авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Российская академия наук

Музей антропологии и этнографии

имени Петра Великого (Кунсткамера)

МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ

ИССЛЕДОВАНИЙ

МАЭ РАН

Выпуск 11

Санкт-Петербург

2011

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН УДК 303.425.5 ББК 63.5 М34 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Рецензенты: В.А. Козьмин, Н.В. Ушаков Материалы полевых исследований МАЭ РАН. Вып. 11 / М34 Под ред. Е.Г. Федоровой. СПб.: МАЭ РАН, 2011. Вып. 11. 310 с.

ISBN 978-5-88431-223- Сборник содержит статьи, подготовленные сотрудниками МАЭ РАН по результатам этнографических и археологических экспедиций послед них лет, проведенных на территории России, ближнего и дальнего зару бежья, а также по методике полевых исследований, истории экспедиций.

В него включены и материалы, собранные нашими предшественника ми.

Сборник предназначен для этнографов, археологов, историков, крае ведов.

УДК 303.425. ББК 63. ISBN 978-5-88431-223-4 © МАЭ РАН, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН ОТ РЕДАКТОРА В одиннадцатом выпуске сборника статей, написанных по ре зультатам полевых исследований сотрудников Музея антрополо гии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, пред ставлены материалы, собранные во время поездок в разные точки земного шара в конце прошлого века — начале настоящего. В это время экспедиционные исследования проводились в основном в зарубежных странах. Нужно отметить, что, помимо работы непо средственно с информантами, обследования и фотографирования различных объектов и элементов культуры, сотрудники МАЭ в поле уделяют внимание сбору, с последующей публикацией, ар хивных документов — одного из важнейших источников для ре конструкции происходивших в том или ином регионе этнических процессов.

По традиции сборник открывается разделом, в котором отра жены материалы этнографических экспедиций к народам Рос сии. Этот раздел включает в себя статью Ю.Ю. Карпова, посвя щенную таким актуальным проблемам, как освоение новых тер риторий, взаимодействие между местным и пришлым населе нием, трансформация культур в рамках этого взаимодействия, возникающие в связи с этим конфликтные ситуации. Перечис ленные проблемы рассматриваются автором на примере насе ления современного равнинного Дагестана и восточных райо нов Ставрополья на двух исторических срезах: 1920-е годы и 1980 — начало 2000-х годов.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Второй раздел содержит статьи, подготовленные по результа там этнографических экспедиций в зарубежные страны. Темати ка этих статей чрезвычайно разнообразна. Различны и регионы, в которых собирались материалы. Две статьи посвящены албанцам Приазовья. Ю.В. Иванова-Бучатская публикует материалы о спо собах лечения болезней. Среди них она выделяет два пласта: само стоятельное лечение домашними средствами и лечение, при кото ром пациенты обращаются к «знающим», использующим и загово ры, тексты которых приводятся в статье. Важно замечание автора о том, что и в настоящее время эти способы лечения востребованы.

В статье Д.С. Ермолина рассматривается поминальная обряд ность той же группы в сравнении данных за два различающихся в плане исторического фона периода: 1920-е годы и 1940–2000-е годы. Автор, используя материал по народам карпато-балканского региона, выявляет общие черты в поминальной обрядности насе ляющих его народов и приазовских албанцев.

Еще две статьи построены на материалах поездок также в ближнее зарубежье — в Центральную Азию. Статья Р.Р. Рахимо ва — продолжение публикации его дневниковых записей. Боль шое внимание уделяется характеристике информантов и тех лю дей, которые помогают этнографам во время полевой работы и которые, как правило, остаются, что называется, «за кадром».

В числе героев появляются и сотрудники МАЭ РАН.

Статья М.А. Янес состоит из двух частей. В первой приводят ся отрывки из полевых дневников известного этнографа, специ алиста по народам Средней Азии Е.М. Пещеревой, в которых со держатся сведения о жизни и деятельности работавшего в пред военные и первые послевоенные годы в Узбекистане мастера рисовальщика. Во второй описывается встреча с его потомками, которых автору статьи удалось разыскать, ориентируясь на такую не очень надежную деталь записей, как домашний адрес, оказав шийся в дневнике.

Дальше отправляемся на север Финляндии, в одно из поселе ний оленеводов, современная бытовая культура и хозяйство кото рых описываются в статье Н.Ч. Таксами.

Более частным вопросам посвящены две другие статьи, подго товленные по материалам, собранным во время экспедиционных 4 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН поездок к народам европейских стран. В первой из них содержат ся сведения по погребально-поминальной обрядности населения одной из областей Румынии, анализируется связанная с этой об рядностью лексика (статья Н.Г. Голант). Во второй рассматрива ются украшения арбрешей (статья А.А. Новика). Автор не только приводит детальные описания украшений, но и дает характери стику того исторического фона, на котором происходили измене ния в культуре этих потомков албанского населения, переселив шегося на юг Италии.

В статье И.Ю. Котина рассматривается история формирова ния в одном из крупнейших промышленных центров Великобри тании — Манчестере — пакистанской общины, некоторые аспек ты ее современного состояния, роль ее членов в общественной и политической жизни округа и страны.

Еще две статьи связаны с другими точками земного шара.

О.В. Соколова характеризует ряд элементов культуры индейцев Эквадора, Перу и Бразилии, которых ей довелось наблюдать во время экспедиции в Южную Америку, а также приводит описа ние собранных ею для фондов МАЭ РАН вещевых коллекций.

Е.С. Соболева пишет о тех изменениях, которые произошли в Восточном Тиморе в плане трудоустройства населения, возрож дения традиционных ремесел (текстильного производства) после того, как он стал независимым государством.

Раздел «Археологические исследования» представлен двумя статьями. В них изложены результаты разработок тем, которыми авторы занимаются на протяжении многих лет: погребальные со оружения и петроглифы Вавилинского Затона, Республика Тыва (В.А. Кисель) и особенности древних пещерных первохристиан ских храмов (Ю.Ю. Шевченко).

В раздел, посвященный методике полевых исследований, вхо дит статья А.К. Касаткиной. Она подробно характеризует резуль таты, полученные ею во время поездки в Малайзию с использо ванием такого приема, как демонстрация информантам старых музейных фотографий. Этот прием позволяет расширить уже имеющиеся сведения и получить новые о вещах, которые содер жатся в музейных коллекциях или запечатлены на фотографиях.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН История полевых исследований представлена статьей С.А. Кор суна об экспедициях Г.И. Лангсдорфа в Бразилию, Л. Риделя в эту же страну, И.Г. Вознесенского в Русскую Америку и Сибирь, В.Ф. Карвинского на Кубу и в Мексику, Л.И. Шренка в Перу.

Завершается сборник публикацией архивных материалов. Это небольшая статья П. Красноперова об одном из культовых объ ектов удмуртов (публикация подготовлена А.И. Терюковым и А.К. Салминым) и фрагменты дневников интересовавшегося эт нографией студента Психоневрологического института С.В. Гей мана в ходе его поездки в Южную Америку в 1914–1915 гг. (под готовлено Н.Ч. Таксами).

Как и предшествующие сборники, этот выпуск «Материалов полевых исследований МАЭ РАН» содержит множество иллю страций, большинство из которых сделано авторами статей.

Е.Г. Федорова Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ:

РОССИЯ Ю.Ю. Карпов «БОРЬБА ПЛУГА И ОВЦЫ»

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ КОЛОНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СТЕПНЫХ РАЙОНАХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Закавыченное словосочетание в названии статьи взято из до кумента 1920-х годов, который будет процитирован ниже. Под колонизационными процессами в данном случае понимается «заселение и освоение пустующих и окраинных земель своей страны (“внутренняя колонизация”)» [Современный словарь 1993: 289], конкретно — степных районов Северо-Восточного Кавказа, которые были присоединены к Российскому государ ству в III в. и несколько позднее. Очевидно, что в процес се такой колонизации в массовом порядке в непосредственное соприкосновение (ибо безлюдных территорий не существует в принципе) входят представители разных народов, носители культурных традиций, часто принципиально несовпадающих, и это может вызывать в той либо иной мере конфликтное взаимо действие оных.

Говоря о колонизационных процессах на данных территори ях, обычно их сводят к миграциям русского (восточнославянско го) населения, действительно составлявшего подавляющую часть колонистов в новое время (казачье население обосновалось там гораздо раньше, а его численность в основном увеличивалась за Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

счет естественного прироста населения)1. Были (в небольшом ко личестве) колонисты-немцы и представители других европей ских народов.

Между тем соответствующие подвижки наблюдались и на блюдаются ныне и со стороны представителей коренных наро дов Кавказа. Смена основных «действующих лиц» упомянутых процессов приводит к изменениям направлений колонизации, а равно к значительным социальным, хозяйственным, культурным трансформациям на землях степной зоны региона.

Под Северо-Восточным Кавказом обычно подразумевают Чеч ню и Дагестан. В настоящем случае (частично в отличие от «тра диции») я рассматриваю здесь территории современного равнин ного Дагестана (большей частью вошедшие в его состав в начале 1920-х годов путем их передачи из Терской области)2 и восточных районов Ставрополья. Под «новейшим временем» имеется в виду век — время миграций особо больших масс населения, а так же первое десятилетие I века.

Статья в основном построена на малоизвестных опубликован ных и ранее не публиковавшихся архивных документах и поле вых материалах автора.

Предваряя основную часть материалов, очень кратко охарак теризую детали колонизационных процессов до указанного пе риода.

До конца I столетия колонизационный поток в низовья Те река (современные Кизлярский и Тарумовский р-ны Республики Дагестан) был довольно слабым, но к данному времени он за метно увеличился (только в 1891 г. в Кизлярский отдел прибы ло более 5 тыс. переселенцев). Это было обусловлено политикой государства, наличием большого количества пригодных для воз делывания земель, строительством железной дороги. Переселен цы — крестьяне из внутренних губерний России и Украины — В разгар Кавказской войны в целях усиления Кавказской линии новыми казачьими станицами ряд сел государственных крестьян указами правитель ства был обращен в казачьи станицы, а их жители — в казаков [Васильев 1986:

114–115].

В 1920 г. к Дагестанской республике был присоединен Хасав-Юртовский округ, а в 1922–1923 гг. — Кизлярский и Ачикулакский округа.

8 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

арендовали или покупали казачьи, казенные, монастырские и частновладельческие земли, основывали на них поселения, заво дили хозяйства, в основном земледельческого и скотоводческого профиля, а на побережье Каспия — рыболоведческие [Васильев 1986: 180–181].

Обзавестись прочным хозяйством удавалось многим, но не всем. В целом же допустимо полагать, что на Кизлярщине, тогда входившей в состав Терской области, обустройство переселенцев происходило в целом спокойно. Их массовое появление там при дало экономике края значительную динамику за счет производ ства товарного хлеба.

В других частях Кавказского региона, в частности в равнин ном Дагестане, картина обустройства переселенцев и их взаи моотношений с местным населением не всегда оказывалась ра дужной.

«Близ Петровска (Порт-Петровска, совр. Махачкалы. — Ю.К.) на части степи, называемой “Озень”, имеются участки земли, принадлежащие министерству государственного имущества.

(Один из них. — Ю.К.) раньше … сдавался домашним поряд ком за ничтожную плату туземным жителям под выпас баранты.

… Не так давно этот участок был отдан в распоряжение пере селенцев из южных губерний, которые обустроились, приобрели живой инвентарь, вспахали землю и первые годы сравнительно благоденствовали на новых местах. Но зато жители окрестных аулов лишились почти даровых пастбищ. Это им, конечно, не могло понравиться, и началась отчаянная борьба. Татары (ку мыки. — Ю.К.) задались целью во что бы то ни стало выжить непрошенных гостей. Кражи, угон скота и другие проделки не помогли. Тогда туземцы взялись за реку, поившую переселенцев, и отвели всю реку, спустив ее в озера. … Таким образом, пере … селенцы лишились чрезвычайно важного фактора — воды. … Попробовали жаловаться на аульцев властям народного управле ния, но жалобы их не рассматриваются» (цит. по: [Суздальцева 2009: 111]).

Предлагались разные варианты решения проблемы: сделать «водворяющихся среди магометан» переселенцев равноправны Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

ми членами сельских обществ и причислить к кумыкским се лениям, «выселить из кумыкских селений русских крестьян (до 164 дворов) ввиду малоземелья». Последнее предложение и было принято руководством к действию. Большая часть переселенцев русских, получив от казны денежные пособия, покинула новые места жительства. Государственная комиссия, созданная по дан ному вопросу, решила «после выдворения переселенцев запре тить продажу домов и усадеб вновь прибывающим “иногород ним”» [Там же: 119].

В то время на территории Дагестанской области было выбрано пять участков для обоснования на них переселенцев.

В начале в. обстановка на Кавказе в связи с переселен ческим движением была сложной. Кавказский наместник граф И.И. Воронцов-Дашков в обстоятельной «Всеподданнейшей за писке по управлению Кавказским краем», поданной им на имя императора Николая II в начале 1907 г., писал:

«Главным основанием неудачного заселения (здесь речь идет пре имущественно о территориях Закавказья и Дагестана. — Ю.К.) следует считать полное отсутствие должного подбора предпри имчивых переселенцев, … способных к занятию кроме обыч ного хлебопашества ценными культурами или промышленным скотоводством. В край прибывают преимущественно слабые эко номически и духом семьи, не имеющие понятия ни о каком дру гом хозяйстве, кроме зернового, с которым свыклись на родине, и вовсе не проявляющие стремления к приспособлению в новой обстановке. … С другой стороны, при образовании переселен ческих участков на Кавказе большею частью совершенно не вы яснялись правовые и хозяйственные отношения к включаемым в них землям соседнего, коренного, а местами и старожильческого русского населения. Между тем во многих случаях земли эти ока зываются, по заселении, необходимыми для поддержания хозяй ства прежних пользователей. Отсюда, как ближайшее следствие, возникали сразу неприязненные отношения к новым поселениям аборигенов края, легко переходящие в открытые столкновения и препятствующие прочному устройству новоселов» [Воронцов Дашков 2005: 308].

10 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

По этим причинам наблюдалось оставление переселенцами новых мест в Закавказье и в Дагестане.

Одновременно в Кубанской и Терской областях в это же время скопилось до полутора миллиона безземельных крестьян, так на зываемых иногородних.

«Проживая на правах арендаторов … и в качестве сельских ра ботников, … эти выходцы из русских губерний успели развить на севере Кавказа обширное земледелие и способствовали рас пространению среди казачьего населения ценных культур плодо водства, виноградарства и табаководства, а равно развитию про мышленных пчеловодства и скотоводства, в связи с маслоделием и сыроварением» [Там же: 309].

Различие ситуаций с переселенцами в разных частях Кавказа было налицо. Но в обоих случаях отчетливо фиксировались осо бые трудности с колонизацией края, впрочем, нередко совпадав шие. И.И. Воронцов-Дашков предлагал обширный план меропри ятий по нормализации процесса русской колонизации края. Боль шинство из них оказалось нереализованным. «Земельное устрой ство и прочное хозяйственное обеспечение» для значительной части «иногородних» Терской и Кубанской областей остались не решенными. В аналогичном положении оказывались и горцы, ис пытывавшие очевидные трудности из-за малоземелья.

Революция и последовавшая за ней Гражданская война сопро вождались многими бедами, в том числе хозяйственным разоре нием населения и значительным количеством беженцев. В лихо летье многие колонисты покинули обжитые места. После восста новления относительно мирной обстановки они стремились вер нуться к старым жилищам. В это же время на Северном Кавка зе появилось немалое число беженцев из центральных районов страны.

В равнинном Дагестане хотели обосноваться покинувшие его ранее немцы-колонисты, а также колонисты из числа русских. Од нако к середине 1920-х годов в Дагестане начала осуществляться широкомасштабная программа по переселению горцев на «пло скость» (равнину), так что возвращение беженцев воспринима лось маложелательным.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

Выписка из протокола заседания президиума Дагревкома (июль 1921 г.):

«Слушали устный доклад Наркома тов. Ахундова … об утверж дении проекта приказа о запрещении новых возвращений и пере селений неуроженцев Дагестана на плоскость, предназначенную для безземельных горцев. Постановили: Утвердить» [Аграрный вопрос 2006: 23].

Из протокола заседания большого президиума ДагЦИКа, дати рованного январем 1926 г.:

«В данное время немцы в числе 49 семей вернулись и про сят вновь вселить их в ранее занимаемый ими поселок Кокрек.

В своем заявлении немцы указывают, что они обещают вновь привести этот участок в прежнее состояние. … Немцы, … вселившись в поселок, могут быть и будут учителями горцев в деле обработки земли и развития своих хозяйств. При обмене по этому вопросу мнениями некоторыми членами президиума были заявлены опасения: не будет ли этим нарушена политика в вопро се переселения горцев на плоскость» [Там же: 41].

В итоге возращение в Дагестан немцев-колонистов решили ограничить в отличие от беженцев русской национальности.

В районах Предкавказья, входивших в состав Ставропольского округа (частично это земли бывшей Терской области), ситуация была иной. Основными фигурантами рассматриваемых процес сов там являлись «иногородние», т.е. крестьяне из России и Укра ины, появившиеся в регионе несколькими десятилетиями ранее, но не получившие «земельного обеспечения», а также беженцы из центральных районов страны и коренные жители степей — но гайцы и туркмены (так называемые ставропольские туркмены)1.

В 1927 г. в районах расселения туркмен (а по причине их ко чевого хозяйства таковых было два: в центре Ставрополья лет Точные данные о времени переселения туркмен с Мангышлака на Север ный Кавказ отсутствуют, косвенные же данные связывают данный процесс с пе риодом от конца I до начала III в. Подробно о ставропольских туркменах см.: [Курбанов А. 1995].

12 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

ние кочевья, а на востоке оного — зимние;

центральные усадь бы этих кочевий соответственно назывались Летней и Зимней ставками) работала комиссия, созданная Северо-Кавказским крайисполкомом для изучения положения дел среди жителей Туркменского района. По итогам работы комиссии ее председа тель К.А. Курджиев составил докладную записку, в которой от мечал критическое состояние экономики, общественной обста новки, психологического состояния населения данной террито рии. Зная местных туркмен достаточно хорошо (до революции он работал среди них учителем), Курджиев обстоятельно описал развитие ситуации. Из довольно пространного документа при веду отрывки, имеющие отношение к основной теме статьи, т.е.

теме колонизации.

«Не буду распространяться относительно абсолютной неподго товленности полудикаря кочевника туркмена к оседлой жизни в то время, когда царское правительство проводило эту меру на сильственного прикрепления туркмен к определенному месту.

Переход к оседлой жизни туркмен от кочевой без подготовки к оседлой ставил его в тяжелое положение, ибо он не мог в этих условиях развивать основного своего хозяйства — скотоводства, а обрабатывать землю, благодаря своей большой культурной от сталости, (тоже) не мог, хотя в надел было дано по 30 десятин на каждую мужскую душу. В это время рядом с туркменами жили сравнительно малоземельные русские крестьяне, бравшие у тур кмен за очень низкую плату землю. И вот революция застала их в этот переходный момент от кочевой жизни к оседлой» [Доклад ная записка… Л. 66].

Далее автор докладной записки приводил примеры того, как в предреволюционные годы стала налаживаться социальная и куль турная жизнь среди туркмен. На накопленный туркменами и их соседями «магометанский капитал» администрация тогдашней Ставропольской губернии строила для них школы, фельдшерские пункты и даже больницу, бурила артезианские колодцы. Туркме ны богатели: количество скота у них увеличивалось, заметно при растало и народонаселение.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

«В годы Гражданской войны и голодные годы 1921–1922 туркме ны совершенно лишаются всего своего хозяйства и превраща ются в буквальном смысле в нищих. Это подтвердится, если мы возьмем статистику. … В таком сильном упадке хозяйства, по мимо общих условий Гражданской войны и голода, немаловаж ную роль сыграли реквизиции, … продразверстки. … Как я выше говорил, что большинство туркменских земель об рабатывали русские крестьяне, которые всякими способами вы тесняли туркмен из их аулов, причем обычным приемом был такой: несколько крестьян закупали у туркмен дворы с построй ками за бесценок, пользуясь голодом, а затем, вселяясь в аул, обычно разводили свиней, а туркмены, не перенося, как истые мусульмане, близости сожительства свиньи, оставляли свои дворы и переселялись в другой туркменский аул, где еще не было русских. Таким путем вытеснены совершенно пять аулов и заселены русскими крестьянами, терроризировавшими бук вально туркменское население настолько, что туркмены не пы таются получить с крестьян не только за отдельные дворы с по стройками, но совершенно бесплатно оставляют очень ценные постройки, как например в Муса-Аджинском ауле. Выяснены случаи, когда ценнейшие постройки ломались, перевозились в русские административные центры, как например все капиталь ные постройки с Зимней Ставки перевезены в Красный крест Терского округа. Наряду с этим оставшиеся туркменские аулы представляют из себя весьма неприглядную картину, во всех по сещенных нами аулах видели население голое, запуганное, го лодающее» [Там же. Л. 68].

Далее приводились цифры, иллюстрировавшие обнищание населения и развал хозяйства, а затем выдвигались предложения по налаживанию нормальной жизни среди туркмен, которые уже практически были готовы, по оценке Курджиева, к оседлой жиз ни и ведению земледельческого хозяйства. Для этого им необхо димо было помочь инвентарем, семенами.

Но, что важнее «необходимо предоставить в распоряжение туркмен те земли, ко торые находятся между туркменскими аулами и считаются сво бодным фондом. Вселение туда русских или другой нации сведет 14 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

цельность административной национальной единицы к нулю.

Даже при настоящем обследовании все туркменские аулы без исключения жаловались на засилье русских, а главным образом татар1, выражавшееся по отношению первых в вытеснении из не которых аулов туркмен и заселении русскими, а по отношению вторых — вселение в туркменские аулы татар, в захвате власти в РИКе (районном исполнительном комитете. — Ю.К.) и на местах татарами. Антагонизм и недоверие среди туркмен к татарам на столько развиты, что даже тех туркмен, которые служат в своих аульных советах, считают не своими, а людьми татарской ориен тации. В общем, у Комиссии сложилось определенное твердое мнение, что в дальнейшем РИК в таком составе нельзя оставить, если советская власть заинтересована в приближении ее к гуще туркменского населения» [Там же: 70]2.

Вскоре после завершения работы комиссии К.А. Курджиева в Москву приехали «уполномоченные туркмен аулов Антуста, Са бан и Шарахалсун Туркменского района Ставропольского округа Северо-Кавказского края Менглибаки Айдогдыев и Хаджи Мурат Нур Магомедов». Они хотели встретиться с главой союзного пра вительства М.И. Калининым и предварительно направили в его адрес прошение, излагавшее «подлинные нужды … народа»

[Прошение уполномоченных туркмен… Л. 59–64].

В прошении уполномоченные широко использовали материа лы и выводы комиссии К.А. Курджиева, в частности обстоятель но процитировав тот фрагмент документа, где говорилось об ис пользовавшихся русскими переселенцами практиках вытеснения туркмен.

Текст прошения отличают грамотность, хороший русский язык (не в пример докладной записке К.А. Курджиева). Видимо, писали его не сами «уполномоченные»;

мысли и чаяния выража ли они, но формулировал оные некто другой (хотя — как знать?).

Имеются в виду татары казанские и астраханские, в тот период в немалом числе переселявшиеся и обустраивавшиеся в степной зоне Северного Кавказа.

Основной вывод комиссии совпадал с линией Северо-Кавказского крайи сполкома, которую тот проводил в 1922–1924 гг. по разграничению земель по этническому принципу «в целях достижения возможно большей изоляции тур кмен от русских» [Курбанов А. 1995: 65].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

«На протяжении долгого времени мы являемся свидетелями того, что история нашей жизни, занимаемых нами степей является историей борьбы плуга и овцы, историей прочно оседающего, обеспеченного инвентарем зажиточного русского земледельца с туркменом скотоводом, ведущим и до сего времени полукочевую полуоседлую жизнь.

И в результате мы являемся очевидцами также того, что победи телями в этой борьбе оказываются крепкие хозяйственники, за житочные земледельцы, тогда как мы, кочевники туркмены, не будучи в состоянии, не успевая закончить переход к земледельче скому хозяйству, все более и более вытесняемся из лучших пло дородных своих земель на земли определенно худшего качества вопреки даже тому, что за нами, туркменами, земли закрепляют ся формально в порядке землеустройства. В общем, современное положение наших туркмен является крайне и невероятно тяже лым» [Там же: Л. 60].

В прошении, адресованном председателю ВЦИКа, помимо жалоб на незавидное житье и объяснений его причинами едва ли не общеисторического порядка, содержалось конкретное предло жение выхода из данной ситуации.

Авторы прошения указывали, что в прошлом и еще в недав нее время три четверти года туркмены проводили на своих зим них пастбищах (современный Нефтекумский р-н Ставрополья), а на летних кочевьях (современный Туркменский р-н того же края) «делали лишь привал» на 3–4 месяца. Зимние пастбища туркмены расценивали в качестве лучших, но именно с них их и «выживали».

«Такова подлинная картина нашей теперешней жизни в окруже нии прочно оседающего, стремительно осваивающего плугом наши земли зажиточного, обеспеченного и живым и мертвым ин вентарем земледельца с непрекращающимся вытеснением нас из старожильческих наших коренных земель» [Там же].

Выжить же в районе летних кочевий, куда значительная часть туркмен «вынуждена была бежать в результате не прекращавших ся нападений … бандитских шаек, а затем голода и проч.» [Там 16 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

же: Л. 62] из бывшего Зимне-Ставочного района, им не представ лялось возможным.

Между тем территория зимних кочевий в то время уже явля лась территорией Ачикулакского округа, а последний входил в состав Дагестанской АССР.

«Тяжелые и непоправимые условия нашей жизни при продол жении настоящего положения диктуют нам крайнюю неизбеж ность перехода на привычные старожильческие места, где мы в единении со своими соплеменниками безусловно легче и быстрее можем достичь и хозяйственного, и культурного своего возрож дения» [Там же].

Предложение и просьба просителей заключались в следующем:

1) обязать дагестанское правительство не чинить препятствий переселению туркмен в Ачикулакский округ, «на свои давние старожильческие и привычные места» [Там же];

2) «сделать распоряжение, кому и куда следует освободить все эти места прежнего нашего жительства от самовольных захватчи ков, зажиточного переселенческого элемента, в значительной своей части принимающего участие в нашем общем разорении и теперь под шумок осевшего и богатеющего на спине тузем ной безответной бедноты в отдаленных и глухих степях нашего края;

в свою очередь они могли бы быть выселены на освобож даемые нами в связи с переселением места, вполне пригодные для земледельческого освоения обеспеченными живым и мерт вым инвентарем захватчиками в резкое отличие от нас туркмен, кочующих скотоводов» [Там же: Л. 63];

3) оказать материальную поддержку 354 семьям, желающим пе реселиться, а также осуществить необходимое техническое и социальное обустройство предполагаемых для заново осваи ваемых ими поселений, «ибо только при этих условиях может быть приостановлено непрекращающееся и до сего времени фи зическое вымирание целого народа на десятом году советской власти» [Там же].

Далее «уполномоченные» просили возместить им (а через них и пославшим их одноплеменникам) денежные расходы на поезд Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

ку в далекую Москву и, наконец, «предложить» властям Ставро польского округа не чинить препятствий к их переселению в пре делы Ачикулакского округа, находившегося в составе Дагестана [Там же: Л. 59–64].

Мне неизвестно, каким было решение по их прошению (и по пали ли они на прием к М.И. Калинину). Однако в 1927 г. Малым Совнаркомом было принято решение «о концентрации туркмен ского населения» вокруг Летней Ставки путем переселения туда жителей трех аулов с территорий зимний кочевий [Курбанов А.

1995: 65, 68]. Т.е. были приняты решения и предприняты дей ствия, обратные тем, на которые рассчитывали уполномоченные от туркмен Ставрополья.

Как отмечает А.В. Курбанов, концентрация аулов и проведе ние коллективизации повлекли за собой новую волну переселе ния туркмен на восток, в закумские степи Дагестана [Там же: 68], т.е. в Ачикулакский р-н.

Для справки. Ачикулакский р-н вместе с Кизлярским в 1938 г.

был передан от Дагестана Орджоникидзевскому краю (в основ ных своих границах последний соответствовал современному Ставропольскому краю). В 1958 г. Кизлярский р-н вместе с Но гайским (в свое время выделенным из состава Ачикулакского) был возвращен ДАССР. При этом значительная часть Ачикулак ского р-на осталась в пределах Ставропольского края. Вскоре на его территории была обнаружена нефть и началась ее промыш ленная добыча. В результате появился город нефтяников Нефте кумск, ставший районным центром. Утративший статус райцен тра пос. Ачикулак остался базой сельского хозяйства района, а Зимняя Ставка превратилась в многотысячный поселок нефтяни ков, в котором туркмены если и остались в очень ограниченном количестве, то практически растворились в новой социальной среде. В настоящее время (данные середины 2007 г.) в Нефтекум ском р-не туркмены проживают в с. Озек-Суат — около 2 тыс. чел., в с. Каясула — более 1 тыс. чел., в с. Махмуд-Мектеб — более чел., в с. Новкус-Артезиан — порядка 500 чел., в Нефтекумске — около 400 чел. В остальных населенных пунктах — по несколько десятков человек. Всего в районе их насчитывается немногим ме нее 5 тыс. чел. (данные администрации Нефтекумского р-на).

18 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

Относительно Нефтекумского р-на в целом можно заметить сле дующее. В связи со значительным сокращением добычи «черно го золота», люди, еще относительно недавно занятые в его добы че и переработке, а ныне лишившиеся «нормальных» заработков или работы, оставляют район. Из Нефтекумска и Зимней Ставки уезжают на заработки в Сибирь либо переселяются вовсе — туда, где способны устроиться. Ранее солидная по размерам района ор ганизация «Сельхозтехника», базировавшаяся в Ачикулаке, нахо дится в жалком состоянии, так как совхозов уже не существует, старая техника развалилась или разваливается, восстанавливать и обслуживать ее в условиях новых экономических реалий нет смысла. Соответственно и этот населенный пункт местные жи тели покидают.

Однако подобные людские утраты района не оказались невоспол нимыми. В последние 30–40 лет здесь обустраиваются пересе ленцы из горных районов Дагестана.

Теперь я перехожу ко второй части статьи, которую как анти тезу ее общему названию и условно первой части можно назвать «Борьба овцы и плуга».

И для начала кратко поясню, что из себя в национальном от ношении и в этнографическом плане в недалеком прошлом пред ставлял Нефтекумский р-н. Это территория частей бывших Ка раногайского и Ачикулакского округов, где издавна (еще до пере селения туда туркмен и тем более русских) проживали ногайцы.

Основным их занятием являлось скотоводство, что их сближало со ставропольскими туркменами. Обосновывавшиеся на данной земле (и в сопредельных районах Дагестана) со второй полови ны — конца I в. русские (выходцы из центральных районов Велико- и Малороссии крестьяне) заводили хозяйства преиму щественно земледельческого профиля1, а переселенцы после военного времени преимущественно были заняты в нефтяной промышленности (об этом говорилось выше). Начавшие пересе ляться в указанные районы выходцы из Дагестана (в абсолютном Отмечу, что современные ногайцы Нефтекумского р-на рассказывают, что в 1920-е годы русские переселенцы осуществляли практику выживания их предков, аналогичную той, что они применяли в отношении туркмен, т.е. ис пользовали свиней.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

большинстве — даргинцы) на своих родных землях вели ком плексное земледельческо-скотоводческое хозяйство. Своеобраз ным парадоксом миграционных (а правильнее говорить о новой волне колонизационных) процессов последних десятилетий яви лось то, что представшие в качестве подлинных скотоводов да гестанцы (даргинцы) потеснили утрачивавших свои позиции и роли в скотоводческом хозяйстве ногайцев, туркмен, не говоря уже о русских.

Относительно массовое появление горцев, с одной стороны, было связано с предоставлением хозяйствам горных районов ку танов в этих местностях. С другой стороны, это же обстоятель ство сначала косвенно, а затем и напрямую открывало для жите лей горных районов Дагестана возможности заработка: они мог ли наниматься пасти «чужой» скот, т.е. скот колхозов и совхозов Ногайского, Кизлярского, Нефтекумского, Левокумского и дру гих районов.

Сошлюсь на материалы исследования положения ногайцев в указанных районах, проводившегося московскими этнографами К.П. Калиновской и Г.Е. Марковым на рубеже 1980–1990-х годов.

Речь идет о переселенцах из Дагестана конца 1970–1980-х годов.

«Ее (миграцию. — Ю.К.) составляют, как правило, предприим чивые и энергичные люди, стремящиеся любым путем получить большие заработки. При этом вытесняются ногайцы, а также русские. Приезжие покупают у русских и ногайцев дома и уко реняются в ногайских поселениях. Эти люди не особенно, по мнению ногайцев, щепетильны в выборе средств для быстрого достижения своих целей. … До 1950-х годов большинство ча банов были ногайцы, теперь они практически вытеснены из тра диционного скотоводства даргинцами. … В течение последних 10–15 лет приток переселенцев, особенно даргинцев, усиливает ся. … Причину, почему даргинцы и представители некоторых других национальностей вытесняют ногайцев из наиболее выгодной от расли хозяйства — скотоводства, русские информаторы видят в том, что чабаны-даргинцы выгоднее колхозам и совхозам, чем но гайцы, по экономическим причинам. Чабан-ногаец обычно полу чает до 100 голов приплода в овечьем стаде при норме прироста 20 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

в 120 голов. У чабанов-даргинцев по 130 и более голов приплода, как считают информаторы, за счет своего личного стада, неле гально выпасаемого в общественном. Это выгодно и даргинцам, и хозяйствам. … Как говорят многие русские и даргинские информаторы, даргин цы работают хорошо, сохраняют общественные фонды и хоро шо зарабатывают. Приезжие покупают или же строят отдельные дома, а затем из них формируются целые улицы. Администрация, экономически заинтересованная в приезжих, идет им во всем на встречу» [Калиновская, Марков 1993].

Если, по информации, собранной в конце 1980-х годов москов скими этнографами, горцы вытеснили ногайцев с рабочих мест из животноводческой отрасли хозяйства, то интерпретация того же факта из уст ногайцев конца первого десятилетия I в. иная.

Они говорят, что сами ушли из животноводства, отказавшись от рабочих мест чабанов, как непрестижных.

Что имело место в действительности, сказать трудно. Возмож но, последняя оценка — это всего лишь более выгодная подача себя в условиях произошедшего. Однако в начале I в. в но гайской среде общепринято говорить об изменении отношения ее представителей к условиям жизни в связи с новыми заманчивы ми возможностями и требованиями. В конце истекшего столетия молодое поколение все менее привлекал труд чабанов, не в при мер работе трактористами, шоферами, комбайнерами.

В свою очередь для большого числа горцев (по расхожему определению авторов позапрошлого века, «постоянных и притом добровольных постников»), то, что им предлагали в Ногайской степи и по соседству с ней, выглядело удобоваримым.

Из интервью с председателем общественного совета народно стей Дагестана в Нефтекумском р-не А.А. Саидовым:

«С 1980-х годов ногайцы уже не шли чабановать, а русские и того раньше перестали этим заниматься. А наши люди не тре бовали от власти, колхоза, чтобы им квартиры давали, какие нибудь удобства (создавали). Жили (на кошаре) в однокомнатной постройке. Это устраивало и самих чабанов, и руководство. Рус Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

ские как чабановали? Вахтами ездили по несколько человек. На кошарах ни электричества, ни газа, расходов мало на них. В этом была привлекательность дагестанских чабанов, в материальном плане — доход колхозу, их держать было выгодно, удобно. Если механизатору, трактористу руководство (колхоза) должно было в течение 2–3 лет построить квартиру, то здесь никто ничего не требовал. Потом они (чабаны-дагестанцы) сами стали ремонти ровать, перестраивать кошары» [ПМА. № 1856. Л. 87 об.].

Традиционная привязанность дагестанских горцев к родным местам (подробнее см.: [Карпов 2007: 134–135]), при том что от ходничество в их среде издавна было развито, ослабла в силу ши рокомасштабной государственной политики по их переселению на плоскость, особо активно проводившейся в 1950–1970-е годы (подробнее см.: [Карпов 2010]). В те же годы внушительные раз меры приобрел самовольный уход колхозников на заработки, и совокупно это создало необходимые предпосылки для заметно го присутствия дагестанцев в пограничных со своей республикой районах Ставрополья, а также в Ростовской области и Калмыкии.

Следует согласиться с дагестанским исследователем, который пишет:

«Фактически овцеводство на Юге России было “спасено” чабанами-даргинцами, так как кроме них никто этим видом тру довой деятельности заниматься не хотел» [Курбанов М.-З. 2009:

435].

Однако масштабы, которые приобрела миграция дагестанцев в соседние регионы, резонно напрямую соотносить с колонизаци ей. В 1959 г. в Ставропольском крае проживало 748 даргинцев, в 2002 г. официально их там значилось более 40 тыс. чел., в 2008 г., по оценочным данным, — 78 тыс. чел., а всех дагестанцев — по рядка 120 тыс. чел. В настоящее время в крае даргинцы по чис ленности населения занимают 4-е место [Авксентьев 1997: 31;

Шахбанов 2008].

Ставрополье является вторым после Дагестана регионом про живания даргинцев. Ареал их компактного проживания — вос точные районы края: Арзгирский, Левокумский, Нефтекумский, 22 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

Туркменский. В начале 2003 г. в Нефтекумском р-не был 70 житель, в середине 2007 г. — 68 290 жителей. Национальный со став населения выглядел следующим образом: русские — 35 чел. (более 52 %), ногайцы — 12 611 (18,5 %), туркмены — (7 %), татары — 1593, дагестанцы (совокупно без учета даргин цев) — 1601, даргинцы — 6403 (более 9 %), все дагестанцы — 8004 (около 12 %), чеченцы — 240, другие — 4341 чел. (данные администрации Нефтекумского р-на).

Дагестанцы, в том числе даргинцы, проживали во всех насе ленных пунктах района;

в городе они были на втором месте по сле русских (4 % собственно даргинцы и немного меньший про цент — все остальные дагестанцы). В с. Ачикулак всех дагестан цев проживало порядка 1,5 тыс. чел. (23 % от общего числа насе ления), в с. Каясула — порядка 800 чел. (13 %) (данные админи страции Нефтекумского р-на).

Упомянутый выше А.А. Саидов рассказывает:

«Сейчас нет планового переселения, но людей в горах уже не удержишь — видят по телевизору, видят все. Раньше не так (было). … Сейчас людям дали свободу — как хотите, посту пайте. Теперь часть людей сами на плоскость переселяются, а другая часть их туда призывает — кто раньше обосновался — хо тят там главами стать. Электорат этот должен быть. … (Признак укорененности). Хоронят сейчас в горах, но не за гора ми (время), что кладбища будут и здесь. Наши дети уже не по нимают (как это) поехать на соболезнование в горы, везти туда хоронить. … Ситуация в нашей зоне — Нефтекумский, Левокумский, Арзгир ский, Степновский районы. Здесь животноводство было на 90 %.

Когда в 1993–1998 гг. животноводство упало, скот порезали, очень многие уезжали назад, в Дагестан, и детей забирали. Я го ворю о своем родном Левашинском районе. На тот момент там положение было чуть лучше;

здесь совхозы, колхозы распались, а там родовая земля, надеялись, что кусок и им достанется. Хотя из этого ничего не получилось, но надеялись. Один уехал, за ним потянулись другие, начали выращивать капусту. На тот период времени, с 91-го по 98-й, когда здесь хуже стало, многие уехали, не из селений, а с кошар. Потом захотели вернуться, но на их места (уже) другие приехали. Одни едут сюда, другие — туда.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

В высоких горах ведь даже капусты нет. Экономический интерес двигает людьми. … (О притоке переселенцев). Я интересовался этим вопросом, я че рез паспортный стол знаю — уезжают (дагестанцы) даже больше.

Из Дагестана сейчас больше уходят на Москву. Из горных райо нов молодежь делает шаг в Махачкалу, там ничего не находит, едет в Москву. Молодежь же овец пасти не пойдет. Сейчас та кой, как прежде, миграции нет.... Здесь какие элементы, места (для) бизнеса были, они уже заняты, а новых мест не появляется.

Уже в Буденновске их нет, а он больше Нефтекумска. Они отту да уже хотят уезжать в Ставрополь, Ростов, Краснодар. То, что есть, — исчерпано, а новое не создается. … Я хочу сказать, вот, я — даргинец, вы — русский. … Потребностей у меня по срав нению с вами намного меньше, и тогда, и сейчас1. Вот возьмем Турксад (село в Левокумском р-не. — Ю.К.). Русские уезжают.

А уезжают почему? У него нет возможности работать водителем, механизатором, агрономом. У него ничего (таких возможностей.– Ю.К.) нет. Он не пойдет овец пасти, бычков откармливать. Он единственно может что-нибудь в огороде делать, поросенка дер жать, Он скажет, я лучше уеду в Буденновск, пока у меня деньги есть устроюсь. … А политики любят преподносить, что выжили (русских). … В силу обстоятельств люди потеряли работу — ищут работу. Это одна причина. Другая причина, если кто-нибудь из моих род ственников уехал, в Краснодар, в другое место — (я) еду к нему, надеюсь, что он найдет мне место. Не уезжают наши (сейчас), даю вам слово, через 10–15 лет и наши будут уезжать. Потому что нету перспективы. У вас, русских, меньше держат родственники.

(У нас) не пойти на соболезнование — стыдно. Стыдно оставлять родителей одних. Русские более мобильные» [ПМА. № 1856. Л.

84–87].

К этому добавлю отрывок из интервью выходца из Дагестана, аварца, проживающего в районе не один десяток лет, ныне зани мающего солидную должность в хозяйственных структурах рай она и в целом всесторонне оценивающего происходящее вокруг.

— Чем занимается дагестанская молодежь в Нефтекумском районе?

Судя по нынешнему дому информанта это далеко не так.

24 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

— Ищут трубы от нефтяников, от нефтепроводов;

продавали на металлолом или реставрировали. … Сейчас трубы уже кончи лись. Остатки — под пристальным взором ФСБ, прокуратуры.

Теперь этим могут заниматься только избранные, … (которые) договорились с властью. Остальные — магазинчик, если деньги скопили. … В любом случае, работать никто не хочет, в сель ском хозяйстве тоже. На заработки тоже не едут. Найдут что про дать. Трудолюбивой молодежи как таковой здесь нет. А на коша рах родители их.

Это раньше дагестанцы все были пастухи, а теперь дагестанцы заимели кошары и всё русские пасут — бомжи, пасут за спирт. Как таковые, пасти никто не хочет, все прямо такие стали важные… — Ваше видение, что здесь будет в обозримом будущем?

— Есть разговоры, что нефтяникам дано указание сворачиваться;

за последние пять лет ни одной скважины (новой) здесь не про бурили, геологоразведки здесь нет… Добивают это — и уходят.

Деньги не вкладывают. Инфраструктуру всю передали муници палитетам. Придут дагестанцы, будут добивать, что осталось — через скот, нефтяное все разломают, русские откочуют отсюда, если так останется… Я думаю, до Буденновска потихоньку это отвоюется дагестанца ми. Ногайцы тоже уйдут. Но ногайцы… хотя — это народ Даге стана» [ПМА. № 1920. Л. 60–65].

Дополнительная информация Поселок Затеречный Нефтекумского р-на был построен для нефтяников;

в последние годы в связи с сокращением добычи нефти приходит в упадок. Соответственно изменяется образ жиз ни людей, состав жителей и многое, связанное и обусловленное этим. Статистическими данными о составе его населения по раз ным годам я не располагаю, ограничусь сведениями на начало 2009 г.: русские — 6278 чел., ногайцы — 98 чел., туркмены — 29 чел., даргинцы — 321 чел., прочие — 507 чел. (данные посел ковой администрации).

Информант — глава муниципального образования. Основные вопросы, связанные с переселенцами-дагестанцами, те же, что и в других населенных пунктах края.


Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

«Дагестанцы стараются скупать квартиры в поселке на его окраинах. Почему на окраинах? Есть возможность сделать выпаса. Сейчас с ними боролись, боролись. … Выпускают скотину, ходит где хочет. … Мы стараемся не допустить сме. … ны (культурных) стереотипов, пытаемся контролировать. Про писку мы даем только после того, как человек купил земель ный участок. … У администрации позиция такая. Если ты пришел сюда заселиться и жить, то уважай наши порядки. Но они же этого не делают. … Говорят: “Эта земля будет наша”.

И кто говорит? Пожилые женщины и старики. Это не посто янно звучит, но проскальзывает. Сейчас-то они меньшинство, в открытую свое мнение выражать боятся. Хотя мнение такое у русского населения, что рано или поздно…» [ПМА. № 1920.

Л. 52 об. — 60].

Село Ачикулак. Население на начало 2009 г. (в скобках — на начало 2006 г.): русские — 3895 чел. (4045), ногайцы — (260), туркмены — 41 (51), даргинцы — 1432 (1251), прочие — 890 (918.). Рост числа жителей наблюдался только среди дар гинцев.

Проблемы в отношениях с дагестанцами те же. Большое коли чество скота, который пасется без присмотра — «такое ощуще ние, приехали, что с Луны прилетели;

ну и конечно у коренных жителей это начинает вызывать беспокойство». В целях более легкого выпаса скота дагестанцы поселяются на окраинах посел ка. В свою очередь поселковая администрация по возможности стремится контролировать ситуацию [ПМА. № 1920. Л. 69 об. — 73 об.].

*** Северо-Восточный Кавказ едва ли не всегда являлся зоной ак тивных этнодемографических подвижек (гунны, хазары и т.д.), которые так или иначе правомерно соотносить с колонизацион ными процессами. В последние полтора-два века наблюдается очередной их виток, точнее — два разнонаправленных витка: сна чала российской (русской) колонизации его территорий, затем — их колонизации горцами Кавказа. К таким переменам надо отно 26 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

ситься без эмоций, ибо они вызваны объективными причинами.

В данной публикации перечислять их, тем более анализировать их не место. Констатируем факт.

И последнее — в качестве иллюстрации разноплановости и неоднозначности этнокультурных процессов на современном Ставрополье. В селе Приозерном современного Левокумского р-на, равно как и в близлежащем селе Турксад (Туркменский сад) в начале в. проживали туркмены и русские. В настоя щее время туркмены там отсутствуют, русские составляют боль шинство, но в составе населения заметно увеличивается про цент дагестанцев. Несколько лет назад дагестанцы поставили вопрос об открытии в селе мечети, найдя для нее и подходящее здание — большой кирпичный пустовавший дом некогда про живавшего в селе богатого туркмена. Им этого сделать не раз решили и достаточно оперативно приспособили это сооруже ние под церковь. Стены приозерной церкви украшают красиво оформленные арабские надписи, а крышу — простенький крест (рис. 1). Дагестанцам разрешили открыть мечеть в небольшом техническом сооружении — бывшей бензозаправке развалив шегося совхоза, ныне лишенной водопровода и электричества (рис. 2). Данные «картинки» позволяют своими глазами увидеть отношение властей края к мигрантам (к новой волне оных) и к новым явлениям колонизации края.

Источники Докладная записка председателя Комиссии по обследованию Тур кменского района К.А. Курджиева // Центральный государственный ар хив Республики Дагестан. Ф. п-1. Оп. 1. Д. 879. Л. 65–71.

Прошение уполномоченных туркмен аулов Антуста, Сабан и Ша рахалсун Туркменского района Ставропольского округа Сев. Кав. края Менглибаки Айдогдыева и Хаджи Мурата Нур Магомедова // Централь ный государственный архив Республики Дагестан. Ф. п-1. Оп. 1. Д. 879.

Л. 59–64.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 1. Церковь в селе Приозерное. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН «Борьба плуга и овцы»

Рис. 2. Мечеть в селе Приозерное. Фото автора. 2010 г.

Полевые материалы автора Дневник экспедиционной поездки Ю.Ю. Карпова в 2008 г. в Баба юртовский, Кизилюртовский, Кизлярский, Ногайский, Тарумовский, Хасавюртовский р-ны Дагестана, Нефтекумский и Левокумский р-ны Ставропольского края // Архив МАЭ РАН. Ф. 1. Оп. 1. № 1856.

Дневник экспедиционной поездки Ю.Ю. Карпова в 2009 г. в Бабаюр товский, Кизлярский р-ны Дагестана, Нефтекумский р-н Ставрополь ского края, в Республику Калмыкия и в Астраханскую область // Архив МАЭ РАН. Ф. 1. Оп. 1. № 1920.

Библиография Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Этнические группы и диаспоры Ставрополья: Краткий справочник. Ставрополь, 1997.

Аграрный вопрос и переселение горцев Дагестана на равнину: До кументы и материалы. Т. 1. (1920–1945 гг.) Махачкала, 2006.

Васильев Д.С. Очерки истории низовьев Терека. Досоветский пери од. Махачкала, 1986.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Карпов Ю.Ю.

Воронцов-Дашков И.И. Всеподданнейшая записка по управлению Кавказским краем генерал-адъютанта графа Воронцова Дашкова // Исмаил-Заде Д.И. Граф И.И. Воронцов-Дашков. Наместник Кавказский.

М., 2005. C. 257–375.

Калиновская К.П., Марков Г.Е. Ногайцы — проблемы национальных отношений и культуры // СЭ. 1993. № 2. С. 15–22.

Карпов Ю.Ю. Взгляд на горцев. Взгляд с гор: Мировоззренческие аспекты культуры и социальный опыт горцев Дагестана. СПб., 2007.

Карпов Ю.Ю. Переселение горцев Дагестана на равнину: к истории развития процесса и социокультурным его последствиям // Традиции народов Кавказа в меняющемся мире: Преемственность и разрывы в со циокультурных практиках. СПб., 2010. С. 402–447.

Курбанов А.В. Ставропольские туркмены. Историко-этнографические очерки. СПб., 1995.

Курбанов М.-З.Ю. Трудовая миграция как фактор межэтнической на пряженности в Южном федеральном округе (на примере ставрополь ских даргинцев) // Лавровский сборник: Материалы Среднеазиатско Кавказских чтений 2008–2009. К столетию со дня рождения Леонида Ивановича Лаврова. Этнология, история, археология, культурология.

СПб., 2009. С. 435–436.

Современный словарь иностранных слов. М., 1993.

Суздальцева И.А. Русские переселенческие участки на Северо Восточном Кавказе в начале в. // ВИ. 2009. № 11. С. 109–120.

Шахбанов М. Ставропольские дагестанцы // Новое дело. 2008. № 39.

26 сент.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ:

ЗАРУБЕЖЬЕ Ю.В. Иванова-Бучатская О НАРОДНЫХ СПОСОБАХ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЕЗНЕЙ У ПРИАЗОВСКИХ АЛБАНЦЕВ До сих пор о народной медицине и этноботанике приазовских албанцев не появлялось статей или специальных сообщений. Ав тор данной статьи ставит целью ввести в научный оборот поле вые материалы по народным методам и средствам лечения болез ней и гигиене албанцев Украины, собранные в ходе экспедиции 2005 г. у современного населения сел Георгиевка и Девнинское Приазовского района Запорожской области Украины.

В ХХ в. народные способы лечения в селах Приазовья были широко распространены. Собранные экспедицией материалы свидетельствуют о том, что они активно используются в албан ских семьях и в начале ХХI в. Во многом это было и остается об I условленным недостаточностью квалифицированной медицин ской помощи, а также — в последнее время — оказанием помощи на платной основе (с высокой стоимостью).

Весь комплекс собранного материала логически распадается на следующие пласты:

1) самостоятельное лечение домашними средствами;

2) обращение к знающим людям за лекарской помощью.

Самостоятельное лечение обычно не требует специально го обучения, владения особыми навыками или знаниями, может производиться человеком любого возраста;

при лечении исполь зуются утилитарные средства. Важным для самостоятельного ле Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

чения является знание самих средств лечения и методов их пра вильного использования. Обычно средства и методы транслиру ются от одних членов коллектива другим или из поколения в по коление устно, в форме совета или рецепта.

В последнее десятилетие информация о домашних способах лечения недугов черпается из районной периодической печати.

У молодых членов общины средства и методы такого лечения ча сто получают письменную фиксацию в виде записей в тетради или вклеенных печатных вырезок.

В самостоятельном лечении выделяются следующие методы и средства:

использование физиотерапии;

употребление в пищу в лечебных и гигиенических целях лекар ственных растений;

применение продуктов животного происхождения;

применение продуктов пчеловодства;

использование сакральных или знаковых предметов.

Под народными физиотерапевтическими методами пони мается использование воздействия на организм тепла, холода, воды и массажа. Применение горячих водных и лекарственных ванн, водных обтираний, обливаний, парных и сухих бань в гиги ене и лечении болезней были известны многим народам [Семен цов 1992: 19;


Торэн 1996: 10–29;

Никонова, Кандрина 2003]. У ал банцев Приазовья парные бани не были распространены, однако горячие пар и вода и в наши дни используются здесь при лечении заболеваний, вызванных переохлаждением или простудой, жен ских заболеваний, «прострелов» в пояснице и спине и даже бес плодия. Для этого применяют горшки с горячей водой, над кото рыми парятся;

горячие обертывания;

нагретые камни / кирпичи:

«Однажды встала с постели, а распрямиться не могу — страшно в зеркало смотреть. До бабки не смогла сходить и решила пропа риться над горшком с кипятком. Вспотела, легла в постель. Еще раз пропарилась, и все прошло. А баба Степанида (знахарка. — Ю.И.-Б.) пришла наутро, спросила, что делала. Рассказала — все правильно сделала. Она (Степанида) сама так хотела лечить.

32 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН О народных способах лечения болезней у приазовских албанцев (Анна Кирилловна Бурлачко. — Ю.И.-Б.) была больна «по женски», сильно простужена, от льда, что положили на живот по сле родов. Говорили: “А фтох тогль нэ барк” (“простудилась в животе”)» [Бучатская 2005: 31].

«Еще была бабушка, лечила от бесплодия — Драгой баба Маня (1910–2004). Когда женщина не беременела, грела чугун на кир пиче, садила женщину — если была больна по-женски, выздо равливала, хотя медики говорили, что здорова и может рожать»

[Там же: 24].

Вместо бань раньше использовали русские печи, которые предварительно натапливали;

зола выметалась, человек залезал внутрь и прогревался:

«Кашлял страшно. Я говорю: сейчас пойду домой, печку нато плю, потом вычистит вот этот пепел весь, и лезет туда, голова чтоб наружу. И на другой день пришел, и как и не болел, выле чился. И вот я все время вот так лечу» [ПМА 2005].

Для лечения простудных заболеваний ставили банки (а тэ вэм банка — «поставим ему банки»). Применялось также купа ние в воде с добавлением различных веществ (соли, металла) с гигиеническими, профилактическими целями или для лечения золотухи:

«Детей в соли купали;

если по телу пошли желтые прыщи, в ми ску с водой клали железо любое, я вот на дворе пособирала, сына купала — прошло» [Бучатская 2005: 29].

Кроме того, сама вода в Георгиевке и Девнинском считалась и считается целебной: в ней высоко содержание сероводорода и иных химических элементов, что придает ей неприятный запах, но делает полезной для организма. Воду принимают внутрь в сы ром виде.

Применялось также воздействие холода на организм. В жар ком климате Приазовья за неимением льда при ушибах и кровоте чениях использовали соединения соли с водой. В результате этой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

химической реакции поглощается тепло. Например, в первой по ловине ХХ в., когда роды проходили в домашних условиях, ро дильнице на живот клали холодные компрессы из соли (крипъ) с водой.

Признается также целебное действие морской воды:

«Рана образовалась, от чего там, что такое. Лечили, лечили, так потом его и выписали. Но кто-то ему сказал: иди до моря. И он вот эту ногу все время подмачивал, и как там загноилась, — за жила. Большой процент йода имеет» [ПМА 2005].

В народной медицине приазовских албанцев большую роль традиционно играют лекарственные травы, что обнаруживает большое сходство с народной медициной русских, белорусов, украинцев. Регион Приазовья богат степными травами, а климат позволяет выращивать многие сорта овощей и фруктов. В меди цинских целях албанцы Георгиевки используют как дикорасту щие, так и культурные растения. Лекарственные средства рас тительного происхождения применяются внутрь и наружно. Их употребляют в виде настоек («растирки»), отваров, мазей и пла стырей («компресс») либо вообще без обработки.

Наиболее распространенными средствами растительного про исхождения были и остаются отвары, по всей видимости, из-за простоты и дешевизны их приготовления. Отвары приготовляют ся без строгих пропорций и определенной рецептуры. Основные составляющие — вода и засушенные растения. Количество того и другого определяется приблизительно — горсть, щепоть, бутыл ка, миска, чашка и т.п. Так, отвар изготавливают из ромашки ле карственной. Его применяют для спринцевания при воспалитель ных заболеваниях горла и женских половых органов.

Отваром из цвета белой акации («кашка») промывают раны и слизистые, а также принимают его внутрь.

Для лечения больного горла и как успокоительное средство используют чай из лепестков кустовой розы (шиповника). С той же целью («для нервов») заваривают и пьют чай из цветков виш ни или мяты. Последнюю специально высаживают в огородах, подальше от дороги и пыли, затем собирают и сушат.

34 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН О народных способах лечения болезней у приазовских албанцев Кукурузные рыльца («волос») собирают, сушат и в виде отвара применяют при гастрите.

Отвар цветов пижмы служит глистогонным средством. Счита ется, что горечь, содержащаяся в цветах, выгоняет глисты.

Отвары из листьев и веток малины применяют в случае вирус ных заболеваний верхних дыхательных путей («от простуды и каш ля»), малина «прогревает» организм, вызывает потоотделение.

Известно также благотворное влияние на организм чая из ли стьев черной смородины.

Для профилактики любых инфекционных заболеваний в Геор гиевке принимают настойку чеснока на воде, ее регулярно дают пить детям.

Применяется множество рецептов отваров, помогающих при диабете. Сами жители села полагают, что высокая заболе ваемость диабетом в их местности обусловлена последствиями катастрофы в Чернобыле. При отсутствии доступных препара тов и врачебной помощи георгиевцы самостоятельно занимают ся профилактикой диабета и поддержанием здоровья больных этим недугом. Так, для понижения уровня сахара в крови ис пользуют отвар из листа грецкого ореха или отвар из створок стручков фасоли.

Настойки изготавливают из сирени: цветки срывают и плот но набивают ими бутылку, затем заливают пустоты водкой и на стаивают. Эту настойку применяют для растирания суставов при болях и отеках.

Настойка из зеленых грецких орехов на спирту (ара ма раки) используется для очищения почек, профилактики заболеваний печени и лечения геморроя. Настойка перепонок грецких орехов (лаира ма раки) — от поноса.

В пищу с лечебными целями употребляют растения и плоды в сыром, необработанном виде. Хорошо известны целебные свой ства и высокое содержание витаминов и фитонцидов в луке и чес ноке. Приазовские албанцы употребляют в пищу лук и чеснок в сыром виде для профилактики и лечения вирусных заболеваний («при простуде»), чеснок (хуур) также для понижения уровня са хара в крови при диабете. С теми же целями используют сырые листья одуванчика.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

От поноса употребляют сухие бобы, запивая их водой, подоб но таблеткам, с теми же целями используют горошины черного перца (пиперизи).

Считается, что семена тыквы помогают как глистогонное и от простатита.

Ягоды малины в сыром виде употребляют при простудных за болеваниях.

Сухой абрикос (курага), как считается, помогает при аритмии сердца, а свежие плоды используются для профилактики рака. Из сухих абрикосов также изготавливают настойки на воде для про филактики сердечных заболеваний.

Плоды шелковицы употребляют для снижения артериального давления.

Листья и выжимки из растений используются для лечения на рывов, ран, ожогов, как кровеостанавливающее средство, а так же в качестве повязок и пластырей для компрессов и мазей. Так, листки подорожника, капусты, герани комнатной («калачик») ис пользуют в сочетании с медом или солидолом для прикладывания компрессов к ранам и нарывам.

Широко известны целебные свойства сока алоэ. Оно доступно, поскольку практически в каждом доме в Георгиевке и Девнинском является традиционным комнатным растением. Сок, смешанный с медом, употребляется как отхаркивающее средство при кашле.

Листья используют для лечения нарывов:

«Столетник у всех растет на окне в кастрюле по десять штук.

И нарывы лечат: отрезаю листик, посекла, намазала мази или меда и как компресс. Бинтиком. Снимаешь — листик сухой, одна корочка остается» [Бучатская 2005: 14].

Для лечения нарывов и чирьев к ране прикладывают также по дорожник или капустный лист: считается, что капуста «вытяги вает» грязь и гной из раны. Капустный лист прикладывают и при головных болях.

Для заживления ран используют порубленный лист подорож ника или измельченную морковь. Для облегчения болей при ар тритах применяют компрессы из листьев лопуха.

36 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН О народных способах лечения болезней у приазовских албанцев В самостоятельном лечении недугов широко использовались продукты животного происхождения, как правило те, что произ водились в хозяйстве и потому были доступны. В приазовских де ревнях животноводство было хорошо развито. В начале I в., несмотря на экономический спад в стране и регионе, многие се мьи в Георгиевке держат скот — овец, коз, до четырех коров [Там же: 9 об.].

Продукты животного происхождения, используемые в народ ной медицине, — это прежде всего молоко и животный жир. Пар ное или горячее молоко используется при лечении простудных, вирусных заболеваний верхних дыхательных путей — как согре вающее, смягчающее средство. Часто в горячее молоко добавля ют сливочное масло или бараний жир:

«Обычно мы молоко закипятим, а туда бросаем бараничий жир.

Потом пьем от кашля» [ПМА 2005].

Считается, что бараний жир (дьямэ тэ дэлес) согревает, поэ тому часто он используется в чистом виде как компресс наруж но: тетрадный лист намазывают жиром и прикладывают к груди и спине, как горчичник [Бучатская 2005: 23]. Или же бараньим жиром намазывают тело, растирая определенные участки [ПМА, 2005].

Используют также сметану в качестве смягчающего средства, часто в сочетании с растительными средствами лечения, напри мер капустным листом:

«Капусту со сметаной — от нарывов. Сметана смягчает, капуста вытягивает. У сестры под рукой был чирьяк, все делали, ничего не помогало. Потом сказали: капусту со сметаной. Помогло» [Бу чатская 2005: 14].

С целью смягчения загрубелой кожи или рубца от раны ис пользуют также бараний жир:

«Если старая рана с коркой, та мшчен ранэн, духет тэ дэлес дьям тэ третур — топленный бараний жир — чтобы смягчить рану. Го ворят: айо та мшчен (он ее смягчает, «питает») [Там же: 31 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

Велика была и остается роль продуктов пчеловодства. Благо приятный климат и обилие медоносных растений обеспечивают хорошую основу для разведения пчел. Для народной медицины албанцев Приазовья использование меда не является специфиче ской чертой. Целебные и высокие питательные свойства меда из древле известны человеку. У русских, украинцев, кубанских каза ков мед и другие продукты пчеловодства широко применялись в народной медицине.

Мед используют как сырой продукт, употребляя его в пищу, применяют в приготовлении мазей, настоев, в компрессах. При бессоннице рекомендуют принять ложку меда с подогретой мест ной водой, которая считается полезной [ПМА 2005]. При недо моганиях неясного характера намазывают тело медом [Там же].

Мед употребляют с горячим молоком при простудных заболева ниях, как согревающее средство. Женщины используют тампоны, пропитанные медом, для лечения эрозии шейки матки:

«Врачи не говорят, мы сами делаем, и помогает. Испокон веков так. В майский мед макают — и на ночь» [Бучатская 2005: 23].

Мед используют в качестве компресса при нарывах и чирьях в сочетании с хлебом или листьями лекарственных растений, кото рые выступают в роли повязки или пластыря [Там же: 31 об.].

Использование сакральных или знаковых предметов в народ ной медицине известно многим народам. Под таковыми понима ются различного рода реликвии, наделяемые магическими свой ствами, хранящиеся в домах и потому доступные для самостоя тельного лечения в виде утилитарных предметов (детали народ ного костюма, предметы, связанные с обрядами). Говорить о со хранении подобных методов в настоящее время вряд ли возмож но, поскольку сама обрядовая сторона жизни сохраняется не как каждодневная практика, а в большей мере в форме своеобразного «этнографизма», искусственного поддержания, сохранения и де монстрации этнических традиций.

На момент экспедиции 2005-го г. удалось зафиксировать лишь одно упоминание о бытовом применении знакового предмета в самостоятельном лечении. Так, по воспоминаниям А.К. Бурлачко, 38 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН О народных способах лечения болезней у приазовских албанцев раньше кожаный пояс с серебряными накладками — ррафт (эле мент традиционного костюма невесты, который вместе с украше ниями и тканями привозили из паломничества к святым местам в Иерусалим) использовали для перетягивания руки или ноги при укусе змеи [Там же: 30 об.].

Надо отметить, что семейные реликвии, привезенные предка ми сегодняшних жителей из хаджа в Иерусалим, являются для георгиевских албанцев значимыми символами «своего» народа.

Очевидно, употребление в качестве жгута символической вещи рассматривалось как дополнительное средство воздействия на человека и его болезнь.

Тяжелые заболевания, требующие порой и хирургического вмешательства, — повод для обращения к знающим людям.

При отсутствии доступной квалифицированной медицинской по мощи наличие людей с навыками лечения таких заболеваний в се лах Приазовья рассматривалось как необходимый элемент систе мы жизнеобеспечения.

В последние десятилетия число знахарей в албанских селах Приазовья сократилось, что расценивается местными жителями как большой урон и опасность для сохранения и поддержания здоровья в будущем:

В Георгиевке в 2005 г. в живых оставалась лишь одна старая женщина, Елизавета Пульчева, которая уже не принимала боль ных;

с ней не удалось пообщаться из-за того, что родные изоли ровали ее от односельчан.

«У нас в селе нет бабок. Это очень плохо. Где жили, там была.

К ней ходили, как вывих или что. В конце села живет тетя Лиза Пульчева. К ней детей носили. Говорит, что албанка, хотя не по хожа. Сейчас она слепая, живет с сестрой, никого не пускают к ней. Худенькая, с постели не встает, плохая. Говорят ей: как Вы нам помогали! А она руки целует» [Там же: 14 об.].

Действующие знахарки, с которыми проводилась полевая ра бота, остались только в Девнинском. Это три старые женщины, которые продолжали активно лечить. Это Мария Дмитриевна Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

Павленко (урожденная Сэнгил, 1937 г.р.) (рис. 1) и родные сестры Раиса Николаевна Павловская (1937 г.р.) (рис. 2) и Елена Никола евна Джаным (1939 г.р.) (рис. 3).

В албанской среде знахарок называют по-русски «бабушка», «бабка» или по-албански булё (булё Степанидкэ, булё Дуся). Булё используется и как обращение к знахарке. Обычные болезни, ко торыми занимаются девнинские знахарки (и с которыми обраща лись к ним наши информанты из обоих сел), — паховая и пупоч ная грыжи (алб. грыжъ, кэизъ изглискэ), рожистое воспаление («рожа», алб. рожа), фурункулы («чирьяки»), различные добро качественные новообразования («бородавка», «рог», «шишка»), кожные экземы («зудь», «кожная зудь»), импотенция («бессилие», «опотент»), бесплодие, болезни женской мочеполовой системы, «женское, по-женски» (алб. а тэ бир э йочкрэ барк букв. «упадет маленький живот» (опущение матки), боли и различные депрес сивные состояния, апатии и т.п.

Отдельно были упомянуты заболевания кишечника у ново рожденных (алб. пухлама) и нарушения в пояснично-крестцовом отделе позвоночника у новорожденных же и детей раннего воз раста (алб. клинэр, «одна нога короче другой»). При этом все па циенты уверены в эффективности действий знахарки.

Из приведенного материала следует, что специализация знаха рей / знахарок бывает как узкой (хирургические навыки — вправ ление вывихов, лечение пупочной и паховой грыжи, помощь при опущениях матки), так и достаточно широкой, включающей в себя методы психотерапии (лечение зачастую не определяемыми точно самими знахарками и их пациентами болезней).

На момент экспедиции ни в одном из сел не осталось живых практикующих лекарей с хирургическими навыками, рассказы о них записаны по воспоминаниям пациентов. Так, бабушки лечи ли вывихи и прочие травмы и болезни суставов методами ману альной терапии, массажем:

«У меня колено было, в больнице снимок сделали — все хорошо, а ходить не могу. Пришла к бабушке в Девнинское, к бабе Наде, она разминала, растирала, сказала: “Ущемление” она растягива ла. Бабушка-костоправ. “Нужно работать с коленом”. Я вышла оттуда — другое дело» [Там же: 16 об.].

40 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 1. Знахарка Мария Дмитриевна Павленко, называемая в народе «Кошка». С. Девнинское.

Фото автора. Июль 2005 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 2. Знахарка Раиса Николаевна Павловская. С. Девнинское.

Фото автора. Июль 2005 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 3. Знахарка Елена Николаевна Джаным. С. Девнинское.

Фото автора. Июль 2005 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Иванова-Бучатская Ю.В.

Часто народные специалисты использовали помимо рук раз личные вспомогательные средства — полотенце, твердые пред меты и т.д. Так лечили грыжу, опущение матки:

«Бывало, прыгнешь с печки, и опустится, не могли родить. Были бабы, поднимали и подвязывали живот. Ложилась на спину, рас слаблялась, и бабка поднимала, делала “каточек” с полотенца, толстый, двойной. Стоит сзади, руками поднимает, и этим кат ком, чтоб носила. А вертит пэшкирэ нэ катэр катэ си тэрку зэ, скрученное вчетверо полотенце, как канат. Тяжелую работу работали, и у женщины живот сильно болел, и кэизъ изглискэ (“развязался пуп”). И берут большим пальцем бабки, и баба На талькэ, оближет палец. Женщина лежит на спине, расслабляется, а баба крутит большим пальцем по часовой стрелке. И потом 1 и 2 копейки в пуп и завязывает. А при пупочной грыже — а сэл пэс копейка (кладут пятикопеечную монету) — и завязывают на не делю. Не вставай, лежи на спине» [Там же: 30–31 об.].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.