авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) СибиРСКий СбоРниК — ...»

-- [ Страница 5 ] --

Эти предложения были своевременными. Несмотря на факт совершения крещения и русификаторскую деятельность церкви (что фактически вело к принятию коренными жителями нового образа жизни), это не означало, что аборигены-язычники сразу же становились христианами. Получив русские имена и фамилии и нося на шее кресты и образа, коренные жители Курильских островов с трудом воспринимали догматы Русской православной церкви, порой просто не понимая того, что говорилось на незна комом для них языке, хотя от обряда крещения они не отказыва лись. В. М. Головнин писал, что перед русскими айны лишь при творяются христианами. Если же, по его словам, речь заходила об их древних обрядах, то на все вопросы они давали такой ответ:

«Почем нам знать? Мы живем как русские, у нас Бог один и госу дарь один» [Головнин 1961: 430]. Для того чтобы вновь обращен ные в православие молились осмысленно, нужно было дать им образование, а для этого необходимы были школы. Помимо зада чи искоренения невежества среди аборигенов, школа готовила бы и собственные кадры из числа местного населения, проповедни ков, сборщиков ясака, учителей.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди айнов... С прибытием на Камчатку миссии архимандрита Иосафа Хо тунцевского начинается новый этап в распространении правосла вия на Курилах. Посещения камчатских священников и проведе ние всех религиозных обрядов на островах становятся более или менее регулярными. К 1745 г. число крещенных на Курилах до стигает 174 человек. В 1746 г. там побывал священник Филипп Волков, окрестивший 28 человек, в 1747–1749 гг. иеромонах Иоасаф Свияжцев, посетив Шумшу и Парамушир, окрестил 56 человек. После этого в своем докладе он сообщил, что на этих островах «всех жителей 208 человек и все они христиане». Сле дующий обряд крещения на Шумшу был совершен в 1753 г. Ми хаилом Сивцовым. Он окрестил 27 айнов, прибывших с дальних островов. Побывали на островах и священники Роман и Федор Верещагины, крестившие жителей Усишира, дважды посетил острова протоиерей Стефан, после него поездку совершил про тоиерей Никифор.

Во время пребывания проповеднической миссии архимандри та Хотунцевского стараниями камчатских миссионеров для детей аборигенов стали открываться школы. В 1747 г. крещеные ку рильцы через тойона4 острова Шумшу Сторожева потребовали и для себя «равного наставления в вере с новокрещеными камча далами». Они хотели, чтобы на островах была открыта школа и здесь находился бы постоянный священник. Это желание соот ветствовало и чаяниям церкви, которые позже нашли свое отра жение в предложенной Н. И. Ильминским системе образования аборигенов. В ней речь шла о том, что «школы для инородческих детей должны содействовать сближению аборигенного населения с русским на основе идейного религиозного объединения...

Важно, чтобы в православие было обращено сразу целое поколе ние» (цит. по: [Ипатьева 2001: 57]).

Однако священник на острова послан не был, а вот школа на Шумшу была открыта. Помимо обучения грамоте, ее учитель на делялся полномочиями священника. Вначале школа находилась в неприспособленном для ведения занятий помещении, и только Старейшина рода.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 156 М. В. Осипова с постройкой на острове часовни5, куда школа была переведена, она заработала надлежащим образом. Первым учителем стал ка зак Шергин, владевший айнским языком и хорошо знавший обы чаи айнов. Но он попытался обложить жителей поборами, что вы звало жалобы с их стороны. В 1752 г. Шергина сменил казак Бережной, а в 1755 г. учителем был назначен казак Рожнов. Эта школа просуществовала с перерывами почти сто лет. В год ее за крытия, в 1785 г., в ней обучалось 17 мальчиков-айнов. Ее вы пускники, как и задумывалось, становились в дальнейшем учите лями, сборщиками ясака, тойонами.

Присутствие православной церкви на островах ощущалось повсюду. На Кетое аборигены практически все были крещеные, причем уже не в первом поколении, знали молитвы, говорили по русски, умели читать, осознавали свою принадлежность Россий скому государству и его монарху. Жители Симушира встретили членов экспедиции В. М. Головнина словами: «Русские ли вы и тому же служите белому царю?», на Расшуа офицерам была показана грамота с изображением герба Российской империи, выданная айнам иркутским губернатором от имени Екатерины II, «в коей обнадеживались жители в покровительстве со стороны российского правительства» [Головнин 1961: 382–392].

На исключительную роль церкви в жизни айнов с российских островов указывали и японские путешественники и исследовате ли. Так, Хонда Тосиаки, собравший обширную информацию о русских, живших на Курилах, сетовал на то, что они слишком мягко, в отличие от японцев, обращаются с айнами, вследствие чего молодое поколение аборигенов обращается в православную веру, отходит от обычаев своих предков и принимает образ жизни русского населения. По свидетельствам другого японца, побывав шего на Итурупе, айн на вопрос о том, чему он научился у рус ских, прежде всего ответил, что те дали ему веру, иконы и научи В разных источниках человек, построивший часовню, — купеческий приказчик, занимавшийся морским зверобойным промыслом с 1752 по 1756 гг., — назван разными именами. В записях протоиерея Громова — это Семен Кузьмин, у Б. П. Полевого он Семен Лом, а у историка Рыжова — Ломаев [Громов 1857: 53–54;

Полевой 1982: 90;

Рыжов 1960: 54].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди айнов... ли молиться [Полевой 1982: 141, 145]. Могами Токунаи был обеспокоен процессом русификации айнского населения, свиде телем которого он стал во время своего путешествия на Курилы;

главную роль в этом он отводил православной церкви. Исследо ватель рассказал о своей встрече на Итурупе со знакомым айн ским старейшиной, который «прекрасно владел русским языком и даже состоял в каких-то родственных отношениях с русскими... был крещен в русской церкви, принял русское имя и совсем обрусел» [Симадани 2003а: 9]. Неудивительно, что отношение русских к северным айнам привлекало аборигенов южных ку рильских островов (мохнатых курильцев). Ведь ничего подобно го на их островах не было. Здесь не было церквей, школ, японцы считали их людьми «второго сорта». Поэтому жители Итурупа через курильцев Усишира выразили свое желание креститься. Но русские власти на это не пошли, опасаясь ухудшения и без того непростых отношений с Японией. Осознавая всю важность и в то же время опасность процесса христианизации аборигенов остро вов, находящихся в ведении Японии, Могами Токунаи, в проти вовес православным святыням, первым из японцев соорудил на острове буддийскую усыпальницу [Симадани 2003б: 8].

С 1828 г. начинается третий и, по сути, окончательный этап процесса распространения православия среди аборигенного на селения Курильских островов. Главой камчатских церквей стано вится протоиерей Константин Шастин. Ему поступила жалоба курильцев на то, что они, «быве в вере неизвестной, затем по про изволению Божию, приняли веру христианскую», не могут от правлять религиозные обряды по причине отсутствия священни ка. Жители Курил просили протоиерея или прислать священника, или самому посетить острова. Но визиты священников на Кури лы были сопряжены с большими финансовыми тратами, церков ные иерархи неоднократно обращались за помощью к светской власти, так как самостоятельно камчатский приход организовать поездки на Курилы не мог. Главной причиной было отсутствие достаточных средств. Несмотря на обширную территорию, кото рая была в ведении камчатского прихода, население было ма лочисленным и доходы церкви небольшими. Светские власти, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 158 М. В. Осипова в свою очередь, тоже ссылались на обременительность для казны и налогоплательщиков поездок такого рода. Однако в 1829 г.

Шастин изыскивает средства и отправляет на Шумшу и Параму шир соборного священника Фирста Зырянова. Из его отчета из вестно, что на островах он застал только 38 человек, на обоих островах были обустроены молитвенные юрты, и курильцы зна ли начальные молитвы. За время своего пребывания он «молился с ними, всех исповедал, приобщил святых таин и оставил на память Новый Завет с русским переводом и русскую Псалтир».

Последнее посещение островов священниками с Камчатки со стоялось в 1833 г. Указом консистории от 19 января 1833 г. им был «окончательно воспрещен вход на острова Курильские» [Громов 1857: 69]. Этому предшествовали следующие события.

В 30-х гг. XIX в. на Курилы пришла базирующаяся на Алеут ских островах торгово-промышленная Российско-Американская компания (РАК). В конце XVIII в. купец и мореплаватель Г. И. Шелихов уже предпринимал попытку освоения Курил. Он основал на Урупе русское поселение, которое получило название «Курилороссия». На месте этого поселения и была учреждена фак тория РАК. Руководство компании посчитало, что будет более це лесообразным причислить курильскую паству к одному из прихо дов, расположенных на территории РАК, а именно — к атхинскому.

Это объяснялось тем, что в отличие от камчатских священников, которые имели возможность посещать лишь два первых острова гряды, священники компании могли на ее судах «обозревать, на зидать и сподоблять таинствами и жителей островов отдаленных», не вводя церковь и власти в дополнительные расходы. Архи епископ Иркутской епархии Мелетий согласился с этими довода ми, и в 1836 г. его преемник, архиепископ Иннокентий, дал согла сие на причисление Курильских островов к Атхинскому приходу.

Через четыре года происходят серьезные изменения и в самом управлении дальневосточными церквями: в 1840 г. учреждается Камчатская епархия, в состав которой входят и церкви, располо женные на территории РАК. Епископом вновь учрежденной епар хии назначается выдающийся просветитель народов российского Дальнего Востока митрополит Московский и Коломенский Инно Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди айнов... кентий (Вениаминов), епископ Камчатский, Курильский и Алеут ский. По рекомендации святителя Иннокентия, в 1825 г. в Атху в качестве священника был отправлен Иаков (Яков) Нецветов6, в чье ведение перешла паства Курильских островов. В. О. Шубин, опираясь на дневниковые записи самого Я. Нецветова, которые тот вел в период с 1828 по 1842 гг., говорит о четырех его посещениях Курил. Первая поездка в 1834 г. была ознакомительной. Отец Иаков побывал на Шумшу, Симушире и Урупе. Через четыре года, в 1838 г., он привез с собой на Шумшу походную церковь и необхо димую церковную утварь для проведения богослужений. В это по сещение им были собраны сведения о количестве родившихся и умерших после 1834 г., составлены списки всех жителей с указа нием возраста. Согласно этой переписи, на островах проживало 93 айна — 46 мужчин и 47 женщин.

Желание иметь на островах собственную церковь все же не оставляло их жителей7. В 1837–1838 гг. ими добровольно была собрана и продана пушнина на сумму 4135 руб. На эти деньги были закуплены иконы и церковная утварь для часовни на Шум шу, которая в 1839 г. была доставлена Я. Нецветовым из Ситки.

В 1840 г. часовня при активном участии алеутов и айнов была собрана и освящена. Тогда же местные жители уже в который раз высказали просьбу прислать им постоянного священника и даже брали на себя обязательства по его содержанию, но малочислен ность населения островов (айнов — 99, а с русскими и алеута ми — 212) не позволила этого сделать. Часовня же действовала и после 1877 г., когда алеуты и часть айнов после передачи остро вов Японии были вывезены на Камчатку [Шубин 1999: 153–154;

Вахрин 1993: 169].

Нецветов Яков Егорович — родился в 1802 г. на острове Атка, одном из Алеутских островов. Его отцом был Егор Васильевич Нецветов, русский, служащий РАК, матерью — Мария Алексеевна, алеутка с острова Атки.

Выпускник Иркутской духовной семинарии, он был учеником и питомцем миссионерской деятельности святителя Иннокентия. Отец Иаков стал первым туземцем Аляски, рукоположенным в священный сан.

К ним относились не только айны, но и работники РАК — русские, алеуты и кодьякцы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 160 М. В. Осипова В 1867 г. деятельность РАК была свернута, а сама компания ликвидирована. К тому времени на островах, принадлежавших России, осталось не более 200 человек, причем айнов — пример но половина из указанного числа. А в 1875 г. Россия заключает Петербургский договор о передаче Курил под юрисдикцию Япо нии. В этот промежуток времени посещений православными свя щенниками островов не было [Шубин 1992а: 3–4, 11].

Согласно Петербургскому договору, коренные жители Курил имели статус не просто подданных России, а «природных жите лей». Относительно них в декларации к договору имелся пункт «г», в котором природным жителям указывалось, что они не име ют права сохранять прежнее подданство, если хотят остаться жить там, где жили. Часть айнов с Урупа, Симушира и Шумшу — всего 12 человек — решили остаться подданными России и были вывезены на Камчатку, большинство же аборигенов пожелало остаться на островах и стать японскими подданными8 [Шубин 1992б: 18, 21–22]. Эти люди в количестве 97 человек были затем переселены в специально построенный поселок на о. Шикотан.

Айны, православные не в одном поколении, сохраняя привер женность православной вере, при переезде на новое место жи тельства взяли с собой иконы из часовни, которые поместили в шикотанскую церковь. Последние сведения о православных богослужениях относятся к 1891 г., когда на остров приезжал рус ский православный священник из Хакодатэ [Шубин 1999: 153– 154;

Сноу 1992: 111].

Подводя итог вышеизложенному, необходимо еще раз подчерк нуть, что, несмотря на крайне неблагоприятные условия, в кото рых осуществлялась миссионерская деятельность Русской право славной церкви на Курильских островах, а именно: суровый кли мат, труднодоступность мест компактного проживания айнов, острая нехватка кадров священнослужителей и практически пол ное отсутствие церквей на островной территории, РПЦ выполни Айны, скорее всего, хотели просто остаться жить на своей земле, они не знали о планах японцев об их переселении — это стало для курильцев трагедией, они очень тосковали по своим северным островам. Г. Сноу говорит о том, что из 97 переселенцев к 1891 г. в живых осталось 59.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди айнов... ла свою миссию по христианизации жителей новоприсоединен ных земель. Деятельность РПЦ способствовала процессу актив ного взаимодействия разных народов и установлению межнацио нальных контактов на означенной территории, церковь взяла на себя просветительскую функцию, организовав на Курилах начальную школу. Помимо этого, священники оказывали и по сильную медицинскую помощь аборигенному населению. Дея тельность РПЦ строилась в основном на добровольности и ува жительности к обращаемым в православие айнам, иначе они не сохранили бы своей веры вплоть до середины ХХ в. Можно ска зать, что приспособление к чуждой айнам русской культуре произошло. К сожалению, в результате политических событий процесс интеграции айнской и русской культур был прерван.

Библиография Вахрин 1993 — Вахрин С. И. Предыстория Камчатской епархии // Краеведческие записки. Петропавловск-Камчатский, 1993. Вып. 8.

С. 162–169.

Головнин 1961 — Головнин В. М. Путешествие на шлюпе «Диана» из Кронштадта в Камчатку, совершенное под начальством флота лейтенан та Головнина в 1807–1811 годах. М., 1961.

Громов 1857 — Громов П. В. Историко-статистическое описание Камчатских церквей: Слова и речи. СПб., 1857.

Ипатьева 2001 — Ипатьева А. А. Организация миссионерской дея тельности Русской православной церкви на Дальнем Востоке России во второй половине XIX — начале XX века // КБ. 2001. № 2. С. 36–74.

Полевой 1982 — Полевой Б. П. Первооткрыватели Курильских островов: Из истории русских географических открытий на Тихом оке ане в XVIII в. Южно-Сахалинск, 1982.

Полонский 1994 — Полонский А. С. Курилы // КБ. 1994. № 3. С. 3–86.

Рыжов 1960 — Рыжов А. Н. Из истории открытия, исследования и освоения Сахалина и Курильских островов // Сахалинская область:

Сб. ст. Южно-Сахалинск, 1960. С. 43–90.

Свод законов б. г. — Свод законов Российской империи. T. 1, ч. 1, p. 1. [Электронный ресурс]. URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/ 669/16/html.

Симадани 2003а — Симадани Р. Могами Токунай // КБ. 2003. № 1.

С. 3–19.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 162 М. В. Осипова Симадани 2003б — Симадани Р. Могами Токунай // КБ. 2003. № 4.

С. 3–19.

Сноу 1992 — Сноу Г. Записки о Курильских островах // КБ. 1992.

№ 1. С. 89–127.

Шубин 1992а — Шубин В. О. Курильские острова в период 1867– 1877 гг. // КБ. 1992. № 4. С. 3–14.

Шубин 1992б — Шубин В. О. Новые материалы о переселении «ку рильцев» на Камчатку // КБ. 1992. № 4. С. 15–36.

Шубин 1999 — Шубин В. О. Миссионерская деятельность сподвиж ника И. Е. Вениаминова священника Якова Нецветова на Курильских островах // Вестник Сахалинского музея. 1999. № 6. С. 151–155.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Л. Р. Павлинская НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Особенности формирования Российской империи наиболее отчетливо проявляются при сравнительном анализе ее становле ния и развития с такими же процессами в истории образования других империй. Однако исследований, в которых рассматрива лось бы образование империй в сравнительном плане, крайне мало. Имеется огромное число работ, посвященных истории соз дания отдельных империй — Римской, Османской, Монгольской, Российской, Британской, но все они изучались как явления, от носительно изолированные. В то же время существуют как еди ные законы формирования, развития и гибели империй, несмотря на то что они возникали в разные исторические эпохи и в разных географических пространствах, так и особенности их формиро вания, обусловленные множеством факторов. Изучение их пред ставляется более надежным лишь в сравнительном плане.

Задача данной публикации состоит не столько в разработке этой сложной темы, сколько в желании привлечь к ней внимание историков и этнографов. Для последних она имеет особое значе ние, так как в основе образования, развития и разрушения импе рий лежат этногенетические процессы, на что впервые обратил внимание Сергей Михайлович Широкогоров [Широкогоров 2002:

106], а позднее доказал Лев Николаевич Гумилев [Гумилев 1990].

Впервые сравнительный анализ двух империй — Монголь ской и Российской — был предпринят группой русских ученых, оказавшихся после Октябрьской революции в эмиграции. Это были лингвист и этнограф князь Н. С. Трубецкой, географ и эко номист П. Н. Савицкий, философ и богослов Г. В. Флоровский, музыковед и публицист П. П. Сувчинский, историки Л. П. Карса вин и Г. В. Вернадский, юристы Н. Н. Алексеев и В. Н. Ильин.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 164 Л. Р. Павлинская Именно им принадлежит создание евразийской теории и обосно вание такого понятия, как «историческая Евразия», ставшего столь популярным в конце XX — начале XXI в. Эта плеяда уче ных провозгласила себя евразийцами. В основе их теории, соз данной в результате широкого комплексного анализа географии, этнической, социальной и политической истории, культуры, язы ка, религии и философии стран Европы и Азии, лежало отри цание идеи универсальности историко-культурного прогресса и главное — признание уникальности и самоценности каждой этнической культуры [Исход к востоку 1921].

Центральное место в евразийской теории занимали Россия и сам ход русской истории. Русское государство и русский народ евразийцы рассматривали в плане их кардинального отличия от романо-германского (европейского) мира, их национально-куль турной особости, рожденной в историческом сплаве восточно славянского и туранского этнических массивов, сыгравших основную роль в возникновении Московской Руси. Под «туран цами» понимался широкий круг народов, принадлежащих к ура ло-алтайской языковой семье. Становление этой самобытной этнокультурной общности стало возможным в особом геогра фическом пространстве, границы которого на западе проходят по р. Неман до устья Дуная, на востоке — по побережью Тихого океана, а на юге — по Кавказским горам, Памиру, Тянь-Шаню и Великой китайской стене. Именно эту территорию, за исключе нием некоторых маргинальных областей, и заняла Россия, вклю чив как восточноевропейские, так и многие азиатские народы, образовав некий срединный между Европой и Азией мир, непо хожий в географическом, культурном, этническом и психологиче ском отношениях ни на одну из соседних частей Старого Света.

Этот мир был назван евразийским, а само пространство — Евразия–Россия [Трубецкой 1999: 225–227].

Важной составляющей евразийской теории была идея о пре емственности Российского государства и державы Чингисхана, а движение монголов рассматривалось ее авторами как началь ный этап строительства континентальной империи под названи ем Евразия, впоследствии блестяще завершенного русскими.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи Дальнейшее развитие евразийская теория получила в трудах Льва Николаевича Гумилева, который фактически первым напи сал историю Евразии, подтверждая научным анализом огромного фактологического материала основные положения евразийцев.

Однако если евразийцы первенство в оформлении этнокультур ного пространства исторической Евразии признавали за Чингис ханом и монголами, пусть даже отводя большую роль в этом про цессе тюркским народам, Гумилев раскрыл его во всей полноте исторической действительности, показав закономерность форми рования и развития этого пространства на протяжении более двух тысячелетий — от хуннской эпохи до сложения Российской дер жавы.

Тем не менее и евразийцы, и Гумилев основное внимание уде ляли анализу преемственности сменяющих друг друга на протя жении второго тысячелетия евразийских империй и очень мало интересовались изучением различий, которые были характерны для каждой из них. Эти различия были обусловлены многими факторами, прежде всего уровнем стадиального развития, хозяй ственно-культурным типом и степенью развитости религиозного самосознания.

Рассматривая роль географического фактора в истории Мон гольской державы имперского периода, П. Н. Савицкий писал:

«Степная полоса — становой хребет ее истории. Объединителем Евразии не могло быть государство, возникшее и оставшееся на том или другом из речных ее бассейнов, хотя как раз водные пути и способствовали тому, что на них культура Евразии достигала своего высшего развития. Всякое речное государство всегда находилось под угрозой со стороны перерезавшей его степи. На против, тот, кто владел степью, легко становился политическим объединителем всей Евразии» [Савицкий 1995: 258].

Однако это важное положение не совсем применимо к Россий ской империи, которая включала пространства тундры, тайги, ле состепи и степи. Эта существенная особенность российского эта па в строительстве исторической Евразии была обусловлена тем, что в нем принимали участие два близкородственных, но в то же время имеющих определенные различия этноса — великороссы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 166 Л. Р. Павлинская и казаки. Месторазвитием, или кормящим ландшафтом, первых были пространства северной лесной части Восточной Европы, вторых — степи ее южных пределов [Ключевский 1997: 259–263;

Гумилев 1992: 176]. Казаки сыграли исключительную роль в ста новлении Российского государства, так как им (и только им) при надлежала заслуга овладения степными просторами Евразии. Хо зяйственно-культурный тип (далее — ХКТ) казачества, возникший в сплаве земледелия и скотоводства, преимущественно коневод ства, отличался такими чертами, как военный тип поселения и общий военизированный тип социальной организации, высокая степень сплоченности населения, обусловленные постоянной угрозой со стороны соседей-кочевников, а главное — высокая культура наездничества, в чем особенно ярко проявился тюрк ский, кочевнический компонент их этно- и культурогенеза. Имен но эти особенности ХКТ казачества позволили России включить в свой состав степной регион Евразии, в то время как великорос сы освоили ее лесные и таежные пространства.

Если говорить о «становом хребте» Российской империи, то им являлась лесостепь и прилегающие к ней лесная, южно таежная и степная зоны, то есть та экологическая ниша, в которой могло развиваться земледелие — основной вид хозяйственной деятельности государствообразующего этноса.

Преемственность в истории этих двух империй евразийцы видели прежде всего в той ясной, простой схеме государствен ного строительства Московской Руси, в которой, так же как и в империи Чингисхана, «и государственные идеологии, и ма териальная культура, и искусство, и религия были нераздельны ми частями единой системы — системы, теоретически не выра женной и сознательно не формулированной, но, тем не менее, пребывающей в подсознании каждого и определяющей собой жизнь каждого и бытие самого национального целого» [Тру бецкой 1999: 155]. Эта устойчивость мировосприятия являлась основой и государственного строительства, и психологического принятия четкой государственно-политической системы с про стой вертикальной иерархией власти, и беспрекословного под чинения низшего уровня высшему, и прочного сохранения своей Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи культурной доминанты в условиях широкого этнокультурного взаимодействия.

Но представленный Н. С. Трубецким анализ основы преем ственности в историческом развитии двух империй в отношении империи Монгольской был справедлив только применительно к эпохе самого Чингисхана, точнее, к периоду возвышения вели кого хана и обустройства им своей мощной державы. Период этот был весьма кратким. Разделенная по завещанию самого Чингис хана на четыре улуса (владения) между его сыновьями, Великая империя монголов в середине XIV в., после свержения Юаньской династии, прекратила свое существование, образовав ряд само стоятельных государств-княжеств [История МНР 1983: 179].

Процесс дробления Монгольской империи постоянно набирал силу. Так, огромный улус старшего сына Чингисхана Джучи, из начально включавший земли на запад от Иртыша, низовья Аму дарьи и Сырдарьи, а несколько позднее волжские степи и Русь, уже в конце XIII — начале XIV в. разделился на Золотую (на бе регах Волги), Белую (на Иртыше) и Синюю (от Тюмени до Ара ла) Орды, а в XV в. он и вовсе стал дробиться на сравнительно мелкие государственные образования. В среднем течении Волги возникло Казанское ханство, в нижнем — Астраханское, в Крыму обособилось Крымское ханство. В причерноморских и при каспийских степях до Аральского моря кочевала Ногайская Орда.

В Западной Сибири на берегах Тобола, Ишима и Иртыша раски нулось Сибирское ханство, а северной части Восточной Европы возникла Московская Русь [Любавский 1996: 257–258].

Иначе складывалась ситуация в империи Российской: чем больше она расширяла свои владения, тем больше усиливалась централизация власти. Причины этого лежали и в особенностях ХКТ, и в уровне стадиального развития, что наиболее ярко про явилось в системе наследования власти. Разделение территории и населения Монгольской империи между сыновьями Чингисха на привело к разрушению единой линии наследования. И хотя оно продолжало оставаться в пределах «золотого рода» Чингис хана, но шло уже по четырем ветвям, что постепенно отдаляло друг от друга и правящую элиту, и само население каждого мон Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 168 Л. Р. Павлинская гольского государства-улуса. В Российской империи наследова ние власти также сохранялось в рамках «царского рода», но четко определяло передачу правления всей империей от отца к старше му сыну, за исключением некоторых «смутных» периодов ее истории. Управление же отдельными областями находилось в ру ках представителей правящей элиты, но было ограничено опреде ленным сроком и не предполагало наследования. Такая система цементировала единый государственный аппарат и ставила всех его представителей в полную зависимость от царской власти.

Существенные различия присутствовали и в системе терри ториально-административного управления двух империй. Как известно, основой Монгольского государства являлось военно административное устройство, созданное Чингисханом. Он раз делил все население Монголии на два крыла: правое (барун-гар) и левое (дзун-гар), каждое из которых состояло из туменов, вклю чающих 10 тыс. воинов, а они, в свою очередь, делились на тыся чи, сотни и десятки [Великая яса 2009: 468]. Таким образом, наи меньшей военно-административной единицей была группа аилов, обязанная выставлять десять воинов, а самой крупной — владе ние, дававшее хану возможность мобилизовать 10 тыс. человек.

Эта же система действовала применительно к населению дру гих областей развивающейся империи, которое также включа лось в ряды монгольской армии [Там же: 470]. Однако в отноше нии территорий с главным образом земледельческим населением эта система достаточно быстро прекратила свое существование, сохраняясь какое-то время только в среде скотоводов-кочевников и дольше всего на территории самой Монголии [Далай 1983: 64].

Сам же административный аппарат при Чингисхане был очень незначительным и состоял из нескольких десятков чиновников.

Таким образом, захватив огромную территорию, в которую вошли и такие развитые государства, как Северный и Южный Китай (Цзинь и Сун), Хорезм в Средней Азии, Иран и Ирак на Ближнем Востоке, и древнерусские княжества на западе, и тюрк ские кочевые народы Великой степи, монголы не смогли создать единого административно-территориального управления своей империей. Это явилось одной из причин того, что как единое го Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи сударство, охватывающее территорию от Тихого океана до вос точноевропейских лесов, оно просуществовало менее века, рас павшись затем на независимые государства-улусы. Пространства Монгольского Алтая входили в улус потомков сына Чингисхана Угэдэя. Этот улус в начале XIV в. слился с улусом потомков дру гого сына Великого Монгола — Чагатая, который включал терри торию Средней Азии к востоку от Аму-Дарьи, Семиречье и пред горья Тянь-Шаня. Улус старшего сына Джучи лежал к западу от Иртыша, охватывая Хорезм, кыпчакские степи, Поволжье, Север ный Кавказ и Крым. В русских летописях и позднейшей литера туре он получил название Золотой Орды. Западная часть Средней Азии, Иран, Ирак и Закавказье составили улус внука Чингисхана Хулагу, называемый в литературе государством ильханов [Все мирная история 1957: 522]. В каждом из этих улусов постепенно складывалась своя система административно-территориального управления, основанная на сложившихся здесь еще до монголов традициях.

Центральное место в этом конгломерате государств занимала империя Юань, в которую входили собственно Монголия, Маньч журия и Китай (1271–1368). Это был коренной улус великих ханов, управляемый потомками младшего сына Чингисхана — Тулуя. Именно он первые десятилетия своего существования сохранял определенный контроль над остальными улусами, но удержать их в подчинении длительное временя правителям ди настии Юань не удалось.

Однако и в плане территориально-административного управ ления империя Юань не была единой. Вскоре в этом государстве образовались две столицы — исконная столица Великой империи в собственно Монголии Каракорум и основанный первым ханом монгольской династии Юань Хубилаем на территории Китая го род Даду (Ханбалык). При этом на территории Монголии оста вался очень незначительный по численности государственный чиновничий аппарат, созданный во времена Чингисхана, в то вре мя как в Китае он не только разрастался на всем протяжении существования империи, но и изначально повторял китайскую систему управления [Далай 1983: 61]. Юаньские правители ста Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 170 Л. Р. Павлинская рались поддерживать уже ставшее в определенной степени види мостью единство своей империи, проводя торжества возведения очередного хана на престол в обеих столицах. Таким образом, уже само включение территории Китая в состав Монгольской им перии во многом предопределило ее развал. Несколько в ином, но, тем не менее, близком ключе протекали процессы дезинтегра ции Великой империи Чингисхана в других ее частях, где ранее существовали развитые земледельческие государства. Происхо дило это потому, что система управления, заложенная в основу своей державы Великим Монголом, работала только в обществе скотоводов-кочевников и не давала устойчивости в обществах иного ХКТ. Так, русские княжества почти полностью сохранили собственную систему управления. Нововведения монголов здесь сводились только к тому, что хан Золотой Орды назначал (давал ярлык) главного князя, отвечавшего за сбор дани и порядок во всех княжествах [Гумилев 1992: 125–127].

На территории, в частности, Китая монголы были вынуждены сохранить и местный принцип административно-территориаль ного деления, и государственный аппарат. При формировании всей административной структуры Юаньского государства была взята за основу старая китайская система, предложенная основа телю династии хану Хубилаю китайским чиновником Хао Цзи ном в специальном документе, который назывался «Предложение о создании системы управления» [Далай 1983: 45]. Вся террито рия Китая и Маньчжурии была разделена на 10 провинций, во главе которых стояли правители, министры их помощники, назначаемые из знатных монгольских родов. Верховная власть находилась в руках хана, но под его началом был создан Великий императорский секретариат — высший орган управления, то есть центральное правительство. Начальником его назначался наслед ник престола. В составе правительства было шесть министерств с большим штатом чиновников. Кроме того, было создано еще два учреждения, ведавших вопросами внешней политики и кон тролем за деятельностью чиновников [Там же: 46–47]. Таким об разом, на территории империи Юань выстроилась система управ ления, свойственная развитому государству с земледельческой Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи культурой. При этом в иерархической лестнице чиновничьего аппарата лишь верхние ее ступени занимали монголы, большая же ее часть была занята китайцами.

На территории самой Монголии сохранялась система управле ния, созданная Чингисханом. Продолжали существовать тумены, тысячи и сотни, которые теперь разделялись на высшие, средние и низшие, и в них на всех постах служили монголы [Там же: 61].

Следовательно, за пределами собственно монгольской террито рии империи административная система Чингисхана не имела со циально-экономической базы и достаточно быстро начала давать сбои или вообще не могла быть применена.

Совершенно иначе складывалась система административно территориального управления новыми землями в Российской им перии, где она являлась естественным продолжением устройства Московского государства, хотя в отдельных регионах и имела свои особенности, обусловленные местными традициями управ ления. Основной единицей этой системы являлся уезд, оформле ние которого менялось во времени по мере продвижения русских в сопредельные пространства Евразии. Вновь занятые земли при соединялись сначала к уже существующему уезду, а по мере рас ширения территории на его окраине создавали новую админи стративную единицу.

Этот процесс можно рассмотреть на примере административ но-территориального обустройства Сибири, которой постепенно «прирастала» Московия. Размеры уездов на территории Сибири, правда, сильно отличались друг от друга. И связано это прежде всего с природно-ландшафтными условиями сибирского про странства.

Семнадцать из двадцати сибирских уездов XVII в. располага лись в лесостепной, степной и южно-таежной зонах. Все осталь ное пространство сибирской тайги и тундры вмещалось в три уезда, которые по своим размерам почти в четыре раза превыша ли остальные семнадцать. Это объясняется тем значением лесо степи и прилегающих к ней степных и южно-таежных про странств, которые эта область Сибири занимала в государственной экономике.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 172 Л. Р. Павлинская Для Московской Руси лесостепной пояс Сибири стал прежде всего той естественной природной базой, которая позволила при ступить к созданию многонациональной державы. Лесостепной ландшафт был той природно-географической средой, в которой русские смогли развить свой тип хозяйства (земледелие и животно водство), сосредоточить значительную часть русского населения, заложить прочную основу своей культуры и государственности.

Поэтому если в целом Сибирь и являлась периферией по отноше нию к европейской части Российской империи, то в самой Сибири лесостепной регион был ее центром, ее житницей, позволившей русским прочно утвердиться в Северной Азии. В силу этих причин административно-территориальная разработка лесостепной поло сы с прилегающими к ней южно-таежными и степными районами приобрела наиболее дробную, но в то же время и тщательную про работанную форму. Именно здесь сосредоточились основные ад министративные центры Российского государства в Сибири и, сле довательно, вся система государственной власти, здесь развивалась и сельская, и городская культуры, образуя основной хребет русской государственности. Именно поэтому в лесостепной полосе Москва создавала небольшие, компактные, легко управляемые уезды, со вершенствуя их оформление на протяжении всего XVIII в. Таеж ные и тундровые пространства Сибири оставались вплоть до конца XIX в. фактически вне сферы интенсивного экономического и культурного влияния русских. Эти регионы, за исключением речных долин, оставались приоритетными для автохтонного сибирского населения. Поэтому, установив здесь политическое господство и умело подключив к управлению местные властные структуры, Москва не испытывала необходимости выстраивать здесь собственный разветвленный административный аппарат, а отсюда и не возникало потребности устроения большого числа уездов как административно-территориальных единиц.

В то же время внутренняя административная структура уездов отличалась удивительно четким построением. Как и в европей ской части империи, его основной единицей была волость. Более того, это была единая система как для русского, так и коренного, так называемого ясачного, населения [Долгих 1960: 24].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи Эту волостная система хорошо видна на примере Березовско го уезда. Город Березов был основан в 1593 г. на левом берегу р. Сосьвы на месте остяцкого городка Сугмут-ваш. Большинство образованных здесь остяцких волостей носят географические названия, образованные от названий рек, — Казымская, Куно ватская, Сосьвенская, Ляпинская [Там же: 64–70]. Но именно тер ритории, прилегающие к речным долинам, являлись местом концентрации автохтонного населения, занимающегося рыбо ловством и охотой, каковым и являлись остяки. Здесь по речным долинам проживали субэтнические подразделения остяцкого эт носа. Конечно, в целом занимаемая остяками территория была разделена между тремя уездами, но все эти уезды входили в одно государство, и законы и порядки в их управлении практически не отличались. А вот внутреннюю структуру этноса русские власти старались всегда сохранить, определяя территорию каждой ясач ной волости в соответствии с исконными землями той или иной этнической группы. Более того, намеченные вначале формирова ния границы той или иной волости в дальнейшем часто уточня лись и изменялись, если они не соответствовали естественной территории расселения этнической группы, а иногда волость во обще передавалась в другой уезд в целях объединения субэтноса или этноса. Эта политика устроения Сибири сохранялась на про тяжении всего периода освоения региона русскими. Конечно, си стема административно-территориального управления со време нем менялась, развивалась вместе с развитием самого государства.

Вводились новые административные единицы (воеводства, на местничества), со временем они отменялись, но в целом система управления никогда не теряла цельности, и уездно-волостной принцип сохранялся на протяжении всего имперского периода в истории России.

Конечно, конкретное воплощение волостной и уездной систем не было идеальным и не всегда полностью соответствовало ре альным границам обитания всех коренных народов, прежде всего в силу подвижного или кочевого образа жизни и ведения хозяй ства многих из них. Тем не менее Москва стремилась как можно более точно соотносить систему государственного управления Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 174 Л. Р. Павлинская с расселением коренных народов. Более того, на протяжении все го XVIII и первой половины XIX в. российское правительство со вершенствовало свою административно-территориальную систе му управления огромной территорией государства.

Важной особенностью государственного обустройства Сиби ри было отсутствие в нем крупного частного землевладения и крепостной зависимости, в отличие от европейской части импе рии. Все земли региона являлись собственностью государства, а его население — и русские, и коренные народы — государствен ными подданными, они подчинялись единому административно му аппарату. Этот факт практически не анализировался историка ми в плане его роли в целостности империи, тем не менее он имел огромное значение для стабильности ее существования.

Особая роль в формировании Российской империи принад лежит православию. Оно являлось государственной религией и религией государствообразующего этноса. В этом и состоит существенная разница Монгольской и Российской империй. Как в Монгольской, так и в Российской империи на государственную службу принимались представители различных народов, что определялось толерантностью и монгольского, и русского этно сов. Но если в Монголии каждый член государственного аппарата мог придерживаться своих религиозных убеждений, то в России он должен был принять государственную религию. И если на первом этапе переход в православие был формальным, то через одно-два поколения потомки становились истинно православ ными. Следовательно, весь многоуровневый государственный аппарат Российской империи был скреплен единым религиозным сознанием, что прочными узами связывало его с государствоо бразующим этносом.

Таким образом, недолговечность единой Монгольской импе рии и длительное существование Российской естественным образом кроются в существенном различии уровней их стадиаль ного развития, хозяйственно-культурных типов, единстве религи озного самосознания и этнопсихологии монгольского и русского этносов. Тем не менее, казалось бы, на первый взгляд неправо мерное сравнение этих держав на самом деле ставит проблему Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Некоторые особенности формирования Российской империи изучения как общих законов формирования империй на разных исторических этапах и в разных природно-ландшафтных зонах Старого Света, так и тех особенностей, которые были присущи каждой из них.

Библиография Великая яса 2009 — «Великая яса» // Чингисиана: свод свидетельств современников / Пер., сост. и коммент. А. Мелехина. М., 2009. С. 463– 477.

Всемирная история 1957 — Всемирная история: в 10 т. М., 1957. Т. 3.

Гумилев 1990 — Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1990.

Гумилев 1992 — Гумилев Л. Н. От Руси до России. СПб., 1992.

Далай 1983 — Далай Ч. Монголия в XIII–XIV веках. М., 1983.

Долгих 1960 — Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. М.,1960. (Тр. Ин-та этнографии им. Н. Н. Миклухо Маклая. Новая серия;

Т. 55).

История МНР 1983 — История Монгольской Народной Республики.

М., 1983.

Исход к востоку 1921 — Исход к востоку: Предчувствия и сверше ния: Утверждение евразийцев: Сб. ст. София, 1921.

Ключевский 1997 — Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций в трех книгах. М., 1997. Кн. 1.

Любавский 1996 — Любавский М. К. Обзор истории русской колони зации. М., 1996.

Савицкий 1995 — Савицкий П. Н. Географический обзор России–Ев разии // Мир России — Евразия. М., 1995. С. 254–276.

Трубецкой 1999 — Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999.

Широкогоров 2002 — Широкогоров С. М. Избранные работы и мате риалы. Владивосток, 2002. Ч. 2: Этнос: Исследование основных прин ципов изменения этнических и этнографических явлений.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Р. Ю. Почекаев К ВОПРОСУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ УСТРОЙСТВЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ И ПОСТОРДЫНСКИХ ГОСУДАРСТВ:

ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ОСЕДЛЫМ И КОЧЕВЫМ НАСЕЛЕНИЕМ Одной из особенностей золотоордынской цивилизации иссле дователи единогласно признают уникальное сочетание кочевой и оседлой культур, хозяйственных укладов. Правда, до сих пор этот аспект изучался преимущественно с социально-экономиче ских позиций. Мы намерены рассмотреть вопрос о том, как это сочетание отразилось в государственно-правовой сфере, — на примере административного устройства Золотой Орды и пост ордынских государств. Ряд вопросов по этой тематике в свое вре мя был исследован И. Н. Березиным, Г. С. Саблуковым, Г. А. Фе доровым-Давыдовым, В. В. Трепавловым, однако некоторые аспекты все же остаются не до конца выясненными.

Вся территория Монгольской империи составляла собствен ность «золотого рода» Чингизидов, каждый из которых имел пра во на владение определенным уделом, соответствовавшим его месту в семейной иерархии. Кроме того, улусы и хуби жалова лись также за службу военачальникам и представителям племен ной аристократии. Именно эти правовые принципы позволили Б. Я. Владимирцову в свое время сформировать теорию «кочево го феодализма» [Владимирцов 2002: 406 и след.]. «Кочевого», по тому что главной ценностью считалась не территория, а населе ние улуса, тогда как земля представляла собой всего лишь ареал для кочевания определенного количества подданных того или иного степного аристократа. В оседлых же регионах главной цен ностью являлись именно земельные владения, что и вызывало Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН К вопросу об административном устройстве Золотой Орды... коллизии административно-территориального характера. В ре зультате вхождение в состав Золотой Орды оседлых регионов вы звало коллизии между административно-территориальной систе мой, созданной Чингисханом (на основе правовых традиций более ранних тюрко-монгольских государств), и управленчески ми традициями мусульманского оседлого мира.

Впрочем, подобные затруднения в свое время были преодоле ны уже самим Чингисханом и его ближайшими преемниками, ко торые поделили оседлые территории (так же, как и кочевые) на тумены, тысячи, сотни, десятки — в соответствии с максималь ным количеством воинов, которых каждая такая административ ная единица должна была выставить в случае войны. По неко торым сведениям, на тумены («тьмы») делились также русские и кавказские земли, находившиеся в вассальном подчинении у ханов Золотой Орды [Вернадский 2000: 224–225, 229–234;

На сонов 2002: 235–236]. Эта система оказалась достаточно эффек тивной. Это подтверждается тем, что она продолжала действо вать и спустя века после смерти ее создателей — в Золотой Орде и государствах, являвшихся ее преемниками, а также в землях, позднее отторгнутых от Золотой Орды. Так, в южнорусской По долии, после того как этот регион был отвоеван у Золотой Орды литовскими князьями, институт сотников продолжал действовать и при новой власти [Хроника 1966: 56;


Вернадский 2000: 229– 234]. Это подтверждает точку зрения о том, что тумены и прочие вышеназванные административные единицы «десятичной систе мы» применялись в регионах проживания оседлого населения так же, как и в кочевых областях.

Разрешенное противоречие, тем не менее, не помогло избе жать определенного дуализма в административно-территориаль ной системе Золотой Орды (а впоследствии — и ее преемников), возникновение которого было связано с «реваншизмом» кочевой аристократии, проявившегося уже вскоре после смерти Чингис хана: родоплеменная знать вновь укрепила свои позиции и доби лась от ханов-Чингизидов возвращения прежних привилегий.

В результате в Золотой Орде наряду с административными еди ницами «десятичной системы» появились кочевые улусы, при Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 178 Р. Ю. Почекаев надлежавшие членам правящего рода Джучидов (каждый из которых в силу своего происхождения имел право на удел) и пред водителям наиболее могущественных племенных образований.

Ареал этих кочевых улусов мог ограничиваться территорией од ной «оседлой» административной единицы (чаще всего — туме на), но нередко мог располагаться и на территории нескольких — двух и более. Примерами подобных владений в Золотой Орде уже на раннем этапе ее истории являются упоминаемые в источниках улусы Сартака и Берке, Туга-Тимуридов в Синей Орде и Крыму и т. д. Тот факт, что эти владения являлись именно кочевыми, а не оседлыми, подтверждается сообщениями о том, что ордынские правители периодически «перетасовывали» эти улусы, заставляя их владетелей перебираться из одних регионов в другие [Рубрук 1997: 115;

Абуль-Гази 1996: 99–100]. В. В. Трепавлов полагает, что эти улусы соответствовали племенной общине или группе общин [История 2009: 186]. Однако более справедливой пред ставляется точка зрения Д. М. Исхакова: поскольку Чингисхан постарался разрушить племенное единство и сформировать ад министративные единицы из представителей разных родов и пле мен, население таких улусов могло обозначаться по имени своего предводителя — особенно если последний был в какой-либо сте пени связан с ханским родом [Исхаков 2009: 27–28].

Крупнейшими из таких уделов являлись, по-видимому, десять округов Золотой Орды, возглавлявшиеся так называемыми улус беками. Арабский автор XV в. ал-Калкашанди перечисляет следу ющие улусы: Хорезм, Дешт-и Кипчак, Хазар, Крым, Азов, Черкес, Булгар, Улак (Дунайская Болгария), Ас (или Солхат в Крыму), Рус [Григорьев, Фролова 2002: 282–292]. Статус этих территорий не до конца ясен. С одной стороны, есть сведения, что улус-беки назна чались на должность ханами: например, Узбек назначил могуще ственного кунгратского эмира Кутлуг-Тимура улус-беком Хорезма, и тот исполнял там судебные и административные функции [СМИЗО 2005: 235–237]. В период становления денежного дела Золотой Орды, то есть в 1240–1260-е гг., некоторые улус-беки даже выпускали монету с собственным именем, в частности, сохрани лись монеты крымского владетеля Тимур-Буги [История 2009:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН К вопросу об административном устройстве Золотой Орды... 576]. С другой стороны, эти улус-беки не упоминаются среди чи новников — адресатов ханских ярлыков, следовательно, можно сделать вывод, что они не обладали административными и финан совыми полномочиями. Полагаем, пост улус-бека в период расцве та Золотой Орды скорее представлял собой не столько реальную административную должность, сколько некий почетный титул, свидетельствующий о значительном положении его обладателя и расположении к нему со стороны хана. По-видимому, улус-беки не имели права собирать налоги на территориях, номинально им принадлежавших, а довольствовались тем, что поступало им из ханской казны — в соответствии с местом улус-бека в ордынской сановной иерархии (см.: [Владимирцов 2002: 396–397]). Впрочем, они имели право налагать на своих кочевых подданных определен ные повинности, о которых нам известно из более поздних источ ников: например, казахские ханы и султаны еще в XIX в. взимали со своих подданных «скот на зарез», «вареное мясо» и пр. [Мате риалы 1998: 185–186]. Полагаем, что эти сборы (которые невоз можно было получать из ханской казны, поскольку нужда в про визии была постоянной) взимались непосредственно улус-беками еще со времен Золотой Орды.

Такой дуализм в системе управления, в свою очередь, привел к тому, что кочевое и оседлое население облагалось разными налогами в качественном и количественном отношении. Так, с оседлого населения в ханскую казну взимался харадж (тагар) в размере 10 % от урожая сельскохозяйственных культур, тогда как с кочевого — копчур в размере 1 % от поголовья скота [РСб II 36;

Усманов 1979: 235;

Meserve 2005: 73–74]. Думается, на деле это отнюдь не означало, что кочевники находились в десятикрат ном выигрыше по сравнению с равными им по статусу жителями оседлых областей: скорее всего, остальные 9 % (разница между хараджем/тагаром и копчуром) взимались непосредственно в пользу улус-беков в виде вышеперечисленных сборов. Однако поскольку эти улусы не входили в официальную систему Золотой Орды, эти сборы, соответственно, не закреплялись ханскими ука зами, имея, вероятно, силу правового обычая и будучи отданны ми «на откуп» кочевой аристократии.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 180 Р. Ю. Почекаев На раннем этапе истории Золотой Орды улусы кочевых предво дителей были немногочисленны, ограничены по территории, и гла венство в них было в большей степени почетным титулом, нежели реальной должностью. Это подтверждает тот факт, что тумены (как воинские единицы) чаще всего комплектовались из всего на селения Золотой Орды, а возглавляли их не даруги, управлявшие соответствующей областью, а военачальники, назначавшиеся ха ном. Примеры тому известны из описаний войн Улуса Джучи с го сударством Хулагуидов (см.: [РСб III;

Камалов 2007]). Исключение могли составлять, по-видимому, пограничные тумены Золотой Орды, постоянно находившиеся под угрозой иностранного втор жения. Вероятно, в связи с этим они возглавлялись именно темни ками (которых можно считать предшественниками более поздних военных губернаторов). Таким образом, главы администрации приграничных областей являлись также и военачальниками, кото рые в случае военного вторжения могли быстро мобилизовать войска своего тумена и лично дать отпор врагу. В отличие от по граничных туменов, во главе которых стояли темники, в других административных единицах правили «даруги внутренних горо дов и селений» — под таким названием они фигурируют в ханских ярлыках (по статусу их можно приравнять к гражданским генерал губернаторам). Они, скорее всего, не возглавляли войска своих ту менов, а только осуществляли мобилизацию и передавали войска под командование ханских военачальников (см.: [Григорьев, Гри горьев 2002: 133–134;

Почекаев 2009: 106]). Военачальниками же в некоторых случаях могли быть и улусные владетели, однако далеко не всегда: статус владетеля автономного улуса или даже улус-бека не влек за собой предоставление права на командование золотоордынскими войсками. Нахождение Чингизида на государ ственной службе было столь необычным явлением, что могло най ти отражение даже в имени царевича — например, Токта-Муртад из рода Шибана являлся темником, отчего получил прозвище Та ма-Токта [История 2009: 244].

Со временем, по мере ослабления централизованной ханской власти, влияние и компетенция улусных владетелей существенно возросли и достигли своего пика в эпоху многолетней граждан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН К вопросу об административном устройстве Золотой Орды... ской войны в Золотой Орде, известной по русским летописям как «замятня великая» (1359–1380). В этот период некоторые улус беки вообще отказались признавать ханскую власть и провозгла сили свои улусы независимыми владениями. Наиболее известные среди них — Пулад-Тимур в Булгаре, Хаджи-Черкес в Хаджи Тархане (Астрахани), Хусайн-Суфи в Хорезме. Даже после вре менного усиления ханской власти и воссоединения Золотой Орды при хане Токтамыше улусные владетели сохранили свое влияние.

С этого времени в источниках упоминаются уже не армии под командованием ханских военачальников, а отдельные подразде ления под командованием того или иного Джучида или пле менного предводителя — Бек-Ярлык-оглана, Таш-Тимура, Текне ширина, Хайдара кунграта и др. (см.: [СМИЗО 2006: 234, 298, 320–321;

Исхаков, Измайлов 2007]). В результате ослабления центральной власти ханы лишились своей весьма важной преро гативы, являвшейся также значительным рычагом воздействия на членов правящего рода и племенную знать, — монополии на сбор налогов. В эпическом сказании «Идегей» встречаются, в частно сти, следующие строки: «У Барака, что был знаменит, Я забрал таможенный мыт» [Идегей 1990: 207]. На основании этого пасса жа В. В. Трепавлов обоснованно предположил, что хан Токтамыш для восстановления мирных отношений с мангытским беком Идигеем («Едигеем» русских летописей) мог уступить последне му право сбора налогов в подвластных ему областях [Трепавлов 2001: 76].


На рубеже XIV–XV вв. отдельные регионы (города и их окру ги) находились уже под управлением представителей не тюрко монгольской, а мусульманской администрации — наибов, раисов, кади и пр. Впрочем, термин даруга продолжал использоваться не только в поздней Золотой Орде, но и в Казанском ханстве и в бо лее поздние времена — после вхождения золотоордынских и постордынских территорий в состав России. Правда, он, по видимому, приобрел несколько иное значение, превратившись из названия должности в название самой административной едини цы, уровень которой также не вполне ясен (см.: [Вельяминов-Зер нов 1864: 5, 27, 32;

Галлямов 2004;

Рахимзянов 2009: 65, 73]).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 182 Р. Ю. Почекаев Судя по источникам, содержащим сведения о поздней Золотой Орде, существенную трансформацию претерпели и термины тумен/«тьма», тысяча и пр. Они продолжали применяться, но обозначали, вероятно, уже не административные единицы, нахо дившиеся под властью ханских наместников, а именно владения племенных предводителей — в зависимости от степени их могу щества: наиболее влиятельные становились темниками, менее значительные — тысячниками, сотниками и пр. На это указывает, в частности, такое явление, когда тумен вместо географического названия приобретает название по имени своего предводителя — например, «Яголдаева тьма» по имени эмира Яголдая из рода са рай, переселившегося в середине XV в. в Литву [Русина 2001].

Его «тьма» представляла собой, таким образом, не определенную территорию, а именно совокупность подданных, находившихся под его властью и перемещавшихся вместе с ним, то есть в тради циях монгольского «кочевого феодализма», а не имперского за конодательства, действовавшего в Золотой Орде. Вполне можно согласиться с выводом Г. А. Федорова-Давыдова о том, что «ту мены» поздней Золотой Орды стали практически неотличимы от улусов кочевых вождей [Федоров-Давыдов 1973: 111].

Кроме того, со временем в результате многочисленных междо усобиц и гражданских войн население этих единиц существенно сократилось, и названия тумен, тысяча, сотня нередко являлись лишь номинальными. Например, в так называемых «памятниках шайбанидского круга» описан эпизод сражения узбекского царе вича Мухаммада Шайбани с золотоордынским беком Конушем из племени кипчак: отряд Мухаммада Шайбани, насчитывавший человек, одержал победу над тысячей Конуш-бека [МИКХ: 20, 101]. По-видимому, упомянутая «тысяча» ненамного превосходи ла отряд узбеков, а сам Конуш являлся тысячником, будучи по статусу, очевидно, ниже, чем вышеупомянутый Яголдай.

Интересно отметить, что сочетание административных еди ниц «десятичной системы» и улусов племенных предводителей сохранилось и в ряде постордынских юртов. Так, в Казанском ханстве известны «даруги», то есть административные единицы под властью ханских наместников, и владения членов ханского Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН К вопросу об административном устройстве Золотой Орды... рода или влиятельных племенных предводителей. Даже в малень ком Касимовском ханстве, находившемся под сюзеренитетом Мо сковского государства, имелись административные единицы под властью ханских наместников и «беляки» (то есть бейлики) влия тельных племенных беков — так называемые «мещерские княже ства» [Ислам 2009: 46;

Рахимзянов 2009: 71–73].

Вышесказанное позволяет признать не вполне корректным мнение Г. А. Федорова-Давыдова о «срастании» в Золотой Орде монгольской кочевой аристократии и городской верхушки му сульманских регионов [Федоров-Давыдов 1973: 82]. Различные национальные и политические традиции не располагали к подоб ному процессу;

равным образом представители кочевой админи страции, даже управляя оседлыми территориями, продолжали четко блюсти и кочевой образ жизни, и родственные связи среди монгольской правящей верхушки. «Городская верхушка» была слишком низкородна для установления брачных связей с тюрко монгольской кочевой аристократией. Исключение составляли лишь авторитетные духовные лидеры — сейиды и ходжи, кото рые могли играть значительную роль и в политической жизни. Не случайно в постордынских государствах ходжи и сейиды стали единственными, кроме потомков Чингисхана, кто имел статус представителей «белой кости» (см.: [Исхаков 1997;

Кляшторный, Султанов 1992: 346 и след.]). Однако браки Чингизидов с ними преследовали цели не «срастания», а приобретения дополнитель ной легитимации своей власти в изменившихся социально-поли тических условиях, когда только происхождение от Чингисхана перестало считаться основным преимуществом в борьбе за трон.

Вышеизложенные предположения об эволюции терминов, относящихся к административному делению Золотой Орды и ее преемников, основаны на довольно скудных сведениях источни ков и нуждаются в дальнейшем подтверждении. Возможно, имеет смысл провести параллели в административном развитии госу дарств Джучидов с другими чингизидскими государствами.

В частности, яркий пример сочетания централизованной и улус ной систем управления являет собой Бухарское ханство, создан ное в начале XVI в. вышеупомянутым Мухаммадом Шайбани Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 184 Р. Ю. Почекаев (являвшимся, кстати говоря, наследником именно джучидских государственно-правовых традиций). Захватив тимуридские вла дения, этот монарх был вынужден выделить своим родичам, по могавшим ему в завоевании, часть регионов, однако в других об ластях он поставил наместников из числа своих доверенных лиц, также носивших титулы даруг или темников. Различия в статусе улусных владетелей и ханских наместников наиболее ярко про являлись во время боевых действий: войска наместников всецело подчинялись хану, тогда как улусные владетели нередко действо вали самостоятельно, иногда даже срывая планы хана [Ибн Руз бихан 1976: 125;

Мирза Хайдар 1996: 210]. Не удивительно, что Шайбани-хан использовал любой предлог, чтобы ограничить число улусных владетелей и передать подвластные им террито рии своим наместникам [МИКХ: 134].

Почему же, несмотря на существенные изменения в админи стративно-территориальном устройстве, в Золотой Орде и по стордынских государствах продолжали сохраняться институты темников, даруг и административные единицы «десятичной системы», пусть даже и утратившие первоначальное значение?

Думается, это можно в значительной степени объяснить «инерци ей», стремлением Чингизидов продемонстрировать преемствен ность традиций от своих более могущественных предшествен ников (см.: [Трепавлов 2009]). Выступая, таким образом, их легитимными преемниками, позднеордынские и постордынские монархи имели основания претендовать как минимум на часть ордынского наследия, в том числе и в отношении бывших под данных и вассалов золотоордынских ханов. Яркими примерами тому являются претензии на получение «выхода» с русских зе мель, находившихся под властью Москвы и Литвы, со стороны Крымского и Казанского ханств и даже со стороны Касимовского ханства, изначально созданного в качестве владения, вассального московским государям.

Библиография Абуль-Гази 1996 — Абуль-Гази-Бахадур-хан. Родословное древо тюрков / Пер. и предисл. Г. С. Саблукова // Абуль-Гази-Бахадур-хан. Ро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН К вопросу об административном устройстве Золотой Орды... дословное древо тюрков. Иоакинф. История первых четырех ханов дома Чингисова. Лэн-Пуль Стэнли. Мусульманские династии. М.;

Ташкент;

Баку, 1996. С. 3–186.

Вельяминов-Зернов 1864 — Вельяминов-Зернов В. В. Источники для изучения тарханства, жалованного башкирам русскими государями.

СПб., 1864.

Вернадский 2000 — Вернадский Г. В. История России: Монголы и Русь. Тверь;

М., 2000.

Владимирцов 2002 — Владимирцов Б. Я. Общественный строй мон голов: Монгольский кочевой феодализм // Владимирцов Б. Я. Работы по истории и этнографии монгольских народов. М., 2002. С. 295–488.

Галлямов 2004 — Галлямов Р. Ф. Чувашская административная даруга Казанского ханства: постановка проблемы, территориальный и этимологический аспекты // Культурные традиции Евразии. Казань, 2004. С. 249–254.

Григорьев, Григорьев 2002 — Григорьев А. П., Григорьев В. П. Кол лекция золотоордынских документов XIV века из Венеции: Источнико ведческое исследование. СПб., 2002.

Григорьев, Фролова 1999 — Григорьев А. П., Фролова О. Б. Геогра фическое описание Золотой Орды в Энциклопедии ал-Калкашанди // Тюркологический сборник 2001: Золотая Орда и ее наследие. М., 2002.

С. 261–302.

Ибн Рузбихан 1976 — Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман наме-йи Бухара («Записки бухарского гостя»). М., 1976.

Идегей 1990 — Идегей: Татарский народный эпос / Пер. С. Липкина.

Казань, 1990.

Ислам 2009 — Ислам в центрально-европейской части России: Эн циклопедический словарь. М., 2009.

История 2009 — История татар с древнейших времен: в 7 т. Казань, 2009. Т. 3: Улус Джучи (Золотая Орда), XIII — середина XV в.

Исхаков 1997 — Исхаков Д. М. Сеиды в позднезолотоордынских та тарских государствах. Казань, 1997.

Исхаков 2009 — Исхаков Д. Исторические очерки. Казань, 2009.

Исхаков, Измайлов 2007 — Исхаков Д. М., Измайлов И. Л. Клановая структура Улуса Джучи // История и культура Улуса Джучи 2006: Бер тольд Шпулер. «Золотая Орда»: традиции изучения и современность.

Казань, 2007. С. 108–143.

Камалов 2007 — Камалов И. Х. Отношения Золотой Орды с Хула гуидами. Казань, 2007.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 186 Р. Ю. Почекаев Кляшторный, Султанов 1992 — Кляшторный С. Г., Султанов Т. И.

Казахстан: Летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992.

Материалы 1998 — Материалы по казахскому обычному праву. Ал маты, 1998.

Мирза Хайдар 1996 — Мирза Мухаммад Хайдар. Тарих-и Рашиди.

Ташкент, 1996.

Насонов 2002 — Насонов А. Н. Монголы и Русь. История татарской политики на Руси. СПб., 2002.

Почекаев 2009 — Почекаев Р. Ю. Право Золотой Орды. Казань, 2009.

Рахимзянов 2009 — Рахимзянов Б. Р. Касимовское ханство (1445– 1552 гг.): Очерки истории. Казань, 2009.

Рубрук 1997 — Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные стра ны // Путешествия в восточные страны. М., 1997. С. 86–189.

Русина 2001 — Русина Е. Е. Яголдай, Яголдаевичи, Яголдаева «Тьма» // Славяне и их соседи. М., 2001. Вып. 10: Славяне и кочевой мир. С. 144–152.

Трепавлов 2001 — Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. М., 2001.

Трепавлов 2009 — Трепавлов В. В. Джучиев улус в XV–XVI вв.:

инерция единства // Золотоордынское наследие: Материалы Междунар.

науч. конф. «Политическая и социально-экономическая история Золо той Орды (XIII–XV вв.)», 17 марта 2009 г.: Сб. ст. Казань, 2009. Вып. 1.

С. 11–15.

Усманов 1979 — Усманов М. А. Жалованные грамоты Джучиева Улу са XIV–XVI вв. Казань, 1979.

Федоров-Давыдов 1973 — Федоров-Давыдов Г. А. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973.

Хроника 1966 — Хроника Быховца. М., 1966.

Meserve 2005 — Meserve R. I. The Griefs of the World // Altaica X. М., 2005. С. 66–81.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН В. Д. Пузанов РУССКАЯ СИБИРЬ И ОЙРАТЫ В XVII в.

В своем движении на восток в XVI–XVII вв. русские столкну лись с десятками народов, как уже известных им, так и открывае мых для себя впервые. Особую роль среди этих контактов играли отношения с кочевыми племенами, с которыми русские встрети лись на юге своих владений. Это время стало последней эпохой, когда кочевники могли представлять серьезную опасность для оседлого мира. Раньше русские имели постоянные отношения в основном с привычными для себя кочевыми группами Белой Орды (в нашей исторической науке ее принято называть Золо той), которые этнически и культурно являлись потомками кипча ков и находившихся здесь до них тюркских орд, подчинившихся монголам. Арабский автор XIV в. Эль-Омари писал, что после завоевания кипчаков монголами «они смешались и породнились с ними, и земля одержала верх над природными и расовыми каче ствами их, и все они стали точно кипчаки, как будто они одного рода, оттого что монголы поселились на земле кипчаков, вступа ли в брак с ними и оставались жить в земле их». В. В. Бартольд отмечал, что, в отличие от других кочевых нашествий в эпоху за воеваний монголов, на запад переселилось небольшое число ко чевников. В Белую Орду переселилось, по одним данным, только 4 тыс., а по другим — 9 тыс. монгольских семей [Бартольд 1968:

551]. Теперь русским пришлось вступать в отношения с ордами, о которых они могли только слышать.

Территория Западно-Сибирской равнины примыкает к одному из отрезков так называемой Великой степи, где во время завоева ния Россией Сибирского царства боролось между собой несколь ко кочевых союзов — ойраты, казахи и ногаи. Все они в по литическом и культурном отношениях были наследниками Монгольской империи. Ногаи — ближайшие соседи Сибирского Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 188 В. Д. Пузанов царства и союзники Кучума — уже ко второму десятилетию XVII в. были вытеснены из азиатских степей за Волгу ойратами.

В русской исторической науке было отмечено, что западные монголы называли себя ойратами, а термин калмыки — это на звание, данное ойратам тюркоязычными народами, через посред ство которых термин был усвоен и русскими в XVI–XVII вв.

Позднее термин калмыки (в значении «отделившийся» от основ ной массы) был принят волжской группой ойратов, отделившихся от остальных монголов в XVII в. [Очерки 1967].

Ойраты были известны в исторической литературе с XI– XII вв., будучи одним из племенных объединений монголов.

В империи монголов ойраты управлялись своими владетельными князьями, мало выделяясь из общей массы монгольских пле мен. Ойраты участвовали в завоеваниях монголов. В XIII–XIV вв.

несколько тысяч ойратских семей жили в Иране. В эпоху распа да империи монголов и изгнания их из Китая в 1368 г. ойраты первыми из монгольских племен выступили против ханов Мон голии.

В результате с XV в., по мнению И. Я. Златкина, можно гово рить о выделении ойратов из среды монгольских племен и фор мировании особой этнической общности — ойратской народно сти с рядом этнографических отличий. Под влиянием тюркских языков формируется особый ойратский язык, который окон чательно выделился из монгольских языков к началу XVII в.

В XVII в., в эпоху контактов с русскими, у ойратов появляются особый алфавит и литературный язык. В состав ойратов вошли многие монгольские племена, позднее — группы тюрков, фин нов, кавказцев и славян. Ойраты обладали значительными воен ными силами [Очерки 1967: 54–61].

В это время ойратам пришлось вести войну на три фронта, в результате чего их положение стало достаточно тяжелым.

В XVI в. княжества Монголии объединяются. В 1587 г. ойратам удалось объединиться и разгромить монгольское войско в 40 тыс.

человек. Однако борьба ойратов с монголами на этом не закончи лась. В конце XVI в. знать Халхи нанесла ряд поражений ойра там. В это время Халха была объединена династией, известной Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН Русская Сибирь и ойраты в XVII в. в России как род Алтын-ханов. В конце XVI в. ряд поражений нанесли ойратам казахи.

По данным П. С. Преображенской, в конце XVI в. начинаются передвижения ойратских племен из Западной Монголии на тер риторию Южной и Западной Сибири [Там же: 80]. В XVII в.

ойраты совершают экспансию в трех направлениях — на восток, запад и юг. В 1618 г. хан торгоутов Урлюк с р. Иртыша перешел на верховье рек Ишима, Тобола и Эмбы. В 1630 г. Урлюк прибыл к берегам р. Волги, подчинив обитавшие на р. Яик тюркские пле мена. В это время улус Урлюка насчитывал 50 тыс. кибиток. Ко гда улус Урлюка расположился от Яика до Волги, ойраты знали, что эти земли принадлежат белому царю — правителю Русского государства. Однако Урлюк занял их, не спрашивая разрешения у Москвы.

Степные пространства Западно-Сибирской равнины на протя жении XVII в. становятся частью ойратского мира, раскинувше гося от озера Кукунор до р. Волги. Характерно, что отряды ойра тов принимали участие в таких важных событиях на восточной и западной окраинах Евразии, как взятие Пекина маньчжурами в 1644 г. и бои под Веной в 1683 г.

Наиболее важными для Сибири XVII в. стали отношения с ойратами. К тому времени Россия имела большой опыт посто янных отношений с кочевниками. Традиции и институты кочево го общества оценивались через призму своих порядков, и кочев ники, хотя свидетельств об этом мало, также рассматривали Россию по аналогии со своим социальным устройством.

Русские Сибири хорошо знали культуру ойратов. Русские слу жилые люди Сибири отмечали высокий уровень военного искус ства калмыков. Юрий Крижанич, в 1661–1667 гг. живший в ссыл ке в Тобольске, писал, что о военном деле калмыков и монголов «люди рассказывают нам чудеса». Крижанич относил строй кал мыков к гусарскому, писал, что они носят копье, саблю, лук, латы, кольчуги, прикрывая доспехами локти и бедра. Надо отметить, что гусарами Крижанич считал тяжелую конницу. В битве калмы ки гнали перед собой скот, разрушая военный порядок противни ка. В это время у кочевников востока распространялись пищали.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-227-2/ © МАЭ РАН 190 В. Д. Пузанов По данным Ю. Крижанича, на юге Сибири монголы, кроме тра диционного оружия кочевников, имели пищали. Русские люди Сибири в 70-е гг. XVII в. отмечали, что главным оружием калмы ков остался лук, но среди них распространялись и пищали.

По данным, изложенным в одной русской географической работе XVII в., хан Джунгарии и его тайши за 15 дней собирали в улусах армию в 100 тыс. всадников. По данным европейского путешественника, в 1660-е гг. побывавшего в Сибири, армия ойратов достигала 80–100 тыс. человек. Тобольский служилый человек, историк и географ Сибири Ремезов писал, что калмыки воевали только на конях, «а безконному сражению так необык новенны, что совсем его не знают». Обычным оружием были саадаки, копья и сабли, «по большой части военное у них пла тье» — панцири, доспехи, шишаки и поручни. В тактике калмы ков главная роль отводилась первому нападению: «…в сраже нии с первого напуску весьма жестоки, а ежели так сперва не удастся одержать победу, тогда будут весьма уступчивы» [Опи сание Сибири 1907: 381;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.