшее здание в мире. А построено оно было по планам и под непосредственным руководством моего мужа, ар хитектора Карла Шмидта.

Я заблудилась в своих описаниях на бесконечных просторах русской земли и российского прошлого. На это натолкнула меня заманчивая книга. Ее заголовок гласит: «Я был когда-то Великим князем» (Einst war Einst ich ein Groirst. erlag Paul List, Лейпциг).

., Великий князь России Александр, внук Николая I и правнук коро левы Луизы, гордый принадлежностью к Дому Романовых, по имени которого он себя называл (настоящее имя его было бы Гольштейн-Гот троп, ибо мужская линия Романовых оборвалась со смертью Петра II), написал книгу воспоминаний, предлагающую читателю много разнооб разного и интересного.

Если отнестись к автору действительно как к члену царской семьи, что волей-неволей происходит для многих читателей само по себе, то бросятся в глаза искренность и чистосердечность, с которыми он отно сился к своим родственникам, включая царя, своего племянника, зятя и друга. Разумеется, сегодня любой может говорить откровенно и без обиняков обо всем — даже русский о России. Но Великий князь Алек сандр излагает все таким образом, что подразумевается, что он и ранее в рамках своего невозможного для этого положения высказывал откры тое мнение и критику. Он был искренним человеком. Это подводит нас сразу к общечеловеческому аспекту, и мы видим человека, который при всей открытости остается тактичным и благородным. В нем не было ни чего от мелочной злости и едкости.

Преднамеренное чересчур строгое спартанское воспитание для зака ливания и даже муштровки тела, духа и души не достигло у него своей цели: казнь на виселице, на которой мальчик обязан был присутствовать, разбудила в нем страстные чувства ужаса, потрясения и сочувствия, от пробуждения которых так далек был его наставник. Несмотря на муш тру, Великий князь Александр навсегда остается таким, каким он был в детстве: сочувствующим и стремящимся понять все, что преподносит ему жизнь.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Эта жизнь простиралась и в далекое прошлое. Легенды времен прав ления царя Александра I, брата его дедушки Николая I, предоставляли ему пищу для размышлений с самого детства. Правительства, характе ристики двух царей — Александра II и Александра III — оказали влия ние на его юность, стали ему понятны и близки. Коронация Александ ра III со своим несравненным великолепием и роскошью стала для него вершиной — выше было некуда: там подкарауливало падение. Падение для империи, но не для него.

Александр живет и хочет жить.

Трогательна сцена на границе детства и юности, когда он, кадет на учебном пароходе, нерешительно и боязливо направляется навстречу сво им товарищам, переполненный страхом, что те не подпустят к себе его, великокняжеского отпрыска. Жизнь красочно шагает дальше. Перед ним налицо большие возможности, тем не менее повсюду воздвигнуты стены, уготованные его положением. Александр страстно пытается взломать эти стены и обуздать то, что кажется ему настоящей жизнью. Он добивается вечно угрожающей враждебностью службы на флоте, прерывает ее на не которое время в связи с обстоятельствами, но с величайшим упорством возобновляет снова. Он собирает огромную библиотеку трудов по нави гации, основывает первую в России летную школу, является главнокоман дующим авиации не только в мирное время, но и в период мировой вой ны. Снова и снова чувствует он святую обязанность помогать советами царю, которым тем временем стал его зять, но безуспешно.

Спартанское воспитание имело все же свой смысл: оно способство вало не только желанию, но и умению работать и при том в рамках ведения царско-великокняжеского образа жизни с предписанными ве сенними отпусками в нестоличной резиденции, июньскими сезонами в Лондоне, летними месяцами на Черноморском побережье и зимними каникулами в Южной Франции.

И чудо состоит в том, что такому раскрытому и готовому к понима нию глазу, который действительно многое видел, часть настоящей под линной России осталась недоступной.

Как скоро он видит и чувствует ту пропасть, в которую катится рос сийское правительство и глубина которой со времен правления Алек сандра III становилась все страшнее и страшнее, он спешно настаивает на реформах.

Великий князь Александр был одним из первых при Дворе, пред чувствовавший грядущий крах империи.

И он оказался прав, когда поклялся: или старое самодержавное прав ление времен Николая I и удержание царского скипетра без колебаний, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН или парламент с действительным представительством от народа. По нятно, как глубоко его должно было ранить то, что реформы пришли слишком поздно и явились лишь уступками, свидетельствовавшими о слабости правительства!

Александр хорошо понимал, что ужасная подымающаяся гидра анар хии и нигилизма была взращена самим правительством и его бездарны ми мероприятиями. Но он не мог постичь, почему эта гидра вылезла вообще. Он не мог понять, что «студенты и врачи, служащие и крестья не» действительно не ради удовольствия повернулись к анархизму. Что знал он о глубочайшей нужде народа, которому, с одной стороны, не хватало школ, больниц, нормальных дорог и всего того, что из человека делает Человека, и который, с другой стороны, был втянут в водово рот слишком быстрого капиталистическо-индустриального кажущегося развития. Душа простого народа не знала, куда ей идти и как быть. Ее следовало бы вести сверхчеловеческой мудрой рукой. Но для этого не хватало ведущего.

Таковы были размышления Великого князя на пороге мировой вой ны. Они не могли быть ни беспристрастными, ни справедливыми «в не мецком смысле». Даже немецко-французскую войну считал он немец кой «авантюрой» — идеально в духе и под влиянием французского дво ра — и взвалил вину на Бисмарка в «ущемлении и обделении» России после войны с Турцией.

Но предъявлять к нему претензии, которые он, будучи россиянином и Великим князем, не мог выполнить, означало бы зайти слишком дале ко. Если так думать, то сначала нам самим надо удивиться и поразиться любви к справедливости и правде, которые таились в этом представи теле немецкой враждебной державы. Потрясенный, спрашивает он сам себя в начале «народной» для России войны (Русско-японская война не была «народной»): почему же эта война народная?

С каких пор наши солдаты, происходившие главным образом из де ревень, начали ненавидеть немцев, именно тот народ, перед которым они во все времена испытывали лишь чувство удивления и уважения?

А Бельгия? Кто вообще из простого люда знал, что существует Бельгия?

И кто и когда в России готов был покинуть свой очаг и пойти на войну лишь для того, чтобы вернуть Франции кусок Эльзас-Лотарингии? Как может правительство, несущее ответственность перед своей нацией, допустить, чтобы мы сражались бок о бок с Англией, этим заклятым врагом русской империи?

Вряд ли что-то еще можно добавить к характеристике Великого кня зя Александра. Открытый и честный, трудолюбивый и справедливый, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН стремившийся к действительности и истинности, не святой и ни в коем случае не ханжа, но сердечный человек, который главным образом хотел стать Человеком — таким обращается он к нам со страниц свой кни ги. Такому человеку есть что сказать другим, особенно если он может хорошо описывать и захватывающе интересно излагать. И закрываешь прочитанную книгу не без внутреннего потрясения от исповеди чело века, который стоял на огромной высоте и не был при этом ослеплен, а сорвавшись в пропасть, не омрачил своего сердца. Итогом всей своей жизни признает он желание увидеть широко распространившуюся ре лигию Любви.

*** Земства — выборные органы местного самоуправления в дореволюционной России.

В.В. Чепарухин Н.В. Риль (1902–1990):

зигзаги судьбы немецкого петербуржца, ровесника XX в.

24 () мая 02 г. в Санкт-Петербурге в семье Вильгельма Риля, главного инженера фирмы «Сименс» в Санкт-Петербурге, и его жены Елены, урожденной Каган, во вполне благополучной («оба православ ные и первобрачные»), из среднего класса, родился сын, названный Ни колаем. Тоже «православный, крещен 3 июня в Князь-Владимирском соборе». Перед ним открывалась типичная для русского немца судьба (как правило, более русского, чем иные этнические русские): карьера ученого на службе русского правительства или частная служба (а ско рее всего, и то и другое, что вполне сочеталось). Для этого надо было получить приличное образование, и был избран лучший новый вуз того времени — Санкт-Петербургский политехнический институт. Но в не предсказуемой России произошла революция.

Сначала Н.В. Риль пытался жить по накатанной. Однако измени лись условия быта и адрес проживания: Петроград, В.О., 2 линия, д. 33, кв.. Жизнь не налаживалась, были ощутимы начала коммунального Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Рис. 1. Н.В. Риль (Федеративная Республика Германия, 80-е гг.) быта и советских порядков. Переборол себя, собрал все нужные ха рактеристики домкомов и пр. Позже в воспоминаниях оценил это так:

«Как свидетель первых лет революции, первых лет советской власти, я видел негативные последствия этого на уровне жизни». Последующее развитие событий в СССР только усилило негативную оценку Н.В. Ри ля: «Политическое сходство сталинизма с гитлеризмом может уви деть случайный наблюдатель из сравнения с Германией»2. Н.В. Риль окончил Единую трудовую школу в Петрограде в г.: «Окончил классов реального отделения Единой Трудовой Школы (бывшее учи лище при Евангелической Лютеранской церкви святого Петра)»3.Это известнейшая и старейшая в Петербурге элитарная немецкоязычная школа Петришуле. В том же г. поступил на электромеханический факультет в Петроградский политехнический институт. Особенности учебы в Политехническом очень живописны: из личного дела — от каз в посещении практических занятий;

самостоятельное пользование книгами из Публичной библиотеки после настойчивых просьб о спе циальном разрешении. Затем перевелся на химический факультет того же института. Из-за бесперспективности нормализации обстановки и невозможности нормальной учебы воспользовался (по правилам!) своей принадлежностью к этническим немцам (о чем никогда не ду мал, считая себя верноподданным Российской империи, но ее падение Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН освободило от обязанностей подданного) и легально уехал на истори ческую родину, в Германию, в 2 г. Настала нормальная жизнь. Окончил Берлинский университет, за щитил диссертацию в институте О. Гана и Л. Мейтнер. Начал свою трудовую деятельность в обществе «Ауэрс» в Берлине. Запатентовал ряд изобретений в области прикладной радиоактивности (например способ технической гамма-радиографии)5. Выработал (совместно с фирмой Osram) первые распространенные сегодня люминесцентные лампы и трубки. Эти и другие технические открытия в области люми несценции изложил в книге «Физика и техника применения люминес ценции» (4), которая переведена на иностранные языки, в том числе русский (4).

Генетический отдел общества «Ауэрс» поддерживал научные ис следования по радиоизотопам, которые проводила жена Тимофе ева-Ресовского Е.А. Тимофеева-Ресовская в генетическом отделе Института мозга профессора Фогта в Берлин-Бухе, возглавляемом Н.В. Тимофеевым-Ресовским. Ауэрсовское общество финансировало эти работы еще в 20-е гг., в то время вызывало большой интерес то, что называется биофизикой. Существовало Германское общество биофизиков, в котором состояли Шон, Риль, Иордан и др. «Вся физика знала Тимофеева- Ресовского». Участвовал в научных дискуссиях, в то время беспорядочных, часто отвлеченного характера, без практическо го использования, как это всегда бывает в период становления новых наук. Оказался в самом центре научных интересов того времени — на стыке физики и биологии. Одновременно это совпало (переплелось) с центром политических событий того времени — Германия — СССР.

Отголоски ситуации сказались на судьбах участников этих событий много позже6.

В частности, волею судьбы две необыкновенные личности из этого круга (Н.В. Риль и Н.В. Тимофеев-Ресовский) были вовлечены в вихрь главных научных (и политических!) событий в.! Общим у них было одно — оба родились в России, часто обменивались мнениями на рус ском языке. Впоследствии один прошел гитлеровскую Германию и ста линский ГУЛАГ, другой, «со сдвигом по фазе», — благополучную жизнь в царской России, веймарской и гитлеровской Германии и сталинском СССР! Их объединяло соприкосновение с истинной наукой.

В 3 г. Н.В. Риль стал директором научного центра фирмы «Ауэр гезельшафт», основал в Германии вместе с фирмой Дегусса производство урана для различных технологических нужд того времени, в том числе химически чистого урана.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Рис. 2. Особняк Н.В. Риля на Пехотной улице в Москве Рис. 3. Н.В. Риль в послевоенном СССР, в своем доме в Москве Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН В 45 г. вместе с рядом сотрудников и оборудованием был на сильственно вывезен в СССР. «Я сам хотел держаться на дистанции от русских, несмотря на хорошее знание русского и санкт-петер бургское происхождение. Сигара и кепочка (хомбургер) делали это успешно. Стесненный уровень жизни, жесткий выбор в магазине, бедные советские женщины. Жаль, что русские и немцы имели та ких “чертов”, как Сталин и Гитлер!» Риль не принимал советскую действительность во всех проявлениях, включая систему высшего образования. Однако «cреди советских технических вузов институ cреди реди тов следует выделить Ленинградский политехнический институт, который отличает высокий интернационально признанный уровень образования и исследований»7.

Его знания и эрудиция были в полной мере использованы в совет ском ядерном проекте8. За создание технологии и получение металли ческого плутония для первой советской атомной бомбы был трижды удостоен Сталинской премии, ордена Ленина и звания Героя Социалисти ческого труда (Н.В. Риль — первый и до сих пор единственный среди иностранцев имеющий это звание ). Для него была создана специальная металлургическая лаборатория в г. Электросталь, предоставлен особняк в Москве, на Пехотной ул. (см. фото), в который после отъезда Риля в 55 г. переехал А.П. Александров. Несмотря на высшие советские на грады, Риль настоял на возвращении в Германию.

В 55 г. он смог уехать и обосноваться в Федеративной Республике Германия. Принял участие в строительстве первого немецкого ядерного реактора в Гархинге (близ Мюнхена), с 5 г. заведовал кафедрой тех нической физики в Мюнхенском техническом университете. До выхода на пенсию работал в разных областях физики твердого тела;

опубли ковал ряд научных работ;

организовал несколько специальных конфе ренций (съездов) по проблемам люминесценции, протонному облуче нию полупроводников, физике льда;

провел семинар как приглашенный профессор в Колумбийском университете (Нью-Йорк). Умер в 0 г., похоронен в Мюнхене.

P.S. Важным событием для науки СССР была реабилитации Н.В. Ти.S.

S.

.

мофеева-Ресовского. Решающим аргументом стало свидетельство Н.В. Риля незадолго до смерти. Приведем его здесь, используя воспоми нания Риля и интервью9 с ним: «Вас очень интересует, был ли Тимофе ев-Ресовский связан с германским “урановым проектом”. На этот вопрос именно я, пожалуй, отвечу лучше всех. Ответ гласит: работа его ничего общего не имела с урановым проектом, хотя Тимофеев-Ресовский хоро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН шо знал многих людей, имев ших отношение к этому проек ту … Контакты появлялись благодаря общему интересу к биофизическим проблемам.

По вопросам биофизики часто велись дискуссии, результаты которых не находили никакого практического применения.

Тесные связи между Ау эровским обществом и отде лением генетики института в Бухе, возглавляемом Тимофе евым-Ресовским, возникли по разным причинам: во-первых из-за мною уже упомянуто го чисто научного интереса к биофизическим проблемам, точнее, к тому, что сегодня называется “молекулярной биологией”. Во вторых, Тимо Рис. 4. Книга Н.В. Риля феев-Ресовский и я родились «Десять лет в золотой клетке», в России, поэтому довольно изданная в Германии в 88 г.

хорошо знали как лучшие стороны русской действительности, так и ужасы большевизма. Естес твенно, от нас не ускользнуло сходство сталинской России и гитлеров ской Германии. Между собой мы часто говорили по-русски.

Существовала еще и третья, совершенно независимая от первых двух причина, связывавшая Ауэровское общество и генетическое отделение в Бухе. После открытия искусственной радиоактивности д-р Вольф, руководитель радиологического отделения Ауэровского общества, ко торое преимущественно занималось поставками и сбытом природных радиоактивных веществ для нужд медицины, решил проявить интерес также и к искусственным радиоизотопам. Это произошло, к слову заме чу, задолго до экспериментального расщепления урана, так что более поздний урановый проект здесь ни при чем.

Сам Тимофеев-Ресовский не интересовался этими работами, но его жена Е.А. Тимофеева-Ресовская делала вместе с М. Борном опыты (и публиковала их результаты) по распределению короткоживущих искус ственных радиоизотопов в организме главным образом для использова Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН ния их как “изотопов-проводников” в диагностике (сейчас этот диагности ческий метод распространен повсеместно). Ауэровское общество осу ществляло финансовую поддержку генетического отделения. И ничего общего с “урановым проектом”»!

«Человеку, не пережившему то время, невозможно реконструиро вать те отношения. Доказательством тому служит большинство воп росов, которые задают нам, старым людям, современные историки. До чего же они наивны (простите!). Схематическое упрощенное деление тогдашних действующих лиц на “добрых” и “злых”, “нацистов” и “не нацистов” не передает действительности. А действительность была “оттеночно богаче”, поэтому ее трудно представить. Это относится и к судьбе Тимофеева-Ресовского, когда он находился в Германии. Он не совершил ничего такого, о чем можно было бы потом пожалеть, он ос тался верным себе. Он выжил среди нацистов, но лишь потому, что был окружен людьми, заслоняющими его от опасности. Уберечь его было трудно, но это удалось сделать не только по отношению к нему. Спас лись, например, биохимик, еврей по национальности, Варбург, физик Кальман и другие…»0 4] *** ЦГИА СПб. Ф. 32. Личное дело Н.В. Риля, студента Петроградского политехни ческого института.

. ehn Jahre im goldenen Kag. Erlebnisse beim Aufbau der Sowjetiscen URAN Indstrie. Dr.Riederer-erlag. GmbH;

Stuttgart, 88.

. ehn Jahre im goldenen Kag. Erlebnisse beim Aufbau der Sowjetiscen URAN Indstrie. Dr. Riederer-erlag. GmbH;

Stuttgart, 88.

ЦГИА СПб. Ф. 32. Личное дело Н.В. Риля, студента Петроградского политехни..

ческого института.

. ehn Jahre im goldenen Kag. Erlebnisse beim Aufbau der Sowjetiscen URAN Indstrie. Dr.Riederer-erlag. GmbH;

Stuttgart, 88.

.Riederer-erlag.

Riederer-erlag.

-erlag.

erlag.

. ;

, Тимофеев-Ресовский Н.В. Истории, рассказанные им самим, с письмами, фотогра фиями и документами. М., 2000.

. ehn Jahre im goldenen Kag. Erlebnisse beim Aufbau der Sowjetiscen URAN Indstrie. Dr. Riederer-erlag. GmbH;

Stuttgart, 88.

.. -erlag.

erlag.. ;

, Алферов Ж.И. Николай Васильевич Риль // Наука и общество. 2005. С. Тимофеев-Ресовский Н.В. Указ соч. С. 8.

Там же.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Г. Фогт Страстный поклонник и исследователь русской культуры Мартин Винклер: жизнь и судьба Родившись в 83 г. в семье лейпцигского врача, Мартин Эдуард Винклер мечтал посвятить себя археологии и философии. Но разра зившаяся Первая мировая война сломала все его планы: будучи тя жело ранен на Восточном фронте, он остался без правой руки и трех пальцев на левой. Для одержимого молодого человека это явилось страшной катастрофой: мечты о раскопках пришлось оставить. Но он не сдался, хотя жизнь его пошла по другому руслу. С большой си лой воли и беспримерной выдержкой он продолжает учебу сразу же после выздоровления, но посвящает себя истории, египтологии, фи лософии и политический экономии. Мартина давно привлекала Рос сия. В период войны с Наполеоном у дедушки-бургомистра в имении Рохлиц под Лейпцигом квартировались одновременно русский царь, австрийский кайзер и прусский принц. Гонцов, приносивших плохие вести, пороли кнутом, который хранится в семье до сих пор. Родной брат дедушки Винклера перебрался в Санкт-Петербург и осел там еще в 84 г. Почти ежегодно в Лейпциг приезжали погостить пе тербургские родственники, и их встречали приветственным криком:

«Русские идут!»

Мартин решил заняться русской историей. Узнав об этом, его дядя Вальтер Гец, историк из Страсбурга, сразу заявил: «Милый мой, да ис торией России занимаются лишь походя, между делом!..» Но в 20 г.

молодой человек защищает кандидатскую диссертацию на тему исто рии России («Исследования А.Л. Шлецера по русской истории»), а че рез три года переезжает в Кенигсберг преподавать историю немецкой экономики.

Однажды на его пороге появились старообрядцы из маленького мо настыря на польской территории: две русские монашки-полутатарки, родившиеся под Казанью, прочитали, что в столицу Восточной Пруссии приехал профессор Винклер преподавать основы хозяйства, и направи лись к нему за советом. Монашкам нужны были деньги на пошив своих одеяний, а всюду свирепствует инфляция, так не поможет ли профессор повыгоднее продать им скот? Так у ученого завязались не только личные контакты с представителями России, но и сердечная дружба с обеими женщинами.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Охранная грамота В 24 г. Винклер впервые направляется в страну своих исследо ваний и предпринимает изучение в первую очередь ее северных про винций. Нарком просвещения Н.В. Луначарский выдает ему Охранное письмо, служившее для Мартина пропуском повсюду: он посещает лю бые монастыри и церкви, фотографируя все, что желает душа исследова теля. Изумленный стараниями реставраторов-специалистов, спасающих от уничтожения древние иконы, он с особым пристрастием посвящает немало времени искусству иконописи и реставрации икон. Сегодня в Третьяковской галерее в Москве можно любоваться многими из тех икон, чье восстановление наблюдал Винклер, например иконой Ярославской Божьей матери IIIII вв. Мартин быстро понял, что именно у рестав III III раторов он получает доступ к древнерусскому искусству и культуре, а это, в свою очередь, даст и ключ к истории Древней Руси в целом. Очень скоро его друзьями становятся реставраторы Т.О. Чириков, М.И. Тю лин, коллекционер икон И.С. Остроухов из Москвы и Н.П. Лихачев из Ленинграда. Через всю жизнь пронес Винклер благодарность страстно му исследователю русских икон Александру Ивановичу Анисимову, он многому научился от него, и не столько технике реставрации, сколько правильному прочтению этих свидетельств старого искусства.

Через одиннадцать недель он возвращается домой с огромным ма териалом, обогащенный не только новыми познаниями в мире русского искусства, но и замечательными встречами с удивительными людьми.

Русские люди безоговорочно завоевали его сердце еще и тем, что ему, инвалиду с одной рукой, повсюду, где бы он ни появлялся, помогали переносить чемоданы и треногу с фотокамерой.

Продолжая преподавать в Кенигсберге, Винклер практически еже годно совершал научные поездки в страну своих исследований — он объездил Россию от Белого моря и Соловецких островов до гор в Ар мении. Он привозил домой много собственных фотографий и иллюст рировал ими свои лекции и семинары в университете. На известнейшей московской барахолке возле Сухаревой башни он покупал редкие изда ния по русской истории и культуре, поваренные книги и пластинки со старыми церковными песнями.

Опала Такой подход к истории незнакомой страны был непонятен в стенах немецкого университета. Нашлись коллеги, которые уничижительно за говорили о методах исследований Винклера и обвинили его в дружбе с большевиками. А после прихода Гитлера к власти и последовавших Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН за этим изменений, проводимых даже в высшей школе, в 34 г. быст ро нашелся повод отказать Мартину Винклеру в праве преподавания в университете и лишить его всех занимаемых должностей. Он покидает Кенигсберг и принимает приглашение занять должность профессора университета в Вене, которая еще не попала под господство нацистов.

Винклер продолжает чтение лекций по русской и европейской истории до тех пор, пока Гитлер не вторгается в Австрию. В 38 г. в квартире профессора производится обыск и изымаются многие ценные докумен ты. Ему и здесь отказывают в праве не только вступать в стены универ ситета, но и посещать библиотеки.

В 3 г. Мартин покидает Вену и с той поры живет в Германии без зарплаты, на маленькую пенсию — в положенной полной пенсии ему было отказано. Драматизм его положения усугублялся тем, что вследствие тяжелого ранения во время Первой мировой войны он был не в состоянии заниматься другим трудом. К тому времени 45-летний Винклер имел за плечами5-летний стаж преподавания и научной ра боты. Но он не сдается и здесь. Поскольку ко времени разразившейся Второй мировой войны он не имел прав на посещение всех библиотек и архивов Германии, то он сконцентрировался в своих исследованиях це ликом на богатой домашней библиотеке. Его темой оставалась история российской культуры. Он практически завершает объемную рукопись, но она так и осталась неизданной, поскольку ее автор не хотел идти на поводу идеологических цензоров. При его жизни увидела свет лишь единственная его книга под названием «Легенда о царе» — биография Александра I (4 ). В 48 г. вышло ее второе издание.

После долгожданного окончания второй мировой войны Винклер представляет в Министерство культуре Баварии подробную программу по распространению знаний по русской культуры и русскому языку в Германии. Он желает и сам принять непосредственное участие в ее осу ществлении, но на протяжении десяти лет ему приходится сражаться за восстановление прав, которых он был лишен по милости нацистов. Это стоило ему не только душевных, но и огромных физических сил, и вско ре он уже не мог преподавать в университете по состоянию здоровья...

Наследие великого поэта Винклер отступает, но не от своих научно-исследовательских пла нов. Он дополняет и расширяет рукопись по истории российской куль туры, плотно занимается изучением жизни Антона Чехова и возобнов ляет контакты с коллегами-историками и искусствоведами. Толчком для восстановления связей послужил важный повод.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Еще в 30-х гг. в отдаленном семейном владении Винклер натыка ется на подлинники рукописей Михаила Лермонтова, который какое-то время гостил вблизи Штутгарта у семейства Верещагиных. Винклер, хорошо разбиравшийся в рукописях, спасает ценные оригиналы. В кон це 50-х гг. он решает передать их Пушкинскому Дому в Ленинграде:

подлинники многих стихотворений, известные портреты В. Лопухиной, которые Лермонтов нарисовал, видимо, в Штутгарте, и автопортрет самого поэта в бурке. Российские специалисты встречают сообщение о такой находке с огромной радостью. В гости к Винклеру приезжает Ираклий Андроников — исследователь жизни и творчества Лермонто ва. Андроников был впечатлен личностью Мартина Винклера, и в своей книге «Лермонтов. Исследования и находки» (М., 64) описал ученого так: «Профессор Мартин Винклер или, как он просил сам его называть, Мартин Эдуардович, уже немолод, мощной фигуры и роста, с добрым круглым лицом и длинными волосами — умный, тонко чувствующий ученый с обширными знаниями, крупный специалист в области восточ но-европейской культуры» (с. 83).

Хорошее знание русского языка позволило Винклеру много общать ся с Андрониковым. Андроников был очарован обстановкой квартиры ученого и в той же книге описал ее: она «напоминает музей: гравюры с видами старого Санкт-Петербурга, портреты руки многочисленных рус ских мастеров, саркофаг мумии, который он привез из Египта, соломен ный зонтик из Замбези, плакаты к балетным представлениям Дягилева, а в спальне — собственные цветные фотографии, хозяин — превосходный фотограф. В рабочем кабинете — выдающаяся русская библиотека по ис тории, искусству, полные собрания сочинений русских классиков, редкие книги, которые он собирал на протяжении многих десятилетий».

Сегодня бесценные для истории литературы реликвии хранятся в Пушкинском Доме. В качестве благодарности московское руководство пригласило Винклера посетить Россию, «когда и куда пожелает госпо дин профессор».

Прошло еще десять лет, прежде чем в 3 г. Мартин со своей женой Урсулой осуществляет запланированную поездку. Большие надежды на встречу со знакомыми людьми и городами страны, история которой была смыслом всей его жизни, остались реализованными не полностью:

слишком много изменилось там за прошедшие десятилетия. Тем не ме нее не в последнюю очередь благодаря этой поездке Винклер передал жене свои любовь и уважение к русской культуре и искусству. После его смерти в 82 г. она тщательно сохраняет его научное и культурно историческое наследие.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН В 6 г. в Берлине в издательстве Edition Ost вышла книга Мартина Винклера «Между Москвой и Архангельском. Мое первое путешествие по Советскому Союзу в 24 году» (Wkr. wischen Moskau und.

Archangelsk. Meine erste Reise in die Sowjetunion im Jahre 24 / hg. u.

.

eingl. v. Gerd und Erika oigt. Berlin: Edition Ost, 6). На титульной :, обложке — портрет автора 3 г. кисти известного русского художника Игоря Грабаря.


Перевод с нем. яз. Ирины Лейнонен П.Г. Назаров, А.А. Вихман Оскар Оскарови артох (1881–1942) — отеественный микробиолог и иммунолог Оскар Генрих Гартох (Oscar Heinrich Hartoch, русское имя и отчест Oscar, во — Оскар Оскарович) родился в Санкт-Петербурге 25 декабря 88 г.

в семье фабриканта Оскара Юльевича Гартоха, протестантского вероис поведания, гражданина США, работавшего в Петербурге директором нефтеперегонных заводов «В. Ропс и Ко». Сын, Оскар Гартох, перешел в русское подданство в 05 г. Мать, уроженка Вестфалии, занималась артистической деятельностью, скончалась в 85 г. У О.О. Гартоха было две сестры. Старшая, Эльза (Elsa Hartoch, 88), также родившаяся Elsa, в Петербурге, имела немецкое подданство, была педагогом и с 20-х гг.

работала в Женеве секретарем директора (Ecole Internationale de Genve) и основателя Международной школы Адольфа Ферье (Adolphe Ferrire), Adolphe dolphe открывшего ее в 24 г. под эгидой Лиги Наций2. Гартох поддерживал переписку с Эльзой до конца жизни. Вторая сестра, Генриетта (Фрида, в замужестве Семенова, 8802), окончила Цюрихский университет и с 0 г. жила и работала педиатром в Цюрихе3.

В 8882 гг. Оскар Гартох учился в школе Св. Катарины (St. St.

.

Katharinen-schule), затем в гимназии Карла Мая (Karl-Ma’sche Gmna -schule), schule), ), Karl-Ma’sche -Ma’sche Ma’sche ’sche sche sium) в Петербурге, которую окончил в 8 г. В том же году поступил ) в Боннский университет на медицинский факультет, который окончил в 05 г. В течение летнего семестра 03 г. учился в Бернском универси тете. После окончания Боннского университета защитил диссертацию на степень доктора медицины4. Для врачебной деятельности в России Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН необходимо было сдать государственный экзамен, что он сделал в Юрь евском университете в 06 г. Вернувшись в Петербург, Гартох начал работать в Александровской больнице на Васильевском острове в ка честве ординатора по терапии и экстерна по патологической анатомии5.

В 0 г. он поступает в Императорский Институт эксперименталь ной медицины (ИИЭМ), являвшийся выдающимся научным центром биологических наук, включая медицину и ветеринарию, а также про изводственную базу по изготовлению биопрепаратов. Именно здесь на базе медицинского западно-европейского образования, происходит фор мирование микробиолога и иммунолога высокого уровня.

В ИИЭМ Гартох работает вместе с ведущими российскими учены ми, практиками и организаторами науки, среди которых прежде всего следует назвать его непосредственного руководителя — Александра Александровича Владимирова (86242). Как и многие микробио логи страны, Владимиров совершенствовал образование в ведущих медицинских школах Германии и Франции6. Руководя эпизоотологи ческим отделом ИИЭМ, он прославился работами по туберкулезу и сапу, изучению возбудителей этих заболеваний и иммунитета. Влади миров воспитывал своих учеников в духе беззаветного служения науке, трудолюбия, честности и патриотизма. Кроме Гартоха, его учениками были В.Н. Матвеев, В.Я. Якимов, Н.К. Коль-Якимова, и все они внесли весомый вклад в развитие российской науки.

Дальнейшая жизнь Оскара Гартоха связана с интенсивной работой в ИИЭМ и совершенствованием в Германии. Об этом свидетельству ют выполненные в этот период (до 5 г.) работы, посвященные таким факторам иммунитета, как комплемент и опсонины при эксперимен тальных инфекциях, например трипаносомозе7.

Стажировка в Германии была насыщенной и плодотворной. Гартох быстро присоединился к работам, проводимым в лаборатории проф.

Э. Фридбергера (E. Friedberger) в Исследовательском институте гигие E.. ) ны и учения об иммунитете (Forschungsinstitut fr Hgiene und Immu Forschungsinstitut r r nitts Lehre, Berlin-Dahlem), директором которого был Фридбергер. Ин ts ts, ститут располагался на окраине Берлина, рядом с живописным лесным массивом Грюневальдом. В этой лаборатории работал другой стажер из России, выпускник Императорской Военно-медицинской академии в Петербурге — Семен Семенович Гирголав, занимавшийся эмбриоло гией и культурой тканей8. На основе работы в лаборатории были выпу щены многочисленные серьезные работы с участием стажеров. Можно отметить совместный детальный обзор Фридбергера и Гартоха по ком плементу9. Ряд оригинальных работ был выполнен по интенсивно раз Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН виваемой в то время проблеме реакций повышенной чувствительности организма (анафилаксии) в связи с применением профилактических и лечебных иммунных сывороток. В лаборатории использовались различ ные методы исследования на уровне реагирования как целого организма, так и изолированных органов и тканей, например сердца. Несомненно, для Гартоха, молодого исследователя, видеть свое имя рядом с именем известного ученого0 было лестно, хотя впоследствии в Советской стра не этот факт станет роковым.

Прекрасную школу проходит Гартох до 5 г. на кафедре гигиены и бактериологии Бернского университета у Вильгельма Колле (W. Kolle), W.. ), который одновременно был директором Института по изучению инфек ционных болезней. Круг интересов Колле был чрезвычайно широк:

естественный иммунитет, специфический иммунитет, вакцины. Колле вошел в энциклопедии как первый создатель вакцин против холеры и брюшного тифа. Большое значение для врачей и студентов имело изда ние в 06 г. под редакцией Колле и Хетча фундаментального, прекрасно иллюстрированного руководства по экспериментальной бактериологии и инфекционным болезням, вышедшее позже и в русском переводе2.

В этот период публикуемые О. Гартохом работы выходят как из Бернского университета, так и из ИИЭМ3. Накануне Первой мировой ировой войны Гартох уже известный специалист, о чем свидетельствуют статьи и доклады по таким актуальным вопросам медицины, как повышенная чувствительность к веществам микробной природы и сывороткам, ха рактеристика новых возбудителей — вирусов4. Он ведет и обществен но-просветительскую работу как член Просветительского отделения Петербургского общества борьбы с «бугорчаткою» (туберкулезом), вы ступая с лекциями по этой актуальной проблеме5.

Война застает О.О. Гартоха в Берне, он ассистент на кафедре В. Колле.

Начинается новый, непростой жизненный этап, связанный с крушением привычной творческой обстановки и быта. Гартоха призывают в рос сийскую армию, он возвращается в Россию и служит, что подтверждает «Российский медицинский список» за 5 и 6 гг., в котором указа но: «Гартохъ Оскар-Генрих Л 06 Поч. чл. сов. дет. пр. СПб». Это оз начает, что военнослужащий из Санкт-Петербурга является лекарем с 06 г. и по общественной линии Почетным членом детских приютов.

Видимо, других, более подробных сведений у издателей не было. В ав тобиографии Гартох указывает, что с 5 г. до Октябрьской революции он находился в подразделениях военно-санитарной службы, сначала в качестве врача для поручений при начальнике санитарной части Север ного фронта, а затем врачом военно-санитарного отряда Петроградского Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН железнодорожного узла. В этот период начальником отряда был проф.

А.А. Владимиров, который привлекал в отряд известных ему специа листов. Основным местом пребывания Гартоха в годы войны было Красное Село, о чем говорит надпись на оттиске работы доктора Ар. Штернберга, подаренном Гартоху: «Многоуважаемому О.О. Гартоху на добрую па мять о черных днях в Красном Селе в лето 5, от Ар. Штернберг»6.

Железные дороги были важнейшим звеном контроля санитарно эпидемического состояния войск и населения на путях передвижения войск, перевозки раненых и больных, демобилизованных, миграции на селения и как следствие служили путем распространения эпидемий. Этой проблеме уделялось большое внимание как в узловых пунктах, так и в пути следования. Красное Село было важным тыловым центром обеспе чения войск, в том числе санитарно-противоэпидемического благополу чия. Проблема борьбы с эпидемиями инфекций (брюшного и сыпного тифов, холеры, кишечных инфекций в целом) стала исключительно ак туальной для боеспособности войск и сохранения населения, требовала создания новой санитарной системы, огромных усилий на всех уровнях санитарной службы8. Центральное место в Красном Селе занимал во енный госпиталь, в котором в 0 г. появились дополнительные пост ройки: дезинфекционная камера, бактериологическая лаборатория и химический кабинет. В настоящее время сохранилось здание госпиталя и началась его реконструкция, рядом находится флигель, назначение ко торого неясно (рис. ).

Особенностью военной медицинской службы Красного Села явля лась тесная связь с Военно-медицинской академией и ИИЭМ. Здесь ра ботал хирургический отряд кафедры С.С. Гирголава. Из ИИЭМ посту пала противостолбнячная сыворотка.

Госпитальная база Красного Села занималась обследованием во инского контингента, его санитарной обработкой, диагностическими исследованиями, лечением и реабилитацией больных и раненых. Для санитарных целей медицинская служба тыловых подразделений была оснащена дезинфекционными камерами разных типов.

По списку научных работ Гартоха, приложенному к личному делу, в этот период им были выполнены две работы: по дезинсекции и желудоч но-кишечным заболеваниям, одна — совместно с Ар.Я. Штернбергом.

Продолжают издаваться за границей работы по дифтерийному токсину, азиатской холере и другим вопросам.


Так, Гартох-практик дополнял профессиональный багаж Гартоха ученого, и это было в стиле его российских и немецких учителей. Боль шое внимание в ИИЭМ уделяли специфической профилактике опасных Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Рис. 1. Военный госпиталь в Красном Селе. Современный вид.

Фото А.А. Вихмана инфекций (сапу, холере, чуме), в Германии — вакцинации против брюш ного тифа, применению антитоксической сыворотки при дифтерии.

Принцип сочетания теоретических иссле дований с внедрением научных достижений микробиологии и иммунологии в практику Гартох сохранил в дальнейшем и передал своим ученикам.

После Октябрьской революции О.О. Гар тох в течение года остается в той же воин ской части, которая превращается в военный санитарно-дезинфекционный отряд Петро градского военного округа, затем демобили зуется и возвращается Институт эксперимен тальной медицины (ИЭМ) (рис. 2). Вероятно, его обязанности в ИЭМ остались прежними, хотя обстановка в стране быстро меняется, и Россия вступает в очередной сложнейший пе риод20. Начинается Гражданская война.

Рис. 2. Оскар Гартох В г. О.О. Гартох вступает в брак с в Петрограде. г.

Мэри Пульман (Мэри Вильямовной, или, (фрагмент).

как многие ее звали, Марией Васильевной2), Подпись Гартоха Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН 88 г.р., дочерью английского промышленника, владевшего в Петер бурге заводом. Более детальными сведениями о ней мы не располагаем.

Жена умерла в 33 г. и похоронена вместе с родителями Гартоха на Смоленском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге.

В 20 г. О. Гартоха вновь призывают на военную службу и назначают в Военно-медицинскую академию. Начинается новый этап его деятель ности, связанный с педагогическим процессом в высшем военно-меди цинском учебном заведении страны. В академии происходят сложные, нередко противоположные по направленности процессы перестройки ее деятельности на фоне послевоенного и послереволюционного потря сений. Учиться пришла новая рабоче-крестьянская молодежь, со своим уровнем образованности, своими взглядами и навыками. В 2 г. был назначен политический руководитель (комиссар) академии, контроли ровавший все решения руководства22. Профессорско-преподавательский состав, как и вся интеллигенция, по-разному относился к происходя щим переменам в России. В.И. Ленин на Втором съезде Советов в марте 8 г. говорил: «Конечно, есть еще и такие врачи, которые относятся с предубеждением и недоверием к рабочей власти и предпочитают полу чать гонорар с богатых, чем идти на тяжелую борьбу с сыпным тифом, но таких меньшинство, таких становится все меньше, а большинство та ких, которые видят, что народ борется за свое существование, видят, что он хочет решить своей борьбой основной вопрос спасения всякой куль туры, и эти врачи вкладывают в это тяжелое и трудное дело не меньше самопожертвования, чем всякий военный специалист…»23.

Ленин считал, что «…война, которая ведется во имя защиты обще ства от эксплуататоров, война, которая налагает больше всего жертв на рабочих и крестьян, но не останавливается ни перед чем, чтобы возло жить эти жертвы и на другие классы». Судя по деятельности Гартоха в послереволюционный период, он оказался вполне лоялен по отноше нию к новой власти, хотя имел прекрасную возможность устроить свою жизнь за границей.

В Военно-медицинской академии была создана первая в России ка федра инфекционных болезней, которая тогда называлась «кафедра об щего учения о заразных болезнях с практическим и систематическим курсом бактериологии», куда О.О. Гартох был привлечен в 20 г. как спе циалист, имевший опыт микробиологической работы, военной службы и преподавания24. Кафедра находилась на Нижегородской ул. (ныне — ул. Лебедева, д. 4), на третьем этаже бывшей Военно-фельдшерской школы, и занимала 2 комнат. Здание сохранилось, в настоящее время в нем размещаются кафедры с клиниками инфекционных и кожных бо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Рис. 3. Здание одного из павильонов клиники кафедры общего учения о заразных болезнях лезней25. С 8 г. кафедра располагала инфекционной клиникой из 4-х отделений и вспомогательными службами на Нижегородской улице между Анатомическим корпусом и тюрьмой Кресты, но эти здания не сохранились (рис. 3). В клинике читались лекции и проводились лабо раторные занятия, в том числе по бактериологии, выполнялись лабо раторные диагностические исследования. Отдельно находились домик для лабораторных животных и дезинфекционное отделение. Руководил кафедрой Семен Иванович Златогоров, выдающийся специалист в об ласти инфекционной патологии, организации противоэпидемических (сыпной тиф, холера) мероприятий в войсках и для мирного населения, талантливый педагог, трагически окончивший свою жизнь как жертва репрессий26.

В штат кафедры входили старшие ассистенты О.О. Гартох и Б.С. Никитин, младшие ассистенты И.-А.И. Андрезен, С.В. Висков ский и А.В. Лавринович. Учебный процесс имел некоторые особен ности: необходимо было учитывать невысокий уровень общего образо вания, эмоциональную напряженность, тяжелейшие бытовые условия и низкую материальную обеспеченность учебного процесса, которая значительно влияет на работу с микроорганизмами, требующую осо бых условий. Кроме слушателей обучение на различных курсах про ходили врачи и медицинский персонал. Количество слушателей, окон чивших академию, было невелико: в 2 г. — 5 чел., в 22 г. — чел.27 В автобиографии Гартох указывает, что ему было поручено в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН 2324 гг. читать курс микробиологии наряду с профессорм Зла тогоровым. Педагогическая деятельность сочеталась с противоэпи демической работой в воинских частях и среди населения, работой в госпиталях и больницах. Клиника кафедры с 23 по 28 гг. оказала помощь 000 больных28. Помогал врачам студент последнего курса В.М. Берман, в дальнейшем известный советский микробиолог и эпи демиолог. Одновременно Гартох заведовал лабораторией в Василеост ровской больнице по лечению туберкулезных больных, которая позже стала сыпнотифозным стационаром.

Несмотря на экстремальные условия, на кафедре велась научная ра бота, в частности, в списке работ Гартоха за 2224 гг. приводятся работы по иммунитету и бактериологии.

Несмотря на трудности на работе и в быту, Гартох продолжает пуб ликовать в России и за рубежом обзорные и экспериментальные работы, участвует в II и III съездах бактериологов29. В Военно-медицинской академии в 23 г. происходят важные реорганизационные процессы. Из кафедры выделяется отдельное направление — микробиология и эпиде миология — в самостоятельную кафедру, возглавляемую Д.К. Заболот ным, а кафедрой заразных болезней в связи с уходом в 24 г. С.И. Зла тогорова стал руководить Н.К. Розенберг, что по времени совпадает с демобилизацией Гартоха и уходом из академии в июне этого года.

Таким образом, военная служба О.О. Гартоха продолжалась с по 24 гг. и была связана с санитарно-элидемиологической и бактери ологической работой. Его деятельность совпала со становлением воен ной эпидемиологии и микробиологии нового Советского государства, накоплением опыта в бактериологических исследованиях в условиях военного времени и включением курса бактериологии в учебный план военно-медицинского образования. В дальнейшем Гартох сохранял связь с военной медициной, о чем свидетельствуют, в частности, бла годарственные слова авторов учебника «Курс частной эпидемиологии»

(36) В.М. Бермана, А.М. Левитова и И.И. Рогозина: «Самую глубо кую признательность глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартоху за те существенные указания, которые он сделал по настоящей книге».

Во введении и главах учебника присутствуют многочисленные ссылки на работы Гартоха, его сотрудников и соавторов, потому что военные эпидемиология и микробиология тесно связаны с общими основами этих дисциплин и достижениями здравоохранения.

Во время нахождения в Вооруженных силах О.О. Гартох оказался на переднем крае борьбы за выживаемость страны в условиях губительных эпидемий, но и эта деятельность по совершенствованию военной сани Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН тарно-эпидемиологической службы государства не спасла его позже от преследований власти и гибели.

Все данные о Гартохе, имеющиеся у нас, свидетельствуют о том, что основным местом его работы был Институт экспериментальной меди цины. Однако в разное время Гартох совмещал деятельность в ИЭМ с работой в других учреждениях Ленинграда.

С 24 г., после демобилизации, он становится ассистентом А.А. Влади мирова в отделе сравнительной патологии заразных болезней. В 30 г.

Гартох принимает заведование этим отделом и вскоре преобразует его в отдел медицинской микробиологии. В этот период отдел проводит широкие исследования по физиологии патогенных микроорганизмов;

экспериментальному изучению инфекционных процессов;

применению количественного микробиологического анализа;

иммунологии и эпиде миологии кишечных инфекций. Гартох организовал большую работу по обучению и руководству научными исследованиями молодых научных работников, из числа которых в дальнейшем вышли видные деятели микробиологической науки.

Сотрудники отдела участвуют в конферен циях, Гартох выступает с программными докладами на съездах микро биологов, терапевтов, хирургов, руководит работой службы санэпидна дзора в Ленинграде. С 35 г. Гартох входил в состав комиссии ИЭМ по присуждению ученых степеней, которыми были удостоены многие его ученики: В.И. Иоффе, В.М. Берман, Е.Т. Васильева, М.А. Зеликина, М.И. Каневская, К.П. Муратова, С.С. Казарновская, П.И. Беневоленс кий, М.А. Линникова, В.А. Штритер и многие другие. За период с по 35 гг. учениками О.О. Гартоха были опубликованы 24 работы, без учета публикаций самого Гартоха. В 40 г. в ИЭМ создается новый от дел — отдел детских капельных инфекций под руководством ученика Гартоха В.И. Иоффе. Крупными обобщениями были работы О.О. Гар тоха по бациллярной дизентерии, брюшному тифу и паратифам, при вивочной профилактике, опубликованные в серии отчетов ВИЭМ за 333, 383 гг. Помимо научно-исследовательской деятельности в ИЭМ О. Гартох вел большую работу по организации микробиологической работы в раз личных учреждениях Ленинграда. В течение четырех лет (2428) заведовал бактериологической лабораторией в больнице им. Эрисмана.

В 28 г. организовал кафедру микробиологии в Ленинградском педиат рическом медицинском институте (тогда — Научно-исследовательском институте охраны материнства и детства). С 28 по 3 гг. заведовал отделом бактериологии в Научно-исследовательском институте эпиде миологии и микробиологии им. Пастера и был заместителем директора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН института по научной работе3. В течение многих лет был председате лем и членом правления микробиологического общества, членом учено го совета Ленгорздравотдела, членом эпидсовещания при Горздравотде ле, членом ученого совета Наркомздрава, работал лектором по вопросам санитарии и эпидемиологии при Доме санкультуры.

Несмотря на эту широкую научную, педагогическую и обществен но-научную работу, Гартох подвергался неоднократным арестам.

Первый раз его арестовали 3 августа 30 г., но через два с лишним месяца (2 октября 30 г.) освободили32. В период отсутствия на его место в ИЭМ и Институте вакцин и сывороток назначался профессор А.В. Пономарев.

Второй раз Гартох был арестован 2 августа 3 г.33 При аресте присутствовала сестра Эльза, она дала телеграмму Р. Роллану, и Рол лан начал кампанию в защиту Гартоха. В дневнике В.И. Вернадского за 3 г. есть запись: «Упорно говорят о личных письмах Ромена Рол лана Сталину»34.

Ромен Роллан знал Гартоха лично, знал он и о политических репрес сиях в СССР. Гартох бывал у Роллана в Швейцарии35. В 36 г. Роллан приезжал в СССР. К нему на подмосковную дачу, как пишет Б. Носик, «швейцарская подруга Хартош (Elsa Hartoch. — П.Н., А.В.) привезла Elsa.

… брата-ученого, которого временно выпустили. … Роллан запи сывает после свидания, что у этого брата здоровый вид, что он хорошо выглядит, лучше, чем сам Роллан...». Роллан просил вождя сохранить жизнь микробиологу О.О. Гартоху. Вот выдержки из письма Р. Роллана Сталину от 6 сентября 3 г.36:

«Дорогой товарищ Сталин.

… Я пишу Вам по поводу одного друга, которого я уважаю и люблю: это доктор Оскар Гартох, из Института Экспериментальной Медицины в Ленинграде. Он был арестован, в начале августа, по обви нению, как мне говорят, в “агитации и пропаганде”. Ничто не более противно его характеру. Он человек, поглощенный единственно своими работами и научными делами (очень важными, главным образом в об ласти эпидемиологии);

он всегда жил вдалеке от всякой политической агитации;

он скромен, робок, болезнен;

и это одиночество его еще уси лилось со смертью его жены, три или четыре года тому назад. Он жил уединенно, с сестрой немецкой национальности, приехавшей из Швей царии, чтобы заботиться о его здоровье37. Я знаю сестру и брата вот уже двадцать лет;

я питаю к ним братскую привязанность;

я гаран тирую абсолютное бескорыстие и лояльность д-ра Оскара Гартоха.

Вот яркая черта этого бескорыстия:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Лет двенадцать тому назад, когда положение в СССР было еще чрезвычайно трудным, доктор Гартох, который получил разрешение поехать на несколько недель в Германию и Швейцарию, получил из Гер мании предложение очень почетного и очень выгодного научного пос та38. Он от него отказался, чтобы вернуться в СССР и остаться на своем посту. Я был свидетелем и предложения, и отказа39.

же лет восемь тому назад он был арестован48 вместе со многими другими врачами, по одному делу бактериологов. Но его невинность была быстро установлена, и он был отпущен на свободу. Я не сомневаюсь, что в данном случае будет то же. Но должен опасаться, что уже очень шаткое здоровье доктора Гартоха может сильно пострадать от дол гого заключения, — не говоря о многих медицинских делах, которыми он управляет и которые рискуют дезорганизоваться в его отсутствие.

Позвольте мне, дорогой товарищ Сталин, просить Вас сказать свое слово, чтобы следствие о докторе Гартохе было ускорено и что бы он смог, как я в этом уверен, доказать бессмысленность обвинений против него.

Верьте, прошу Вас, моей дружеской верности.

Ромен Роллан»

Подробности участия Р. Роллана в освобождении Гартоха есть в книге Д. Фишера «Ромен Роллан и политика использования интеллек туалов»4, основанной на анализе переписки Р. Роллана. Узнав об аресте Оскара Гартоха, Роллан понял, что размеры чисток превзошли все пре делы. Все его письма с запросами остались без ответа. Официального ответа не было, как он думал, из-за смерти М. Горького. Через М. Тореза Роллан писал Г. Димитрову (2.2.3), чтобы узнать подробности о деле Гартоха. Он напомнил лидеру Болгарской компартии, что помогал его освобождению, когда Димитров был арестован в нацистской Гер мании. По законам дружбы Димитров должен был отплатить тем же.

Роллан был поражен тем, что «политически невинному» человеку мож но было предъявить «серьезные обвинения в каких-то действиях про тив режима». Гартох, допускал он, вероятно, был «скомпрометирован подозрительными связями или пострадал из-за беспечности или не знания». Роллан выяснял подробности о Гартохе, хотя о многом знал от сестры Гартоха, которая была его личным другом. Не оспаривая справедливости советской судебной системы, он в письме Димитрову (2.2.3) советовал советскому руководству быть более милостивым к родственникам своих жертв, «смягчить суровость и проявить немного жалости к невиновным (друзьям и родителям), которые страдают из-за содержания обвиняемых под стражей».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН Торезу он жаловался (0.02.38) на то, что отсутствие диалога и не достаток уважения и гуманизма ранят его болезненно. Советское равно душие, однако, не ослабило его «глубокой преданности великому делу, которому мы служим. Это превыше всего личного».

В начале марта 38 г. немецкий писатель Герман Гессе попросил Роллана написать Сталину и заступиться за двух невиновных, пресле дуемых в Советском Союзе, — писателя Карла Шумукле и экономис тки Вали Адлер, дочери Альфреда Адлера (3.03.38). Роллан ответил, что не может добиться освобождения даже своих собственных друзей в России. Ссылаясь на О. Гартоха, упомянул, что дважды писал Сталину и другим видным советским лидерам, а результат: «ни слова в ответ».

Со времени начала чисток два года назад ходатайства Роллана об аресто ванных или пропавших без вести людях встречались молчанием. Он признавал, что его влияние стало ничтожным после смерти Горького:

«“Философы” больше не нужны власти» (март 38 г.)42.

Гартох был освобожден 20 мая 38 г., проведя в заключении око ло 0 месяцев43. Одно из дел, по которому он проходил в 3 г., было дело № 5305 по ст. 588, 58, 58 УК РСФСР в отношении дирек тора Азово-Черноморского института микробиологии и эпидемиологии А.А. Миллера, обвинявшегося в том, что он якобы являлся активным участником правотроцкистской террористической диверсионной орга низации в Ростовской области и с 2 г. по 34 г. занимался шпио нажем, собирая и передавая агентам германской разведки О.О. Гартоху и М.И. Штуцеру секретные сведения о новейших научных работах;

по заданию этой организации якобы проводилась вредительская работа в области здравоохранения, готовились диверсионные акты путем зара жения населения чумой, массового отравления питьевой воды и пище вых продуктов. А.А. Миллер был приговорен к высшей мере наказа ния — расстрелу44.

Не остались в стороне и коллеги-микробиологи. В 38 г., за ме сяц до освобождения Гартоха из-под следствия, Ленинградское обще ство микробиологов, заместителем председателя которого О.О. Гартох являлся, исключает его из своих рядов, обвинив в германофильстве и низкопоклонстве перед буржуазной наукой. Как одну из вредных осо бенностей научного мышления Гартоха общество отмечало якобы свойственную ему переоценку теоретических предпосылок и результатов экспериментальных исследований на животных и бездумный перенос их в практику эпидемиологической и клинической работы. Внимание общества привлекла также статья Гартоха в herapeutische Monatshefte времен Первой мировой войны. В ней он, излагая общеизвестные ме ировой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-131-2/ © МАЭ РАН роприятия по борьбе с холерой в условиях военного времени, подчер кивал неблагополучие России в отношении холеры и обращал внимание на возможность заноса холеры в Германию из России. На русском языке эта работа не была опубликована и, по мнению общества, являлась пло дом германофильских настроений автора.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.