авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Члены Карельского республиканского Совета

Всероссийского общества охраны природы

Участники семинара «Роль местных экоНКО в деле охраны

окружающей среды», Петрозаводск, май 1999

г.

КАРТА СХЕМА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Республика Карелия является субъектом Российской Федерации. Площадь 180,5 тыс. кв.

км, леса занимают 49,1% территории, болота – 20%, 25,7% – водные объекты. Население

(на 01.01.1999 г.) 772 тыс. человек, русские составляют 73,6% жителей, карелы, финны и вепсы – 13,1%. Государственные языки – русский и финский. В состав республики входят 19 самоуправляющихся территорий, в том числе Калевальский национальный район и Вепсская национальная волость, 13 городов, 808 населенных пунктов.

В Карелии 2 национальных парка, 2 заповедника, 108 памятников природы, 46 при родных заказников. На территории республики раскинулись два крупнейших в Европе озера (Ладожское и Онежское), а всего 61 тыс. озер и 26 тыс. рек. На каждую карельскую семью приходится по одному озеру.

Столица – город Петрозаводск. Здесь проживает более трети населения края. Значи телен экономический потенциал города: почти половина национального дохода Карелии производится предприятиями, расположенными на его территории (машиностроение, лесо и деревообработка, металлообработка, пищевая и легкая промышленность, полиграфия, электроэнергетика и транспорт). В Петрозаводске два университета, консерватория, средних специальных учебных заведений, 49 школ. Работают институты Карельского на учного центра Российской академии наук.

УЧАСТИЕ В Ы П У С К 5, 2000 Г.

МАЙ Наша главная задача:

организовать процесс осмысления, анализа, обсуждения жизни и деятельности экологического сообщества России и предоставить для этого пространство – страницы Альманаха. Мы не предлагаем готовых ответов – мы поднимаем вопросы, пытаемся размышлять о происходящем и ждем, что вы тоже примете в этом УЧАСТИЕ.

Редакционный совет:

Ольга Аксенова (Ассоциация «ЭкоСоциология») – составитель Илья Белов (МСоЭС) Асхат Каюмов (Экоцентр «Дронт») Любовь Лунева – редактор Санне Слегтенхорст (Мильеконтакт Оост Европа) Сергей Фомичев (Институт социальной экологии) Ирина Халий (Ассоциация «ЭкоСоциология») Главный редактор: Ирина Халий В выпуске использованы фотографии О.Аксеновой, И.Белова и И.Халий Дизайн и оригинал макет: И.Ю.Белов Воспроизведение материалов Альманаха экологическими некоммерческими организациями разрешается без предварительного согласования. Ссылка на Альманах и его авторов обязательна Мнение редколлегии может не совпадать с точкой зрения авторов Альманах распространяется бесплатно среди российских общественных экологических организаций Адрес редакции:

Институт социологии РАН, Российское общество социологов 117259 Москва, ул. Кржижановского, 24/35, корп. О.Аксеновой, И.Халий Тел.: (095) 423 22 37;

437 23 92, e mail: faes@online.ru Электронная версия Альманаха (или отдельных его материалов) высылается по запросу Альманах издается при финансовой поддержке Программы «МАТРА» Министерства иностранных дел Нидерландов СОДЕРЖАНИЕ Экономика и экология ТЕМА ВЫПУСКА:

ФОКУС: Республика Карелия.............................................................................................. : ? ?

............................................., ?!........................................ «»....................................................... !.............................................................. « »....................................... «»............................... « »................................................................................... :,,,. :..............................................................................................,,.

  : ?..................................................................................................................................................... ПРЕДИСЛОВИЕ Тема. В последнее время «зеленых» в России все чаще и чаще обвиняют в том, что они будто пытаются затормозить экономическое развитие то всей страны, то отдельно взятых регионов. От атомщиков приходится слышать, что экоактивисты, призывая закрыть АЭС, хотят вернуть всех нас к жиз ни при лучине. Еще одна довольно распространенная версия – «зеленые»

работают в интересах западных конкурентов отечественных компаний.

Короче, действия экодвижения якобы представляют собой серьезную по меху на пути к нашему экономическому процветанию. Это достаточно опас ное для экологов обвинение, способное лишить их общественной поддерж ки: люди устали от кризиса, от отсутствия зарплат, безработицы и т.п., очень хочется нормальной, обеспеченной жизни, и те, кто такой жизни препятствуют (оказывается!), ничего, кроме неприязни, вызвать не могут.

Раздражение по отношению к «зеленым» уже ощущается на бытовом уров не, среди друзей и знакомых, а не только в высказываниях предпринима телей и политиков. Именно такая ситуация заставила нас сделать цент ральной темой номера экономику и экологию.

Соотношение экономического развития и экологических ограничений – проблема действительно непростая. На Западе, начиная с 60 х годов, было сформулировано немало теоретических концепций и экополитических программ возможного разрешения противоречий между индустриальным ростом и требованиями охраны среды. С конца 80 х годов центральное ме сто среди них заняла идея устойчивого развития. Правда, всех вариантов этой концепции столько, что их уже и не перечесть, но основной принцип сводится к необходимости достижения баланса между экономической и экологической составляющими.

Казалось бы, задача теоретически простая: нужно рассчитать допус тимую нагрузку на среду нашего обитания и соответственно скорректиро вать свою хозяйственную деятельность. Примерно этому и посвящены все программы глобального и локального развития на XXI век.

Однако проблема в том, что экономика не сводится к ведению хозяй ства, рациональному или не очень. Ни человечество в целом, ни отдельная страна или ее регион не может полностью рассчитать экологический риск и экономическую выгоду, на основании чего принимать решения и следо вать им. Этого не в состоянии сделать никакое, даже самое разумное, госу дарство, просто потому что индустриальное развитие складывается из эко номических интересов и вытекающих из них действий различных соци альных групп, структур, корпораций, бизнеса разного уровня и т.п. Если экологические ограничения противоречат этим интересам, то их, без со мнения, постараются обойти.

Попытки создать альтернативную экономику внутри современного об щества также не увенчались успехом: коммуны либо вписались (по край ней мере, в той или иной степени) в существующую систему, либо исчезли.

Сейчас в западных странах многие убеждены, что выход из сложившейся ситуации уже найден, что начался процесс экологической модернизации индустриального общества, а значит, происходит экологизация экономи ки и экономизация экологии. Проще говоря, экологические требования пе рестают быть ограничителями роста, а становятся фактором, увеличива ющим прибыль. Возникает «зеленый капитализм», производящий эколо ПРЕДИСЛОВИЕ гически чистые товары экологически чистым путем. Авторы знаменитых «Пределов роста» выпускают книгу «За пределами роста», а ведущие пред приниматели братаются с экоактивистами.

Конечно, далеко не все так идиллично, очень часто проэкологические действия государственных структур и бизнеса не более чем символичес кое поведение, призванное скрыть реальное положение вещей, а именно – продолжающееся разрушение среды. Тем не менее, многого удалось до биться, «зеленый капитализм» – реальность, «зеленый» имидж на самом деле становится условием успеха промышленных компаний, а публичные обвинения экоНКО в разрушении экономики и торможении роста выгля дят неприличными.

Произошло это не само собой и не в результате спонтанного роста со знательности чиновников и промышленников. Потребовались долгие годы протестных акций экологического движения, давления и на государство, и на корпорации, работы с населением. По мере роста как экологических рисков, так и проэкологических настроений в обществе, государство было вынуждено осуществлять жесткий контроль над деятельностью корпора ций, а затем растущий спрос на экологически чистую продукцию привел к формированию «зеленого» рынка.

Надо сказать, что все это происходило в экономически благополучном и достаточно стабильном обществе. В нашей стране иные условия. После глу бочайшего экономического кризиса только только начинается оживление и рост производства, поэтому западный пример может показаться неубе дительным, а стремление снять все барьеры, в том числе экологические, многим кажется очевидным и разумным: встанем на ноги, потом начнем охранять природу и свое здоровье.

В этом выпуске мы решили проанализировать ситуации, в которых эко номические интересы пересекаются с экологическими требованиями, и выяснить, препятствием чему именно является деятельность российских экоНКО. Помеха ли они благополучию местных жителей и процветанию страны? Работают ли «зеленые» в интересах западных конкурентов или все таки имеют место несколько иные процессы? И еще один вопрос, дей ствительно ли проблема сохранения чистой среды и развития экономики есть проблема выбора между ними?

Фокус. Карельские материалы предоставили хорошую возможность для такого анализа. Хозяйство республики опирается на использование лес ных и минеральных ресурсов, при этом пока еще сохраняется чистота и красота природы, поэтому противоречия между экологией и экономикой проявляются здесь особенно ярко и выпукло.

Общественное экологическое движение Карелии включает в себя дей ственные организации, опирающиеся на мнения ученых различных обла стей знаний. Эти ученые либо являются членами экоНКО, либо привлека ются ими как эксперты по мере необходимости.

Мы надеемся, что статьи, посвященные проблемам экополитики, соци ально экологическим конфликтам и «зеленым» в Карелии, помогут найти ответы на перечисленные выше вопросы или, по крайней мере, послужат хорошей информацией к размышлению.

Ольга Аксенова ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

,,,,, -.,.

РЕСПУБЛИКА ФОКУС:

КАРЕЛИЯ ЭКОНОМИКА И ТЕМА:

ЭКОЛОГИЯ Эрнест Ивантер Сегодня меня радует, что правительство Ка релии во главе с его председателем Катанандовым впервые заявило, что оно руководствуется следующим принципом, который считает главным: проблемы экологии должны и будут решаться, исходя из мнения и суждения специалистов.

Таким образом, впервые признано, что высший чиновник может не быть профессионалом в охране природы, что при решении вопросов следует опи раться на настоящих профессионалов, и исполнительная власть прини мает на себя ответственность за реализацию этого принципа. Дело в том, что в действительности не так просто его соблюдать. Катанандов уже пред принял несколько организационных шагов, назначил двух советников.

Один из них – я, называюсь советником по вопросам образования, эколо гии и рационального природопользования. Второй – советник по пробле мам водного и рыбного хозяйства, им является мой коллега, профессор Рыжков Леонид Павлович, очень подходящая для этого фигура. Он хоро шо знает производство и является серьезным ученым, знает экологию как науку, как научную основу рационального природопользования. Мне хо чется надеяться, что мы дополняем и понимаем друг друга.

То, что опора на ученых – не просто декларация власти, было доказано на примере проблемы Средней Падмы. Здесь я сразу должен сказать, что правительство Карелии оказалось в необычайно сложном положении, но в данном случае не по своей вине. Оно получило в наследство созданные пред шествовавшим главой республики экологические проблемы. Курьез состоит в том, что я был советником (считался, по крайней мере, таковым) и пре жнего руководителя. Но меня только один раз за три или четыре года при С ОПОРОЙ НА СПЕЦИАЛИСТОВ гласили на совещание к Виктору Николаевичу Степанову, и все, чего я смог добиться, это сохранения на посту министра экологии Михаила Стефано вича Фещенко. Теперь я вынужден признать: оказалось, что я тогда спо собствовал не очень хорошему делу – Степанов и Фещенко изменили ста тус министерства. Оно было республиканским, и при всех его тесных свя зях с Москвой все же являлось частью правительства. И тогда имелись все возможности у правительства, если бы оно хотело, принимать решения, согласуясь с научным их обоснованием. Так вот, министерство было пре образовано в Госкомэкологии при Республике Карелия и стало подчиняться только Москве. Это одновременно означало, что Фещенко перестал быть членом правительства, и у него появились совершенно другие интересы. И если раньше мы с ним вдвоем смогли многого добиться, в том числе запре та на реализацию проекта переброски нефти по Ладожскому озеру, то те перь он оказался в заложниках Москвы. А именно московские ведомства настаивают на реализации проекта по разработке медвежьегорского мес торождения уран ванадиевых руд.

Когда я вмешался в это дело, то спрашивал, какой экономический эф фект будет для страны и республики. Я как специалист по ресурсам пони маю, что невозможно осуществлять материальное производство без какого то ущерба для природы, но я хочу знать, что эти уникальные природные ресурсы (невозобновимые, данные нам Господом, ограниченные, а мир дол жен жить бесконечно) будут использованы рационально, что игра стоит свеч.

А ведь то, что я вижу, как раз не говорит об этом. Спрашивал, сколько, по подсчетам тех, кто собирается разра батывать месторождение («Невскге ология»), получат Медвежьегорский район и Республика Карелия ежегод но и поэтапно. Но они не желали отве чать даже приблизительно, наоборот, ссылались на коммерческую тайну.

Тогда я сказал, что в таком случае нам такой проект не нужен: вы будете у меня дома неизвестно что делать, а я даже не могу спросить вас, что и за чем? Да не надо мне этого!

Что еще совершенно четко поста вило меня на эту позицию. Я пошел к геологам, которые убедительно обо сновали страшную опасность послед ствий этого проекта, в том числе за грязнение Онежского озера и множе ство других вещей. С фактами в ру ках мне объяснили (о чем, впрочем, я и сам догадывался), что это производ ство не нужно ни Карелии, ни самой «Невскгеологии». Они говорили, что это достаточно простое, хитрое и аб солютно бессовестное дело, каким Эрнест Викторович Ивантер, советник сейчас занимаются многие. «Невскгео правительства Республики Карелия по логия» специалиализируется по ура вопросам образования, экологии и ну, и ванадий им вообще ни к чему, ее рационального природопользования ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

представители хотят взять львиную долю акций и только изображать дея тельность. Таким образом, «Невскгеология» будет продолжать свое суще ствование и развитие, получая деньги неизвестно на что, как знаменитая контора «Рога и копыта». Что касается организаций посредников, то они очень сомнительны, представляют собой в основном фирмы однодневки. А единственная организация, которая согласилась взять на себя финансовые гарантии, – военная академия. Правительственные экономисты, включая первого заместителя председателя, на одном из заседаний сообщили, что в соответствии с их исследованием проблемы все эти фирмы абсолютно не заслуживают доверия, что экономически проект нецелесообразен. В итоге Катанандов сказал: я не буду ставить подпись под решением о разработке и объявляю, таким образом, конкурс несостоявшимся.

Что же произошло дальше? Опять Министерство природных ресурсов РФ посылает письмо на имя Катанандова, в котором сообщается, что необ ходимо вновь вернуться к проведению конкурса с учетом внесенных изме нений. Судя по всему, это московское ведомство работает своеобразно, по принципу плохого рыбака – забросить много удочек, авось да что то выло вится. Наше правительство не может просто отмахнуться, поэтому снова завязалась переписка и пошел переговорный процесс. Но я убежден, что если Катанандову придется вернуться к решению вопроса по проекту, то он обязательно обратится за советом к членам правительства и к советни кам по экологии. Таким образом, на сегодняшний день можно говорить о том, что позиция по поводу Падмы практически у всех заинтересованных сторон внутри региона едина.

Позиция Фещенко обнаружилась еще и в случае с приграничными леса ми. Фещенко не хочет, чтобы что либо происходило помимо его желания. И многие беды, которые мы сейчас испытываем, и слухи о конфликтах прави тельства с «зелеными» (по сути, ни на чем не основанные) – все это зависит от этой одной фигуры. А история с лесами совершенно простая, проблему можно было решить и с нашими, и с зарубежными «зелеными» без особого труда и потерь с какой либо стороны. Ведь нет здесь неразрешимой про блемы, споры, которые идут, либо намеренно организуются, либо представ ляют собой результат неумения слушать друг друга, то есть недоразуме ние. Тут должен быть пущен в ход принцип – правда не бывает плохой или хорошей, она должна быть просто истиной вне зависимости от того, нравит ся она кому то или нет. Но не слушали друг друга обе стороны. А правда оказалась неожиданной даже для меня, эколога. Я представлял себе, что приграничные леса занимают практически всю территорию приграничья, и больше нигде этих лесов нет, тогда, действительно, получается, что они уни кальные, и, значит, их надо особо охранять. И я очень осторожно к этому относился, особенно к идее, что все надо заповедать, а мне говорили именно так. Я сомневался, что такую огромную территорию можно заповедать. Да и как это реализовать: ведь объявить территорию охраняемой – одно, но ее содержание еще надо каким то образом наладить, денег найти, людей и т.п.

А тут, к сожалению, далеко не на высоте оказались мои коллеги из Карель ского научного центра (КНЦ). Фещенко сделал такую элементарно хитрую вещь, что, казалось бы, любой мало мальски умный человек догадался бы.

Он вместо того, чтобы попросить КНЦ выработать предложения по пригра ничным лесам, обратился к отдельным людям, которым доверял, и сказал, что есть столько то денег на разработку проблемы. И ученые на эту удочку попались, победило желание заработать. В результате три лаборатории, С ОПОРОЙ НА СПЕЦИАЛИСТОВ нанятые таким образом, разругались публично между собой, так как вари анты у них были прямо противоположные – начиная с того, что заповедать надо все, и до того, что вообще ничего не надо. И это Институт леса! В итоге они дали сразу два козыря в руки Фещенко: во первых, он мог теперь гово рить, что нельзя принять окончательное решение, так как нет согласия в научной среде;

а во вторых, не доверяя никому, он отправился в Германию как представитель власти. А еще там был Дмитрий Рыбаков в качестве пред ставителя экоНКО. Но Рыбаков выполнял свою роль представителя обще ственности, высказывал то, что именно они считали нужным. Фещенко же выражал позицию якобы правительства, которая никому, кроме него, не была известна и сводилась к чему то очень странному и не вполне понятному.

Помимо этого, в кулуарах он говорил, что с этими «зелеными» ничего путно го сделать невозможно и т.п.

Я никогда не был «зеленым» и полагаю, что мне там не место, так как нельзя быть в правительственной и неправительственной организациях одновременно. Но я считаю, что каждый должен выполнять свою функцию, и надо судить по тому, что каждый из нас делает, а не осуждать за чужие грехи. «Зеленые», в отличие от нас, должны быть свободными. Именно мы отвечаем за то, что говорим, отвечаем и за производство, и за сохранение природы. Мы на это согласились, мы должны делать это профессионально и, естественно, честно. А «зеленые» должны делать так, как они хотят де лать, они – другая сторона, вот есть профессиональная, а есть не професси ональная. Истину легче всего найти при сопоставлении. Где то, я считаю, можно работать вместе с «зелеными», а где то – не против них, конечно, но порознь. Что касается доверия, то я давно понял для себя следующее. Есть такое, чего нельзя ни от кого требовать: любви, признания, уважения и до верия. Это можно только завоевывать. И потому, если «зеленые» мне не до веряют, то винить их ни в коем случае нельзя. Хотя мне трижды обидно. Я стараюсь объяснить свою позицию, стараюсь дружить с «зелеными», что в моем представлении означает иметь с ними доверительные отношения. Мы можем друг с другом не соглашаться, но мы должны быть твердо уверены в порядочности и искренности каждой стороны. Мне кажется, что в этом пла не я с ними ближе к желаемой ситуации нахожусь. С другой стороны, если стремиться к полному единению, к единомыслию, тогда мы разрушим глав ное. Я думаю, что неправительственные организации должны выполнять очень важную роль. Нам, сотрудникам правительственных организаций, запрещено, например, ругать себя, так как это бессмысленно: надо просто что то исправлять, а не выплескивать на всех граждан, что профессиональ но неэтично. А «зеленые» как раз и должны быть той самой щукой, которая нужна, чтобы карась не дремал. И здесь у меня единственная претензия к ним, что они хотят заменить собой ученых, которых они не любят и не ува жают, а мне кажется, что подобная позиция принципиально неверна и дос таточно опасна. Она выражается, в частности, в беспрерывных требованиях «зеленых» поручить им проведение экологической экспертизы. Я могу об ратиться к словарю и прочитать, что экспертиза – это профессиональное заключение, другого определения нет. Что отнюдь не исключает любые дру гие исследования или заключения, но подменять профессиональную экс пертизу любительской не следует. А вот участвовать в экспертной комис сии могут и представители неправительственных организаций. Но делать наоборот нельзя. Ведь вот была очень хорошая и профессиональная экспер тиза по Падме, которая произведена по инициативе «зеленых». Я очень вол ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

новался, а потом начал спокойно спать, когда узнал смысл этой экспертизы.

Но прекрасно, что ее результаты совпали с нашим, государственным, зак лючением, а если бы нет, то получилось бы, что у нас есть профессиональ ная точка зрения, а есть вот такая. Тот же Дмитрий Рыбаков может сказать, что они пригласили в члены комиссии такого то ученого, такого то доктора наук. Но наличие степеней и званий не означает еще профессионализма. Дело в том, что экспертиза должна быть ответственной в отличие от любых мне ний и суждений.

Но вернемся к приграничным лесам.

Проблема оказалась блокирована ка «ЗЕЛЕНЫЕ» КАРЕЛИИ рельским госкомитетом. Было договоре но, что окончательно все будет решено, СООБЩАЮТ после того как правительственные и не правительственные организации изучат Лесным Клубом российских не вопрос и выйдут со своими предложени правительственных организаций ями. Стало вырисовываться несколько выпущено очередное красочное четких аспектов. Первый – лесоэксплуа издание, посвященное проблемам тация, второй – заповедание, охрана, эко сохранения последних массивов логически разумный режим использова естественных малонарушенных ния. Что было неправильно изначально?

лесов Карелии. В четырнадцати Проблему сразу разделили на две как бы страничном проспекте «Карелия» независимые части. Эксплуатацию дове представлена карта сохранив рили госкомлесу, который в деле рацио шихся массивов естественных нального использования природных ре малонарушенных лесов, перечис сурсов еще хуже госкомэкологии, много лены проблемы лесного комплек хуже, и который вообще не желает даже са республики с позиций «зеле обсуждать вопрос об охране лесов, пото ных», предложения российских му что это якобы не их дело. С такой по неправительственных организа зицией госкомэкологии должен был бо ций по экологизации лесопользо роться, используя все способы, привлекая вания. По данным неправитель даже главу правительства, а получилось, ственных организаций массивы что комитет молчанием своим потвор естественных малонарушенных ствовал такому безобразию. Второй воп лесов в Карелии занимают толь рос – охрана леса. Я всегда подчеркиваю, ко 7,5% от общей площади лесно что для меня экономика и рациональное го фонда, а на их территории со использование природных ресурсов сто средоточено около 9,6% эксплуа ят во главе всего, но этот разумный прин тационного запаса карельских ле цип невозможно выполнить, если исполь сов. Понятно, что при умелом ру зование среды не включает в себя и ее ководстве для сохранения остат охрану. И национальные парки в наше ков уникальных массивов «пус время – наиболее разумная мера, потому кать под откос» экономику Каре что, если не обманывать себя и других, лии не придется. нельзя не видеть, что есть вещи, которые _ нужно решать срочно – время не ждет. У Материалы для вставок взяты нас же пока речь идет вот о чем: если мы из электронного бюллетеня сегодня не сохраним эти леса, а потом бу «Новости ассоциации зеленых дем думать, что с ними делать, то сделать Карелии» будет уже ничего нельзя, потому что их уничтожат.

Наша демократия, которая, казалось бы, дала глоток воздуха и эколо гам, сыграла с нами дурную шутку. Ведь мы, люди неграмотные и само С ОПОРОЙ НА СПЕЦИАЛИСТОВ уверенные, думали, что знаем все. Сохранять природу – это классический атрибут демократии. Возможность сохранять леса от людей, которые на мерены их истребить в коммерческих целях, – тоже достижение демокра тии, так как мы можем теперь такие вопросы поднимать. Но оказалось, что избранный демократическим путем глава района, абсолютно безграмот ный в экологической сфере, может говорить: я дам вам эти кварталы, а вот те не дам, но вы зря так огорчаетесь, потому что я вам дам кварталов в три раза больше, но в другом месте. А когда начинаешь ему что то объяснять, он говорит: вы имеете возможность заботиться о вашей природе, а я вы нужден заботиться о моих жителях, которые погибнут без этого леса. Но ведь практически любой вопрос неоднозначен, и подходить надо ко всему разумно. Территориальные масштабы республики таковы, что заповеда ние лесов ущерба не нанесет, то есть правительство Карелии может без них обойтись. Косвенное доказательство: Советский Союз, да и царская Россия обходились без них, никто тогда и не ставил о них вопрос. Предста вим себе, что у нас нет этих лесов, разве Карелия перестала бы быть лес ной республикой? Вранье. Вот конкретный район, действительно, сегодня понесет некоторый ущерб. Но трудности района я не согласен экстраполи ровать на всю республику.

Не надо делать из нашего народа несмышленышей. В случае с Падмой я был несказанно тронут тем, что люди все поняли правильно, не купились ни на какие посулы. И нечего нам думать, что мы какие то уникальные – знающие, способные ценить природу и т.п. Люди подчас даже более ра зумными бывают, они готовы и на жертвы определенные, так что нечего их изображать каким то препятствием при принятии решений по защите природы. Просто иногда им головы морочат, как это случилось на террито рии приграничья, о которой идет речь. Им говорят: выбирайте – если бу дет «их» национальный парк, то вы не будете иметь работу. Это обычная ложь наша, такая неполная правда. У меня есть одна стратегическая мысль:

я считаю, что вот потому и существует правительство республики, а не правительство какого то района, что есть проблемы, которые касаются все го региона и каждого отдельного места. Правительство должно найти меры, которые компенсируют предполагаемый ущерб. Вот выход из ситуации.

Если мы не будем так себя вести, то мы потеряем эти леса.

Потом был применен наш классический метод под названием волокита.

Никто не говорит ни да, ни нет, все говорят спасибо и обещают уделить вопросу внимание. До сих пор так и не организован Калевальский нацио нальный парк. Я по опыту знаю, что раз началась волокита, то все волоки той и закончится. Ничто ведь не мешало сделать сразу, а потому до конца будут действовать те же факторы, которые были в самом начале. Это меня тревожит. Если есть какая либо причина, то ее можно устранить, а здесь нет ничего. Есть просто обязанность Фещенко, и видимо, пока он не будет заменен, ничего не изменится.

Должен сказать, что прежде я недооценивал деловые возможности «зе леных», считал, что главная их задача – будоражить нас, ученых, требо вать действий от властей и т.д. Но я убедился, что они прекрасно умеют и то, что, может быть, входит в наши обязанности, но то, что это сделали они, нисколько не ухудшило результат, а только улучшило. Я убежден, что ра бота Ярошенко и других – работа профессионалов, ну и прекрасно! Из их издания (проспект «Карелия») я понял с горечью, что, ощущая себя круп ным специалистом, имел достаточно приблизительное представление о ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

лесах. Истина оказалась совсем другая. Во первых, территория этих ле сов не очень большая, во вторых, аналогичные леса есть и в других местах Карелии, с ними тоже надо думать, что делать, и в третьих, имеет место явная недооценка остальной сырьевой базы, которая не беспокоит «зеле ных». Незнание наше делало нашу позицию недостаточно убедительной, а теперь я знаю, что мне надо говорить в правительстве. Я теперь буду на стаивать на одном: наши лесоэксплуататоры, делающие очень важное и крайне необходимое дело, выполняют его не очень хорошо в данном конк ретном случае. Из хитрости или по другой причине, но они переключили общее внимание на приграничные леса, будто в этих лесах – решение всех проблем, вместо того, чтобы заниматься тем, чем они обязаны занимать ся – остальными лесами. Тут две, как мне кажется, причины: одна – наве сти тень на плетень, чтобы перекинуть свою вину на «зеленых», вторая – подыграть районному начальству, для которого вопрос эксплуатации ле сов очень важен. И, наконец, последнее – есть такой закон чиновничества:

они должны делать все, чтобы каждый день доказывать свою важность и необходимость, других стремлений у них нет, все остальное для них вто рично. И если есть возможность доказывать свою значимость без того, что бы выполнять свои функции, то они легко на это идут. И, мне кажется, рано им увеличили в несколько раз зарплату. Комитет по лесу всячески сейчас демонстрирует всем, что у него только одна обязанность – запрещать, огра ничивать и не давать. С моей точки зрения, данное ведомство должно в своем арсенале иметь и такую функцию, но она не должна быть главной и единственной. Это глубочайшее заблуждение, если не сказать преступле ние. Им дано право распоряжаться лесным фондом, а они стараются нико му ничего не давать. И уж совсем парадокс, если они не дают добро на орга низацию национального парка, что подтверждает – они являются врагами природных ресурсов и их рационального использования.

Многие говорят, что «зеленые» мешают развивать экономику респуб лики, стараясь не дать разрабатывать месторождения полезных ископае мых или требуя заповедания тех или иных территорий. Но это, конечно, неправда. Некоторые вбрасывают такие идеи для того, чтобы ввести в за блуждение общественное мнение. Но есть люди, которые искренне верят, что так и есть. Ситуация то, как мне кажется, совершенно обратная. На верное, одна из наших бед как раз в том и состоит, что экологи ничего зап рещать не могут. Это правда, все остальное – ложь. Я эколог и стал им за долго до того, как это стало модным.

Мне как экологу, специалисту по ра циональному природопользованию очевидно, что экология и есть рацио нальное (с научной точки зрения) использование природы. Мне как эколо гу никогда не мешали «зеленые», они иногда помогают, иногда заставляют просыпаться и присмотреться к вещам, на которые мне не хотелось обра щать внимания. И если я не полный дурак и не ничтожество, которое боит ся огласок, то должен быть им благодарен, потому что стремлюсь к тому, что в моей науке называется правдой. И многое из того, что сделали «зеле ные», – не просто хорошо, но многое нам дало и в нашей науке. Кроме того, я глубоко убежден, что если «зеленых» с понедельника объявить мини стерством, то вреда для государства не будет, но вред для них, для меня, общества и природы будет. Каждый должен заниматься своим делом.

Я считаю, что «зеленым» Карелии удалось главное. Мне немножко обид но, но что поделаешь – это правда. Их заслуга заключается в том, что при влечено внимание, и серьезное, к проблеме приграничных лесов;

они не ос С ОПОРОЙ НА СПЕЦИАЛИСТОВ тановились (хотя могли бы) только на требованиях и возмущениях, они сде лали великолепную, с точки зрения научной экологии, работу, которая край не необходима для разрешения проблемы с этими лесами. Огромна роль, даже решающая, нашего общественного движения в постановке вопроса по Падме. У меня создается впечатление, что в сегодняшней России, а может, и во всем «ЗЕЛЕНЫЕ» КАРЕЛИИ мире начинает стабилизироваться про цесс – каждый занимается своим делом.

СООБЩАЮТ И становится ясно, что есть чье дело. Я, например, как ученый могу теперь не за 24.05.2000. Депутат Законода ниматься такой общественной деятельно тельного Собрания Республики стью, как охрана природы, ее прекрасно Карелия Валентина Евсеева об осуществляют «зеленые». Без ошибок они винила депутата ГД РФ в «зонди работают? Нет, с ошибками, ведь они ровании почвы» под захоронение формируются демократическим путем, на российской территории 10 ты они не элиту себе подбирают, они долж сяч тонн ядерных отходов, накоп ны со вниманием относиться ко всем, кто ленных в США. Как пишет кор к ним приходит, выслушивать различные респондент газеты «Карелия», мнения. То есть у них другие правила «Валентина Ивановна удивляет игры, но они должны работать, а сила вла ся, почему в Вашингтоне вовсю сти, сила ученых увеличивается от со обсуждают проблему устройства трудничества с ними, и не надо их под на нашей территории ядерной менять собой.

свалки, а мы молчим». Как изве Есть еще одна проблема, которая се стно, нынешнее российское при годня вызывает наши опасения: вновь родоохранное законодательство поднимается вопрос о ввозе в страну ра запрещает ввоз в Россию иност диоактивных отходов из за рубежа.

ранного ядерного топлива, и что Когда то Карелия первой приняла пра бы реализовать планы американ вительственное постановление о запре цев и российского Минатома не те их ввоза на свою территорию. Пока обходимо отменить соответству такая угроза еще не обсуждалась влас ющие нормы путем голосования тями, и я могу высказать сегодня толь в Думе. А. Мяки, побывавший не ко свою точку зрения. Это не самостоя давно в Штатах, считает, в свою тельная проблема, а часть очень боль очередь, что «в перечень вопро шой, очень тяжелой, очень страшной и сов ГД третьего созыва проблема очень неоднозначной проблемы разви захоронения ядерных отходов тия энергетики, в первую очередь атом будет внесена обязательно».

ной. И тут я в некоторой степени не со Между тем, во время предвыбор гласен с отношением А.В. Яблокова к ной кампании А. Мяки поставил атомной энергетике. Он говорит, что свою подпись, фактически обязы можно вполне обойтись без нее и что по вающую его «активно выступать экологическим соображениям надо от в Думе против ввоза в Россию из нее избавляться. Я стою на другой по других стран радиоактивных ма зиции, и она не столь однозначна. Но териалов на хранение и перера нужно быть честными до конца даже в ботку».

решении такой сложной для нас про блемы.

Начнем с экологического подхода. Я думаю, что нет оснований оцени вать работу АЭС иначе, нежели другие типы электростанций. Но есть бо лее серьезная угроза, с моей точки зрения, – это общечеловеческая опас ность атомных станций. Я имел удовольствие познакомиться с человеком, ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

который участвовал в их разработке, в части, касающейся безопасности их использования. Он сказал то, что меня потрясло. Оказывается, что сар кофаг, возведенный в Чернобыле, был включен в проект станции изначаль но. Но так как в советские времена действовала установка на то, что в на шей стране никаких катастроф не может быть, а также из экономии тог дашнее руководство со всех проектов сняло расходы на саркофаги. Вот причина не самой аварии, а ее страшных последствий. Я ученый и уважаю мнение ученых, в том числе энергетиков, стараюсь не отбрасывать сходу те доводы, с которыми не согласен. Но для меня есть вещи, которые я не собираюсь ставить ни на какие весы – это абсолютные гарантии безопас ности людей. Когда встал вопрос о строительстве АЭС в Карелии, что до сих пор каким то ползучим способом пытаются утвердить, я отвечал и от вечаю всегда: я даже не хотел бы разбираться в деталях, я и без дополни тельных исследований могу допустить, что все в проекте замечательно и в нем заложено создание саркофага, но все равно нет гарантий полной безо пасности. Поясню на примере, почему я так считаю.

Несколько лет назад по предложению знаменитой финской фирмы NESTE обсуждался проект переброски нефти по Онежскому озеру, вклю чая сооружение в Петрозаводске нефтепереливных установок (не помню точно, как они назывались). Я тогда был депутатом горсовета и председате лем экологической комиссии, и мы, три члена комиссии, были приглашены в Финляндию с тем, чтобы посмотреть, как там все устроено. Мы увидели не сколько десятков таких установок, в том числе прямо на берегу Балтийского моря. Ну, потрясающе, конечно. А когда я вернулся, то сказал следующее.

Можно строить такие установки и у нас, но при непременном выполнении трех обязательных условий: проектирование, строительство и эксплуата цию должна осуществлять финская сторона. Это, конечно, курьез, но на са мом деле я был стопроцентно прав и честен. Действительно, в Финляндии все в порядке, им можно у себя построить таких установок еще много, и они это делают. Долго рассказывать, как там все устроено, но главное – там люди сверхответственно ко всему относятся, у них никто не может позвонить по свойски в правительство и потребовать не заметить каких то нарушений. А нас же, людей, живущих в этой стране, нельзя допускать ни к каким атом ным станциям и тому подобным предприятиям. Поэтому я категорически против АЭС. Та же история и с радиоактивными отходами. Люди беспоко ятся, что их хранение резко негативно отразится на окружающей среде и на их здоровье. Что я могу им ответить? Только одно: если будут делать все правильно, то ничего страшного, но я не могу быть уверен, что все будет имен но так. Ведь что вселяет в нас такое недоверие? Главным образом – вранье.

Вот нам в Медвежьегорске говорили: вы, местные жители, такие трусли вые, а вы, экологи, нарочно пугаете. А я отвечал: это неправда, и вы нас об манываете беспрерывно. Так и с этим делом. Даже начинают с вранья. Ко нечно, эти вопросы должен решать не народ, а профессионалы, решать от крыто, взять на себя работу по разъяснению гражданам, чтобы они не бес покоились. А вот тогда у людей появится последнее – их слово должно быть решающим, потому что заставить их согласиться никто не имеет права.

И в заключение я хотел бы сказать, что мое более глубокое общение с вами, «зелеными», начавшееся после семинара, в котором вы пригласили меня поучаствовать в прошлом году, улучшило мое понимание того, чем занята общественность, как и по каким поводам нам надо более тесно со трудничать.

ЧТО ИМЕЕМ, НЕ ХРАНИМ?!

 ,,,, «»,  ,,,.,, - РЕСПУБЛИКА ФОКУС:

, КАРЕЛИЯ..

-.,,,,.

,.,.

. - ЭКОНОМИКА И ТЕМА:

,, ! ЭКОЛОГИЯ Валентина Евсеева, ?! Комитет природных ресурсов по Респуб лике Карелия (феде ральная структура) и Медвежьегорская районная администрация реши ли провести конкурс на право пользования недрами для добычи гнейсо гранитов месторождения Лобское. Были разработаны «Условия конкур са с аукционным окончанием», которые затем рассматривались на сес сии районного совета 29 марта 2000 г. Депутаты поддержали позицию ад министрации и условия конкурса утвердили, о чем сообщило местное радио. При этом корреспондент заметил, что «против» высказалась только депутат Законодательного собрания В. Евсеева. Случайно услышав пе редачу, я тут же позвонила на радио, чтобы узнать, почему информация передается в урезанном виде. Дело в том, что голосование по данному ре шению не было единогласным. Против проекта высказывался и голосо вал депутат В. Севрюков. Депутаты В. Сидушкин и И. Ткачук не голосо вали (воздержались) и, таким образом, также не поддержали условия конкурса. Что повлияло на такое решение, почему известные в районе люди, опытные руководители, заняли отрицательную позицию? Об этом в передаче не было сказано ни слова, и именно поэтому я позвонила на радио. Из путаного объяснения корреспондента В. Корень я поняла толь ко, что она не дождалась окончания сессии и о результатах обсуждения узнала методом опроса. Не собираюсь давать оценку данному методу, но и согласиться с такой подачей материала не считаю возможным. Вопрос слишком серьезный, именно поэтому я хочу довести до избирателей свою позицию по проблеме разработки лобского месторождения, известного в народе попросту как Лобская гора.

ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

С докладом по вопросу разработки лобского месторождения выступил заместитель главы района, руководитель управления по экономике А. Теп поев, вторым докладчиком был председатель Комитета природных ресур сов по Республике Карелия Ю. Кореньков.

По мере их выступлений в моей тетради появилось полтора десятка вопросов. Прежде всего, смущает симбиоз «конкурса с аукционным окон чанием». Здесь следует пояснить, что согласно федеральному законода тельству право пользования недрами может быть приобретено по резуль татам конкурса или аукциона, закон не содержит такого понятия, как «кон курс с аукционным окончанием». Либо конкурс, либо аукцион – третьего, как говорится, не дано.

Далее. В своем выступлении Ю. Кореньков отметил, что лобское место рождение самое удобное и привлекательное. Искали и ждали инвестора, причем солидного, поскольку добывать меньше одного миллиона кубомет ров щебня в год нерентабельно (невыгодно, то есть). Наконец инвестора нашли – интерес к месторождению высокий. И вот здесь возникает еще один вопрос. Конкурс подготовлен под конкретного инвестора, но можно ли считать это конкурсом? И состоится ли конкурс при единственном уча стнике? И как быть со статьей 17 Федерального Закона «О недрах», кото рая запрещает замену конкурсов и аукционов прямыми переговорами? Что скажет прокурор? Как быть с антимонопольным законодательством? Ведь конкурс по сути фиктивный!

Насколько законно объявление конкурса совместным решением Коми тета природных ресурсов (федеральной структурой) и районной админи страцией (органом местного самоуправления)? Ведь тот же закон «О не драх» относит вопросы владения и пользования недрами к совместному ведению Российской Федерации (в данном случае это Комитет природ ных ресурсов) и субъекта Российской Федерации (в данном случае – прави тельство Республики Карелия).

Именно эти органы (по закону!) име ют право на объявление конкурса. И при этом органы местного самоуправ ления должны проинформировать население о возможном предоставле нии земель для размещения объек тов, деятельность которых затрагива ет их интересы, и выяснить мнение граждан через местный референдум, сходы, общие собрания и т.п. Причем граждане имеют право участвовать в рассмотрении подобных вопросов.

Возникает сомнение: а не подменяет ли сессия как раз мнение этих самых граждан? И не для того ли затеяно рассмотрение вопроса об условиях конкурса на сессии, чтобы отразить таким вот нехитрым способом это са мое общественное мнение? Как гово рится, и волки сыты, и овцы целы!

Валентина Ивановна Евсеева, Еще один забавный прямо таки депутат Законодательного Собрания вопрос. На сессии я спросила у руко Республики Карелия ЧТО ИМЕЕМ, НЕ ХРАНИМ?!

водителя управления по экономике А. Теппоева, как понять определение «конкурс с аукционным окончанием». На что получила разъяснение, что ответ содержится в пункте 2 Условий конкурса: «Победителем конкурса является участник, предложивший наибольшую сумму разового взноса».

Это, дескать, и есть аукцион. Однако если участник и победитель – одно и то же лицо, то какой же это аукцион! Уж скорее сговор! Что, напомню, за коном запрещено.

В пункте 6.2 Условий конкурса записано: «Регулярный платеж за пра во добычи – 4 процента». Статья 41 Закона Республики Карелия «О недрах»

гласит: «Размер регулярных платежей определяется как доля от стоимос ти добытого минерального сырья с учетом погашения в недрах запасов по лезных ископаемых и включается в себестоимость его добычи». И вот здесь возникает вопрос уже к депутатам районного совета, которые проголосо вали за продажу Лобской горы: насколько четко представляют они, какие суммы в данном конкретном случае будут поступать в бюджет? Спросим себя, что это за проценты. Четыре процента от прибыли? Или от оборота?

И куда поступят эти платежи? В республиканский бюджет, в федераль ный? Или в районную казну? Замечу, что на сессии на мой вопрос об этих злосчастных процентах докладчики (напомню – зам. главы Теппоев и пред седатель госкомитета Кореньков) ответили вразнобой: первый утверждал, что это 4% от прибыли, другой заверял, что от оборота! При этом глава рай она А. Шаталин призвал меня не унижать управляющего экономикой рай она подобными вопросами! Однако вопросы напрашиваются сами собой:

кто же на самом деле готовил условия конкурса, если зам. главы по эконо мической политике не смог ответить на простой вопрос? Следующий воп рос хочется задать специалистам администрации и депутатам: мы когда нибудь начнем, наконец, считать?

Еще один вопрос, на который я так и не получила вразумительного от вета на сессии. Речь все о тех же платежах. Пункт 6.1. Условий конкурса устанавливает стартовую величину разового платежа за недра в 300 тыс.

рублей. Много это или мало?

В своем выступлении Ю. Кореньков на все лады расхваливал месторож дение Лобское: и само то оно привлекательное и удобное, и щебень то уни кальный. Естественно, сразу же возник вопрос. Если это такое замечатель ное и выгодное месторождение, почему такая низкая сумма первоначаль ного разового платежа за недра? На основании каких критериев рассчи тывались платежи, и почему возникла сумма лишь 300 тыс. рублей? Ведь только по высшим категориям запасы месторождения утверждены в объ еме 30 млн. кубометров щебня! Откуда же такая смешная цифра – 300 тыс.

рублей, на которую можно купить разве что очередную квартиру для оче редного чиновника?

Ответ председателя госкомитета прозвучал неожиданно просто: не хо телось обижать инвесторов! Но позвольте, о какой обиде можно говорить, отдавая на 10 лет такое крупное месторождение, тем более, если инвестор готов вложить (насколько я поняла) 150 млн. в развитие производства? Ссыл ка же председателя госкомитета, что разовый платеж включается в усло вия конкурса впервые (и потому де уже одно только это радует) и вовсе не выдерживает никакой критики. Платежи за право на добычу полезных ис копаемых, в том числе и в форме начальных платежей, взимаются согласно законодательству, а вовсе не по желанию авторов конкурсных условий!

Таким образом, путаные объяснения так и не дали четкого ответа на простой вопрос: почему такое замечательное месторождение депутаты решили продать столь дешево?

ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

Козырная карта разработчиков Условий конкурса – это, конечно же, акцент на создание новых рабочих мест. Полагаю, что многие депутаты при голосовании «клюнули» именно на эту приманку. Однако и здесь много не ясностей и темных пятен. Начну с того, что количество рабочих мест – ве личина не постоянная, а, напротив, все время меняющаяся. Так, глава рай она в докладе на собрании хозактива назвал цифру 150, в беседе с управ ляющим экономикой района А. Теппоевым прозвучала цифра 100, а на са мой сессии договорились аж до 400 ра бочих мест! Мечтать, конечно, можно.

«ЗЕЛЕНЫЕ» КАРЕЛИИ Однако все три цифры вызывают боль шие сомнения. И вот почему. Как утвер СООБЩАЮТ ждают специалисты, с которыми я пред варительно обсуждала условия конкур са, добыча щебня с объемом в 1 млн. ку На состоявшихся 23 декабря бометров в год при занятости в 100 ра 1999 г. в Законодательном Собра бочих мест не будет прибыльной. Этим нии Республики Карелия парла все сказано. Кстати, этот вывод подтвер ментских слушаниях по пробле ждает один маленький пунктик Условий мам лесного комплекса группа де конкурса: «Применение передовых тех путатов, в числе которых коорди нологий добычи и переработки гнейсо натор Ассоциации зеленых Каре гранитов». В переводе на русский язык лии Валентина Евсеева, вырази это означает одну простую вещь: сокра ла обеспокоенность тяжелым со щение себестоимости и, значит, мини циальным положением жителей мальное количество рабочих мест! Так лесных поселков. В течение мно что сколько рабочих мест будет на самом гих десятилетий, несмотря на пе деле, так и осталось загадкой.

риодические успехи лесной отрас Основной докладчик по условиям ли в деле заготовки древесины, конкурса Ю. Кореньков, коснувшись люди продолжали влачить жал разработки зажогинских шунгитов кое существование, ютясь в щито АО «Карбон шунгит», допустил ма вых домах, закрывались учреж ленькую оговорку о том, что необходи дения культуры, разрушались со ма программа по изучению шунгитов, циальные и бытовые объекты. Та поскольку «практически применение не кое положение сохраняется и по идет». Я записала это высказывание знающего специалиста, каким и явля настоящее время. Руководитель ется председатель госкомитета, дослов «Кареллеспрома» Виктор Пладов но. И напомню, что в свое время на мес обвинил в создавшейся ситуации тном референдуме жители Толвуской местные органы власти, на баланс территории подавляющим большин которых передана социальная ин ством высказались против проекта фраструктура.

«Карбон шунгит». Сомнение толвуян было вызвано именно неясностью со сбытом. Я помню выступления на одном из сходов: гору расковыряете, да и бросите. Сколько обещаний давалось, когда уговаривали местных жи телей отступиться и отдать Зажогино акционерам! Как говорится, глад ко было на бумаге, да забыли про овраги. Время показало, что опасения толвуян не были напрасными.

Не получится ли так и с Лобской горой! Конечно, щебенка – не шун гит, но сможет ли новый завод пробиться на московский рынок, занятый более дешевым воронежским щебнем? И какой ценой? Естественно, бо лее низкой, чем, допустим, цена воронежского щебня. Если так (а исклю чить этого нельзя), то в том числе и за счет рабочих мест, а также за счет предоставления налоговых льгот, как это и бывает. А это повлечет сокра ЧТО ИМЕЕМ, НЕ ХРАНИМ?!


щение бюджетных поступлений. Другими словами, экономический аспект данного проекта – как «черный ящик» в студии. Во всяком случае, чет ких и вразумительных разъяснений не прозвучало, многие вопросы так и остались без ответов.

Условия конкурса не прояснили, как «ЗЕЛЕНЫЕ» КАРЕЛИИ будут обеспечены экономические, соци альные, экологические интересы райо СООБЩАЮТ на и его населения. Вообще поспешность подготовки Условий конкурса, отсут ствие проработки многих положений В мае прекратил свою деятель настораживают. Экономическая неяс ность Комитет по использованию ность, юридическая неграмотность при природных ресурсов, охране при подготовке данного вопроса депутатами роды и туризму Законодательно на районной сессии вызывают протест. го Собрания Республики Каре Поспешные, непроработанные проекты лия. Поводом для ликвидации ко влекут за собой ошибочные решения. митета стало недостаточное коли Почему надо срочно продать Лобскую чество в нем депутатов. Между гору за 300 тысяч, словно это последняя тем, как нам сообщили, ряды ко соломинка! Давайте получим хотя бы митета готовы восполнить пред минимум информации.

ставители депутатской фракции Есть Ванжезерское месторождение, ЛДПР. В этом случае работа ко другие. Ах, туда не пойдет инвестор, ему митета возобновится. Как гово не выгодно?! Но – коли рынок готов по рится, поживем – увидим.

глотить миллионы кубометров щебня – почему инвестору не начать с другого месторождения, менее выгодного, чем Лобская гора? Лобская, известно, ла комый кусок для денежных мешков: ни дорог не надо строить, ни даже железной дороги – все уже построено. Социально экономических претен зий район тоже не выставляет (судя по Условиям), знай взрывай да грузи.

Решать вопросы на таком уровне нельзя, в этом я глубоко убеждена. Именно поэтому я попросила слово для выступления на сессии районного совета и обратилась к депутатам с призывом не спешить. Я предложила, в общем то, простой вариант: не принимать решения, перенести рассмотрение воп роса на следующее заседание, еще раз внимательно ознакомиться (изу чить) с Условиями конкурса, пригласить специалистов из Института гео логии КНЦ, из Минэкономики. Ведь нет никакой необходимости в спешке, кроме вреда. Не надо забывать также о том, что уже была попытка разра ботки Лобской горы, есть отрицательное заключение Государственной экологической экспертизы, прежде всего потому, что затрагивается водо охранная зона Онежского озера. Ученые предупреждают: главный ресурс XXI века – вода. Не прислушиваться, не учитывать все эти факторы, при нимая решение, просто опасно.

К сожалению, для выступления мне было предоставлено 5 минут. Со мнения мои остались за скобками, и хотя полемики практически не полу чилось, решение принято подавляющим большинством депутатов рай совета положительное. В связи с этим остается неясным, почему в оче редной раз не спросили мнение населения? Что думают жители Заоне жья – им ездить по Лобской горе! Что думают дачники Сигово, Лавасгу бы? Наконец, что думают горожане, у которых Лобскую гору, эту при родную красоту, попросту отбирают и дают неизвестным московским инвесторам – для чего?

Конкурс объявлен, вопросы остаются… С кого спросим?

ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

Виктория Трошева «» В 1990 г. карельский госкомэкологии потре бовал от предприятий создать экологические паспорта и произвести расчеты ПДВ и ПДС. Прежде никто таких работ не выполнял, и все действующие объекты оказались перед выбором – или они делают эти расчеты, или платят штраф. Тогда мы и зарегистрировали свою организацию «Экос» – научно производственное малое государственное предприятие. Мы и сейчас не хотели бы менять статус – на рынке труда удобнее работать именно государственной структуре, больше доверия со стороны заказчиков. Хотя я выкупила долю у своих учредителей, но фор мально они ими остались, что и дает нам основание называться государ ственным предприятием. В организации всем руководит совет директо ров. Постоянный штат состоит из 15 человек.

Поначалу мы специализировались на проектах сельскохозяйственного направления. Одновременно с нами организовалось еще несколько подоб ных групп, но конкуренции не было – объектов и работы хватало на всех.

Вначале требования по ПДВ были мягкими: такие источники загряз нения, как, например, выбросы от холодильных установок, не учитыва лись, хотя и были значительными. Но, в конце концов, потребовался учет всех источников. А так как мы в своих договорах указывали их точное количество, по которым и обязывались разрабатывать ПДВ, то мы откор ректировали стоимость договоров. Все другие организации имели дого воры просто на проекты расчетов ПДВ, поэтому оплата их работы не из менилась и выжить они не смогли. Занимались мы этой деятельностью до 1994 г., когда наш «Экос» временно прекратил свое существование.

Лишь в 1997 г. мы возродили свою организацию. Практически мы един ственная организация, выполняющая экологические услуги.

Продолжаем готовить паспорта для вновь образующихся предприятий, но теперь уже на предпроектной стадии. Дело идет не очень успешно, так как такие предприятия, как автостоянки, у нас считаются явлением вре менным, а потому им будто бы все эти расчеты и ни к чему. Здесь нам могла бы очень помочь общественная поддержка, но ее нет.

Это очень небольшое поле деятельности, поэтому у нас возникли и но вые направления. Мы открыли школу этикета. Сейчас нам кажется, что надо ее зарегистрировать как самостоятельное учреждение.

Еще мы специализируемся на озеленении города – эта работа состав ляет большую часть нашей деятельности. Нами разработан проект еже годного высаживания дикорастущих цветов. Это позволит украшать газо ны при минимальных затратах, к тому же будут сохраняться исчезающие виды, и все это окажет позитивное воспитательное воздействие. Есть до говоренность об участии школьников в этой работе. Мэрия готова выде лить большую площадь в центре города. Но финансирования пока нет, хотя деньги нужны очень скромные – всего несколько тысяч рублей.

С природоохранными органами власти мы находимся по разные сторо ны баррикад – ведь мы выступаем в защиту промышленников. Уничто жить производство нельзя, поэтому важно найти способы, чтобы предпри ятия как можно меньше загрязняли окружающую среду и чтобы у них не было неприятностей по этому поводу. Собственно, такова наша позиция.

ПОЛИТИКА В ТУНДРЕ У наших промышленников сознание на уровне первобытного общества.

Из интервью оленевода СХПК «Тундра»

Максим Кучинский В октябре 1998 года я получил информацию о том, что шведская фирма «Boliden AB» (далее – Булиден) собирается для добычи цветных металлов отобрать у саамов одно из важнейших пастбищ в Ловозерском районе. В Москве я собрал, видимо, все, что было в моих силах, и в январе, вооружившись видеокамерой, поехал на Кольский полуостров разбирать ся, насколько возможно, в ситуации. В село Ловозеро – центр района, в котором разворачивались все события, я приехал под конец полярной зимы, однако страсти вокруг проблемы пастбищ были весьма жаркими. Мне уда лось познакомиться с очень многими людьми в Ловозере, Ревде, Мурманс ке, Мончегорске, ознакомиться с различными точками зрения. Хочу по благодарить всех, уделивших мне внимание.

История конфликта. В мае 1996 г. между корпорацией Булиден и адми нистрацией Мурманской области был подписан договор, касающийся прав на исследования и добычу полезных ископаемых на Кольском полуострове.

Договор подписали президент Булиде на и губернатор Мурманской области Е.Б. Комаров при поддержке премьер министра РФ В.С.Черномырдина. По мимо предоставления Булидену пра ва на скупку отходов цветных метал лов у фирм и властей Мурманской об ласти, а также договоренности о тех нологическом сотрудничестве, согла шение давало корпорации возмож ность заниматься исследованиями и дальнейшей разработкой нескольких месторождений на полуострове.

Прежде всего, речь шла о доисследо вании территории между рекой Воро нья и озером Лявозеро.

Булиден – одна из крупнейших мировых корпораций, занимающих ся цветной металлургией. Целью компании заявлена геологоразведоч ная деятельность на территории Балтийского щита, куда входят Максим Кучинский, Швеция, Норвегия, Финляндия и Се участник движения «Хранители радуги», веро Запад России. Центральный координатор программы МСоЭС офис Булидена уже несколько лет как «Локализация», аспирант Института переместился в Торонто (Канада) – этнологии и антропологии АН РАН ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

своеобразную мировую столицу цветной металлургии. Кроме разведки и добычи, корпорация занимается плавкой и вторичной переработкой цветных металлов, проектирует и производит оборудование для их производства.

Название «Булиден» в течение 1998 г. долго не сходило со страниц га зет. Причиной тому стала авария на руднике компании Лос Фраилес в Испании, во время которой из отстойника в реку Рио Агрио и на окрес тные поля и виноградники вылилось более 5 миллионов кубометров хи микатов. Был нанесен непоправимый ущерб одному из крупнейших ев ропейских национальных природных парков – Доньяна. Фермеры до сих пор не могут получить полную компенсацию за отравление более 5 ты сяч гектаров своих полей, садов и виноградников. Предприятия Булиде на располагаются также во многих других странах. В России, кроме Мурманской области, эта корпорация имеет интересы в Норильском никелевом комбинате. В Рязанской области под г. Касимовом по техно логии Булидена проектируется строительство плавильного цеха по пе реработке цветных металлов (см. Альманах, вып. 1, 2).


В течение почти года ОАО «Центрально Кольская экспедиция» (ЦКЭ) и Комитет по геологии и использованию недр Мурманской области (Мур мангеолком) по указанию областной администрации уточняли и согласо вывали проект с Булиденом. В апреле 1997 г. в Мурмангеолкоме началась подготовка конкурса на право пользования недрами в районе горы Лешая – оз. Лявозеро (участок площадью 420 кв. км.). В мае того же года прошли первые согласования проведения этого конкурса – с главой администра ции Ловозерского района Н.Н. Брылевым и директором сельскохозяйствен ного производственного кооператива «Тундра» О.В. Ануфриевой. После этого вплоть до конца февраля 1998 г. проводились согласования с различ ными ведомствами в Мурманске и Москве. В феврале же, когда ЦКЭ за везла технику в район, конкурс на его использование еще только готовил ся. Пастухи, увидевшие перемещение техники на пастбищах, начали вы казывать недовольство.

Последние сорок лет у нас происходит «промышленное освоение Се вера». Для коренного населения это означает наступление на земли, где они пасут оленей, охотятся, ловят рыбу, собирают дикоросы. На Коль ском полуострове, кроме «промышленного освоения», важную роль в со кращении оленьих пастбищ сыграла и значительная милитаризация региона. Любое сокращение территории пастбищ чревато перевыпасом на остальных землях. Сейчас опять стал применяться саамский полу вольный способ выпаса – на лето оленей отпускают пастись самостоя тельно. Территория между Вороньей и Лявозером служит проходом, через который оленей перегоняют весной на северные, летние пастби ща, а зимой – обратно. Этим путем проходит 15 тысяч оленей – около половины поголовья крупнейшего оленеводческого хозяйства Мурманской области, бывшего совхоза, а ныне СХПК «Тундра». Кораль, в который осенью собирают этих оленей, и забойный цех располагаются в 6 8 ки лометрах от горы Лешей, где в основном и проводились геологоразведоч ные работы в 1998 г.

Мурманская область, начала «осваиваться» гораздо раньше и факти чески стала полигоном для геологической науки. Видимо, все возможные месторождения уже разведаны. Наличие золота, меди и молибдена в рай оне Воронья Лявозеро было открыто давно. С 50 х годов там неоднократно ПОЛИТИКА В ТУНДРЕ осуществлялось доизучение, но до сих пор так и не было найдено промыш ленной концентрации металлов, которое позволило бы начать добычу. По утверждению геологов, эта территория вся иссечена вездеходными доро гами и не представляет особой ценности как пастбище. По экспертным же оценкам облкомприроды, уровень антропогенного воздействия на природ ную среду этой территории невелик. Во время исследований геологи обя зались использовать лишь легкую технику, а после бурения рекультиви ровать использованные участки.

25 марта в «Мурманском вестнике» было опубликовано сообщение об объявлении конкурса на право пользования недрами для геологического изучения северо западной части Колмозерско Воронинской структуры с последующей добычей золота, меди, молибдена. Эта публикация тут же вызвала волну протеста. Лидеры саами и коми провели собрания и начали сбор подписей против планируемого мероприятия. За два дня было собра но более 750 подписей против передачи этих земель геологам.

8 апреля на заседании районного Совета ветеранов войны и труда было принято решение направить общее обращение губернатору, председате лю и депутатам областной думы. Письмо было составлено от имени Лово зерского отделения Ассоциации кольских саамов, Ассоциации коми ижем цев «Изьватас», Ловозерского районного совета ветеранов войны и труда, Ловозерского райкома КПРФ. В частности, в обращении указывалось на необходимость советоваться с населением района в вопросах передачи зе мель, озер, рек в аренду, предлагалось внести в уставы района и области положения о референдуме. Требовалось остановить все работы по объяв ленному конкурсу. Текст заявления был опубликован на страницах «Ло возерской правды» 29 мая.

Тем временем специально для конкурса создавалась фирма участник.

В апреле 1998 г. было зарегистрировано ОАО «Воронья Минералс». Учре дителями этого предприятия стали Булиден (70%), ЦКЭ (10%) и Комитет по управлению муниципальным имуществом администрации Ловозерского района (20%). Юридическим адресом «Воронья Минералс» стал адрес ЦКЭ в Мончегорске. Таким образом, понятно, что проведение конкурса и объяв ление о нем было лишь соблюдением формальности в процессе реализа ции проекта, запланированного за два года до того. На этом фоне развора чивались местные немаловажные процессы. 19 мая состоялись перевыбо ры председателя СХПК «Тундра».

На сегодняшний день «Тундра» – наиболее рентабельное предприятие в районе, что определяется договорами со скандинавскими фирмами, за купающими у него оленину. Из за дешевизны кольской оленины, Норве гия, по просьбе своих оленеводов, подняла пошлину на ввоз оленины. Вступ ление в ЕЭС Швеции и Норвегии еще больше обострило проблему. Пред приятия, ввозящие продукты питания, должны иметь европейский сер тификат качества. Оленеводческие хозяйства до сих пор не могут по лучить такого документа. Проблемы во взаимоотношениях с иностран ными партнерами, возникшие после попытки последних навязать низ кие цены на оленину, привели к скандалу и плачевно сказались на эконо мическом положении кооператива.

О важности проведенного собрания свидетельствует то, что на нем, кро ме пайщиков, присутствовали заместитель губернатора, два представите ля областной администрации и глава районной администрации. На фоне всех экономических неурядиц еще больше масла в огонь подлила информация о ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

том, что геологические работы в Вороньих тундрах были с согласованы с Ольгой Вячеславовной Ануфриевой, директором «Тундры». По оценкам директора Национального культурного центра (НКЦ) Ларисы Павловны Авдеевой, то, что происходило на собрании, можно было бы назвать бунтом.

В результате директора кооператива переизбрали. В личной беседе со мной Ольга Вячеславовна подчеркнула, что она согласовала только исследователь скую деятельность, а не добычу, но, случись разговор о разработках, она бы согласилась на обсуждение условий компенсаций.

21 мая в Ловозеро приехали те, кто больше всего был заинтересован в проведении доисследования с дальнейшей добычей. Состоялась встреча ловозерцев с председателем Мурмангеолкома А.В. Лебедевым и директо ром ЦКЭ О.Я. Даркшевичем. Фактически, это была первая попытка диало га промышленников с населением на тему Вороньей. Впервые жители встретились с аргументами необходимости ведения этих работ. Обоснова ние конкурса было в том, что геологи вынуждены были пойти на такой шаг, так как никто не хочет рисковать, вкладывая деньги в развитие сырьевой базы области, делали упор на серьезные экономические проблемы, кото рые переживают сегодня все. Впервые прозвучал тезис о готовности воз мещения возможного ущерба. Позже этот тезис мне довелось услышать лишь от О.В. Ануфриевой.

Оленеводы в личной беседе говорили мне, что разведка геологов особо го вреда им не наносит. Летом бригады пастухов находятся гораздо север нее. Главное опасение вызывает возможность последующей добычи. В слу чае начала разработок, геологи обещали изъять под рудник, ГОК и вахто вый поселок не больше 3 кв. км. Для обслуживания разработок предпола галось строительство дороги, возможность которого вызывает большое неудовольствие оленеводов, ведь по ней в тундру потянутся туристы и браконьеры. Самый плачевный тому пример – строительство Серебрян ской дороги от Мурманска до р. Вороньей. После возведения там Сереб рянской ГЭС охота на домашних оленей стала одной из самых больших проблем оленеводства.

По словам директора ЦКЭ, при строительстве дороги и моста через р. Воронью будет установлен КПП, преграждающий путь всем посторон ним. После завершения всех работ кампания уничтожит мост, а без него дорога окажется бесполезной. Однако непонятно, на каких правовых осно ваниях возможно запретить ездить по мосту и дороге.

Две трети населения Ловозерского района (около 10 тыс. человек) про живает в поселке городского типа Ревда, построенном в свое время для обслуживания работ на рудниках ГОКа. Сегодня это – предприятие АО «Севредмет». На тот момент оно стояло. По словам губернатора облас ти Ю.А. Евдокимова, для района «самая большая беда – в вынужденной остановке АО «Севредмет». Район оказался депрессивным, затухающим».

9 июня в Ловозеро приехали те, кто вроде призван выполнять волю насе ления, те, кто в лучшем случае должен быть над интересами обеих сторон. В селе состоялась встреча с представителями руководства области, района, Госкомсевера, ЦКЭ, АКС, местной организации КПРФ и руководителей ко оператива «Тундра». Позже, 19 июня, в «Ловозерской правде» вышла ста тья «Продолжение темы», подписанная «Наш. Кор». В личной беседе дирек тор ЦКЭ Олег Ярославович Даркшевич сказал, что это он и был автором ста тьи. Губернатор области Ю.А. Евдокимов в своем ноябрьском обращении к жителям Ловозерского района сообщил, что эта статья была написана и опуб ПОЛИТИКА В ТУНДРЕ ликована по его поручению. О предложениях, принятых на встрече, можно судить по статье. Все они сначала были согласованы с заместителем предсе дателя правительства области и председателем Мурмангеолкома, и руко водство ЦКЭ и выступило с рядом предложений:

1. Включение двух трех представителей оленеводов и саамов в состав комиссии по подведению итогов конкурса и выработке условий пользо вания недрами. Участие в работе комиссии означало, что оленеводы со глашаются с организацией самого конкурса, вне зависимости от победите ля. Да и что же могли бы решить «представители оленеводов и саамов» на «конкурсе», если уже заранее было ясно, кто на нем победит? Впрочем, на заключительное заседание экспертной комиссии была приглашена прези дент АКС Н.Е. Афанасьева.

2. Создание наблюдательного совета из наиболее авторитетных пред ставителей общественности и кооператива «Тундра». Определение круга его полномочий, компетенции. Идею наблюдательного совета постоянно высказывали мне все сторонники проекта как компромисс, дескать, обще ственность жестко отслеживает соблюдение своих интересов. О правовой основе деятельности этого совета все говорили, что надо ее еще разработать.

Лишь из беседы с директором ЦКЭ я выяснил, что правовой основой дей ствия этого органа должен быть договор между ЦКЭ и СХПК «Тундра».

3. Комиссионное обследование состояния территории до начала работ представителями наблюдательного совета и геологоразведочной экспе диции и периодические совместные проверки в процессе работ. Внима тельно следящий за ходом событий читатель, видимо понимает, что на мо мент встречи работы уже шли. Забегая вперед, замечу, что во время моего пребывания в январе 1999 г. в Ловозере наблюдательный совет был только «в процессе создания». Из беседы с директором ЦКЭ удалось выяснить, что все расходы по деятельности совета брала на себя «Воронья Минералс».

Даже теоретические проверки геологов, организуемые совместно с сами ми геологами, вызывают некоторый скепсис.

4. Прием на полевые работы в экспедицию местных рабочих с совме щением ими по поручению наблюдательного совета функций контро ля. Под местными рабочими, конечно же, подразумеваются не оленево ды, а скорее всего горняки из Ревды. Вряд ли предполагалось брать ра бочих аналогичных профессий из дальних местностей. Создание рабо чих мест для ревдинцев – вообще один из аргументов авторов проекта.

Идея поручить рабочим выступать собственными контролерами весьма оригинальна.

5. Категорический запрет работникам экспедиции на завоз огнестрель ного оружия на участки работ с обязательным досмотром личных вещей сотрудников перед выездом. Это отражает опасение оленеводов о возмож ной охоте геологов на домашних оленей. Приказ о запрете на ввоз огне стрельного оружия был выпущен директором ЦКЭ 23 июня. Мне были пре доставлены свидетельства выполнения этого приказа – копии актов про верки наличия огнестрельного оружия и боеприпасов у сотрудников ЦКЭ, выезжающих в район работ горы Лешая – оз. Лявозеро.

6. Проведение работ с применением тяжелой техники в зимнее время с целью предотвращения нарушения пастбищ. Как уже было сказано, тех ника была доставлена на эту территорию еще в феврале. Мнения о том, какую именно технику и в каком количестве применяли летом, расходи лись и у оленеводов. Некоторые настаивали на том, что видели перемеще ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?

ние буровой установки. Директор ЦКЭ объяснил мне, что зимой было бы абсурдно проводить работы, но летом тяжелая техника будет ездить по существующим в этой местности вездеходным дорогам.

7. Согласование с оленеводами сроков проведения геологоразведоч ных работ, сроков и трасс движения техники на участок и обратно, а так же мест размещения полевых лагерей. Рекультивация использованных площадок. Хочу напомнить, что в тот момент работы уже происходили. По словам директора ЦКЭ, высказанным в январе 1999 г., он согласовывал с директором «Тундры» сроки и маршруты вывоза техники в октябре.

8. Заключение договора между кооперативом «Тундра» и экспедици ей об оказании взаимной помощи и услуг на взаимовыгодной основе. Как мне рассказывали О.Я. Даркшевич и О.В. Ануфриева, экспедиция помога ла кооперативу, предоставляя вертолет и топливо.

Что же касается договора между ЦКЭ и «Тундрой», то он действитель но вскоре был заключен. Договор включал в себя перечисление обязанно стей геологов. В них, в частности, входило согласование с руководством ко оператива сроков и трасс движения техники геологов на участки работ и обратно, количества и численности геологических отрядов и мест разме щения полевых лагерей. В этом документе указывалась система контроля ЦКЭ за выполнением запрета ее сотрудникам на вывоз оружия и боепри пасов в район работ, а также система совместной проверки в конце каждо го полевого сезона соответствия производства требованиям нормативных документов по охране окружающей среды и проведения рекультивации.

Результаты проверки было решено оформлять актом и рассылать обеим сторонам. С результатами такой проверки по итогам полевого сезона 1998 г.

мне ознакомиться не довелось. Договор не включает в себя никаких пунк тов «об оказании взаимной помощи и услуг на взаимовыгодной основе».

25 июня в Мурманске прошло итоговое заседание конкурсной комис сии. Вряд ли нужно говорить, что победила «Воронья Минералс», с кото рой 2 июля было подписано лицензионное соглашение. В него вошли почти все пункты, прокомментированные выше. Немаловажна и еще одна черта.

Об окончании конкурса и выдаче лицензии жители области узнали из «Мурманского вестника» лишь 16 июля. Текст лицензионного соглашения стал известен отдельным общественным организациям в Ловозере по не официальным каналам только в январе.

3 июля в той же «Ловозерской правде» был опубликован ответ на ста тью «Продолжение темы», подписанный председателем райсовета вете ранов войны и труда Н.И. Грошевым, председателем правления Ловозер ского отделения АКС Л.П. Авдеевой и председателем правления Ассоциа ции коми ижемцев «Изьватас» О.Б. Андреевой. В этой статье были сфор мулированы основные аргументы противников геологических работ. Они говорили, что при положительных результатах геологической разведки появление в этих местах горнодобывающего предприятия, рабочего поселка и дороги (по какому бы маршруту последняя ни проходила) приведет к полному исчезновению оленеводства в этом районе: «Горький опыт утра ты оленьих пастбищ уже есть. Много ли найдется оленей вокруг промыш ленных центров области, где загублена вся природа на многие десятки ки лометров вокруг». Оценивая проводившиеся в Ловозере встречи, авторы утверждают, что на них присутствовали в основном руководители и спе циалисты района, кооператива «Тундра». Предложенное на встрече вклю чение представителей оленеводов в комиссию и наблюдательный совет они ПОЛИТИКА В ТУНДРЕ расценили как «дымовую завесу, ширму для представителей акционер ных обществ»: «Мы глубоко убеждены в том, что конкурсы на получение права пользования недрами для геологического изучения и последующей добычи различных руд в нашем районе можно проводить лишь тогда, ког да будет восстановлена соответствующая экологическая обстановка и дру гие необходимые условия для выпаса оленей на ранее использовавшихся пастбищах нашего и других районов области». Авторы задают риториче ский вопрос: «Сопоставимы ли затраты инвесторов и возможный ущерб государству?». В заключение они сообщают о том, что губернатору облас ти было отослано свыше 750 подписей жителей Ловозера в поддержку сво их требований об отмене объявленных конкурсов на право использования недр Ловозерской тундры.

Еще один местный конфликт, тлевший и раньше, разворачивается в это же время. 11 июля 1998 г. на внеочередной конференции из АКС выхо дит большинство саамов Ловозерского и Ревдинского отделений, учреж дая Общественную организацию саамов Мурманской области (ООСМО).

Основная причина такого шага – недовольство этих саамов президентом АКС Н.Е. Афанасьевой. Лидер этого движения, теперь уже бывший пред седатель Ловозерского отделения АКС, Л.П. Авдеева не занимает в новой организации никаких постов. Формально она остается лишь директором Национального культурного центра, а ООСМО возглавляет секретарь А.А. Кобелев. Среди причин недовольства Н.Е. Афанасьевой высказыва лось и принципиальное расхождение в вопросе о проекте защиты оленьих пастбищ в Вороньих тундрах.

Нина Елисеевна Афанасьева в личной беседе со мной в январе 1999 г.

высказала мнение, что территория эта между Вороньей и Лявозером – проходная и не так важна, а общественным деятелям нужно отстаивать интересы не одной группы (например, только оленеводов), а всего населе ния. В связи с этим компромисс между разными интересами она видела в создании наблюдательного совета. Она сообщила мне, что АКС ни под ка кими документами по этой проблеме не подписывался. Все ограничивалось ее согласием принять участие в работе конкурсной комиссии. Тогда же в офисе АКС я познакомился с членами Ассоциации кольских саамов, у ко торых, точка зрения на проблему Вороньей совпадала с позицией ООСМО. Ее высказали тогдашняя вице президент Ассоциации Светлана Васильевна Плужникова (вскоре сложившая с себя эти полномочия), быв ший вице президент Ассоциации Яков Иванович Юшков и секретарь Ас социации Марина Пименовна Ануфриева.

12 и 21 августа состоялись встречи ловозерцев с заместителем губер натора области Ю.Н. Мясниковым. В том, что жители района не знакомы с мнением губернатора по поднимаемой проблеме, по его словам, виноват был депутат областной думы от Ловозерского района В.В. Калайда, которому был передан ответ главы области. Судя по статье в «Ловозерской правде»

от 04.09.98 «К согласию не пришли», Юрий Николаевич на вопрос о веде нии работ у горы Лешая утверждал, что «никто никаких работ не ведет по двум основаниям – еще не сделана экспертная оценка, и у победителей конкурса еще нет на это средств». Он все время ссылался на лицензионное соглашение, в котором, дескать, учитывается необходимость набора мест ных рабочих и постулируется создание наблюдательного совета. Но тек ста этого соглашения никто из ловозерцев не видел. Никто с ними его не обсуждал. В ответ на продолжающиеся претензии по поводу уже идущих ЭКОПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ? НЕОБХОДИМОСТЬ?



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.