авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Слова «Кадьяк», «коняги», «чугачи» или «шугачь» русские заим ствовали у алеутов острова Уналашка. Впервые географические на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... звания «Кадьяк» и «Шугачь» упомянуты в рапорте казака С.Т. По номарева и морехода С.Г. Глотова о посещении островов Умнак и Уналашка в 1761–1762 гг. [Глотов 1989: 101–110. В конце 80-х го дов VIII в. русские промышленники начали интенсивное освоение территории расселения алютиик. Мореход П.К. Зайков, посетивший в 1783 г. залив Принс Уильям, писал:

«Бывший на судне американец пересказал, что они — шугачи (чугачи. — С.К.) имеют драку или войну, также и торг с 5-ю родами американцев: 1-й канягами, то есть острова Кадьяка жителями, 2-й меж Кадьяком и Шугачинскою бухтою, в бухте же матерой земли живущими народами кинаями (денайна — С.К.), 3-й иули тами (атна. — С.К.), живущими по вышеописанной большой реке (Копер. — С.К.), 4-й от острова Каяк к востоку по берегу Америки с живущим народом, называемым лахамитами (ияк. — С.К.), 5-й за ними к востоку живущими родом колюжи (тлинкиты залива Якутат. — С.К.), кои все к ним и они к коим ездят большими бай дарами, партиями в разные времена года» [Зайков 1863: 7.

С конца VIII в. коренное население острова Кадьяк русские на зывали алеутами, реже — конягами или кадьякцами. Слово «алеуты»

на местном диалекте звучит как «алютиик». Этноним «алеуты» в от ношении кадьякцев применялся до 60-х годов в. Позднее в эт нографической литературе появились названия «тихоокеанские эскимосы» и «коняги». Что касается чугачей, то это название исполь зовалось с конца VIII в. После продажи Аляски в 1867 г. для обозна чения этого народа применяли в основном слово «алеуты». Этноним «чугачи» закрепился в этнографической литературе благодаря сов местным полевым изысканиям, проведенным в 1933 г. датским исследователем К. Биркет-Смитом и американским этнологом Ф. де Лагуной [Bk-Smh 1953. В 80-е годы в. в отношении как Bk-Smh -Smh Smh населения Кадьяка, так и чугачей стали использовать этноним «алю тиик». Одновременно возродилось использование самоназвания чу гачей — «сугпиак», что переводится как «настоящие люди».

В настоящее время в отношении самоназвания аборигенов остро ва Кадьяк сложилась парадоксальная ситуация. Их главное террито риально-административное объединение называется «Корпорация Кониаг» по этнониму «коняги», местный музей — «Музей Алютиик»

по этнониму «алютиик». С 2009 г. аборигены Кадьяка стали исполь зовать этноним «сугпиак» как свое самоназвание. Возможно, в даль Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун нейшем они будут использовать и другие этнонимы. Например, на стоящее самоназвание эскимосов острова Кадьяк — «кыхтакмиуты».

Таким образом, за последние 50–60 лет в отношении коренного населения Кадьяка использовали этнонимы «алеуты», «алютиик», «тихоокеанские эскимосы», «кадьякцы», «коняги», снова «алютиик»

и наконец «сугпиак». С одной стороны, это объясняется политиче ской конъюнктурой [Корсун 2008: 128, с другой — тем, что в течение ХХ в. исследователи проявили мало интереса к этнографии корен ного населения Кадьяка и не сделали монографического описания традиционной культуры этого народа подобно тому, как это сделал К. Биркет-Смит в отношении чугачей.

Работы исследователей I в. Г.И. Давыдова [Давыдов 1810– 1812, Г.И. Холмберга [Hombg 1985 и А.Л. Пинара [Pa Hombg Pa являются важными этнографическими источниками, но все же не научными монографиями. В последние десятилетия (в значительной мере в связи с успехами археологических исследований) наблюдается возрождение интереса не только к отдаленному прошлому Кадьяка [Dumod 1977;

Kb 2003, но и к исследованию традиционной Dumod культуры алютиик [Lookg… 2001;

Kodak, Aaka 2002 и к этногра Lookg……, фии современного населения [Mh 2003. Большой вклад в изуче Mh ние культурного наследия алютиик вносит руководство «Корпорации Кониаг» и «Музея Алютиик» [Gaquq 2009;

Two Jouy 2008.

Gaquq У алютиик был смешанный тип хозяйства, в котором равные доли имели морской зверобойный промысел и рыболовство. Большую роль играли собирательство и охота на сухопутных животных и птиц.

Промысловый сезон начинался в конце февраля с появлением нерпы и морских котиков. В мае появлялись каланы и киты, одновременно начинался ход рыбы, который продолжался до середины сентября.

Во время летнего сезона промышляли сивучей, дельфинов, тюленей и охотились на птиц. С октября до конца декабря питались летними запасами рыбы и мяса. Январь и февраль был самым голодным вре менем года, когда питались в основном моллюсками. И.И. Биллингс писал:

«В конце февраля выходят на ловлю котиков и тюленей на юг от о. Кадьяк. В апреле месяце перебираются из зимних в летние жилища, которые стоят в местах, богатых рыбой и китами. Месяц май они занимаются ловлей бобров вокруг всего о. Кадьяк, а ино гда удаляются от берега на большое расстояние. В июне уже боб Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... ров становится мало, и начинают ловить рыбу и тюленей. Первая рыба, которая попадается, — олибут (Obu) (палтус. — С.К.). Ее Obu) ) бьют у берегов дротиком, который служит им вместо остроги, а ча ще волна прибивает эту рыбу к берегу в большом количестве. Дру гая рыба — красная горбуша, кижуч и сиг. Ловят эти рыбы до самого сентября. Рано или поздно, смотря по погоде, собирают корень сараны и заготовляют его впрок — варят и складывают в кадку, заливая рыбьим жиром. Также собирают траву кислицу и сохраняют ее с китовым мясом следующим образом: копают яму, дно ее застилают травой, затем кладут слой кислицы, а на нее слой китового мяса, и так слой за слоем до самого верха. Наверху снова кладут толстый слой травы и сверху засыпают землей. В ок тябре, когда вся ловля кончается, перебираются в зимние жили ща, и каждый везет с собой свои припасы, которыми он может прожить, не завися от других» [Биллингс 1978: 50.

Самое важное место из всех видов охоты занимал китобойный промысел. Один кит обеспечивал жителей целого селения на дли тельный период. Однако китобойный промысел не получил у алюти ик такого развития, как у эскимосов мыса Барроу или Гренландии.

Алютиик охотились на китов горбачей и кашалотов. Китовая охота являлась специализацией отдельных семейств, и связанные с ней приемы и обряды передавались из поколения в поколение. Китовый промысел рассматривался как «нечистое» занятие, считалось, что ему способствуют злые духи.

«Ловля китов сопровождается многими суеверными обрядами, коих промышленники не открывают никому, и состояние их бы вает обыкновенно наследственное;

почему число людей, занима ющихся сим промыслом, чрезвычайно умалилось. Они уносят тела умерших отличных людей, становят их в отдаленные пещеры, где иногда находят оных до десяти и более. … Перед начатием китовой ловли собираются в пещеру, вынимают мертвые тела, кладут оные в ручей, пьют из онаго воду и отправляют многие иные ворожбы» [Давыдов 1812: 197–198.

У каждого китового промышленника был особый талисман — часть от тела умершего охотника, которым смазывали наконечники гарпу нов. Во время промысла этот талисман всегда находился у охотника.

На промысел выезжали утром и только в безветренную погоду. Заме Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун тив кита, охотник определял, где животное вынырнет, и быстро плыл к этому месту. Когда кит выныривал, к нему подплывали как можно ближе и под боковой ласт или под хвост метали гарпун с отделяющим ся каменным наконечником. Наконечник застревал в теле животного и благодаря боковым зазубринам (выступам) не выскакивал обратно.

Метнув гарпун, охотник сразу же отплывал в сторону, чтобы не быть опрокинутым волной от ныряющего кита. Смерть кита зависела от меткости охотника. Животное, которому был нанесен удар точно под боковой ласт, умирало на третий день;

в сторону от бокового ласта — на пятый день;

под хвост — на восьмой день. Мертвого кита волны вы брасывали на берег. Если его тушу не клевали птицы, считалось, что он протух и не годится в пищу. Самым необходимым продуктом, который получали из кита, был его жир. Без смешивания с жиром нельзя есть сушеную рыбу — юколу, которой питались зимой.

«Одна только китовая охота принадлежит особенным семей ствам и переходит от отца к тому сыну, который показал в этом промысле больше искусства и расторопности перед другими.

Впрочем, китовую ловлю кадьякские жители еще не успели дове сти до того совершенства, в котором она находится у гренландцев и других народов. Кадьякский промышленник нападает только на малых китов и, сидя в однолючной байдарке, бросает в него гар пун, древко которого при ударе отделяется от аспидного носка и остается на воде. Таким образом, кит, получив рану и имея в сво ем теле упомянутый аспидный носок или копье, уходит с ним в море и потом выбрасывается на берег, а иногда и совсем пропа дает. Поэтому можно заключить, что никто из китовых промыш ленников не уверен в своей добыче» [Лисянский 1947: 183.

Следующей по значимости была охота на нерпу, во время которой использовали специальные деревянные головные уборы, вырезан ные в виде головы этого животного. Охотничьи шляпы такого типа были известны только кадьякцам и чугачам, у других групп эскимо сов они не встречаются. Ближайшие параллели можно провести с бо евыми шлемами тлинкитов, которые вырезались в виде голов различ ных животных, в том числе и морского льва — сивуча. Однако шляпы и шлемы имели разное функциональное назначение. Легкие шляпы алютиик использовались в маскировочной охоте, а тяжелые и мас сивные шлемы тлинкитов — для защиты во время сражений или как часть костюма для исполнения ритуальных танцев.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... Охотник в вышеупомянутом головном уборе прятался за камнями на мелководье, на которых ранее видели нерп. Имитируя крик самки, он подманивал животное и убивал его гарпуном. Существовал и бо лее продуктивный способ. Обнаружив нерп, спящих на камнях на мелководье, охотники устанавливали в море сеть, а затем громко кри чали. Испуганные животные бросались в воду и запутывались в сети.

«Нерп ловят сделанною из сего зверя чучелою (илишуак), ко торую, надув, поставляют на лайде, т.е. на отмелом прибрежном месте, кое во время морского прилива бывает покрыто водою, а во время отлива сухо, там, где выходят сии звери. Ловец, сидя за сею чучелою в деревянной, подобной нерпичьей голове шапке, кри чит, подражая хрипловатому голосу сего зверя: “Ува”. По мере приближения зверя к чучеле бросает в него стрелку на мауте 10 са жен и, вытянув на берег, добивает поленом-дрегалкой “пикху дак”» [Гедеон 1994: 74–75.

На нерпу и других тюленей кадьякцы охотились при любой воз можности. Гарпун для промысла нерпы всегда находился на каяке, когда мужчина выходил в море. Для промысла нерпы использовали два вида гарпунов — малый и большой. Их отличие состояло в разме рах, большой гарпун был на 15–20 сантиметров длиннее малого. Они имели разные наконечники: у малого гарпуна наконечник имел зазубрины с двух сторон, а наконечник большого гарпуна — только с одной стороны. Малый гарпун бросали с метательной дощечки, а большой гарпун — рукой, к нему обязательно привязывали попла вок из мочевого пузыря морского животного. Часто на нерпу охоти лись, когда животные спали на поверхности воды в зарослях водорос лей. Заметив добычу, охотник бросал гарпун с привязанным к нему поплавком и громко кричал. Раненая нерпа в испуге глубоко ныряла, запутывалась в стеблях водорослей и задыхалась. После того как по плавок, плавающий на поверхности воды, переставал дергаться, уби тое животное вытаскивали из воды.

До полного истребления морских котиков в начале I в. алюти ик охотились на них отгонным способом. Большая группа людей вы ходила на лежбище котиков с двух сторон и отгоняла их далеко от берега. Затем животных забивали дубинами, ударом по носу.

В конце VIII в., после начала европейской колонизации, боль шое значение приобрел промысел калана из-за его меха. Способы охоты на каланов у алеутов и алютиик практически не различались.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун Охотники выезжали в море небольшими партиями до десяти-пятнад -пятнад пятнад цати каяков, они плыли цепочкой на таком расстоянии друг от друга, чтобы можно было увидеть калана, когда он выныривал на поверх ность воды. Первый, кто замечал животное, поднимал весло. Каяки с охотниками становились широким полукругом. Во время первого ныряния калан мог находиться под водой до двадцати минут, затем все меньше и меньше. Когда животное появлялось на поверхности воды, в него с метательной дощечки бросали легкий гарпун с отделяю щимся наконечником, который привязывали к древку при помощи длинного маута (шнура).

«Ловить бобров (каланов. — С.К.) выезжают в море за 6 и 8 верст разными отделами;

в каждом отделе находится от 8 до 15 двухлюч ных байдарок. Первый, увидев бобра, делает знак другим, подняв вверх весло;

прочие стараются окружить то место расстоянием, как можно стрелкою попасть в зверя. Одни только сидящие в передних люках бросают стрелки наперерыв друг перед другом, а сидящие в задних люках управляют байдарками. Бобр тому достается, кто первее поранит его;

иногда вдруг ранят двумя стрелками, в таком случае тот получает бобра, чья стрелка поранила зверя подле головы или повыше другого стрелка. Если же ровно попадут стрелки, то бобр принадлежит тому, кто, прежде начиная стрелять, кричал: ку ку-ко! Это делают для того, чтобы другие видели, что он первый на чинает бросать стрелку. Непроворный бобр ослабевает от пяти ран, а проворный получает до десяти» [Гедеон 1994: 74.

После того как гарпун попадал в калана, древко отскакивало, а на конечник застревал в теле животного. К передней части гарпуна при крепляли тяжелое костяное навершие (головку древка), поэтому гар пун всегда всплывал в вертикальном положении. Таким образом, охотник определял место, где находится раненое животное, и когда оно выныривало, наносил следующий удар. Обычно, чтобы убить ка лана, требовалось нанести от четырех до шести ударов. Шкуру полу чал тот охотник, чей гарпун вонзался ближе к голове зверя.

«Главное оружие составляют у них стрелы, которыми бьют они чрезвычайно верно и никогда почти не дают промаха. Увидев на море бобра (калана. — С.К.), они быстро бросаются к нему, окру жают его байдарками и начинают пускать в него стрелы;

они ни за что не позволят ему выплыть из круга, образуемого байдарками.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... Бобр ныряет, но, не будучи в состоянии долго пробыть под водой без воздуха, беспрестанно выставляет свою голову и кричит, как ребенок. Алеуты гоняют его до тех пор, пока он совершенно вы бьется из сил от истекшей крови, тогда он оборачивается на спину и показывается почти весь на воде. В это время подплывают к нему алеуты, берут его на байдару и рассматривают самым вниматель ным образом, кому он принадлежит» [Марков 1856: 97.

Наряду с морским зверобойным промыслом большое значение имел сезонный лов лососевых рыб, который продолжался с июня по сентябрь. Как и везде на тихоокеанском побережье Аляски, рыбу ло вили при помощи сетей, ловушек и запоров. Улов сушили, вялили, коптили. Обычно запасов рыбы хватало с конца сентября до конца декабря. В последующий период на мелководье собирали водоросли и моллюсков.

Из сухопутных животных главным объектом охоты были медведь гризли и длиннохвостый суслик — еврашка. Из медвежьих шкур де лали спальные принадлежности, из шкурок еврашек шили одежду — парки. На медведей охотились и зимой и летом. Зимой, обнаружив берлогу, охотники разводили около нее костер. Почувствовав запах дыма, медведь вылезал из берлоги, в животное стреляли со всех сто рон и убивали. Летом группа охотников из пяти-семи человек окру жала медведя, и в него стреляли из луков. Медведь бросался то на одного, то на другого охотника, но получал новые удары стрелами в спину и бока. Также на медведей практиковалась индивидуальная охота. Охотник устраивал засаду вблизи медвежьей тропы. На землю он клал старую одежду. Заметив медведя, охотник стрелял из лука и отбегал в сторону. Раненый зверь, почувствовав запах человека, бросался на груду одежды и начинал ее рвать, в это время охотник делал новые выстрелы и убивал животное.

«У аляскинцев, так как и у коняг (кадьякцев. — С.К.), хороший промышленник всегда ходит один на медведя, берет с собой лук и только две стрелы с каменными наконечниками, ибо камень производит весьма тяжелые раны. Охотник ложится близ мед вежьей тропы и стреляет в зверя в самом близком расстоянии, после чего откатывается в сторону, оставив на месте парку свою.

Если медведь не убит с первого разу и бросится, то, нашед платье, разрывает оное, а промышленник между тем имеет время снова приготовиться» [Давыдов 1812: 162.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун Силе медведей гризли, самцы которых могли достигать двух с поло виной метров в высоту и весили более 600 килограмм, никто не мог противостоять. У алютиик существовал промысловый медвежий культ.

Считалось, что медведь и человек тесно связаны друг с другом, что у себя «дома», в берлоге, медведь может принимать человеческий об лик, а также что он понимает человеческую речь и может сознательно причинять вред человеку. В случае смерти человека в лапах медведя родственники погибшего могли объявить кровную месть «медвежьему народу» и убивать животных до тех пор, пока в желудке одного из них не будут обнаружены какие-либо вещи погибшего охотника.

Орудия морского зверобойного промысла алютиик отличались от аналогичных орудий охоты других групп эскимосов Аляски и во мно гом сближались с алеутскими. Существовали отдельные типы орудий для каждого вида животных: моржей, сивучей, каланов, китов и т.д.

Их можно разделить на несколько типов. Это легкие неповоротные гарпуны, тяжелые неповоротные гарпуны, колющие копья, метатель ные копья на птиц (шатины), метательные дощечки и дубины для за боя животных. Главное отличие вышеперечисленных орудий охоты состоит в том, что некоторые из них (легкие) бросали с метательной дощечки, а другие (тяжелые) бросали рукой. Соответственно тяже лые орудия охоты предназначались для добычи крупных животных, а легкие — мелких. Стрелы чугачей для охоты на каланов и легкие гарпуны кадьякцев типологически сходны. Они состоят из древка с опереньем, костяной головки древка и отделяющегося наконечни ка. Стрелы чугачей и легкие гарпуны кадьякцев отличаются только размерами и формой нижней части древка: на стрелах есть вырез для тетивы, а на гарпунах его нет, так как гарпуны бросали с помощью метательной дощечки.

Необходимо обратить внимание на тип метательных дощечек алютиик. В метательной дощечке вытачивали желоб для древка гар пуна с костяным упором на конце. Древко гарпуна вставляли в же лоб, его нижняя часть упиралась в костяной упор. Охотник одной рукой держал и метательную дощечку, и гарпун. Использование толь ко одной руки было очень важно во время морской охоты. Свободной рукой охотник придерживал весло, чтобы каяк не раскачивался на волнах. Гарпун, брошенный рукой, летел на 15–20 метров, а брошен ный с метательной дощечки — на 50–60 метров. Все группы эскимо сов от Гренландии до залива Принс Уильям имели метательные до щечки так называемой «мечевидной» формы, а у алеутов метательные дощечки были прямоугольными.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... Основным транспортным средством алютиик были каяки, ис пользовавшиеся во время морской охоты, и лодки открытого типа — байдары. Их использовали во время переезда с зимних на летние жи лища и для перевозки больших запасов пищи.

Каяк алютиик был такого же типа, что и алеутская байдарка, но более широким и коротким и соответственно менее быстроходным и маневренным. Это может свидетельствовать о том, что алютиик позднее, чем алеуты, адаптировались к морскому зверобойному про мыслу. У алютиик существовали каяки трех видов. Однолючные кая ки являлись основным видом охотничьей лодки, двухлючные служи ли для обучения мальчиков морской охоте и перевозки пассажира.

После появления огнестрельного оружия двухлючные каяки стали использовать чаще, так как при стрельбе из ружья из-за отдачи от вы стрела легкий однолючный каяк мог опрокинуться. Трехлючные каяки стали изготовлять после появления европейцев, их использо вали для перевозки пассажиров.

«Кожаные их каяки пошире и покороче, чем у алеутов (Алеут ских островов. — С.К.);

они на ходу менее быстры;

весло у них короче, однолопастное наверху с короткой поперечной ручкой.

В каяках сидят на коленях. На некоторых каяках установлено вер тикальное приспособление для прицеливания, представляющее собой тонкую ветку, расщепленную вдоль, причем нижние концы этих двух половинок плотно связаны нитками, а верхние концы распираются специально вставленной поперечной деревяшкой.

Еще возят они на своих каяках связку дротиков с коротким опе реньем, дощечки для метания дротиков, гарпун — Tohy, пла, вающий пузырь, для которого берется шнур — Akhuk, из жил, речной выдры — Puhpak, затем пузырь со свежей водой и при, способление для вытягивания воды из пузыря, сделанное из стеб ля водоросли или из нескольких больших размеров зонтикового растения» [Мерк 1978: 74.

Во время шторма охотники соединяли несколько каяков вместе для придания им большей устойчивости и между их бортов крепили манщики. Это делалось для того, чтобы не повредить обшивку кая ков, которые, раскачиваясь на волнах, в противном случае касались бы друг друга. Если разрывалась обшивка, надутые воздухом манщи ки устанавливали внутри каяка или привязывали к нему с боковых сторон.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун Об использовании байдар открытого типа Г.И. Давыдов писал:

«Большие байдары редко употребляются островитянами и раз ве только для перевезения юколы или чего инаго из места на ме сто. В оных гребут однолопастными короткими веселками и греб цы сидят лицом к носу байдары, по два на каждой банке. … Корпус байдары состоит из тонких шпангоутов, вдолбленных в киль и связанных между собою несколькими тонкими рыбина ми. При постройке сих лодок русские и американцы не употреб ляют железа;

а скрепляют все тонко разодранными и вычищенны ми китовыми усами. Когда деревянная остова байдары кончена, то натягивают на оную сшитые по мере кожи, служащие вместо обшивки. Удобнейшие для сего, как я уже сказал, почитаются кожи сивучьи, наперед выделанные и продымленные. Иногда ко няги для сих байдар делают парус из рогож или кож, самых тон ких» [Давыдов 1812: 144–145.

Предметы домашнего быта алютиик разнообразно представлены в музейных коллекциях. Так, в собрании МАЭ имеется набор резцов для резьбы по дереву и кости, их рукоятки состоят из двух костяных пластинок с вырезом для лезвия, которые скреплялись с помощью сухожильной обмотки. Такой способ крепления восходит к прошло му, когда использовались каменные лезвия. В случае поломки лезвия рукоятку разбирали и в паз вставляли новое лезвие. Аналогичные инструменты для резьбы по дереву и кости использовали жители по бережья залива Нортон и другие группы эскимосов, населявшие обе стороны Берингова пролива.

«В прежнее время каменный топор, костяная игла (которые надобно также обделать) и раковина или у редкого кусок железа составляли все их механические пособия. И ныне они не много более инструментов имеют, однако обрабатывали и обрабатывают очень хорошо кость и другие вещи, перенимают некоторые по делки от русских и мало уступают своим учителям» [Давыдов 1812: 23.

«Коняги очень искусно обделывают кость, небольшим согну тым ножиком. Особливо стараются чисто и гладко обделывать ту, которая у них на стрелах, для того беспрестанно примеривают и проверяют глазом. К распиливанию кости употребляют они Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... простое помачиваемое часто жиром или водою железо, а к про сверливанию дыр небольшое долотцо, сооруженное так, что оно с помощью обернутой вокруг него веревки может вертеться»

[Там же: 105.

Домашняя утварь алютиик состояла из плетеных корзин, кожа ных сосудов для хранения жира морских животных, ящиков, ложек и деревянной посуды ритуального назначения в виде фигур живот ных и птиц. Часто ритуальные сосуды вырезали в виде фигуры утки крохаль. На голове у этой птицы есть хохолок, а края клюва имеют зубчатую форму, благодаря чему она легко удерживает в клюве пой манную рыбу. Эти характерные детали часто изображали на со судах, сделанных в виде фигур этой птицы. Ритуальные сосуды украшали «глазным орнаментом», характерным для культуры тлин китов и других индейцев северо-западного побережья Северной Америки.

Алютиик практиковали плетение на вертикальной основе, обвер тывая двумя или тремя рядами утка один или два ряда вертикальной основы. При орнаментации плетеных изделий соломкой использо вали прием, который называется «фальшивая вышивка», когда при менялось трехпрядное плетение. Третья прядь утка заменялась со ломкой. Орнамент, сделанный способом «фальшивая вышивка», выступает лишь на лицевой стороне изделия. Корзины использовали для хранения продуктов, домашней утвари, а также приготовления пищи. В корзину наливали воду и опускали в нее раскаленные на огне камни и мясо. Прутья корзины набухали, и вода не просачива лась из нее. Остывшие камни заменяли на раскаленные. Таким обра зом, воду доводили до кипения и варили мясо.

Для изготовления ложек алютиик, как и тлинкиты, использовали рога горных коз, которые размягчали в кипятке, чтобы придать им необходимую форму. Резьбой покрывали только рукоять. В верхней части ложки часто вырезали голову орла, ниже — голову мифическо го морского существа с высунутым языком.

«Чем … древнее, тем превосходнее работа, а особенно резьба из кости. Это ремесло, судя по куклам, находящимся у меня, было в хорошем состоянии, если принять во внимание, что оно прина длежало необразованным людям. Но ныне с трудом можно сыскать человека, который изобразил бы что-нибудь порядочное» [Лисян ский 1947: 186.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун Вооружение воина алютиик состояло из боевого шлема и пластин чатых доспехов. В качестве оружия дальнего боя использовали стре лы и копья, для ближнего боя — металлические кинжалы и дубины.

«В сражениях коняги употребляют копья, луки и стрелы. Ра товища (древки. — С.К.) копий деревянные, и в концы оных вставляется железо, или острая кость, или заостренный крепкой камень. Островитяне имели большие щиты, кои достаточно за щищали их от стрел, но легко были пробиваемы пулями» [Давы дов 1812: 149.

Стрелы катмайцев и эскимосов юпик западной Аляски, занимав ших территорию от Бристольского залива до реки Кускоквим, типо логически едины. Они состоят из древка с оперением, костяного на конечника с лезвием из аргиллита и футляра для лезвия. Таких стрел в музее несколько десятков, но изображения животных встречаются только на стрелах катмайцев. Стрелы такого же типа использовали и кадьякцы. Иеромонах Гедеон писал:

«У стрелок древко бывает длиною в три четверти (аршина. — С.К.) и более, с наконечником оленьей кости, при трех в одну чет верть насечках (с тремя зазубринами. — С.К.) и с каменным или медным на нем копьецом (лезвием. — С.К.) в полтора вершка»

[Гедеон 1994: 61.

В VIII в. алютиик стали изготовлять наконечники стрел из меди.

Искусство обработки меди способом холодной ковки было известно народам Аляски до знакомства с европейцами. Считается, что первы ми научились обрабатывать самородную медь индейцы атна, а от них эти навыки заимствовали другие народы Аляски. Боевые стрелы ка дьякцев в собрании МАЭ, приобретенные Ю.Ф. Лисянским в 1804– 1805 гг., имеют более прочные железные наконечники.

Боевые доспехи защищали грудь и спину воина. Панцири алюти ик состояли из двух разных по размеру частей. Большая часть панци ря защищала спину, меньшая — грудь. Панцири делали из тонких деревянных реек и оплетали их сухожилиями. Пластинчатые дере вянные доспехи были распространены на Аляске и в северо-восточ ной Азии. Боевые доспехи алютиик и тлинкитов конструктивно од нотипны. Алеутские боевые панцири иные по форме, но тоже сделаны из вертикально расположенных деревянных пластинок. Боевые пан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... цири из костяных пластинок эскимосов района Берингова пролива типологически ближе к алеутским доспехам. Главный конструктив ный принцип — изготовление доспехов из пластинок — использо вался всеми вышеупомянутыми народами.

Зимние жилища алютиик были такого же типа, как у эскимосов дельты рек Юкона — Кускоквима и у алеутов. Для изготовления жи лища в земле вырывали яму четырехугольной формы глубиной около метра, размером 106 м. В углы ямы вбивали столбы высотой около двух метров, сверху на них устанавливали раму из жердей, в центре оставляли световой люк, служивший окном и дымовым отверстием.

Боковые стены (выше ямы) делали из досок. Снаружи сооружение покрывали циновками и засыпали землей. В центральной части жи лища выкапывали углубление для очага, которое обкладывали кам нями. Вдоль стен устанавливали лавки, отгороженные друг от друга боковыми перегородками, где хранился домашний скарб отдельных семей. Центральная часть жилища служила общественным помеще нием для всех обитателей дома. Здесь готовили пищу, сушили рыбу, изготовляли домашнюю утварь и шили одежду. Отдельные семьи жили в боковых пристройках, в которые попадали через проход в зем ляной стене. Здесь находились спальные места — лавки, покрытые шкурами животных. Некоторые спальные помещения имели неболь шие световые люки. Они использовались не только как спальни, но и как помещение для парных бань. В VIII в. вождь каждого селения имел кажим — мужской дом, где справлялись религиозные обряды.

В начале I в. в связи с распространением христианства кажимы перестали сооружать.

«Селения их расположены по морскому берегу вокруг всего острова, и каждое имеет своего начальника, называемого русски ми тоеном (якутское слово). Некоторые начальники управляли многими селениями, происходящими от одного рода и называю щимися по имени губы или мыса, у коего они живут. Власть на чальника селения весьма невелика: часто островитяне более ува жают и слушаются какого-нибудь богатого человека или хорошего промышленника. Ныне правители компании сменяют иногда ро довых тоенов и на место оных назначают других по своему произ волению, однако дикие сих менее уважают, нежели смененных.

Правители компании, зная почтение островитян к родовым своим начальникам, не употребляют жен их и детей в работы. В прежнее Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун время достоинство начальников было наследственное, но выбор преемников редко падал на сыновей, а по большей части на одно го из племянников» [Давыдов 1812: 113–114.

Головные уборы алютиик были более многообразны, чем одежда.

Во время религиозных церемоний и празднеств мужчины использо вали кожаные, высокие, богато орнаментированные «колпаки», сход ные с аналогичными головными уборами алеутов. Во время морского промысла вожди и старейшины носили деревянные головные уборы конической формы с сильно вытянутой вперед тульей. Их раскраши вали в виде птичьей головы и украшали резными пластинами из мор жовой кости и усами сивуча. Этот тип головных уборов был характе рен для всех юпикоязычных групп эскимосов от Чукотки до залива Принс Уильям и для алеутов. Другим группам эскимосов и индейцев такой тип головного убора был не известен.

Алютиик использовали и шляпы-козырьки с открытым верхом.

Этот тип головного убора также был широко распространен среди алеутов. Как упоминалось, при охоте на нерпу надевали деревянные головные уборы, вырезанные и раскрашенные в виде головы этого животного. Повседневными головными уборами были плетеные шляпы из еловых корней, их украшали стилизованными рисунками животных. Чем больше украшений из перьев, раковин, сивучьих усов, бисера и стеклянных бус было на такой шляпе, тем выше был социальный статус ее владельца. Также имелись женские церемони альные головные уборы, полностью покрытые разноцветными буса ми и бисером. Из украшений самыми ценными считались кусочки янтаря, раковины денталиум и крупные голубые бусины китайского производства.

Способы изготовления плетеных шляп чугачи заимствовали у тлинкитов. Шляпы алютиик повторяют форму и основные принци пы изображений на тлинкитских изделиях. Кадьякцы же научились плести шляпы у чугачей. Ареал распространения плетеных шляп включает побережье Северной Америки от острова Ванкувера до ост рова Кадьяк. Соседи алютиик — алеуты, аглегмиуты и денайна — пле теные шляпы не использовали.

В собрании МАЭ есть шляпа с четырьмя цилиндрическими над ставками — символами количества потлачей, данных ее владельцем.

Таким головным убором мог владеть очень богатый и могуществен ный вождь. На полях шляпы изображена стилизованная фигура пти цы с расправленными крыльями, выше которой нарисован лик Лам Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... Шуа — демиурга в мифологии алютиик. Полосы, идущие вниз от глаз Лам Шуа, означают «всеведение» этого духа. Считалось, что он все видит, все слышит и присутствует везде одновременно.

«Шляпы плетут весьма искусно и крепко из еловых кореньев, с широкими полями, низкою несколько острее тулейкою и рас крашивают их разными узорами. На верху шляпы рисуют рака, тюленя или иное животное. Если хотят, чтобы краски на шляпе или ином чем долго держались, то разводят ее на отстое крови, пу щенной из нарочно разбитого носа» [Давыдов 1812: 16–17.

Одежда алютиик, как и других групп эскимосов Аляски, состояла из парок и камлеек. До контактов с европейцами алютиик шили пар ки из меха медведей, каланов, лисиц, сурков (табарганов), сусликов (еврашек) и из шкурок бакланов (урилов), гагар (ар) и топорков. От населения полуострова Аляска алютиик получали оленьи парки, а от индейцев денайна — одежду из замши.

«Одежда мужчин. Во всякое время года мужчины носят парку из птичьих шкур — Akuk, которая надевается большей частью, перьями внутрь, реже из еврашки или тарбагана. До прихода рус ских они имели парки из меха морской выдры (калана) или ли сицы. При теплой погоде ходят часто голыми, закрывая только чресла, привязывая к ним ремнями кожи морского котика, мех еврашки или хвост морской выдры, а теперь иногда привязывают только траву. Штанов они не носят никогда, только носят легкие сапоги, доходящие до колен, из шейной кожи морских львов или из меха тюленей — Wodhk. Они также имеют дождевые рубахи.

из тонкой кишечной кожи — Kahak, которыми покрывают, голое тело. Птичьи парки украшены пришитыми снаружи вокруг более или менее одинаковыми кусками из кож еврашки, идущими рядами поперек ко шву, на плечах по одному, на груди такой кусок полностью прикреплен.

Одежда женщин. Женщины носят парки (без воротника) из птичьих шкур и рыбьих кож, а также из выделанной кожи. Край оторочен местами обшивкой из коротких полос меха молодых морских котиков. Иногда эти парки сделаны из меха еврашки, украшены вдоль шва кусочками меха одинаковой величины.

У птичьих парок на груди, на спине, до локтя нашиты узкие куски кож еврашек более свободно» [Мерк 1978: 71–72.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун С конца VIII в. для изготовления одежды в основном использо вали шкуры еврашек и птиц. Еврашечьи парки шили двухслойны ми — мехом вовнутрь и наружу. Шкуры еврашек разрезали вдоль на две части, на спинку и брюшко. Из спинок шили наружную сторону парки, а из брюшек — внутреннюю. Парка представляла собой длин ную рубаху глухого покроя без капюшона, с короткими рукавами.

Под рукавами делались прорези, через которые можно было вынуть руки. Обычно руки держали скрещенными под паркой. Под евро пейским влиянием с начала I в. парки стали шить без прорезей, с длинными рукавами. Праздничные женские парки шили из шкурок с шеи бакланов. В этом месте перья у бакланов очень маленькие и гладкие, поэтому казалось, что парка сделана из меха. На изготов ление одной парки требовались шкурки ста сорока бакланов. Пред почитали шкурки птиц, добытых весной, когда в общей массе темно зеленых перьев появлялись вкрапления белых перьев. Воротник таких парок оторачивали кожаной полосой, окрашенной в красный цвет. По всей длине праздничные парки украшали пучками шерстя ных нитей красного и зеленого цветов, клювами топорка, орлиными перьями, полосками из кожи горностаев или каланов. Повседневные птичьи парки, которые носили и мужчины и женщины, шили из шкурок топорка. Их носили перьями наружу, чтобы дождь стекал по перьям, а человек оставался сухим.

«Шкурки птиц — ар, ипаток и топорков — составляют одеж ду алеутов. Парка птичья изобретена ими в диком их состоянии, и ничего не может быть удобней оной в отношении климата и образа их жизни. Сии парки довольно теплы, и как носят их вверх перьями, то дождь обыкновенно стекает и не промачивает мездру, которая к тому же и выделана с жиром и не скоро позво ляет впитываться воздушной влажности и мокроте. Ветры также не продувают сквозь шкуры;

но, соединив парку с кишочной камлеей, алеуты долго в состоянии перенести ветры, холода и мокроту. Если же случится, что он довольно озябнет и парка смокла, тогда, войдя в юрту или же на воздухе, садится на кор точки, ставит в ноги плошку с жиром и, опуская парку до земли плотно, накидывает также плотно и на голову. В час или еще скорее он согревается всем телом и вместе просушивает свою одежду. … Парки шьются, смотря по величине птичьих шкур, различно.

Ар уходит 50, топорков 40, ипаток 30» [Хлебников 1979: 38.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... В сырую погоду и обязательно во время промысла в море надевали камлейку. Камлейки шили из кишок сивуча, нерпы, медведя. Также использовали пленку, снятую с языка кита и его печени. Кишечные полосы всегда сшивались поперек камлейки. В местах швов камлей ки украшали пучками красных и зеленых шерстяных ниток, козьим и оленьим волосом. Нижняя часть подола и рукавов украшалась ор наментированными кожаными полосками. Камлейки обязательно имели капюшон. Садясь в каяк, охотник затягивал при помощи шну ра рукава и капюшон, а подол обтягивал вокруг входного люка каяка.

Перед тем как надеть камлейку, ее обрызгивали водой, чтобы она не трескалась. Самыми легкими, прочными и тонкими были камлейки из медвежьих кишок, самыми грубыми — из пленки с языка кита.

«Камлейка есть непременно нужная вещь островитянину, ибо сверх того, что защищает его от дождя, коняга не может ехать без нее в байдарке. Когда платье сие готово, тогда, завязав рукава, на ливают в оное воды, которая если нигде не проходит, то и камлей ка хороша. Если в ясное время буря принуждает конягу надеть оную, то наперед опрыскивает ее, да и после брызгает воду, дабы от солнца не трескалась. Камлейку, как уже сказано, убирают раз дерганными в нитки красным и зеленым стамедом и волосами козлиными или оленьими. Иные обкладывают подол и рукава вы шитою наподобие лент крашеною кожею» [Давыдов 1812: 16.

Из других видов одежды летом мужчины носили набедренную по вязку, женщины в холодную погоду надевали короткие натазники.

Зимой женщины носили короткие штаны из оленьих шкур, которые получали от эскимосов полуострова Аляска. Использовали и сапоги:

мужские — сшитые из шкур сивучей или нерпы и женские — из шку рок еврашек.

«Островитяне лето и зиму ходят почти все босиком, а немногие имеют сапоги из тюленьих или сивучьих кож сделанные, но и те не что иное, как мешки с пришитыми к ним китовыми подошвами.

Богатые, а особливо женщины, имеют теплые сапоги, из евраше чьих или тарбаганьих кож» [Давыдов 1812: 18–19.

Во второй половине VIII в. общество алютиик разделялось на родовых вождей и шаманов, простых общинников и рабов. Рабами становились военнопленные и сироты. Рабство было наследствен Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун ным, и рабов можно было убивать. Такая структура общества у ка дьякцев сохранялась до 1784 г., когда они были разгромлены в не скольких сражениях людьми купца Г.И. Шелихова, а большинство их рабов перешло на сторону русских. Из бывших рабов Г.И. Шели хов сформировал отряды для уничтожения непокорных вождей.

«Тоены (старейшины. — С.К.) учреждены по приезде г. Шели хова на Кадьяк, а до него на каждой жиле начальствовал ана югнак — хозяин. Он непременно должен был иметь собственный кажим. Сие достоинство было наследственным для детей и для ближайших его сродников, как-то: сын, брат, дядя, племянник и зять постепенно заступали на его место. Анаюгнак назначал по себе наследника еще заблаговременно до своей смерти, для сего созывал всех в кажим, куда сам приводил и назначаемого, нарядив его в лучшее платье. Тут пред всеми объявлял его своим наследни ком, который непременно должен потчевать и угостить всех со бравшихся. В это время женщины не бывают, а те девицы, коим дано имя мужское и содержаны вместо сына, имели право нахо диться в собрании. За таковой их вход в кажим отец каждогодно обязан дарить анаюгаку втрое больше, нежели другие дарят за мужчину. По окончании собрания и угощения на игрушку прихо дят все женщины, уже вечером. Власть анаюгнака состояла в том, что отлучающийся должен объявить причину своей надобности и что он делал еще показания относительно посылок, а наказывать других ничем не мог, разве за собственную свою обиду, управлял только своим семейством, воспитанниками и калгами (пленника ми);

на войну склонял советами и подарками;

при собраниях за нимал первое место и давал различные наставления. В присут ствии его наблюдалось глубокое молчание — и малый ребенок не должен ходить. Вот отличительная примета его чести!» [Гедеон 1994: 60–61.

Как и многие другие народы алютиик разделяли мир на несколько сфер, в которых жили люди и духи. Посредниками между мирами ду хов и людей были шаманы. Вероятно, в древности шаманами у алю тиик были только женщины. В конце VIII в. женщины-шаманки встречались редко, а основную часть шаманов составляли «ахнучи ки» — мужчины, которые с детства воспитывались как женщины, но могли вступать в интимную связь как с женщинами, так и с мужчи нами. Считалось, что шаманы обладали одновременно и мужским, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... и женским началом. Двойственность являлась характерной чертой шамана, считалось, что благодаря этому его душа могла путешество вать в мир духов. Главная задача шамана состояла в предсказывании результатов охоты, войны и будущего людей. Лечением шаманы за нимались редко и только в случаях очень тяжелых болезней.

«Шаманы учатся своему искусству с малолетства. Уверяют, что они имеют сношение с нечистым духом, по внушению которого могут предсказывать будущее. Они также считают, что некоторым детям положено судьбой быть земными шаманами и что они видят всегда свое назначение во сне. Хотя у каждого из этих обманщи ков есть нечто особенное, но основное у всех одинаковое. В сере дине бараборы постилается нерпичья кожа или другого зверя, подле которой ставится сосуд с водой. Шаман выходит на выше упомянутую подстилку и, скинув с себя обыкновенное платье, на девает камлейку задом наперед. Потом красит свое лицо и покры вает голову париком из человеческих волос с двумя перьями, похожими на рога. Напротив садится человек, который предлагает ему вопросы. Одевшись и выслушав просьбу, шаман начинает песню, к которой мало-помалу присоединяются зрители, и напо следок составляется хор или, лучше сказать, шум. При этом ша ман делает разные телодвижения и прыжки до тех пор, пока в бес памятстве не падает на землю. Потом он опять садится на кожу и начинает такие же неистовые движения. Так продолжается дол гое время, наконец шаман объявляет ответ, полученный им от не чистого духа. Шаманы исполняют также и должность лекарей, но только в самых трудных болезнях. За это непременно надо их ода рить, с тем, однако, чтобы больной выздоровел, в противном же случае отбирают подарки назад. Все их лечение больного состоит в вышеописанном бесновании.

После шаманов первое место занимают кассеты, или мудрецы.

Должность их состоит в обучении детей разным пляскам и в рас поряжении увеселениями или играми, во время которых они за нимают место надзирателей» [Лисянский 1947: 186–187.

Шаманские ритуалы происходили во время зимних празднеств, которые начинались после окончания промыслового сезона в октяб ре и продолжались до начала января, пока хватало запасов пищи.

Празднества алютиик можно разделить на три категории. Во-первых, это поминальные потлачи по конкретным умершим. Во-вторых, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун представления, устраиваемые членами тайных мужских союзов, свя занные с культом легендарных предков. В-третьих, шаманские маги ческие обряды, направленные на обеспечение удачной охоты в сле дующем промысловом сезоне.

Поминальные потлачи по умершему проводили в течение не скольких лет. Затем справляли окончательные поминки, после кото рых умершего не вспоминали. Такие поминки справляли после того, как его имя получал один из новорожденных. Считалось, что душа умершего становилась духом-хранителем ребенка и руководила его действиями, пока он не прошел инициацию и не стал полноправным членом общества.

Что касалось наиболее выдающихся охотников и воинов, то они относились к легендарным предкам и их память чествовали не близ кие родственники, а члены тайных мужских союзов. Во время цере монии мужчины использовали маски, изображающие духов предков, и исполняли ритуальные танцы. Считалось, что в танцующих вселя лись души предков. После танца мужчины с диким криком выбегали из кажима и преследовали женщин, если их удавалось догнать, то женщин кололи маленькими ножами. По окончании празднества женщины даже боялись смотреть на танцоров, которые олицетворяли духов. Считалось, что общение с предками должно обеспечить успех во всех делах.

Еще один вид празднеств был посвящен обеспечению успешного промысла в следующем сезоне. Здесь главным действующим лицом был шаман. Во время ритуального танца он «перевоплощался». Счи талось, что его душа совершала путешествие в мир духов, где шаман встречался с духами-хранителями птиц, рыб и животных. Шаман просил у них обеспечить будущую удачную охоту, а духи-хранители животных за выполнение людьми определенных ритуалов обещали богатую добычу в следующем промысловом сезоне.

«Игрушки (ритуальные празднества. — С.К.) их обыкновенно продолжаются в конце осени и вначале зимы до тех пор, пока у них находятся кормовые припасы. … Производятся они в кажиме, а на котором жиле нет его, в алеутской прихожей или в большом отделении, где спят. Сходятся все — мужчины, женщины, девицы и малые. Мужчины в кажиме сидят на лавках, а женщины — под лавками на полу, каждая под своим мужем. Старики бьют в бубны и начинают песни в честь своих праотцов и отцов, вспоминая, что у них байдары бывали, бобры бывали и проч. За ними все поют, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... а мужчины в своих нарядных шапочках и узорчатых колпаках, на рочито для таковых случаев сделанных, в то же время пляшут по одиночке с побрякушками в руках, то подпрыгивая, то приседая, то уклоняясь во все стороны — размахивая побрякушками в такт;


в таковых движениях представляют разные свои промыслы, на пример, как китовый промышленник колет стрелою кита и от него увертывается, как гоняют бобра и проч. Потом, скинув нарядные колпаки, надевают странные личины разных видов и разные мас ки и в оных так же под песни пляшут с побрякушками или пооди ночке или по два, тоже представляя. Женщины и девицы всегда танцуют одни, без мужчин, важно встав в прямую линию одна подле другой плотно, то приседая тихо, мало, почти неприметно и подобным образом выправляясь, то склоняясь на правую и на левую сторону. Они при начале своей пляски сперва выставляют вперед левую руку, согнувши пальцы, держат ее в таковом поло жении до тех пор, пока поют без речей;

когда же те, которые бьют в бубны и продолжают песню в честь своих умерших, чуть упомя нут имя и смерть своего сродника, тогда они вдруг стройно обора чивают ладонью к земле. Во время их пляски веселые старики раз личным образом стараются довести их до того, чтоб другие из них рассмеялись, для того что, по их обыкновению, тот отец или муж непременно обязан платить штраф в пользу старых и бедных, чья дочь или жена хотя чуть улыбнулась во время пляски. … Тако вые игрушки продолжаются через всю ночь почти до самой зари.

По окончании делающий игрушку дарит парками, янтарем и сук лями или тем, чем богат, того, кого звал в гости, также хозяина кажима, говоруна и кого еще заблагорассудит. Расходятся без вся ких обрядов, но скромно, без шума, молча» [Гедеон 1994: 64–65.

Загробный мир представлялся подобным земному миру. Счита лось, что души умерших попадают в селения своих предков, там бед ные оставались бедными, а богатые богатыми. Все же жизнь в загроб ном мире считалась лучше, так как там не было европейцев. Ранние исследователи отмечали поразительное равнодушие алютиик к смер ти. Крик, упрек, обида могли стать причиной самоубийства. Умер шего одевали в лучшую одежду и украшения, раскрашивали ему лицо и опускали в яму, которую засыпали камнями. Сверху могилы остав ляли сломанными его каяк и орудия охоты. Если умирал вождь, то убивали одного из его рабов и хоронили вместе с господином для того, чтобы он служил хозяину в загробном мире. В древности не до Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун пускалось, чтобы человек умирал в доме, так как в этом случае дом становился временным пристанищем его души. Такой дом оставлял ся живыми и разрушался. В I в. людей, умерших зимой, оставляли в их спальных помещениях и разрушали только эти пристройки, а не весь дом.

«Своих мертвых погребают они в круглых могилах глубиною в три фута вокруг своих хижин или же поодаль, где они думают, что место подходящее. Они надевают на них новую парку, рас крашивают лицо, кладут их украшения из кораллов, которые уже считаются нечистыми;

на дно ямы настилают траву, на траву на стилают шкуру тюленя, на нее кладут труп на бок, пятки к заду и закрывают яму старыми балками, на которые у мужчин кладут каяк, гарпуны и стрелы (все это в нескольких местах разрубают), натягивают поверх их сеть и все привязывают ремнями к балкам;

с боков и сверху кладут тяжелые камни. Еще закапывают они рас сыпанные кораллы в близком к могиле месте. Их могилы называ ются Kuguk. Трупы своих более любимых родственников они.

кладут в один из своих сараев на шкуру тюленя и закрывают такой же шкурой, причем вход туда хорошо закладывают. Если же вонь начинает распространяться в хижину, в которой они по-прежнему жили, то они обрушивают сарай на гниющий труп и укладывают снаружи сарая все, что обычно кладут на могилу.

При погребении стоят родственники и друзья и оплакивают покойника. Иногда оплакивают по несколько дней. Из оставших ся обычно отец и мать, а если их нет, то ближайшие родственники остригают волосы и чернят лицо углем на некоторое время. … Волосы они потом опять отращивают. То и другое соблюдают дети после смерти своих родителей или супруги, если один из них уми рает;

если умирают более богатые или более почитаемые, то уби вают еще раба или рабыню (в зависимости от их пола), чтобы по хоронить вместе с покойником» [Мерк 1978: 76–77.

По многим чертам культура алютиик является связующим звеном между жителями Алеутских островов и эскимосов юпик Аляски. Ти пологически сходны многие элементы их материальной культуры:

жилища, каяки, гарпуны, метательные дощечки, типы одежды, укра шений и орнамента. Общим для этих народов является мифологиче ский цикл о происхождении людей от женщины (хозяйки моря) и собаки. При этом необходимо обратить внимание на адаптацию Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Тихоокеанские эскимосы алютиик... отдельных групп населения Аляски к разным экологическим нишам.

Так, главным занятием населения залива Нортон была охота на оле ней и китов-белух, эскимосов дельты Юкона и Кускоквима — лов лососевых, алеутов и алютиик — китобойный промысел и рыболов ство. Одновременно каждый народ испытал различное культурное влияние соседних индейских или эскимосских групп.

Библиография [Биллингс И.И. Путешествие господина Биллингса из Охотска на Кам чатку, пребывание его в сей стране, отправление на американские острова, возвращение на Камчатку, вторичное шествие морем до тех же островов с северной стороны, оттуда в Берингов пролив и на Чукотский нос. 1789– 1790–1791 гг. / Пер. с англ. Ф. Каржавина. Ч. 2 // Этнографические мате риалы Северо-восточной географической экспедиции: 1785–1795 гг. / Сост.

З.Д. Титова. Магадан, 1978. С. 43–54.

[Гедеон Записки иеромонаха Гедеона о Первом русском кругосветном путешествии и Русской Америке, 1803–1808 гг. // Русская Америка: По лич ным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев / Отв. ред. А.Д. Дридзо, Р.В. Кинжалов. М., 1994. С. 27– 121.

[Глотов С.Г. 1766 г. августа 22. Из рапорта С.Г. Глотова Т.И. Шмалеву о плавании на судне «Св. Андреян и Наталья» в 1762–1766 гг. на Алеутские острова и открытии о-ва Кадьяк // Русские экспедиции по изучению север ной части Тихого океана во второй половине VIII в. М., 1989. С. 101–110.

[Давыдов Г.И. Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним. СПб., 1810–1812. Ч. I–II.

–II.

II..

[Зайков П.К. Выписка из журнала Потапа Зайкова, веденного на судне «Св. Александр Невский» в 1783 г. // Тихменев П.А. Историческое обозре ние образования Российско-Американской компании. СПб., 1863. Т. 2. При ложения. С. 1–8.

Корсун С.А. Алутиик сегодня: заметки о командировке на Аляску // Мате риалы полевых исследований МАЭ РАН / Отв. ред. Е.Г. Федорова. СПб., 2008. Вып. 8. С. 127–140.

Лисянский Ю.Ф. Путешествие вокруг света на корабле «Нева». М., 1947.

Марков А.Н. Русские в Восточном океане. Путешествие Ал. Маркова.

СПб., 1856.

[Мерк К. Этнографические материалы из рукописи дневника К. Мерка, начатого 16 августа 1789 г. в Охотске // Этнографические материалы Северо Восточной географической экспедиции: 1785–1795 гг. / Сост. З.Д. Титова.

Магадан, 1978. С. 59–97.

[Хлебников К.Т. Русская Америка в неопубликованных записках К.Т. Хлебникова / Сост. Р.Г. Ляпунова, С.Г. Федорова. Л., 1979.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН С.А. Корсун Birket-Smith K. Th Chugah Eko. (Naoamud Sk, Eogak Rakk, Vo. VI). Cophag, 1953.

, Dumond D.E. Th Ekmo ad Au. L., 1977.

.,, Holmberg H.J. Hombg’ Ehogaph Skh / Taad by F. Jah, d. by M.W. Fak. (Th Ramuo Lbay Hoa Taao S, vo. 1).

.

Uvy o Aaka P, Fabak, 1985.

Gaquq. Lk a Fa Comm u vag. Sugpaq Mak o h Kodak Ah pago. Ed. by Sv Haakao J. ad Amy Sa. Fabak, 2009.

.., Knebel W. Fom h Od Pop. Th Cap Aak Pogyph. Kodak, 2003.

, Kodak, Aaka. L maqu d a oo Apho Pa / Ed. By d’Emmau Dvau. P., 2002.

.,, Lookg Boh Way. Hag ad Id o h Auq Pop / Ed. by.

Ao L. Cow, Amy F. Sa ad Godo L. Pua. Fabak, 2001.

Mishler C. Bak Duk & Samo B. A Ehogaphy o Od Habo ad Ouzk, Aaka. Kodak, Pinart A.L. Caaogu d oo appo d ’Amquw Ru (aujoud’hu o d’Aaka), po da ’u d ga du Muom d’ho au d Pa (o d’Ahopoog). J.C. Cay. P., 1872.

., Two Jouy. A Compao o h Gaquq: Lk A Fa Ehbo. Kodak, 2008.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН А.А. Матусовский ИНДеЙЦы хОтИ.

ИСтОрИКО-ЭтНОГрАФИеСКИЙ ОерК Река Ориноко делит Венесуэлу примерно на две равные части:

северную, хорошо освоенную и плотно заселенную, и южную, мало освоенную, с низкой плотностью населения. Области, располо женные к югу от среднего течения реки Ориноко, поделены на две административно-территориальные единицы — штат Боливар и фе деральную территорию Амасонас.

На территории Венесуэлы проживают несколько индейских групп, говорящих на языках, принадлежащих к различным языковым семьям: аравакской (гуахиро, параухано, баре, куррипако, пиапоко, варекена, банива, мандауака), карибской (хапрерия, макуши, пана ре, пемон, макиритаре, каринья, ябарана, юкпа, акавайо), салива (пиароа), яномамо (яномами, санема), чибча (бари, тунебо), гуахибо (гуахибо, куива). Кроме того, здесь представлены языковые изоляты:


яруро, варао, пуинаве, хоти. К северу от среднего течения Ориноко проживают большая часть каринья, бари, яруро, хапрерия, юкпа, па раухано, тунебо, куива и часть гуахибо, варао локализованы в дельте Ориноко. Остальные индейские народы, в том числе яномамо, баре, банива, куррипако, хоти, макиритаре, ябарана, пиапоко, пиароа, часть гуахибо, варекена, пемон, акавайо, макуши обитают к югу от среднего течения реки Ориноко в штате Боливар и федеральной тер ритории Амазонас.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН А.А. Матусовский Население региона, расположенного к югу от среднего течения реки Ориноко, как и все население системы Амазонки-Ориноко, со средоточено главным образом на берегах крупных рек или их более мелких притоков, где находятся многочисленные, но немноголюд ные поселения, подавляющее большинство жителей которых состав ляют индейцы различных местных племен. Обширные площади тропических лесов и саванн в междуречьях до сих пор остаются прак тически безлюдными.

Так, средняя плотность населения в штате Боливар в 1983 г. со ставляла немногим более 1 чел. на 1 км2, в федеральной территории Амазонас плотность населения и вовсе падала до 1 чел. на 8 км2.

В 2000 г. в штате Боливар, площадью 238 000 км2, проживало 968 695 чел., в федеральной территории Амазонас, площадью 180 145 км2 проживало 101 000 чел. [Брук 1986: 1, 611.

Земли, где живут хоти, расположены на стыке федеральной терри тории Амасонас и штата Боливар, между 5° и 6° северной широты и 65° и 66° западной долготы (рис. 1). Эта территория почти совпадает с горным массивом Сьерра-де-Маигуалида площадью в 7000 км2, протяженность которого составляет 300, а ширина — 30–40 км.

Работы по демаркации территории проживания хоти начались лишь несколько лет назад, в начале 2000-х годов [Z E., Z S., Mau 2003: 32. Демаркация границ компактного проживания ин дейских племен является одной из важнейших задач правительств государств, на территории которых простирается Ориноко-Амазон ская низменность. Эта работа ведется как для четкого определения жизненного пространства, в котором тот или иной индейский народ способен полноценно существовать, так и для сохранения тропиче ских лесов. Лучшими хранителями тропических лесов являются их коренные жители, бережно и экономно относящиеся к биологиче ским ресурсам. Больше всего аборигенных земель демаркировано в Бразилии, работа проводится в Боливии, Эквадоре, Перу, Вене суэле. После демаркации земли получают охраняемый статус. На них запрещен доступ чужакам, ведение какой-либо экономической дея тельности. Процесс демаркации индейских земель продолжается и сегодня. Его протяженность во времени связана как с бюрократи ческими препонами, так и во многом с изолированностью и трудно досягаемостью районов проживания многих племен.

Самый высокий пик Сьерры-де-Маигуалиды — гора Юуди (2400 м). Главные реки района — Кучиверо и Каура, правые притоки Ориноко;

Парусито, Асита и Игуана, в конечном итоге впадающие Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Индейцы хоти. Историко-этнографический очерк в Вентуари и далее в Ориноко. Сьерра-де-Маигуалида практически повсеместно покрыта вечнозелеными лесами различных типов: дож девыми, галерейными, предгорными, горными — и лишь выше 2000 м над уровнем моря леса сменяются растительностью, характерной для тепуи — небольших по площади горных массивов с плоскими верши нами и обрывистыми краями. В некоторых местах лес прорежен участ ками саванны, также поросшей пальмами и различными кустарника ми. Климат — влажный тропический с ярко выраженными сезонами:

сухим (ноябрь — апрель) и дождливым (май — октябрь).

Аборигенными группами, с которыми хоти так или иначе нахо дятся в контакте, являются панаре, соседствующие с хоти на севере, северо-западе и частично на юго-западе (панаре Канья-Кулебра) об ласти их проживания, макиритаре — на востоке и юге, ябарана и пиа роа — на юго-западе.

С момента первого контакта отдельных групп хоти с внешним ми ром в начале 1960-х годов изучением их культуры занимались многие ученые [Bod 1969;

Bou 1970;

Dy 1970;

Copp 1975;

1983;

Copp, Ma 1974;

Coad 1973;

Eb-Ebd 1973;

Guama 1974;

Guama, Copp 1978;

Va 1985;

So 1999;

2003;

2006: 26. Сре ди исследований последних лет следует выделить работы супругов Эгли (девичья фамилия Лопес) и Стэнфорда Сентов, венесуэльских специалистов в области этноботаники, этнобиологии и экологии человека, проведших много времени среди хоти и говорящих на их языке [Z E.L. 2005;

2006;

2008a;

2008b;

Z E.L., Z S. 2002;

2004a;

2004b;

2004;

2007;

Z E.L., Z S., Mau 2001;

2003;

Z S., Z E.L. 2004;

2008.

Материалы для данной статьи были получены ее автором в ходе по левых этнографических наблюдений среди южных групп хоти (бассей ны рек Парусито и Канья-Москито, горы Сьерра-де-Маигуалида) и ябарана в мае 2001 г. Мне также удалось посетить две деревни индей цев ябарана на реках Парусито (община ябарана / пиароа Махагуа / Kдpд / Kдppд) и Канья-Бандарито (община Коробито) в традиционном районе проживания этих индейцев. Впервые я побывал в деревне Ма хагуа в мае 2001 г., а затем в мае 2006 г., когда был проведен опрос среди живущих в Махагуа ябарана и пиароа, а также среди южных панаре — жителей деревни Канья-Кулебра в горах Сьерра-де-Маигуалида.

В группе хоти, где проводились исследования, никто из ее членов не говорил по-испански, поэтому мои наблюдения ограничивались фиксацией материальной культуры (предметы обихода, типы жилища, состав группы, одежда, украшения, оружие, рацион питания, музы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН А.А. Матусовский кальные инструменты). Однако впоследствии полевой опыт, получен ный среди южных групп хоти, оказался чрезвычайно ценным, позво лив более адекватно и корректно анализировать данные, полученные от других исследователей, занимавшихся изучением культуры хоти.

У хоти, как и у многих народов мира, развит обычай гостеприим ства. Нашу группу сразу же после прихода к ним хоти угостили коп ченой рыбой. Хоти не проявляли какой-либо агрессии или неприяз ни — наоборот, они с охотой показывали все, что мне было интересно, чем они занимаются, разрешали зайти в хижину.

Традиционная культура хоти имеет хорошие шансы на сохране ние, так как в силу изолированного географического положения и труднодосягаемости территории их проживания хоти в значитель ной мере продолжают избегать влияния креольской среды. В то же время присущие этим индейцам терпимость, спокойствие и отсут ствие агрессивности облегчают проникновение в их веками устояв шуюся жизнь чужой культуры, влияние которой усиливается в по следние годы. В любом случае собранные материалы по культуре хоти, вероятно, помогут создать ее более полную и точную картину, нежели та, которой располагают исследователи сейчас.

яЗыКОВАя ПрИНАДЛежНОСтЬ, ЭтНОНИМ Научных работ по языку хоти немного [Guama 1974: 16;

Hy, Kopp 1978: 19;

Hy, Ma-Mь, Rd 1994–1996: 20. Из-за недостатка лингвистических данных языковая принадлежность этих индейцев остается спорной. Язык хоти характеризовался как изоли рованный, реликтовый, предки-носители которого были, вероятно, первоначальными жителями Гвианы [Dub 1977: 14;

как состоя щий в родстве с языковой семьей яномамо [Mooy 1987: 24;

как имеющий 20 % лексических соответствий с языком яномамо [Mgaz- Mgaz z 1985: 23;

как отдаленно родственный языкам семьи пуинаве-маку [Hy, Ma-Mь, Rd 1994–1996: 20;

как содержащий много численные лексические, морфологические, фонологические и син таксические элементы сходства с языками семьи салива (пиароа) и находящийся с ними в родстве [Copp 1983: 10;

Eb-Ebd 1973: 15;

Guama 1974: 16;

Va 1985: 29. Оценить справедливость этих гипотез могут только лингвисты. Причисление рядом исследо вателей [Koh-G Koh-G -G Gьbg 1913: 22;

Wb 1963: 30 языка хоти к кариб ской языковой семье сейчас считается явно ошибочным [Copp, Ma 1974: 11, 133. Такая ошибка была, видимо, связана с зафик Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Индейцы хоти. Историко-этнографический очерк сированным во время первых контактов двуязычием некоторых се верных групп хоти, свободно общавшихся со своими карибскими соседями панаре. Хоти южных групп одноязычные.

До начала контактов с внешним миром и своими индейскими со седями в 1960–1970-х годах различные группы хоти были известны под именами чикано (шикана), оречикано, юана, или ювана (это обозначение хоти было введено протестантскими миссионерами), варувару (использовалось ябарана и пиароа), варуваду, руа (руе).

Еще в начале 1970-х годов исследователи не рассматривали хоти как единый народ [Ibd: 133. Выделяли настоящих хоти и индейцев оречикано, соседей настоящих хоти. При этом упоминалось, что оре чикано имеют еще несколько названий и их точная идентификация невозможна, так как у них отсутствуют какие-либо контакты с миром белых. Отмечалось, что северные и южные части этого народа долж ны быть четко отделены от индейцев, названных оречикано.

Дж. Вилберт [Wb 1963: 125–126 определял группы гуаиквиаре и оречикано как подгруппы ябарана и допускал, что они могут жить среди ябарана в деревнях на реках Манапиаре и Парусито. Согласно Вилберту, оречикано представлялись более важной группой, прожи вание которой в горах верховьев реки Кучиверо было ранее установ лено и которую информанты называли чикано. Начиная с эпохи за воевания, эти группы под натиском работорговцев переместились в более южные труднодоступные районы и позднее, в начале ХХ в., к ним присоединились ябарана, бежавшие от преследований и экс плуатации со стороны сборщиков каучука. Вилбер делает вывод, что оречикано и чикано могли бы быть объединены с ябарана и говорить на одном и том же языке или иметь родственные связи. Позднее была доказана ошибочность взглядов Вилберта.

Хоти, ходи — это самоназвание, означающее «человек», «люди».

В настоящее время результаты многочисленных исследований под тверждают, что хоти и южных, и северных зон проживания сами себя обозначают именно как хоти, и что данные, относящиеся к их антро пологическому типу, языку и образу жизни свидетельствуют о еди ной этнической сущности этих двух групп.

ИСтОрИя КОНтАКтОВ На данный момент не существует никаких археологических сведе ний, позволяющих судить о прошлом хоти. Устная традиция хоти — основной источник сведений об их истории. Согласно ей район Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН А.А. Матусовский Сьерры-де-Маигуалиды, в частности район истоков реки Кучиве ро, — древняя племенная территория этих индейцев.

Самое раннее и единственное для столь раннего времени вероятное упоминание о хоти, точнее о каких-то незнакомых индейцах, соседях макиритаре, содержится у T. Кох-Грюнберга [Koh-G Koh-G -G Gьbg 1913:

467–468. Эти сведения он получил от макиритаре, не давая при этом какой-либо дополнительной информации или комментария. Кох Грюнберг предположил, что незнакомые индейцы могли быть подгруп пой ябарана и соответственно говорить на языке карибской семьи.

Первые записи относительно хоти указывают на то, что они ис пользовали каменные орудия [Copp, Ma 1974: 134. Северные и южные группы в разное время вступили в контакт с внешним миром.

Информация о существовании северных групп хоти в области верхнего течения реки Кучиверо изначально была получена от их со седей панаре. Между 1920 и 1960 годами единственными креолами, проникавшими в труднодоступный район верховьев реки Кучиверо, расположенный к югу от порога Раудаль-альто, дальше за которым речная навигация практически невозможна, были сборщики каучу ка. В их деятельности им помогали панаре. В ходе очередной развед ки местности креолы-сборщики в 1920 г. впервые установили кон такт с неизвестными индейцами, которых они назвали жажа, или гуагуа. Во время этой встречи два гуагуа были ими убиты. Но, очевид но, что район сбора каучука никогда не включал территорию хоти, которая расположена восточнее.

К концу 1960-х годов распространилась информация, полученная от креолов Сан-Хуан-де-Манапиаре, относительно присутствия «ди ких» индейцев в верховьях реки Парусито. Как позднее выяснилось, эта информация относилась к южным группам хоти бассейна рек Па русито — Асита.

Одно из первых свидетельств, относящихся к истории контакта некоторых групп южных хоти с внешним миром, датируется 1942 г.

[Ibd: 134, когда некий Тертулиано Беттанкур, сын одного из основа телей поселка Сан-Хуан-де-Манапиаре, встретил небольшую группу неизвестных индейцев на реке Махагуа. У этих индейцев были ка менные топоры, и местные ябарана называли их варувару.

Другая информация [Ibd исходит от Хиларио да Косты, члена экспедиции «Ориноко-Амазонка», проходившей в 1950 г. под руко водством А. Гирбранта, сообщавшего о встрече с варувару на реке Асита, правом притоке реки Вентуари.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Индейцы хоти. Историко-этнографический очерк В области среднего течения реки Игуана следы присутствия не знакомых индейцев в виде устроенных и покинутых временных лаге рей и кострищ находили, со слов жителей Сан-Хуан-де-Манапиаре, на протяжении всех 1960-х годов, но самих индейцев никто не видел.

В 1969 г. группа пиароа из Сан-Хуан-де-Манапиаре, охотившихся в области среднего течения реки Игуана, встретила двух мужчин и женщину, которых они определили как варувару. Эти три человека согласились сопровождать индейцев пиароа в Сан-Хуан-де-Манапи аре, где они оставались два дня. Другая маленькая группа хоти с реки Махагуа также побывала в Сан-Хуан-де-Манапиаре, но мимоходом, вместе с ябарана, забравших их с реки Махагуа.

С тех пор хоти с реки Махагуа регулярно стали посещать одно именную деревню ябарана и пиароа на реке Парусито, чтобы обме нивать там ожерелья и духовые ружья на мачете, ножи, одежду.

Протестантские миссионеры «Миссии новые племена» обосно вались в 1969 г. у хоти на реке Игуана. Постоянная миссия была по строена в 1970 г. Среди миссионеров у южных групп хоти был и архео лог Ж.М. Крюксан, установивший в 1961 г. первый мирный контакт с северными группами хоти нижнего течения реки Каима, правого притока реки Кучиверо.

Протестантская организация «Миссия новые племена» (NTM — Nw Tb Mo) была основана в 1942 г. Полом Флемингом. Ее штаб-квартира расположена в городе Санфорде во Флориде. Основ ная цель NTM — установление контакта с последними изолирован ными племенами Южной Америки и обращение их в христианскую веру посредством проповедования Евангелия и перевода Библии на их языки. Начало практической деятельности NTM связано с попыт кой установления мирных контактов с боливийскими самуко в нача ле 1943 г. (тогда индейцами было убито пять миссионеров).

Методы работы NTM вызывают критику со стороны правозащит ных организаций. Миссионеры стараются поселить своих подопеч ных рядом с миссиями и запрещают отправлять традиционные ри туалы. Начиная с 1946 г. NTM работала в Венесуэле с двенадцатью этническими группами. В октябре 2006 г. президент Уго Чавес обви нил NTM в шпионаже и предписал ее сотрудникам покинуть страну.

NTM была вынуждена отозвать своих сотрудников, в том числе и из миссии хоти на реке Игуана.

Штат этой миссии в 2005 г. состоял из двух сотрудников — мужа (который говорил на языке хоти) и жены, непрерывно работавших Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН А.А. Матусовский в этих местах 23 года. У них было трое детей. Женщина занималась организацией медицинской помощи населению. При миссии была расчищена небольшая взлетно-посадочная полоса, которая могла принимать легкие одномоторные самолеты типа «Сессна». Однако самолет в этих местах приземлялся редко, так как его рейсы в амазон скую глубинку стоили дорого. Непонятно зачем миссионеры NTM на реке Игуана учили хоти не испанскому (государственному языку Ве несуэлы), а английскому. Часть хоти, которые жили рядом с миссией, продолжали носить традиционные набедренные повязки. Позитив ным моментом в деятельности NTM на реке Игуана являлся запрет на употребление алкоголя. Из-за отсутствия практики чистки поло сти рта хоти имеют очень плохие зубы. Миссионеры пытались при учить индейцев чистить зубы, но это им так и не удалось. Сегодня на месте бывшей миссии, где остались стоять три дома, расположился небольшой военный пост Национальной гвардии Венесуэлы. Прави тельство страны тщетно пытается найти медицинский персонал для работы на отдаленной от цивилизации реке Игуана.

На различные группы хоти, проживающие на севере и юге своей исконной территории, культура креольского населения Венесуэлы, как и культуры их ближайших индейских соседей, оказали разное влияние.

В конце 1960 — начале 1970-х годов миссионеры еще не преуспели в установлении прямого контакта с северными группами хоти. По этому поводу есть предположение, что какие-то группы панаре ока зали влияние на местных хоти, советуя им не вступать в прямой кон такт ни с миссионерами, ни с креольским населением, поскольку те могут начать похищать жен и детей хоти. Лишь в 1983 г. на реке Каи ма была основана христианская католическая миссия «La Od d Maнa Imauada» («миссия Каима»). Сегодня она имеет свой госпи таль и школу, в которой детей хоти обучают основам христианской религии и испанскому языку.

Северные группы хоти, находящиеся вне зоны влияния «миссии Каима», до сих пор не имеют прямых контактов с креольским населе нием области реки Кучиверо, поскольку отделены от него своими индейскими соседями панаре. Связи же с панаре носят главным об разом коммерческий характер. Достаточно ограниченным типом общественного взаимодействия панаре и северных групп хоти явля ются визиты панаре к хоти с целью приглашения их участвовать в своих празднествах. Сами панаре объясняют ограниченность по добных взаимодействий верой в репутацию хоти как могущественных Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_02/978-5-88431-177-0/ © МАЭ РАН Индейцы хоти. Историко-этнографический очерк колдунов, магии которых они, несмотря на дружественные связи, опасаются, боясь стать ее жертвами. Свой страх перед колдунами хоти панаре компенсируют тем, что считают себя превосходящими их в материальном и культурном развитии, а хоти воспринимают как «мало цивилизованных». В процессе межкультурного обмена хоти заимствовали от панаре некоторые музыкальные инструменты, в качестве одежды мужчины стали носить набедренную повязку, ха рактерную для панаре, а панаре стали использовать духовые ружья хоти.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.