авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Александр Петрович Редько 7000 километров по Африке От автора В жизни мне посчастливилось довольно много путешествовать по свету. Я вел ...»

-- [ Страница 7 ] --

Не то ли самое происходит и с человеческими цивилизациями? Каждая из них, а их, безусловно, было уже несколько на нашей планете, начиналась с чистого и светлого разума, духовной близости к своей матери-Земле, благородных помыслов и деяний. Лидеры общества видели главный смысл чело­ веческой жизни не в заботах о своем биологическом теле, а в развитии своего разума и в духовном совершенствовании, призывая других за собой.

Но генетический «код порока», сидящий в людях, неумолимо делал свое дело: человечество неуклон­ но развивалось технологически и одновременно деградировало духовно. Так называемые «блага ци­ вилизации» на самом деле являлись тем ядом, который отравлял души и ослеплял разум. Где-то в середине этих встречных движений в развитии души и тела происходил перекрест, золотое сечение, состояние гармонии материальной и духовной сторон бытия. История хорошо помнит эти периоды расцвета и нашей нынешней цивилизации. Но длится это не долго. Линии развития расходятся, и общество устремляется к целям безудержной наживы и накопления материальных благ, забывая о ценностях духовного мира. Все больше благ, и все меньше счастья. Цивилизация начинает стреми­ тельно катиться вниз, к своему закату… Основной закон развития человеческого общества звучит так: как только основной целью и смыс­ лом жизни его членов становится материальное благополучие и проблемы собственного «Я», — циви­ лизация обречена. И все, что происходит сейчас в мире, только подтверждает эти слова. Наша цивили­ зация тоже вышла на финишную прямую. Уже заработала «программа самовырождения». Земля в очередной раз произведет зачистку, сметя человечество в бездну небытия, чтобы сделать затем новую человеческую культуру.

А может быть, Бог специально для этого и создал человека? Мы должны, как губки, впитывать в себя всю отрицательную энергетику земного пространства, выделяя добро, как растения впитывают угле­ кислый газ, выделяя кислород. Как только конкретная человеческая личность израсходовала свой запас добра и вконец перепачкалась пороками — ее отправляют в чистилище, а затем на реинкарна­ цию. Человек, таким образом, являeтcя «чистильщиком планеты», ее полезным микробом.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Пусть эта мысль явиться хоть каким-то утешением для тех, кто хочет сладко жить и грешить беско­ нечно долго и безнаказанно, для тех, у кого заботы о счастье своей биомассы полностью затмили разум и опустошили душу.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / 23 июня 2001 года Кратер Нгоро-Нгоро или Земля Санникова. Как погиб Б.

Гржимек. Сафари по дну вулкана. Погоня гепардов. Все об антилопах. Нападение льва на наш «лендровер». Опасная коррида с носорогом. Ночь в компании диких кабанов Сегодня мы вновь оставляем свой трак с личными вещами в базовом лагере под Арушей. Палатки и лагерное имущество увязываем на крышах четырех крытых джипов — «лендроверов», на которых и продолжится наш дальнейший путь. Самодеятельный въезд в природные парки Танзании, а тем более таким большим автомашинам, как наш трак, запрещен. В течение последующих трех дней нас будет обслуживать местная туристическая фирма «Шидомия тур энд Сафари», предоставившая и джипы, и поваров с продуктами, и охранников-рейнджеров. Нам же остается только изучать и восхищаться самыми знаменитыми природными зонами Африки, какими, бесспорно, являются кратер Нгоро-Нгоро и долина Серенгети.

В Аруше мы запасаемся подробными туристическими картами, фотопленкой и спиртным. Все это очень понадобится нам на территориях, весьма удаленных от очагов цивилизации. Чернокожий води­ тель Салом трогает в путь наш джип и обещает, что скучать нам не придется: таких впечатлений, какие ждут нас в ближайшие дни, невозможно получить ни в одном другом месте нашей планеты.

От Аруши до Нгоро-Нгоро около двухсот километров, и только первую половину дороги можно назвать вполне сносной. Погода немного улучшилась, но гору Меру, вторую по высоте в Африке, мы тоже увидели лишь наполовину. Вершина ее, как и у Килиманджаро, была окутана плотными облака­ ми. Меру — это действующий вулкан, высотой 4 567 метров, последнее извержение которого было в 1910 году.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Население небольших деревушек, изредка попадающихся нам по пути, во всех жизненных вопросах полагается только на себя: питаются тем, что вырастят сами, лепят и обжигают в небольших печах глиняные кирпичи, из которых строят свои маленькие хижины без окон, изготавливают одежду из шкур и шерсти животных. В некоторых селениях мы даже увидели некое подобие небольших домен­ ных печей. Это сооружение, высотой до полутора и шириной около одного метра, возведенные из огнеупорных глиняных кирпичей и предназначено для плавки железа из местной руды, в изобилии имеющейся в данной местности. Брендон сообщил нам, что топоры и мотыги, изготовленные деревен­ скими сталеварами и кузнецами, имеют очень высокое качество и ценятся выше, чем привезенные из города.

Через пару часов мы въехали на территорию национального парка Маньяра. Две трети его занимает красивейшее озеро поименным названием, тянущееся почти до самой стены spa Нгоро-Нгоро. Озеро Маньяра со всех сторон окружено довольно густой растительностью, которая буйно зеленеет несмотря на сухой сезон. Сказывается высокая влажность уха, обусловленная водным зеркалом озера и местной рекой и это притом, что высота данной местности превышает 1000 метров над уровнем моря. Среди разнообразных высоких деревьев, уже знакомых нам, Ванесса обратила внимание путишественников на редко встречающееся теперь железное дерево, называемое здесь — «лолиондо». Оно отличается от прочих очень прочной и тяжелой древесиной, практически не поддающейся гниению. Озеро Маньяра является местом гнездования множества разнообразных птиц, среди которых преобладают фламинго и пеликаны. В окрестностях его водится немало диких животных, поэтому многие туристы останавли­ ваются на териториях этого парка, изучая флору и фауну восточной Танзании. Но наша нынешняя цель — кратер Нгоро-Нгоро, и мы двигаемся к ней не останавливаясь.

Сразу за озером перед глазами возникает почти отвесная каменная стена-гряда, высотой около одного километра, тянущаяся громадной извилистой лентой далеко в обе стороны горизонта. Это одна из двух гигантских рифтовых складок земной коры, ограничивающих с юга и востока 8 300 кв. км.

площади зной зоны Нгоро-Нгоро. На этом приподнятом складками находятся горы: Лолмалазин ( 290 м), Олдеани (3188 м), Демагрот (3 132 м). Здесь же проходит вулканическая гряда из пятнадцати больших и малых кратеров! Среди них два активных конуса (Олдоиньо Ленгаи и Керимаси), которые иногда еще курятся, и множество потухших воронок. Самыми большими из них являются кратер Нгоро-Нгоро (2 500 м), кратер, (2 944 м) и кратер Эмпакааи.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Натруженно ревя мощным дизелем, наш «лендровер» около взбирался по крутейшему каменному серпантину на поверхность плато. Глазам открылась великолепная картина: в одну сторону — лежа­ щие внизу бескрайние просторы африканской саванны с озером Маньяра, а в другую — торчащие в небо жерла-конусы древних вулканов. Наш путь лежит к самому замечательному и загадочному из них.

Кратер Нгоро-Нгоро расположен как бы в треугольнике между названными выше горами. Он пред­ ставляет из себя гигантскую воронку, образовавшуюся после взрыва огромного вулкана, происшедше­ го более 2,5 млн. лет назад. Это не только самый крупный местный кратер, но и вторая по величине в мире вулканическая кальдера. Диаметр кратера составляет около 25 км, а площадь его дна превышает 250 кв. км. Крутые стены поднимаются над дном на высоту от 700 до 1 000 м, а снаружи над плато — на 2 500 метров.

Но не размеры этой гигантской каменной сковородки более всего поразили Оскара Баумана, первого из европейцев побывавшего здесь в 1892 году. Кратер Нгоро-Нгоро замечателен прежде всего тем, что является гигантским естественным зверинцем, в котором обитают сотни тысяч животных и птиц. На его территории водятся все звери Африки, кроме жирафа: газели Томпсона и Гранта, антилопы-гну и антилопы-канна, водяные козлы, зебры, буйволы, бородавочники, слоны, носороги, бегемоты, гиены, шакалы, львы, леопарды, гепарды, бабуины, мартышки и т. д. Только крупных животных здесь насчи­ тывается более 20 000 особей. Число же млекопитающих превышает 250 000 единиц! Ну а птиц тут еще больше: страус и марабу, венценосный журавль и дрофа, птица-секретарь и аист, ткачики, удод и жаворонки, ласточки, ибисы и кукушки, орлы и грифы, фламинго и пеликаны. Крутые скалы километ­ ровой высоты как естественным забором окружают эту резервацию диких животных. Существует только три труднейших спуска-подъема из кратера на поверхность плато. Далеко не каждый из видов животных смог бы одолеть их, даже если бы они не были перекрыты рейнджерами. Ну а фактически наверх могут выбраться только слоны. Извне же попасть в кратер зверям гораздо проще. Вот он и является сотни лет гигантской западней для тысяч животных, которых словно что- то манит в это место.

Собственно говоря, они не очень-то и стремятся выбраться оттуда. Прекрасные пастбища для копыт­ ных и упитанные копытные для хищников, — что еще нужно для тех и других, живущих по естествен­ ным законам природы… Редько А. П.: 7000 километров по Африке / По каменистому склону наш джип взбирается, наконец, на гребень кратера, и мы можем посмотреть вниз… Вспоминается замечательный фильм «Земля Санникова». В облаках и тумане мы долго поднимались по голым скалам, и вдруг перед глазами возник райский уголок земли. Мы стоим на высоте 3 200 м над уровнем моря. Где-нибудь в Альпах на этой высоте были бы лишь вечные толщи ледников, а здесь… Нгоро-Нгоро, что на языке масаев обозначает колокольчик, который они привязывают на шеи своих коров-зебу, представляется глазу как огромное каменное блюдце, диаметром более 20 км. Несмотря на такие гигантские размеры, с высоты гребня можно охватить взором сразу всю его фантастическую панораму. Крутые внутренние склоны покрыты густым покровом буйной зелени за счет могучих деревьев, забывших про сухой сезон. Совершенно плоское дно имеет ровный желтый цвет. Это саван­ на, покрытая невысокой высохшей травой, с участками безжизненного песка. На ее охристом фоне сверкают пронзительной голубизной два зеркала озера Магади. В него впадает река Мунге, текущая с северо-восточных склонов кратера. Сейчас, в сухой сезон, речка полностью пересохла и напоминает сверху серую извилистую дорогу. Брендон говорит что в юго-восточной части дна кратера есть еще и болота Горигор, но с той части гребня, где находимся мы, их не видно.

А находимся мы в юго-западном секторе кратера. Только здесь по его гребню проходит относительно неплохая грунтовая дорога, по которой можно проехать на джипе в сухой сезон. Длина ее составляет около 30 км, что является примерно четвертой частью всего периметра гребня кратера. С этой дороги на дно его ведут два головокружительных спуска, доступных не каждому внедорожнику и далеко не каждому из местных водителей. Говорят, что есть еще слоновья тропа в юго-восточной части кратера, которой иногда пользуются масаи и рейнджеры. Других дорог и тропинок на дно Нгоро-Нгоро ни для людей, ни для животных — нет.

Ширина доступной части гребня кратера составляет от ста до трехсот метров. В этом его участке имеется несколько туристических кемпингов, лоджий и просто полян с костровищем, на одной из которых мы ставим свои палатки и говорим: «Джамбо, Нгоро-Нгоро!», что на языке масаев означает — «Здравствуй, Нгоро-Нгоро!»

Желаем мы здоровья и удачи также и себе, ведь мы впервые стали лагерем в окружении такого обилия диких зверей, в дебрях нетронутой человеком природы. С нами четверо вооруженных рейн­ джеров, но вряд ли они не будут спать ночью, То есть именно когда, когда хищники выйдут на охоту.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Нас уже предупредили, что задача проводников — охранять группу с момента подъема и до отбоя.

Сами звери в закрытую палатку ночью ломиться не должны. Конечно, стадо возбужденных слонов или буйволов может пронестись через лагерь, растоптав все живое на своем пути, но такие случаи здесь бывают редко.

Другое дело, если кто-то рискнет выйти ночью из палатки по какой-нибудь нужде. Ночь в буше — время хищников, ищущих жертву, и они вряд ли откажутся от легкой добычи. В этих районах ежегодно погибает от звериных зубов по несколько туристов, нарушивших строгие инструкции поведения и забывших про данную ими расписку. Однако число людей, желающих здесь побывать, несмотря на опасность, растет год от года. Ведь ощущения, которые испытывает человек, буквально погруженный в природу, растворенный в ней, почти не защищенный от ее среды никакими благами цивилизации, — невозможно воссоздать какими-то искусственными экстремальными ситуациями. Здесь вы — равный среди равных, и единственное оружие, которое можно достойно применять для своего выживания, — это интеллект.

Но даже он не всегда способен предупредить нелепые случайности. На гребне кратера, неподалеку от нас, находится стелла в память об известном исследователе животного мира Африки — Б. Гржимеке, который погиб в этих местах, когда его легкий самолет столкнулся в полете с грифом.

Животные не стали дожидаться ночи. Мы еще разбивали лагерь, когда туда уже пожаловали первые гости. Сначала это были двухметровой высоты марабу. Птицы уселись на землю в пяти метрах от крайней палатки и стали с интересом наблюдать за нашими хлопотами, с удовольствием давая себя фотографировать. Затем к лагерю пришли четыре зебры. Они нашли вытоптанный пыльный участок на краю нашей поляны и, не обращая на людей никакого внимания, занялись собственным туалетом.

Поочередно ложась спиной в пыль, они перекатывались в ней с боку на бок, очищая таким образом свою кожу от насекомых паразитов. Были и более мелкие гости: стоило хотя бы на минуту оставить не закрытой палатку, как она тут же наполнялась сотнями разнообразных муравьев, пауков, жуков, клопов и сороконожек, норовящих залезть в спальники и рюкзаки в поисках пищи. Но мы уже были опытными исследователями Африки и не держали в палатке ничего съестного, кроме алкоголя.

Наскоро перекусив, мы в сопровождении рейнджеров отправились на внедорожниках на гейм драйв в кратер.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Мне немало приходилось ездить по горным дорогам. Никогда не привыкнуть к тем ощущениям, которые испытываешь, видя слева каменную стену, а справа бездонную пропасть, и так несколько часов подряд. Но спуск в кратер Нгоро-Нгоро — это нечто особенное. Узкий серпантин дороги из каменистого сыпняка, зажатый с двух сторон крепкими деревьями, идет вниз под углом, превышаю­ щим порой пятьдесят градусов. Стоило рендроверу» въехать на него, как он пополз вниз вместе с сыпняком, даже не вращая колесами. На повороте серпантина водитель «давал газу» и крутил руль.

Машину заносило в нужном направлении, и она опять начинала сползать вниз вместе с гравием до следующего поворота, где данный маневр повторялся. Мы почти стояли в кабине, упираясь руками впереди себя и машинально отклоняясь задом, как бы стараясь не дать машине перевернуться через голову. Отбив затылки и бока, а также вдоволь надышавшись пылью, мы за полчаса спустились в кратер.

Красота глазам предстала неописуемая. Гигантский амфитеатр, фантастическая цирковая арена, противоположный край которой едва виден в знойном мареве колеблющегося воздуха. Заросшие густыми темно-зелеными деревьями, ее уходящие к голубым небесам стены образуют колоссальное, правильной формы, кольцо, ограничивающее ровное желтое дно.

Оно покрыто невысокой высохшей травой, дающей этот цвет. На дне кратера не видно ни единого дерева, и пространство его просматривается на многие километры от края до края. На этом простран­ стве одновременно видны тысячи разнообразных животных, каждый из которых занят каким-то сво­ им делом. Кто-то пасется, кто-то охотится, кто-то спит, а кто-то бредет в неизвестном направлении.

Плотность животных настолько высока, что можно просто стоять в одном месте, не двигаясь, и перед тобой будут нескончаемо разворачиваться постоянно меняющиеся картины из их жизни. Но мы мед­ ленно едем по пыльному следу, пробитому в траве по направлению к центру кратера. Едем и смотрим во все глаза в разные стороны, стараясь не пропустить ничего интересного. А посмотреть здесь есть на что… Нам говорили, что в кратере Нгоро-Нгоро нет гепардов, но буквально первыми, кого мы там увидели, были именно эти красавцы хищники. Более того, нам повезло увидеть их охоту, причем с расстояния не более ста метров.

Гепарды активны в течение всего дня и как только чувствуют себя голодными, так тотчас выходят на охоту. Вот и в тот момент четыре крупных гепарда на наших глазах медленно вышли один за другим из участка высокой травы и, выстроившись в колонну на расстоянии 20–25 метров друг от Редько А. П.: 7000 километров по Африке / друга стали медленно обходить стадо антилоп-гну. Это стадо паслось неподалеку от стены кратера, и хищники своим маневром отсекали антилоп от спасительного пространства. Когда подготовка была завершена, гепарды как по команде развернулись к копытным и бросились на стадо, рассекая его на четыре части. Мы азартно защелкали затворами фотокамер.

Гепард — самое быстрое наземное животное. В беге на расстояния до пятисот метров он может достигать скорости до 120 км в час. Хотя вес этого зверя может превышать 60 кг, он стартует очень резво, разгоняясь до скорости в 100 км в час всего за три секунды! Именно во внезапности атаки и в фантастической стартовой скорости кроется залог его успешной охоты.

Нам казалось, что тела гепардов буквально летят по воздуху, вытянувшись параллельно земле и лишь изредка касаясь ее своими мощными лапами, работающими с точностью отлаженного механиз­ ма. Антилопы-гну умеют бегать очень быстро, особенно если призом является собственная жизнь. Но в этот раз двоим из них не повезло. Они замешкались в первые секунды атаки и жестоко поплатились за это. Хищники достали антилоп в красивом прыжке. Они впились зубами в мощные шеи жертв и рухнули вместе с ними на землю, подняв тучи серой пыли… Остальные гну даже не стали далеко убегать. Охота закончилась, и уцелевшим в ней нечего было больше бояться. Гепарды занялись трапе­ зой. По всей видимости, это были самки. Именно они часто сбиваются в стаи из нескольких особей, тогда как самцы предпочитают вести уединенный образ жизни. Гепарды относятся к породе кошачьих, и когти на их лапах не убираются. По этому признаку их следы отличают от следов других хищников.

Часто гепардов путают с леопардами. От последних они отличаются более яркими черными пятнами на коже, черными кольцами на кончике хвоста и «черными слезами» — тонкими полосками черного цвета, идущими от углов глаз до кончиков губ. А еще у гепардов великолепное зрение. Оно остается таким все 15 лет, которые живут эти животные. Поздравив хищников с удачной охотой, мы тронулись дальше. Стадо антилоп-гну, поредевшее на двух особей, закончило щипать траву и потянулось равно­ мерным шагом куда-то, выстроившись по одному в длиннющую вереницу, в которой я смог насчитать более семидесяти животных.

Вообще-то копытных в кратере значительно больше, чем любых других животных. Куда ни глянь, везде пасутся многочисленные стада самых разнообразных видов антилоп, причем пасутся они рядом друг с другом. Гну, канны, ориксы, ориби могут скакать вперемешку между собой по степи. Они то сбиваются в кучки, то растягиваются по бушу в прямые линии, как солдаты на плацу. Антилопы то Редько А. П.: 7000 километров по Африке / пускаются вскачь, непонятно куда и зачем, то могут резко остановиться и замереть, надолго оставаясь совершенно неподвижными, то начинают кружиться в бешеном хороводе, лягаясь и бодая соседей.

Гну, безусловно, являются самыми спокойными среди прочих видов. Они держаться большими стада­ ми, которые охраняются самцами, держащимися по краям. Впрочем, мне следует рассказать вам анти­ лопах Африки подробнее, ведь это действительно самые многочисленные животные материка. На нашей планете насчитывается более 70 видов различных антилоп, и из них более 50 водятся в Африке.

Поэтому случайно данный материк называют страной антилоп. Эти грациозные животные отличают­ ся между собой и размерами, окраской, и повадками. Даже антилопы одного вида, но живущие в разной местности, отличаются между собой манерами поведения, поэтому главным различием между ними являются внешние данные.

Наверное, антилопы и домашний скот когда-то имели общих предков, потому что одни из них похожи на быка, другие козу, третьи на буйвола, а иные на овцу. Но большинство видов все-таки напоминают оленей. Правда, в отличие от последних, антилопы имеют постоянные, покрытые рого­ выми футорами рога, которые не ветвятся и никогда не сбрасываются. Одни из этих копытных живут на открытых просторах буша, другие предпочитают густые тенистые леса, некоторые любят берега водоемов, а иные обитают на каменистых склонах скал.

Разнообразны и размеры антилоп. Есть миниатюрные создания, рост которых не превышает не­ скольких десятков сантиметров, а есть и просто «гиганты», походящие размерами на крупную лошадь.

Познакомлю вас с некоторыми из них и началу с самых маленьких.

Антилопа-дукер — самое карликовое копытное, рост которого в холке не превышает 25 см, при весе до трех килограммов. Антилопа-дик-дик всего на несколько сантиметров выше подруги, но зато легче ее на целый килограмм. Эти малыши живут в рощицах деревьев и зарослях кустарников, где им легко прятаться от хищников. Антилопа-ориби чуть крупнее их. Более рослый самец этого вида имеет рост до 50 см, а голову его украшают небольшие черные кольчатые рожки. Ориби покрыты очень красивой шкуркой. Она имеет красный цвет на спине и белоснежный на брюшке. Над глазами у этой антилопой нарисованы белые полукружья и белые же длинные полосы идут у нее под горлом.

Если маленькие антилопы живут, в основном, парами, то средние предпочитают держаться стада­ ми. Стада газелей Томпсона могут достигать пятидесяти голов. Это небольшие антилопы, ростом до 60–70 см и весом до 20 кг. Их легко отличить по широким черным полосам, идущим горизонтально Редько А. П.: 7000 километров по Африке / через все туловище от шеи до черного хвостика. Газель Гранта имеет длинные лировидные рога, при том что рост ее не превышает 80 см, а вес 60 кг. Она предпочитает стада сородичей численностью не более 10–20 особей. Все газели очень пугливы, и на охране стада всегда дежурят самцы. В случае опасности их тело начинает дрожать, а хвостики — бешено вертеться. Это сигнал говорит стаду о необходимости немедленного бегства.

Антилопа пустыни Орикс, называемая еще сернобыком, ростом с осла, но имеет очень геройский характер. Известны случаи, когда она смело вступала в схватку со львом и даже закалывала его рогами.

А рога у нее просто замечательные. Черные и блестящие, они загнуты назад и идут прямыми шпагами параллельно спине на целый метр длины, заканчиваясь очень острыми кончиками. Орикс очень быстро бегают и поэтому редко становятся добычей хищников. Шкура их несимпатичного бурого цвета, а вот морды разрисованы очень необычно. По их белому фону идут четыре четкие темные полосы, своим рисунком абсолютно напоминающие надетую на голову уздечку. Зачем сернобыку такой маскарад, известно лишь Создателю.

В низких болотистых местах, заросших высокой сочной травой и мелким кустарником, водятся водяные, тростниковые и кустарниковые козлы. Самый интересный из них, водяной козел, является выдающимся спортсменом — многоборцем. Он отважен и свиреп, прекрасно бегает и еще лучше плавает. Длинные и широкие копыта позволяют ему легко передвигаться по трясине болот и топким берегам рек, где он и любит селиться. Водяной козел очень любит плескаться в реке и может переплыть даже километровую водную преграду. Его рост достигает до 120 см, а вес до 80 кг. Шкура животного имеет темно-каштановый цвет с выраженным голубоватым отливом, причем мех ее очень жесткий.

Оконечность морды и губы — белого цвета. Белые же обводы имеются и вокруг глаз. Но более всего этого козла украшают белая манишка на шее и широкая белая лента, которая окружает хвост, а затем спускается вниз по ногам до самых копыт. На затылке у животного растет густая грива и торчат метровые, саблевидные рога бледно-оливкового цвета. Длинный тонкий хвост заканчивается кисточ­ кой, чем- то напоминающей помазок для бритья. Тростниковый козел, как следует из названия, пред­ почитает лежать в высокой жесткой траве на низких берегах рек. Он интересен тем, что в случае опасности начинает громко свистеть, подавая сигнал всем окружающим его животным. А вот пятни­ стый кустарниковый козел, испугавшись чего-нибудь, начинает почти по-собачьи лаять.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Антилопы-куду по праву считаются хозяевами самых красивых рогов в Африке, потому-то они и называются винторогими.

Их длинные рога закручены в спираль широким мощным винтом, уходящим прямо вверх с гордой головы. По бокам ее в стороны торчат большие круглые уши, напоминающие мотоциклетные фары. У самцов куду, помимо двухметровых змеевидных рогов, снизу вдоль всей шеи растет густая, довольно длинная борода, а на спине имеется небольшой горб. Туловище этих антилоп раскрашено довольно скромно и имеет лишь редкие белесые поперечные полоски. Тем не менее, общий вид животного — просто сказочный!

Антилопа-спрингбок имеет чуть изогнутые, большие прямые рога и большие стоячие уши. У нее коричневатая, с подпалинами, спина и белые грудь и живот. Вдоль всего ее туловища идет коричневая полоса, а от глаз до рта тянутся черные линии. Она знаменита тем, что очень часто делает совершенно необычные прыжки, называемые «пронкинг». Спрингбок толкается от земли одновременно всеми четырьмя, причем прямыми, ногами и взлетает довольно высоко вверх. После приземления следуют аналогичные последующие прыжки, при каждом из которых она еще и летит метра на три вперед.

Принято считать, что таким способом самцы дают своим самкам команду к построению. Мне же кажется, что они очень хотят научиться летать… Антилопа-гну, наверное, самая известная антилопа в нашей стране. Таковой ее сделал знаменитый роман Ильфа и Петро- ва. А знаете ли вы о том, что это самое стадное растительноядное животное на Земле. Стада этих антилоп могут насчитывать до 100 000 особей в каждом, особенно в периоды мигра­ ции. Только в районе Серенгети обитает более 2 млн. антилоп-гну. Не меньше их и в других охраняе­ мых людьми территориях. Правда, точно подсчитать очень трудно, так как они постоянно мигрируют и могут проходить до 50 км в день, двигаясь строгой кавалькадой одна за другой, под охраной старых самцов, о крупные антилопы, достигающие полутораметрового роста и веса до 250 кг. Они коричнева­ то-бурого цвета, с косматой гривой и длинным пучком волос на груди, висящим между ими ногами.

На носу эти антилопы имеют щеточку из пучка волос, а их большой белый хвост спускается почти до самой земли. Рога у антилопы-гну идут сначала вниз, а затем загибаются полукольцом вверх над мордой, напоминая по формe руль гоночного велосипеда. Местные люди называют эту антилопу диким быком, так как у самца красные горящие глаза, крутая толстая шея и раздвоенные копыта. Он ревет, как бык, и очень не любит красный цвет, нападая на людей в подобном одеянии. Самки светлее Редько А. П.: 7000 километров по Африке / шерстью, спокойнее нравом и Довольно легко приручаются. На мой взгляд, антилопы-гну мордой и рогами чем-то похожи на буйвола, телом — на лошадь, а ногами на оленя. Хотя при движении в стаде эти животные очень степенные и дисциплинированные, но на пастбище могут вести себя очень шумно и игриво, быстро бегая друг за другом. Беременность у них длится 8 месяцев, и в каждом стаде рождается очень много молодняка. Но также много телят и гибнет от зубов львов и гиен, поэтому далеко не каждая антилопа-гну доживает до 15 лет, естественного срока своей жизни. В Нгоро-Нгоро мы наблюдали очень интересную драку их самцов. Опустившись на колени передних ног, в несколь­ ких метрах друг от друга, они, с помощью задних, скользили вперед до тех пор, пока с треском не сталкивались лбами. Тотчас после этого они вскакивали и старались запрыгнуть на спину соперника, чтобы побить того копытами. Если маневр не получался ни у того, ни у другого, бойцы расходились и начинали все сначала… Антилопа-канна — самая крупная из тех видов антилоп, которых нам довелось увидеть в Африке. Ее рост может доходить до 180 см, а вес до 800 кг. Внешним видом она напоминает старого грузного быка, хотя имеет нрав, как у коровы и такие же большие, добрые и ясные глаза. У нее длинные и прямые рога, торчащие вверх, с помощью которых канна любит срывать молодые ветки деревьев. Эти рыже­ ватые животные предпочитают пастись в безводных степных просторах, где мало хищников, а потому могут долго обходиться без воды. Видимо, также долго тяжелые и медлительные канны могут обхо­ диться и без полового партнера, так как их самцы и самки пасутся раздельно, стадами от 10 до голов. Однако местные проводники говорили нам, что канны довольно прыгучие и даже могут лазить по горам. На Килиманджаро их видели на высоте в 4,5 км. Вот вам и тяжеловесы!

Статистика говорит, что самой крупной антилопой Африки все же является антилопа-элланд, вес которой достигает одной тонны, а рост в холке составляет почти два метра. Но мы их не видели. К сожалению, нам не удалось увидеть и десятки других видов антилоп, но ведь увидеть и познать все не дано ни одному из смертных.

А наша машина, оставляя после себя шлейф пыли, продолжает бороздить дно кратера Нгоро-Нгоро.

Такие же пыльные дымки видны на расстоянии и в других местах, свидетельствуя о том, что мы не одни на сегодняшнем сафари. У «лендровера» крыша приподнимается на штангах вертикально вверх, образуя полуметровую щель, через которую мы можем наблюдать и фотографировать во всех направ­ лениях, стоя в кабине. При этом мы защищены ее стенами от нападения хищников с земли, a крыша Редько А. П.: 7000 километров по Африке / защищает от прыжка сверху. Выходить же из машины здесь — равносильно самоубийству.

Мы не перестаем удивляться тому, как Салом зорко видит к или иных животных на фоне желтой травы и как легко он читает их следы. Вот и теперь он слегка притормозил и сказал, что сейчас мы увидим львов. И действительно, через несколько минут мы увидели двух крупных красавцев. Лев и львица лежали на боку в траве, в пяти метрах от дороги, закрыв глаза и не обращая на нас никакого внимания. Мы принялись щелкать камерами, толкая друг друга и переговариваясь, а Салом подъехал поближе и остановился напротив хищников, не выключая двигателя. Идиллия продолжалась недолго.

То ли льву надоел производимый нами шум, то ли выхлопные газы стали щекотать ему нос, но он вдруг по-собачьи затряс головой и затем встал. Это был громадный зверь с роскошной черной гривой и мощными лапами. Его подруга тоже проснулась и села, глядя на нас и постукивая хвостом по земле.

Салом повернулся из своей кабины и начал было что-то говорить, протянув руку в сторону львов.

Внезапно лев слегка присел, а затем в мощных прыжка вспрыгнул на капот нашего «лендровера».

Машина со скрипом резко просела на нос, а мы в ужасе попадали на задние сидения… Кабина водителя закрыта со всех сторон и, в принципе, никакая опасность ему не грозит, но трудно не потерять самообладание, когда видишь в полуметре морду льва, отделенную от своей головы лишь тонким стеклом. Видимо, и Салом сразу опередил. Сначала он откинулся назад, а затем резко уперся двумя вытянутыми руками в кружок клаксона. Резкий сигнал прорезал воздух, и у нас окончательно захватило дух. Но дальше было хуже. В страхе мы забыли захлопнуть крышу пассажирской кабины, и лев быстро уловил, откуда идет запах человека. Он вскочил на кабину водителя и с силой вклинил морду в щель под откинутой над нами крышей. Голова зверя застряла в области лба, и он уставился на нас смертельным взглядом недвигающихся янтарных глаз. Громадная пасть ощерилась пятисантимет­ ровыми желтыми клыками, и лев зарычал… Я не знаю, как описать этот рык, раздавшийся в каком нибудь метре от нас. Его невозможно сравнить ни с одним из слышымых мною ранее звуков. Что-то невыносимо оглушительное обхватило голову, сжав ее раскаленными тисками до размеров шарика, а затем она взорвалась изнутри со страшным грохотом разлетаясь воющими кусками в мертвую тиши­ ну… Контузия спасла от обморока, и я почувствовал, как машина резко рванула вперед, затем назад, затем снова вперед. Львиная голова давно исчезла из кабины, а мы все неслись куда-то вперед, не разбирая дороги, в звенящей тишине, пока не влетели по середину капота в какое-то болото… Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Салом пытался шутить, сбивчиво рассказывая о том, как он чуть не вдавил в пол педаль тормоза, перепутав ее со страха с педалью газа, а я приводил в чувство своих приятелей. Они солидные люди, и я не стану рассказывать о том, каким эффектом закончилось для них столь близкое знакомство с царем зверей. Потом мы не менее получаса разговаривали лишь одними губами, рассматривали огромные вмятины и царапины на капоте и пили спирт из карманной фляжки, которая всегда была неразлуч­ ным спутником всех моих путешествий.

Работа по вызволению машины из болота окончательно привела нас в нормальное состояние, и мы уже вовсю шутили над пережитыми страхами и своей реакцией на них. Но если рассуждать серьезно, то нам повезло дважды: во-первых, потому что такой невероятный случай с нами произошел, а во вторых, что он закончился только испугом. Спирт не опьянил нас, а только снял излишнее возбужде­ ние, и поездка по кратеру была продолжена с прежним энтузиазмом.

Совсем скоро Салом указал нам на удивительное животное, которое питалось какими-то корешками, стоя на согнутых коленях передних ног. Его зовут бородавочником и считают самым первым среди тех, кто позорит природу своим внешним видом. Вообще-то это дикая свинья, и морду любой свиньи красивой не назовешь. Но морда бородавочника — это что-то особенное. Она украшена несколькими совершенно безобразными шишками, симметрично расположенными на скулах с обеих сторон. На щеках торчат пучками бакенбарды из жесткой щетины. На холке и вдоль хребта по всей спине вепря тянется густая лошадиная грива. Она растет до самого хвоста, который длинной, тонкой и голой веревкой тащится по земле, заканчиваясь волосяной кисточкой. Но это еще не вся «красота». На голове бородавочника в разные стороны торчит по две пары клыков из каждой челюсти. Они крутым кольцом загнуты вверх, параллельно друг другу, придавая зверю вид бравого вояки. На самом деле — это флегматичное травоядное стадное животное. Любимое занятие его, как и любой свиньи, — основатель­ но вываляться в грязи. Грязное тело спасает его от паразитов, но совершенно не защищает от зубов хищников. Свининку любят и львы, и гиены, и крокодилы, и леопарды. Поэтому-то он и проводит половину жизни стоя на коленях и готовый умереть. За рабское мировоззрение Бог и наградил его такой внешностью.

Не лучше обстоят дела со взглядами на жизнь и у гиен с шакалами. Мы видим, что за каждым стадом копытных постоянно плетутся эти падальщики Африки. Глядишь, отстанет больное животное, или отобьется от стада малыш, или нападет на копытных крупный хищник и оставит объедки от своей Редько А. П.: 7000 километров по Африке / трапезы. Вот и сейчас, совсем рядом с нами, пробежала с поджатым хвостом гиена, волокущая в зубах здоровенную ногу зебры. Она явно стащила ее где-то, под шумок, и теперь воровато озиралась, боясь быть замеченной своими товарками.

Тем временем мы выехали к низким берегам озера Магади, расположенного в юго-западной части кратера. Еще издали на его глади нам были видны какие-то огромные колеблющиеся пятна. Они постоянно меняли свой цвет, становясь то белыми, то красными, то покрываясь черными точками.

Вблизи мы увидели, что это ничто иное, как многотысячные стаи красавцев фламинго. Их было такое невообразимое множество, что лишь крайних рядах можно было различить отдельных птиц;

далее сливались в сплошную массу, заполнявшую все прибрежное мелководье озера. Эта масса пернатых находилась в постоянном движении: кто-то взлетал, кто-то садился, кто-то плыл, а кто-то бродил по береговым лужам в поисках пищи. Цвет стаи постоянно менялся, потому что у этих птиц очень необычно окрашено оперение. Все туловище покрыто белыми, либо слегка розовыми перьями, а вот крылья — цветные. У красных фламинго они действительно ярко-красные с наружной стороны, но это хорошо видно лишь тогда, когда птица раскроет крылья. По краю их идет широкая черная полоса.

Такого же черного цвета и вся внутренняя поверхность крыла, видимая только в полете. Вот и получа­ ется, что когда птица сидит, сложив крылья, она одного цвета, а когда раскинет крылья или летит, — совсем другого. Правда, есть розовые и белые фламинго, которые окрашены более однообразно, но все равно глядят очень нарядно и грациозно. Рост фламинго достигает гора метров, в основном, за счет очень-очень тонких длинных ног. Они часто прячут в своем оперении одну ногу целиком или обе до бедра так, что даже коленный сустав ноги не виден. И когда птица встает, кажется, что из ее туловища попеременно выдвигается несколько сегментов какого-то раздвижного подъемного устройства. Фла­ минго живут очень большими колониями в районах щелочных озер, каким и является остров Магади.

Они питаются микроорганизмами и водоросли, развивающимися именно в такой воде. Если дожди меняют ее кислотно-щелочное равновесие, птицы мигрируют к Другим подходящим им водоемам. Не отказываются они также лакомства мелкими насекомыми и рыбешкой. Очень занятно наблюдать, как фламинго пьют воду. Они кладут свой изогнутый бумерангом клюв верхней стороной в лужу, словно хотят заглянуть себе под ноги, и начинают часто-часто двигать его частями, втягивая в себя жидкость.

А галдят они так, что многие птицы могли бы позавидовать. Немало уток, пеликанов, чирков и десятков других водоплавающих птиц шныряют буквально под ногами у фламинго, но их голоса тонут Редько А. П.: 7000 километров по Африке / в неумолчном крике подлинных хозяев озера.

Затем мы наблюдали за стадом буйволов, семейством страусов и гуляющими слонами. Салом увел машину немного в сторону от озера, и в дальней его части мы вдруг увидели зверя, впервые попавше­ гося нам на глаза за истекшие три недели африканского сафари. Вдали, примерно в двухстах метрах от берега, в густой траве стоял черный носорог. То, что это именно то животное, а не его белый сородич, наш проводник угадал по каким-то лишь ему известным признакам. Рядом с носорогом на порядочном расстоянии не было ни одного животного. Он считается самым свирепым зверем Африки, шутки с которым плохи. Мы принялись наблюдать за редким животным в бинокли, считая и это большой удачей. Ведь в кратере Нгоро-Нгоро сейчас обитает всего пять его экземпляров, а во всей Танзании не более пятнадцати. А все из-за чудодейственных свойств его рога.

Задумчиво сидящий все это время Салом вдруг послюнявил палец и поднял его вверх. Немного подумав, он спросил, бывали ли мы на корриде. Мы с Пашей ответили, что видели ее в Барселоне.

Тогда рейнджер спросил, не хотели бы мы увидеть корриду по-африкански? Мы живо заинтересова­ лись его предложением. Салом объяснил, что обычно берет с туристов за это зрелище по пятьдесят долларов, но с нас, учитывая инцидент со львом, готов взять по двадцать. К тому же, по его словам, тот случай показал, что сегодня счастливый день и можно не опасаться неприятностей. Мы, естественно, согласились и спросили водителя, с каким быком он будет биться. К своему ужасу, мы услышали, что он покажет нам корриду с носорогом! Для одного дня нам уже с лихвой хватало эпизода со львом, поэтому мы робко спросили Салома, не опасно ли это. Тот широко улыбнулся белозубым ртом и сказал, чтобы мы не волновались: он вовсе не собирается убивать носорога. Подумав о том, что у зверя на этот счет могут быть прямо противоположные планы, мы чуть было не отказались, но Паша сказал, что два раза в одну воронку даже бомба не попадает, и мы отдали деньги… Предупредив нас о необходимости полной тишины, Салом стал объезжать поляну, где пасся носорог, с подветренной стороны. Мы знали, что у этого зверя очень плохое зрение, но прекрасные обоняние и слух, поэтому поняли маневр водителя, хотя по-прежнему ясно не представляли себе, что он собирается делать. Объехав носорога с тыла, Салом еще раз провешил направление ветра. Он дул от нас, и зверь пока еще не угадывался о нашем присутствии. Нас разделяло расстояние около ста метров, но и отсюда уже было видно, насколько огромен наш противник. Водитель пробормотал что-то, воздев глаза к небу, и направил машину прямо на носорога. Мы оцепенели… Редько А. П.: 7000 километров по Африке / «Лендровер» медленно двигался по прямой к стоящему к нам задом носорогу по гладкому полю, покрытому невысокой бурой травой и начисто лишенному каких-либо деревьев или кустарников.

Опасный зверь, по обыкновению, дремал в дневные часы, не подозревая о вторжении чужаков на его территорию. Когда до него оставалось не более пятидесяти мет- ров, наша машина остановилась.

Салом шепотом велел нам не разговаривать, не шевелиться и ни при каких условиях не выходить из машины. Не выключая двигателя, он тихо открыл обе дверцы водительской кабины и вышел наружу.

Он мог и не просить нас о тишине: сухой комок предательски прилип у меня к горлу, а отяжелевший разом язык высох и онемел. Кровь застучала в висках, и все происходящее стало казаться кадрами медленной съемки.

Оглядевшись по сторонам, Салом медленно пошел вперед вправо, под углом от машины. Носорог спал. Пройдя около десяти метров, смельчак вдруг издал пронзительный свист и бросился бежать.

В то же мгновение грузное тело носорога подпрыгнуло на месте, словно резиновое, развернувшись мордой в нашу сторону. Какое-то мгновение он оставался неподвижным, громко фыркая, трепыхая ушами и пытаясь разглядеть обидчика. Носороги чрезвычайно близоруки и с тридцати метров уже не могут, к примеру, отличить человека от дерева, но Салом двигался, причем довольно шумно, и зверь его увидел. Издав оглушительный, как у свиньи, визг, свирепое животное ринулось в атаку на челове­ ка.

Увидев это, Салом разом остановился, быстро повернулся спиной к зверю и кинулся бежать от него со всех ног. Дальнейшее действие стало происходить в нескольких десятках метров, сбоку от нас.

Мы знали, что носороги могут бегать со скоростью около пятидесяти километров в час и легко настигают не только самого быстрого бегуна, но и иную лошадь. Вот и теперь, расстояние между преследователем и жертвой быстро сокращалось, а у нас перехватило дыхание.

Внезапно Салом остановился, развернулся лицом в сторону разъяренно несущегося на него зверя и замер в напряженной позе. Еще несколько секунд, и два полуметровых черных рога прошьют человека в стремительном ударе, не оставив ему никаких шансов. Кто-то рядом судорожно схватил меня за руку, но я и сам едва стоял на ногах.

Когда расстояние до свирепой морды составляло не более одного метра, Салом, подобно выстрелив­ шей пружине, резко отпрыгнул в сторону и за спиной проскочившего мимо него носорога помчался в обратном направлении.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Зверь по инерции пролетел вперед несколько десятков метров и развернулся, потеряв противника из виду. Вновь заметив убегающего человека и придя в неистовое бешенство от неудачной атаки, он стремительно бросился в новую погоню.

Не успев облегченно вздохнуть, мы вновь напряженно замерли. Ранее нам приходилось слышать, что поле зрения у носорога очень невелико. Его крохотные глазки могут хорошо различать только то, что находится прямо перед ним. Грузное тело и неповоротливая шея совершенно не позволяют ему ни оглянуться назад, ни даже кинуть взгляд в сторону. На это, видимо, и рассчитывал чернокожий торреро, но видит Бог, рисковал он своей жизнью необычайно.

Уже через минуту Салом снова неподвижно стоял, подставив грудь в сторону бешено несущейся на него огромной туши. Носорог пронзительно визжал, разбрызгивая на бегу белую пену из приоткрытой пасти. На этот раз все происходило уже ближе от нас, но чувство опасности стало как-то покидать меня, сменяясь азартом. Смертельный поединок человека и зверя невыразимо будоражил душу и опьянял рассудок.

Вновь в самый последний момент Салому удалось отскочить в сторону от рогов остервенело несуще­ гося на него зверя и бросится наутек в противоположном направлении. На этот раз носорог затормозил гораздо раньше, начиная, вероятно, соображать, в чем причина его неудач. Неуклюжий с виду, он оказался в гневе значительно проворнее, чем мы ожидали. Теперь он значительно быстрее стал настигать человека. К тому же чувствовалось, что Салом начал уставать. Однако мы заметили, что поединок переместился к машине еще ближе, и вновь в душе забеспокоились.

В третий раз храбрец замер, испытывая судьбу и играя на наших натянутых нервах. Но на этот раз ему повезло меньше. Стремительно надвигающийся носорог, как заправский боксер, сделал обманное движение головой, нервы у Салома не выдержали, и он отпрыгнул в сторону от головы толстокожего чуть раньше времени. Зверь успел заметить этот маневр и, проносясь мимо, чуть повернул голову в сторону человека. Этого оказалось достаточным для того, чтобы зацепить рогом за край eгo рубашки.

Салом крутанулся на одном месте, но устоял на ногах. Пока разъяренный зверь сумел остановиться и развернуться, водитель в отчаянном рывке уже бежал в сторону нашей машины.

На этот раз они оба неслись прямо на нас, и ужас приковал зрителей к хрупкому железу автомоби­ ля… Громадное, злобно пыхтящее животное неумолимо надвигалось на нас, на глазах врастая в своих неимоверных размерах. Мы уже не видели Салома, загипнотизированно глядя в сверкающие красные Редько А. П.: 7000 километров по Африке / глаза стремительно приближающегося монстра. Это был конец… До носорога оставалось не более десяти метров, когда водитель пулей влетел в кабину и ударил по газам. Взревевший лендровер» нервно рванул с места, быстро набирая скорость. Но ее все же не хватило для того, чтобы успеть оторваться от могучего преследователя. В последнем рывке он успел достать нижним рогом ускользающего из-под носа противника. Машина дернулась, взлетев задом в воздух и отчаянно завизжав в нем колесами, а затем рухнула вновь на землю и стремительно рванула вперед, набирая скорость.

Мы попадали на пол, больно ударяясь о выступающие конструкции, охая и матерясь. Когда же, поднявшись на ноги, мы посмотрели назад, то увидели удивительную картину. Неподвижно стоящий носорог, удивленно и разочарованно смотрел вслед удаляющейся машине. На его могучих рогах красо­ валось запасное колесо нашего «лендровера» как заслуженная награда за смелость и упорство.

Проехав около километра, мы остановились. Разорванная рубаха водителя была в крови, но ссадина на коже была поверхностной, хоть и обширной. Спирта уже не было, и мы обработали ее порохом, разобрав патрон от карабина. Паша предложил добавить Салому денег за африканскую корриду, но Юрик сказал, что тот сам должен заплатить нам страховку за потрепанные нервы. Нервный смех невольно выдавал наше истинное самочувствие, хотя каждый старался держать фасон.

Мы еще немного поездили, наблюдая жизнь разнообразных животных, обитающих в кратере Нгоро Нгоро, не без опаски ожидая, что наш лихой проводник придумает еще какую-нибудь развлекушку, леденящую кровь. Но, по всей вероятности он и сам получил необходимую дозу адреналина на сегодня, потому что остановился и предложил посмотреть на заход солнца за стену кратера да заодно послу­ шать его рассказ об африканских носорогах.

Салом начал свой рассказ и сообщил нам следующее. Носорогов в Африке зовут — «чукуру» и разделяют на два вида. Это черные носороги («бореле» и «кейтлоа») и белые («мучочо» и «кобаоба»).

Многие европейцы считают, что все они — одно и то же животное, а цвет кожи зависит от почвы, в которой носороги валяются, но это не так. Просто этих зверей осталось так мало, что далеко не каждому ученому удается увидеть все четыре разновидности. Носороги, к сожалению, постепенно вырождают­ ся, из-за кровного родства, редких родов (один раз в 2–4 года) и не прекращающейся охоты браконьеров.

В первую очередь, носороги отличаются между собой количеством и размерами своего рога. Эти образования растут из костистого бугра над ноздрями животного. У белых носорогов развит только Редько А. П.: 7000 километров по Африке / передний рог, но зато он имеет почти метровую длину и направлен вверх. Задний же представляет из себя просто небольшую шишечку. У черного бореле также растет только передний рог да к тому же совсем не длинный. А вот кейтлоа — настоящий рогоносец. У него имеются два больших, торчащих параллельно друг другу толстых рога, причем задний достигает 60 сантиметров, а передний может торчать более, чем на метр! В старину исследователям Африки попадались даже трех- и пятирогие носороги! Собственно говоря, этот рог — не совсем рог. Он не имеет костной основы и состоит из вещества, напоминающего плотно спрессованные волосы. После специальной обработки его даже можно распустить на отдельные волокна, а в случае облома он снова вырастает. Из-за этого-то веще­ ства и пострадали носороги. Веками они истреблялись, их рога высушивались и толклись в порошок.

Проходимцы всех мастей рекламировали его как средство, повышающее потенцию. На самом деле, по своему составу рог носорога полностью аналогичен человеческому ногтю. А вот прочность этого рога необычайно высока. У него прекрасная фактура, и когда-то из носорожьего рога изготовляли трости, молотки, ручки и стаканы. Воинственные абиссинцы даже делали из него рукоятки своих мечей.

Есть и другие принципиальные отличия между видами. Белые носороги значительно крупнее чер­ ных, достигая длины до 5 метров. Это самые крупные четвероногие животные после слонов. Они медлительней и спокойней, едят траву и жиреют, любят лежать и кататься в грязи как свиньи. Да и пасть у них широкая, почти как у бегемота.

Черные носороги — это грозный зверь. Они меньше размерами, достигают в длину до 3,7 м и высоту в холке — до 160 см. Эти двухтонные животные очень свирепы, особенно кейтлоа. Они без повода нападают на всякого, кто попадется им на пути, будь то зверь, человек, автомашина или даже куст.

Если бы их зрение было развито также хорошо, как обоняние и слух, не было бы в Африке зверя страшнее носорога. Именно с таким монстром затеял свои рискованные игры наш Салом. Но что поделаешь, каждый зарабатывает по-своему.


У черных носорогов длинная шея, вытянутые и подвижные губы, которыми он захватывает свои любимые листья, колючки кустов акации и держи-дерева. Бродят и питаются они по ночам, стараясь держаться поблизости от водоема, а днем дремлют стоя или лежа.

Белые пасутся обычно после полудня, а затем идут на водопой по своей постоянной тропе, проходя при этом от 5 до 10 км. За собственной тропой они все время ухаживают, объедая траву по ее краям.

Остальное время они лежат в грязи или иле, либо спят на боку или животе в тени деревьев, по 8 — Редько А. П.: 7000 километров по Африке / часов подряд.

У всех носорогов нет клыков, нет и шерсти на шкуре, которая очень прочна и не имеет шишек и складок, как у азиатского сородича. Плавать они не умеют, зато могут до 3 000 м подниматься в горы.

Слону носорог уступает тропу. А вот льва, который не прочь поохотиться на его детеныша, носорог может и убить. Известны случаи, когда крокодилы и даже бегемоты успешно нападали на носорога, пришедшего на водопой. Но главным его врагом все же остается человек.

Спариваются эти животные в любое время года. Брачные игры начинает самка. Она приглашает на них самца, нападая на него и сильно ударяя рогом в бок. Беременность длится 15 месяцев, после чего рождается детеныш, весящий от 20 до 40 кг. На вымени у самки имеется два соска, из которых она кормит его молоком до двухлетнего возраста, ложась на бок, как свиноматка. Половозрелым малыш становится к семи годам и, если повезет, может прожить до 50 лет.

Тем временем солнце уже было готово уйти за стену кратера. Мы заторопились домой, так как по местным правилам, до 18 часов все туристы должны покинуть Нгоро-Нгоро. Браконьерство здесь, несмотря на малочисленность дорог и круглосуточное патрулирование рейнджеров, по-прежнему не искоренено. Поэтому охранники без предупреждения стреляют ночью в любого человека, замеченного в кратере. В последние годы международные организации предоставили для охраны животных в Нгоро-Нгоро легкие самолеты, и дело сдвинулось. Но выстрелы еще нередко прерывают здесь тишину ночи и чью- то жизнь.

В лагере нас уже ждал вкусный горячий ужин, приготовленный поваром обслуживающей фирмы.

Не жизнь, а сказка! Местные охранники-аскари, обеспечивающие безопасность ночевки всех групп, разожгли по краям поляны несколько костров и попросили нас не выходить за их границы ни в коем случае. Ночью же, когда костры прогорят, всем нам было велено закрыть палатки наглухо и не высо­ вываться из них.

Резко похолодало, и после ужина все предпочли отправиться на покой. Лишь мы с Пашей засиделись допоздна у догорающего центрального костра, беседуя о жизни с рейнджерами. Все они — жители окрестных деревень, подрабатывающие на охране туристов. Зарабатывают немного, но страшно до­ вольны тем, что есть работа, и очень дорожат ею. Тем не менее, как только костер стал догорать, все они отправились спать в машины. Лишь аскари изредка продолжали осматривать кусты на границах поляны, но мы их скоро перестали видеть: периферийные костры также стали гаснуть. Мы вдвоем, как Редько А. П.: 7000 километров по Африке / могли, поддерживали небольшой огонь в своем костре. Нас никто не прогонял, а спать пока не хоте­ лось… Первыми к нам в лагерь пришли дикие кабаны. Нет, это не были «симпатичные» бородавочни­ ки. На поляну бесцеремонно заявились огромные вепри, достигающие в холке высоты одного метра.

Они были покрыты довольно длинной жесткой щетиной темно-серого цвета, а лоб и вся верхняя часть головы были белесыми. Вытянутая горбатая морда, с маленькими краснеющими глазками, имела по паре коротких клыков. Горбатыми были и спины, придавая ночным гостям злобный вид. Сначала заявился один визитер, а затем пожаловали еще трое. Порыскав по поляне и обнюхав все палатки, кабаны быстро обнаружили корзину и две коробки, куда мы бросали за ужином корки от больших арбузов. Они стояли буквально в двух метрах от тлеющего костра, у которого мы сидели с Пашей, но это нисколько не остановило кабанов. Перевернув емкости с корками, кабаны, как у себя дома, стали со смачным хрустом их поедать, периодически поднимая головы и сверля нас злыми глазками. Порой, увлеченные трапезой, они находились настолько близко от нас, что при желании я мог бы дотянуться рукой до их холок. Как вы сами понимаете, у меня не возникало такого желания. Но и страха после сегодняшних встреч с львами и носорогом уже не было. Было странное ощущение того, что я один из тех, кто живет в этих местах и даже близко знаком со многими их обитателями. Кабаны пришли в гости и надеялись на гостеприимство хозяев, не боясь даже наших фотовспышек, производимых прак­ тически в упор. Покончив с арбузными корками, они принялись хулиганить, бегая по лагерю и разбра­ сывая наше имущество. Лишь когда один из кабанов перевернул раскладной стол и, подцепив клыком, с грохотом поволок его по поляне, из темноты появился кто-то из охранников. Не снимая с плеча карабина, он принялся взмахами ноги прогонять кабанов из лагеря. Уворачиваясь, те долго не хотели уходить, но аскари все-таки добились своего: недовольно похрюкивая, звери ушли в ночь.

Подошел еще один охранник и посоветовал нам уйти в палатку. К лагерю, по его словам, подошли несколько буйволов, которые находятся сейчас в кустах, буквально в двух десятках метров от нас. Мы пообещали скоро уйти, но на самом деле не собирались спешить. Более того, как только аскари вновь исчезли в темноте, Паша отправился к ближайшим кустам, чтобы сфотографировать буйвола. Через пару минут я увидел вспышку камеры в той стороне и понял, что их встреча состоялась. Однако воплей Паши, убегающего от разъяренного животного, не последовало. Он пришел так же тихо, с задумчивым видом и сказал, что не совсем понимает, что происходит. Все ночные гости явно не боялись нас, не принимали людей за врагов и не проявляли признаков агрессии.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Я предостерег Пашу от преждевременных выводов. Ночь только начиналась, и самые злобные хищ­ ники еще только собирались выходить на свою кровавую охоту… И точно, спустя полчаса мы стали слышать голоса гиен. Завывая, потявкивая и похохатывая, они подбирались всё ближе и ближе к нам. Еще несколько минут, и почти по всему периметру поляны в темноте загорелись огоньки их глаз. Рядом с нашим костерком росло большое дерево, на высокие ветви которого рейнджеры привязали мясо, приготовленное поваром для завтрашнего обеда. В маши­ нах оно могло испортиться, и им ничего не оставалось делать, как оставить его на улице. Судьба этой козьей ноги и волновала охранников. Запах мяса мог привлечь сюда самых опасных хищников, и именно поэтому они не спали.

А гиены, тем временем, подступили к нашему костру уже так близко, что куда ни взгляни, кругом горели парами их то зеленые, то красные глаза. Отблески костра мерцали в них десятками бегающих огоньков, завораживая и гипнотизируя нас. Гиены почти смолкли и суетливо сновали вокруг дерева и горящего костра. Видели они, естественно, и людей, сидящих у огня и являющихся единственным препятствием к заветной добыче. Иногда иная из них принималась хохотать, открывая пасть в нашу сторону и показывая из темноты свои белые зубы. Ободренные товарки тотчас еще на полметра сужали кольцо окружения, держась со все большей наглостью… Мы уже было отложили фотоаппараты и стали присматривать подходящие головешки в костре, готовясь перейти в наступление, как вдруг появились охранники. Размахивая прикладами карабинов, они разогнали возмущенно повизгивающих гиен за территорию лагеря, где те и уселись, недовольно сверкая злыми глазками.

Аскари подсели к нам и спросили, довольны ли мы ночными приключениями. Получив утверди­ тельный ответ, старший из них сказал, что вот теперь-то нам точно нужно идти спать, потому что ситуация изменилась. Гиены, в принципе, очень редко нападают на человека, и опасность для нас была минимальная. Тем более что они страховали нас, оставаясь начеку в тени.

Но теперь они почувствовали, что сюда приближается лев, а это уже совсем другое дело. На наши удивленные вопросы о том, может ли лев бродить на такой высоте и почему не слышен тогда его рык, охранники ответили следующее. Львы в Африке нередко замечались даже на высоте в 5 000 м (Кили­ манджаро). Что касается львиного рыка, то они издают его обычно сразу после захода солнца, три — пять раз подряд. Рык слышно за 9-10 км, и людям он всегда навевает ужас. А вот звери от него не Редько А. П.: 7000 километров по Африке / разбегаются;

рык — это не угроза для окружающих, а способ заявить о своих правах на данную терри­ торию. Наш костер льва тоже не испугает. Ведь когда на равнинах Серенгети африканской зимой люди поджигают сухую траву, львы часто приходят к огню погреться и даже любят поваляться в горячей золе.

Рейнджерам пришлось также снять мясо с дерева и запереть его в крайней машине. Ведь львицы довольно легко лазают по деревьям, отбирая иногда добычу у леопардов.

Убедившись, что мы ушли в палатку, все охранники заперлись до утра в автомашинах. Лежа под тонким брезентом, я напряженно прислушивался к шорохам с той стороны, но снаружи абсолютно все стихло. Видимо, не только аскари почувствовали приближение льва… Тщетно пытаясь согреться, я лежал и думал о том, насколько звериное сообщество сходно с челове­ ческим. И там и там есть лидеры и есть стадо. Я имею ввиду неформальных человеческих лидеров, то есть личностей, а не начальников. Лев не наделен властью. На его стороне сила, которую все боятся. У начальника есть власть, а это тоже сила, с помощью которой он и действует. У лидера же есть автори­ тет, а у личности — уважение окружающих. Этим люди и отличаются от животных.


Но насколько же мало в человеческом обществе подлинных личностей и выраженных индивиду­ альностей. Большинство людей с удовольствием сбиваются в стадо, гордясь тем, что у них все не хуже, чем у людей, что их вкусы, манера поведения, жизненные стандарты — ничем не отличаются от общепринятых стереотипов. А ведь это ужасно быть частицей серой однородной массы. Под серостью я, естественно, не подразумеваю цвет. Ведь каждый сезон энергичные кутюрье выплескивают на общество очередные придуманные ими яркие стандарты моды.

Огромное количество людей изводят себя и близких в желании выглядеть модно, выглядеть по сезону. А ведь добиваясь этого, они становятся в ряды серой массы. Им и в голову не приходит то, что каждый человек абсолютно индивидуален, а поэтому и в одежде должен иметь собственный стиль, подчеркивающий, а не нивелирующий личный имидж. Из модных же вещей нужно брать только то, что подходит лично вам.

Еще страшнее мода на те или иные книги, спектакли, фильмы, места и формы отдыха и досуга, хобби и даже специальности.

А возьмите, к примеру, наши жилища. Ведь большинство современных, «модных» квартир совер­ шенно не отражает личности живущего там человека. Сделанный по чертежам и замыслам дизайнера Редько А. П.: 7000 километров по Африке / евроремонт превращает человеческое жилье в абсолютное подобие офиса или, в лучшем случае, гостиницы. А уют можно создать только собственными идеями и руками. Только тогда можно почув­ ствовать, что ты дома!!!

Нет, я вовсе не против современной сантехники, стройматериалов и технического оснащения квар­ тиры, если у вас есть на то средства. Речь идет не о них, а о вас. Являетесь ли вы индивидуальностью, в том числе и в создании собственного жилища? Можно ли, глядя на вашу квартиру, сказать что-то о вас, о ваших вкусах, привычках, интересах, увлечениях, взглядах на жизнь и даже образе мыслей?

Много лет я живу в музее. Этот музей называется «Ретро моей жизни». Сначала я создавал его в квартире, а потом и на даче. Все вещи и предметы, которые меня там окружают, или прожили свой век вместе с моим, или как-то отражают нашу эпоху. Они заряжены моей энергетикой и добротой близких мне людей. Эти вещи давно уже не являются модными, в общепринятом смысле этого слова. Но они — неотъемлемая часть моей жизни, и среди них мне так тепло и уютно, как не будет тепло и уютно даже в королевском дворце… Берегите каждую частичку своей индивидуальности, если она есть, или постарайтесь ее развить, если вам не повезло с этим.

В стаде жить, конечно, проще, но это удел слабых и сирых… Редько А. П.: 7000 километров по Африке / 24 июня 2001 года В гости к масаям. Чука и пелеле. Воровские походы за скотом и смертью. Мачо Моджа поит нас кровью. На льва с копьем. Покусаны мухами це-це. Бабуины громят лагерь.

Леопард-людоед в деревне. Про водку помбе. Алкоголиков — в Америку! Про пьяного в морге Прошедшая ночь была самой холодной за всю поездку. Надели на себя все, что было можно, но все равно промерзли основательно, а потому плохо спали. Прозвучал сигнал побудки, но вылезать из нагревшегося, наконец, спальника — не хотелось. Лежал и вспоминал о вчерашних ночных визитах животных в наш лагерь. Хорошо, что у нас были с собой фото- и видеокамеры. Иначе читатель никогда бы не поверил в правдивость моих слов.

До самого завтрака все мы убирали территорию лагеря от разбросанного мусора и подсчитывали свои убытки. Все, что мы оставили на улице, было либо разорвано и разодрано, либо похищено.

Прокусаны пластмассовые тарелки и канистры, растрепаны кроссовки и полотенца, украдены сушив­ шиеся на растяжках вещи. Некоторые из них, правда, удалось найти в ближайших кустах. Этого нельзя сказать о недопитой бутылке виски, неосмотрительно оставленной на столе с посудой пьяненькими австралийцами.

Со стены кратера Нгоро-Нгоро дорога идет в направлении долин Серенгети. По ней мы и отправи­ лись в дальнейший путь. Как я уже говорил, вокруг немало более мелких кратеров. Все это земли очень необычных племен, называемых масаями. Поэтому когда в двух километрах от Нгоро-Нгоро мы заметили их деревушку, то никак не могли проехать мимо. Здесь начиналась впадина Маланта — идеальное пастбище для скота, и масаи активно использовали ее, невзирая на охранный статус данных территорий.

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Вождь племени, он же староста деревни, по имени Мачо-Моджа, любезно согласился принять нас, потребовав при этом по десять долларов с каждого гостя. Мы согласились, после чего ворота крааля, как называется забор из стволов деревьев, защищающий деревню от набегов диких животных, были для нас отворены. Со словами приветствия «Джамбо» мы вошли на ее территорию… Но прежде хочу довести до вашего сведения некоторые факты об этих интересных людях.

Масаи — это воинственные пастушеские племена, которые, являясь потомками хамитов, еще в начале нашей эры пришли из районов Верхнего Нила и захватили обширные территории восточной Африки. В итоге, их земли простирались от озера Туркана, на севере Кении, до центральных районов Танзании. Одним из первых их территории, быт и обычаи подробно описал шотландский исследова­ тель континента Джозеф Томпсон в своей замечательной книге — «По землям масаев». Она явилась результатом его экспедиции 1882–1883 годов, прошедшей от Момбасы на восточном побережье Африки до северного берега озера Виктория.

Свыше ста пятидесяти лет продолжается с тех пор борьба масаев за свои земли. Сначала они проти­ востояли белым колонизаторам-переселенцам, а затем и официальным властям Кении и Танзании, разборки с которыми не окончились и поныне. Ведь племена масаев по-прежнему живут в этих двух странах, не признавая границ и считая себя единым независимым народом, обитающим на своей территории. Держатся они обособленно и замкнуто, не допуская вторжения посторонних в их мир, культуру, обычаи и не подчиняясь большинству распоряжений местных властей. Все это до сих пор является причиной частых стычек, переговоров и соглашений. По некоторым из них масаи согласи­ лись показывать туристам отдельные из своих деревень, за право жить на территориях национальных парков.

Точную численность этих племен установить практически невозможно, так как они ведут полуко­ чевой образ жизни, постоянно перемещаясь со своими стадами от пастбища к пастбищу, от водоема к водоему, из страны в страну. Предположительно, их численность составляет в наши дни около 300 человек. За кочевой образ жизни и любовь к животным масаев нередко называют еще бедуинами, или цыганами Африки. Гордой и свободолюбивый, этот народ сумел до наших дней сохранить свои много­ вековые традиции. Главная из них заключается в стремлении жить, соблюдая полное единение с природой и отказываясь от «благ цивилизации».

Редько А. П.: 7000 километров по Африке / Осмотр деревни, называемой «бома», мы начали под дружелюбные взгляды ее жителей, высыпав­ ших, все как один, нам навстречу. Селенье состоит из десятка хижин, обнесенных двухметровым частоколом. Хижины эти («енканга») представляют из себя круглый короб, сплетенный из ветки тон­ ких стволов деревьев. Он обмазан с двух сторон смесью из глины и навоза и не имеет окон и пола.

Коническая крыша сплетена из тростника и легко пропускает дым от костра, горящего внутри жили­ ща. Вокруг очага масаи и спят, расположившись на шкурах животных. При необходимости переме­ стить деревню к другому пастбищу хозяева просто обстукивают свои дома палками, обмазка отлетает, и короб разбирается, легко переносится на новое место, где хижину собирают вновь.

Женщины деревни старались держаться подле своих хижин, окруженные малыми детьми, тогда как мужчины смело направились в нашу сторону, разглядывая гостей с естественным любопытством. Все они, независимо от возраста, необычайно сухощавы, что делает их немалый рост еще выше. Жители деревни были одеты в традиционную масайскую одежду, называемую «чука». Она очень ярка и необычна даже для многоцветной Африки. Это одеяние состоит из двух полотнищ красного цвета, расчерченных в клетку двойными синими полосами, напоминающих шотландку. Одно из полотнищ окутывает бедра до коленей, а другое в виде тоги-покрывала закреплено на плече и свободно спускает­ ся вниз по груди, оставляя открытыми руки. На ногах их надеты простые, держащиеся за один палец сандалии. Головы у всех жителей не покрыты. Одни из мужчин стрижены коротко, у других длинные волосы, украшенные массивными металлическими обручами и подвесками. В руках они постоянно держат короткое копье. Масайское копье имеет металлический наконечник метровой длины и за­ остренный с другой стороны. Когда воин останавливается, он втыкает копье в землю заостренным концом, чтобы оно стояло вертикально, но никогда не кладет его на землю. Мужчины, не относящиеся к воинам, постоянно носят в руках палку аналогичной длины.

Женщины масаев также предпочитают красный цвет, но некоторые одеты и в синие клетчатые чука. У всех головы выбриты, а у некоторых, к тому же, выщипаны брови и ресницы. Удаляют они и два передних зуба из нижней челюсти. Дырка нужна для кормления жвачкой детей и для смачного сплевывания слюны, что является знаком наивысшего одобрения. Так они, кстати, встретили нашего полковника, одетого в неизменный френч и армейскую пилотку.

Особо стоит сказать о любви масаев к разнообразным украшениям, что характерно как для женщин, так и для мужчин. Материалом для них служат бисер, кости, металлические поделки, стекло и всякая Редько А.

П.: 7000 километров по Африке / необычная всячина. Из этого изготавливаются довольно сложные конструкции для головы, шеи и в уши. Украшения имеют многоцветный орнамент и выглядят очень живописно. Особенно хороши бисерные диски-воротники, надеваемые женщинами на шею. Сделанные на жестком проволочном каркасе, они широкими кольцами лежат на плечах, зрительно отделяя голову от туловища. Воротники эти белого цвета, и черная голова, с огромными ушами, кажется лежащей на большой десертной тарелке… Теперь надо сказать об ушах. Верхняя часть ушной раковины у всех масаев, независимо от возраста и пола, проколота в нескольких местах разнообразными яркими серьгами и сама по себе живописна, но не идет в сравнение с мочками. Дело в том, что еще в раннем возрасте мочки мальчиков и девочек шаман протыкает костяной иглой и затем все последующие годы эту дырку расширяют, вставляя в нее деревянные распорки и подвешивая на них различные серьги-грузики. К моменту половозрелости такие уши могут быть оттянуты до самого плеча. Это, собственно, уже не мочка, а огромная, до 10 см в диаметре дыра, окантованная узкой полоской кожи! На этой полоске у женщин висит большое коли­ чество всяческих бус и подвесок. Мужчины же предпочитают украшать саму дырку. У одного из жителей деревни в дырку был вставлен бочонок от фотопленки, у другого там были закреплены большие часы, ну а третий вообще ухитрялся носить в ней бритвенный помазок!..

Есть у женщин также украшения на запястьях и щиколотках. Все эти бусы, подвески и серьги являются для них не только украшениями. Они отражают и их отношения с мужчинами: замужем ли она, сколько было у нее мужчин, сколько родила детей и т. д. В племени практикуется многоженство, но женщины не отказываются иногда пошалить… К нашему сожалению, в Африке уже прошла мода на пелеле. Так называется кольцо, которое жен­ щины носят на верхней губе. Дырку в ней протыкают еще у девочек, а затем постепенно расширяют тем же способом, как и в ухе, пока не станет возможным носить в нем кольцо диаметром до 5 см! Само кольцо-пелеле делается из дерева, кости, жести, проволоки, кварца или глины. Когда женщина улыба­ ется, мимические мышцы подбрасывают пелеле вверх, выше бровей. Нос при этом виден в середине кольца, а зубы обнажены, чтобы всем было видно, как старательно они обточены на кошачий либо крокодилий манер. Некоторые красавицы не довольствуются одним кольцом, и делают пелеле еще и на нижней губе… Редько А. П.: 7000 километров по Африке / В Африке такой моды уже почти не встретить, но пелеле стали активно использоваться в украшени­ ях западной молодежи, да и наши «продвинутые» гёрлы от них не отстают. Правда, дырки и кольца пока используются маленькие, но лиха беда начало: со временем — растянут, вставят и поедут подра­ батывать в африканских шоу… Масаи очень любят веселиться и готовы использовать для этого любой повод. Вот и по случаю нашего приезда они решили петь и танцевать. На центральной поляне женщины, во всей своей красе, выстроились в одну линию, а напротив них мужчины стали в кольцо. Гортанными звуками импрови­ зированный женский хор запел какую-то свою протяжную песню. Мужчины стали молча приподни­ маться на носки стоп, а затем резко, в такт мелодии, опускаться на пятки, как бы пытаясь вколотить ими что-то в землю. Так они делали на каждый акцент песни, которая все убыстрялась и становилась все громче. Танцоры стали прихлопывать в ладоши, а затем развернулись в линию напротив поющих женщин. Теперь и они запели гортанным речитативом, сопровождающимся периодическими громки­ ми выкриками. Проводник перевел нам смысл песни. В ней говорилось о любви к родной земле и ненависти к своим врагам, которых смелые масайские воины готовы втоптать в пыль… В такт песне мужчины поочередно стали выходить перед общим строем и прыгать на месте, оттал­ киваясь от земли двумя ногами. Высота каждого последующего прыжка постепенно нарастала, дости­ гая в конце концов одного метра. При очередном приземлении танцор громко ухал на полном выдохе, и вся картина чем-то напоминала работу строительной бабы, забивающей в грунт железобетонные сваи… Последний самый высокий прыжок заканчивался мощным ударом всей плоскости стоп о землю, символизирующий, вероятно, окончательную победу над врагом.

С громким выкриком и сверкающими глазами танцор уступал свое место следующему воину, и все повторялось снова… Брендон сказал нам, что тот из масаев, кто обладает самым высоким прыжком, пользуется в племени особым авторитетом. Хотя авторитет мужчин масаев, в основном, зависит от возраста. У них существу­ ет несколько возрастных кланов, через которые проходит каждый: детство, подготовка к обрезанию, обрезание, воины, зрелые, старшие. Когда заканчивается детство, группы подростков, называемых сопилио, отправляются на несколько месяцев в саванну со своим наставником. Там они обучаются всему тому, что должен знать и уметь настоящий воин-масай. Проходят они и психологическую подго­ Редько А. П.: 7000 километров по Африке / товку к обряду обрезания. Этих юношей легко узнать по своеобразной узорчатой раскраске лица, производимой с помощью белой глины.

По возвращении в деревню они должны доказать всем, что умеют теперь многое и должны пройти необычный экзамен. С этой целью подростки идут в воровской поход.

Воровство скота у масаев в законе. Они считают, что весь скот на земле принадлежит им и поэтому воруют его при каждом удобном случае. Из-за этого у них бывали стычки с первыми колонистами Африки, из-за этого продолжаются конфликты с властями и сейчас. Процветает воровство скота и между отдельными племенами, оно часто заканчивается кровавыми разборками. Впрочем, полиция не вмешивается в эти дела, предпочитая вообще не появляться там.

Вот на такой экзамен и направляются будущие воины. Они надевают черные одежды, разрисовыва­ ют лица боевой белой раскраской и идут воровать скот, как правило коз, овец или коров из какой нибудь одной соседней деревни. Украсть охраняемых животных не легко. Но еще труднее уйти с ними от погони. Ведь те воины-масаи, у которых угнали скот, должны найти, догнать и убить похитителей.

Обе стороны вооружены копьями и длинными ножами, поэтому все происходит по-настоящему. Но таков закон жизни. Если подросткам удалось благополучно добраться до своей деревни, их ждет почетная встреча и заслуженная награда, которой является обрезание… Обрезание, проводимое в таком возрасте, является очень болезненной процедурой, и раны после него заживают весьма трудно и долго. Но после этого подросток становится воином, и жизнь его круто изменяется к лучшему. Масайские воины живут в особых деревнях-лагерях, называемых «маниатта»

и расположенных в глухих местах буша. Там они проводят время в долгих коллективных разговорах, песнях, танцах либо странствиях по саванне. Иногда их приглашают на разборки с соседними племе­ нами, и тогда им приходится показать свою удаль и отвагу, но затем — снова разговоры, танцы и песни… Хотя надо сказать, что в традициях молодого воина-масая до сих пор сохранился обычай убить льва копьем в схватке один на один, чтобы окончательно доказать свое возмужание. Такие поединки в буше нередки, и заранее предсказать победителя в нем никто не берется… Тем не менее, масаи не занимаются охотой на диких животных. Более того, они часто помогают рейнджерам национальных парков в их нелегкой борьбе с браконьерами. Звери тоже чуют масаев и знают, что те лишь защищают свой скот, а поэтому и не нападают без нужды. В качестве ответного жеста масаи оставляют в буше тела своих умерших соплеменников на съедение хищникам: что добру Редько А. П.: 7000 километров по Африке / пропадать… Вообще масаи очень уважительно относятся к животным. Даже своих коров-зебу и коз они старают­ ся не убивать и мясо едят лишь в исключительных случаях. Предпочтение в питании отдается молоку и крови животных. Масаи протыкают сонную артерию коровы тонкой стрелой, собирают кровь и пьют ее теплой в чистом виде либо смешивая с молоком. Ранка замазывается навозом и быстро зарубцовы­ вается, без последствий для животного.

Вождь Мачо-Моджа продемонстрировал нам эту процедуру на одной из коров и предложил попро­ бовать крутой напиток. Чистую кровь попробовали только австралийские полисмены. Тогда вождь угостил нас местным чаем. Обычную на вид заварку он засыпал не в воду, а в кипящее молоко. От чая никто из группы не отказался. Он был очень жирный и по вкусу напомнил мне чай с коровьим маслом, который доводилось пить в Тибете и Бурятии, хотя и не был соленым. Забегая вперед скажу, что последствия дегустации были весьма огорчительны: у всех, кроме меня и австралийцев, через час последовало сильнейшее расстройство кишечника, надолго удлинившее наш путь… Рыбу, как и мясо, масаи не едят. Не выращивают они и сельскохозяйственных растений. Однако «зеленой аптекой» они широко пользуются в быту. Из трав и корешков женщины готовят себе косме­ тические средства, простые лекарства и даже брагу.

Но вернусь к рассказу о возрастных кланах у мужчин. Воин-масай живет на воле в маниатге до лет. В этом возрасте он должен вернуться в родную деревню и жениться. Тогда он становиться зрелым и продолжает ничего не делать, кроме детей. Ведь в авторитете данной возрастной группы тот мужчи­ на, кто их заимеет в наибольшем количестве от нескольких жен… Вот так, уважаемые дамы!

Вообще-то масайским женщинам живется не сладко. Мало того, что им до замужества делают искус­ ственную дефлорацию и иссечение клитора, но и в семье она — единственная труженица, выполняю­ щая абсолютно всю работу. Женщины строят и ремонтируют хижины, переносят на своих спинах весь домашний скарб, когда деревня перекочевывает на другое место, ухаживают за скотом. Все на них:

вода, еда и огонь. Они презирают золото и серебро, которых немало в Африке, и никогда не используют их в качестве украшений.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.