авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ ...»

-- [ Страница 7 ] --

6 мая 1843 г. И.Г. Вознесенский вышел в плавание на бриге Российско-Американской компании «Охотск». Во время этого путешествия он посетил о. Унга из Шумагинского архипелага, о. Уналашку, Прибыловы острова, где на острове Св. Павла оста вил Ф. Дружинина для самостоятельных исследований.

После стоянки у Прибыловых островов бриг взял курс на се вер. Из-за плохой погоды «Охотск» два дня простоял у острова Св. Лаврентия, а затем повернул к Михайловскому редуту в за ливе Нортон, куда судно прибыло 30 июня. Здесь И.Г. Вознесен ский посетил торговую факторию — Уналаклитскую одиночку, расположенную в устье реки Уналаклит, где совершил несколь ко успешных обменных операций с местными эскимосами уналигмиутами. Также И.Г. Вознесенский посетил два селения этих эскимосов Атхвик и Агахляк (Тачик), расположенные в не посредственной близости от Михайловского редута.

Из залива Нортон судно отправилось на север к заливу Коце бу, однако из-за скопления льдов войти в этот залив не удалось, и 12 июля командир «Охотска» повернул к Берингову проливу, пройдя который сделали кратковременную остановку в заливе Шишмарева (Порт Кларенс) и у острова Кинг. Везде И.Г. Возне сенский занимался сбором коллекций. Затем бриг посетил Ме чигменский залив на Чукотке, а оттуда вернулся в залив Нортон в Михайловский редут, где И.Г. Вознесенский оставался до кон ца августа.

Во время этого путешествия он приобрел более ста предметов уналигмиутов и отдельные вещи эскимосов залива Коцебу, зали ва Шишмарева, о. Кинг, азиакмиутов полуострова Сьюард и боль Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

шое количество предметов от квихпакцев (икогмиутов) низовья реки Юкон и кускоквимцев района реки Кускоквим.

Самые многочисленные коллекции по культуре берингомор ских эскимосов И.Г. Вознесенский собрал среди уналигмиутов залива Нортон и икогмиутов устья Юкона. Первых он называл агалехмютами, а последних квихпакцами. Уналигмиутам, вероят но, принадлежат и те предметы, которые значатся как собранные среди населения залива Нортон.

К уникальным экспонатам относится деревянный церемони альный головной убор вождя (№ 3235–14). Эту шляпу И.Г. Воз несенский купил весной 1840 г. у правителя ново-архангельской конторы Российско-Американской компании Петра Степановича Костромитинова. На этикетке написано — «агалехмютский сагу як». Сагуяк — алеутское слово для обозначения деревянных го ловных уборов. В собрании И.Г. Вознесенского трудно разделить вещи уналигмиутов (агалехмютов) и аглегмиутов Бристольского залива, и потому с полной уверенностью утверждать, что этот го ловной убор принадлежит уналигмиутам, нельзя.

И.Г. Вознесенскому удалось приобрести у уналигмиутов на стоящий каяк с полным комплектом орудий морской охоты. Он писал:

«Аглемуты во время промысла на морских белух окрашивают свои байдарки белою глиною для того, чтобы быть под стать с плавучим льдом;

этим им удается обманывать (белух. — С.К.), приближаясь к сим животным на весьма близкое расстояние. По окончании промысла белух байдарку очищают от краски, а при наступлении онаго они снова ее красят» [СПбФА РАН. Ф. 142.

Оп. 1, до 1918 г. № 9. Л. 36–37].

Собрание И.Г. Вознесенского по эскимосам низовья реки Ку скоквим состоит из вещей, которые он приобрел во время все го пятилетнего пребывания в Русской Америке. Часть из них он получил от Л.А. Загоскина, часть купил в Ново-Архангельске, а часть приобрел в Михайловском редуте. Благодаря этому И.Г. Воз несенскому удалось составить несколько комплектов одежды ку скоквимцев.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку В начале сентября 1843 г. на бриге «Охотск» И.Г. Вознесен ский оставил Михайловский редут. Во время стоянки судна у бе регов Уналашки И.Г. Вознесенский значительно пополнил кол лекции по алеутам. Он купил у тоена Ивана Панькова «промысловую однолючную байдарку, сделанную по всем прави лам искусства и настоящей величины, со всеми к ней принадлеж ностями» [СПбФА РАН. Ф. 53. Оп. 1. Д. 38. Л. 17].

Летом 1844 г. во время плавания к Курильским островам И.Г. Вознесенский посетил Ближние и Андреяновские острова Алеутской гряды. К сборам этого периода относятся две парки алеутов о. Атха (№ 2888–82, –86), о последней из них И.Г. Воз несенский писал:

«Наружная сторона украшена разноцветным шитьем и бобро выми ремешками;

воротник, рукава и подол опушены морскою выдрою (каланом. — С.К.);

это национальный костюм обита телей группы островов Андреяновских» [СПбФА РАН. Ф. 142.

Оп. 1, до 1918 г. № 9. Л. 73].

О приобретении первой из вышеназванных парок И.Г. Возне сенский записал в дневнике:

«Андреяновских островов тоэну Дедюхину за алеутско атхинскую узорчатую топорковую парку с воротником и выпуш ками морской выдры заплачено 25 р.» [СПбФА РАН. Ф. 53. Оп. 1.

Д. 38. Л. 22].

В одном из списков приобретений И.Г. Вознесенского об этой парке сказано:

«Тоенская парка или парка Старшин алеутов о-вов Андреянов ской группы. Сшитая из шкурок птиц, называемых топорками Fratrcua cirrata), парка эта украшена волосами диких горных коз и узорчатыми прошивками, самой изящной работы, какая только может встречаться на Алеутском архипелаге;

ворот ник, опушка на рукавах и вокруг подола, равно как и висящие ре мешки — из шкурок бобра или морской выдры Enydri marina) [СПбФА РАН. Ф. 142. Оп. 1, до 1918 г. № 9. Л. 124 об.].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

И.Г. Вознесенский собирал коллекции по тлинкитам и другим индейцам северо-западного побережья в течение всех пяти лет пребывания в Русской Америке. Еще во время первого посеще ния Ново-Архангельска в мае — июне 1840 г. он купил женское украшение — большую втулку (такие втулки богатые тлинкитки носили в нижней губе как знак высокого социального статуса) и боевую рубаху из лосиной кожи. Ее передняя часть раскраше на стилизованным изображением ворона. Такие рубахи надевали под защитный панцирь во время поединков, когда воины сража лись металлическими кинжалами и не использовали огнестрель ное оружье.

В этот же период от П.С. Костромитинова И.Г. Вознесенский получил в подарок боевой пластинчатый панцирь, украшенный рисунком тотемного животного его владельца.

В ноябре 1840 г., находясь в Калифорнии, И.Г. Вознесенский получил в подарок от А.Г. Ротчева «маленький ишкат коробоч ку) работы Колумбийских индейцев». В феврале 1841 г. во вре мя путешествия по долине реки Сакраменто И.Г. Вознесенский приобрел у Дж. Суттера плетеную корзину индейцев района низовьев реки Колумбии и два каменных наконечника топоров.

От Дж. Суттера он получил и курительную трубку индейцев хайда.

После завершения экспедиции в Северную Калифорнию И.Г. Вознесенский находился в Ново-Архангельске в период с 4 октября по 23 ноября 1841 г. и с 19 марта по 22 июня 1842 г. Не смотря на столь короткий срок, он сумел пополнить коллекции по тлинкитам и другим индейцам северо-западного побережья.

В очередной раз И.Г. Вознесенский вернулся в Ново Архангельск после завершения экспедиции на Кадьяк 1 апре ля 1843 г., здесь он оставался около месяца. Зиму 1843–1844 гг.

И.Г. Вознесенский провел в Ново-Архангельске. В этот период, с 13 октября 1843 г. по 21 апреля 1844 г., он значительно пополнил собрание по тлинкитам и другим индейцам северо-западного по бережья.

Еще в 1842 г. И.Г. Вознесенский сообщал в одном из писем в Академию наук:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку «В то время, когда я отправился в путешествие, мне помнится, что в коллекциях Этнографического кабинета не было ни одной колошенской накидки. Если же нет и теперь, то испрашиваю по зволения купить;

за лучшую накидку дикари требуют 6 одеял, а каждое одеяло стоит 20 рублей, т.е. за нее нужно заплатить 120 рублей» [СПбФА РАН. Ф. 46. Оп. 1. Д. 3. Л. 130 об.].

Получив разрешение, И.Г. Вознесенский 22 декабря 1843 г. «че рез толмача Гедеона Ванкевича у колошенского тоэна Куханта на Сухорукого купил национальный колошенских старшин … плащ нахэн)» [СПбФА РАН. Ф. 53. Оп. 1. Д. 38. Л. 18 об.]. Тлин кит Гедеон, находившийся на службе в Российско-Американской компании, неоднократно помогал И.Г. Вознесенскому при обмен ных операциях с индейцами.

Период с 21 апреля до 29 сентября 1844 г. И.Г. Вознесенский провел в исследовании Курильских островов. После завершения навигации он вернулся в Ново-Архангельск, где с 29 сентября 1844 г. по 16 мая 1845 г. провел завершающие исследования перед возвращением в Россию.

В середине октября 1844 г. умер вождь ситкинских тлинкитов Кухантан Сухорукий. И.Г. Вознесенский побывал в доме умер шего и сделал интересный рисунок одного из ритуалов погре бальной церемонии [Бломквист 1951: 288–296]. Так как индей цы не верили в естественную смерть человека, то был найден и убит виновник «порчи». И.Г. Вознесенский писал в дневнике 18 октября:

«Вечером я узнал, что у Колошенской речки, где жило, застрели ли колошу: брат убил брата оба колоши) за то, что будто бы он испортил Сухорукого тоена, который помер. Завтра будет про исходить между колошами война» [СПбФА РАН. Ф. 53. Оп. 1.

Д. 2. Л. 11 об. — 12].

Коллекции по тлинкитам И.Г. Вознесенский собирал с первых дней пребывания в Русской Америке до осени 1844 г., тем не ме нее они были малочисленны по сравнению с коллекциями по дру гим народам. Это объяснялось, с одной стороны, отсутствием у И.Г. Вознесенского необходимых товаров (алкоголя, табака, ог Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

нестрельного оружия) для обмена с аборигенами, с другой — вы сокой стоимостью индейских изделий. Поэтому во время своего последнего пребывания в районе расселения тлинкитов И.Г. Воз несенский решил существенно пополнить этнографическое со брание по их культуре. Он писал:

«Я испросил позволения у губернатора колоний сходить на паро ходе в Северные Колошенские проливы с целью приобрести что либо от колош при расторжке из предметов этнографических»

(цит. по [Ляпунова 1967: 24]).

С 19 октября по 2 ноября И.Г. Вознесенский совершил плава ние на пароходе Российско-Американской компании «Николай»

по проливам архипелага Александра. Во время этого путешествия он посетил несколько тлинкитских селений: Какнау (Ледянопро ливское), Хуцнуву и, возможно, Кэйк. Ряд предметов, собранных во время этой поездки, был в плохом состоянии, и И.Г. Вознесен ский отдал их для ремонта ситкинским индейцам. Он записал в дневнике:

«Толмач колошенский Гедеонов принес две воинские деревянные шапки, которые я отдавал для исправления и поновения в другой раз. Теперь отделаны порядочно, я намерен отдать для понове ния и проч. другие» [СПбФА РАН. Ф. 53. Оп. 1. Д. 2. Л. 30].

За десятилетнее пребывание в экспедиции И.Г. Вознесенский собрал более десяти тысяч насекомых, 3687 предметов по зоо логии, 1054 — по этнографии, сделал гербарий на двух тысячах листах, собрал около восьмисот образцов минералов и сделал бо лее 150 рисунков. Всего от И.Г. Вознесенского поступило более ста пятидесяти ящиков с коллекциями, из них он лично доставил 38 ящиков. Его деятельность по пополнению собраний академи ческих музеев является научным подвигом. Академик А.А. Штра ух отметил:

«Богатство коллекций, собранных им во время девятилетнего пребывания в российско-американских владениях и на восточном берегу Сибири, превосходит всякое вероятие» [Штраух 1889: 46].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку После возвращения И.Г. Вознесенского в Санкт-Петербург в Этнографический музей продолжали поступать коллекции от его друзей и корреспондентов. Среди многих, кого он вдохновил на сбор коллекций, были капитан Российско-Американской компа нии И.И. Архимандритов, геолог П.П. Дорошин, правитель Рус ской Америки в 1845–1850 гг. М.Д. Тебеньков. В сентябре 1859 г.

И.Г. Вознесенский получил коллекцию из нескольких десятков предметов эскимосов и северных атапасков от управляющего Николаевским редутом на Кенайском полуострове Е.А. Борисо ва. Последнюю коллекцию через И.Г. Вознесенского Этнографи ческий музей получил в 1868 г. от А.Ф. Кашеварова.

Экспедиция В.Ф. Карвинского на Кубу и в Мексику (1840– 1843 гг.) В 1840–1843 гг. по инициативе директора Ботанического сада Санкт-Петербурга академика Ф.Б. Фишера состоялась экспеди ция в Мексику. Ее руководителем по рекомендации И.М. Руген даса (художника экспедиции Г.И. Лангсдорфа) стал немецкий на туралист Вильгельм Фридрих Карвинский (1780–1855). К этому времени он уже совершил две экспедиции в Латинскую Амери ку — в 1821–1823 гг. в Бразилию и в 1827–1832 гг. в Мексику.

Выбор В.Ф. Карвинского в качестве руководителя русской экспе диции был не случаен, в то время почти все руководство Импера торской Академии наук состояло из немецких ученых.

Подготовка к экспедиции началась в 1839 г., в ее организа ции приняли участие большинство музеев ИАН, в том числе и Этнографический. Организация экспедиций И.Г. Вознесенско го и В.Ф. Карвинского проводилась одновременно. Если задача И.Г. Вознесенского состояла в сборе коллекций от Аляски до се верной Калифорнии, то В.Ф. Карвинский должен был заниматься сбором коллекций в районе тихоокеанского побережья Панамы, Мексики и южной Калифорнии. Таким образом, планировалось провести научные исследования на всем западном побережье Се верной и Центральной Америки.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

Как и И.Г. Вознесенский, В.Ф. Карвинский должен был соби рать ботанические, зоологические, минералогические, этногра фические и археологические коллекции. Помимо научных целей перед ним стояла и практическая задача. По поручению Депар тамента мануфактур и торговли В.Ф. Карвинский должен был определить перспективы торговых отношений между Россией и Мексикой.

Судно, на котором В.Ф. Карвинский отплыл из французского порта Гавр в октябре 1840 г., потерпело крушение у Багамских островов. Путешественник потерял все свое имущество и был вынужден изменить маршрут экспедиции. Он достиг Кубы, где и начал научные исследования. Из Гаваны В.Ф. Карвинский отпра вился в мексиканский порт Веракрус, а затем путешествовал по восточному побережью Мексики.

Он собирал различные коллекции и регулярно отправлял их в Санкт-Петербург. Однако из сборов В.Ф. Карвинского в МАЭ имеется только одна каменная скульптура пернатой змеи Кецаль коатля древних ацтеков (№ 2030–1), поступившая из Эрмитажа в 1888 г.

Коллекция № 2030 состоит из четырех предметов, возможно, что они все относятся к сборам В.Ф. Карвинского. Скульптуру пернатой змеи удалось атрибутировать Р.В. Кинжалову на основе документов Государственного Эрмитажа. Он писал:

«Поиски в архиве Государственного Эрмитажа привели к на хождению ордера № 3082 придворной конторы по 1-й экспеди ции от 8 мая 1842 г., адресованного начальнику первого отделе ния Эрмитажа статскому советнику Жилю. В нем говорится:

“Придворная контора препровождает к Вам для Эрмитажа найденное в Мексике близ Попантла путешественником нашим бароном Карвинским высеченное из вулканического камня изо бражение идола — змеи Наульяке, покорнейше просит внести ее в каталог и о получении уведомить”. Письмом от 12 мая 1842 г.

Жиль известил контору о получении вещи. Скульптура хранилась в Эрмитаже до осени 1888 г., когда в числе других этнографиче ских предметов была передана в Этнографический музей Акаде мии наук опись № 174)» [Кинжалов 1981: 22].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку Исследования В.Ф. Карвинского в Мексике продолжались до осени 1843 г. Судно, на котором он отправил в Европу большую часть коллекций, собранных на Кубе и в Мексике, потерпело кораблекрушение, и коллекции погибли. Наиболее значитель ные коллекции от В.Ф. Карвинского поступили в Ботанический сад, несколько коллекций — в Зоологический музей и Горный институт.

В целом эта экспедиция не оправдала надежд руководства Им ператорской Академии наук: В.Ф. Карвинский не провел иссле дований на западном побережье Мексики, а значительная часть его коллекций погибла на пути следования в Санкт-Петербург.

Исследования Л.И. Шренка в Перу (1854 г.) В 1853–1856 гг. состоялась экспедиция натуралиста Леопольда Ивановича Шренка (1826–1894) на Дальний Восток России для исследования природы и населения Сахалина и Приамурья. Но путь туда пролег через Перу: по соглашению между ИАН и Мор ским министерством, Л.И. Шренка, зоолога М. Шиля и художни ка В. Поливанова включили в состав кругосветной экспедиции на фрегате «Аврора», который 21 августа 1853 г. покинул Крон штадт. После перехода через Атлантический океан и мыс Горн 3 апреля 1854 г. «Аврора» вошла в перуанский порт Кальяо, рас положенный в двадцати километрах от Лимы — столицы Перу.

В то время между Кальяо и Лимой уже имелось железнодорож ное сообщение.

В течение одиннадцати дней, проведенных в Перу, Л.И. Шренк знакомился с жизнью его населения и собирал различные коллек ции, в том числе по городскому населению Лимы. В антикварной лавке он приобрел 78 листов акварелей художника Панчо Фиерро с изображением бытовых сцен, жителей Перу и их костюмов [Лу кин 1967]. На рынке Лимы Л.И. Шренк наблюдал «наиболее типичную для Перу часть населения — индейцев ту земного происхождения с красновато-медным цветом кожи, с широкими лицами и прямыми черными волосами. Часто можно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

видеть идущего по улице такого индио серрано — горного ин дейца в высокой шляпе на голове и похожем на пончо оборванном плаще» [СПбФА РАН. Ф. 93. Оп. 1. Д. 1/5. Л. 21].

Л.И. Шренк отметил, что женщины в Лиме почти не носят национальную одежду (шелковую юбку с продольными склад ками и платок, которым закрывают голову и плечи). Их замени ли европейской одеждой. Совершив несколько конных поездок, Л.И. Шренк отметил:

«Особенно своеобразно сделаны стремена. Это четырехгранные деревянные пирамидки высотой около фута и такой же ширины, на их гранях у основания бывают вырезаны орнамент или фигур ки. В одной из граней внизу делают углубление, куда вставляется нога. Можно себе представить, что такие стремена очень удоб ны, но выглядят они весьма неуклюжими и тяжелыми» [СПбФА РАН. Ф. 93. Оп. 1. Д. 1/5. Л. 26].

В Лиме Л.И. Шренк посетил университет, публичную библио теку и Национальный исторический музей, ему удалось устано вить деловые связи с перуанскими учеными. В письме к академи ку А.Ф. Миддендорфу он писал:

«В Лиме я познакомился с молодым, очень энергичным естество испытателем Антонио Раймонди, профессором местной меди цинской школы, который в течение нескольких лет занимается естественноисторическими исследованиями этой страны и уже обладает великолепными коллекциями. … Господин Раймонди сказал, что готов поставлять академическому музею перуанские экспонаты в обмен на русские» (цит. по: [Лукин 1965: 130]).

После посещения Национального исторического музея, Л.И. Шренк записал в дневнике:

«В двух больших залах его размещены различные коллекции. … Под портретами стоят шкафы с перуанскими древностями и натуралиями. К первым относятся добытые в Уаках — ста ринных инкских погребениях — хорошо сохранившиеся глиняные сосуды, оружие, а также большое количество мумий и скелеты Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку аборигенов Перу. Похожие я видел у Чуди и Мариано де Риве ро в “Перуанских древностях”. Позднее я узнал от Антонио Раймонди, что для этого издания были использованы скеле ты, находящиеся в музее» [СПбФА РАН. Ф. 93. Оп. 1. Д. 1/5.

Л. 22 об. — 23].

В сопровождении жителя Лимы итальянца Чезаре Лиетти Л.И. Шренк совершил поездку в район Лиматамбо, где на ме сте древнего кладбища провел археологические раскопки и на шел древнюю мумию в сидячем положении. Для обозначения любых древних кладбищ перуанцы использовали слово «Уаки».

Л.И. Шренк отметил:

«До сих пор у местных индейцев, особенно, как сообщил мне Раймонди, во внутренних областях Перу принято спать, сидя на корточках, точно в таком же положении, в каком бывают мумии. По-видимому, и древние жители Перу имели это обыкно вение. Это указывает на то, что они считали смерть длитель ным сном, после которого наступает пробуждение. Подтверж дается это и другим обычаем — помещать вместе с умершим оружие и домашнюю утварь. В более поздних погребениях часть находимых глиняных сосудов иногда наполнена чичей, которая в них хорошо сохранилась, так как сосуды были плотно закупоре ны. … Однако не все склоны Уаки хранят эти реликвии древних перу анцев. На некоторых склонах их либо вовсе нет, или же они не столь многочисленны и попадаются лишь случайно. Очевидно, местом погребения служила лишь северная сторона холма. Так, по крайней мере, обстояло дело в посещенной мною и в других Уаках Лиматамбо. Возможно, что такой обычай основывается на каких-нибудь религиозных верованиях жителей Перу. Север ная сторона в южном полушарии является солнечной, и, быть может, поэтому народы, у которых господствовал или просто не отвергался культ солнца, предпочитали хоронить умерших именно на северном склоне холма» [СПбФА РАН. Ф. 93. Оп. 1.

Д. 1/5. Л. 28 об. — 29 об.].

Во время раскопок Л.И. Шренк нашел несколько десятков гли няных сосудов с орнаментом, сделанным в виде фигур людей и Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

животных или их голов, куски материи, в которую были заверну ты мумии, ленты и сумки — «мешки из шерсти лам и апиака», мотки ниток. Вероятно, эти мотки являются «кипу» — узелковым письмом древних инков.

14 апреля 1854 г. фрегат «Аврора» вышел в плавание к Кам чатке, берега которой достиг 19 июня. Переход из Кальяо в Петропавловск-на-Камчатке оказался очень тяжелым. На судне свирепствовала кишечная инфекция, от которой погибло тринад цать человек. В Петропавловске-на-Камчатке весь экипаж «Авро ры» в количестве 196 человек поместили в госпиталь, где сконча лись еще девятнадцать человек.

После выздоровления Л.И. Шренк переехал в Николаевск-на Амуре. В письме к А.Ф. Миддендорфу он писал, что его перу анская коллекция упакована в три ящика и готова к отправке в Санкт-Петербург:

«В ящиках содержатся перуанские древности: целый скелет, несколько черепов и различные полуистлевшие одеяния, а так же утварь древних обитателей Перу — вещи, которые я сам извлек из могилы на Уаке в Лиматамбо;

кроме того, в ящиках находится некоторое количество деревянной и глиняной посуды аборигенов Перу, так называемые уакос, которые я имел случай приобрести в Лиме. Я надеюсь, что эти предметы представля ют известный антикварно-этнографический интерес» (цит. по:

[Лукин 1965: 133]).

В 1854–1856 гг. Л.И. Шренк проводил исследования на Саха лине и в Приамурье, в 1857 г. он вернулся в Санкт-Петербург и занялся обработкой собранных материалов. Л.И. Шренк опубли ковал на немецком языке результаты своих научных исследова ний в четырех томах, где поместил описание плавания на «Авро ре». Позднее эту работу в сокращенном виде издали на русском языке [Шренк 1883–1903]. В 1857 г. Этнографический музей по лучил через Л.И. Шренка две маски алеутов о. Атка от капитана Российско-Американской компании И.И. Архимандритова.

В 1859 г. Л.И. Шренк передал свое собрание перуанских древ ностей в Этнографический музей (№ 42). Кроме археологических находок в ее состав вошли вещи, которые собиратель приобрел в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Академические экспедиции XIX века в Америку Лиме. Это деревянные кубки и сосуды. Директор музея академик А.А. Шифнер сразу же опубликовал ее описание в «Бюллетене историко-филологического отделения Академии наук» [Schiefner 1859].

Таким образом, можно говорить о целенаправленной деятель ности ИАН в первой половине I в. по осуществлению экс педиционных исследований за границей. Только на территории Америки проводили научные исследования участники пяти ака демических экспедиций. Они собрали громадный фактический материал по ботанике, зоологии, минералогии и другим наукам.

На его основе отечественные ученые внесли значительный вклад в развитие вышеназванных наук.

Представляется, что самый большой вклад участники ака демических экспедиций внесли в этнографию. Ботанические, зоологические, минералогические, ихтиологические коллекции можно собрать и в настоящее время, чего не скажешь об этногра фических коллекциях. За прошедшие 150–200 лет традиционная культура коренных народов Америки кардинально изменилась, а некоторые народы, среди которых русские ученые проводили исследования, уже не существуют. Этнографические коллекции и отрывочные документальные свидетельства — это практиче ски все, что сегодня известно об их культуре. Чем больше про ходит времени, тем ценнее в научном отношении становятся эт нографические коллекции МАЭ, собранные в III–I вв.

Источники СПбФА РАН. Ф. 2. Оп. 1 — 1845. Д. 12;

Ф. 46. Оп. 1. Д. 3;

Ф. 53.

Оп. 1. Д. 1/2, 1/8, 2, 27, 28, 35, 38;

Ф. 93. Оп. 1. Д. 1/5;

Ф. 142. Оп. 1 до 1918 г. № 9.

Библиография Бломквист Е.Э. Рисунки И.Г. Вознесенского // Сборник МАЭ. М.;

Л., 1951. Т. III. С. 230–303.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Корсун С.А.

[Загоскин Л.А.] Путешествия и исследования лейтенанта Лаврентия Загоскина в Русской Америке в 1842–1844 гг. М., 1956.

Ершова Е.А., Корсун С.А. Указатель собирателей и дарителей коллек ций Отдела этнографии народов Америки МАЭ // Американские або ригены: предметы и представления. Сборник МАЭ. Т. L. СПб., 2005.

С. 4–58.

Кинжалов Р.В. Скульптура пернатой змеи из собрания МАЭ // Ма териальная культура и мифология. Сборник МАЭ. Т. II. Л., 1981.

С. 21–34.

Комиссаров Б.Н. Григорий Иванович Лангсдорф. 1774–1852. Л., 1975.

Комиссаров Б.Н. Первая русская экспедиция в Бразилию. Л., 1977.

Корсун С.А. Собрание МАЭ по народам Русской Америки: история формирования и документальная атрибуция // Аборигены Америки:

предметы и представления. Сборник МАЭ. Т. L. СПб., 2005. С. 59–189.

Ляпунова Р.Г. Экспедиция И.Г. Вознесенского и ее значение для эт нографии Русской Америки // Культура и быт народов Америки. Сбор ник МАЭ. Т. I. Л., 1967. С. 5–33.

Лукин В.В. Этнографические сведения о Перу середины I века в дневниках Л.И. Шренка // СЭ. 1965. № 01. С. 124–133.

Лукин В.В. Неизвестное собрание акварелей Панчо Фиерро в Совет ском Союзе // СЭ. 1967. № 1. С. 104–116.

Манизер Г.Г. Экспедиция академика Г.И. Лангсдорфа в Бразилию (1821–1828). М., 1948.

Шренк Л.И. Об инородцах Амурского края. СПб., 1883–1903. Т. I– III.

Штраух А.А. Зоологический музей Императорской Академии наук.

Пятидесятилетие его существования. СПб., 1889.

Rugnda J.M. Die alerische Reise in Brasilien. Mlhausen, 1827.

Schifnr A.A. Kurzer Bericht uber die eruanischen Alterthuer des eth nograhischen Museus der Kaiserliehen Akadeie der Wissenschaften // Bulletin de la classe hist.-hilol. de l’ Acad. Ieriale Sciences de St.-Peters.-hilol.

hilol.

. ’.

bourg. 1859. Bd. I. S. 292–298.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН НАШИ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ И ИХ НАСЛЕДИЕ Петр Краснопёров ВОРШУД (главная святыня вотяцкого шалаша) Автор публикуемой статьи — протоие рей Благовещенского собора в селе Тыловыл Пельга Вавожской волости Малмыжского уезда Вятской губернии Петр Васильевич Краснопё ров (1884–?) (рис.). Здесь с 1904 г. он препода вал в церковно-приходской школе, причем без возмездно. Его дом находился рядом со школой.

Им был создан школьный хор, расширено зда ние школы. Школа сгорела в 1935 г. П.В. Крас нопёров собирал этнографический материал, Петр Красно- писал статьи.

Публикуемая статья представляет собой цен пёров. Фото с интернет- нейший источник. Это свидетельства очевидца.

странички Рукопись подготовлена в 1913 г. Хранилась Благовещен- в описи № 2240 среди коллекций отдела Евро ского собо- пы в Музее антропологии и этнографии имени ра г. Воткин Петра Великого (Кунсткамера) РАН. В ней опи ска (bvsobor.

сывается известное божество удмуртов — Вор шуд. Считаем нужным ввести эту рукопись в на учный оборот. Полагаем, что источник внесет много ясностей в спорные детали религии удмуртов.

В публикации сохранены орфография и пунктуация оригинала.

А.И. Терюков, А.К. Салмин Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Пётр Краснопёров Чтобы понять, что такое воршуд, нужно иметь некоторое представление о тех молениях, которые совершаются в вотяц ких шалашах.

У каждого вотяка, который еще не оставил языческих обрядов, есть в своем дворе «калан» (шалаш — бревенчатый без полу и потолка сруб, крытый тесом в желоб, с отверстием вверху крыши для прохода дыма), имеющий значение домашней молельни и в то же время служащий в летнее время местом для отдыха (около стен есть нары и скамьи) и приготовления пищи, так как в каждом шалаше есть очаг, над которым висит котелок. Общественный шалаш, в который для молений собирается целое селение, ничем не отличается от домашнего, только больше его размером и стоит где-нибудь на задворках. Как в том, так и в другом есть главная святыня, называемая вотяками «воршуд» или «вож-шуд» — это лубяная небольших размеров коробка, в которой хранятся все не обходимые принадлежности вотского ритуала, как-то: бураки из бересты, ковши, сделанные из корня клена, блюдо деревянное или деревянная чашка большого и малого размеров. Лубяной коробке, называемой «Воршуд», вотяки придают такое же значение, какое мы придаем Св. Престолу в храме, т.е. в этой коробке, по их мне нию, невидимо присутствует «Бадзим Инмар» — Великий Бог.

Вот почему к этой коробке никто не может прикоснуться, кроме главного жреца, называемого «Бадзим восясь» и его сослуживцев «Тэрэ» и «Парчась».

Опишем одно из вотских общественных молений, дабы по нятнее было употребление так называемого «Воршуда». Главный жрец «бадзим восясь», положим, объявил всему селению, что зав тра назначается моление. Все жители деревни несут в этот день к восясю ржаной муки для приготовления общественного хлеба.

На другой день в 2 часа дня «Бадзим восясь» (вотский поп) от пирает общественный шалаш и входит вместе с «тэрэ» (вотский дьякон) и «парчась» (вотский причетник) и вносит каравай обще ственного хлеба и кладет на стол. Затем с осторожностью снима ет с полки в переднем углу шалаша «воршуд» и на ту же полку кладет общественный хлеб. Потом сам садится на лавку около стола. С другой стороны стола тоже на лавку и на перовую или на пуховую подушку садится «тэрэ» (вотский диакон). Нужно за Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН ВОРШУД главная святыня вотяцкого шалаша) метить, что «тэрэ» ни разу с этого момента и до конца моления не встанет. Младший жрец или «парчась» в то время вынимает из «воршуда» три берестяных бурака: один ставит перед «восясем», второй поменьше перед «тэрэ» и третий маленький перед собой и сам тоже садится с третьей стороны стола. В то время начина ют собираться вотяки, вотячки и их дети. Каждый хозяин считает своей обязанностью принести в общественный шалаш 1 бутылку (1/20 ведра) домашнего пива или кумышки (вотский националь ный напиток) и ставит эту бутылку на стол.

Когда все домохозяева придут, парчась из каждой бутылки от ливает сначала восясю, потом тэрэ и себе, но с таким расчетом, чтобы в одном бураке было пиво, а в другом и в третьем кумышка, т.е. если из первой бутылки начал восясю лить пиво, то кумышки в его бураке нальет самое незначительное количество.

Когда из всех бутылок будет отлито, «восясь» берет бураки с пивом и кумышкой и ставит их на полку к хлебу, а сам, обраща ясь к публике, говорит: «Султы (встаньте), Инмарлы восяськись ком (Господу помолимся)» — и все встают, начинают кланяться в шапках.

Потом «восясь» кричит: Изи басьты — восяськиськом «Сни майте шапки — помолимся!» — и все три раза снимают шапки и кланяются — вернее, отдают почтение, как мы делаем, встреча ясь с хорошим знакомым.

После того «восясь» начинает вслух произносить молитвы, начинающиеся словами: Остэ Инмарэ, Бадзим Инмарэ, Югыт Инмарэ «Господи благослови, Великий Боже, Бог-свет» — а да лее импровизирует и просит прежде всего урожая на поля, чтобы можно было заплатить подати и прочее.

Молитва бывает обыкновенно не продолжительна и состо ит из 10, 15, 20 слов, не более. Все мужчины и женщины в то же время могут просить тайно о своих нуждах. После молитвы «парчась» раздает бутылки, в которых была принесена кумыш ка и пиво. Каждый вотяк, взявши свою бутылку, наливает из нее «стопку» (маленький стаканчик) и подносит сначала «восясю», потом «тэрэ» и «парчасю», и всю они должны если не пить, то обязательно «пригубить» или, как вотяки говорят, «отведать».

Остатки обыкновенно выпиваются тут же в шалаше. После этого Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Пётр Краснопёров все расходятся по домам. Только теперь «тэрэ» встает со своей подушки и уходит за другими домой, а восясь за всеми и запирает шалаш на замок.

На другой день в 6 или 7 часов утра опять все идут в шалаш, как и накануне с кумышкой и пивом, а там уже дожидают их «во сясь», «тэрэ» на подушках и «парчась». Посредине шалаша горит огонь. Сегодня уже на столе перед каждым жрецом стоит по де ревянному из кленового корня ковшу. В эти ковши так же, как и вчера, разливает пиво и кумышку тот же «парчась».

Когда все соберутся, «восясь» кричит: Султы, будзим калан, Инмарлы восясиськиськом — эн серекья «Встань, весь шалаш, Господу помолимся — не смеяться!».

Затем достает с полки вчерашний общественный хлеб на блю де, пиво и кумышку в бураках и начинает молиться так же, как и вчера.

Потом «восясь» берет ножик, отрезывает маленькую часть от общественного хлеба, бросает ее на огонь и говорит: Инмарлы во сяським, ибыртыським «Богу помолились и поклонились».

Затем отрезывает маленькую частичку и ест и дает «тэрэ», тот делает тоже и отдает «парчасю»;

«парчась» тоже «отведает», остатки отрезывает на кусочки и отдает публике. Едят все, кро ме женского пола. Далее «восясь» берет бураки с пивом, льет сначала на огонь, потом пьет сам и передает далее по чину, и каждый, кроме женского пола, должен отведать. Если в бураках останется, то «восясь» выливает в огонь. То же делается и с ку мышкой. Далее приступают к пиву и кумышке, которая налита в кленовые ковши, и делают то же, что и со вчерашним питьем.

Этим моление и кончается, но еще остались бутылки с пивом и кумышкой. С ними поступают так же, как и вчера, т.е. угощают сначала жрецов, а потом угощаются и сами. После всего этого «парчась» моет все бураки, ковши и чашки и складывает их в ту же лубяную коробку «воршуд-куды», и «воршуд» «восясем», поддерживаемый «парчасем» с великими предосторожностя ми, ставится на ту же полку в переднем углу шалаша, где был и прежде. После этого начинаются визиты. Идут к «восясю», потом «тэрэ» и так далее ко всякому, где обильно угощаются кумышкой.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН ВОРШУД главная святыня вотяцкого шалаша) Кроме «воршуда» в шалашах по стенам воткнуты березовые ветки и висят полотенца;

как тем, так и другим вотяками при дается значение. Нельзя не упомянуть еще и о кнуте, который обыкновенно висит на видном месте общественного шалаша и считается как бы знаком власти «восяся» над народом. Если «во сясь» дает кому-нибудь из своей деревни какое-либо поручение, то тот кланяется ему в ноги, и восясь делает вид, что сильно бьет его кнутом по спине, и после этого непременно обязан исполнить данное «восясем» приказание.

Все вышеизложенное записано со слов бывшего жреца «Бадзим-восяся» старика вотяка села Тыловыл-Пельга Григо рия Степанова Макарова и со слов бывшего «парчася» того же села Николая Васильева Виноградова, который между прочим заявил, что слово «воршуд» неправильно, а нужно произносить «вожшуд». Вож значит «устье реки», а шуд значит «счастье».

Бадзим-восясь Макаров заявил, что такое произношение непра вильное, а нужно произносить «воршуд», но слово воршуд объ яснить не мог. Макаров был «восясем» в общеизвестном шалаше племени «берлуд», а Виноградов был «парчасем» в общ. шалаше племени «пельга». Между прочим нужно заметить, что у племени «пельга» жрецов «парчась» было два, один называется «бадзим парчась» (большой парчась), а другой «пичи парчась», что значит малый парчась. Эти два чина, как объяснил Виноградов, соответ ствовали русским дьячку и пономарю.

Библиография Благовещенский собор — интернет-страничка Благовещенского со бора г. Воткинска (htt//.bvsobor.orthodox.ru).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН ПОЛЕВЫЕ ДНЕВНИКИ С.В. ГЕЙМАНА (1914–1915 гг.) В архиве и фондах Музея антропологии и этнографии (Кун сткамера) РАН хранятся многочисленные дневники, записи, за метки, отчеты, и коллекции по Южной Америке, привезенные Г.Г. Манизером, Ф.А. Фиельструпом и С.В. Гейманом в 1915 г.

В исторической и этнографической литературе, посвященной изучению результатов экспедиции, состав ее участников обычно описывался так:

Г.Г. Манизер, закончивший к тому времени естественное от деление университета, специалист по антропологии и этно графии, продолжавший свое обучение на филологическом факультете;

его сокурсник Ф.А. Фиельструп;

биологи: И.Д. Стрельников, ассистент лаборатории Лесгаф та, и Н.П. Танасийчук, студент естественного отделения.

С.В. Гейман, студент Бехтеревского Психоневрологического института, интересовавшийся этнографией и экономикой.

Рассчитанное чуть более чем на полгода путешествие затянулось на полтора года из-за Первой мировой войны. Эта вынужден ная задержка дала возможность расширить круг исследований.

Разделившись вначале на две группы, от одной из которых впо следствии отделился С.В. Гейман, путешественники объездили Аргентину, Бразилию, Парагвай, Уругвай, Боливию, Чили и Ог ненную Землю.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) В России изучением наследия этой экспедиции занимались не сколько исследователей. Наиболее значимыми являются опубли кованные исследования В.Н. Танасийчука [Танасийчук 1966: 123;

2001: 134–142;

2003]. В его работах с наибольшей точностью и достоверностью приводится вся информация по работе экспеди ции в целом, особенно на начальном ее этапе, когда между всеми участниками экспедиции еще поддерживалась связь и планы в дальнейшем разделившихся групп были ясны.

Необходимо также отметить исследования Б.В. Лукина, Н.Г. Шпринцина и А.Д. Дридзо [Шпринцин 1947: 187–194;

1952:

47–55;

Лукин 1965;

Дридзо 1992;

1996;

2000].

Все отечественные исследователи, изучавшие материалы этой экспедиции, упоминали о работе в ней С.В. Геймана и том зна чении, которое имеют для российской науки собранные им кол лекции. Гейман объехал и познакомился с русскими колониями в Аргентине, Уругвае,Чили [СПбФА РАН. Ф. 142. Оп. 1 до 1918.

№ 70. 156 л. Л. 144–147. К. № 114. 20.02.1915 Rio de Janeiro Бра зилия.] и Боливии [Там же. Л. 66. № 56. 15.04.1915 Punta Arenas, Chile], где он провел год [Там же. Оп. 1–1915. Ед.хр. 8. 32 л.

Л. 17. ИФО 9.09. 1915. § 198]. Интерес для науки представляют и его дневники (Архив МАЭ РАН), фрагменты которых пред лагаются читателю.

Н.Ч. Таксами 15.I. 1915 г. Вглубь Аргентины. Выехал ночью и простился, верится, навсегда с чудовищным Б.-Айресом. Легко вздохнул по сле бестолковой сутолоки блестящей, но холодной и бездушной столицы, представляющей безобразно-громадную голову на хи лом корпусе с бульонными ножками.

Что ждет впереди? Теперь я обречен на долгие одинокие ски тания по далеким, но манящим своей загадочной независимостью странам. Мои спутники разбрелись по разным странам Ю.А., и наша тесная экспедиционная семья рассыпалась теперь уже окон чательно, потеряв объединившую нас базу — B.Aires.

И к лучшему! Больше увидим и узнаем, воспитается самосто ятельность и способность не теряться в океане мировой жизни.

А эта школа — лучше университета.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) 17.I. Санта-Фе. Пахнуло ароматом степей и привольем тихой провинции безмятежной и всегда со «своей» прелестью покоя и медлительности.

В Santa-Fe я оказался опять окруженным сердечностью рус -Fe Fe ского круга интеллигентной молодежи. Управляющий одним крупным торговым домом, весьма энергичный, сделавший карье ру со 100 руб. жалования в качестве приказчика до 24 000 годово го оклада, принял меня в свой дом и предоставил свою постель.

— А Вы где будете спать?

— Я иду в отель к временной жене.

Да, конечно, он скоро будет иметь «постоянную» и с прида ным, … имея для этого все данные и … роскошный выезд.

Он показал мне город — хлебную столицу, воспел новое свое отечество и потосковал, как полагается, по старой, которая всегда останется милой, по свойству человеческой природы.

17.I. Среди еврейских колонистов Мойзес-Вилле. Директор французской ж.д. дал мне проезд в «Еврейское царство». Это са мая значительная колония еврейских эмигрантов в Аргентине и может служить типичным социальным экспериментом в перера ботке еврейской расы с ее вечными национальными и миссийски ми проблемами.

Встретили меня народный учитель Синдерей и библиотекарь.

Уже наступала ночь, и я не мог присмотреться к городу, по кото рому меня провезли на двуколке. Остановился в отеле. Все посе тители — труженики кампы, землеробы в костюмах гаучей.

Окружили меня — русского гостя, познакомились и разгово рились на испанском языке, т.к. по-русски говорят очень немно гие. После ужина состоялось собрание в библиотеке, где пореши ли назначить мою лекцию.

Собралось так много полюбопытствовать далеким гостем, что даже у окон я заметил внушительную толпу зевак. Покамест все милы, внимательны и услужливы.

18.II. С утра я ознакомился с городком из полдесятка улочек с одноэтажными домиками, открытыми дворами. … Евреи горожане сохранили во всем русский уклад жизни до самоваров, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) подсвечников и фаршированной рыбы. Старики с красивыми се дыми бородами и озабоченными лицами бродят по улице в длин ных пальто и картузах, что придает общей картине города впе чатление о «черте оседлости». Здесь даже в субботу в школах за нятия не проводятся и две синагоги полны стариками, которых я видел со свечами на дворе, приветствующими новолуние.

Отправился за десяток верст в поле посмотреть жизнь коло нистов. Это поистине земледельцы, и психика их совершенно за ново преобразилась. Как ни тяжело было пионерам 25 лет тому назад выкорчевывать лес и жить чуть ли не под открытым небом, но теперь большинство колонистов имеет солидные домики, хо роший инвентарь, скот до 300 голов и земельные наделы от 75 де сятин до 500, на которых сеют алфу (клевер, овес, лен, хлеб) и па сется скот. Многие колонисты выплатили лежащий на земле долг Обществу Е.К. (основанному Бар. Гиршем) по 40 песо с десятины и введены в права неограниченных собственников. Все доволь ны, спокойны и о России вспоминают со злобой, поэтому боль шинство желает поражения России в текущей войне и настроены германофильски. Из дальнейших визитов и бесед при встречах выяснилось, что колония располагает солидным кооперативным Об-вом, библиотеками, двумя школами, в одной из них занятия ведутся на родном языке, Об-вом культурно-еврейского воспита ния, Об-вом Esra. [Есть также] рабочий союз, филантропический кружок и Об-во взаимопомощи эмигрантам.

Лекцию читал в кинематографическом салоне на три темы од новременно: 1) Палестина, 2) Политика по еврейскому вопросу в России и 3) Индейцы Южной Америки, причем показал им свои диапозитивы впервые. Собралось 300 человек, и все в пальто, т.к.

было холодно чертовски. Мою лекцию перевели с русского на ев рейский, и все дружно аплодировали. Не провалился, значится.

Сбор в мою пользу — 50 eso, остальные (сколько?) в пользу би, блиотеки.

Харович дал мне приют, и очень радушный. Мило распростил ся с пионерами еврейской агрокультуры.

24.II. Тукуман. От Мойзес-Виль до Сан-Христобан проезд в 4 часа и с полудня до 6 ч. утра нужно было ожидать поезд с лини Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) ей F.C.C.N. Старый еврей коммивояжер в 60 лет — мой спутник, порекомендовал мне переждать это время у торговца-турка, ко торый был так любезен, что предложил постель и угостил отвра тительными консервами. Турок плохо ассимилируется в чужой стране, и … природа ему не изменяет. Он везде ищет гешеф ты, женщин и живет грязно. Совершенно не склонный к интелли гентным профессиям турок остается везде нелюбимым и чужим.

В Тукуман приехал в 11 ночи, устроил свой багаж на хранение и сам отправился, по обыкновению, шататься по городу. Ночью города понимаются и чувствуются особенно и своеобразно. Впе чатления более отчетливы и ярче.

Т-н — одна из древних столиц Испанской короны. Здесь сохра нились богатые традиции и воспоминания о героической борьбе за независимость, которая была провозглашена 100 лет назад в домике, защищенном теперь стеклянным футляром. Симметрич ные улицы вытянулись между гор. Стиль домов анлузский с фа садами, точно увешанными цветами в гирляндах. На главной пло щади выделяется громадное здание Casa de Guberno, в котором сосредоточены все правительственные учреждения.

Шварц — молодой еврей, заброшенный сюда после всех неу дач студенчества — это «живой труп» с мертвой душой. Все сло мано, осталась «тоска по родине». Он аккомпонировал меня к разным лицам, в зоологический сад и в «злачные места».

Типы людей севера Аргентины более индианизированы, в них вкраплена кровь Кечуа, Кольчаков, Кильменов.

Они более смуглы, волосы черны как смоль. Говорят на сво еобразных диалектах. Последнюю ночь, столь странную в моем путешествии от неожиданных встреч и «водительстве» наше го Альфонса, переночевал со Шварцем. Шпринский — бывший фармацевт в России, теперь — портной, домовладелец, «сделал»

хорошую фортуну и доволен собой. Принял меня хорошо и даже хотел устроить мне лекцию. Но еврейство Т-на не знает русского языка.

Перико. 25.II. Мы проезжаем тростниковые поля, … раз II.

.

бросанные на склонах лесистых гор. Пейзаж становится чисто горным и радует глаз после тоскливой пампы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) В Перико — ночевка в ожидании утреннего поезда. Италья нец, на которого было рекомендательное письмо, оказался вла дельцем отеля и «по-свойски» сорвал с меня 4 руб. за ночлег.

Итальянец — всегда мелочен, утерял римское благородство и величие.

Среди индейцев Гран-Чако.


«Чоротес», «Тобас», «Матакос», «Чиригианос».

Ledesa-jujui. 26.I — 8.II 1915 г.

В день приезда в Ledesma — сахарную фабрику, окруженную на десятки верст тростниковыми полями, я поспешил устроить ся с квартирой, т.к. мне предстоит пожить здесь продолжитель ное время. Еще в вагоне я узнал о некоем хлебопеке Москален ко А.М. — встретил меня рыжий бородач, подозрительно посмо трел на меня. «Что скажете?» — спросил он. «Да вот хочу снять комнату у Вас». — «Извините, голубчик, русских не принимаем, дал себе клятву не пускать русских в свой дом», — с сожалением сказал мне Москаленко на хохлятском наречии.

Оказывается, семь лет он корчевал здесь лес, скопил деньжон ки, построил домик и зажил спокойно своей семейкой. Но од нажды четыре его земляка подсунули ему фальшивый лотерей ный билет, по которому якобы можно получить 20 тысяч peso, и продали его Москаленко за 5 тыс. руб. Когда он приехал в Хухуй получать в банке деньги, его арестовали за мошенничество. Все кончилось тем, что виновников арестовали, деньги у них конфи сковали, которые присвоила сама же полиция. С тех пор Моска ленко стал болезненно подозрителен к русским и озлоблен. Но потом, когда (я) обжился в русском кружке, встретив радушный прием, он покаялся в своем негостеприимстве и настойчиво про сил меня приехать к нему.

Взяв пару лошадей у комиссара, я приехал к М-ко проститься в компании с Дмитриевым. Потолковали сердечно с Антоном Ма каровичем, рассказал он, как у него украли дикую гуану, которую он берег, чтобы вырезать печень, которая, по народному преда нию, служит лекарством от ревматизма. … На прощание Москаленко обратился ко мне: «Извините меня, Сергей Вениаминович, что отказал Вам в квартире, я решил было заплатить за Вас в отеле, но боялся, что Вы обидитесь. И теперь Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) прошу Вас принять от меня 50 peso на вашу экспедицию, купите на них коллекции для русских музеев». Я совершенно растерялся от столь добровольного дара русского простолюдина, на который способно только русское сердце.

Москаленко — почти безграмотный человек-землероб и с не поддельной искренностью, собственным движением души оце нил культурное значение нашей экспедиции и бескорыстно пред ложил свою лепту.

Я здесь же написал о нем письмо русскому консулу в B-Aires и просил сделать все зависящее, чтобы выручить его конфиско ванные полицией деньги. За все свое путешествие впервые встре тил земляка-иркутянина П.С. Дмитриева. Это плечистый кузнец, человек таежного характера, познал и дикую прелесть Сибири и воспитал закаленную волю.

Жили мы с ним как братья, он помогал мне сортировать и опи сывать коллекции, неразлучно сопровождал меня всюду и ловил каждый момент, чтобы наговориться о Сибири.

Цыбульский — старший рабочий с фабрики — предложил мне свою комнату, взял кровать из отеля и живо интересовался моими путешествиями по Свету Божьему.

С первого же вечера начал налаживать свои экскурсии к ин дейцам.

Монтеро — фотограф — вот уже пять лет совершает поездки в Чако для поставки индейцев на фабрику. Этот род служащих на зывается контратисты. Должность эта не из легких.

Отправляется караван в 20-30 мул, нагруженный провизи ей, оружием и водой в Чако на полгода в сопровождении 10– пионов-рабочих. Страдания приходится переносить ужасные:

бездорожье, непроходимые леса, отсутствие воды, змеи, опасные звери и, наконец, болезни, причиняемые множеством ядовитых насекомых. Они называются: 1) Gen-gen, 2) sauca, 3) Polvor -gen, gen,,, in, 4) Talano, 5) Pic-pique, причиняющие ранения тела, заражение крови лихорадками, опухоли и т.п. Все эти условия позволяют не многим отваживаться на эти путешествия хотя бы за высокое воз награждение в поисках за индейцами.

Мулы в дороге часто гибнут, а экспедиции подвергаются ча стым нападениям дикарей. В 1911 г. была убита экспедиция Кре Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) во в 30 человек в верховьях Пилькомажо. Посланные солдаты Бо ливийским правительством нашли на месте убийства отрезанные руки, ноги, уши, половые органы, что свидетельствовало о злом надругательстве над «белыми». В 1915 г. убита 2-я экспедиция из 13 человек, уполномоченная контрактовать индейцев. Индейцы у себя всегда враждебны к белым, которых они желают эксплуати ровать во всех формах, отнимают провизию, табак, чай, вино, и главное — оружие. И там, где они чувствуют превосходство сил на своей стороне, они не церемонятся. Совершают быструю ата ку, на стреле пускают зажженную солому в ранчо иностранцев и т.д. Сигнализация крайне быстра, и в момент индейцы собирают ся с далеких пунктов.

Аргентинское и Боливийское правительство устроило теперь много фортиний для защиты немногих колонистов и укрощения индейской вольницы. Устраиваются часто военные экзекуции для «завязывания сношений» с индейцами, и в результате убивают неповинных дикарей сотнями прямо для развлечения и потехи.

«Однажды я видел 200 дикарей, зарубленных матчетами (ножами полевыми) близ одной фортиньи», — рассказывал мне Монтеро.

«Опаснее всего в Чако солдаты, посланные правитель ством», — говорил другой контратист Р. Отон, побывавший в этом году в центре Чако. «Чуть не через 5–6 легв встречаешь но вое племя с особенными обычаями и диалектом и т.д., и всегда враждебные друг другу», — говорил он.

1. Чаротис.

С первого же дня я начал предпринимать экскурсии к индей цам, расселенным в различных плантациях — «лотах», для того чтобы не встречались враждебные племена для кровавой мести.

Лот Флоренция самый близкий от фабрики — «рефенерии» и населен главным образом чаротами. На главной улице пригорода бродят толпами индейцы с тяжелыми ношами камыша, употре бляемого для крыш балаганов, тростника, служащего главной пи щей, дров для костра и отбросов сахарного производства в виде жидких сероватых помоев, употребляемых ими вместо вина, т.к.

в них сохраняется еще процесс алкогольного брожения, могущий привести в «веселое состояние духа» дикарей.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Эти тяжести обычно переносят женщины на спинах с пере брошенной веревкой от мешка через лоб. Полуголые, косматые, грязные, босые и вонючие, они жмутся также около лавок, в часы возвращения с работы, за получкой ярлычков и монет в 20– sentavos, на которые здесь у аргентинских торговок в обжорных рядах съедают тарелку супу, кусок мяса и т.д. Странную картину представляет эта пестрая толпа лесных детей. Они всегда молча ливы, хотя смеются по пустяшному случаю, держатся родствен ными кружками без различия возраста и пола. Поблизости от хар чевок тянутся поля, на которых гнездятся балаганы индейцев, как скирды выгоревшей соломы, полукупольные, невысокие, точно термитники с дырой, служащей входом в жилье не иначе, как со гнувшись в три погибели.

Сегодня я экскурсирую с Монтеро, который представил неко торых влиятельных касик. Эти последние первым делом клянчи ли «ундос» — гривенник или табак. Вид у них нахальный, не зависимый, т.к. в них вся власть племени, они могут сноситься с белыми, зная два десятка испанских слов. Я начал с того, что тщательно обшарил сумочки индейцев, в которых всегда можно встретить лекарственные травы, интересные мундштуки, огниво, футляры для контрактов и заостренные кости диких зверей для выпускания крови во время сильной усталости, при этом боль шею частью из бедер ног. Платя за каждую вещицу по 10–20 sen., индейцы быстро соображали, что можно еще кое-что сбыть мне и старательно рылись в своих бесконечных узлах, где хранится все домашнее добро. Затем я следовал за ними в ранчо-балаган и дополнял тщательный «обыск», указывая на нужные вещи, заби раясь в потаенные уголки, где хранятся предметы религиозного культа и лучшие праздничные и «бальные украшения», которые дикари всегда прячут от нашего брата и, если продают или меня ют, то очень неохотно и дорого.

Внутри балагана единственная круглая комната, если можно ее назвать этим именем, в центре которой всегда тлеет маленький костер для тепла, т.к. имеется еще наружный — для жаренья мяса в пепле без всякой посуды. Высота балагана в половину челове ческого роста, так что разогнуть спину невозможно. От дыма, вони, пыли быстро задыхаешься, и долго оставаться в балагане невозможно.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) По сторонам возле стен навалены мешки из карагваты и посте ли из кож диких зверей, шкуры телят и т.д. Даже бамбуковых на стилок чароты не приспособляют для спанья, подобно matacos — их заклятых врагов.

Почти в каждой юрте (балагане) с единственным отверсти ем — входной дырой — я встречал больных, главным образом лихорадкой и венерическими болезнями. Больные, между кото рых преобладала молодежь, лежали тут же в грязи вместе с со баками, детишками и т.д. Возле них по нескольку раз в день ша ман, украшенный в перья и бусы с раскрашенной в красный цвет физиономией, совершал заклинания для отвращения злых духов.

Он садился над головой больного и прикладывал голову к гру ди больного, иногда высасывал сосуд и отплевывался в стороны.

Шаман всегда поет однотонно, точно жужжание роя ос. Можно различить отдельные звуки: Аэ-ле-во-ле;

Ээ-аа-оо-оо. Все пение походит на тоскливое завывание ветра. Приходилось видеть и по 2–3 «медика»-чародея возле больного, в присутствии близких родственников и родных. К европейским медикаментам индейцы относятся недоверчиво, а потому бороться с массовыми эпиде миями невозможно.


В каждой семье совершенно необходим шаман, который пени ем с калебасой, наполненной камушками для побрякивания, все силен предотвратить всякие несчастия и возвратить благополу чие жизни. Его роль начинается при рождении и кончается при смерти человека, когда он управляет пляской при укладывании трупа наверху дерева между густыми ветвями со стрелой, горш ками и другими драгоценными вещами.

Чаротес — одно из самых диких племен центрального Чако, расселившееся на реке Пилькомалль. Родственных ему имеется два имени Чунупи и Пиляга — еще не столкнувшиеся с европей цем. Этот народец отличается крепким, мускулистым телосложе нием, резвым, веселым характером, воинственностью и крайне бедной домашней индустрией.

В лесу они всегда голы. Волосы длинны, заплетены шиньо ном или распущены, и передние пряди всунуты в широкие петли ушей, растянутые втулками-дисками из бамбука или другого де рева при наступлении половой зрелости.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Девушки отлично сложены, но старухи ужасно безобразны — это настоящие обезьяны. Раскраска лица — явление обыкновен ное до глубокой старости.

Но в раскраске нет никакой симметрии, а просто замазывают ся щеки и лоб.

Украшением служат перья, втыкаемые в волосы и тоже окра шенные в красный цвет. Мелкие белые бусы из множества ниток перекидываются толстой связкой через всю шею и плечо. На ши рокую красную ленту нашивают моллюсковые пластинки, и упо требляются в таком виде как повязка на лоб или пояс. На ноги привязываются попугаевые перья — «для легкости ходьбы».

В ушах всегда втулки, обитые металлическими пластинками и со вставленными зеркальцами. На шею одеваются также нитки с моллюсковыми пластинами. Женщины имеют корсеты из окра шенной кожи, а мужчины узкие кушаки с длинной бахромой.

Пищей служат дикие фрукты, птица, зверьки (коза — из ко пытцев делают браслеты) и в значительной мере рыба, которую ловят сетями и убивают стрелами с необычайной ловкостью прицела.

Оружием служат главным образом лук и стрела с наконечни ком из дерева-железа и костей. Макана и пика встречаются реже.

Посуда состоит из кувшинов с узким горлышком и двумя руч ками, за которые привязывается веревка. Разрезанные калебасы разных размеров заменяют ложки и тарелки. Панцирь крупных моллюсков заменяет нож, скребок и ложки. Разнообразные меш ки и мешочки составляют высшие образцы искусства.

Музыкальные инструменты очень бедны. Рог с бамбуковой вставкой, флейта — дудка из кости животного и пластинка с бо ковыми дырочками, одеваемая на шею, вот и все. … Детям на шею надеваются всегда мешочки, в которые зашиты различные травы для предупреждения болезней в качестве талис манов.

Например, щит ската от хвоста служит противоядием от го ловных болезней. … Курение — высшее удовольствие. Курят табак из длинных мундштуков. Когда не хватает табака, то выскребают старый ни котин, смешивают его с сухими листьями и курят сызнова.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Танцы очень развиты и совершаются в периоды полнолунья.

Танцуют отдельно женщины и мужчины обыкновенно в лучших украшениях. Крепким кольцом обнимаются и скачут так, чтобы ноги были всегда вместе и до тех пор, пока кто-нибудь не спотык нется. Зрителями являются престарелые и дети, сидящие рядыш ком на земле, закрытые лохмотьем, т.к. в поздний вечер зимой бывает свежо.

Семейная жизнь построена на полном закрепощении женщи ны. Она управляет домашним хозяйством, переносит все тяже сти, собирает дикие фрукты. Если от первой жены нет детей, то муж женит ее вторично и т.д. смотря по состоянию. Никаких це ремоний свадебных не практикуется. Достаточно по доброволь ному соглашению девушки и молодого человека прожить им в лесу на стороне пару недель, и этим совершается юридическое закрепление брака. Агрикультуры почти не знают. Из домашних животных знакомы с лошадью, коровой и реже овцой. На отхо жие промыслы отправляются редко, потому что щедрая природа все дает.

Язык совершенно самостоятельный, и наречия соседних пле мен не понимают. (Женщины выстригают волосы на половых ор ганах в целях гигиены).

Тоба. Это племя сидит на верховьях Рио Пилькомамго между 22–19 юж. шир. Это один из самых распространенных народцев Чако и самый воинственный. Тоба убили экспедицию Крево и Ко ронель Ривайя. Они с давних пор овладели лошадью и управляют ею без узды и седла. Они носятся на лошадях с быстротой ветра и держатся как лучшие кавалеристы. С белыми беспощадны. Убива ют в целях мести и грабежа. Все прекрасно вооружены и наводят страх и ужас на небольшие поселения европейцев до сих пор.

Отличаясь типичной тучностью, Тоба вместе с тем выделя ются среди других интеллигентностью. В семейной жизни очень верны друг другу. Больных, калек, старых и т.д. убивают. Для во енных сражений имеют безрукавные рубахи, очень толстые из карагваты.

Оружием служат маканы, которыми, кстати, убивают и страу сов, завешиваясь теми цветами, которые особенно любят страусы, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) подкарауливаемые неподвижно сидящим дикарем. Стрелы для птиц имеют тупые концы, чтобы не повредить перья. При сраже ниях всегда улюлюкают, свистят и пускают стрелы с зажженной травой во врага. Раскраска лица, губ (татуировка) и груди совер шается кореньями растений, семенами и глиной, но с большим искусством, чем у чаротов. Раскрашивание практикуется особен но во время войны. Женщины очень красиво раскрашиваются си ней краской ажурным рисунком. Они большие хохотушки. Тканье очень развито и богато орнаментальными формами. Спят на бам буковых подстилках.

В каждом балагане, отличающемся значительной высотой и специальными входами, точно прихожей, чтобы ветер не мог про дувать во входное отверстие, находятся чуть отгороженные отде ления для отдельных семейств, которые помещаются в отдельном балагане до 3–4. Наблюдается внутри жилья большая опрятность и разнообразная домашняя утварь. Нередко встречал подобие по душек, коврики и цветные рубашки-пончо.

Тоба я нашел в San-Lorense в небольшом числе. Здесь помеща -Lorense Lorense ется кожевенный завод и тростниковые плантации знаменитого англичанина Лича, владельца громадной фабрики Сан-Педро и 40 тысяч легв земли. Он приехал сюда молодым человеком, по лучил землю почти даром и теперь на него работает 10 тысяч ин дейцев и аргентинцев.

Матако. Более спокойное племя, уже несколько цивилизован ное. У мужчин замечается легкая растительность на лице. Стро ят типичные для Чако шалаши. В ушах не встречается дыр, как у Тоба. Делают оригинальные пики из крепкого дерева, выдер жанного в воде. Перьевые украшения, корсеты для девушек, оде ваемые на голое тело, страусовые мешки, костяные флейты, тка ные пояса — характерные предметы индустрии. Я познакомился с капитаном Buenos Aires. Этот касика уже 30 лет приходит со своими подданными из Чако в Ledesa и еще не научился гово рить по-испански. Он лежит целыми днями на солнцепеке, ти хий, неподвижный и раскуривает папиросы. Его окружают три жены, множество собственных детей. Слушают его все как бога.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Он распоряжается судьбой тысяч жизней. «Ты хочешь девочку на ночь? — спросил он у меня через переводчика, указуя пальцем на подростка лет 14–15.

Этим предложением он дал понять, что желает получить аван сом подарок. Так воспитывают, цивилизуют белые дикарей. И не даром же среди индейцев свирепствует венерия. Кстати, среди матако есть профессиональные проститутки, это дети пленных рабов или взятые детьми и девушками во время сражений с вра жескими племенами.

Чиригуно — Chiriguanos. Это одно из самых значительных племен Гран Чако, принадлежащее к фамилии Тупи, эмигриро вавшее с Севера Амазонки. Чиригуанос пришли в историческое время из Чако Парагвай, преследуемые белыми, и поселились на верховьях рек Пилькомаяло и Рио Гранде между 21–17 ю. ш. и 62–64 меридианом. Теперь их насчитывается до 5000 чел. Это племя отличается самостоятельным языком, очень родственным гварани, и сравнительно высокой интеллигентностью.

Тип Ч-на — высокий, стройный, с выраженными чертами представителя американской расы. Женщины выделяются кра сотой сложения, округлыми формами и благородными линиями лица. (Недаром Ч-винки пользуются особенным вниманием ар гентинцев). Мужчины вставляют в нижнюю губу «Тембеты» — пластинки из камня или металла — при наступлении половой зрелости. Со вставлением «Тембеты» индеец получает права вои на, и она служит признаком полной, правоспособной личности.

Волосы женщины носят гладко зачесанными и заплетенными в две косы, и мужчины — длинными, спущенными на плечи.

Женщины одеваются в длинные белые рубашки, шею украша ют бусами. Они всегда любят купаться по нескольку раз в день и живут вообще чистоплотно.

Раньше строили дома куполообразные, а теперь заимствовали манеру испанских квадратных ранчо. Живут преимущественно земледелием и скотоводством. Европейские обычаи воспринима ют очень быстро.

Устраивают свои поселения, городки в 50 семейств приблизи тельно, и ведут весьма оседлый образ жизни.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Социальная жизнь. При менструациях девушку изолируют в особом помещении на один месяц и держат ее почти голодом. «Это для того, чтобы была хорошая мать и родила много детей», — го ворили мне старики. Она не смеет ни с кем говорить и встречать ся с посторонними. Перед замужеством в течение целого года де вушка не отлучается из дома и время проводит в работе.

Для заключения брака молодой человек должен делать подар ки родителям и навещать невесту по ночам. У дверей родителей садят двух караульных, если они увидят пришельца-жениха но чью, то назавтра доносят родителям, и этим моментом закрепля ют окончательно брак.

Потом устраивают празднество с плясками и пьянством. На питком служит чича, приготовленная путем жевания. Пляска кру говая, женщины и мужчина отдельно.

Вдова по смерти мужа закрывает голову черной тряпкой, об стригает волосы и в течение года должна плакать и жить изоли рованно от родных. Зять должен жить в доме родителей жены.

Покойника зарывают в землю на глубине двух метров вместе с любимыми и необходимыми предметами умершего: горшки с ма исом, пончо, оружие и т.д.

Молодежь при наступлении половой зрелости удаляется с ша маном на целые месяца в лес, где проходит «курс» обучения охо те, войне, выносливости вообще и особенно умению быстро бе гать, что важно при войнах.

Это племя — военное. Сражения происходят при рассвете.

Мужчины со стрелами, … и камнями массами бегут навстречу врагу с улюлюканьем, свистом и хаотическим криком. Женщи ны следуют за воинами, нагруженные пищей, детьми и военными припасами. При этом странный обычай, когда женщины садят ся на землю, они должны вытягивать ноги, а (не) поджимать под себя — иначе воины устанут на войне.

Врагам отсекают головы и выставляют на шестах. Для детей эти головы служат мишенью и забавой. После победного исхода сражения устраиваются пиры с дикими плясками.

За короткое время пребывания в Ledesa мне удалось со брать интересную коллекцию индейских изделий в 500 пред метов, отправленную на попечение Д-ра Амброзетти в B-Ai- -Ai Ai Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) res впредь до окончания войны. Сам же отправился в Боливию.

И теперь в пути по новой стране все еще проносятся картины жизни дикарей Чако. Не забыть той лунной ночи, когда я заблу дился в лесу при возвращении в поселок от индейцев, которые до поздней полуночи плясали, наряженные в перья и бусы, и их гоготанье, похожее на ржанье лошадей, далеко разносилось по лесу. Костры на горизонте высоко выбрасывали свои пламен ные языки и освещали бронзовые тела детей леса и счастливой беззаботности!

1) Высоко развитая керамика и тканье Чиригуано сложились под древнеперуанским влиянием.

2) Кольчуги в виде безрукавных курток, дубины — маканы, ко жаные пояса с бахромой, тембеты, тыквы, ушные вставки из деревянных втулок, круглые цилиндры-трубки (служа щие средством гадания у «гваяки») — все это специфиче ские особенности индустрии индейцев Чако.

3) Заключение брака у Тоба.

Молодой человек кладет связку дров у избранного «пред мета», если девушка унесет ее в хижину, то предложение считается принятым, и в знак заключения брака родители отрезают у «молодых» по клочку волос спереди. Сватов ство состоит также в 8-дневной пляске, пении и музыке возле жилья избранной девушки.

4) У Матако молодой человек должен пройти курс брачного об учения у пожилой женщины или вдовы перед женитьбой.

5) Чиригуано насильно запихивают умершего в урну, чтобы не дать возможность душе выскользнуть из тела наружу, ибо она может причинить много несчастья живущим. … 1. «Кувада» — столь распространенная у племени, … те перь совершенно выродилась в Чако. Этот обычай заключался в том, что муж обязан вылежать в постели с родильницей опреде ленный срок и соблюдал строгие предписания поста.

2. Вторичное погребение костей сгнившего трупа наблюдал у Чаротес в Чако [Архив МАЭ РАН. К-I. Оп. 2. № 129].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Полевые дневники С.В. Геймана 1914–1915 гг.) Источники Архив МАЭ РАН. К-I. Оп. 2. № 129. СПбФА РАН. Ф. 142. Оп. 1.

Библиография Дридзо А.Д. Буэнос-Айрес, начало века (Записки путешественни ка) // Латинская Америка. 1992. № 7, 8. С. 119–125. Введение, подгот.

текста и комм.

Дридзо А.Д. Аргентина и Чили в путевом дневнике Ф.А. Фиельстру па // Курьер Петровской Кунсткамеры. СПб., 1996. Вып. 4–5. С. 262– 275.

Дридзо А.Д. Путешествуя на «Сармьенто» // Латинская Америка.

2000. № 12. С. 89–93.

Лукин Б.В. Хуан Амброзетти и его связи с русскими этнографами // СЭ. 1965. № 4. С. 129–138.

Танасийчук В.Н. Русские студенты в Южной Америке // Наука и жизнь. 1966. № 1. С. 123.

Танасийчук В.Н. Вторая российская экспедиция в Южную Америку (1914–1915) // Труды государственного музея истории Санкт-Петербурга.

Вып. 6. «Петербуржец путешествует». СПб., 2001. С. 134–142.

Танасийчук В.Н. Пятеро на Рио Парагвай. М., 2003.

Шпринцин Н.Г. Материалы русских экспедиций в Южную Америку, хранящиеся в архиве АН СССР и Институте этнографии // СЭ. 1947.

№ 2. С. 187–194.

Шпринцин Н.Г. Шаванты (Из материалов русской экспедиции в Юж ную Америку в 1914–1915 гг.) // Краткие сообщения Института этногра фии АН СССР. Вып. II, 1952. С. 47–55.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ИАН — Императорская Академия наук ВИ — Вопросы истории МАЭ РАН — Музей антропологии и этнографии им. Петра Ве ликого (Кунсткамера) РАН ПЛДР — Памятники литературы Древней Руси ПМА — Полевые материалы автора РАН — Российская академия наук Рос. НИИ — Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия СПбФА РАН — Санкт-Петербургский филиал Архива Россий ской академии наук СЭ — Советская этнография ТНИИЯЛИ — Тувинский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории ЭО — Этнографическое обозрение Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН СОДЕРЖАНИЕ От редактора.................................................................................... НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: РОССИЯ Ю.Ю. Карпов. «Борьба плуга и овцы». Некоторые аспекты колонизационных процессов в степных районах Северо-Восточного Кавказа в новейшее время............... НА РУБЕЖЕ XX И XXI ВЕКОВ.

ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: ЗАРУБЕЖЬЕ Ю.В. Иванова-Бучатская. О народных способах лечения болезней у приазовских албанцев.................................. Д.С. Ермолин. Календарный поминальный цикл приазовских албанцев в балканском контексте................................... Р.Р. Рахимов. Один день полевой работы (Страницы из дневника поездки 2010 г. в Центральную Азию)..... М.А. Янес. По старым адресам..................................................... Н.Ч. Таксами. Некоторые черты системы современного жизнеобеспечения оленеводов региона Инари, Финляндия........................................... Н.Г. Голант. Материалы по погребально-поминальной обрядности жителей юго-западной Румынии.............. А.А. Новик. Украшения арбрешей Италии................................ И.Ю. Котин. Индийско-пакистанский этнический анклав «Карри Майл» в Манчестере............................ О.В. Соколова. Заметки об экспедиции в Южную Америку......................................................... Е.С. Соболева. Возрождение текстильных ремесел в Восточном Тиморе...................................................... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В.А. Кисель. Двадцатый год исследований на Вавилинском Затоне в Туве...................................... Ю.Ю. Шевченко. Древнейший пещерный первохристианский храм Поднестровья и его прототип.............................................................................. МЕТОДИКА ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ А.К. Касаткина. Музейные фотографии как инструмент полевой работы:

краткий опыт использования......................................... ИСТОРИЯ ЭКСПЕДИЦИЙ С.А. Корсун. Академические экспедиции I века в Америку........................................................................ НАШИ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ И ИХ НАСЛЕДИЕ Пётр Краснопёров. ВОРШУД (главная святыня вотяцкого шалаша)......................................................... Полевые дневники С.В. Геймана (1914–1915 гг.)..................... Список сокращений.................................................................... Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН Научное издание МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МАЭ РАН Выпуск Редактирование М.А. Ильиной Корректор Л.Г. Амбросенко Компьютерный макет Р.А. Морозовой Подписано в печать 11.07.2011. Формат 60 84/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Гарнитура Times Ne Roan. Усл.печ л. 18. Уч.-изд. л. 20.

Тираж 200 экз. Закакз № 18.

МАЭ РАН 190034, Санкт-Петербург, Университетская наб., Отпечатано в ООО «Издательство “Лема”»

199004, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., 24.

Тел. 323-67-74, e-ail: izd_lea@ail.ru ISBN 978-5-88431-223- 9 785884 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-223-4/ © МАЭ РАН

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.