авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) РАДЛОВСКИЙ СБОРНИК Научные ...»

-- [ Страница 3 ] --

Может ли быть объектом этнографического интереса вещь, произведенная в наши дни индустриальным способом, функционирующая в контексте город ской культуры, а тем более сложное техническое устройство, производимое и распространяемое в рамках глобальных систем коммуникаций? В этой ста тье я рассматриваю по крайней мере один аспект анализа вещей, вполне со ответствующий этнографической традиции и в то же время применимый к сложным техническим устройствам в не меньшей степени, чем к предметам деревенского быта, — исследование практик семиозиса вещей (о семантике мобильного телефона см.: [Николаева, Николаева]). В качестве такой практики рассмотрим прогностические (гадание, предсказание будущего), а в качестве Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН примера вещи (технического устройства) — мобильный телефон (о его социо культурной роли в организации повседневности см.: [Абрамов 2008]).

Гадательные практики в институциональном контексте. Современные прогностические практики при внешнем сходстве могут функционировать в разных институциональных контекстах: от приватного, семейного, дружеского до коммерческого или политического. Социальный институт определяет тип дискурса, в рамках которого происходит приписывание значений — «прочте ние» вещи.

Приватный контекст: прогностическая практика направлена на предвос хищение будущего самого предсказателя. Это личные приметы, самонаблю дения, гадания самому себе. «Забавный случай был на днях у меня, — пишет пользовательница TaschaBes в своем Интернет-блоге. — Я нашла мобильный телефон… это по всем параметрам для меня плохая примета (надо обяза тельно тут написать, чтоб я помнила!). Почему плохая? Потому что со сме ной мобильного у меня происходит какая-то волна в жизни, или очень высоко, или очень низко. Поэтому именно в мобильниках я очень консервативн — всего их было у меня три… и последний я не меняла лет пять, как потом посчита ла… и когда поменяла, мы решили жить отдельно с моим мужчиной» (http:// www.liveinternet.ru/users/ taschabes, запись от 8 августа 2010 г.). Мобильный телефон фигурирует в нарративе о находке. Далее следует интерпретация: ав тор истолковывает потерю телефона как плохую примету, опираясь на свой прошлый опыт — приводя в качестве подкрепления нарративы о предше ствующих случаях смены телефона. Эти случаи автор записи включает в кон текст своей жизни, соотнося смены телефона со значимыми переменами в ней (сменой, обретением или потерей любимого человека, работы).

В результате на основе этих компонентов (нарративов о находке телефона, об аналогичных случаях в прошлом, переменах в своей жизни (любви и карьере) конструи руется алгоритм их связывания: примета, как основание для вынесения про гностических суждений относительно нынешней ситуации. Для автора вся эта работа памяти и интерпретации — повод подумать о будущем, о возможных переменах. Внешний наблюдатель может увидеть здесь практику наделения вещи (мобильника) значением — семиозиса. Производство будущего в данном случае происходит как личная практика, оно оказалось доступно наблюдателю, потому что было отражено на страницах Интернет-дневника, вполне частной территории производства текстов, хотя и не закрытой автором от сторонних глаз. Его контекст — автокоммуникация.

Дружеский или семейный контекст: предсказание или гадание происходит в дружеском или семейном кругу, частным образом, на некоммерческой осно ве. Автокоммуникация в подобных случаях способна легко перерасти в обмен мнениями: на страницы Интернет-дневников (если только запись не скрыта автором) заходят другие пользователи, которые могут оставлять комментарии.

На некоторых форумах или в блогах участники обучают друг друга способам гадания: «miniatura: …это что… там ее были гадания на мобильнике. по :

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН моью Т9. Ты ему слово, а он тебе — результат! — ua: подробнее, по :

жалуйста! ;

-) Какое именно слово? Желание надо загадывать или как? — min iatura: подробнее там не было, включи фантазию. Вопрос сформулируй в уме или желание )) — ua: сейчас буду весь вечер гадать ;

-) — miniatura: да лана телефон мучать, там столько способов гаданий!))) проси у Яндекса про вяточные, масса интересного))» (http://miniature.livejournal.com, запись от 18.01.2007 г.). Прогностическая практика в данном случае включается в кон текст коммуникации в кругу посетителей Интернет-ресурса (блога, форума, чата и т.д.).

Коммерческий контекст: предсказание или иные проекты будущего предо ставляются на коммерческой основе. С помощью опосредованных роботами поисковиками (Яндекса, например) запросов можно перейти в новые для себя пространства частного дискурса — дружеской коммуникации (включиться в кружок посетителей какого-нибудь форума или блога), но поисковая система выдаст и множество ссылок на коммерческие ресурсы: Интернет-СМИ, астро логические сайты, сайты знакомств, сайты продавцов мобильных телефонов и программного обеспечения для них. На этих сайтах иногда также можно найти описания прогностических манипуляций с мобильным телефоном. Появились также сонники, в которых интерпретируется сон о мобильном телефоне. Сама по себе информация о гаданиях на этих сайтах распространяется бесплатно, коммерческий характер им придает реклама, стоимость которой возрастает в зависимости от рейтинга сайта. Владельцы получают также небольшую плату за «клики», т.е. когда посетитель сайта нажимает на рекламный баннер. Разме щение гадательных, астрологических текстов, сонников и т.п. — способ повы сить посещаемость и тем самым доход владельцев сайта от рекламы. Второй вариант коммерческой прогностики — публикация способов угадать характер человека по марке его / ее телефона: «Siemen. Владеле — личность невероят.

но своеобразная. Философствование и размышления о смысле жизни — не его кредо… Sny. казать что-то конкретное про ее обладателя — задача не из легких. Он вроде весь на виду, однако практически не поддается расшифров ке…» [GadaYka.ru 2010]. Наделение вещи (телефона) значением происходит путем проецирования на него определенных характерологических свойств. Те лефон прочитывается как внешняя проекция идентичности своего обладателя.

Этот текст был (без указания автора) опубликован на сайте, посвященном га даниям. Соотнесение телефона с личностью его обладателя похоже на доволь но распространенный рекламно-маркетинговый ход (привлечение внимания потребителя к вещи через идентификацию с теми или иными аспектами его представления о самом себе). Третий вариант коммерческого включения теле фона в прогностические практики — распространение платных (оплата через платные СМС-сообщения) гадательных программ для мобильных телефонов:

на одном из сайтов, например, предлагаются такие программы, как «Магиче ский шар», «Гадание на рунах», «Гадание на костях», «Перст судьбы», «Кни Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН га перемен» и много других, основанных большею частью на моделировании случайности;

предлагаются и программы, имитирующие на мобильном раз личные гадательные системы: карты Таро, астрологический прогноз, физио гномику [Оракул 2010]. Информация об этих программах размещена, как ска зано на сайте, «ООО...НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ» [Там же]. Строго говоря, прогностическими по своей прагматике эти коммерческие тексты не являют ся. Их цель — привлечь внимание пользователей сети, а вовсе не предсказать их будущее. Однако и эти тексты могут быть использованы впоследствии для осуществления прогностических действий (в гаданиях или интерпретации тех или иных ситуаций) — в том случае, если будут перенесены кем-то из пользо вателей в пространство частной коммуникации.

Означаемое: соотнесение с опытом человека (желание, страх, тело, «я»-образ, социальная идентичность). В процессе гадания или предсказания по приметам акцентируют значимые и обычно немногочисленные аспекты бу дущего. Гадают «на желание», любовь и карьеру, успех в работе. Вещь (теле фон) соотносится с разными, но обязательно личностно значимыми сферами человеческого опыта. Эта значимость в процессе гадания (или интерпретации приметы) переносится и на самую вещь. Однако телефон (как и другая исполь зуемая в аналогичных гаданиях вещь) выполняет здесь скорее роль стрелки указателя, а не символа. Он просто моделирует вероятность, выступая как ге нератор случайности. Не возникает специфического, характерного именно для телефона набора или поля значений: диапазон объектов гадания общий для всего множества гаданий, и — по отношению к процедуре семиозиса — обе спечивает скорее мотивации, чем значения.

Вещь как означающее. Подойдем с другой стороны: посмотрим, какие аспекты структуры и функционирования предмета вовлекаются в процесс се миозиса.

Сам мобильный телефон как предмет, события с ним.

Объектом интерпретации становится потеря или находка мобильника, сон о нем, его марка. При этом сами интерпретации бывают различными. Так, уже упоминавшаяся TaschaBes утверждает, что для нее найти мобильник — плохая примета, к расставанию с любимым мужчиной. А вот пользователь сервиса -ot ve.a. под псевдонимом Лара Тутсен считает, что «найти мобильник — хо.a.

a.

.

рошая примета, Это к удачным, выгодным и полезным контактам. Конечно, его надо вернуть хозяину, чтобы это сработало» [Ответы 2010: вопрос 6433559].

Другие пользователи считают плохой приметой потерять мобильник, уронить его в воду или забыть дома;

но есть и такие, для кого это хорошая примета. В комментариях пользователи связывают гадательные функции телефона с его способностью играть роль личного символа, талисмана: «Увы, редко у кого мобильник нечто вроде талисмана, — пишет на форуме Моей Семьи пользо ватель под ником Неординарец, комментируя разговоры о приметах, связан ных с утратой телефона. — Талисман — это вещь, которая прикреплена к тебе с глубоким смыслом, этакой важной внутренней значимостью, мистическим Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН или религиозным подтекстом. Про мобильник почти ни для кого нельзя так сказать. Куда чаще телефон — это предмет некоего “тискания”, этакой “фе тиш”. При этом отношение к нему обыденное, на поверхности сознания… а значит, не стал бы я выводить из этого примету и тем более верить в нее» [От кровения 2007: Неординарец]. Высказываются мнения, что теряются или про падают мобильники, приобретенные у сомнительных владельцев, краденые или те, которые после покупки не «обмыли», т.е. идентификация телефона с владельцем подергается сомнению или не подтверждена ритуально (не обмы ли). В то же время некоторые участники обсуждения переводят разговор из ми стической плоскости в практическую: «Вы попали на деньги — стопроцентно плохая примета!! И срабатывает каждый раз при потере телефона». При этом жанровая форма приметы подвергается смеховому разрушению. «Неприятно, конечно. Жаль потерянных контактов. Но примета-то ту причем?» [Открове Открове ния 2007: Семьянин].

Операции, связанные с оплатой счетов или проверкой баланса мобиль ного телефона.

Выбросить или забыть чек об оплате счета — плохая примета. Гадают:

нужно позвонить интересующему тебя лицу, спросить об остатке на его / ее счете, сложить все цифры, так чтобы получилось однозначное число. Получен ное число (от 1 до 10) интерпретируется — каждому варианту соответствует определенное толкование («8. Плавные отношения…», «10. Он Вас побаивает ся…» и т.п.) Интересующему Вас лицу отправить СМС с просьбой пополнить Ваш счет: если поступит сумма, большая, чем просили — перспектива отно шений хорошая, если сумма меньше или не поступила — отношения нужно прекращать.

Номер мобильного телефона (сим-карты).

Сопоставить числа номера своей сим-карты и интересующего лица;

по считать количество общих цифр. Полученные цифры интерпретируются по таблице толкований.

Звонки или отправка СМС-сообщений с мобильного телефона ста новятся объектом интерпретации или же составляют собственно процедуру гадания.

Набрать номер (случайный из записной книжки;

начальника;

возлюблен ного), дождаться ответа: интерпретация зависит от того, слышатся ли в трубке длинные гудки, короткие гудки, оповещение, что абонент отключен или на ходится вне зоны доступа, или ответ. Если звонок на незнакомый номер — от ветил ли мужской или женский голос, молодой или старый и т.д. В данном случае телефон используется как генератор неопределенности (моделируя слу чайность).

Установленные на телефоне программы и картинки на его экране (ра бочем столе) также служат объектами интерпретации в гаданиях.

Итак, в гаданиях с использованием мобильного телефона задействованы такие техники, как генерирование случайности (моделирование ситуации Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН неопределенности), нумерология, самоидентификация (предметная проекция идентичности). Некоторые техники предусматривают ритуальную коммуника цию (позвонить кому-либо, послать СМС, попросить пополнить счет), причем в отдельных случаях ритуал служит только обоснованием для коммуникации как реального социального действия. Неопределенность, коммуникация и са моидентификация выступают и как контексты практик означивания.

Библиография Абрамов Р.Н. Социокультурные аспекты воздействия мобильной телефонии на повсед невность: теоретические перспективы и практические результаты // «Современность / POST»

[Альманах] / Под ред. Е. Карцева и Г. Зверевой. Вып. 1. М., 2008. № 2. C. 152–167.

Бромлей Ю.В. Об этнографическом изучении современности // Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории). М., 1981. С. 355–373.

Николаева Е.В., Николаева Т.Н. Повседневная вещь как объект социокультурной практи ки: семантика мобильного телефона в молодежной субкультуре // Этно-журнал: http://www.

ethnonet.ru/lib/0304-01.html — зафиксировано 14.12.2009 г.

Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологической перспективе // Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997. С. 25–43.

Интернет-источники:

Оракул: Эзотерический портал для женщин. — hp://www.ace-day./dvnan/dv/, зафиксировано 27.11.2010 г.

Ответы, 2010 — hp://www.ve.a./ qesn/6433559/ Откровения, 2007 — Откровения. Форум Моей Семьи. — hp://f.ya-seya./ ndex.php?shwpc=10205&s= GadaYka.ru, 2010 — http://www.gadayka.ru/primet/13-narpri/177-3, зафиксировано 27.11.

2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН истоРия КунстКамЕРы: КоллЕКЦии, соБиРатЕли, сотРудниКи, ЭКспозиЦия Д. В. Иванов неизвестные великокняжеские коллекции в собрании маЭ Посмотрите на нашего Будду, — подтрунивал брат Михаил: ему в цивилизованном обществе не по себе.

Новое прозвище льстило моему самолюбию, хотя и не делает большой чести божественному учителю.

А.М. Романов «Книга воспоминаний»

Одним из наиболее интересных и противоречивых периодов отечествен ной истории являются события, последовавшие за Февральской и Октябрьской революциями 1917 г. Революция и смена государственной власти поставили вопрос о судьбе и принадлежности огромного количества предметов искус ства, старины и просто различных «экзотических диковин», хранившихся в многочисленных частных собраниях в Петрограде и его окрестностях. Реше ние этих вопросов было поручено организации, которая неоднократно меняла названия, а мы в дальнейшем будем называть ее художественной комиссией или музейным фондом.

Еще в июне 1917 г. при Зимнем дворце была сформирована художественно историческая комиссия, которая в августе 1918 г. стала наименоваться Художе ственной комиссией по охране памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР. В ноябре 1918 г. она переименована в Отдел по охране, учету и реги страции памятников искусства и старины, а в ноябре 1921 г. — Государствен ный музейный фонд Петроградского (затем Ленинградского) отделения Глав науки Наркомпроса РСФСР [Прищепова 2000: 85–86]. ГМФ просуществовал до 1929 г., а ее задачей была преимущественно национализация произведений искусства и антиквариата из брошенных хозяевами частных дворцов, особня ков и квартир Петрограда и дальнейшее перераспределение этих предметов по музеям, различным создаваемым советским административным учреждениям и даже сельским клубам! Только в наш музей в 1920-х годах из музейного фонда поступили 15 коллекций, относящихся к отделу Восточной и Юго-восточной Азии (экспонаты из них будут частично рассмотрены в этой статье), а ведь есть еще и предметы, хранящиеся в МАЭ и относящиеся к отделам Индии и Цен тральной Азии, которые мы рассматривать в данной работе не будем.

Наше внимание к деятельности музейного фонда привлекла сначала одна «монгольская» коллекция, поступившая в МАЭ в 1920 г., а особенно один предмет — бронзовое изображение Амитаюса, которое может быть отнесено Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН к сино-тибетскому искусству и датировано периодом Сюаньдэ (1426–1435).

Этой скульптуре был посвящен наш доклад на Радловских чтениях в 2009 г.

[Иванов 2009]. Целью дальнейшего исследования было определение имени собирателя. Учитывая, что предмет поступил в музей в 1920 г. в разгар Граж данской войны и явно был из частного собрания, казалось, что разобраться и установить личность дореволюционного владельца будет невозможно, однако кое-что выяснить удалось.

В Центральном государственном архиве литературы и искусств Санкт Петербурга (далее — ЦГАЛИ) хранятся документы музейного фонда, а на не которых экспонатах сохранились этикетки этой организации. Причем можно выделить несколько типов этикеток, которые соответствуют разным периодам существования музейного фонда. Некоторые этикетки содержат только назва ние организации «Инв.Худ.Ком.» или «Музейный фонд» и номер предмета, другие — дополнительную информацию, которая может включать даже адрес.

В ЦГАЛИ хранится Инвентарная книга художественных предметов музейного фонда, датированная 1928 г., в которую, как нам удалось выяснить, были вклю чены все предметы, которые когда-либо проходили через эту организацию на чиная с 1917 г. Помогли нам в этом 18 фарфоровых декоративных изразцов из японской коллекции 2932, хранящиеся в настоящее время в Особой кладовой МАЭ. На этих изразцах, опубликованных А.Ю. Синицыным и датированных им периодом Мэйдзи (1868–1912), изображены знаменитые самураи [Сини цын 2009]. А.Ю. Синицын отмечает, что на некоторых изразцах присутствуют номера, отличные от номеров МАЭ, которые он справедливо считает номерами музейного фонда [Синицын 2009: 69]. Так, на фарфоровой пластине № 2932- имеется этикетка «Инв. Худ. Ком. № 197». В Инвентарной книге, хранящейся в ЦГАЛИ, под № 197 значатся 18 изразцов японских, расписанных изображени ем борющихся воинов и конфискованных в 1918 г. из дворца великой княгини Ксении Александровны (ЦГАЛИ. Ф. 36. Оп. 1. Д. 446. Л. 32). Необходимо от метить, что совпадают также размеры пластин из Особой кладовой МАЭ и из Инвентарной книги (21,521,5 см).

Есть две этикетки с надписью «Инв.Худ.Ком. № 323 а, в» и на двух япон ских подсвечниках из якобы монгольской коллекции 2951. В Инвентарной книге под № 323 числятся две японские башенки декоративные, материал тем ная бронза. Размер 218 см, изъяты из дворца вел. кн. Ксении Александровны 18 ноября 1918 г. (ЦГАЛИ. Ф. 36. Оп. 1. Д. 446. Л. 78). Учитывая, что наши под свечники имеют форму ступы-пагоды, которая напоминает башенку, мы имеем полное совпадение описания, материала и размеров.

Возникает закономерный вопрос, кем была великая княгиня Ксения Алек сандровна и как эти предметы могли у нее оказаться? Ксения Александровна Романова, дочь Александра III и родная сестра Николая II, родилась в Санкт Петербурге в 1875 г., а в 1894 г. вышла замуж за великого князя Александра Михайловича. От этого брака родилось семеро детей, первой из которых была знаменитая красавица Ирина Александровна Романова (Юсупова) (1895–1970).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН В 1918 г., когда из ее дворца (ныне — Государственная академия физической культуры им. Лесгафта) конфисковывалось имущество, великая княгиня на ходилась в своем имении в Крыму. В 1919 г. она эмигрировала из страны и скончалась в 1960 г. в Виндзоре (Великобритания). Однако, чтобы понять, как различные восточные предметы оказались во дворце Ксении Александровны, необходимо обратится к личности ее мужа великого князя Александра Михай ловича, известного так же, как князь Сандро.

Александр Михайлович Романов (1866–1933), сын великого князя Ми хаила Николаевича и внук императора Николая I, был морским офицером, археологом-любителем, коллекционером. Увлекался восточными религиями и мистикой. В 1886 г. на корвете «Рында» совершил кругосветное путеше ствие, а в 1890–1891 гг. совместно со своим братом великим князем Сергеем Михайловичем совершил плавание на собственной яхте «Тамара» в Индию.

В этой «экспедиции» их сопровождал знаменитый географ, натуралист, член корреспондент Петербургской Академии наук Г.И. Радде1, который написал воспоминания «23 000 миль на яхте Тамара» [Радде 1892–1893]. В 1893 г.

Александр Михайлович совершил новое кругосветное путешествие на крей сере «Дмитрий Донской».

Мы можем с уверенностью предположить, что предметы из коллекции 2951 были собраны именно великим князем Александром Михайловичем.

Важно отметить, что из девяти экспонатов в так называемой монгольской кол лекции только один предмет может быть определен как возможно монгольский и то скорее всего он был изготовлен в Китае. Два имеют точно китайское про исхождение, два японское, а четыре индийское2, что совпадает с географией плаваний великого князя. Кроме того, вместе с восточными раритетами из дворца великой княгини Ксении Александровны были изъяты памятные до ски о закладке военных кораблей (ЦГАЛИ. Ф. 36. Оп. 1. Д. 447. Л. 259–260), а на собранные Александром Михайловичем средства в начале ХХ в. было построено 19 эскадренных миноносцев. Приобретение буддийский и джайн ских культовых изображений соответствует также увлечению великого князя восточными религиями, что нашло отражение и в эпиграфе к данной статье, взятом из его мемуаров [Романов 1933]. К сожалению, необходимо отметить, что в книге воспоминаний, написанной в эмиграции, Александр Михайлович при описании своих путешествий большое внимания уделяет своему общению с дамами «полусвета» и различным «куртуазным» анекдотам, и в ней полно стью отсутствует информация, способная прояснить точное время и место со бирания предметов.

Занимаясь в первую очередь изучением коллекции 2951, мы уделили вни мание и другим коллекциям поступившим в 1920-е годы в МАЭ из музейного фонда. Так, в китайской коллекции 2950, переданной в 1924 г., наше внимание привлекла вырезанная из дерева лягушка, на спине которой вырезана лягушка меньшего размера. На дне скульптуры есть иероглифическая надпись, которая согласно описи коллекции была переведена И.В. Сусловой с китайского как Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН «правильный, прямой», а студентом Л.А. Тетеревым с японского как Масацуне (Опись коллекции № 2950). На дне имеется также этикетка с надписью «Инв.

Худ.Ком., № 2159., К.В. ул. Глинки, Ящ. № 132».

Среди материалов музейного фонда ЦГАЛИ имеются следующие докумен ты, которые мы считаем нужным привести полностью:

«Художественно-историческая комиссия при Зимнем Дворце 17 июня 1918 г.

№ Удостоверение Комиссия сим удостоверяет, что ея сотруднику Федору Федоровичу Нофт гафту поручено перевезти предметы, имеющие художественно-историческое значение из дворца б. Великого князя Кирилла Владимировича (ул. Глинки, 13) в Зимний дворец.

Председатель комиссии В. Верещагин Секретарь А.Труханов» (ЦГАЛИ. Ф. 36. Оп. 1. Д. № 1а. Л. 53).

«Акт 17-го сего июня Художественно-историческую комиссиею при Зимнем Дворце приняты, привезенные в этот Дворец из дома № 13 по ул. Глинки в Петрограде сотрудником комиссии Ф.Ф. Нотгафтом предметы, представляю щие художественную и историческую ценность, принадлежащие б. Великому князю Кириллу Владимировичу Романову и перечисленные в составленной прилагаемой при сем описи за исключением № 17 (желтой китайской вазы керамика) и № 18 (стариной картины на дереве Мутиано).

Председатель комиссии В. Верещагин Секретарь А. Труханов» (ЦГАЛИ. Ф. 36. Оп. 1. Д. № 1а. Л. 64).

Для нас важно, что в этом списке под № 29 числится «китайская деревян ная группа две лягушки»! Становится понятно и содержание этикетки на дне лягушки. К.В. — это великий князь Кирилл Владимирович, ул. Глинки — это адрес его дворца (ул. Глинки, 13), а далее номер ящика, в котором эти предме ты были доставлены Зимний Дворец, где располагались склады художествен ной комиссии.

О великом князе и самопровозглашенном императоре Кирилле Владимиро виче Романове (1876–1938), сыне великого князя Владимира Александровича и внуке Александра II, необходимо сказать особо. Кирилл Владимирович, так же как Александр Михайлович, был морским офицером. Именно он в 1898 г. под нял русский флаг над Порт-Артуром. Из Порт-Артура Кирилл Владимирович отправился в Нагасаки — это было его первое плавание в Японию. Его пребы вание в Нагасаки, по всей видимости, не было длительным, однако второе по сещение Японии состоялось в том же 1898 г., но это был уже официальный ви Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН зит члена российского императорского дома к японскому двору. Во время этого визита император Муцухито преподнес русскому великому князю множество даров (вазы клуазоне, мечи, ширмы и много других ценных вещей), которые позднее хранились во дворце Кирилла Владимировича в Санкт-Петербурге [Романов 2006: 98]. Мы можем предположить, что наша деревянная скульпту ра также входила в состав императорских подарков.

Впоследствии Кирилл Владимирович в звании контр-адмирала и начальни ка военно-морского отдела штаба командующего Тихоокеанским флотом вице адмирала С.О. Макарова примет участие в русско-японской войне и в обороне Порт-Артура, над которым сам когда-то поднял русский флаг. Вместе с Ма каровым Кирилл Владимирович находился на борту броненосца «Петропав ловск», когда тот подорвался на японской мине при выходе из бухты Порт Артура. Знаменитый русский флотоводец погиб, а Кириллу Владимировичу удалось спастись, однако тяжелые ранения привели к болезни ног, которая по служила причиной его смерти в 1938 г.

Необходимо сказать несколько слов и о жизни великого князя после Фев ральской революции 1917 г. В феврале 1917 г. он перешел на сторону рево люции, что неоднократно ставилось ему в вину монархистами. В эмиграции в 1924 г., оказавшись старшим из дома Романовых, провозгласил себя импера тором. Это решение было воспринято белой эмиграцией неоднозначно. Скон чался Кирилл Владимирович 12 октября 1938 г. в Париже и был похоронен в Германии в родовой усыпальнице своей жены. 7 марта 1995 г. останки Ки рилла Владимировича и его супруги были торжественно перезахоронены в Ве ликокняжеской усыпальнице Петропавловского собора в Санкт-Петербурге.

В заключение хотелось бы отметить, что эта статья проливает свет на исто рию собирания лишь небольшого количества экспонатов из дальневосточных коллекций МАЭ, однако мы надеемся, что работа по изучению деятельности му зейного фонда будет продолжена, как нами, так и другими исследователями.

примечания Густав Иванович Радде (1831–1903) — обладатель Золотой Константиновской медали, золотой медали королевы Виктории Королевского географического общества, Демидовской премии. Принимал участие в многочисленных экспедициях по Сибири, Кавказу, Персии, Тур ции. Его именем названо село Радде в Облученском районе Еврейской автономной области, а также множество видов животных и растений.

В том числе три каменных скульптурных изображения джайнских Тиртханкар, которые были описаны как Будды!

Библиография Иванов Д.В. Два изображения Амитаюса // Радловский сборник. СПб., 2009. С. 214–215.

Прищепова В.А. Коллекции заговорили. СПб., 2000.

Радде Г.И. 2300 миль на яхте Тамара. Путешествие Великих князей Александра Михай ловича и Сергея Михайловича. СПб., 1892–1893.

Романов А.М. Книга воспоминаний. Париж, 1933.

Романов К.В. Моя жизнь на службе России. М., 2006.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Синицын А.Ю. Картины на фарфоровых пластинах (коллекция № 2932) из японского со брания МАЭ РАН в контексте японской традиции изображения знаменитых воинов и героев прошлого // Восточная Азия: Вещи, история, коллекции, тексты. СПб., 2009. С. 68–104 (Сбор ник МАЭ. Т. LV).

Е. В. Иванова 60 лет в фондах маЭ МАЭ относится к крупным хранилищам памятников буддийской скульпту ры (наряду с другими музеями Петербурга, Москвы, Улан-Удэ и др.) [Иванова 2009]. Лишь очень незначительная часть этого собрания находится на постоян ной экспозиции музея или когда-то покидала фондохранилище для участия во временных выставках. Основная же масса до сих пор не введена ни в научно просветительский, ни в научно-исследовательский оборот.

Памятуя об инструкции, содержащейся в контракте принятого в Кунстка меру в 1724 г. на должность унтер-библиотекаря И. Шумахера, «библиотеку и кунсткамеру в своем правлении иметь …, все порядочно содержать, в би блиотеке книгам, в кунсткамере разным обретающимся вещам каталоги учре дить», и желая принять участие в этом процессе, автор предприняла попытку каталогизировать одну из самых значительных коллекций культовых предме тов северного буддизма в нашем музее, поступившую в его фонды 60 лет назад и получившую № 5942.

Знакомясь с этой коллекцией, мы получаем представление о предназна ченной для храмовых и домашних алтарей скульптуре малых форм. Аналоги фигур ряда персонажей, представленных в этой коллекции, — Майтреи, Ава локитешвары, Будды Шакьямуни и др. — в самом Тибете и в стенах храмов, а особенно под открытым небом достигают подчас огромных размеров — опи сание этих священных изображений, производящих сильное впечатление и на небуддистов, находим в сочинениях многих путешественников, побывавших в Тибете, отечественных и зарубежных.

Опись коллекции № 5942 содержит минимум сведений о каждом предмете (название, размер), не всегда корректных и в большинстве случаев не дающих реального представления о месте того или иного персонажа (скрывающегося под обозначением «божество») в тибетском пантеоне, особенностях конкрет ного его изображения или назначении того или иного ритуального предмета.

Исключение составляют несколько скульптур, атрибутированных в последние годы Д.В. Ивановым [2001;

200].

Коллекцию № 5942 упоминает в статье, посвященной рассмотрению тибет ской культуры сквозь призму хранящихся в МАЭ тибетских вещей, А.М. Ре шетов в разделе о походных алтарях гау и глиняных табличках цаца [1973].

Автор задалась целью дать научное описание всех экспонатов данного со брания, проливающих свет на религиозную составляющую тибетской куль Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН туры, которая вызывает жгучий интерес у исследователей-востоковедов, эт нографов, религиоведов и у широкой публики, судя по обширной литературе о Тибете, издающейся в последние десятилетия в России и за рубежом.

Анализ рассматриваемой коллекции (640 единиц хранения), на 2/3 состоя щей из металлической скульптуры — изображений Будд, Бодхисаттв, идамов, дхармапал и др. персонажей, означает необходимость погружения в стихию буддизма ваджраяны, требует понимания специфики иконографии несметного множества божеств его пантеона.

Буддизм — религия древняя, для тантрийской его формы, которая утверди лась в Тибете, характерен особенно сильно разросшийся пантеон. Индийский ученый Бхаттачарья, говоря о тантрийском периоде в истории буддизма в Ин дии (VII–XIII вв.), называет его «промискуитетным», имея в виду усиленный обмен богами между религиозными системами Индии — индуизмом, буддиз мом и джайнизмом, и признается, что не всегда легко определить, к какой из этих систем относится конкретное изображение. Для внесения ясности в эту сферу он пишет свой труд «Буддийская иконография Индии», основанный на изучении тантрийских манускриптов Sadhanamala, Nispannayogavali, Heva,, jra Tantra и др. с описаниями процесса «садхана» — визуалиации божества с целью обретения экстраординарной силы сиддхи, которые, как оказалось, служили источником по иконографии буддийских божеств для мастеров, соз дававших их изображения [Bhattaсharyya 1968].

Несмотря на обилие трудов, посвященных буддийской иконографии, разо браться в ней — дело нелегкое, и много трудностей подстерегает исследова теля, пытающегося систематизировать тысячи иконографических образов, и даже тибетские ламы далеко не всегда четко идентифицируют персонажей своей религии.

Неоценимую помощь для идентификации иконографических образов ока зал «Определитель буддийских изображений», созданный петербургским буд дологом А.А. Терентьевым, проработавшим изданные на протяжении ХХ в.

пантеоны буддийских изображений (около 5 тысяч) и разработавшим метод поэлементного сопоставления незнакомых изображений с известными [Терен тьев 2004]. Особенно ценна для меня была возможность — в дополнение к этому «письменному источнику» — получения устных консультаций создате ля этого незаменимого справочного труда конкретно по предметам коллекции № 5942.

Другой консультант, включившийся в работу над коллекцией № 5942, — сотрудник НИИ реставрации (Москва) А.Ф. Дубровин, исследователь сплавов, из которых в разные века в разных районах Тибета и Непала отливалась метал лическая скульптура.

Коллекция № 5942 хранится в фондах Дальнего Востока МАЭ. Это собра ние поступило в наш музей в 1950 г. из московского Музея народов Востока.

На большей части предметов имеется ярлычок, называющий родину этих ве щей — Тибет и открывающий источник, из которого они попали в Россию — Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Рис. 1. Хеваджра.

Магический покровитель веры.

МАЭ. Колл. № 5942- Рис. 2. Гухьясамаджа.

Божество тайной мудрости МАЭ. Колл. № 5942- Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН это была Московская таможня, а также дату их задержания этой государствен ной организацией — 1914 г. Часть задержанной коллекции попала в Одесский музей (устное сообщение тибетолога Е.Д. Огневой). К сожалению, неизвестно, кто (по некоторым предположениям — немецкий гражданин) и куда собирался везти это ценное «имущество», при каких обстоятельствах и в каких местах его приобрел, но несомненно, что этот аноним сделал чрезвычайно полезное для исследователей тибетского буддизма дело.

Однако не на всех предметах коллекции имеется указание на таможенный период их существования, а многочисленные наклейки с номерами и надпи сями свидетельствуют об их пребывании до поступления в Музей Востока в других московских музеях — Румянцевском, Музее народоведения, Музее на родов СССР — и наводят на мысль об объединении в одну коллекцию вещей разного происхождения, соединенных на основании их принадлежности к буд дийскому культу. Внимательное чтение статьи Б.А. Куфтина [1927] позволило определить, что ряд скульптур, фигурировавших на выставке в Музее народо ведения в 1927 г., описанных им и запечатленных на фотографиях в упомяну той статье, находятся в составе нашей коллекции № 5942.

Коллекция № 5942 — не только самая большая буддийская коллекция на шего музея, но и весьма представительная — наряду с часто встречающимися в музейных собраниях изображениями Будды Шакьямуни, Будды Амитаюса, бодхисатв Авалокитешвары, Манджушри, Ваджрапани, Тары и др., в ней при сутствуют изображения менее популярных божеств, редко встречающиеся в музеях мира.

По заключению А.А. Терентьева, в коллекции имеются скульптурные изо бражения, характеризующиеся редкой или необычной иконографией (№ 434, 508, 450) или не имеющие аналогов среди известных иконографических об разов (№ 361, 544, 172, 294, 520).

По предварительной датировке, наряду с произведениями скульптуры XIX в. в гораздо большем числе представлены статуэтки, созданные в XV– XVI вв. (мнение А.Ф. Дубровина), имеются и произведения X–XI вв. (мнение Д.В. Иванова).

В целом следует признать, что состоявшееся 60 лет назад вливание в фонды МАЭ такой масштабной коллекции, представляющей большой художествен ный и культурно-исторический интерес, является важным событием в истории нашего музея, и публикация входящих в ее состав предметов может иметь не малое музееведческое и научное значение.

Библиография Иванов Д.В. Атрибуция некоторых памятников тибетской коллекции МАЭ // Кюнеров ские чтения (1998–2000). СПб., 2001. С. 54–55.

Иванов Д.В. Изображение трех Татхагат из коллекции буддийской бронзы МАЭ // Сбор ник МАЭ. Т. XLVIII. СПб., 200. С. 108–112.

Иванова Е.В. Хроника поступления буддийских коллекций в МАЭ РАН // Восточная Азия. Вещи, история коллекций, тексты. СПб., 2009. С. 145–210 (Сборник МАЭ. Т. LV).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Куфтин Б.А. Краткий обзор пантеона северного буддизма и ламаизма в связи с историей учения по коллекциям, выставленным в Центральном музее народоведения. М., 1927.

Решетов А.М. Тибетская коллекция (Духовная культура)// Культура народов Зарубежной Азии. Л., 1973. С. 227–250 (Сборник МАЭ. Т. XXIX).

Терентьев А.А. Определитель буддийских изображений. СПб., 2004.

Bhattaсharyya B. The Indian Buddhist Iconography.2-nd edition. Calcutta, 1968.

В. Н. Кисляков Русский Комитет для изучения средней и восточной азии1 и маЭ В середине 90-х годов XIX в. в Петербург были доставлены разнообраз ные материалы, собранные участниками экспедиций в Центральную Азию под руководством Всеволода Ивановича Роборовского и Петра Кузьмича Козлова.

Среди них находились фрагменты рукописей, керамики, фресок.

Все это свидетельствовало о том, что на территории Восточного Туркеста на в средние века существовала высокоразвитая культура, о которой практиче ски ничего не было известно.

Академия наук в 1898 г. организовала экспедицию в Восточный Туркестан для сбора более подробной информации. Во главе был поставлен археолог, со трудник МАЭ Дмитрий Александрович Клеменц2. Эта экспедиция, получив шая название Турфанской, увенчалась успехом3. Собранные ее участниками свидетельства привлекли внимание ученых-востоковедов всей Европы В 1899 г. на проходящем в Риме XII Международном конгрессе востокове дов делегат от России академик Василий Васильевич Радлов выступил с пред ложением создать международный союз для исследования культуры Централь ной Азии. Это предложение было принято.

В сентябре 1902 г. на XIII Международном конгрессе востоковедов в Гам бурге было принято окончательное решение о создании Международного Ко митета с секциями в разных странах. При этом Русский комитет для изуче ния Средней и Восточной Азии (РКСВА) в историческом, лингвистическом, археологическом и этнографическом отношениях был признан центральным координирующим органом.

В феврале 1903 г. Устав Русского комитета был официально утвержден пра вительством. В его состав вошли представители от Академии наук, факультета восточных языков Петербургского университета, Русского археологического общества, Русского географического общества, ряда министерств.

Главой Русского комитета был утвержден директор МАЭ академик В.В. Рад лов. Секретарями РКСВА стали Василий Владимирович Бартольд и сотрудник МАЭ Лев Яковлевич Штернберг.

С самого начала своего существования РКСВА развернул активную дея тельность по разностороннему исследованию культуры народов, населяющих Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН или населявших в прошлом обширные территории как азиатской части России (включая Туркестанский край, Казахстан, Сибирь и Дальний Восток), так и ее ближайших азиатских соседей, прежде всего Китая (главным образом терри тория Восточного Туркестана и провинции Ганьсу).

В практическом отношении эта деятельность заключалась в организации специальных экспедиций (как одиночных, так и с участием нескольких чело век). Результаты этих поездок публиковались в виде отчетов в печатном органе РКСВА — «Известиях».

Лица, командируемые РКСВА, очень часто привозили с собой разнообраз ные коллекции (преимущественно археологические и этнографические). Боль шая их часть поступала в Музей антропологии и этнографии им. Петра Велико го. При этом надо учитывать следующее обстоятельство. Председатель РКСВА академик В.В. Радлов являлся в то же время директором МАЭ. Часто он давал специальные инструкции по сбору предметов, необходимых для пополнения ла кун в собраниях музея. В печатном органе МАЭ («Сборник Музея антропологии и этнографии») печатались статьи этих исследователей.

Среди наиболее значимых мероприятий, осуществленных Русским комите том, можно назвать две Туркестанские экспедиции под руководством академи ка С.Ф. Ольденбурга (1909–1910 и 1914–1915 гг.), археологические раскопки в Самарканде С.М. Дудина и В.Л. Вяткина (начиная с 1904 г.), поездка в Китай В.М. Алексеева в 1912 г., археологические раскопки Б.Э. Петри в Иркутской губернии, этнографические и лингвистические исследования А.Н. Самойлови ча в Туркмении, В.И. Анучина у енисейских остяков (кетов), А.В. Анохина в Южной Сибири, С.М. Широкогорова у народов Приамурья и пр. Собранные коллекции значительно обогатили фонды Музея антропологии и этнографии. Большая их часть хранится в МАЭ и по сей день.

Надо сказать, что коллекции средневековых памятников культуры Восточ ного Туркестана и Средней Азии (керамика, фрагменты настенных фресок, кальки и планы архитектурных памятников, фотографии и негативы и пр.) в 1930–1931 гг. по решению Президиума АН СССР были переданы из МАЭ в Государственный Эрмитаж, в организованный там отдел Востока5.

Тесное сотрудничество и взаимодействие РКСВА и МАЭ продолжалось вплоть до ликвидации Русского комитета в начале 1920-х годов.

РКСВА функционировал в течение почти двадцати лет. В 1921 г. он вошел в состав Коллегии востоковедов, а в 1923 г. окончательно прекратил свое су ществование примечания Подробную историю создания и функционирования Русского Комитета см.: [Люстерник 1975;

Назирова 1992]. В последней работе имеется подробная библиография.

О жизни и деятельности Д.А. Клеменца см.: [Пигмалион 1998].

Подробно об этой экспедиции см.: [Турфанская 1940].

Основная литература об этих ученых и их исследованиях приводится ниже, в библио графии.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Материалы, связанные с передачей коллекций в Государственный Эрмитаж, хранятся в Научном Архиве МАЭ РАН (Ф. -IV. Д. 6. № 2). В 2008 г. в Государственном Эрмитаже была открыта временная выставка «Пещеры тысячи будд», построенная на материалах этих и других экспедиций в Центральную Азию [Пещеры 2008].

Библиография Анучин Василий Иванович // Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востокове дов — жертв политического террора в советский период / Издание подготовили Я.В. Василь ков и М.Ю. Сорокина. СПб., 2003. С. 35–36.

Баньковская М.В. Этнографическая миссия китаиста в 1912 г. (от Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии). Китай Приморский (4 мая — 19 августа 1912 г.) // Кунсткамера. Этнографические тетради. Вып. 5–6.СПб., 1994. С. 330–341.

Вяткин Василий Лаврентьевич // Историография общественных наук в Узбекистане. Био библиографические очерки / Сост. Б.В. Лунин. Ташкент, 1974. С. 138–148.

Дудин Самуил Мартынович // Историография общественных наук в Узбекистане. Био библиографические очерки / Сост. Б.В. Лунин. Ташкент, 1974. С. 168–174.

Литература и культура Китая: Сб. статей к 90-летию со дня рождения Василия Михайло вича Алексеева. М., 1972.

Люстерник Е.Я. Русский комитет для изучения Средней и Восточной Азии // Народы Азии и Африки. 1975. № 3.

Меньшиков Л.Н. К изучению материалов Русской Туркестанской экспедиции 1914– 1915 гг. // Петербургское востоковедение. Вып.4. СПб., 1993. С. 321–343.

Назирова Н.Н. Экспедиции С.Ф. Ольденбурга в Восточный Туркестан и Западный Ки тай (обзор архивных материалов) // Восточный Туркестан и Средняя Азия в системе культур древнего и средневекового Востока. М., 1986. С. 24–34.

Назирова Н.Н. Центральная Азия в дореволюционном отечественном востоковедении.

М., 1992.

Новикова С.В., Яковлева Н.А. Анохин А.В. // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1997. Т. 2. С. 36–37.

Ольденбург С.Ф. Русская Туркестанская экспедиция 1909–1910 гг. Краткий предвари тельный отчет с 53 таблицами, 1 планом вне текста и 73 рисунками и планами в тексте по фотографиям и рисункам С.М. Дудина и инженера Д.А. Смирнова. СПб., 1914.

Ольденбург С.Ф. Русские археологические исследования в Восточном Туркестане // Ка занский музейный вестник. 1921. № 1–2. С. 219–231.

Пещеры тысячи будд. Российские экспедиции на Шелковом пути. К 190-летию Азиатско го музея. Каталог выставки / Науч. ред. О.П. Дешпанде. СПб., 2008.

Пигмалион музейного дела в России. К 150-летию со дня рождения Д.А. Клеменца. СПб., 1998.

Ревуненкова Е.В., Решетов А.М. Сергей Михайлович Широкогоров // Этнографическое обозрение. 2003. № 3. С. 100–119.

Сирина А.А. Забытые страницы сибирской этнографии: Б.Э. Петри // Репрессированные этнографы. Вып. 1. М., 1999. С. 57–80.

Скачков П.Е. Русская Туркестанская экспедиция 1914–1915 гг. // Петербургское востоко ведение. Вып.4. СПб., 1993. С. 313–320.

Традиционная культура Китая: Сб. статей к 100-летию со дня рождения академика В.М.

Алексеева. М., 1983.

Турфанская экспедиция Д.А. Клеменца 1898 г. // Материалы для истории экспедиций Ака демии наук в XVIII и XIX веках. М.;

Л., 1940. С. 259–260 (Труды Архива АН СССР. Вып. 4).

Тюркологический сборник 1974. [Памяти академика Александра Николаевича Самойло вича посвящается]. М., 1978.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Н. П. Копанева Формирование фондов Кунсткамеры и вторая Камчатская экспедиция: к документальной реконструкции коллекций Одной из задач так называемого академического отряда Второй Камчат ской экспедиции был сбор материалов для Кунсткамеры. Будущие экспонаты академического музея должны были быть не только выставлены для обозре ния, но и пригодны для изучения. Участники экспедиции блестяще справились с поставленной задачей. Академические профессора, находившиеся в экспе диции, были подготовлены к сбору материалов. Г.Ф. Миллер и И.Г. Гмелин хорошо знали состав коллекций петербургского музея. Первый в марте 1727 г.

был секретарем созданной Академией наук комиссии для проверки вещей, привезенных Д.Г. Мессершмидтом из Сибири. Г.Ф. Миллер вел протоколы ко миссии, а значит, был досконально знаком с составом собраний и их описания ми. И.Г. Гмелину по прибытии его в начале 1728 г. в Петербург президентом Академии было поручено «в кунст каморе находящиеся руды в порядок при вести» и помогать профессору ботаники И.Х. Буксбауму (СПФ АРАН. Ф. 3.

Оп. 1. Д. 786. Л. 278). Г.Ф. Миллер вообще рассматривал собираемый экспеди цией материал как источник по истории Российской империи, о чем он писал в первом выпуске журнала «Sammlung russischer Geschichte» в 1732 г.

Отправившиеся в Сибирь петербургские ученые присылали в Академию наук и в Кунсткамеру ящики с минералами и рудами, этнографические и архео логические собрания, рисунки животных, рыб, птиц, а также их чучела, рас тения и семена. По свидетельству ученого шведа Карла Рейнхольда Берка, изу чавшего древности, с конца 1735 по май 1736 г. жившего в Петербурге, узнаем, что уже к этому времени Кунсткамера значительно пополнилась новыми экс понатами, присланными из Сибири участниками экспедиции. В воспоминани ях К.Р. Берк писал, что в Петербург присылались копии журналов ежедневной работы;

«древности и натуралии, поддающиеся перевозке»;

живописцы зари совывали растения и животных, «которые в естественном состоянии не могут быть присланы из этих татарских стран», и рисунки отправлялись в Акаде мию наук. Однажды Берк стал очевидцем вскрытия присланных из экспеди ции тюков и «видел много хорошо набитых маленьких птичек и четвероногих зверей;


всевозможные фигуры, медные и железные, а также орудия, найден ные в курганах;

различных богов, которым еще поклоняются язычники в тех уголках страны. Боги представляют собой лица из дерева или меди, другие же — просто из черной овечьей шкуры, растянутой на толстом войлоке, с синими жемчужинами, вшитыми вместо глаз, и с выстриженной на голове шерстью для придания какого-то сходства с лицом. Красивейшими были несколько со браний фигур с китайской границы, выточенных из прекрасного прозрачного камня. Среди одежд самыми странными мне показались мантии нескольких Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН колдунов и колдуний из невыделанных кож, со множеством вшитых ремешков, свисающих на спине и рукавах (почти как лакейские шнуры), и кусочков желе за и латуни, привязанных к ним;

последние производят ужасный шум. Много подобных свисающих ремешков также на головных уборах … относящиеся к ним барабаны» [Беспятых 1997: 184]. По свидетельству того же К.Р. Берка, полученные вещи сразу систематизировались и располагались «по классам в кабинете искусственных и естественных произведений».

Значение Второй Камчатской экспедиции в деле собирания коллекций для научных изысканий и для академического музея неоднократно отмечалось в многочисленных исследованиях. Однако документально подтвержденной ре конструкции полученных от участников экспедиции экспонатов до сих пор не произведено. Рассмотрим круг источников, которые позволяют такую рекон струкцию выполнить. К ним мы относим сопроводительные и итоговые рее стры присланных и привезенных предметов и рисунков;

документы делопро изводства Конференции и Канцелярии Академии;

каталоги академического музея;

опубликованные и неопубликованные труды Г.Ф. Миллера, И.Г. Гмели на, И.Э. Фишера, Г. Штеллера, С.П. Крашенинникова;

переписка их с Акаде мией наук;

рисунки, присланные и привезенные из экспедиции, а также рисун ки предметов Кунсткамеры, или так называемый «нарисованный музей». При изучении документов важно иметь в виду то, что не все, что присылалось или было привезено участниками экспедиции, поступило в музей, а также то, что все перечисленные источники необходимо рассматривать в их совокупности и в сравнении друг с другом. В настоящей работе мы дадим краткую характери стику перечисленных видов документов.

1. Реестры, которые сопровождали присылаемые в Сенат и Академию наук коллекции, и итоговые реестры, составленные по прибытии участников экс педиции в Петербург.

Сопроводительные списки составлялись ко всем отправляемым в Сенат и Академию посылкам начиная с первых десятков километров путешествия.

Рассмотрим один из итоговых реестров, составленный И.Г. Гмелиным и Г.Ф. Миллером в 1746 г., «Реестр, что от нас, нижеименованных академии наук профессоров, в бытность нашу в Сибири каких рапортов, и доношениев, и описаниев, и всяких вещей в правительствующий сенат и в академию наук отправлено, и что с нами в Санкт-Петербург привезено и в академию отдано, и что еще при нас находится» (опубликован в: [Материалы для истории 1895::

194–212];

СПФ АРАН. Ф. 21. Оп. 5. Д. 121. Л. 130–140). Документ дает инфор мацию о составе отправленных в Петербург экспонатов, которые мы разделим на этнографические, археологические, зоологические, ботанические и мине ралогические;

дате и месте отправки коллекций, собирателе;

форме упаковки.

Из реестра 1746 г. следует, что участниками экспедиции были выполне ны 29 отправлений и дважды привезенные вещи сдавались уже в Петербурге в феврале и мае 1743 г. Первая посылка была отправлена 21 сентября 1733 г. из Твери. Это были высушенные травы, собранные И.Г. Гмелиным. Последняя, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН из Тобольска 2 января 1741 г., включала этнографические предметы («инозем ческое платье и прочие до описания народов принадлежащие вещи с Камчат ки от Крашенинникова (с реестром);

ящики 2 с иноземческим и прочими до описания народов принадлежащими вещами с Камчатки);

ботанические кол лекции (травы и семена от Штеллера (с реестром), ящик с травами, семенами, кореньями (вместе с минералами);

зоологическое собрание (2 ящика и коробка с чучелами птиц и зверей, 2 ящика с чучелами зверей, птиц и рыб с Камчатки);

минералогические образцы (ящик с минералами и еще 2 ящика с рудами и ми нералами)». С 18 по 26 февраля 1743 г. в Петербурге Гмелиным и Миллером «отдано для Кунсткамеры, привезенных с собой, немалое число натуральных вещей, касающихся до описания народов, древности». 11 мая 1743 г. в Акаде мию наук поступили «древности (с реестром)», «платье сибирских народов и прочие вещи (с реестром)», «ящик с чучелами птиц», «бочка с рыбами в вине», «кость неизвестного зверя». Со списками посылались все ящики, тюки, пакеты, бочки. Если мы обратимся к тем реестрам, на которые ссылаются ака демические профессора в документе 1746 г., сравним их с делопроизводствен ными документами Академии наук, то получим довольно ясную картину того, что посылалось и что было получено. Так, 2 января 1735 г. из Енисейска были отправлены рисунки археологических находок, а также два татарских бубна, «особливо увязанные». В 1736 г. вещи и рисунки были в Академии наук: на присланном реестре есть отметка о получении его академической Конферен цией 29 мая 1736 г. Это те рисунки, которые сохранились и находятся ныне в СПФ АРАН в фонде Г.Ф. Миллера. 6 декабря 1735 г. из Иркутска профес сор Миллер отправил в Сенат в числе прочего «ящик с шаманским платьем и бубнами и с прочими вещами» и реестр посылаемого. Среди архивных доку ментов находим этот реестр: «Реэстр различному шамансокму платью, бубнам и иным вещам, которые профессор Миллер в разных местах Сибири в году собрал и для Императорской Кунсткамеры в Высокоправительствующий Сенат посылает, на 1 листе». Реестр этот называется «Catalogus rerum idololat ricarum, quas in itinere Sibirico A. CDDCCXXXV collegit, et in ornamentum musei Imperatorii ad Supremum Imperii Senatum mittit Geradus Fridericus Mller». Спи сок включает 24 предмета (СПФ АРАН. Ф. 21. Оп. 5. Д. 175. Л. 7–8). Подобные реестры-каталоги позволяют восстановить перечень всех коллекций и отдель ных предметов с количественными показателями, присланных и привезенных в Академию наук участниками Второй Камчатской экспедиции.

2. Документы текущего делопроизводства Конференции и Канцелярии Академии также являются важным источником для реконструкции коллекций, поступивших от участников экспедиции. В них мы находим свидетельства поступления присланных вещей непосредственно в Кунсткамеру. Для под тверждения приведем несколько примеров. Так, из академических документов узнаем, что Правительственный Сенат слушал о рапорте профессоров, отправ ленном 21 сентября 1733 г. из Твери, с которым получены были не только опи сания разных трав, к которым приложены рисунки, но и травы, которые «на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН клеены на бумагу» [Материалы для истории 1886: 394]. 9 ноября 1741 г. в делах Канцелярии «записано, что профессор Миллер прислал два ящика: в первом остяцкая шуба, татарские женские штаны, кабаргинская кожа — «означенные вещи отдать на сохранение в кунсткамеру, которыя велеть записать в каталог»

[Материалы для истории1887: 752]. 14 июня 1743 г. в Академии рассматри валось дело о сбережении в Академической Кунсткамере «разных куриозных Сибирских и камчатских вещей рыб, зверей, птиц и пр.» (СПФ АРАН. Ф.3.

Оп. 1. Д. 78. Л. 131–136). Таких документов в делах Академической канцеля –136).

136).

рии довольно много.

3. Третий источник, на который необходимо обратить внимание, это му зейный каталог Musei imperialis Petropolitani. Однако ссылки на источники поступления экспонатов найдем лишь в описании естественнонаучного со брания. Так, в аннотациях к описаниям четвероногих, птиц довольно часты ссылки на И.Г. Гмелина.

4. Опубликованные и неопубликованные рапорты и труды участников экс педиции, их письма дают картину условий, в которых проводились исследова ния, подробности сбора экспонатов, позволяют узнать имена тех, кто помогал академическим профессорам в сборе коллекций. Так, об уже упомянутом сбо ре растений И.Г. Гмелиным в его рапорте от 21 сентября 1733 г. читаем: «По неже путь, ради весьма худых дорог и ради всегда противного ветру, по реке Волхову очень тихо производился, то доктор Гмелин имел способный случай, гуляючи подле колясок и по берегу реки Волхова, в ботанике разные обсерва ции делать … различные травы срисовать велел» [Материалы для истории 1886: 385]. О пути от Твери к Казани в рапорте от 8 декабря 1733 г. сообще но, что плыли по Волге по течению, быстро, так что Гмелин не успевал соби рать травы: «Однакож нашел он в нескольких верстах выше и ниже Мологи, по правую сторону Волги на берегу, много особливого вида камней, который «белемните», а от тамошних жителей «чортовы пальцы» и «корнуа аммонис»

называются» [Там же: 399]. Камни были описаны, срисованы, а лучшие из них велено было «в императорскую кунст-камору отослать» [Там же: 400]. 7 ян варя 1733 г. на имя президента Академии наук было получено письмо вместе с пакетом, в котором находились те самые на берегу Волги собранные Гмели ным фигурные камни. Камни были принесены в академическую конференцию, а потом переданы в Кунсткамеру [Там же: 431]. Этот пример показывает, как по документам можно проследить путь музейного экспоната от его находки до поступления в Кунсткамеру. На описания путешествия, сделанные Мил лером и Гмелиным, обратил внимание при изучении «сибирских древностей»


В.В. Радлов, опубликовав извлечения «Из Миллерова рукописного описания сибирского путешествия с дополнениями из печатного издания путешествия Гмелина». При изучении рапортов и писем участников Камчатской экспеди ции нельзя обойтись без изданий серии «Quellen zur Geschichte Sibiriens und Alaskas aus russischen Archiven», которые осуществляет В. Хинцше в Галле.

5. В Инструкции, данной Академией наук участникам экспедиции, особо оговаривался пункт об обязанностях художников: «Отправляющийся … жи Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН вописец должен все от профессоров ему данные вещи, сколько возможно, в натуральной величине изображать, а ежели того учинить невозможно будет, то хотя меру подлинной величины при своих рисунках приписывать» (СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 2331. Л. 6 об.). В экспедицию были отправлены художни ки И. Бергхан и И. Люрсениус. Во всех реестрах рисунки оговаривались осо бо, как самостоятельные документы наряду с посылаемыми вещами. Рисунки фиксировали весь спектр научных интересов участников экспедиции. Как и собранные вещи, их можно разделить на археологические, нумизматические, этнографические, ботанические, зоологические, минералогические. Особо следует отметить планы и проспекты городов, выполненные в основном ху дожником Люрсениусом. Рисунки хранились в Кунсткамере как особый экспо нат, о чем свидетельствует коллекция с условным названием «Нарисованный музей», которая была описана в латинском каталоге музея. Но рисунки могут рассматриваться и как источник по изучению музейных вещей Второй Кам чатской экспедиции, особенно с учетом пожара 1747 г., когда часть коллекций, например этнографических, погибла. Надо отметить, что частично пострадали в пожаре и экспедиционные рисунки. Из рапорта художника Бергхана, состав ленного сразу после пожара, узнаем, что спасено из Рисовальной палаты во время пожара 237 рисунков: 93 рисунка трав, 21 рисунок рыб, 14 рисунков птиц, 4 рисунка зверей, 9 рисунков грибов, 30 рисунков разных сибирских на родов, «деланных красками» (СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 112). Сгорели нахо дившиеся в Рисовальной палате у Андрея Грекова пять оригинальных рисунков сибирских трав и 30 сделанных с них копий. Для реконструкции богатейшей ботанической коллекции, собранной в ходе Второй Камчатской экспедиции, необходимо учитывать и рисунки к книге И.Г. Гмелина «Flora Sibirika». Со поставляя экспедиционные рисунки с акварелями «Нарисованного музея», выполненными в Петербурге чаще всего учениками Рисовальной или Грави ровальной палат, можно найти изображенные на них одни и те же предметы.

Качество рисунка, выполненного в полевых условиях, бывает ниже. «Кунстка мерский» акварельный рисунок часто позволяет нам увидеть те детали пред мета, которые не видны на рисунке, присланном из экспедиции.

Каким образом перечисленные источники позволяют восстановить исто рию не только коллекций, но и отдельных предметов, показывает следующий пример. В «Сибирских древностях» В.В. Радлов писал о фигурке оленя («ма ральчике»), которую Миллер отправил из Сибири в Кунсткамеру. «В настоящее время, писал Радлов, у маральчика недостает рогов и потому прилагаемый [в статье] политипаж … сделан со старинного рисунка». Отметим, что ри сунок этот был выполнен И. Люрсениусом. А в документах Академической канцелярии находим следующие подробности приобретения этой фигурки и поступления ее в Кунсткамеру: присланный из сибирской губернии в Сенат «серебряный маральчик, взятый по письму профессора Миллера у капитана Башмакова, найденный енисейскаго полку капралом Иваном Бундиным с сол датами, близ реки Бахмарты, на Бугровой осыпи, весом в три четверти фунта, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН у которого рожки, спинка и копытца вызолочены были, отослать в академию наук…» [Материалы для истории 1886: 827].

Библиография Musei imperialis Petropolitani. Vol. 12. SPb., 1741–1745.

Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. СПб., 1997.

Материалы для истории Императорской Академии наук. СПб., 1886. Т. 2;

СПб., 1887. Т. 4;

СПб., 1895. Т. 8.

Радлов В.В. Сибирские древности. СПб., 1888–1894. Т. 1. Материалы по археологии Рос сии, издаваемые Императорской археологической комиссией.

С. А. Корсун перспективы исследований по истории и этнографии Русской америки В 2010 г. состоялись две международные конференции, посвященные изуче нию истории и этнографии Русской Америке. В августе в городе Ситке на Аля ске прошла «IV Международная конференция “Русская Америка“» и в октябре в городе Вологде — «Русский Север в истории российско-американских отно шений». Во время работы обеих конференций ставился вопрос о дальнейших перспективах по изучению истории и этнографии Русской Америки. В связи с большой актуальностью этого направления научной работы хочется выска зать несколько соображений о перспективах этой работы.

Каждый исследователь — историк или этнограф — занимается тем направ лением науки, где он может добиться наибольших результатов и реализовать свои научные планы. Во многом выбор темы научных исследований зависит от интереса конкретного ученого и направления научной деятельности учрежде ния, в котором он работает. В то же время в любой отрасли науки существуют направления, для разработки которых необходимы междисциплинарные ис следования или сотрудничество нескольких научных учреждений. Наиболее яркий пример такого сотрудничества в МАЭ — проведение международных выставок с участием других научных учреждений.

В рамках данного сообщения остановимся на возможных проектах, для реализации которых необходимо участие нескольких научных учреждений или междисциплинарные исследования. Прежде всего речь идет об издании иллюстративных альбомов как конечного итога конкретной работы.

Кроме МАЭ этнографические коллекции по народам Русской Америки находятся на хранении в пятнадцати музеях России. В Санкт-Петербурге это Центральный военно-морской музей, Российский этнографический музей, Государственный Эрмитаж, Государственный музей истории религии. В Мо скве — Музей антропологии имени Д.Н. Анучина, Государственный истори Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН ческий музей, Музей народного искусства имени Т.С. Морозова. В других го родах — Этнографический музей Казанского государственного университета, Музей археологии и этнографии Сибири Томского государственного универ ситета, Хабаровский краеведческий музей имени Н.И. Гродекова, Иркутский областной краеведческий музей, Приморский объединенный государственный музей имени В.К. Арсеньева во Владивостоке, Камчатский областной краевед ческий музей в Петропавловске-Камчатском, Алеутский краеведческий музей селения Никольское на острова Беринга, Сахалинский областной краеведче ский музей города Южно-Сахалинска. Кроме того, в некоторых музеях есть отдельные предметы по традиционной культуре народов Аляски. Например, в Загорском государственном историко-художественном музее-заповеднике на ходится на хранении тлинкитский церемониальный жезл (№ 4015), переданный из Московской духовной академии в 1920 г. Отдельные предметы вооружения народов Америки есть в Музее имени А.В. Суворова в Санкт-Петербурге.

Представляется необходимым издать иллюстрированный альбом из наибо лее зрелищных и ценных в научном и художественном отношении американ ских предметов вышеперечисленных музеев — «народы Русской америки в собраниях отечественных музеев».

Работа в этом направлении уже проводилась. В 1988–1990 гг. в США и Канаде прошла выставка «На стыке континентов» из собрания МАЭ и не скольких американских музеев. Продолжением этого проекта стала выставка «Перекрестки континентов» из собраний сибирских и американских музеев [Перекрестки 1996]. Видимо, из-за того что в сибирских музея нет специали стов по этнографии народов Америки, американские коллекции сибирских му зеев были представлены на выставке явно недостаточно.

Также возможно издание альбома «народы Русской америки» или «Рус ская америка» из акварелей, картин, рисунков, карт, чертежей, фотографий по теме «Русская Америка». Часто одни и те же иллюстративные материалы многократно повторяются в различных изданиях. В то же время некоторые ри сунки были опубликованы только один раз в книгах и периодических изданиях XIX в. и больше не воспроизводились. В такой альбом можно включить ак варели М.Т. Тиханова из собрания Научно-исследовательского музея Россий ской академии художеств, рисунки И.Г. Вознесенского из собрания МАЭ, еще не публиковавшиеся рисунки и акварели художников экспедиции Ф.П. Литке на шлюпе «Сенявин» (1826–1829) из собрания Санкт-петербургского филиа ла архива Российской академии наук. Ряд интересных рисунков напечатан в журналах XIX в. «Вокруг света», «Всемирной иллюстрации» и в ежегодных отчетах Российско-американской компании. Отдельно необходимо сказать о журнале «Американский Православный вестник», который издавался в Сан Франциско с конца XIX в., на его страницах опубликовано большое количество фотографий коренного населения Аляски и рисунков по теме «Русская Аме рика». Полная подборка этого журнала находится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Работа над подобным иллюстративным альбомом может быть проведена только совместными усилиями сотрудников нескольких архивов, библиотек, музеев и других научных учреждений.

Совместная работа необходима и для издания альбома «наследие Русской америки в России». Такое издание можно посвятить людям, внесшим вклад в открытие и освоение Аляски и Калифорнии. Различных архитектурных и иных памятников, посвященных жизни и деятельности мореплавателей, миссионе ров, служащих Российско-Американской компании в нашей стране немало.

Только в г. Тотьме находится мемориальный дом-музей И.А. Кускова [Федо рова 1979], а также сохранились дома русских землепроходцев С.Я. Черепа нова, А.Г. Холодилова, братьев Пановых и три церкви, сооруженные на их по жертвования. Мемориальный дом-музей Л.А. Загоскина планируется открыть в ближайшее время в Рязани [Гордова, Шапилова 2008], музей Г.И. Шелихова существует в одноименном городе. В Москве, Санкт-Петербурге, Иркутске, Красноярске, Охотске, Благовещенске, Петропавловске-Камчатском находит ся множество архитектурных памятников, связанных с жизнью отечественных исследователей Русской Америки. В сборнике материалов III Международной конференции «Русская Америка», состоявшейся в Иркутске в 2007 г., опубли кован целый ряд статей по этой теме: А.Н. Гаращенко «Постройки Иркутска, связанные с Российско-американской компанией», Т. Диллиплэйн, А.Ю. Исае ва и др. «Исследования у здания конторы Российско-американской компании в Иркутске», Ю.П. Ерыкалова «Русская Америка и Тотьма», А.К. Нефедьева «История дома святителя Иннокентия Вениаминова в с. Анга», Л.А. Сысоевой «Последнее пристанище камергера», В.В. Тиханова «Перспектива сохранения материальных носителей культуры, связанных с русской колонизацией Северо Запада Америки» [Русская Америка 2007]. Этот список легко продолжить из публикаций в других изданиях. Таким образом, научная часть работы по выяв лению и описанию архитектурных и других памятников, связанных с деятель ностью мореплавателей, миссионеров, служащих Российско-американской компании, во многом сделана. Необходимо объединить эти материалы и издать их в виде иллюстрированного альбома.

Однако наиболее приоритетным проектом по теме «Русская Америка» яв ляется создание музея в Москве, в котором будет представлена историческая и этнографическая экспозиция, посвященная Русской Америке. В Москве нет специализированного этнографического музея по народам всего мира. Созда ние такого музея возможно только в том случае, если в его фонды будут пере даны археологические и этнографические коллекции из других московских му зеев. Если касаться собраний по народам Аляски, то прежде всего речь идет об археологической коллекции В.И. Иохельсона из 1552 предметов, собранных на Алеутских островах в 1909–1910 гг., и этнографических коллекциях бывшего Дашковского музея, которые в настоящее время находятся в Государственном историческом музее. Понятно, что новые этнографические экспонаты XIX в.

по народам Америки не появятся, их нельзя собрать во время экспедиции или Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН купить, поэтому создание в Москве крупного этнографического музея по на родам зарубежных стран маловероятно.

Гораздо перспективнее создать музей Русского географического обще ства. Формально такой музей существует при Русском географическом обще стве в Санкт-Петербурге, но он имеет мемориальный характер и практически закрыт для посетителей. Географическому музею в Москве необходимо при дать всероссийский масштаб и сосредоточить в нем самые разнообразные кол лекции: по истории экспедиций, отдельным географическим регионам и их населению и т.д. В экспозицию такого музея хорошо впишется история освое ния Аляски и Калифорнии и традиционная культура народов этого региона.

Создание подобного музея в Москве давно назрело и хочется надеяться, что в ближайшей перспективе он будет создан.

Библиография Гордова Ю.Ю., Шапилова Е.В. Дом Загоскина в Рязани // Русский путешественник и об щественный деятель Лаврентий Загоскин (к 200-летию со дня рождения). Исследования и ма териалы / Сост. Ю.Ю. Гордова, П.А. Филин. Рязань, 2008. С. 270–274.

Перекрестки континентов. Культура народов Дальнего Востока и Аляски: Каталог вы ставки. Вашингтон;

М., 1996.

Русская Америка: Материалы III Международной научной конференции «Русская Аме рика». Иркутск, 2007.

Федорова С.Г. Русская Америка и Тотьма в судьбе Ивана Кускова // Проблемы истории и этнографии Америки. М., 1979. С. 229–254.

Т. М. Кравченко архивные материалы по организации музея м. в. ломоносова История Музея М.В. Ломоносова не раз привлекала к себе внимание ис следователей. Наиболее полно она описана в работах Э.П. Карпеева, в Кратком энциклопедическом словаре «Ломоносов». Истории создания музея посвяще ны работы Р.Б. Городинской [1965], В.П. Борзаковского, Р.И. Каплан-Ингеля [1951], В.Л. Ченакал [1951].

В историческом архиве Музея М.В. Ломоносова, который в настоящее время находится в научно-технической обработке, есть много неизученных и неопубликованных документов, которые позволяют нам раскрыть ранее не известные страницы истории создания первой экспозиции и собирания кол лекционного фонда музея. Например, среди документов исторического архива значительную часть занимают протоколы заседаний Академической комиссии по истории Академии наук и комиссии по организации музея М.В. Ломоносо ва, а также материалы комиссии для проверки степени готовности экспозиции музея М.В. Ломоносова к началу работы в Ленинграде сессии Академии наук СССР, в которых отражены все этапы организационного периода.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН Если в работах по истории музея названы комиссия по истории Академии наук и комиссия по организации музея М.В. Ломоносова, то из протоколов архива Музея М.В. Ломоносова (№ 1 от 16 октября 1948 г.;

№ 2 от 18 октября 1948 г.;

№ 3 от 3 декабря 1948 г.;

СПбФ АРАН. Ф. 142. Оп. 1, Д. 747) мы узнаем о решении президента Академии наук академика С.И. Вавилова подготовить открытие экспозиции музея к началу работы в Ленинграде осенней сессии Академии наук СССР и о создании комиссии для проверки степени готовности Музея М.В. Ломоносова.

Данные источники открывают перспективы изучения таких важных вопро сов, как работа научных консультантов по систематизации научного текстово го материала экспозиции, изменение намеченного плана подготовки выставки, сжатые сроки подготовки, взаимоотношения с музеями Москвы и Ленинграда, проведение закупок, формирование системы финансирования.

Известно, что первоначальной задачей сотрудников музея было создание только химической части музея. Они занимались собиранием материала и соз данием макета Химической лаборатории. В 1948 г. им предстояло организовать подготовку 200-летнего юбилея основания Химической лаборатории М.В. Ло моносова. Перед рабочей группой была поставлена принципиально новая за дача — подготовить экспозицию с пятнадцатью различными тематическими разделами, освещающими ту или иную сторону деятельности Ломоносова.

С сентября 1948 г. началась работа консультантов — это были ведущие спе циалисты ленинградских институтов в различных научных сферах.

Музеи, из которых предполагалось получать экспонаты, задерживали пере дачу, последние экспонаты (из Эрмитажа) были получены лишь в середине октября. «Часть экспонатов недополучены по разным, независящим от Ломо носовского Музея, причинам» (Архив музея М.В. Ломоносова. Протокол № от 16 октября 1948 г.).

«На приобретения было ассигновано в 1946 г. — 45 т.р., в 1947 г. — 125 т.р., 1948 г. — 200 т.р. Средств недостаточно для приобретения предметов ХVIII в.»

(Там же).

Предметы XVIII в. приобретались в магазинах «Ювелирторга» и комис сионных магазинах Ленинграда, а также у частных лиц. В комиссионных ма газинах при покупке учреждениями возникали трудности. В «Ювелирторге»

разрешали покупать лишь предметы по определенной, не всегда подходящей музею цене. Притом требуется наличие лимита для закупок неноменклатур ных экспонатов. Покупки у частных лиц были связаны с очень сложным по рядком оформления, требующим значительного времени, в связи с чем часть вещей за это время уходила на сторону, а некоторые владельцы предметов, к тому времени когда приходит разрешение, отказываются от продажи части ве щей. Проблема выявления владельцев антикварных вещей представляет осо бый интерес для дальнейших исследований.

Такой источник, как протоколы Архива Музея М.В. Ломоносова, освеща ют и многие другие проблемы, которые пришлось решать в ходе подготовки Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-211-1/ © МАЭ РАН музея к открытию, что до сих пор также оставалось за рамками внимания специалистов.

Библиография Городинская Р.Б. Мемориальные вещи Ломоносова в музеях и архивах СССР // Ломоно сов. Сборник статей и материалов. М.;

Л., 1965.

Борзаковский В.П., Каплан-Ингель Р.И. Макет химической лаборатории М.В. Ломоносо ва // Ломоносов. Сборник статей и материалов. М.;

Л., 1951.

Ченакал В.Л. Катоптрико-диоптрический зажигательный инструмент Ломоносова // Ло моносов. Сборник статей и материалов. М.;

Л., 1951.

Е. М. Лупанова идеи просвещения и воспитания посетителей Кунсткамеры в сочинении и. Ф. Бакмейстера «опыт о Библиотеке и Кабинете редкостей и истории натуральной»



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.