авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Материалы по погребально-поминальной обрядности жителей юго-западной Румынии В день похорон на могиле устанавливают деревянный крест — crc (sg., f.). В прошлом его всегда украшали резьбой, иногда это делают и сейчас. Через некоторое время устанавливается крест из мрамора или бетона, украшенный мозаикой, однако деревянный крест также остается на могиле.

Траур по покойнику — diu (sg.,.) длится шесть недель;

люди, особенно близкие к покойнику, могут носить траур в те чение года. Мужчины носят черные ленточки на одежде, женщи ны — черные платки. Некоторые женщины полностью одеваются в черное. Термином diu называется и табличка черного цвета, которая в течение года после смерти висит на внешней стене дома умершего (на ней написано его имя и годы жизни).

Поминальная трапеза, как и поминальная милостыня или поминальный дар, обозначается термином pomn (sg., f.). По минки проводятся сразу после погребения, на третий день по сле погребения, затем на шесть (или, по некоторым сведениям, пять) недель, т.е. примерно сорок дней;

затем через год и, на конец, через семь лет со дня смерти. Поминки на девять дней здесь отсутствуют, хотя, по словам информантов, в соседних с Поноареле коммунах, например в Байя-де-Арамэ, таковые устраиваются.

Поминальная трапеза, проводимая в доме усопшего сразу после погребения, именуется pomna d jertf (букв. «поминки жертвы», или «поминки жертвоприношения»);

поминки на шесть недель — pomna nant d pcr (букв. «поминки перед ухо букв.

дом»);

поминки по истечении года со дня смерти — pomna d pcr (букв. «поминки ухода»). Священник освящает поми букв. ).

.

нальную трапезу, обходя вокруг стола. Одновременно с ним стол обходит одна из живущих в доме женщин, которая несет жезл, называемый bt (sg.,., букв. «палка»), этим жезлом она перио sg.,., дически прикасается к столу. К жезлу прикреплен клок шерсти, прозрачный полиэтиленовый пакет с фруктами или яйцами (по видимому, символ плодородия) и особый калач (рис. 4). Подоб ные жезлы встречаются также в соседнем округе Горж, в частно сти в коммуне Половраджь [Полевые материалы А.А. Плотнико вой и автора, 2009;

Srbtori 2001: 200].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Голант Н.Г.

Существует несколько видов обрядового хлеба, связанно го с погребально-поминальной обрядностью. Для всех поми нок изготавливают множество маленьких калачей, именуемых mbcior (l. f., уменьшительное от mbt ‘суббота’ — по минки, как правило, проводятся в субботу), а также хлеб, име нуемый сpel (sg.,.) ‘головка’, изготовленный в форме креста в круге, prcri (l., f.) ‘просфоры, просвиры’ — хлеб в форме креста (рис. 5, 6, 7). rcuri и сpel преподносят в дар священ нику. Эти виды хлеба пекут женщины, у которых уже закончился фертильный период. Также обязательным поминальным блюдом является кутья — cov (sg. f.) (рис. 8).

Стандартная формула, которая произносится здесь во время поминальной трапезы или в тот момент, когда пришедший полу чает символический «поминальный дар» от семьи покойного — калач, полотенце или лоскуток ткани, называемый gr (sg.,.) ‘воротник’, в который завязана монета, — фраза «Bo da prt»

(«Бог да прости»). В других населенных пунктах северной Олте «Бог нии, где автору приходилось собирать материал (в округах Вылча и Горж) аналогичная формула произносится на литературном ру мынском — «Dumnezu -l iert» («Прости его бог»).

Последние поминки, как уже говорилось, проводятся через семь лет после смерти. Ранее по истечении этого срока произво дилось так называемое повторное погребение — обычай, в про шлом широко распространенный у румын, а в настоящее время сохранившийся лишь в отдельных населенных пунктах. Известен он также у болгар, македонцев и греков [Зайковская, Зайковский 2001: 152–181;

Узенева 2001: 127–151;

Плотникова 2009: 46;

Ma rian 1995: 266–269].

При «повторном погребении» могилу вскрывали, кости мыли и кропили вином, смешанным с растительным маслом, затем за ворачивали в белое полотно или помещали в новый ящик, после чего снова хоронили. Так же принято поступать и в том случае, если в тот момент, когда копают новую могилу, обнаруживают в земле чьи-то кости. В настоящее время, по словам информан тов, обычай повторного погребения отходит в прошлое, могилы вскрывают редко.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 5. Обрядовые калачи mbcior. C. Краку Мунтелуй.

Фото автора. 2010 г.

Рис. 6. Обрядовый хлеб prcri. C. Краку Мунтелуй.

Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 7. Обрядовый хлеб сpeel. С. Краку Мунтелуй.

Фото автора. 2010 г.

Рис. 8. Кутья. С. Краку Мунтелуй.

Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Материалы по погребально-поминальной обрядности жителей юго-западной Румынии На вопрос о том, как называется повторное погребение, некоторые информанты неуверенно отвечали: «mormntr» (sg., f.), т.е. просто «похороны», «погребение». Однако чаще для обозначения того, что происходит через семь лет после смерти, употребляли термин «pom na d pt ni», т.е. «поминки на семь лет». Впрочем, возможно, мест ные жители просто не хотели подробно обсуждать эту тему.

Существуют также определенные календарные периоды, когда принято поминать усопших, когда проводятся поминальные служ бы в церкви (такая служба именуется parat, это также общеру мынский термин). Поминальные дни в течение года — это Mii d pifti букв. ‘старцы холодца’ (перед Великим постом), Mii d Ruii ‘старцы Русалий’ (суббота перед Русалиями), Mii d tomn ‘осенние старцы’ (суббота накануне дня св. Димитрия).

В рассматриваемом населенном пункте, как и во всей юго западной части Румынии, развиты представления о «живых мерт вецах», или «вампирах». Такое существо обозначается здесь тер мином mori. В качестве возможной причины превращения по койника в «живого мертвеца» (mori) информанты называли дурные дела, совершенные при жизни, или «случайную» смерть (и особенно — смерть в темноте, без зажженной свечи).

Кроме того, в Поноареле встречается представление, согласно которому мороем может стать человек, умерший молодым, даже если он умер в «правильной» обстановке. Так, жительница Поноа реле Мария Попеску утверждала, что мороем стал ее двоюродный брат, умерший в возрасте восемнадцати лет (умирал он в «правиль ных» условиях, с зажженной свечой). По словам информанта, его смерть не в последнюю очередь была спровоцирована дурным об ращением со стороны матери (см. [Голант 2011: 145–150]).

Известны «превентивные меры», которые должны препят ствовать превращению покойника в «живого мертвеца». С этой целью могли натереть гроб чесноком или положить в него раз личные предметы — тот же чеснок, а также яйцо или лепешку, ко лышек, к которому привязывали коня, «чтобы покойник крутился около могилы и не приходил домой» [Boteanu, Borloveanu 2003:

382–383;

Boteanu 2008: 60–66].

Если возникало подозрение, что покойник все-таки стал мо роем, то, по утверждению информантов, проблему пытались ре шить с помощью дополнительных заупокойных служб, не прибе Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Голант Н.Г.

гая к таким радикальным мерам, как вскрытие могилы и пробива ние сердца покойника острыми предметами или даже вырезание сердца (подобные методы практиковались во многих населенных пунктах северной Олтении) [Голант 2008: 271–322;

Полевые ма териалы А.А. Плотниковой и автора, 2009]. Впрочем, возможно, что информанты просто не хотели обсуждать эту тему в подроб ностях. По той же причине информанты из Поноареле не приво дили описаний того, как выглядит «живой мертвец».

Погребально-поминальная обрядность и связанные с ней ми фологические представления жителей коммуны Поноареле во многом сходны с соответствующими обрядами и представлени ями других населенных пунктов северной части Олтении и от части Баната. Обнаруживается здесь и ряд «общебалканских»

черт, связанных с этими явлениями культуры (таковыми являют ся, в частности, реминисценции обычая повторного погребения и представления о «живых мертвецах»).

Библиография Голант Н.Г. Этнолингвистические материалы из коммуны Мэлая, Румыния (жудец Вылча, область Олтения) // Карпато-балканский диа лектный ландшафт: язык и культура. М., 2008. С. 271–322.

Голант Н.Г. Погребально-поминальная обрядность и мифологиче ские представления, связанные со смертью, у жителей северной Олте нии (Румыния) // Радловский сборник. Научные исследования и музей ные проекты МАЭ РАН в 2010 г. СПб., 2011. С. 145–150.

Зайковская Т., Зайковский В. Этнолингвистические материалы из Се верной Греции (с. Эратира, округ Козани) // Исследования по славян ской диалектологии. 7. М., 2001. С. 152–181.

Плотникова А.А. Материалы для этнолингвистического изучения балканославянского ареала. М., 2009.

Узенева Е.С. Этнолингвистические материалы из юго-западной Бол гарии (с. Гега, Петричская община, Софийская область) // Исследования по славянской диалектологии. 7. М., 2001. С. 127–151.

Botanu C. Cntecul zorilor din Plaiul Cloani. Craiova, 2008.

Botanu C., Borovanu D. Ponoarele. Craiova, 2003.

Marian S.F. norntarea la roni. Bucureti, 1995.

Srbtori i obiceiuri. Rsunsuri la chestionarele Atlasului Etnograc Ron. ol. I. Oltenia. Bucureti, 2001.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН А.А. Новик УКРАШЕНИЯ АРБРЕШЕЙ ИТАЛИИ На юге Италии, главным образом в Калабрии и на Сицилии, расположено значительное количество арбрешских поселений.

В июле 2009 г. мною была предпринята экспедиционная поездка в Италию, главной целью которой был сбор полевого материала в арбрешских селениях1.

Арбреши — потомки албанского населения, покинувшего за падные районы Балканского полуострова после вторжения осман ских завоевателей. Началом переселения на Апеннинский полуо стров стал век, когда после смерти Скандербега в 1468 г. осма нам удалось установить контроль над большинством албанских территорий. Спасаясь от гнета турок, значительная часть албанско го населения покинула родные места и отправилась на кораблях на запад — в итальянские земли. Часть албанцев переселилась из ал банских земель в Морею — область Греции, которая на тот момент не была под гнетом османов. В дальнейшем и эта группа пересе ленцев под натиском наступавшей османской армии и администра ции Порты была вынуждена переселиться в итальянские земли.

В последующие за столетием века албанская эмиграция в Италию практически не прекращалась [Десницкая 1987: 37].

Насчитывается пять больших волн таких переселений. Одним из основных посылов к переселению являлась конфессиональ ная принадлежность. К моменту османского завоевания албан цы традиционно исповедовали христианство. На юге албанских По материалам поездки была опубликована статья: [Новик 2010: 58–61].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

земель христианство было православным, метрополией являлся Константинополь, откуда и пришло христианство на юг страны.

На севере Албании традиционно сильные позиции были у като лицизма. Миссионеры из Ватикана очень рано распространили здесь христианскую веру. В приморских районах Албании хри стиане были уже во II в. н.э. (Диррахий и другие города).

Нежелание подчиняться мусульманским завоевателям вынуж дало тысячи и тысячи человек покидать родные места. На юге Апеннинского полуострова и на Сицилии переселенцам с Балкан ского полуострова местные феодалы при одобрении и санкции католической церкви выделяли земли [Новик 2009б: 19]. Прибы вавшие беженцы не были оставлены без внимания. Важную роль сыграл и тот факт, что южные области Апеннин и Сицилия не были плотно заселены, как север и центральная часть полуостро ва. Здесь сказывались последствия сложной истории юга Италии, подвергавшегося бесчисленным завоеваниям со стороны то ви зантийцев, то арабов, то норманнов. Значительные по территории районы страны имели малочисленное население, поэтому прибы вавшие беженцы могли способствовать экономическому подъему данных территорий, а также дать приток средств в казну местных светских и церковных властителей [Eanuele 1988].

Прибывавшие в итальянские земли албанцы принадлежали в конфессиональном плане к католицизму или православию. Папы Римские позволили переселившимся албанцам отправлять церков ные службы так, как это было принято у них на родине. Главным условием Ватикана было следующее. Поселенцы должны были признать главенство Папы. Православная Церковь албанцев ста ла называться Римской католической церковью восточного обря да. Кроме своего нового названия (или, вернее, статуса) она ни чем не отличалась от оставшейся на Балканах части Церкви1. Прак В ХХ в. по инициативе, исходившей от арбрешей, местные церкви стали придерживаться «византийского обряда» (арбр. Riti Bixantin, ит. Rito Bizantino) (новое признание существовавшего статуса) — с вытекающим отсюда покло нением византийским святым, с греческими иконами, молитвами и языками богослужения — арбрешским и греческим. Литургия стала исполняться по арбрешски и по-гречески [Drejtori 2010: 3, 25]. В храмах появились новые гре ческие иконы. Новый папа Бенедикт I в 2000-х годах подтвердил свободу выбора арбрешей [Drejtori 2010: 25].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии тически в каждом арбрешском поселении можно увидеть храмы, отличающиеся изысканной архитектурой и пышным убранством (рис. 1, 2).

Рис. 1. Собор в д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия.

Фото автора. Июль 2009 г.

Рис. 2. Мозаика в соборе д. Фирмоза (ит. Акваформоза). Калабрия.

Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

Арбреш (arbresh) — самоназвание албанцев Италии. Совре менное самоназвание албанцев шкиптар (shitar-i) возникло и вошло в употребление в албанских землях относительно позд но — лишь в III в. Соответственно, переселившиеся в ита льянские земли албанцы сохранили прежний, бытовавший до на чала переселения этноним — арбреш.

В итальянских землях поселенцы продолжали говорить на родном языке и вести привычный образ жизни. Традиционный костюм и украшения продолжали бытовать в албанской среде в таком же виде, в каком они были привезены с запада Балканского полуострова. Этому факту имеются многочисленные подтверж дения современников.

Однако уже в скором времени влияние соседей-итальянцев стало сказываться самым существенным образом. Среди иннова ций — наряды, украшения, способы проведения досуга, бытовые установки и проч.

Особый интерес представляют собой украшения арбрешей, которые могут рассказать о пути трансформации традиционной культуры в этой сфере жизни. Экспедиция 2009 г. была посвяще на главным образом выяснению вопроса, насколько сохранились традиционные украшения у жителей арбрешских поселений Ка лабрии [Новик 2009а, 2009б].

К началу переселения арбрешей с запада Балкан в итальян ские земли среди украшений господствовали серебряные изде лия. Браслеты, подвески, кольца, серьги, пояса у женщин, а также различные украшения у мужчин (перстни, нагрудные украшения Х-образной формы для скрепления бортов безрукавок и проч.) были выполнены традиционно именно из серебра. Представите ли высшего слоя общества — аристократы, церковный клир, выс шие военные чины, верхушка цехового ремесла и др. — могли позволить себе украшения из золота с драгоценными камнями.

Однако золотые украшения не были традиционными и вошли в комплекс костюма знати под византийским влиянием относитель но поздно, не ранее I в. И позволить себе украшения из золо та, повторим, могли лишь представители самых богатых групп населения.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Большая часть албанского населения носила украшения из се ребра. И такие украшения были многочисленными в рамках одно го комплекса костюма. Разнообразие увеличивалось за счет реги онального многообразия типов костюма и их вариантов, а также соответствующих аксессуаров.

В итальянские земли переселились представители разных слоев албанского общества, в первую очередь высшей правящей элиты. Спасаясь от османского господства, они перенесли на но вое место жительства свои бытовые установки, стереотипы, цен ности, а вместе с ними и ювелирные украшения, которые явля лись зачастую главным средством накопления богатств в слож ную эпоху европейских политических и социальных катаклиз мов. В сундуках албанских аристократов сохранялись старинные украшения, которые долгое время передавались из поколения в поколение уже на новом месте жительства.

Наряду с аристократами в итальянские земли устремились и представители других групп албанского общества, которые при возили на новые места свое имущество. У них также были укра шения, на которые были затрачены значительные средства еще на родной земле.

И наконец, на юг Апеннинского полуострова и на Сицилию прибыло много крестьян и небогатого городского населения из албанских земель. Это население не теряло каких бы то ни было имущественных владений и собственности у себя на родине. Оно просто не желало подчиняться гнету турок. Как правило, пред ставители таких групп не имели никаких накоплений.

Как отмечают современники, переселенцы создавали общие поселения, независимо от имущественного и социального ранга.

Аристократы и простые крестьяне селились вместе, в одних и тех же катундах (katund-i — село, деревня, поселение), земли под ко katund-i торые выделяли итальянские феодалы.

В этих условиях выкристаллизовывались новые подходы к со хранению традиционной культуры и быта, и не в последнюю оче редь — украшений, являющихся важным маркером как этниче ской принадлежности, так и социального статуса владельца.

За период с по III в. серебряные украшения у арбрешей были вытеснены золотыми. Данный процесс происходил под вли Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

янием итальянской моды, сложившихся стереотипов и системы ценностей. Золотые ожерелья, браслеты, кольца, серьги вытесни ли те серебряные украшения, прототипы которых были привезе ны с Балканского полуострова.

Вместе с украшениями менялась мода и на одежду [Новик 2010: 58–61]. Нарядным стал считаться вариант костюма, укра шенный золотной вышивкой (рис. 3, 4, 5, 6).

Интересно, что на западе Балкан происходили подобные про цессы. Однако они были вызваны сильнейшим влиянием метро полии — мода из Стамбула диктовала наличие многочисленных золотых украшений, равно как и богатое золотное шитье на де талях одежды. В научных работах не раз высказывалось мнение, что многочисленные золотые украшения и золотные вышивки были продиктованы ориентальной модой [Gjergji 1988]. Для за пада Балкан это совершенно очевидно. Однако и для Апеннин та кое влияние было значительным.

Сузить влияние ориентальной моды на золото и золотное шитье хронологическими рамками лишь с начала периода османского господства на Балканах было бы ошибочно. Мода на золото появилась в Византии задолго до прихода османов на Балканы.

Насколько сильным было ориентальное влияние на Визан тию в плане распространения моды на золотые украшения или же эта мода возникла из внутренних течений и понимания кра сивого / некрасивого, остается вопросом дискуссионным. Одно хорошо известно: османы, завоевавшие территории Византии, заимствовали многое из достижений ее высокой культуры. На синтезе ориентальной культуры, базирующейся на арабско персидско-турецких достижениях, замешанных на византийских установках и синкретизме взглядов и предпочтений, возникли совершенно новое османское осмысление красоты и подходы к оценке прекрасного.

Золото и золотое становятся не только дорогим и престижным, но и красивым. Из центра Османской империи, из Стамбула, про должающего традиции блистательного Константинополя, рас пространяются мода и суждения, оценки и установки.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 3. Праздничное женское распашное одеяние. Вид спереди.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Рис. 4. Праздничное женское распашное одеяние. Вид сзади.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 5. Рукав с золотным шитьем. Фрагмент праздничного женского распашного одеяния. Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия.

Фото автора. Июль 2009 г.

Рис. 6. Нагрудник из белой ткани с ажурной золотной подкладкой.

Деталь праздничного женского комплекса костюма.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 7. Женский праздничный костюм.

Экспонат музея «Mostra del costue Albanese».

Д. Фраснита (ит. Фрашинето). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

Рис. 8. Женский праздничный костюм. Вид сзади.

Экспонат музея «Mostra del costue Albanese».

Д. Фраснита (ит. Фрашинето). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Для итальянских земель Восток не был исключительно дале ким и неведомым. Венецианская республика, имевшая тесные торговые связи с Византией, а также участвовавшая в победонос ных войнах против нее, очень многое заимствовала из ее дости жений. В первую очередь это касалось тканей и украшений, моды на меха и тяги к золоту. После османского завоевания всех визан тийских территорий в Азии и на Балканах тесные связи Венеции с этими землями сохранились. Венеция и Турция, помимо воен ного и политического соперничества, проявляют друг к другу не малый торговый и культурный интерес. В Венецию из турецких городов идут потоки дорогих тканей, восточных украшений, ме хов и предметов роскоши. А уже из Венеции все это, равно как и произведенное в самой Венеции, но под сильным ориентальным влиянием, направляется в отдаленную итальянскую глубинку, в том числе на юг Апеннин.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Не стоит забывать и о прямых связях юга Италии с Византией и Османской империей. Калабрия была областью прямых инте ресов вначале Византии, а потом турецкого производства пред метов роскоши, к которым в первую очередь относились ткани и украшения.

На фоне таких сложных исторических и культурных перипе тий у арбрешей складывается собственный тип традиционного костюма (рис. 7, 8), а вместе с ним и комплекс украшений [Elo, Kruta 1996: 2].

В рамках данной статьи мы остановимся лишь на праздничном комплексе украшений, который дополнял костюм арбрешской не весты — самый нарядный и богатый вариант одежды.

Наиболее нарядной деталью костюма являлся передник, кото рый расшивали золотной нитью. Вышивка представляла собой крупные растительные узоры. Определенный орнамент был ха рактерен практически для каждого арбрешского катунда.

Из женских украшений самым необычным была кеза (keza) — приспособление для волос (рис. 9). Такое головное украшение представляло собой полый металлический футляр, напоминав ший по форме цифру 8, в который укладывали пучок волос, соби равшихся на затылке. Как правило, подобное украшение ювели ры делали из серебра1. С помощью шелковых шнуров оно крепи лось на голове (рис. 10). Это, пожалуй, единственное украшение в арбрешском комплексе, которое было выполнено из серебра, а не из золота.

В ходе экспедиции 2009 г. мне удалось зафиксировать подоб ное украшение в доме Дженнаро Борджия (Gennaro Borgia) в деревне Унгра (итальянское название Lungro) [Новик 2009б: 24– 25]. Кеза в доме синьора Борджия была изготовлена местными мастерами в I в. Она представляет собой полый футляр из толстого листа серебра. Наружная часть футляра обтянута де коративной сеткой с металлическими блестками, выполненны ми по моде того времени. Кеза имеет пару красных шелковых шнурков.

Ср.: [Gjergji 1988: 39]. Автор говорит о кезе среди арбрешей, которую из готавливали из бархата.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 9. Головной убор невесты кеза. Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия.

Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 10. Местная арбрешская девушка в головном уборе невесты кеза.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

Данное украшение — непременный атрибут наряда невесты.

Можно предположить, что его бытование вызвано устойчивыми представлениями у местного населения относительно непокры той головы невесты. Женщина не могла показываться на людях с непокрытой головой, ее волосы должен был покрывать какой нибудь головной убор. Иначе она могла подвергать окружаю щих магическим действиям, наводить на них порчу либо под вергаться опасности сама.

Особенно активизировались такие магические действа в важ ные моменты жизни. На невесту смотрело большое количество лю дей, в толпе ее легко могли сглазить либо осознанно навести порчу.

Чтобы избежать этого, необходимо было прикрыть волосы.

Между тем итальянская мода вносила коррективы в стереоти пы и устоявшиеся взгляды арбрешей. В частности, в отношении непокрытой женской головы мнение коллектива смягчалось, го ловные уборы становились минималистскими. Однако в важные моменты жизни старались сохранить традиции в плане охраны от злых духов и прочей нечисти. Отсюда мог возникнуть такой элемент, как кеза — своеобразный переход от головного убора, наглухо скрывавшего волосы от посторонних взглядов, до откры тых волос.

Конечно, подобное украшение могло возникнуть в арбреш ской среде и как переходный вариант от традиционных наголов ных украшений-оберегов, крепившихся изначально на платках и прочих головных уборах в арбрешской / албанской среде. Рамки и границы исследования не позволяют углубляться в проблему происхождения данной детали. Очевидно одно: кеза продолжает свое бытование и воспринимается носителями арбрешской куль туры как очень яркий маркер этнической культуры. Так, у ита льянцев не прослеживается подобного украшения, и на итальян ский язык слово keza переводят как coricao или diadea, что совсем не соответствует реалии1.

Например, в иллюстрированном трехъязычном итальянско-арбрешско албанском словаре Костантино Белуши и Флавии Д’Агостино кеза переводится на итальянский как diada nuzile, а на албанский как diade nusesh [Bellusci, D’Agostino 2006, I: 170]. Интересно, что в иллюстрированном словаре не на шлось места для рисунка с изображением этой реалии, не известной в других местах с албанским населением.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Многие современные арбрешские невесты предпочита ют выходить замуж в традиционной одежде. И кеза является здесь одним из главных элементов. Однако не во всех семьях сохраняются подобные вещи, поэтому молодые пары пытают ся купить их у ювелиров, торговцев антиквариатом либо одол жить или взять напрокат в тех семьях, где традиционные на ряды и украшения сохраняются с прошлых времен. Как прави ло, в каждом арбрешском поселении хорошо известно, в каком доме хранятся подобные украшения и одежда [Новик 2009б:

44–74].

Непременным украшением арбрешской молодой женщины было нагрудное ожерелье из длинной золотой цепочки с множе ством подвесок (рис. 11). Традиционно такую цепочку делали из тонких золотых звеньев. Малообеспеченные крестьяне могли по купать такие украшения из низкопробного золота. В любом слу чае приобретение их считалась делом престижным и практиче ски обязательным для сохранения имиджа семьи в среде соседей и родственников.

Такое украшение имело множество легких золотых подве сок — в виде звездочек, цветков, геометрических фигур или рас тительных изображений, очень простых и изящных. Пятиконеч ная звезда была излюбленным мотивом [Новик 2009б: 64]. Здесь явно прослеживается сильное итальянское влияние. Шесть веков жизни среди итальянцев способствовали не только принятию их образа жизни, но и вхождению символов и маркеров итальянско го самосознания в систему ценностей и маркеров идентичности арбрешей.

Центральное место в ожерелье занимала главная подвеска, ко торая отличалась от всех остальных размерами и качеством ис полнения. Это была массивная подвеска-брошь, которую выпол няли из качественного золота с использованием драгоценных или полудрагоценных камней и с вставками из эмали. В самом укра шении таких подвесок могло быть до трех — две по бокам, а одна внизу ожерелья. Понятно, что мода на такие подвески к ожере лью в арбрешской крестьянской среде не могла возникнуть рань ше III–I вв.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 11. Золотое ожерелье. Д. Унгра (ит. Лунгро).

Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Ожерелье надевали на шею, а затем перекрещивали концы на груди, формируя фигуру, похожую на цифру 8 (рис. 12). Боковые стороны нижней части крепили на груди с помощью дополнитель ных подвесок-брошей, которые были выполнены в одном стиле с главной подвеской. Таким образом в зрительном ряду выстраива лись три практически одинаковых подвески (самой большой из которых была центральная). Подобный способ ношения нагруд ного украшения воспринимался как традиционно арбрешский.

К комплексу украшений полагались серьги, которые изготав ливали также из золота. Серьги были объемными, но легкими. Их объем формировался за счет выгнутых дуг и лунниц из тонкого золотого листа. Как правило, золото серег было высокопробным:

они всегда на виду, их чаще носили (ожерелья, например, наде вали лишь по большим праздникам и на торжества), на серьги не требовалось много драгоценного металла.

Рис. 12. Деталь золотого ожерелья. Д. Унгра (ит. Лунгро).

Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 13. Золотые серьги. Д. Унгра (ит. Лунгро).

Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Рис. 14. Золотое кольцо с бирюзой и зелеными камнями.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Серьги украшали прозрачные драгоценные и полудрагоцен ные камни белого цвета либо красного, а также жемчуг (рис. 13).

Реже встречались зеленые камни. Как правило, серьги представ ляли собой многоярусную конструкцию. К верхней части крепи лась дужка, которую вставляли в мочку. Обычно дужка не имела какого-либо замка. К верхней части серьги крепилась централь ная часть. Очень часто камень или вставка из эмали крепились в оправу в виде звезды. К центральной части подвешивали мень шую по объему конструкцию с камнями либо без них. Завершали ювелирное сооружение мелкие подвески в виде листочков, про волоки с насечками, тончайшие цепочки и проч. При ношении вся конструкция эффектно поблескивала благородным металлом и камнями.

Кольца и перстни, которые носили арбрешские женщины, были весьма разнообразны (рис. 14). Среди них встречались очень старые изделия, которые передавались из поколения в поко ление, а также новоделы, в соответствии с веяниями моды. Коль ца, которые были выполнены ювелирами в I в., имеют встав ки из цветных драгоценных и полудрагоценных камней. Нередко в ювелирных украшениях из золота встречаются разноцветные стразы, которые получили распространение в том же I столе тии в арбрешской среде.

Знаковым украшением в арбрешском женском костюме был пояс из серебра. Такие пояса покупали к свадьбе. Пояс невесты делали из массивных серебряных звеньев, детали которых часто золотили. Центром производства ювелирных поясов было ар брешское поселение Пьяно деи Альбанези (арбрешское название Хора е Арбрешевэ) на Сицилии.

Считается, что производство таких поясов зародилось там лишь в I в. и возникло оно под итальянским влиянием. Однако традиция ношения серебряных поясов прослеживается и во всех остальных албанских землях. Более того, у албанцев Украины, чьи предки покинули запад Балканского полуострова под нати ском османского завоевания ориентировочно в I в. (т.е. время, приблизительно совпадающее с переселением и основной массы арбрешей с Балкан в Италию), серебряный пояс невесты считает ся сугубо албанским элементом традиционного костюма.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 15. Золотая подвеска с белым камнем в центре.

Д. Унгра (ит. Лунгро). Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Рис. 16. Подвеска на черной шелковой ленте. Д. Унгра (ит. Лунгро).

Калабрия. Фото автора. Июль 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Украшения арбрешей Италии Так или иначе, но на Сицилии до сих пор есть производство таких поясов. Его продолжает практиковать только один ювелир, сохранивший традиции своей семейной династии. С Сицилии эти пояса в прошлом и настоящем попадали и попадают в другие ар брешские поселения. Несмотря на высокую стоимость даже со временных изделий (произведение ручного труда ювелиров оце нивается в несколько тысяч евро), многие девушки стремятся приобрести такой пояс к свадьбе.

Мужские украшения сохраняются в значительно меньшей степени, чем женские. Уже в I в. арбреши-мужчины переш ли на европейский костюм. Его ношение не предусматривало сохранение старых украшений, которые дополняли традици онный комплекс костюма1. Из украшений сохраняются лишь кольца, перстни, подвески и нагрудные кресты, которые носят как на цепочках, так и на всевозможных шнурах. Старинные перстни имеют вставки из драгоценных и полудрагоценных камней.

Ношение подобных украшений весьма ограничено: здесь ве лико влияние современной моды. Нательные кресты часто пере ходят от отца к сыну по наследству, поэтому в арбрешских посе лениях у жителей можно наблюдать значительное разнообразие крестов. Чаще всего они сделаны из золота, иногда имеют встав ки из камней.

Традиционные украшения арбрешей (рис. 15, 16) представ ляют собой весьма важный и сложный комплекс, характери зующийся этническими и конфессиональными предпочтения ми, выраженными в выборе материалов, орнаментики, художе ственном решении. Однако на первое место здесь выходят има гологические представления и традиции, которые поддержива ют сохранение идентичности у арбрешского населения Италии на протяжении более пятисот лет. Дальнейшее изучение данной темы может дать весьма интересные и важные наблюдения и ре зультаты.

Ср.: [Gjergji 1988: 39]. Автор приводит сведения III столетия о мужских украшениях в арбрешской среде.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Новик А.А.

Источники Новик А.А. Отчет об экспедиционных исследованиях в Италии.

Принтерный вывод. 2009а // Архив МАЭ РАН. Ф. К–1. Оп. 2. № 1933.

Новик А.А. Традиционная культура арбрешей Италии (албанцев, выходцев с Балканского полуострова). Полевой дневник. Ксерокопия.

2009б // Архив МАЭ РАН. Ф. К–1. Оп. 2. № 1932.

Библиография Десницкая А.В. Албанская литература и албанский язык. Л., 1987.

Новик А.А. Украшения арбрешей Италии (по материалам экспедиции 2009 г.) // Ювелирное искусство и материальная культура: СПб., 2010.

С. 58–61.

Buci C., D’Agotino F. Dizionario illustrato italiano-arbrisht-shi.

Storia e lingua albanese di Acuaforosa, Civita, Ejanina, Firo, Frascine to, Lungro, San Basile e dell’Albania. ol. I. Collana: Minoranze Linguis tiche. — Montalto ffugo: Edizioni Orizzonti Meridionali, 2006.

Drjtori [Giordano, Agostino]. Earkia e ngrs krkon udhn e bjerr // Jeta Arbreshe (Mondo Italo-Albanese). Nr. 67. iti I, llonar — vjesht 2010.

P. 3, 25.

Emo I., Kruta E. Ori e Costui degli Albanesi. ol. 2. Castrovillari, 1996.

Emmanu D. Arberia: storia, cultura e folklore. Castrovillari, 1988.

Gjrgji A. eshjet shitare n shekuj. Origjina. Tiologjia. Zhvillii.

Tiran, 1988.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН И.Ю. Котин ИНДИЙСКО-ПАКИСТАНСКИЙ ЭТНИЧЕСКИЙ АНКЛАВ «КАРРИ МАЙЛ» В МАНЧЕСТЕРЕ С 18 июня по 19 июля 2009 г. я находился в научной команди ровке в Великобритании по приглашению профессора Кери Пича (университет Оксфорда) и доктора Джона Завоса (университет Манчестера) в рамках программы по межакадемическому обме ну между Российской академией наук и Британской академией.

С 21 июня по 9 июля я проводил полевые исследования в Манчестере. Мною изучен район Вилмслоу роуд «Карри майл»

(рис. 1). Это район старой «азиатской концентрации» к северу от университета Манчестера.

Рис. 1. Манчестер. Вилмслоу роуд — «Карри Майл».

Фото автора. 2009 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Котин И.Ю.

Манчестер и его пригороды наряду с Бирмингемом были ко лыбелью промышленной революции в Англии. Большой Манче стер сохранил свое положение крупнейшего промышленного го рода севера, его финансового сердца, а также стал важнейшим на учным и образовательным центром севера Англии. Современный Манчестер — центр тяжелой, химической и машиностроитель ной промышленности с частичным сохранением старых функ ций (рыночный центр, торговля хлопком). В нем и вокруг него (в Северо-Западном экономическом районе Англии) сосредоточе но 80 % работающих в текстильной промышленности, здесь про изводится 85 % пряжи и тканей.

С производством и продажей текстиля связана судьба паки станской общины города. Эта община — одна из старейших в Ан глии, известна здесь с 1930-х годов. Несколько десятков панджаб цев (мусульман) прибыло учиться в Манчестерский университет.

Здесь же, на Оксфорд роуд, в районе университета и технологиче ского института, селились панджабцы, занимавшиеся розничной торговлей. Группа джалландхарских мусульман — разносчиков товаров появилась в Манчестере также в 1930-е годы. Англий ская исследовательница П. Вербнер отмечает их принадлежность к касте арайн [Werbner 1996].

В 1947–1950-е годы в Манчестер прибыли беженцы из Джал ландхара, некоторые — транзитом через Фейсалабад. Новые по токи джалландхарцев попали в Манчестер через Малайзию и Сингапур, где находились на военной службе.

Третья волна мигрантов, прибывших в Манчестер, происхо дит из панджабского города Гуджранвала и соседних деревень.

Эта группа представлена членами касты ткачей — джулаха. Те служили в британских войсках на Кипре и после предоставле ния в 1960 г. островной республике независимости оказались в Британии. По установленному их родственниками и сокастника ми маршруту джулаха и арайн из Гуджрата и Джелама стали при бывать в Манчестер в 1950–1960-е годы.

В настоящее время пакистанцы и другие группы южноазиат ских мусульман компактно проживают в районе университета, в Рушольме (Вилмслоу роуд, Оксфорд роуд и параллельные ей ули цы), в районах Левешульм, Виктория Парк к югу от центра горо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Индийско-пакистанский этнический анклав «Карри Майл» в Манчестере да (рис. 2), на севере Манчестера, а также в северном пригороде Рочдейл.

Рис. 2. Пакистанская мечеть в районе «Виктория парк».

Фото автора. 2009 г.

Бедные панджабцы-мусульмане селятся в районах пакистан ской концентрации, в то время как их преуспевающие земляки переехали в престижные «белые» пригороды. Подобная практика характерна и для более преуспевающих индийцев, главным обра зом индусов, концентрация которых в районах первоначального поселения в британских городах уменьшается по мере улучше ния их экономического положения и повышения их социального статуса в связи с получением высшего образования в привилеги рованных учебных заведениях.

В зоне концентрации пакистанцев вокруг манчестерского уни верситета располагается и ахмадийский анклав. Несколько десят ков домов ахмадийцев расположено вокруг небольшого одноэ тажного здания их мечети.

Зоны концентрации панджабцев-мусульман и сикхов в Ман честере не совпадают. Сикхи селятся по другую сторону (к се веру, а не к югу) от центра города. Однако большинство и тех, и других живут в типичных недорогих домах, построенных в вик торианскую эпоху. Они содержат многочисленные магазины и ре Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Котин И.Ю.

стораны. Особую известность среди манчестерцев имеет район Рушольм, где расположено более сотни пакистанских и индий ских ресторанов, рассчитанных как на южноазиатов, так и на ко ренных британцев.

В последние годы наметилась тенденция на «раскрутку» райо на Рушольма как «азиатского анклава», особенно известного ре сторанами индийской и пакистанской кухни. При этом район ста новится в дневное время популярным местом трапезы и прогулок туристов и студентов, а вечером возвращается во власть индий цев, пакистанцев и бангладешцев, для которых вновь становится престижным местом проживания.

С 1980-х годов, когда правительство Маргарет Тэтчер ока зало поддержку мелкому бизнесу, при этом способствуя «тихой смерти» ряда больших и нерентабельных предприятий, многие индийцы и пакистанцы, уволенные с текстильных фабрик, ре шили попытать счастье в ресторанном бизнесе. Они присоеди нились к пионерам и ветеранам этой специализации, таким как владельцы уже пятьдесят лет существующего на Вилмслоу роуд ресторана «Тадж Махал». Впрочем, этот ресторан то исчезал, то возрождался, отражая периоды увлечения «индийской кухней»

и ее забвения.

Как сообщает в очерке для BBC журналистка Нина Госвами, в 1950-е годы наличие поблизости недорогого жилья и работы на текстильных фабриках определило привлекательность района Вилмслоу роуд, где появились недорогие индийские и пакистан ские кафе [Gosai: 2009].

Абдул Санам, основатель процветающей ныне фирмы «Са нам свит Хаус и Индийский ресторан» отмечает, однако, что в 1960-е гг., когда сюда хлынули «азиаты», в районе еще было мно го традиционных английских магазинов и пабов. Один такой паб до сих пор сохранился в центре Рушольма, но выглядит он здесь как нечто экзотическое, как колониальное здание в индийском районе. Когда его отец основал в 1968 г. принадлежащее ему те перь заведение «Санам» (рис. 3), в округе был только один индий ский ресторан «Гулам свит сентер». «Тадж Махал» уже приказал к тому времени долго жить, впрочем, чтобы возродиться при дру гом хозяине через пару лет.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Индийско-пакистанский этнический анклав «Карри Майл» в Манчестере Рис. 3. Ресторан «Санам». Фото автора. 2009 г.

1970-е годы были, по мнению Санама и его торгового партне ра Абдула Ахтара, временем активного превращения Рушольма в «азиатский анклав». Впрочем, по свидетельству исследовате ля Ирмы Куреши, результат «азиатского наплыва» стал заметен в 1980-е годы, когда лишь несколько семей не южноазиатского про исхождения остались в Рушольме, в то время как в 1970-е годы их было еще большинство [Там же]. Индийцы, пакистанцы, бангла дешцы прибывали туда не только собственно из Южной Азии, но и из старых «азиатских анклавов», таких как Брадфорд и Дарби.

Среди наиболее популярных индийских ресторанов Рушоль ма — «Лал Хавели» («Красный терем»). В названии проскаль зывает дух соперничества с расположенным напротив более из вестным «Лал Кила» («Красный форт»). Многие называют этот ресторан на 280 посетителей лучшим в Рушольме. Его специали зация — блюда индийской и непальской кухни. «Лал Кила» — заведение с богатой историей, интересным меню, «сестрами ресторанами», т.е. отделениями в соседних городках Болтон и Хэндфорт.

Другой фаворит манкуниацев (жителей Манчестера) — «Спай си Хат». Само название — «Дом специй» — напоминает о специ фике индийской и пакистанской кухни — остроте ее блюд.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Котин И.Ю.

Если названия «Сангам», «Лал Кила», «Аль-Билаль» говорят сами за себя (мы ожидаем в них доминирования восточной кухни), то в «Виллаже» сложно ожидать царство пакистанской, причем именно лахорской кухни. Но это так. «Индийско-пакистанское»

присутствие в районе стало фактом. Если заведение находится в Рушольме, это наверняка индийский или пакистанский ресторан или магазин.

Возрождение Рушольма как «азиатского анклава» имеет свои отличия от, например, лондонского Ист Энда, в последние годы подаваемого как «Банглатаун», или «маленький Бангладеш» (см.:

[Котин 2003;

Пич, Котин 2010]). В Банглатауне бангладешские рестораторы готовы использовать индусскую символику, дабы привлечь «белых» клиентов. В Рушольме акцент сделан на про дукты «халаль», т.е. традиционно обработанные согласно нормам ислама мясо и другие продукты.

Усиление «пакистанской составляющей» населения Рушоль ма сказывается в радикализации молодых мусульман южноазиат ского происхождения. Последние стремятся превратить район в зону мусульман и «мусульманского порядка», что противоречит интересам «отцов»-предпринимателей, владеющих ресторана ми в данном районе. Молодежь требует запрета продажи алкого ля в «азиатских» районах. «Отцы-предприниматели» понимают, что это грозит им разорением. Пока своеобразным компромиссом можно считать наличие в ассортименте индийских и пакистан ских ресторанов пива (как правило, индийского производства — «Кингфишер», «Кобра») и отказ от предложения клиентам бо лее крепких алкогольных напитков. В дни Ида (мусульманских праздников) страсти, однако, накаляются.

Мусульмане Панджаба, откуда родом большинство «азиатов» Ру шольма, придерживаются традиционного мусульманского летоис числения и календаря. Летосчисление они ведут от года хиджры — переселения Пророка Мухаммеда из Мекки в Медину (622 г. н.э.).


Обычным является дублирование европейской даты (года, дня и месяца) в газетах, публицистических и пропагандистских издани ях. В то же время даты мусульманских календарных праздников, скользящие по отношению к европейским, публикуются как в прес се, так и в центральных газетах и различных справочниках.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Индийско-пакистанский этнический анклав «Карри Майл» в Манчестере В основу календаря лунной хиджры положен год, состоящий из 12 месяцев. Лунный месяц ограничен двумя новолуниями, т.е.

составляет 29 суток 12 час. 44 мин. 3,8 сек. Для простоты часть месяцев имеет 30 дней, а часть — 29. Отсчет дней праздников ве дется от начала месяца — новолуния, которое определяется визу ально, что вносит некоторые искажения.

Календарный лунный год хиджры приблизительно на 11 дней короче солнечного, что определяет выпадение дат мусульманских праздников и памятных дат на разные времена астрономического года и скольжение их относительно дат григорианского календа ря, а также индийских календарей. В календаре мусульман следу ющие месяцы: мухаррам (30 дней1), сафар (29), раби уль-авваль (30), раби-уль-сани (30), джамада'и авваль (30), джамада' е-сани (29), раджаб (30), шабан (29), рамадан (30), шавваль (29), зик'ада (30), зихидджа (29).

Десятого числа зихидджа (зульхидджа) мусульмане всего мира празднуют день жертвоприношения ид-аль-азха (ид уль адха, ид-уль-зуха). По крайней мере теоретически раз в жизни в этот месяц они должны совершить паломничество в Мекку и Ме дину и совершить это жертвоприношение близ Мекки. Мусуль мане южноазиатского происхождения, подобно другим после дователям ислама, традиционно придерживаются поста в месяц рамадан, по окончании которого первого и второго числа месяца шавваль они празднуют ид-аль-фитр (рамадан-ид) — праздник разговения.

Сунниты-традиционалисты отмечают также день рождения пророка (ид-и милад, Милад ун-наби), который празднуется один надцатого числа месяца шавваль, а также день кончины Пророка Мухаммеда и вознесения его на небо (бара вафат, ид-и маулад, ми’радж), приходящийся на 12-е число месяца раби’ уль-авваль.

Как особые дни чтятся мусульманами последняя пятница ра мадана — джумат уль-фида и шаб-и-барат (16-е число месяца шабан), ночь воздаяния, когда взвешиваются все поступки людей за год и им воздается по делам их.

Число дней в месяце дается согласно наиболее распространенной версии.

Как отмечалось, оно может варьироваться между 29 и 30 в разных странах му сульманского мира. В дальнейшем в скобках слово дней опускается.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Котин И.Ю.

День кончины имама Хусейна (ашура, шахадат-и-имам) чтит ся всеми мусульманами, но для шиитов эта дата, приходящаяся на десятое число месяца мухаррам, становится кульминацион ным моментом мистерий, длящихся десять дней с первого чис ла мухаррама и известных как мистерии мухаррама. Шииты чтят также день памяти Имама Али (шахадат-и хазрат Али), отмечае мый 21-го числа месяца рамадан.

Примечательно, что государственные праздники Индии и Па кистана отмечаются по григорианскому календарю. Жители За падного Панджаба отмечают как государственный день рождения создателя Пакистана Каид-е-Азама М.А. Джинны (25 декабря) и день Пакистана (23 марта).

Беспорядки начале 2000-х годов сказались на том, что в дни отдельных праздников полиция и администрация города стре мится ограничить доступ мусульман из других районов Ман честера в Рушольм [Rushol Eid 2002]. В то же время в самом Манчестере лейбористы и консерваторы борются за «этниче ский голос» и стремятся избежать потери избирателей-радикалов, а также пытаются не допустить «этнических» депутатов.

Учитывая факты «энтризма» этнических и этнорасовых групп на национальной конференции партии в Манчестере в 1994 г., лейбористы сочли необходимым разработать программу дей ствий в отношении кандидатов и избирателей от меньшинств, прежде всего «азиатов». Поводом послужили факты подкупа и других проявлений «нечестной игры» при номинации кандидата от лейбористов в округе Манчестер-Гортон.

Член парламента от этого населенного преимущественно па кистанцами округа министр иностранных дел в теневом прави тельстве лейбористов г-н Джеральд Кауфман сообщил руковод ству, что осенью 1992 г. и зимой 1993 г. в его округе было по дано 625 прошений о вступлении в партию. До этого в партий ной организации состояло 900 чел., 625 новых кандидатов были «азиатами». Согласно новой процедуре селекции (ослабившей тред-юнионы) каждый член партийной организации имел один голос при выборе кандидата в парламентарии. Поэтому приня тые в партию новые члены могли сразу решить судьбу селекции в пользу своего представителя.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Индийско-пакистанский этнический анклав «Карри Майл» в Манчестере Кауфман расценил случившееся как факт лоббирования кого то из числа новых кандидатов-пакистанцев. Такое же предполо жение выдвинула и партийная комиссия, однако она признала 492 заявления действительными, тем самым позволив создание южноазиатского мусульманского лобби, составляющего почти треть местной партийной организации.

В сентябре 1993 г. состоялось заседание местного комитета лейбористской партии, на котором решалась судьба кандидата в парламент на будущих выборах. Две трети голосов были отда ны за Кауфмана. Однако ряд партийных активистов (Мохаммед Акрам, Ифтикхар Ахмед, Мухаммад Джавид) обратились в суд, обвиняя своего парламентария в нарушении процедуры селек ции. Многие из подавших осенью 1992 — зимой 1993 г. заявле ния и заплативших вступительный взнос (20 фунтов стерлингов) так и не смогли участвовать в голосовании. Те же, кто получили такое право, не сумели из-за процедурных моментов выдвинуть своего кандидата в контрольную комиссию.

В свое оправдание Кауфман указал на заявления о вступлении в партию целых семей, на случаи неправильно указанных адре сов, подкупа кандидатов и другие нарушения, говоря об откро венном лоббировании со стороны видных исламских авторите тов. По существу, людей просили не столько вступить в лейбо ристскую партию, сколько вступлением в нее поддержать кон кретного кандидата.

Предполагалось, что кампанию лоббирования организовал в собственных интересах бизнесмен и бывший советник в лон донском районе Брент Ахмед Шахзад. Именно он и предполагал выставить свою кандидатуру от округа на очередных парламент ских выборах. Все это раскрыло механизм лоббирования паки станских кандидатов и опасность связанных с этим нарушений.

Случай с Сарваром как раз и показал, насколько опасным может быть допущение лоббирующих групп в политику.

В период избирательной кампании в популярной англо пакистанской газете «Джанг» появилось сообщение о еди ной политике пакистанских кандидатов по мобилизации голо сов избирателей-пакистанцев в Британии на поддержку только кандидатов-земляков. В связи с этой публикацией и обвинением в лоббизме член брадфордского городского совета Рангзеб и ряд Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Котин И.Ю.

других потенциальных кандидатов-пакистанцев были вынужде ны отказаться от предвыборной борьбы.

Рангзеб заявил, однако, что не знает о существовании какого нибудь соглашения между кандидатами о проведении такой по литики. Бывший мэр Брадфорда Мухаммад Аджиб и ряд других британских политиков из числа мусульман склонны видеть в дей ствиях лейбористов проявление исламофобии.

Активизация избирателей в период выборов сменяется их апа тией. Но пища остается актуальна всегда, и «азиатское чрево»

Манчестера — Рушольм — напоминает о себе многочисленными рекламными объявлениями, а в последнее время и выступления ми в городском совете с требованием присвоить Рушольму ста тус, сопоставимый с «Банглатауном» в Лондоне, т.е. официально признанного этнического анклава в британском городе.

Вместо послесловия ИНДИЙСКИЙ КВАРТАЛ. КАРРИ МАЙЛ.

По Карри Майл брожу, как будто это Дели Тюрбаны и платки, как будто это Дели Я слов не нахожу, вдыхаю ароматы, Рву розы лепестки, как будто это Дели.

И речи здесь: урду, пенджаби, будто в Дели.

И кухни: там кебаб, тут карри, будто в Дели.

И даже таракан спит черносливом в плове, И пиво «Кобра» здесь, конечно это Дели Библиография Котин И.Ю. Рождение Банглатауна. Бангладешцы в лондонском Ист Энде // Кунсткамера: Этнографические тетради. СПб., 2003. Вып. 13.

С. 81–88.

Пич К., Котин И.Ю. Выходцы из Южной Азии в трех городах Ан глии // ЭО. 2010. № 5. С. 3–14.

Gowami N. The Making of the ‘Curry Mile’ // BBC Nes. 2009. 6 Aug.

Ruhom Eid ‘not cancelled’ // BBC Nes. 2002. 1 Jan.

Wrbnr. The Migration Process. Caital, Gifts and Offerings aong British Pakistanis. Oxford, 1996.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН О.В. Соколова ЗАМЕТКИ ОБ ЭКСПЕДИЦИИ В ЮЖНУЮ АМЕРИКУ С 29 декабря 2009 г. по 10 февраля 2010 г. я принимала уча стие в экспедиции в Южную Америку. Маршрут проходил по тер ритории трех государств — Эквадора, Перу и Бразилии. Поезд ка задумывалась как комплексная экстремально-туристическая научно-исследовательская экспедиция, в которой наряду с путе шественниками участвовали бы специалисты из различных обла стей науки. Организаторы планировали, что все происходящее во время экспедиции будет транслироваться on-line через Интернет (электронный адрес официального сайта —.orldextree.


ru), таким образом, любой человек смог бы принять интерактив ное участие в проекте.

Идея заключалась в том, чтобы дать ученым возможность за ниматься исследованиями, за ходом которых наблюдали бы люди со всего мира. Эта экспедиция должна была стать первым меро приятием подобного рода, поэтому перед ее началом в прессе, по радио и телевидению проводилась рекламная компания. К про екту было привлечено несколько спонсоров. Официальными ин формационными партнерами стали «Радио “Зенит”» и телеканал «100 ТВ», которые в прямом эфире регулярно передавали ново сти о ходе экспедиции.

Непосредственное участие в поездке принимали 15 человек, в том числе профессиональный проводник Анатолий Хижняк и Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Соколова О.В.

профессиональный оператор Сергей Емеров. Научная часть была представлена этнографом из МАЭ (Кунсткамера) РАН Ольгой Со коловой и энтомологом из Зоологического института РАН д.б.н.

Андреем Гороховым. Остальными участниками стали путеше ственники, любители экстремального отдыха.

Основной задачей экспедиции был спуск на лодках по тече нию реки Морона с целью ознакомления с флорой, фауной и на селением, проживающим на ее берегах. Морона является при током реки Мараньон, которая, сливаясь с Укаяли, дает начало Амазонке.

Бассейн реки Морона располагается на территории провинции Морона-Сантьяго в Эквадоре и департамента Лорето в Перу. Эта местность входит в состав Амазонской низменности и покрыта влажным тропическим лесом. Приграничные районы Мороны стали зоной боевых действий в период многолетнего территори ального конфликта между Эквадором и Перу. Как выяснилось в ходе экспедиции, этот участок реки по сей день остается закры тым для посещения иностранными гражданами. Правый берег Мороны на приграничной перуанской части все еще не размини рован, несмотря на то что в 1998 г. между государствами был под писан мирный договор.

Берега Мороны заселены этническими группами индейцев шуар, ачуар, уамбиса, агуаруна, шапра, а также метисами и коло нами (исп. coono, термин, который употребляется для обозна чения поселенцев, приехавших осваивать территорию Амазонии из других мест [Perruchon 2003: 53]). Большинство из них прожи Perruchon вает в небольших населенных пунктах, располагающихся как по Мороне, так и на ее притоках.

Сплав по реке стартовал в районе поселения Пуэрто-Морона на востоке Эквадора, в приграничной зоне. Наш путь до этого места лежал из Кито через городки Шелл, Макас и Пуэрто-Сантьяго. От последнего пункта до берегов Мороны мы добрались по недавно проложенной грунтовой дороге, отдельные участки которой еще находились на стадии строительства.

Отрезок реки вверх по течению от границы с Перу занимают индейцы шуар. Они, наряду с индейцами ачуар, уамбиса и агуа Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Заметки об экспедиции в Южную Америку руна, являются представителями языковой семьи хиваро, распро страненной на юго-востоке Эквадора и северо-западе Перу.

Наша первая остановка была организована на пляже вблизи поселения шуар — Сан-Хуан. Население Сан-Хуана составля ют две большие семьи — Анкуаш и Манкаш. Семейство Анкуаш подразделяется на пять малых семей (семьи дона Карлоса Анку аш и его взрослых сыновей), семейство Манкаш состоит из трех малых семей (семьи шамана — дона Августино Манкаш и его де тей). При этом оба семейства связаны родственными отношения ми: сестра шамана Августино Манкаш, Бланка, является женой главы семьи Анкуаш, дона Карлоса.

В каждом поселении шуар имеется руководитель, который считается его главой и осуществляет административные функ ции. Главой поселения Сан-Хуан является шаман, дон Августино Манкаш.

Поселение Сан-Хуан расположено на правом берегу реки и не имеет четкой планировки. Большинство домов выстроено вдоль берега, на незначительном расстоянии от него. За ними находятся футбольное и волейбольное поля, школа и еще несколько домов.

Типы конструкции жилища отличаются разнообразием. Многие постройки сооружают на сваях с целью избежать затопления при разливе реки во время сезона дождей (рис. 1), но есть и такие строения, которые стоят прямо на земле (рис. 2).

Для отдельных домов характерно деление на жилую и хозяй ственную части, помещаемые под одной крышей. При этом жи лая часть постройки устанавливается на сваях, а хозяйственная располагается на земле (рис. 3). Стены возводят из досок, дву скатные крыши кроют пальмовыми листьями. В последнее время для покрытия крыш стали использовать листовое железо, но мас штабы этого нововведения все еще весьма ограничены.

Отдельный вид хозяйственных построек в Сан-Хуане — ку рятники (рис. 4). Они располагаются над землей на сваях и пред ставляют собой небольшие четырехугольные сооружения, кры тые пальмовыми листьями, с насестами и гнездами из старых пе ревернутых вверх дном корзин, основание которых продавлива ют внутрь. От земли к входу в курятник ведет доска с уступами, по которым курицы взбираются наверх.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 1. Жилой дом на сваях. Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Рис. 2. Жилой дом. Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 3. Дом, жилая часть которого установлена на сваях. Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Рис. 4. Курятник. Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 5. Колчан для духового ружья со стрелой и челюстями пираньи, висящий на шее мужчины шуар.

Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Рис. 6. Охотничье копье. Сан-Хуан, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 7. Женщина шуар процеживает напиток из корней маниока перед подачей гостям. Дон-Боско, Эквадор. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Соколова О.В.

Рис. 8. Котелок с вареным мясом на очаге в хозяйственной части жилища. Сан-Хуан, Эквадор.

Фото автора. 2010 г.

Основными хозяйственными занятиями местных жителей яв ляются рыболовство, охота, культивация маниока, кукурузы и ба нанов, содержание кур и собирательство. Рыбачат как на реке, так и на кочах (исп. cocha) — небольших озерах в сельве, остающихся после спада воды по окончании дождливого сезона. Основу уло ва в это время года (январь) составляет местная разновидность рыб семейства сомовых. Рыбная ловля осуществляется при помо щи сетей, острог и удочек. Рыболовством занимаются преимуще ственно мужчины, так же как и охотой в монте (так здесь называ ют лес), который плотно окружает пространство поселений.

В арсенале здешних охотников по сей день присутствуют ду ховые ружья. Огнестрельное оружие уже давно и прочно вошло в употребление, но по причине высокой стоимости патронов ду ховые ружья не теряют своей актуальности. Духовое ружье на ис панском носит название бодокера bodoqura), а на языке шуар — уми uumi). Ствол ружья образован двумя половинами, сделан ными из прочной древесины пальмы чонта, связанными между собой шнурком из растительного волокна и покрытыми затвер Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Заметки об экспедиции в Южную Америку девшей смолой черного цвета. Ружье снабжено прицелом в виде небольшого выступа, также покрытого черной смолой.

В среднем длина духового ружья достигает 2,5 м. Мундштук изготавливают из трубчатой кости животных. К ружью прила гается колчан, который имеет вид цилиндра с прикрепленным к нему полым сухим плодом тыквенного дерева — пильче, исполь зуемым для переноски хлопкового волокна (рис. 5).

Стрельба ведется тонкими стрелами, на один из концов ко торых наматывается клочок хлопкового волокна, выполняющий функцию обтюратора. Противоположный конец смазывают ядом, попадание которого в кровь жертвы приводит к летальному ис ходу. К колчану привязывают челюсти пираньи, при помощи ко торых делают поперечный надрез у кончика стрелы. Благодаря такому надрезу кончик стрелы легко ломается и остается в ране.

Снаряды приводятся в действие усилиями легких стрелка. Духо вое ружье удобно в охоте на мелких животных (обезьян) и птиц, но может быть также использовано для добычи пекари и других крупных животных, т.к. яд одинаково успешно действует и на тех, и на других.

Из древесины пальмы чонта изготавливается также и другое охотничье оружие — нанки, что на языке шуар означает копье (рис. 6). Копья выполняются из цельных кусков дерева и имеют фигурно вырезанные наконечники разнообразных форм. С этим оружием ходят на крупных животных. В Сан-Хуане мне удалось приобрести такое копье для коллекций МАЭ РАН.

Одним из главных источников углеводов в рационе шуар яв ляется маниок (местное наименование — юка). Его выращивают на земельных участках, организуемых за пределами населенных пунктов, хотя ограниченные посадки маниока встречаются и на территории поселений. Из перетертых клубней маниока изготав ливают напиток, имеющий не только пищевое, но и социальное значение. Нихаманче (другие названия — чича, масата) — это первое угощение, которое подают гостям, и отказываться от его употребления не рекомендуется, т.к. это воспринимается как про явление неуважения к хозяевам.

Перед употреблением напиток необходимо процедить, очистив от кусочков перетертых клубней (рис. 7). Для этого используют Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Соколова О.В.

сосуд из плода тыквенного дерева, в котором прорезают множе ство мелких отверстий. Через них жидкость стекает в сосуд без дырок, в котором напиток следует по кругу. Каждый делает не сколько глотков и передает емкость соседу. Когда сосуд оказы вается опустошенным, его наполняют вновь. Нихаманче утоляет не только жажду, но и чувство голода. Прежде напиток хранили в больших глиняных сосудах, теперь в пластиковых ведерках. Его приготовление входит в обязанности женщин.

Еще один продукт сельскохозяйственной деятельности мест ных жителей — зеленые бананы (плантано), которые перед упо треблением подвергают термической обработке: жарят, варят или запекают. В эквадорских и перуанских городах из таких бананов делают чипсы и продают в прозрачных полиэтиленовых пакетах.

Пищу готовят на очаге в хозяйственной части жилища. На огонь ставят почерневшие от сажи металлические котелки, в ко торых варят маниок и мясо (рис. 8).

В настоящее время все местные жители, с которыми мы стал кивались, носят одежду фабричного производства. Мужской ко стюм состоит из брюк (в том числе джинсового типа) или шорт и футболки. Головы оставляют непокрытыми или надевают кепку.

Женщины также носят брюки или юбки и футболки или кофты.

Голову не покрывают. По деревне ходят босыми или в шлепанцах с разделителем между пальцами. У мужчин встречаются кеды и туфли. Уходя в лес, обувают резиновые сапоги черного цвета (у всех одинаковые на вид, отличаются только по размерам) (рис. 9).

Жители Сан-Хуана знакомы с туристами. Сюда периодически приезжают группы, в том числе из европейских стран, для уча стия в церемонии употребления аяуаски под руководством мест ного шамана дона Августино. Аяуаска (в этом районе также но сит название натем) — это отвар на основе стебля лианы Banis teriopsis Caapi с добавлением различных частей других растений, способный вызывать визуальные галлюцинации.

В распоряжение приезжих отдают место на пляже в десяти ми нутах ходьбы от поселения, где они встают лагерем и в течение нескольких дней соблюдают строгую диету. Перед церемонией следует отказаться от принятия пищи и алкоголя, рекомендуется пить больше жидкости.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Заметки об экспедиции в Южную Америку Рис. 9. Индейцы шуар на берегу реки Морона. Сан-Хуан, Эквадор.

Фото автора. 2010 г.

Шаман проводит церемонию ночью на пляже в полной тем ноте. Участники образуют круг, замыкая тем самым ритуальное пространство. Каждый по очереди выпивает порцию аяуаски и, заняв свое место, старается настроиться на проблему (поиск при чины болезни или ответа на волнующий его вопрос), которую необходимо решить за время сеанса. Предполагается, что через 30 минут после принятия небольшой дозы отвара человек входит в состояние транса, в котором он видит красочные галлюцина ции. В ходе церемонии происходит отчистка организма, так как компоненты отвара оказывают рвотное и слабительное действие.

Мероприятие длится около двух часов, после чего участники рас ходятся по домам.

Выше по течению Мороны также находятся поселения шуар.

Мы посетили одно из них, ближайшее к Сан-Хуану. Оно носит название Дон-Боско, в честь основателя католического Салезиан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Соколова О.В.

ского ордена, итальянского священника Джованни Боско. Портрет этого святого (канонизирован в 1934 г.) украшает стену школьно го помещения;

табличка с его изображением установлена на бере гу, лицом к проплывающим мимо лодкам.

Миссионеры-салезианцы начали основывать миссии на терри тории проживания шуар в последнем десятилетии I в. Эквадор ское правительство поддерживало их деятельность по христиани зации местного населения, полагая, что она может способствовать экономическому освоению этого района и установлению друже ственных отношений между шуар и метисами-переселенцами из Сьерры. Последние считались цивилизованными людьми, и их пребывание здесь рассматривалось как желательное для эконо мического развития востока страны [Perruchon 2003: 135].

Представители Салезианского ордена оказали заметное влия ние как на материальное положение шуар, так и на их религиоз ное мировоззрение. При их активном содействии в 1964 г. была создана Федерация шуар (первоначально совместно с ачуар, ко торые отделились в 1997 г.) — организация, которая должна была представлять социально-политические и экономические интере сы индейцев перед лицом государственной власти и международ ных общественных организаций [Там же: 139].

Федерация шуар по-прежнему имеет влияние на общины индейцев, которые согласуют многие свои действия с руковод ством. Например, письменное разрешение на посещение индей ских земель иностранцам необходимо получать у руководства Федерации в городе Сукуа. Такой документ дает право чужезем цу находиться на территории индейцев, однако в Сан-Хуане нас предупредили, что для некоторых общин шуар выше по течению его наличие не будет иметь значения, если они не захотят нас принять.

Все шуар, с которыми нам доводилось общаться, свободно владеют испанским языком, хотя между собой продолжают го ворить на родном языке. Массовое распространение испанского языка среди местного индейского населения началось с введени ем в 1972 г. по инициативе и при поддержке Федерации шуар дву язычных школ, обучение в которых ведется как на испанском, так и на шуар. Занятия в таких образовательных учреждениях прово Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Заметки об экспедиции в Южную Америку дятся посредством радиопередач, т.к. в селениях не хватает ква лифицированных учителей.

По окончании нашего пребывания среди жителей Сан-Хуан мы должны были отблагодарить их за гостеприимство и оказание услуг, таких как приготовление пищи для участников экспедиции и проведение церемонии с аяуаской. Оплата производилась про дуктами питания (рис, макароны, кофе) и предметами первой не обходимости (мачете, свечи, фонарики, зажигалки, крючки для рыбной ловли). У шуар я выменяла копье, острогу, три сосуда из плодов тыквенного дерева для процеживания и распития ниха манче, мужское нагрудное украшение из зерен Orosia coccinea, браслет.

Ниже по течению реки Морона от границы Эквадора и Перу начинается территория проживания хивароязычной группы уам биса. Они неохотно идут на контакт с иностранными туристами, в особенности если у тех нет письменного разрешения на пре бывание в этом районе. Глава поселения Нуэва-Алегрия настоя тельно попросил нас покинуть земли уамбиса и впредь заранее заботиться о получении согласия глав всех местных общин на по сещение не только деревень, но и прилегающих территорий.

Несмотря на эту неприятность, нам удалось побывать в двух пунктах, населенных индейцами уамбиса. Поселение Шинги то расположено ниже по реке. Это относительно крупное для данной местности поселение со школой, больницей, футболь ным полем и водяной колонкой. Ко времени нашего появления здесь уже на протяжении трех недель работали миссионеры евангелисты из Германии: мужчина и две молодых женщины с ребенком. Они проводили общеобразовательные занятия для мужчин, женщин и детей (рис. 10). Испано-говорящим миссио неркам для работы с женщинами требовался переводчик, т.к. не многие понимали по-испански.

В день нашего прибытия у охотников Шингито была богатая добыча — несколько крупных уангана (пекари), обезьяны и ту кан. Мужчины приносят из сельвы туши убитых животных. Мел ких — в корзинах, крупных (как уангана) — за спиной на лямке, зафиксированной на лбу (рис. 11). В охоте используют духовые и огнестрельные ружья.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Рис. 10. Немецкая миссионерка проводит развивающие игры для детей.

Шингито, Перу. Фото автора. 2010 г.

Рис. 11. Мужчина уамбиса несет тушу уангана за спиной.

Шингито, Перу. Фото автора. 2010 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Заметки об экспедиции в Южную Америку Рис. 12. Погребальное сооружение. Шингито, Перу.

Фото автора. 2010 г.

В Шингито нам представилась возможность посетить место погребений уамбиса, имевшее вид продолговатой кучи из сухих пальмовых листьев, которая располагалась на очищенном от рас тительности участке джунглей. В землю рядом с кучей были вер тикально воткнуты три деревянные палки с раздвоенными конца ми (рис. 12). В прошлом хиваро хоронили своих умерших в спе циальных сооружениях из дерева или в домах, подвешивая тело к коньковой части кровли, после чего жилище покидали, чтобы больше никогда не селиться на этом месте [Stirling 1938: 113].



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.