авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |

«ФРАНЦИЯ БОЛЬШОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ Москва AArOP"f~ эксмо 2008 УДК 94(44)(03б) ББК б3. 3(4Фра)я2 ...»

-- [ Страница 11 ] --

В данной ситуации испытывать фортуну никак не стоило - вой­ ска Лиги вскоре объединились. Король заперся в Париже. Шла ар­ тиллерийская перестрелка (ядра, пущенные со стен, пролетали уже до 4 километров!). Осажденные делали вылазки, нападали на враже­ ских фуражиров. По Сене продолжалось интенсивное судоходство, и столица не знала недостатка в провианте. Воевать особого желания ни у кого не было, ежедневно по челов~к пере бегало из ста­ 10- на в стан. Однажды в предрассветной туманной полумгле бургунд­ ские дозорные принесли весть, что из Парижа высыпало несметное Войско. Лагерь Лиги оживился, все спешно хватали оружие и строи­ лись близилась развязка, ясно было, что противник решился на битву. Воодушевление и тревожное ожидание сменились злой доса­ дой: взошло солнце, туман испарился, и вражеское войско оказалось зарослями высоченного чертополоха.

~ ~-----------.~~ 371 ~~~.----------~ Пора было идти на мировую. Бургундец требовал исцелить его незаживающую рану вернуть города на Сомме. Друтой Карл, коро­ левский брат, требовал себе богатейшее Нормандское герцогство. Ос­ тальные участники Лиги тоже чего-нибудь хотели. Король упирался не­ долго в конце концов удовлетворил практически все требования.

Он знал, что делал. Лишь бы сиятельные оппозиционеры расста­ лись! Умение перессорить противников было его сильнейшим оружи­ ем. Не зря же он не жалел денег на шпионов и «агентов влияния» при чужих дворах, стремился иметь полную информацию о всех влия­ тельных людях в соседних государствах и об обстановке в них.

Между его братом, изготовившимся вступить в права герцога Нормандского, и графом Бретонским возникли недоразумения, он их ловко довел до враждебности и ввел свои войска в Норман­ дию. Изгнав брата, он сразу же привлек к себе тамошних влиятель­ ных людей, оделив их землями или льготами.

Карл Смелый вынужден был любоваться на это издалека, он был занят восставшим Льежем. Это была тяжелая и кровавая борь­ ба, горожане бились упорно, хотя надежды на успех у них было мало.

А тут скончался Филипп Добрый, и его наследнику надо было при­ нимать все бразды правления.

*** На следующий год король собрал в Туре Генеральные штаты и на них было решено, что Нормандия ни при каких обстоятельствах не может быть отчуждена от королевского домена. Ее несостоявше­ муся сеньору назначили годовую пенсию в тысяч ливров, с чем тот и согласился.

Следующим шагом Людовика был поход на Бретань. Французы быстро овладели пограничными замками, и герцог Франциск не стал искушать судьбу. По условиям мира, он признал свою ленную зави­ симость, вернул все приобретения, сделанные в результате выступ­ ления Лиги, и обязался порвать союз с БургундиеЙ.

Только тогда собрался, наконец, приступить к действиям изба­ вившийся от прочих забот Карл Смелый его войско вступило на французскую территорию. Но герцог быстро осознал, что его союз­ ники оставили его, выйдя из борьбы. Людовик же рассчитал, что сей­ час самый подходящий момент предложить переговоры. При этом он выказал полное доверие к Карлу, заявив о согласии встретиться на его территории.

~--------------.~§ 372 ~~.--------------~ и тут Людовик допустил явную промашку. Когда он при­ был в бургундский стан в Пе­ ронне, где был торжественно встречен и удобно размещен в предоставленном ему замке пришли вести все из того же Льежа. Город, к великому гневу Карла, опять восстал, хотя после недавно закончившейся войны с ним герцог казнил многих влия­ тельных гражан и приказал сне­ сти крепостные стены. На этот раз горожанами был схвачен епископ Льежа и буквально рас­ терзано несколько его прибли­ женных: уличная толпа развле­ калась тем, что перебрасывала друг другу окровавленные кус­ ки их тел.

Правда, у льежцев была от­ говорка: мол, они ничего не име­ Кр естьяне зuмой ют против герцога, их враг­ епископ. Но это было слабым (Братья Лuмбурги) оправданием. Главное же, что вызвало ярость Карла, толпу подстрекали люди короля Людовика, и это было неопровержимо. Государь, отправляясь во вражеский стан для переговоров, похоже, позабыл о миссии этих своих посланцев.

Ближайшее будущее не сулило Людовику ничего хорошего. Карл приказал окружить королевскую резиденцию и никого оттуда не вы­ пускать под тем предлогом, что там были украдены драгоценно­ сти. Так продолжалось три дня. Королю уже мерещилось мрачное подземелье, а то и скорая расправа. Он торопливо оделял деньгами всех приближенных герцога, кто мог бы оказать ему какое-то по­ кровительство.

После совещания со своими людьми и долгого ночного разду­ мья Карл прошел в покои короля. Его требованиями были : Людо­ вик соблюдает все условия 'договора с Лигой и отправляется вместе с ним в поход на Льеж. Возражать было трудно, но королю хватило самообладания добиться того, что его брат получит не Нормандию (очень кстати было постановление штатов), а Шампань и некоторые ~ ~--------------.~~ 373 ~~.--------------~ соседние земли. Впрочем, и это было большой потерей: Шампань ле­ жит недалеко от Парижа, а кроме того, она становилась связующим звеном между всеми бургундскими землями (до этого Люксембург был на отшибе).

Король действительно сопровождал герцога в его походе на Льеж, и это было для него унижением. Горожане бились мужествен­ но, но были побеждены. В последний момент большинству их уда­ лось покинуть город, но тысячи людей стали жертвами сильных мо­ розов. Находили матерей, замерзших вместе с крепко прижатыми к груди младенцами. Кроме того, некоторые окрестные рыцари, желая выслужиться перед победителем и поживиться, проявили шакалью повадку: они во главе отрядов набрасывались из своих замков на бег­ лецов, убивая и захватывая в плен ради выкупа. Карл приказал сжечь в городе все дома - пожар был чудовищный, а также разрушить все кузницы - чтобы там не ковали больше оружие.

Наконец, король был отпущен в свою столицу. Верные парижане не упустили случая поиздеваться над своим повелителем: они научи­ ли попугаев и сорок кричать «Перонн! Перонн!» (напомню, так на­ зывался городок, где Людовик провел несколько тревожных дней и ночей в гостях у бургундского герцога).

Еще удача для Франции, что в Англии в это время шла граждан­ ская война Алой и Белой розы, а то она вполне могла вмешаться и попытаться повернуть вспять колесо истории.

*** Но, простите за банальность, смеется тот, кто смеется послед­ ним а Людовик на шесть лет пережил своего более молодо­ - XI го врага.

Войдя во вкус военных и политических успехов, Карл стал те­ рять чувство меры и вообще голову. В этом он всегда проигрывал французскому королю тот был человеком сугубо практичным и трезвомыслящим. Герцога же повело на свершение планов масшта­ ба чрезвычайного (по словам де Коммина, «и пол-Европы его бы не удовлетворили» ).

Впрочем, некоторые основания для такого самомнения у него были. Помимо надежд на победы своего оружия, - по договорам и по системе династических связей он мог иметь виды на Прованс, Са­ войю, Миланское герцогство. Германский император вполне мог про­ возгласить его королем.

Сына у Карла не было, была дочь Мария и он сделал ее ко­ зырем в своей игре по-крупному. Многие добивались ее руки, и гер - - - - - - - -.*~ 374 ~~. ------~.{ цог никому не отказывал. Но не более того обнадеженные женихи становились его союзниками или по крайней мере могли считаться таковыми, а любящий отец напряженно прикидывал, на каком бы альянсе остановиться. Это был нелегкий выбор: ведь среди соиска­ телей был и брат французского короля Карл. Сам же Карл Смелый не прочь был видеть Марию замужем за наследником император­ ского престола Максимилианом (забегая вперед, так и случилось­ но после его смерти).

Помимо всего прочего, бургундский герцог был женат третьим браком на сестре английского короля Эдуарда (хотя тот был из IV дома Йорков, которых Карл Смелый ненавидел - он состоял в бли­ жайшем родстве ~ их заклятыми врагами Ланкастерами). Впрочем, англичанин побаивался, как бы его зять не перемудрил: выдай тот свою дочь за брата французского короля, и тогда, при определенном несложном раскладе, под боком у Альбиона могла сложиться такая держава, что хоть в Америку беги (а ее к тому же еще не открыли.

И на Сибирь Ермак двинулся только сто лет спустя). Возможно, одна­ ко, Эдуард опасался напрасно. Насчет Франции Карлу Смелому было желательно, чтобы там было шесть королей, а не один.

Но Людовик быстро поумерил пыл героя. Брату он передал не Шампань, а более отдаленную Гиень. Потом (в 1470 г.) собрал в Туре своих нотаблей (высших духовных иерархов и светских вельмож), пожаловался им на обиды, нанесенные ему бургундцем, и попро­ сил освободить его от клятвенных обязательств соблюдать Перонн ­ ский договор.

Освобождение он получил, и сразу перешел в наступление: Кар­ лу Смелому было отправлено повеление явиться на суд Парижского парламента как непокорному вассалу. Это было объявлением войны.

Французская армия вступила в Пикардию и быстро овладела теми самыми конфликтными городами на Сомме: Амьеном, Сен-Канте­ ном и другими.

Но и герцог не медлил с ответом. К тому же он получил извес­ тие о довольно странной скоропостижной кончине королевского бра­ та Карла и о том, что король приступил уже к захвату владений по­ койного в Гиени.

Бургундцы вступили во французские пределы и повели войну, которую современники назвали грязной. Армия сжигала все на сво­ ем пути.

В Неле стоял небольшой гарнизон из вольных стрелков. Когда в город вошел герольд герцога с требованием о сдаче, его убили. Тем ).

не менее, капитан стрелков попросил о перемирии и после его уста.*~ ~~. новления отправился на переговоры. Договориться не удалось, и то­ гда защитники подстрелили еще двух бургундцев. Теперь время слов прошло. Герцог потребовал, чтобы правительница города мадам де Нель удалилась куда подальше со своими приближенными, а остав­ шихся ждала страшная участь. После штурма была учинена резня.

Кто не погиб сразу, тот или был повешен, или у него отрубили руки.

Уцелели только те немногие, кого почему-то пожалели победители.

Затем герцог Карл направился в Нормандию там близ Руа­ на он должен был объединиться с бретонским войском. Но король Людовик предусмотрительно ублажил разумнейшего из советников бретонского герцога, в результате с тем был заключен мир и он ос­ тался в стороне. Бургундцы по пути В Нормандию надолго задержа­ лись, безуспешно осаждая Бове, что стоило им больших потерь. Ко­ гда же они оказались наконец у стен Руана никаких союзников там не было..

Нормандская столица была одной из мощнейших твердынь во всей Франции, взять ее было мало надежд к тому же приближа­ лась зима, а в армии уже начинался голод. Карл Смелый отправился восвояси, привычно поджигая все подряд.

Вскоре король и герцог заключили перемирие. Людовик пришел к мудрому выводу, что худший враг Карла это он сам, и надо про­ сто предоставить ему свободу действий: он сам погубит себя безу­ держной жаждой захватов. В отличие от короля, «он чем больше впу­ тывался, тем больше запутывался» (де Коммин).

*** К тому все и пошло. Герцог Бургундский ко всем своим заботам добавил еще и германское направление.

Там у него был уже некоторый недавний опыт. Молодой герцог Адольф Гельдернский заполучил свой титул, когда зимней ночью вы­ тащил старика-отца из спальни, заставил пройти босиком несколько лье по морозу и упрятал в сырой подвал замка. За обиженного всту­ пился его шурин герцог Клевский, и разгорелась война.

Карл Смелый вмешался: как признанный авторитет в вопросах чести, он попытался при мирить вызволенного из заточения отца с жестокосердным сыном и призвал и.х к себе об этом его просил и папа римский. Но сцена разыгралась в худших традициях рьщар­ ских времен : разгневанный старик вызывал отпрыска на поединок, а тот заявлял, что скорее бросит родителя в глубокий колодец и сам прыгнет следом, чем уступит ему хоть что-нибудь.

)~----------.~~ 376 ~~.-----------~ В конце концов, молодой герцог решил сбежать в свои владения, переодевшись французом, но в результате сам угодил в узилище, за­ хваченный своими врагами. Старый же господин, восстановив, на­ конец, свои законные права, завещал все свои владения герцогу Бур­ гундскому - И тот вскоре присоединил к своим и без того огромным владениям еще и Гельдерн.

Карлу это понравилось. Он рассудил, что император человек не из храбрых, дела вассалов его как бы и не касаются, и наметил сле­ дующий объект своей экспансии: ни много, ни мало как славный го­ род Кельн. Формальный повод для вмешательства он поддержи­ вал одного из претендентов на освободившееся место архиепископа Кельнского. А дальше у него на очереди были другие города по Рей­ ну вплоть до принадлежащей ему Голландии.

Но сначала надо было взять сильную крепость Нейс, что близ Кельна. А в ней стоял большой гарнизон ландграфа Гессенского, тоже выдвигавшего своего кандидата в кельнские архиепископы. Герцог втянулся в долгую осаду.

*** Остается только гадать, о чем он при этом думал или что на него нашло. Ведь складывал ась блестящая расстановка сил для проведе­ ния куда более многообещающей операции. Дело в том, что ему уже удалось договориться с Эдуардом Английским о совместных дей­ ствиях против Франции. В Англии произошла временная стабили­ зация, и тамошнему королю было просто необходимо объединить все силы нации, направив их против исторического внешнего вра­ га. К тому же ждала огромная пожива и французскими провин­ циями, и золотом.

Весной 1475 г. в Кале (единственное lнглийское владение на кон­ тиненте) переправилась армия, равная которой еще никогда не пере­ секала Ла-Манш. Королю Людовику было направлено послание дав­ но знакомого содержания: передать свое королевство его законному владельцу на этот раз Эдуарду - IV.

К антифранцузскому союзу готов был присоединиться бретон­ ский герцог, оставалось только дождаться подхода хваленых бур­ гундских войск. И что же? Карл будто окаменел под Нейсом. А между тем в противостояние с ним втягивались и другие немецкие князья.

Герцог Лотарингский напал на Люксембург, швейцарцы в союзе с верхнерейнскими немецкими городами (такими, как Базель и Страс­ бург - теперь они отнюдь не немецкие) тоже вторглись в смежные с ними бургундские области и разорили их.

.*§ ~~. - Излишне говорить, что король Людовик не дремал. Он сразу же вступил в переговоры с императором, всячески настраивая его на борьбу с бургундцами. Однако тот чувствовал, что эти уговоры не без подвоха: скорее всего, француз хочет стравить империю с Бур­ гундией, оставаясь по возможности в стороне. Поэтому, когда Лю­ довик предложил, чтобы оба государя не шли с Карлом Смелым ни на мир, ни на перемирие, а побыстрей бы разгромили его и забрали себе свои законные земли, находящиеся в ленном владении у бур­ гундца император не спешил действовать. В ответном послании Людовику он не без иронии напомнил о басне про дележ шкуры не­ убитого медведя, а также о том, что давно бы пора выслать 20 ты­ сяч обещанных французских кавалеристов. Людовик же лишь начал незначительные военные действия в бургундской Пикардии - для того, чтобы склонить Карла хотя бы к перемирию.

Между тем время шло, и шло оно явно не на пользу врагам Франции. Англичане были в недоумении, почему так ведет себя их союзник. А Людовик стал подкатывать и к ним: обещал компенси­ ровать все расходы на военную экспедицию и прибавить еще нема­ ло на обратную дорогу - лишь бы они по быстрее убрались к себе за пролив.

Наконец, Карл Смелый снял осаду с Нейса (когда тот был уже на­ кануне сдачи). Но теперь его блестящая полгода назад армия находи­ лась в плачевном состоянии. Она понесла большие потери, была голод­ на, измождена и оборвана. Поэтому герцог направил ее на дерзнувшую напасть на него Лотарингию - чтобы она отдохнула в ее пределах, привела себя в порядок и пограбила. Сам же с небольшой свитой от­ правился в Кале к английскому королю - кормить его обещаниями.

Но англичане быстро разобрались, что к чему: в настоящий мо­ мент у герцога Бургундского боеспособной армии нет, а приближает­ ся осень. И вскоре между королями Англии и Франции был заключен мир. Условия были не обременительны для Людовика (а обремени­ тельные он всегда умел обойти) : денежное содержание для англий­ ской армии вплоть до отплытия ее на родину (а задерживаться ни­ какого резона не было) и женитьба сына Людовика Карла на дочери Эдуарда Елизавете (мальчику было пять лет, а девочке девять). На про корм новобрачной полагались доходы с области Гиень или их твердый эквивалент.

Договор подписывали в Амьене. Перед этим при бывшему туда английскому отряду французы выкатили триста бочек доброго вина воины здорово перепились, но серьезных инцидентов не было. Потом встретились государи в беседке посреди плавучего моста, специально ради такого дела наведенного через Сомму.

.*~ ~~.

378.( Грамоты были подписаны, после чего состоялась небольшая бесе­ да. Эдуард пожелал, чтобы Карлу Бургундскому было послано второе предложение перемирия (одно он уже горделиво отверг), а бретон­ ского герцога, показавшего себя надежным союзником английского короля, не трогали бы..

Людовик со всем согласился, можно было разъезжаться по сво­ им столицам. Перед этим, правда, придворные английского монарха намекнули его французскому собрату, что их государь не отказался бы от предложения посетить Париж. Но тот под благовидным пред­ логом отклонил такую честь, а в кругу близких людей объяснился по этому поводу: «Он необычайно красив, этот король, и безмерно любит женщин. А в Париже он может найти какую-нибудь красот­ ку, которая столь прельстит его прекрасными речами, что ему, по­ жалуй, захочется вернуться».

Англичане, получив свои деньги, сразу же двинулись к Кале, при­ чем ускоренными переходами из страха перед ненавистью местных жителей. И действительно, если кто-то из них сбивался с дороги, его потом находили обретшим вечное упокоение где-нибудь в кустах.

Свадьбу играть так и не пришлось: маленький Карл стал Карлом УIII Французским, а маленькая Елизавета английской королевой, женой Генриха УII. Отцы же детей скончались в один год 1483-Й.

Но Людовик прожил лет по тому времени немало, а Эдуард по­ 60 чил на 41-м от пьянства, обжорства и разврата.

*** Вскоре было подписано соглашение о перемирии с Бургундией сроком на девять лет. Начинался последний акт трагедии Карла Сме­ лого и его великолепной державы.

Завоевав Лотарингию, Карл соединил воедино все свои владе­ ния от Голландии до Лиона. Но, как мы уже говорили, на юг от Лиона ему грезились Прованс и Средиземное море.

Однако сначала он хотел отомстить швейцарцам, которые тоже во время эпопеи под Нейсом прогулялись по его владениям в поис­ ках поживы и бранной потехи. Но, справедливости ради, совершили они это не беспричинно: вассал герцога сеньор де Роммон отобрал у одного швейцарского крестьянина, проезжавшего по его земле, две телеги с овчинами.

Напрасно швейцарцы присылали к Карлу послов с повинной, обещая вернуть все награбленное, а в случае необходимости помочь за умеренную плату вооруженной силой. Напрасно отговаривали.*§ 379 ~~.

-.( свои же сведущие приближенные: земли старой германской лиги, именуемые Швейцарией беднейшая страна, захваченная в этих го­ рах добыча не будет стоить даже шпор и уздечек его кавалеристов.

Все уговоры, все доводы были пустым сотрясанием воздуха Кар­ лу Смелому хотелось воевать.

В дружественной Карлу Савойе, у которой швейцарцы захвати­ ли часть земель, он сначала без особого труда отбил у них несколь­ ко небольших городков. Потом подступил К Грансону. Это был го­ род посолиднее, там укрепилось или отборных швейцарских 700 воинов, и настроены они были решительно: за Грансоном лежала их родная скалистая Швейцария.

у окружившей город армии была превосходная артиллерия, в лагере, в шатрах знати находились несметные богатства в этом походе бургундцы хотели чувствовать себя, как дома. Осажденных несколько дней нещадно обстреливали из пушек, и они, наконец, сда­ лись. Карл приказал всех перебить.

Тем временем на помощь Грансону спешила подмога из Швей­ царии и из верхнерейнских земель. На подходе они узнали о проис­ шедшем. Столкновение произошло, когда часть бургундцев уже втя­ гивалась в горы, а остальные оставались еще в долине. Шедшие в авангарде герцогской армии лучники сразу же были опрокинуты, смешали ряды следовавших за ними и началась всеобщая паника и бегство. Бежал и герцог.

Потери были не очень велики, где-то около полутора тысяч че­ ловек, но брошено было все и пушки, и роскошные шатры со всем их содержимым. Простодушные победители понятия еще не имели, что почем. Они принимали серебряную посуду за оловянную, про­ давали за бесценок драгоценные перстни. Шелковый, искусно вы­ шитый шатер герцога, один из лучших в мире разрезали на кус­ ки как добротную ткань.

Однако, с тех пор швейцарцы уяснили цену и вещей, и денег и посейчас знают ее, как никто. Окружающие же государи оценили, что это за солдаты и горные пастухи и лесорубы стали самыми высокооплачиваемыми наемниками в Европе (с ними конкурирова­ ли только чехи, блестяще зарекомендовавшие себя во время Гусит­ ских войн). Впрочем, этим делом они давно уже не балуются раз­ ве что гвардейцы папы римского щеголяют перед видеокамерами в нарядах, исполненных по эскизам Микеланджело.

А тогда впереди было еще много битв. После такого бесславно­ го поражения от Карла отвернулись все властители, еще недавно ис­ кавшие его дружбы, и он опять рвался в бой. Хотя уже в те времена ·.*~ ~~.

' опытные полководцы твердо знали, что с битыми солдатами в том же сезоне без крайней надобности в дело лучше не соваться.

Герцог усилил свою армию, кем только мог, в том числе англича­ нами и 1ll0тландцами, и она выглядела довольно грозно. Но и швей­ царцы, и рейнские города собрали большую силу. 22 июня 1476 г.

состоял ось сражение при Муртене, близ Базеля - и на этот раз бур­ гундцы малой кровью не отделались. Разгром был полный, погибло 8 тысяч воинов, «получающих жалованье», и 10 тысяч из феодаль­ ного ополчения.

*** Карл, человек по натуре страстный и не привыкший к таким ударам судьбы, перенес поражения тяжело. Отпустил бороду. Пре­ жде он совсем не пил вина, всем напиткам предпочитал отвары из трав и розовое варенье он и без добавочных градусов всегда пре­ бывал в повыIенномM тонусе. Теперь же крепкое вино его заставля­ ли пить врачи. Еще они пользовали своего пациента банками, по­ ставленными на грудь: «чтобы кровь приливала к сердцу». Но герцог был угрюм, острота его мышления притупи л ась. Близкие люди боя­ лись подступиться К нему с разумным советом - как бы повели­ тель не впал в гнев.

Однако покой - это был не его способ существования. Да ему его и не давали. Герцог Лотарингский вернул несколько небольших своих городов и осадил Нанси.

Набирается новая армия (бургундская казна была неиссякаема):

английские наемники, отряды итальянских кондотьеров - отборные вояки того времени.

Тем временем в Нанси был убит ядром англичанин Кольпен, ру­ ководивший обороной, а без него город сразу же сдался. Тогда Карл сам поспешил к Нанси и осадил его в свою очередь хотя куда ра­ зумнее было обождать и собраться с силами. Но он, по-видимому, исходил из того, что лотарингский герцог слаб и против бургунд­ цев ему никак не устоять. Однако тот разумно при бег к услугам но­ вых фаворитов полей сражений - швейцарцев. Усиленное ими вой­ ско поспешило на выручку Нанси, и как раз вовремя - осажденные были на грани сдачи.

Осада тянулась уже довольно долго, в бургундском строю оста­ валось не более 4 тысяч человек - потери были вызваны не столь­ ко оружием неприятеля, сколько болезнями. Надо было отойти. Но Карл, «произнеся безумную речь, решил ждать и принять сражение, располагая небольшим числом перепуганных людей» (де Коммин).

~-------.*~ ~~. ------~ - Лотарингцы и швейцарцы пошли в наступление. С ними было немало французских рыцарей, которым Людовик дозволил времен­ но перейти на лотарингскую службу. Правда, не все они пошли в от­ крытый бой часть предпочла укрыться в засадах, чтобы потом со свежими силами грабить и захватывать побежденных.

Ждать им пришлось недолго. Армия Карла Смелого была сразу разбита, а ее предводитель пал в бою. Сначала он был сбит с коня, на него тут же налетела толпа вражеских воинов. Они даже не по­ нимали, кто перед ними: просто добили богатого всадника и приня­ лись сдирать с него доспехи и одеяние, так что возникла небольшая свалка. «И произошло это сражение в пятый день января 1477 года в канун Богоявления» (де Коммин).

*** Теперь медведь был мертв, и пришла пора делить шкуру. Карл Смелый так и не заимел сына, и его наследницей стала двадцатилет­ няя дочь Мария, постоянно пребывавшая в Генте. Но что могла по­ делать неопытная юная герцогиня против могучих жадных рук, тя­ нувшихся со всех сторон?

Людовик до этого с интересом наблюдавший за разворотом Xl, событий с благоразумного расстояния, первым посочувствовал уча­ сти бедной девушки. Чтобы обеспечить сохранность ее достояния, он стал вводить войска в бургундские владения. Заняты были Пи­ кардия, Франш-Конте и исконное Бургундское графство (то, ко­ торое в узком смысле нынешняя французская Бургундия). В этих провинциях знать быстро согласилась с переменой власти. Но когда он приступил к захвату Фландрии, то встретил ожесточенное сопро­ тивление: фламандцы, как бы ни склады вались их отношения с по­ койным герцогом, никак не хотели возвращаться под французское ухватистое господство. С боем приходилось брать любой замок, лю­ бой укрепленный бург. Под стенами Бушеня король сам едва не на­ шел свою смерть.

Людовику советовали не решать все вопросы силой, а пойти пу­ тем самым мирным и надежным: женить на Марии Бургундской сво­ его сына дофина Карла. Если же такой брак почему-либо покажется неудобным (Карлу десять, Марии двадцать) можно подобрать за­ служивающего доверия жениха постарше.

Но пока прорабатывали этот вариант, девица сама распоряди­ лась своей судьбой стала супругой австрийского эрцгерцога Мак­ симилиана, наследника имперского престола. Ее свекор император ~----------.~~ ЗЮ ~~.----------_ Фридрих сразу поставил Людовику на вид, что ввод войск во Франш-Конте решение довольно смелое, это территория, подве­ домственная по праву сюзеренитета империи, а сейчас она принад­ лежит его снохе Марии.

Началась война с империей. К тому же во Франш-Конте вспых­ нуло восстание: тамошний большой сеньор принц Орлеанский, преж­ де бывший опорой Людовика, оказался обиженным. Людовик обещал сделать его наместником всех перешедших к нему земель герцогст­ ва, да так и не сделал.

С его выступлением королю удалось справиться, хоть и не без труда. В 1479 г. была взята тогдашняя столица графства Доль в ход опять пошли швейцарские наемники, приохотившиеся к золоту. Го­ род был разграблен и сожжен. После этого в графстве не осталось силы, способной противостоять королю.

Но на севере, в Артуа, где армия Людовика встретил ась с им­ перскими войсками, дела пошли хуже. В том же 1479 г. в битве при Гинегате французы потерпели серьезное поражение от эрцгерцога Максимилиана. Впрочем, это было худо, которое не совсем без до­ бра: король, как всегда, сделал для себя полезные выводы. Если его конница показала себя в бою неплохо, одолев немецкую, то рекру­ тированные «вольные стрелки» явно уступали вражеской наемной пехоте ландскнехтам. После этой неудачи Людовик приступил к формированию своих полков из наемников, их численность вскоре составила тысяч человек.

В декабре 1482 г. случилось несчастье с Марией БургундскоЙ. Она была заядлой охотницей (понятно, кто привил ей эту страсть), и од­ нажды горячий конь сбросил ее на полном скаку. Ударившись о ствол дерева, молодая женщина через три недели скончалась. Было ей все­ го 26 лет, ее оплакивали и люди близкие, и подданные - законной госпожой Бургундии была она, а не ее муж.

Этим последним обстоятельством объясняется то, что на на­ чавшихся вскоре мирных переговорах эрцгерцог уже без прежней уверенности настаивал на своих правах на все бургундские земли.

Проблему решили следующим компромиссным образом: дочка Мак­ симилиана и покойной Марии - трехлетняя Маргарита была обру­ чена с французским дофином Карлом и отправлена воспитывать­ ся в Париж,а Франш-Конте и Артуа были объявлены ее приданым.

Этим актом закреплялся раздел славного Бургундского герцогства:

значительная часть досталась Франции, за империей остались Ни­ дерланды (в историческом их понимании, по современным меркам это Бенилюкс: Бельгия, Нидерланды, которые еще и Голландия - и Люксембург).

~~--------------.~~ 383 ~~.--------------~ Но малышка Маргарита, ко­ гда повзрослела, стала не фран­ цузской королевой, а правитель­ ницей этих больших Нидерландов.

И кое-что пришлось не раз де­ лить-переделивать - об этом речь еще будет.

*** За годы своего правления Людовику удалось полностью подчинить уцелевших сеньоров (полностью, но не окончательно:

если в дальнейшем кто-либо из французских королей давал сла­ бину, удельные господа сразу­ когда на словах, когда на деле ставили в известность, что у них хорошая память о временах не столь отдаленных).

дОМ Жака Керра в Бурже В г. в тюрьму уго­ дил герцог Алансонский с конфискацией имущества. На следую­ щий год король забрал в свой домен Гиень как наследство своего брата. Другим наследством стало герцогство Анжуйское (а заодно с ним право на Неаполитанское королевство). Граф Арманьяк сам выкопал себе могилу: поднял мятеж, заперся в Лектуре и хотя и сдал­ ся в конце концов погиб вместе со многими другими защитни­ ками при погроме. Его родственник герцог Немурский был сначала заперт в Бастилию, а потом казнен за интриги против короля. При­ брав к рукам все опальные и выморочные владения, Людовик полу­ чил полный контроль почти над всей южной Францией.

Сеньоры бывали рады, когда их государь уходил на войну­ ему хотя бы отчасти становилось не до них. А то ведь многим при­ шлось провести долгие годы в оборудованных в подвалах специаль­ ных клетках, в которых нельзя даже было выпрямиться в полный рост (этим смирялась гордыня). Туда попадали уличенные или толь­ ко заподозренные в крамольных намерениях. Изобретший эти обезь­ янники епископ Верденский одним из первых туда и угодил, и про­ сидел лет. Сам король ввел в обиход очень неудобные ножные кандалы.

~---------------.~~ ~~. --------------~ Менее мрачной мерой, способствовавшей централизации стра­ ны, была организация общегосударственной почтовой службы: ор­ донанс об ее учреждении был издан 19 июня 1464 г.

*** о конце жизни Людовика рассказывали всякое нехорошее. Он XI наглухо уединился в королевском замке Плесси-ле-Тур, где несли бди­ тельный дозор преданные ему шотландцы (первым браком король был женат на дочери шотландского короля Иакова 1). Развлекался иногда тем, что читал долгие нравоучения согбенным узникам. К не­ му почи никого не допускали, даже дофин не видел отца годами.

Что тут скажешь? С одной стороны, чего только не наговорят, осо­ бенно про мертвого правителя. С другой чего только с человеком не бывает на старости лет, особенно после такой перенапряженной жизни.

Владык ведь и пожалеть надо: редко кто им слово поперек скажет, все больше бобиками выплясывают. Мудрено ли, что в конце концов общее восприятие мира у коронованных особ становится неадекватным?

ЗАПУТАННОЕ ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЕ Когда умер отец, Карлу УIII король в 1483-1498 гг.) (1470-1498, было тринадцать - возраст уже совершеннолетний по меркам того времени, когда люди не часто на­ долго задержи вались на этом све­ те. Но Карл рос ребенком болезнен­ ным, и Людовик ХI заблаговременно назначил регентов королевства родную сестру наследника Анну Боже и ее мужа, герцога Бурбон­ ского Пьера Боже.

Анна тоже была совсем еще мо­ лода, но умом и хитростью природа ее не обделила. Это была сильная правительница. Для начала она по- весила отцовского брадобрея Оли­ Карл VIII вье Дьявола, учредила Королевский Совет, созвала штаты.

~ ~---------------.~~ 385 ~~. --------------~ Потом на долю регентов выпало серьезное испытание - откры­ тое вооруженное выступление герцога Людовика Орлеанского (буду­ щего Людовика ХП) и бретонского герцога Франциска. Они считали себя более достойными взять опеку над королем-отроком и возгла­ вить государство.

Судьба Людовика Орлеанского примечательна. Король Людовик XI всегда недолюбливал Орлеанский дом династии Валуа, а потому, когда у 68-летнего герцога Карла родился сын Людовик частенько зло­ словил, что с этим отпрыском дело явно не чисто. И совсем еще не­ смышленому малышу подстроил каверзу с дальним прицелом. У не­ го у самого была дочка чуть младшего возраста Жанна. Девочка страдала врожденным уродством, но внешне это было не очень за­ метно. Однако было сомнительно, что она сможет когда-нибудь стать матерью. И король уговорил старого герцога обручить детей.

Вскоре обстоятельства с нареченной невестой стали очевидны.

Но как ни старались жених и его мать (отец умер) отказаться от та­ кой чести, король настоял на свадьбе (1476 г.). Всем, кто присутство­ вал на этом торжестве, было не по себе. Четырнадцатилетний жених скрипел зубами и рыдал от бессильной злости, двенадцатилетняя де­ вочка-невеста тоже плакала от горькой обиды, видя, как воспри­ нимает ее спутник предстоящей жизни.

Время не стало лекарем. Жанна жила в отдельном замке, и толь­ ко по настояниям короля муж ненадолго посещал ее спальню. А она искренне любила его. Когда Людовик заболел оспой, Жанна, не стра­ шась заразы, неотлучно была у его кровати. Но - сердцу не прика­ жешь, особенно сердцу честолюбивого молодого сеньора (и «прин­ ца крови»).

Что касается честолюбия - Людовик вряд ли мог надеяться за­ нять когда-либо французский престол. Хотя дофин Карл не отличал­ ся здоровьем, а братьев у него не было - Орлеанская ветвь была до­ вольно далека от королевской, объединяющий их общий предок Карл Мудрый правил столетием раньше. В случае чего право наследова­ V ния получал брат короля Карл - герцог Беррийский (затем Норманд­ ский, затем ГиеньскиЙ). Поэтому молодого Людовика куда больше вол­ новали дела итальянские - будучи внуком Валентины Висконти, он мог рассматриваться как претендент на герцогство Миланское. А во­ обще-то предметом его особого внимания были, - во всяком случае, на внешний взгляд, - забавы да любовные похождения.

Но, как мы помним, брат короля Людовика умер странно­ XI ватой смертью во цвете лет, не оставив потомства. Ранг Людовика Орлеанского на династической лестнице сразу повысился. Быстро.*~ 386 ~~.

.( дряхлеющий король встревожился за судьбу своего сына, назначил вышеупомянутых регентов, а своего нелюбимого тезку заставил по­ клясться на Евангелии, что тот не будет стремиться к короне. Гер­ цог, конечно, поклялся но чего стоят клятвы в высшем обществе, когда они касаются не каРТОЧflОГО долга, а престола?

*** Сеньоры Орлеанский и Бретонский выступили в 1485 г. Война была долгой и трудной, но Анна Боже вела ее умело похоже, она многому успела научиться у своего отца. Летом 1488 г. герцоги потер­ пели поражение в решающем сражении. Людовик едва в нем не по­ гиб, но уцелел и попал в плен. Его без всякого суда бросили в тюрь­ му, где он содержался в жутких условиях, постоянно подвергаясь из­ девательствам стражников.

Бретонец же вынужден был подписать мир на тяжких условиях, а через несколько дней после этого скончался.

Тем временем юный король повзрослел, поднахватался ума-ра­ зума, стал крепче здоровьем и пришла пора его женить.

Нареченная невеста была ря­ дом, в Париже, где она воспитыва­ лась с 1482 г. - Маргарита Авст­ рийская, дочь трагически ушедшей из жизни Марии Бургундской и Максимилиана Австрийского (эрц­ герцог успел стать королем и вско­ ре должен был короноваться как император Священной Римской империи германской нации). Но со времени помолвки уже мно­ го воды утекло, а государственные интересы вещь переменчивая.

Анна Боже рассудила, что куда бо­ лее подходящая пара ее брату Анна Бретонская дочь и наследница скончавшегося от досады бре (?) Тонского герцога. Маргарита Австрийская, А в результате - нажили двой- внучка Карла Смелого ную разборку с Максимилианом.

Во-первых, ему было обидно и за свою дочь, и за ее приданое - по­ сле помолвки к Франции перешли Артуа и Франш-Конте. Во-вто.*~ ~~. ~ - рых - обстоятельство еще более серьезное: Анна Бретонская долж­ на была стать супругой не кого-нибудь, а Максимилиана. Отчасти даже уже стала: она была обвенчана в соборе в Ренне (столице Бре­ тани), только роль жениха при этом исполняло доверенное лицо гер­ манского короля. Такой обряд широко практиковался в господствую­ щих кругах: он возник вследствие желания уважить родню невесты и предварял основное венчание уже по месту жительства жениха.

С богословской точки зрения акт, конечно, весьма спорный если бы нашлось, кому его оспаривать.

Сразу же вспыхнул военный конфликт. За честь своего будущего императора вступились некоторые немецкие сеньоры, и тут как тут предложили свои услуги швейцарские наемники. Боевые действия протекали примерно так же, как десять лет назад: на севере, в Ар­ туа германцы захватывали города и замки, а во Франш -Конте фран­ цyзы отбивались довольно успешно.

Но воевали обе стороны не очень охотно. В раздробленной на отдельные княжества Германии у центральной власти, то есть у Мак­ симилиана не хватало средств, а Франция еще не оправилась после недавней усобицы. Да и с этической точки зрения она не очень дос­ тойно выглядела в глазах всех европейских дворов, отказываясь воз­ вращать приданое отвергнутой невесты.

Летом 1492 г. приступили к переговорам. Карл УIII и его сестра отстояли свое право на Анну Бретонскую, но отправили из Парижа к отцу отроковицу Маргариту - с собою вместе она увезла и спор­ ные провинции (в конце концов, они достанутся Франции, но это произойдет не скоро - двести лет спустя).

Девушки, послужившие поводом раздора, не были счастливы в семейной жизни. Анна Бретонская, став французской королевой, ро­ дила мужу троих сыновей и дочь, но только один мальчик дожил до трех лет, остальные дети умирали еще раньше. Маргариту Австрий­ скую выдали замуж за кастильского принца, но ее молодой супруг через год скончался. В 1507 г. отец сделал ее наместницей в Нидер­ ландах, и она прославилась там как покровительница искусств (для нее писал картины великий Иеронимус Босх).

*** Женившись, Карл УН! стал более самостоятельным правителем, хотя сестра постоянно находилась при нем. Он выпустил из темни­ цы Людовика Орлеанского, вернул ему все права и владения. Более того, официально объявил его наследником престола - на тот слу­ чай, если Бог не даст ему своих сыновей.

.*~ ~~.

- 388.( Если судить по «Мемуарам» де Коммина (свидетеля, правда, не всегда объективного), «король был юным, неопытным и очень свое­ вольным человеком, а мудрых людей и добрых наставников вокруг него было мало».

Замирившись с Максимилианом, Карл вспомнил, что, как на­ следник Анжуйского дома, он имеет права на Неаполитанское коро­ левство (давняя история, завершившаяся, как мы помним, в 1282 г.

«сицилийской вечерней» но она же послужила предлогом для че­ реды Итальянских войн).

Начались приготовления к итальянскому походу. В 1494 г. войско во главе с королем тронулось в путь заместителем Карл оставил недавнего регента Пьера Боже. Если верить повествованию того же де Коммина, в походе «не было ни палаток, ни шатров, хотя в Лом­ бардию вступили уже зимой. И лишь одна добрая вещь была в на­ личии веселое, но необузданное войско, состоящее из молодых дворян». Возможно, иногда действительно могло сложиться такое впечатление, но по другим воспоминаниям 50-тысячная армия пред­ ставляла собой организованную силу, хорошо снабженную и распо­ лагающую мощной артиллерией. С моря ее поддерживали француз­ ский и присоединившийся к нему генуэзский флоты.

Во всяком случае, итальянские государи, чьи владения лежали на пути к неаполитанским, связываться с этим воинством не стали, повсюду предоставляя ему свободный проход. А во Флоренции на­ род воспользовался присутствием французов, чтобы изгнать своих правителей Медичи, и власть в городе фактически захватил неисто­ вый монах-проповедник Савонарола.

Посланные в Романью и заступившие было дорогу неаполитан­ ские войска были отброшены, и в начале 1495 г. французская армия вступила в Неаполитанское королевство.

Сопротивления не было замки сдавались, города присылали ключи от ворот. Неаполитанский король из Арагонской династии Альфонс не стал дожидаться супостата передал престол своему 11 сыну Фердинанду и бежал на Сицилию. В конце февраля Карл въехал в Неаполь. Блестящая бескровная победа была отпразднована шум­ ными пирами и турнирами. В мае состоялась коронация, и славная армия двинулась восвояси.

НО обратный путь не был таким гладким, как в сторону Неапо­ ля. Действующий во главе самостоятельного отряда Людовик Орле­ анский не удержался от того, чтобы захватить ломбардский город Новару - достояние миланского герцога. Людовик всегда считал эти земли своими по праву. Обиженный не мог спокойно снести такую )..*~ 389 ~~. плюху, тем более что он находился в союзе с Венецией. А тут еще не­ мецкие наемники, находившиеся во французской армии, учинили ди ­ кий кровавый разгром города Понтремоли, который перед этим доб­ ровольно открыл ворота: они вспомнили, что когда-то в грандиозной драке с горожанами там погибло около сорока их товарищей.

Союзная армия двух итальянских государств встретила францу­ зов у деревни Форново. Пришельцев выручило то, что немцы, иску­ пая свое буйство, пролили реки пота, но перетащили через горы всю артиллерию, включая самые тяжелые пушки. В беспорядочном сра­ жении на сложной местности французы взяли верх, причем их ко­ роль выказал большую личную отвагу. Поближе к победному концу на поле битвы сбежались слуги и обозники с топорами: они стаями набрасывались на поверженных итальянских всадников, закованных в традиционные рыцарские доспехи. Сначала сбивали забрала с их шлемов, а потом добивали ударом по лицу до других жизненно важных органов добраться было труднее, они были надежно защи­ щены броней. Затем, разумеется, сдирали с убитых все, что можно.

Если к этой безобразной сцене добавить еще и то, что многие кава­ леристы оказались на земле, потому что их кони резко шарахались, пугаясь пушечных выстрелов получим наглядное свидетельство того, что рыцарские времена безнадежно уходили в прошлое.

Карл недолго тешился новой короной. Уже на следующий 1496 год Фердинанд отвоевал переданное ему отцом Альфонсом королевст­ во (чтобы вскорости умереть от дизентерии). Французский монарх опять было собрался идти на Неаполь. Этим планы его не ограни­ чивались: последующими целями были изгнание турок из Европы, новое освобождение Иерусалима, обладание · Средиземным морем и расчистка загороженных османами торговых путей на Восток.

Но казна была пуста. Однако не это самое страшное: слабоватое от рожденья здоровье не выдержало частых пиров и безрассудных любовных связей, и в возрасте лет Карла хватил апоплексиче­ 27 VIII ский удар. Сопровождая королеву, он ударился лбом о низкий двер­ ной косяк и вскоре скончался.

*** Как и опасался усопший король, прямого наследника после него не осталось. На престол взошел назначенный им преемник Людо­ вик Орлеанский, ставший Людовиком ХII (1462-1514 гг., правил в 1498-1514 п.).

~~---------------.~~ 390 ~~. --------------~ Начало своего царствования он ознаменовал деянием не очень достойным затеял развод с преданной ему калекой-женой. На су­ дебном разбирательстве утверждал, что за двадцать два года так и не вступил с ней в супружеские отношения. Жанна горячо и в слезах возражала, но никто не осмелился не поверить королю. После рас­ торжения брака бедняжка прожила еще шесть лет.

Людовик не очень утруждал себя поиском новой спутницы жиз­ ни. Ею стала вдова его предшественника Анна Бретонская. Увы, ей и с этой попытки не суждено было подарить Франции нового коро­ ля оба мальчика умерли в младенчестве.

Что ж поделаешь. Зато благодаря ей навсегда французской ста­ ла Бретань. А из двух ее дочерей от этого брака одна стала герцоги­ ней Феррарской, а другая еще одной французской королевой же­ ной Франциска 1.

В других отношениях государь показал себя с лучшей стороны.

Анне Боже он даже не напомнил о годах, проведенных благодаря ей в заточении. Хоть и обнаружил казну пустой ослабил налоговый пресс. Не стал собирать даже традиционную подать на коронацион­ ные торжества, в чем до него никто себе не отказывал.

Усердно взялся за упорядочение финансов и экономическое раз­ витие. Чеканка монеты, таможенные сборы, ремонт дорог, ремесло, сельское хозяйство, расширение товарооборота - все это было в сфере королевского внимания. И не ускользало из нее даже тогда, когда его тоже носило в Италию впрочем, как мы знаем, он отли­ чился там и в герцогском звании.

Людовик не мог забыть мечту своей юности о герцогстве Ми­ ланском. И уже в 1499 г. отправился за Альпы отстаивать свои права.

Герцог Лодовико Сфорца по прозвищу Моро (Мавр» из-за смугло­ го цвета кожи) не смог оказать достойного сопротивления его на­ емники стали разбегаться после первых же столкновений. Герцог тоже бежал в имперские земли, в Тироль, под защиту Максимилиана.

Герцог Моро, несмотря на свой несколько деспотический нрав, сделал немалый вклад в развитие мировой культуры. Он смог оце­ нить талант Леонардо да Винчи и заказал ему фреску «Тайная вече­ ря» для монастыря Санта-Мария делла Грациа. Леонардо пробыл в Милане при дворе герцога несколько лет, устраивая для своего взбал­ мошного покровителя празднества с фейерверками и с чудесами ме­ ханики и имея при этом уйму свободного времени для творческой деятельности. Но теперь ему тоже пришлось покинуть Милан.

Французы не понравились миланцам, уже в начале следующего (1500) года вспыхнуло восстание, и Лодовико Моро ненадолго вер ).""-------.?~. 391 ~~. - - - - - - - - " i нулся. Но уже в марте он был окончательно разбит, захвачен в плен и кончил свои дни в неволе. Французы вторично вступили в Милан.

В ноябре 1500 г. Людовик заключил с арагонским королем Фер­ динандом договор о разделе Неаполитанского королевства. Летом г. он отправился в свои новые владения в которых побывал 1501 уже пять лет назад.

Нынешнее мероприятие добром тоже не кончилось. Между ми­ молетными союзниками сразу начались трения : Фердинанд постоян­ но норовил отхватить побольше, хотя побежденный неаполитанский король Федерико сдался именно Людовику. В 1503 Г., как и следова­ ло ожидать, между ними началась война. После продолжительных боев на реке Гарильяно, которую соперники попеременно то форси­ ровали, то мешали преодолеть врагу, французы декабря потерпе­ ли сокрушительное поражение - только убитыми они потеряли в тот день 4 тысячи человек.

Узнав об этом, Людовик был потрясен настолько, что на несколь­ ко дней заперся у себя в комнате и никого не желал видеть. Но, взяв себя в руки, решил, что надо искать мира. По договору 1504 г. он от­ казался от всяких претензий на южную Италию.

В северной Италии дела тоже склады вались не в его пользу. Фер­ динанд, ставший в 1506 г. регентом объединенной Испании (женив­ шись перед этим на племяннице Людовика Жермене де Фоа), разыграл блестящую военно-дипломатическую комбинацию. В его неаполитан­ ском королевстве могучая тогда Венеция владела несколькими примор­ скими городами. И в 1508 г. ему удалось сколотить против нее союз, в который, помимо него, вступили папа Юлий 11, император Максими­ лиан и король Людовик. Причем свое участие в войне Фердинанд ог­ раничил тем, что захватил так необходимые ему порты, а основная тя ­ жесть борьбы с венецианцами пришлась на долю союзников.

По ходу этой войны французы стали одерживать в северной Италии одну победу за другой, и дело шло к тому, что они опять ста­ нут нежелательными соседями неаполитанских владений Фердинан­ да. И тогда он ухитрился переиначить систему отношений: образова­ лась коалиция, в которой Венеция, Англия и империя объединились против общего врага победоносного короля Людовика. В 1512 г.

французы после ряда поражений потеряли все свои итальянские приобретения. В Милан вернулось семейство Сфорца, швейцарцы, по протекции Максимилиана, вторгались в Бургундию и подступа­ ли к Дижону, а коварный арагонец тем временем оттягал у Франции половину Наварры.

). - - - - - - - -.~~ 392 ~~. - - - - - - -......

*** Дорого они порою обходятся, юношеские мечты. Сидел бы уж лучше государь Людовик в Париже - там у него все куда лучше по­ лучалось. Несмотря на эту итальянскую авантюру, благосостояние Франции в его правление заметно улучшилось.

После смерти в 1514 г. двукратной королевы Анны Бретонской Людовик женился на восемнадцатилетней английской принцессе Ма­ рии, дочери короля Генриха УН. Но, видно, не рассчитал свои растра­ ченные на трудном жизненном пути силы: через два месяца после свадьбы король Людовик ХН скончался в возрасте лет в послед­ ний день все того же 1514 г.

КОРОЛЬ ФРАНЦИСК 1И ИМПЕРАТОР КАРЛ V.

НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ Франциск 1 (1494-1547 гг., король в происходил 1515-1547 rr.) из того же Орле.анского дома, что и Людовик ХН, которому он дово­ дился двоюродным племянником. Второй кряду повелитель Франции не оставил после себя сына, и Франциск стал королем.

С малолетства он находился под сильным женским влиянием. Его мать Луиза Савойская особой была доволь­ но легкомысленной, больше всего ее занимали дела амурные. Сестра Мар­ гарита, впоследствии ставшая коро­ левой Маргаритой Наваррской, была яркой представительницей француз­ Ского ренессанса ее перу принад­ лежит знаменитый сборник новелл « ГептамероН». Книга, написанная в подражание « Декамерону » Боккаччо и изданная под названием « История О счастливых любовниках». Маргари­ та тоже всю жизнь была авторитетом Франциск 1 (Тициан) для брата.


~~--------------.~~ 393 ~~.--------------~ Франциск рос, ни в чем не зная отказа. Большой душевной глу­ биной не обзавелся, скорее, был несколько легкомыслен. Не знал цены деньгам, щедро тратил их на веселые забавы и оказывая зна­ ки внимания прекрасному полу. Но был изящен, обходителен, доста­ точно гибок в общении с придворными, наделен рыцарской отвагой.

Словом, идеальный государь по меркам вышеупомянутых сборников новелл вот только жизнь его в эти мерки не укладывалась.

Когда Франциск возглавил страну начало было многообещаю­ щим. Продолжая экспансию своих предшественников, Франциск в 1515 г.

августе возглавил армию, выступившую в новый поход на ми­ ланское герцогство.

Переход через Альпы был сверхтрудным французы со всей своей кавалерией и с пушками, которые тащили на руках, прошли там, где раньше пробирались только пешие путники. Через пять дней армия вышла на равнину и завладела герцогством Савойским, а Генуя, не дожидаясь той же участи, признала Франциска своим сюзереном.

Швейцарские наемники (Ф. Ходлер) сентября у Мариньяно произошло сражение, которое совре­ менники назвали «битвой гигантов». Завоевателей встретила нанятая герцогом Миланским многочисленная армия швейцарских наемни­ ков. Сначала швейцарцы мощной атакой прорвали линии францу --------.*~ 394 ~~. - - - - - - - " " ' зов, но решающего перелома не добились, хотя стремились к этому до глубокой ночи. Наутро схватка возобновилась, казалось, теперь сыновья гор близки к успеху. Но на наиболее опасном участке фран ­ цузы во главе с герцогом Бурбонским, опытнейшим их полководцем того времени, стояли насмерть, а тут еще на помощь им подошла от­ борная венецианская рать. Швейцарцы, яростно огрызаясь, отошли.

При этом более тысячи их сгорело заживо в упорно обороняемой деревне, которую враги, в конце концов, подожгли.

Оборонять Милан стало бессмысленно, и герцог сдал его без боя.

Французы захватили и столицу, и всю западную часть долины реки По. В Болонье был заключен мир с папой, с которым, как со свет­ ским властителем, враждовал Людовик хп. По Нойонскому договору 1516 г. император Максимилиан и его внук Карл при знали за фран­ цузским королем право на герцогство Миланское.

Швейцарцы, хоть и понесли большие потери, внакладе не оста­ лись - они забрали себе плодородные долины вдоль южных отрогов Альп и заключили с победителем «вечный мир», по условиям кото­ рого тот должен был ежегодно выплачивать им экю за пре­ 350 имущественное право набирать солдат в этом всеевропейском ин­ кубаторе наемников.

*** Король вернулся на родину с великой славой. Теперь можно было заслуженно вкушать все радости жизни, да не как-нибудь, а как он привык на BbICOKOM эстетическом уровне. Франциску был присущ тонкий вкус он высоко ценил культуру итальянского Воз­ рождения, его пышные торжества устраивали лучшие заальпийские специалисты.

Потом началось широкомасштабное дворцовое строительство.

Король и его вельможи стали возводить прекрасные чертоги на жи­ вописных берегах Луары: с огромными, богато украшенными позо­ лоченной лепниной светлыми залами, в окружении огромных пар­ ков и садов. Знаменитый флорентиец Андреа дель Сарто расписал дворец в Фонтенбло.

Среди приглашенных итальянцев был и Леонардо да Винчи. Его статус был особым : гениальный мастер получил звание (первого ко­ ролевского художника, инженера и архитектора». Он был не работни­ ком по найму, а гостем короля хотя тоже неоднократно приклады­ вал руку к устроению праздничных затей. Главное, что во Франции Леонардо получил возможность разобраться в своих дневниках и.*~ 395 ~~. $..

рукописях трактатов, которые собирался опубликовать. Здесь же, во Франции он и скончался: в усадьбе Клу на берегу Луары, неподалеку от королевского замка Амбуаз. Согласно преданию, свой последний вздох Леонардо да Винчи испустил на руках у плачущего короля.

Смерть Леонардо да Вuнчu Ко времени правления Франциска можно отнести расцвет ренес­ сансной культуры во Франции. На смену вдохновенной, но несколько скованной условными схемами поэзии трубадуров и труверов при­ ходит поэзия более авторская, более лиричная. Позднее ее украсили такие имена, как Луиза Лабе, дю Белле, Пьер Ронсар ведущие по­ эты объединения «Плеяда». Линия народной культуры, обогащен­ ная гуманистической мыслью, наиболее ярко выразилась в шедевре Франсуа Рабле романе «Гаргантюа И Пантагрюэль».

Франциск высоко ценил античную культуру. В указе об учре­ ждении королевской типографии в Пари же сказано: «Выдающиеся ученые представили нам, что искусства, история, философия и поч­ ти все наши знания исходят из греческих книг, как ручьи из одно ~---------------.~~ 396 ~~.--------------~ го источника». Был создан как бы новый университет «Коллеж де Франс», в котором назначенные «королевские лекторы» преподавали древние языки и культуру, при этом они пользовались куда большей свободой толкования своих предметов, чем профессора из Сорбон­ ны. Сейчас «Коллеж де Франс» ведущий центр распространения новейшей научной мысли.

Замок Шамбор в увлечении классикой короля, что было ему свойственно, иногда заносило. За свою грубоватость были запрещены площадные пред­ ставления народного театра;

потом запретили и мистерии оче­ видно, «за недостаточный художественный уровень». Был и другой побудительный мотив для репрессий: с площадных подмостков зву­ чало все больше насмешек в адрес церкви и аристократии. А Фран­ циск, хоть и продолжал линию на лишение дворянства избыточных свобод, не мыслил себя вне его: он жил интересами и культурой бла­ городного сословия.

*** Делам управления король уделял не слишком много времени, но все же он не только использовал основы централизации, зало­ женные предшественниками, но и вносил посильный вклад в их ук­ репление.

Генеральные штаты при нем собирались редко высшие власт­ ные и законодательные полномочия сосредоточились в Королевском совете. Как-то воздействовать на его решения мог только верховный ~ -----------.~~ 397 ~~.----------~ суд государства Парижский парламент, который визировал все ко­ ролевские указы и мог в случае необходимости просить в почтитель­ ной форме о пересмотре некоторых их положений. Но его члены еще при Карле УН добились признания своих полномочий пожизненны­ ми, большинство из них купили должность за большие деньги и им не было резона противопоставлять себя власти короля. В большинст­ ве случаев все сомнения судейских мужей разрешала пометка Фран­ циска: «Такова моя добрая воля».

На переговорах с папой в Болонье (в 1516 г. ) был заключен кон­ кордат (соглашение), по которому король получил право назначать в своих владениях высших церковных иерархов, папа же утверждал их кандидатуры и собирал с них положенные ему аннаты (взносы).

Король, впрочем, иногда не спешил с назначением, а собранные тем временем с епархии деньги клал в свою казну. В то же время прела­ ты, люди, как правило, хорошо образованные и широко мыслящие, часто занимали высокие придворные должности и выполняли дипло­ матические поручения при дворах других государей.

Постоянно росло число чиновничьих должностей: в судах, в по­ лиции, в фискальной службе и так далее. По мнению венецианского посла, вполне хватило бы и половины этой королевской рати: всех этих поверенных чуть не в каждой деревне, казначеев, податных ин­ спекторов, председателей судов и казенных палат, приставов, исправ­ ников, наместников. Но для правительства такое раздутое штатное расписание представляло источник немалых доходов: большинство должностей вполне легально продавалось. Многие буржуа предпо­ читали видеть своих сыновей не во главе ремесленной мастерской или за купеческой конторкой, а на государственной службе. Самые же богатые горожане могли приобщиться к благородному сословию:

купить дворянскую грамоту.

*** Франция недолго вкушала плоды итальянского успеха. В г.

на европейскую политическую арену вступила чрезвычайно силь­ ная фигура император Карл внук Максимилиана и племянник - V, Маргариты Австрийской наместницы Нидерландов, внучки Кар­ ла Смелого.

Еще при жизни Максимилиана будущий император набирался ума -разума при тетке во Фландрии. В 1516 г. от деда по матери ему досталось богатое наследство корона Испании. Юный монарх зая­ вился к своим пиренейским подданным с большой свитой из фла - - - - - - - -.*~ 398 ~~. - - - - - - - - - « мандских дворян, которые развязностью манер, самомнением и алч­ ностью кого хочешь могли вывести из себя тем более раздражали они суровых величаво-сдержанных испанских грандов. Особенно по­ сле того, как пришельцам достались должности первого канцлера и архиепископа Толедского.

Естественно, это недовольство переносили и на короля. Но вско­ ре он в совершенстве овладел кастильским наречием (Карл вообще прослыл полиглотом), усвоил местные нравы и обычаи и даже на ра­ дость публике заколол быка на корриде. Стал своим.

Своим (с оговорками) он был впоследствии и в Нидерландах, и во Франш-Конте. А вот с кем ему труднее всего было находить общий язык - это с земляками, с немецкими курфюрстами. Сиятельными сеньорами, имеющими право избирать императора. Когда скончался его дед Максимилиан (1519 г.), Карлу пришлось занимать деньги где только можно, чтобы выборщики отдали предпочтение ему.

Помимо упомянутых, под властью Карла находились обширные испанские владения в Америке, герцогство Австрийское, владения в Италии в первую очередь Неаполитанское королевство. Говорили, что «в его империи никогда не заходит солнце». Как правитель это был человек с холодным, трезвым и проницательным умом, обладаю­ щий разносторонними познаниями. Вот с таким противником коро­ лю Франциску предстояло вступить в многолетнюю борьбу.


*** Уже в г. император Карл предъявил свои ленные права на Миланское герцогство (была бы сила, права всегда отыщутся). Фран­ цузский командующий Лотрек давно не платил наемникам, и ему пришлось сразу же сдать Милан. После этого он потерпел пораже­ ние в открытом сражении с императорскими ландскнехтами, и вся Ломбардия оказалась в руках императора.

Карл не сидел на месте. Постоянно перемещаясь между своими Испанией, Нидерландами и Германией, он не упускал случая попутно заглянуть в Лондон. В г. ему удалось уговорить Генриха не 1521 VIII заключать с Францией союз, а на следующий год подбил его на втор­ жение из Кале в Пикардию. У французов же случилось чрезвычайное происшествие в собственных рядах: талантливый полководец герцог Генрих Бурбонский, обиженный королем, перешел на сторону импе­ ратора. Тот оказал ему большое доверие: поручил возглавить войска в Италии совместно с вице-королем Неаполитанским Леннуа и лучшим имперским военачальником маршалом Пескарою. В 1524 г.

.~~ 399 ~~.

перебежчик во главе большой армии вторгся в Прованс и осадил Марсель правда, успеха не добился и отступил.

Преследуя его, Франциск вновь вступил в северную Италию и овладел всей Ломбардией вместе с Миланом. Окрыленный успехом, он двинулся на Пав ию. Во время ее осады произошла катастрофа.

На помощь осажденным подошла сильная свежая армия, и францу­ зы сами оказались сжатыми с двух сторон: С одной многочислен­ ным гарнизоном, с другой прибывшими на подмогу. Численно они не уступали противнику, но были утомлены осадой, а потому бла­ горазумнее было бы отойти. Франциск, однако, понадеялся на уда­ чу и принял бой.

После того, как его артиллерия расстроила неприятельские ряды, он лично возглавил кавалерийскую атаку. Но сплотившиеся испан­ ские копейщики отразили ее и сами пошли вперед. Одновременно находящихся в составе французской армии швейцарских наемников обошла с фланга имперская конница, и они сочли за благо ударить­ ся в бега. Вылазка осажденных довершила дело.

Урон был велик, сам Франциск попал в плен. Как храбрый воин, он имел право написать матери: «У меня ничего не осталось, кроме чести и жизни, которые спасены». Но какие слова он должен был про­ изнести как неразумный полководец хотя бы наедине с собою?

В плену ему не делали особых поблажек. Доставленный в Мад­ рид, Франциск томился там под усиленной охраной в башне замка.

От тоски и чувства безысходности впал в уныние и стал таять на гла­ зах. Казалось, все идет к печальному исходу. Карл, осведомленный об этом, посетил своего царственного пленника, обнадежил и разрешил приехать к нему его любимой сестре Маргарите НаваррскоЙ.

Почва для переговоров созрела. Победитель предъявил жесткие требования: отказаться от всех приобретений в Италии, отказаться от всяких прав на Фландрию и Артуа, а Бургундию преподнести в на­ туральном виде. За вызволение же собственной персоны король дол­ жен был выплатить выкуп размером в три миллиона франков.

Франциск согласен был на все условия, тем более, что заранее не собирался их выполнять. При всей своей рьщарственности, он, как государь разумный и просвещенный, хорошо был знаком с теми циничными принципами, которым советовал следовать в политике Никколо Макиавелли. Их и до него придерживались на протяжении тысячелетий, но теперь они были изложены складно и аргументиро­ ванно, а потому имели силу, вполне достаточную для оправдания пе­ ред собственной совестью любых своих поступков.

.~~ ~~. *** Вместо короля заложниками стали двое его сыновей. Вырвав­ шись из узилища, Франциск сразу заявил, что договор был вырван у него с угрозой для жизни, а потому все это не всерьез и к испол­ нению не подлежит. О чем и поставил в известность прибывшего к нему посланника императора (каково-то придется теперь его залож­ никам-сыновьям хорошо ли он об этом подумал?).

Разумеется, война вспыхнула с новой силой. И в мае 1527 г. про­ изошло ужасное событие поистине эпохального значения. Раскварти­ рованные в Ломбардии имперские наемники, в основном немцы, дав­ но не получали жалованья и пришли наконец в крайнее возбуждение.

Решение они приняли кардинальное: заставили своего командующе­ го, не раз помянутого выше герцога Карла Бурбона, вести их на Рим.

Тот не посмел прекословить, и это одичалое и жадное воинство дви­ нулось на Вечный город, христианскую столицу западного мира.

Герцог Бурбонский погиб при осаде (якобы его подстрелил сверх­ метким выстрелом с крепостной стены знаменитый скульптор и зо­ лотых дел мастер Бенвенуто Челлини. Тот был поистине снайпером:

однажды пущенное им ядро угодило точно в шпагу, висевшую по­ перек живота испанского офицера, и та перерезала его пополам. Но единственное подтверждение этих фактов - мемуары самого маэст­ ро Бенвенуто, а в них эпизодов подобного сорта пруд пруди).

Но город был взят и последовал разгром, достойный нашествия Гензериха. Впрочем, неотесанные вандалы вряд ли додумались в свое время до того, что учинили их более просвещенные потомки шест­ надцатого столетия. Сохранилось множество описаний грабежей, на­ силий, издевательств и убийств. Многие историки склонны считать эту трагедию началом заката итальянского Возрождения : его твор­ цы, проникнутые идеями гуманизма, ужаснулись, узрев, в какой кра­ се может раскрыться боготворимый ими человек венец творения и мерило всех вещей.

Император Карл, по общему мнению, не желал ничего подоб­ ного. Но все же произошедшее было ему на руку. Папа Климент VII прежде находился с ним во враждебных отношениях, оказывал под­ держку французам. Император, по его мнению, нерадиво противосто­ ял распространению идей Мартина Лютера в своих землях. Во время римского погрома папа не сумел отсидеться в своем замке Святого Ангела и вынужден был откупиться от ландскнехтов тысячами флоринов. Хотя ему и удалось такой ценой вырваться из своих ра #"'--------+~ 401 ~~. $.. - - - - - - зоренных владений, потрясение было столь велико, что он предпо­ чел заключить с императором мир.

Для французов поначалу боевые действия шли удачно, но в це­ лом они закончились для них плачевно. Их армия сумела дойти до Неаполя и осадить его, но там на нее обрушились эпидемии, унес­ шие жизни 20 тысяч человек. Испытывать судьбу дальше не стоило, и в августе 1529 г. в Камбре был подписан мирный договор.

Для Франции он был мягче прежнего, но не намного. От итальян­ ских владений пришлось отказаться, так же как и от суверенных прав на Фландрию и Артуа но удалось отстоять Бургундию. Выкуп все равно предстояло выплачивать не за короля, так за двух его стар­ ших сыновей, до сих пор удерживаемых в Испании - 2 миллиона.

Интересно, что подписывали договор не сами могущественные государи, а откомандированные ими представительницы слабого пола: мать Франциска королева Луиза Савойская и тетка императо­ ра герцогиня Маргарита Австрийская.

Женский же фактор должен был стать гарантией прочности до­ кумента: договорились, что сестра Карла Элеонора станет супругой овдовевшего шесть лет назад Франциска (еще при жизни Людови­ ка ХН он женился на его дочери от Анны Бретонской Клотильде, но 1524 г.

она оказалась недолговечной, скончавшись в двадцати пяти лет от роду).

После дипломатического успеха Карл в сопровождении генуэз­ ского флота прибыл в Италию (1530 г.). В Болонье он имел долгие беседы с папой, они решили все спорные вопросы, скрепленные до­ кументом. Далее была соблюдена процедура формальная, но торже­ ственная: папа Климент УН короновал Карла сначала как короля V Римского, а потом как императора Священной Римской империи гер­ манской нации (еще за десять лет до этого состоялась коронация в Ахене, и с практической точки зрения ее было вполне достаточно).

*** Франциск тоже не терял времени зря. Намаявшись в походах и в мадридском заточении, теперь он упоенно отводил душу в веселых забавах. Жизнь во дворце стала сплошным праздником. Прекрасная половина человечества всегда была предметом его особого интереса, едва взойдя на престол он завел обычай, чтобы его вельможи явля­ лись ко двору с супругами. Теперь же, связав себя брачными узами с сестрой недавнего врага, он обзавелся и новой любовницей, Анной де Писсле, сменившей красавицу графиню де Шатобриан.

~--------------.~~ ~~.--------------~ Эта связь оказалась куда как серьезнее предыдущих: Анна стала владычицей не только королевского сердца, но и головы на все оста­ вавшиеся ему двадцать лет жизни. Она царствовала и в спальне, и в кабинете короля, заправляя всеми придворными и государственны­ ми делами. Для повышения ее официального статуса король выдал свою любовницу замуж, и та сделалась герцогиней Д 'Этамп.

*** Если король Франциск на какое-то время мог позволить себе расслабиться, на душе у Карла становилось все тревожней. Впро­ V чем, ждать недолго скоро та же тревога охватит и императорского зятя. Германия и вообще вся северная Европа были охвачены Рефор­ мацией : чем дальше, тем грознее. Тем шире распространялся огонь новой веры.

Мартин Лютер (1483-1546 п.), сын саксонского крестьянина, рано ушел в монастырь. Это была глу­ боко религиозная натура, которую до основ потрясал вид распятого Христа. Однажды он воочию уви­ дел черта и вступил с ним в пере­ бранку, в конце которой запустил в окаянного чернильницей: пятно на стене, запечатлевшее этот под­ виг, и сегодня показывают всем же­ лающим.

Его, по собственному призна­ нию, громом поражали слова «Суд Божий». Склонный к постоянному самоанализу и оттого проникнутый сознанием своей непреодолимой греховности и страхом загробно­ го воздаяния, Мартин Лютер при­ шел к выводу, что спасти человека может только всепрощающая ми- Мартин Лютер (Кранах) лость Божья.

В этом уже было умаление роли церкви как посредника между Богом и человеком, как единственного в этом мире носителя боже­ ственной благодати. Начав с протеста против торговли индульген­ циями г.), Лютер пришел к отрицанию организации и практи ( )..*~ ~~. ки католической церкви. Он поставил под сомнение действенность ее таинств, провозгласив: «Все христиане священники».

Это было созвучно духу времени. Пристальнее заглянувшие в себя, выше, чем в Средние века ценящие свою индивидуальность, люди хотели непосредственно предстоять Господу. Многоступенча­ тая иерархия, сложность обрядов, по мнению Лютера, только отда­ ляют их от Него. Даже святые, даже Матерь Божья не заступники перед Богом. Лютер открыто называл римскую церковь блудницей, а папу антихристом.

В прежние времена такая проповедь быстро закончилась бы для мятежного монаха костром. Но теперь он нашел влиятельных покро­ вителей, ставших его последователями. Ими оказались многие севе­ рогерманские сеньоры, даже курфюрсты. В их владениях стала соз­ даваться новая церковь - лютеранская, с более понятными простым людям догматикой и обрядностью, с устройством, опирающимся на собрания верующих мирян. 3акрывались монастыри: сам Лютер, пре­ зрев целибат, взял в жены бывшую монахиню. А светские владетели охотно прибирали к своим рукам церковные и монастырские богат­ ства и земли.

Император Карл поначалу воспринимал происходящее как­ V то не всерьез, его больше занимали собственные взаимоотношения с германскими сеньорами. Решение же спорных вопросов веры он готов был отложить на потом, до вселенского собора католической церкви. Однако, когда на религиозной почве начались столкнове­ ния между князьями, когда властители-протестанты стали обособ­ ляться, и у него самого начались осложнения с Римом император спохватился.

Но и начав борьбу с Реформацией, Карл был довольно терпим:

он не говорил о безоговорочном сокрушении лютеранства, в пер­ вую очередь он выдвигал требование подчинения сеньоров его соб­ ственной власти вне зависимости от того, какой веры они при­ дepжиBaюTcя. В результате главным его союзником в разгоревшейся Шмалькальденской войне с объединением протестантских князей, отказывавших ему в прежнем повиновении, стал курфюрст Мориц Саксонский одним из первых склонившийся к учению Лютера.

В итоге этой борьбы был достигнут компромисс, сводящийся К при­ знанию формулы: «Чья страна, того и вера» то есть какой веры го­ сударь, та вера и является преобладающей в его владениях. По сути, это было официальное признание лютеранства.

Во время этой войны возглавляемые испанским герцогом Аль­ бой наемники испанцы и итальянцы, ревностные католики, наме ) 0 - - - - - - - -.*~ 404 ~~. -------~.( ).

ревались разорить могилу недавно скончавшегося Лютера и сжечь его тело. Но Карл не допустил этого: «Оставьте его в покое, он име­ ет другого Судию. Я воюю с живыми, а не с мертвыми» (Лютер перед кончиной на вопрос, верит ли он сам в свое учение, ответил тихо, но твердо: «Да». Это было последнее его слово).

Карл долгое время искренне надеялся, что все же удастся дос­ тигнуть религиозного мира, что католики и протестанты, разрешив догматические противоречия, соберутся на богослужение в едином храме. Но вскоре стало ясно, что Рим не откажется от решений Тре­ дентского собора, ставших идеологической основой контррефор­ мации: они устанавливали более гибкие принципы всесторонней практической деятельности католической церкви, но отрицали воз­ можность договора с протестантами.

Тогда император добился от рейхстага (собрания высших гер­ манских князей - светских и церковных) принятия временных пра­ вил примирения (1548 г.): протестанты обязывались к существенным уступкам, но за ними сохранялось право на собственное лютеран­ ское богослужение, а конфискация церковных земель объявлялась необратимоЙ.

*** Во Франции некоторое время проблема не была столь острой.

Мыслящим французам были ближе гуманистические идеи Эразма Роттердамского, не желавшего порывать с католическими традиция­ ми, чем мрачноватые писания идеологов новой веры, зачастую отри­ цавших земные раД9СТИ, высокую культуру и чреватые социальной рознью (в Германии вскоре вспыхнула крестьянская война. Во время Реформации там слишком остро и зло прозвучал риторический во­ прос: «Когда Адам пахал, а Ева пряла кто был сеньором?»).

Но вот и во Французское королевство стала проникать протес­ тантская проповедь. И у нее нашлись влиятельные слушатели. Осо­ бенно следует выделить высшую знать и богатых горожан. Аристо­ кратам льстило, что протестантские богослужения могут проходить в их замках: на них соберется родня, челядь, избранные из окрест­ ных жителей. Владетели смогут почувствовать себя полноправны­ ми господами, какими были когда-то их предки. Буржуазии же по душе пришлась протестантская этика, в соответствии с которой сте ­ пень угодности человека Богу проявляется в успехе его земных дел, его предприимчивости. Верхушку ее, как и аристократов, привлекала роль старейшин общин верующих, которые, наряду с проповедника,...-------.*~ 405 ~~. - - - - - - -......

ми, решали бы многие дела. Это было существенно: протестантские общины сразу же стали представлять собой крепкие организации.

Там, где новая вера нашла себе много приверженцев, они брали на себя дело благотворительности и следили за чистотой нравов. Созда­ вались структуры: представители общин проводили областные съез­ ды, выборные от областей собирались на общенациональные синоды.

Со временем это стало смахивать на некую федеративную республи­ ку внутри королевства.

Пришел черед спохватиться и Франциску. Первое время он от­ носился к сторонникам Реформации довольно терпимо, потому что v.

поддерживал немецких протестантов, выступавших против Карла Но все явственней обозначался раскол французского общества по религиозному признаку. Особенно тревожило это явление в среде дворянства наиболее склонной к отпадению от католичества ока­ залась высшая знать.

А под боком у его королевства, в Женеве возникла коммуна каль­ винистов наиболее радикаль­ ных протестантов, названных так по имени основателя учения Жана Кальвина, ставшего фактическим диктатором Женевы. Кальвинист­ ские проповедники зачастили во французские пределы, и в коро­ левстве стала преобладать не уме­ ренная лютеранская проповедь, а кальвинистская непримиримая и аскетическая (по настоянию Каль­ вина был сожжен на костре инако­ мыслящий испанский врач и фи Жан Кальвин лософ Мигель Сервет, искавший в Женеве убежища от инквизиции).

Перейти к действиям король решился в 1543 г., когда протестан­ ты повсюду расклеили составленное в агрессивных тонах воззвание с требованием прекратить «католическое идолослужение». Один эк­ земпляр оказался даже в королевской спальне. Франциск воспринял это как личное оскорбление он всегда считал себя главным защит­ ником католической церкви.

У протестантизма были сторонники, но были и ярые противни­ ки. Университет, Парижский парламент требовали сурово наказать еретиков. В столице, ставшей главной опорой католицизма, состоя.~~ 406 ~~.

.( лось грандиозное по тому времени религиозное шествие «во славу Троицы, Святой Девы и небесного двора райского». Несли церковные хоругви, раки с мощами святых, куски древа Святого Креста и тер­ новый венец Спасителя, нераздельный хитон Христов, посох Моисе­ ев и другие реликвии. Шли священнослужители, шли толпы горожан, цехи шествовали со своими знаменами. Возглавлял процессию ко­ роль Франциск с непокрытой головой и с восковой свечой в руках.

Поклонник изящной словесности, король обрушился на кни­ гоиздательство. Вышел указ, запрещающий печатать что-либо част­ ным образом под страхом повешения, все книжные лавки были за­ крыты. Правда, правительство сразу одумалось, поняв, что это уж слишком. Был учрежден судебный надзор над типографиями: специ­ альные цензоры решали, какие издания «необходимы и могут быть одобрены».

Типография Запылали костры, на которых принимали мучительную смерть осужденные за ересь. В конце правления Франциска на юге Фран­ ции было вырезано население нескольких деревень: люди были за­ подозрены в том, что они придерживаются старинного вальденства.

Этот регион выделялся и склонностью к протестантизму - в народ­ Ной памяти были еще живы времена альбигоЙства.

.*~ ~~.

- 407.( *** Защита католичества дело, конечно, святое, но государей не оставляли в покое и земные проблемы. В 1536 г. скончалась королева­ мать Луиза Савойская, и ее сын Франциск сразу же решил вступить в права наследования французская армия двинулась в северную Италию и захватила Савойю и Пьемонт. Император Карл спешно со­ брал 50-тысячное войско и не только изгнал французов из Италии, но и осадил Марсель. Однако его защитники оборонялись от него так же героически, как и прежде от бурбонского герцога. Потеряв 20 ты­ сяч человек, в основном от болезней, Карл отступил.

V В июне 1538 г. было установлено перемирие. Вскоре состоял ась личная встреча государей. Они приветствовали друг друга, как ста­ рые друзья. И время проводили вместе на славу в развлечениях и пирах. Мирного договора не заключили, но и без него складыва­ лось впечатление, что в обозримом будущем обойдется без взаим­ ного кровопролития.

Когда на. следующий год восстал Гент, французский король про­ пустил друга Карла на его усмирение через свою территорию. Не обошлось без новых изъявлений теплых чувств. Великие монархи две недели гуляли в Фонтенбло, а потом еще две недели в Париже.

Очевидно, как следствие этого активного отдыха император прибыл под стены мятежного города в весьма благодушном настрое­ нии. Бюргеры сразу же пошли на попятную, а Карл, совершив риту­ альный торжественный въезд, никого не покарал, а только наложил на строптивых фламандцев крупный штраф. Да еще на всякий слу­ чай велел построить в городе цитадель.

*** Но веселый хмель выветрился быстро. Франциск надеялся, что Карл исполнит свое обещание и согласится, чтобы герцогом Милана стал один из его сыновей. Однако император водворил туда в 1540 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.