авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Члены Карельского республиканского Совета Всероссийского общества охраны природы Участники семинара «Роль местных экоНКО в деле охраны окружающей среды», Петрозаводск, май 1999 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Никак не удавалось добиться некоей упорядоченности в использовании оргтехники, утверждения и исполнения графика уборки помещений, своевременного прихода и ухода, контроля над рациональным расходо ванием материалов и т.д. Их стало больше, чем нас, и они постепенно вы тесняли нас с нашей же территории, что затрудняло работу с текущими проектами и разработку новых. Любые замечания воспринимались как агрессия. Ответственность за общие действия они переложили на плечи лидеров, о демократизации управления не было и речи, вся власть и пол номочия были добровольно переданы в руки оплачиваемого координато ра проекта по сотрудничеству с норвежцами. Внешний вид нашей конто ры соответствовал ее внутреннему анархическому содержанию. Развод был неизбежен. И он произошел совершенно безболезненно при полном взаимопонимании и с обоюдного согласия сторон.

«Сожительство» с государственными и окологосударственными струк турами. Пожалуй, по другому это назвать трудно. Мы чувствуем себя не любимыми детьми в гражданском социуме нашего края. Администрация ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ области и города не видит нас в упор. За 8 лет, как ни старались, мы так и не смогли привлечь к себе ее благосклонного внимания. Комитет эколо гии чурается нас, как прокаженных, у них есть свое любимое дитя – Все российское общество охраны природы с его «вечным» (белее 20 лет) пред седателем Дульневым И.Г. Он – главный участник общественных экспер тиз, официальных приемов и представлений, главный раздатчик крошек с барского стола, так как на его счет поступают средства из областного экофонда, направляемые на развитие экологического движения и про светительскую деятельность. Мы, следуя своему предназначению, все гда приглашаем его на наши мероприятия. Он неизменно приходит, от читывается за нас, но по доброй воле никогда не удостаивает ответным приглашением.

Например, на Второй Всероссийский съезд по охране природы в Сара тове мы пробились только благодаря нашим связям в СоЭС и жалобе в орга низационный Комитет. Мы заявили о неправомочности конференции по выбору делегатов съезда – конференции, о которой мы случайно узнали за день до ее созыва и на которую не была приглашена ни одна обществен ная экологическая организация области, кроме ВООП, а нас ведь более де сятка. Так и живем: из одной тарелки с ВООПом не едим, за одним столом не сидим, а жаль.

В прошлом году, желая изменить ситуацию, мы буквально заставили председателя областного госкомитета по охране окружающей среды Виш някова А.И. принять нас и наших соратников, чтобы представиться ему, рассказать о планах и работе, одним словом, познакомиться поближе. В результате «Гея» получила выговор за проявленный интерес к проблемам ветроэнергетики, поскольку мы, дескать, не специалисты и не имеем пра ва вторгаться в сию запретную область. И это несмотря на то, что «Гея»

является учредителем совместного норвежско российского акционерного общества «Ветроэнерго».

В работе с другими одиозно известными органами мы придерживаемся принципа открытости. Впервые они проявили к нам интерес после учас тия в Бергенской демонстрации 1990 г. Мой телефон прослушивался, я это знала, а 19 августа 1991 г., когда по телефону отдавала команды членам «Зеленой ветви», где и как расклеивать листовки против ГКЧП, приятный мужской голос, прервав мои наставления, посоветовал сменить тему раз говора. В 1993 г. под видом учительницы географии у нас появилась при ятная дама, которая задавала далеко не педагогические вопросы и в конце концов вынуждена была признаться, что она сотрудник отдела экологи ческой безопасности областной ФСБ. На условии, что наш «союз» будет открытым для всех, мы немного «посотрудничали» с ней к взаимной пользе и уважению.

В январе 1995 мы начали кампанию против первой чеченской бойни. Для начала распространяли по городу антивоенные листовки, затем стали од ними из учредителей областного комитета солдатских матерей. Комитет работал в нашей конторе в течение трех месяцев, пока солдатским мате рям не выделили помещения. И вот в то время нам позвонили из другого отдела ФСБ и посоветовали не заниматься деятельностью, не соответству ющей положениям нашего устава, на что мы ответили, что любая война – это страшная экологическая катастрофа, а главная цель нашей организа ции – посильное противодействие таковым. Больше звонков по этому по воду не было.

НАМ ВОСЕМЬ ЛЕТ В 1996 г., когда нам привезли для распространения 40 первых экземп ляров доклада «Беллуны», из за которого был посажен Александр Ники тин, мы сами позвонили в ФСБ и попросили их озвучить документ, запре щающий нам осуществлять свою информационную функцию. После неко торого замешательства нам ответили, что у них такого документа нет, и посоветовали обратиться за разъяснениями в следственный отдел СПб ФСБ. Мы попросили номер телефона, нам сказали, что у них его нет.

Тогда мы официально заявили, что до предъявления вышеназванного до кумента будем распространять пресловутый доклад в пределах нашей информационной сети (Архангельская, Мурманская область и Карелия), чем занимались и занимаемся по сей день, уже разослав по заявкам и без около 200 экземпляров. Возможно, что мне только кажется, но в результа те у нас с ФСБ пока сложились отношения уважительного нейтралитета.

Что день грядущий нам готовит? А это уж как сложится.

Можно было бы рассказать о гражданском иске к мэру города и, есте ственно, проигранном деле или еще вспомнить, как мы пытались через прокуратуру отстоять наше право на проведение акций там, где нам хо чется, а не на задворках, никем не посещаемых. Да много чего было за эти 8 лет, потому что 16 марта 2000 г. – нам 8 лет.

Всего 8 лет или уже 8? Для организации мы молоды, нам всего 8 лет, однако в условиях нашей страны многие организации – увы! – не дожили и до такого младенческого возраста.

По результатам нам уже 8: открыто отделение в Апатитах;

создано молодежное движение, стабильно работают четыре направления – обра зовательное, информационное, энергетическое, административного обес печения;

мы члены СоЭС;

разрабатываем новые направления деятельно сти – этнотуристическое, медицинское (проблемы адаптации к условиям Крайнего Севера);

к работе привлекаем специалистов высокого класса.

Обсуждается предложение о реорганизации в фонд как наиболее удоб ную юридическую форму существования, когда проектная деятельность становится ведущей. Появляются новые союзники и новые идеи вопло щаются в жизнь.

Пока еще живы.

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК ЭКОНОМИКА И РЕСПУБЛИКА ТЕМА:

ФОКУС:

ЭКОЛОГИЯ КАРЕЛИЯ Медвежьегорский район расположен на востоке Средней Карелии. Он включает в себя Заонежье – одно из красивейших мест в республике, из вестное многим по музею заповеднику Кижи. Его уникальная природа очень ранима, а ее состояние влияет на экологическую ситуацию всего озера и прилегающих к нему территорий.

В Заонежье никогда не было развитого промышленного производства.

Медвежьегорский район традиционно жил в основном за счет лесозагото вок, сельского хозяйства, рыболовства. Сейчас его экономика в упадке, уро вень безработицы выше среднего по республике. Но отсутствие промыш ленности, экологическая чистота, красота природы и культурно исто рическое наследие этих мест являются ресурсами развития района, так как делают край очень привлекательным для туристов. Сельское хозяй ство здесь остается перспективным благодаря шунгитовым почвам.

Заонежье законно претендует на статус охраняемой территории, но до сих пор его не получило. Вероятно, это объясняется тем, что рай он богат полезными ископаемыми. Если добавить к этому сеть автомо бильных и железных дорог, то условия для горнодобывающей промыш ленности достаточно благоприятны, что давно привлекает к себе вни мание могущественных экономических структур. Социально экологи ческие конфликты, связанные с планами разработки заонежских мес торождений, возникают в последние десять лет один за другим. Попыт ка строительства комбината стройматериалов для АЭС была предпри нята в начале девяностых и провалилась в результате протестов мес тных жителей и экоНКО. В 1998 г. возник конфликт, связанный с перс пективами освоения уран ванадиевого месторождения в Средней Падме.

Проблема выбора стратегии развития Заонежья стоит жестко: или туризм и сельское хозяйство, или создание горно рудного комплекса.

Экологические последствия горно добывающих работ скорее всего будут губительны для уникальной природы, и вряд ли удастся сохранить ее привлекательность для туризма или создать там рентабельное сельс кое хозяйство. Во всяком случае, в нашей стране таких примеров нет.

Предлагаемая статья посвящена одному из последних конфликтов, возникшему в связи с попытками приступить к освоению полезных ис копаемых Медвежьегорского района. Она показывает типичный расклад социальных сил, описывает действия экоНКО и, на наш взгляд, дает от вет на вопрос, действительно ли эти действия препятствуют разви тию экономики.

СРЕДНЯЯ ПАДМА: ОТКРЫТАЯ БОРЬБА С ТЕНЬЮ Ольга Аксенова : Статья написана на основании интервью и бесед с представите лями Государственно го комитета природных ресурсов и администрации председателя прави тельства республики, с сотрудниками Карельского научного центра РАН и экоактивистами. Использовались также заключение общественной эко логической экспертизы материалов конкурса на право пользования недра ми с целью разведки и добычи уран благороднометалльно ванадиевых руд и публикации в республиканских и местных СМИ.

Конфликт, связанный с планами освоения уран ванадиевого месторож дения в Средней Падме, в течение последних двух лет был центральной социально экологической проблемой в республике (уступая по остроте, может быть, только проблеме вырубки леса). Бурные дискуссии шли в мест ном и республиканском парламентах, в СМИ, и только в последнее время эта тема была вытеснена другой – намечаемой добычей гнейсо гранитов в том же Медвежьегорском районе.

В конфликт было вовлечено довольно много организаций и социальных групп: региональные и местные власти, экологическое движение и жите ли Медвежьегорского района, научные институты, федеральные приро доохранные структуры, а также государственное предприятие «Невскгео логия» (Санкт Петербург), которому предстояло после получения лицен зии на право пользования недрами заниматься доразведкой и разработ кой месторождения. Наконец, еще и некто (или нечто), решившийся фи нансировать добычу ванадия. Инвестор до сих пор предпочитает оставаться неизвестным, по крайне мере для депутатов, журналистов, общественнос ти. Руководству Карелии, очевидно, имя инвестора известно, но коммер ческая тайна не позволяет его обнародовать. О загадочной структуре хо дит множество слухов, поскольку неясно даже – отечественная она или иностранная, а среди партнеров «Невскгеологии» фигурируют очень раз нообразные организации, включая фирму «Nicomet Ltd.» и Академию пе реподготовки кадров вооруженных сил и правоохранительных органов.

Мы не пытались раскрыть этот секрет, хотя убеждены в том, что ника кой коммерческой тайны не должно быть там, где речь идет о судьбе лю дей и природы. В данном случае для нас намного важнее были позиции и действия явных участников конфликта, так как решение проблемы Сред ней Падмы в итоге зависит именно от них.

История конфликта. Месторождение комплексных руд «Средняя Пад ма», открытое в 1985 г. геологоразведочной экспедицией «Невскгеологии», находится в центральной части Заонежского полуострова, в 6 км к востоку от с. Великая Нива и в 11 км от берега Онежского озера. По заключению открывших его геологов, месторождение уникально по составу и качеству руд и входит в пятерку крупнейших ванадиеворудных объектов мира;

по путные компоненты – уран, золото, серебро, платиноиды, медь, молибден.

В 1991 г. сведения о месторождении были рассекречены, как объяснялось, из за незначительности содержания в рудах урана.

Первая шахта в Средней Падме была открыта еще в начале 90 х годов для предварительной разведки. В 1998 г. комитет природных ресурсов Республики Карелия объявил конкурс на право пользования недрами для разведки и добычи руд на месторождении «Средняя Падма», единствен ным участником которого стало государственное предприятие «Невскгео КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК логия» концерна «Геологоразведка». Предварительной оценки воздействия на окружающую среду не проводилось, хотя в соответствии с природоох ранным законодательством экологические требования должны быть учте ны в предпроектной документации уже при выборе площадки для разме щения объектов хозяйственной деятельности.

«Невскгеология» конкурс выиграла, и лицензия на пользование недра ми уже была подписана министром геологии России, когда о планах освое ния месторождения стало известно общественности. Протесты экологиче ского движения и местного населения начались сразу же, против добычи ванадия выступила и часть карельских ученых.

Председатель правительства Карелии Сергей Катанандов лицензию на право пользования недрами не подписал, поскольку экономическая польза для республики была не ясна, противники разработки месторождения убе дительно аргументировали свою позицию, а местное население категори чески отказывалось от добычи благородных и радиоактивных металлов на своей территории. В 1999 г. председатель правительства присутствовал на сходе жителей Медвежьегорского района и дал обещание не начинать до бычу ванадия без их согласия.

По инициативе экоНКО «Природа» и Ассоциации зеленых Карелии в 1999 г. была организована и проведена общественная экспертиза представ ленных на конкурс материалов. Параллельно работала комиссия прави тельства республики. По словам пресс секретаря председателя правитель ства, выводы обеих комиссий об экономической необоснованности и эколо гической опасности проекта совпали. Но окончательное решение по место рождению пока не принято.

Главные действующие лица, позиции и аргументы. Основной и, пожа луй, самый убежденный сторонник добычи ванадия в Заонежье (помимо «Невскгеологии» и загадочного инвестора) – Государственный комитет по природным ресурсам Республики Карелия. По мнению бывшего предсе дателя этой организации А.В. Булавина, основой экономики Карелии в це лом и Заонежья в частности должно стать развитие горнопромышленного комплекса. Необходимо привлекать инвесторов, включая зарубежные ком пании, которые уже начали осваивать минеральные богатства Карелии.

При этом необходимо, чтобы добыча руды и ее обогащение велись не как всегда, когда после окончания ресурса остается выжженная земля вокруг шахт и брошенное население шахтерских поселков и городов, а как лучше, то есть как, например, в Финляндии, с возможно минимальным ущербом окружающей среде.

Как полагает Булавин, извлечение ванадия и его обогащение – эколо гически безопасно, загрязнения радиоактивными элементами не произой дет, медвежьегорские города и поселки получат рабочие места, а инвести ции в горнорудный комплекс дадут сильный импульс развитию местной экономики и решению острых социальных проблем. Правда, по оценкам геологов, запасов благородных металлов в Средней Падме хватит на 20 лет. Однако в Заонежье есть и другие проявления ванадиевых руд, и после истощения запасов Средней Падмы добычу можно будет перенести на соседние участки. Что будет с населением Заонежья, когда уран вана диевые залежи иссякнут, неизвестно, каких либо планов у комитета нет, так как эта проблема просто не входит в его компетенцию.

Федеральное руководство комитета по природным ресурсам поддержи вает позицию своего регионального подразделения. После проведения об щественной экспертизы в республику пришло письмо, подписанное руко водством Минприроды РФ и Госкомэкологии РФ о том, что материалы кон СРЕДНЯЯ ПАДМА: ОТКРЫТАЯ БОРЬБА С ТЕНЬЮ курса не могут быть объектами экспертизы. Карельский комитет по охра не природы, напротив, выразил благодарность участникам экспертизы и Ассоциации зеленых Карелии за проделанную работу.

Для правительства Республики Карелия и его председателя Сергея Катанандова ситуация со Средней Падмой остается неясной. Председа тель правительства требует обоснования экономической рентабельности добычи ванадия и гарантий полной экологической безопасности, он также отказывается подписать лицензию, не получив согласия жителей района.

Еще один сторонник освоения рудных запасов – местная власть. Эко номика и социальная сфера Медвежьегорского района в кризисном состо янии. Геологи обещают быстрые и большие деньги, а возможное печальное будущее кажется достаточно далеким. В ноябре 1998 г. медвежьегорский районный совет принял предложение о разработке месторождения «Сред няя Падма». Однако осенью 1999 г. глава администрации Медвежьегорс кого района Шаталин заявил, что придерживается моратория на развед ку и добычу уран ванадиевых руд, объявленного председателем прави тельства Республики Карелия Сергеем Катанандовым.

Несмотря на действительно тяжелую экономическую ситуацию, мест ное население и руководители сельскохозяйственных предприятий За онежья против разработки месторождения. Ни геологам, ни районным вла стям пока еще не удалось убедить жителей в необходимости и полезности добычи ванадия: люди остро ощущают опасность извлечения и перера ботки руды, содержащей уран и тяжелые металлы, и не привыкли верить обещаниям. Кроме того, некоторые сельскохозяйственные предприятия Заонежья в последние годы начали работать прибыльно, их руководители почувствовали перспективность своего дела, которое мало совместимо с развитием горнодобывающей промышленности.

Экологическое движение Карелии настаивает на том, что Заонежье яв ляется уникальным природным и историко культурным районом, созда ние горнорудного комплекса на его территории недопустимо, так как при ведет к загрязнению поверхностных вод тяжелыми металлами, радиоак тивными элементами и разнообразными токсикантами, использующими ся при добыче и обогащении руды. Кроме того, обещаный экономический рост скорее всего окажется краткосрочным и закончится с истощением запасов руды. Проблемы безработицы и разрушенной социальной сферы в таких районах уже хорошо известны в России, и пока ни одну из них не удалось разрешить. Вернуться к идее развития туризма, рыбной ловли или сельскохозяйственной деятельности будет уже невозможно.

Позицию экоНКО разделяет большинство ученых Карелии, что подтвер ждается уже самим составом экспертной комиссии, проводившей обществен ную экспертизу. В ней приняли участие геологи, биологи, экономисты, хи мики, специалисты в области сельского хозяйства и водных ресурсов, гео графы и другие – все специалисты высокой квалификации, среди которых было пять докторов наук, шесть кандидатов наук и академик РААСН. Идею развития горнодобывающей промышленности в Средней Падме поддержи вают в основном геологи, сотрудничающие с «Невскгеологией».

Что и как удалось сделать экологическому движению. Все карельские экоНКО являются убежденными противниками создания горно рудного комплекса в Заонежье и в той или иной мере принимали и принимают уча стие в борьбе против освоения уран ванадиевого месторождения. Но наи более активно участвуют в этом процессе экоНКО «Природа» из Медве жьегорска, республиканская Ассоциация зеленых Карелии и петрозавод ская экоНКО «Земля Заонежья».

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК Лидером борьбы против создания горно рудного комплекса в Заонежье и выразителем интересов местного населения с самого начала была медве жьегорская экоНКО «Природа». Она создана активистами кампании про теста против размещения в Медвежьегорске гидролизно дрожжевого за вода в конце 80 х годов. Затем возник проект Минатома, предполагавший возведение в районе строительного комбината для производства стройма териалов для АЭС на основе заонежских шунгитов. «Природа» возглавила борьбу местного населения против реализации этого проекта, которая за вершилась полной победой «зеленых».

В результате экоактивисты накопили очень большой опыт мобилиза ции населения, работы с местными властями, со СМИ, взаимодействия с карельскими и российскими экоНКО и другими неправительственными организациями, партиями и движениями.

Лидеры «Природы» стали депутатами медвежьегорского совета, а Ва лентина Евсеева – депутатом Законодательного Собрания Республики Ка релия. В результате, она получила возможность участвовать в процессе принятия решений на республиканском уровне, обсуждать некоторые во просы непосредственно с руководством республики.

Весь этот опыт, знания и связи пригодились, когда возникла проблема Средней Падмы. Благодаря активности «Природы» удалось сделать обсуж дение открытым, мобилизовать жителей Медвежьегорского района, при влечь внимание самых широких слоев населения республики.

Депутат Евсеева постоянно поднимала вопрос о запрещении разработ ки месторождения в Законодательном Собрании республики. Организо вывала «круглые столы», в которых принимали участие представители ка рельских НКО, партий и движений. Так, обращение участников одного из «круглых столов» к председателю правительства об опасности и недопус тимости добычи ванадия в Заонежье подписали, кроме экоНКО, также и Конгресс российских общин, ДВР, Союз бывших малолетних узников, Киж ская Покровская церковь, Карельский центр гендерных исследований.

Большую роль в борьбе против ванадиевого проекта играла и играет Ассоциация зеленых Карелии. Ассоциация регулярно информировала российское и международное экодвижение о проблеме в своем электрон ном бюллетене «Новости Ассоциации зеленых Карелии», обращалась к российским и международным экоНКО с просьбой осуществить факс кам панию с требованием проведения общественной экспертизы материалов конкурса. Ассоциация организовала общественную экспертизу проекта и регулярно освещала деятельность экспертной комиссии.

Еще одна экоНКО – «Земля Заонежья» – была создана во время борь бы против разработки зажогинских шунгитов, тесно сотрудничала с «При родой». Состоит она, в первую очередь из выходцев из Заонежья, живу щих в Петрозаводске. Ее организаторы – гидрогеолог и поэт, ее активисты в основном люди пожилые, разных специальностей, но большей частью – интеллигенция. Кроме того, в нее входит группа заонежских активистов из Толвуя. «Земля Заонежья» много сделала для того, чтобы привлечь к разрешению проблемы ученых Карельского научного центра и получить в их лице союзника.

После того как общественная экологическая экспертиза закончила свою работу, отклонив материалы, представленные ГП «Невскгеология» на кон курс, Ассоциация зеленых Карелии, объединение «Природа» вместе с Ка рельским научным центром стали инициаторами создания альтернатив ной концепции социально эколого экономического развития Медвежьегор ского района Республики Карелия. В Институте экономики Карельского СРЕДНЯЯ ПАДМА: ОТКРЫТАЯ БОРЬБА С ТЕНЬЮ научного центра состоялось заседание рабочей группы по разработке кон цепции. На первом этапе предполагается подготовка программы развития Заонежья, в основе которой должны лежать традиционные для района виды хозяйственной деятельности, такие как сельское хозяйство и рыбо ловство, а также развитие туризма.

Экономика республики или экономические интересы тайного инвес тора? Общественная экспертиза материалов конкурса проходила летом и осенью 1999 г. Ее выводы подтвердили опасения экоактивистов относитель но экологических последствий добычи ванадия для Заонежья, а значит, для всей гидросистемы Онежского озера. Но анализ экономического обо снования проекта оказался довольно неожиданным. По мнению экспертов, предварительные экономические показатели, которые являются главным аргументом сторонников освоения месторождения, не выдерживают ни какой критики. Предполагается активный захват рынка ванадия, выход на объем добычи руды в 300 тыс. тонн в год, притом что общие потребности России в 1991 г. составляли 100 тыс. тонн. Авторы не произвели предвари тельного анализа динамики, объемов добычи, цен, видов продукции на мировом рынке ванадия за последние годы, а рынок этого металла очень неустойчив. По некоторым оценкам, потребление ванадия в мире снизи лось более чем в два раза. Мало того, происходит спад потребностей рос сийского рынка, и уже отлаженное производство ванадия на Урале испы тывает огромные финансовые сложности. На предприятиях основного про изводителя ванадия в России, извлекающих металл из шлаков Качкана ра, в последние годы не хватает денег для выплаты зарплаты рабочим.

Все это означает, что обещанного Медвежьегорскому району и всей рес публике экономического процветания не предвидится и что добыча вана дия в Средней Падме не будет прибыльной. Чего хочет и на что рассчиты вает неведомый некто, финансирующий проект, в результате оказалось такой же загадкой, как и он сам. Можно только гадать и строить предполо жения, что пребывающие в неведении участники конфликта и делают. Вот не «ЗЕЛЕНЫЕ» КАРЕЛИИ которые из этих догадок: в Средней Пад ме помимо ванадия и известных сопут СООБЩАЮТ ствующих элементов залегает что то очень дорогое;

некто просто пытается Как пояснил представитель Коми застолбить участок, так как по соглаше тета природных ресурсов по Рес нию на проектную мощность предприя публике Карелия, в ближайшее тие должно будет выйти только через время Председатель Правитель семь лет, за это время ситуация на рын ства РК С. Катанандов должен ке может измениться и т.д.

Но вне зависимости от того, в чем зак подписать разрешение на выдачу лючается смысл непонятной игры, она лицензии ГУП «Невскгеология» на противоречит как требованиям экологи право разведки и добычи уран ва ческой безопасности, так и экономичес надиевых руд в Заонежье. В связи ким интересам жителей и Заонежья, и с этим экологические организации республики в целом. В данном случае Карелии проведут экстренное об экологи вовсе не пытаются встать на суждение складывающейся ситу пути экономического развития Заоне ации. Решено также ускорить раз жья и всей Карелии, а, напротив, отста работку альтернативной обще ивают те его варианты, которые смогут ственной Программы социально обеспечить благосостояние району на эколого экономического развития долгий срок, не разрушая при этом его Заонежья.

природу.

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК   ().

,.

« -1998»

3,, РЕСПУБЛИКА ФОКУС:

КАРЕЛИЯ., « » 1998 .

ЭКОНОМИКА И ТЕМА:

ЭКОЛОГИЯ Геннадий Мингазов О трагедии в Надвои цах мир впервые ус лышал около десяти лет назад. Сообщение о происходящем в небольшом поселке возле города Сегежа вызвало шок и в Карелии. Мало кто знал, что в течение более чем трех десятилетий деятельности Надвоицкого алюминиевого завода сотни людей, прежде всего детей, оказались поражены флюорозом, который вы зывался выбросами в атмосферу и сбросами в воду фтора и фтористых соединений. К концу 80 х годов флюорозом болели почти 90% надвоицких ребятишек, а в начале 80 х – «лишь» 55%.

Фильм об этом был показан на конференции Социально экологического союза. Делегаты конференции были настолько возмущены поведением ка рельских властей и администрации НАЗа, не предпринимающих реальных шагов к спасению подрастающего поколения, что сразу же после конферен ции в Петрозаводск полетели телеграммы протеста с требованиями членов СоЭС закрыть или перепрофилировать завод, приступить к лечению детей.

Борьба с алюминиевым монстром развернулась и в самой Карелии. В поселке и столице республики проводились митинги, в карельской печати публиковались страстные материалы, по накалу сравнимые разве что с публикациями против планов строительства Карельской АЭС. Начались многочисленные встречи, заседания, выездные совещания Верховного Совета Карелии, Госкомприроды, Центра госсанэпиднадзора и других гос структур. Высказывалось множество критических замечаний, были и пред ложения… Однако воз или слишком медленно сдвигался, или вовсе оста вался на месте. Между тем, антиэкологическим силам в Надвоицах уда ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ лось подавить местное «зеленое» движение. Лидер экологической группы поселка Татьяна Жеманова с маленьким сыном вынуждена была сменить местожительства.

Четыре года назад многодетная семья Кузиных предъявила иск к Над воицкому алюминиевому заводу за вред, причиненный здоровью детей.

Начавшееся противостояние обернулось неожиданной бедой: в октябре 1994 г., не выдержав нападок со стороны ответчика и резкого ухудшения здоровья, глава семьи Андрей Кузин повесился. Людмила, его жена, при поддержке местного фонда молодежи и детства «Аристон» продолжила борьбу за права своих детей. Но только в ноябре 1997 г. состоялось первое заседание суда, рассмотревшее иск семьи Кузиных. Суд в иске отказал.

Президент «Аристона» А.М. Козлович подал частную жалобу в Верхов ный суд РК, который признал эту жалобу обоснованной и направил дело в Сегежу на повторное слушание. Начался новый – судебный – этап надво ицкой эпопеи.

Такова общая картина ситуации. Весной 1998 г. мы, редакция газеты «Зеленый лист», установили в поселке Надвоицы корреспондентский пост.

Вниманию читателей предлагается материал Андрея Михайловича Коз ловича, учредителя фонда «Аристон».

Геноцид – действия, направленные на пол ное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной груп пы путем убийства ее членов, причинения тяжкого вреда их здоровью, на сильственного воспрепятствования деторождению, принудительной пере дачи детей, насильственного переселения либо создания иных жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение.

Именно так формулируется это понятие Уголовным кодексом Россий ской Федерации, который также признает данное деяние «преступлением против мира и безопасности человечества».

Вот уже более чем четырехлетнее изучение социально экологической си туации в поселке Надвоицы однозначно привело меня к заключению, что со став данного преступного деяния, безусловно, присутствует в действиях ад министрации Надвоицкого алюминиевого завода, руководства Сегежского района, бывшего правительства Республики Карелия. Причем, на мой взгляд, особого внимания заслуживают действия республиканских правоохранитель ных органов, прежде всего – прокуратуры РК, которая с упорством, достой ным лучшего применения, не только не применяла должных мер против вы сокопоставленных преступников, но и, напротив, предприняла ряд действий, направленных на то, чтобы помочь им избежать ответственности.

Первый всплеск стихийного возмущения жителей Надвоиц датирует ся концом 80 х годов. Тогда, на волне «перестройки», надвоицкие женщи ны, возмущенные состоянием здоровья своих детей, наконец, перестали молчать. Этот всплеск вынудил власти принять определенные меры, в пер вую очередь – провести исследования, направленные на изучение эколо гической ситуации в Надвоицах. Вскрылись чудовищные вещи. Прежде всего выяснилось, что администрация Надвоицкого алюминиевого завода с 1974 г. устроила в заболоченной местности, рядом с заводом, несанкцио нированную свалку отходов сухой футеровки – электролизеров (насыщен КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК ных солями фтора кирпичей). Из данного же болота, как выяснилось спус тя четырнадцать лет, вытекает ручей в озеро Узкая Салма – источник пи тьевого водозабора в Надвоицах. Последствиями такого, с позволения ска зать, непродуманного решения стали массовые заболевания жителей по селка и массовая фтористая интоксикация – флюороз.

Конкретные факты, вскрытые тогда, отказывается вмещать разум. Ис следования Медицинского научного центра профилактики и охраны здо ровья рабочих предприятий, проведенные в 1990 г., например, выявили, что поражение населения поселка происходит прежде всего на генетичес ком уровне. Об этом свидетельствуют поражения женщин во время бере менности и новорожденных. Так, у надвоицких женщин количество само произвольных выкидышей в 2.8 раза, мертворождений в 3.8 раза, врож денных уродств в 16.8, заболеваний нефропатией в 2.8, анемии беремен ных в 2, гипоксии плода в 9 раз выше, чем в контрольной группе (г. Кемь).

Только одного этого момента более чем достаточно для возбуждения уго ловного дела по факту геноцида, но и это еще далеко не все.

Флюороз – это не только и не столько заболевание зубов, сколько хро ническая интоксикация всего организма, ведущая прежде всего к пораже нию костно мышечной системы. По данным Научно производственного объединения «Стоматология» (1989 г.), в группе 12 летних школьников из Надвоиц общий показатель поражения флюорозом составил 93%, в том числе с тяжелыми степенями – 84,2%.

Есть еще один момент, на выяснение которого, если бы Карелией управ ляли порядочные люди, немедленно были бы брошены все силы. В 1991 г.

работавшая в Сегежском районе Московская опытно методическая космо аэрогеологическая экспедиция ПГО «Аэрогеология» (при бывшем Мини стерстве геологии СССР) установила, что Надвоицким алюминиевым за водом выбрасывается крайне опасное канцерогенное вещество бенз(а)пи рен. Причем выбросы этого вещества очень интенсивны. Так, в снеге во круг завода количество бенз(а)пирена достигает 30 ПДК, в целом же в не которых местах Надвоиц превышение предельно допустимой концентра ции по этому показателю – до 240 раз.

Бенз(а)пирен входит в группу полициклических ароматических угле водородов, является продуктом неполного сгорания органического топли ва и образуется также в процессе электролиза алюминия. Главной же осо бенностью этого вещества является то, что оно провоцирует онкологичес кие заболевания. Грустно, но после исследований, проведенных ПГО «Аэ рогеология», к данному вопросу больше никто не возвращался.

Беседу с жительницей Надвоиц и матерью больных детей Людмилой Ва лерьевной Кузиной вел Геннадий Мингазов.

Г.М.: Людмила Вале рьевна, как давно вы обнаружили, что ваши дети поражены флюорозом?

Л.К.: Первые зубы, как правило, у детей хорошие. Но вот у Димы нача ли болеть именно они. Он мучался и мучается до сих пор. А вообще, заболе вают у всех постоянные зубы.

Г.М.: А у вас у самой?

ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ Л.К.: У меня только кариес. Но я... Мне только что 40 лет исполнилось. В общем, зубы болят у всех. Но не только зубы. У старшего сына Владимира до прошлого года был гастрит, а недавно обнаружили язву желудка. Ему бы надо диету соблюдать, а как я могу на зарплату в 500 рублей содержать семью и обеспечить ему хорошее питание? Детские пособия в середине июля выплатили за февраль. Ни от кого помощи нет. Но вот на днях завод дал 5 путевок в профилакторий. Я даже удивилась.

Г.М.: Володя (я обращаюсь к старшему, 19 летнему, сыну Людмилы), что у тебя с работой?

В.К.: Никуда не могу устроиться, потому что мне запрещено поднимать тяжести, ходить в ночные смены, работать на вредном производстве. Я был у зам. директора завода по кадрам, он тоже пытался помочь...

Г.М.: Как долго продолжается это «хождение по мукам»?

В.К.: Уже больше года. Состою на учете на бирже труда, но там тоже не платят денег. Но вот недавно мне предложили одну работу. Пока не буду говорить, какую. Боюсь сглазить.

Г.М.: Сколько там обещали платить?

В.К.: 500.

Л.К.::

Л.К.: Это небольшие деньги. У меня больше года не плачено за кварти ру – по 360 рублей ежемесячно мне неоткуда взять. В школе за питание надо платить. Тяжело приходится. Вот ходим, просим Андрея Козловича.

Он нам помогает из своего кармана. Единственное, что меня радует, так это то, что дети у меня хорошие, дружные, помогают мне по хозяйству.

Радуют меня своими успехами. Коля ездил на олимпиаду по экологии. За нял 3 е место по Карелии.

Г.М.: Как здоровье дочки?

Л.К.: Леночка родилась в то время, когда в воде (поселкового водопрово да – Г.М.) уже не было столько фтора. Но зубы все равно больные. Два из них запломбированы. Простужаемся мы часто. Два года назад у Лены была брон хопневмония, а ей только семь лет. Здесь в поселке дети очень часто болеют.

Г.М.: Ваша семья известна всему поселку, знают о вас в районе, рес публике и за ее пределами. Каково отношение местного населения к ва шему иску в суд?

Л.К.: Первое время были разные разговоры, угрозы... Четыре года со седка нас терроризировала. Всем говорила, что мы шизофреники, клеве тала на дочку, сказала, что Алена моя заразная, и все девочки перестали с ней дружить. Сейчас она немного успокоилась. Видимо, поняла, что ребята мои нормальные, учатся хорошо. Сегодня и в поселке отношение к нам из менилось. Обращаются ко мне на улице, спрашивают, как подать заявле ние в суд, как все это сделать. Подходят даже совершенно незнакомые люди, объясняют, что болят зубы, у кого то больные желудки, что то еще.

Очень много желающих подать в суд. Люди перестали бояться.

Г.М.: Почему же нет сегодня явного преследования?

Л.К.: Наверное, те, кто на что то рассчитывал, потеряли интерес к нам, а может, поняли безысходность борьбы с нами. Правда, на работе пыта лись меня сократить, уже и бумагу подготовили. Я им сказала: вы что хо тите, чтобы весь мир об этом узнал? До Америки дойдет, если вы меня со кратите. Оставили в покое. Я работаю диспетчером охраны пожарной сиг нализации. Но такой должности на заводе нет. Я и еще одна женщина, боль ная астмой, работаем сверх штата. Я на другой работе не могу трудиться.

У меня вегето сосудистая дистония, с механизмами работать нельзя.

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК Г.М.: У вас стычек с людьми нет?

Л.К.: У меня на работе прекрасные отношения. Я всегда о людях гово рю хорошее, и я хочу, чтобы люди все такими и были.

Г.М.: Скажите, а почему директор завода Нечаев и другие руководи тели не пригласят вас к себе, не зайдут к вам, не поговорят по душам.

Им что, нечего вам сказать?

Л.К.: Мне кажется, они уверены, что суда не будет. Меня ни разу руко водители не приглашали, а сама я не умею просить, боюсь отказа.

Г.М.: Возможно ли мировое соглашение с заводом?

Л.К.: Да, это оформляется официально в суде, желательно, в присутствии прессы. И заключать соглашение с моей стороны будет фонд «Аристон».

Г.М.: А какая перспектива вас ожидает?

Л.К.: Самое главное – детей на ноги поднять, выучить их. Хотелось бы выиграть дело по иску к заводу. Мне кажется, что нашего будущего в Над воицах нет. Нам уже не жить здесь. У Володи с работой проблемы. И Коля, когда окончит школу, тоже не найдет здесь работу, потому что здоровье плохое. Детей надо лечить, учить другим профессиям.

Из беседы Геннадия Мингазова с главным врачом Сегежской районной боль ницы Анатолием Кушнаревым.

Г.М.: Анатолий Алек сандрович, в семье Ку зиных из Надвоиц постоянно болеют дети. Видимо, местная медицина не может им помочь как следует. Может быть, районная больница най дет для этого какую то возможность?

А.К.: Наша больница, безусловно, может помочь. Если президент фон да «Аристон» обратится к нам с письмом о помощи Кузиным, то мы обсле дуем эту семью. Разработаем профилактические лечебные мероприятия.

Если будет необходимо, направим дальше. Но я не уверен, что это не уп рется в проблемы финансирования. Допустим, в Карелии мы как то смо жем помочь, а если понадобится помощь других центров, я не знаю.

Г.М.: А как вы думаете, Надвоицкий алюминиевый завод может по мочь семье Кузиных?

А.К.: По моему, он будет помогать в данной ситуации. Конечно, кому то это может не понравиться. Почему совершили ошибки одни, а исправ лять их надо другим? Но мы же на одной земле живем. Я как руководитель должен помогать всем. Если у меня руки не связаны, если я способен по мочь благодаря своим знаниям, то обязан это сделать! Мне сложно отве чать за Надвоицкий алюминиевый завод.. Безусловно, и местная власть обязана отреагировать. Меня в этом пресловутом капитализме бесит дру гое: мы перестали друг к другу по человечески относиться. Людьми пере стали быть. Деньги затмили глаза всем.

ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ Из интервью Геннадия Мингазова с Левицкой Лидией Николаевной, заме стителем начальника районного Управления народного образования.

Г.М.: Лидия Никола... евна, образование и здоровье школьни ков – проблема акту альная сейчас. Красноречивый факт: в школах района стало меньше ме далистов. Почему? Выросла требовательность к выпускникам или это вопрос их физического состояния?

Л.Л.: Это фактор здоровья ребят, более слабого, чем наблюдалось рань ше. В этом году больных много. И особенно в надвоицкой школе. Четыре девятиклассника и шесть одиннадцатиклассников были освобождены там от экзаменов по состоянию здоровья. Диагнозы – самые разные. Сейчас в справках указывается только шифр заболеваний, и я не могу назвать их.

Г.М.: Каковы последствия освобождения от экзаменов? Видимо, вы пускникам выдаются справки вместо аттестатов?

Л.Л.: Нет, просто ребята с подорванным здоровьем не имеют права вы двигаться на получение медали. Но среди таких учеников претендентов на медали, как правило, и не бывает. Оценки в их аттестатах выставляются по годовым показателям, нигде не отмечается, что экзамены они не сдава ли, и это никак не скажется на их дальнейшей судьбе, если, опять таки, не здоровье.

Г.М.: Управление образования бьет тревогу по поводу ухудшающего здоровья школьников? В том числе и в Надвоицах.

Л.Л.: Оно обязано следить за этим. Данные о здоровье наших ребят есть в поликлинике. Надо отметить, что если взять статистику, касающуюся здоровья школьников, по Карелии и даже по России, то наш район в этом вопросе не выглядит хуже других. Но патологии, конечно, есть. Вызваны они, помимо самых разных причин, конечно, и плохим питанием ребят. В той же Надвоицкой школе в связи с патологическими изменениями в здо ровье детей мы вынуждены со следующего года отказаться от организа ции их обучения с 6 лет. А ведь оно проводилось целых двенадцать лет, накоплен хороший опыт!

Г.М.: В телевизионной передаче «Моя семья» было рассказано о том, что кое где дети отказываются идти во второй класс, потому что в первом классе кормят, а во втором – нет.

Л.Л.: У нас такого не бывает. Мы кормим каждого школьника, но не всех бесплатно. Школы в поселках и деревнях района укладываются в дота цию, а городские – нет. А там детей кормят из расчета 1 руб. 25 коп.

Г.М.: Что в перспективе, Лидия Николаевна?

Л.Л.: Самый трудный вопрос. Откровенно скажу: положительных пер спектив не вижу. У нас одна задача – выдержать в этих условиях, высто ять, не сорваться.

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК Создание безопасных условий труда на Надвоицком алюминиевом заводе, социальная помощь нуждающимся – задачи неотложные. Как они реша ются? Об этом беседа Геннадия Мингазова с мэром Сегежи Александром Шторгиным (с участием президента фонда «Аристон» Андрея Козло вича).

  Г.М.: Александр Кон стантинович, как вы оцениваете экологи ческую ситуацию в Сегеже и районе? Я сейчас шел к вам по мосту через железнодорожные пути и задыхался от заводских выбросов.

А.Ш.: Экологическая ситуация в Сегежском районе и нашем городе тя желая. Лет шесть семь назад мы вели активную борьбу за чистоту окру жающей среды, но результатов особых не добились. С тех пор ничего не изменилось. Ни одна экологическая проблема по Сегежскому ЦБК не ре шена. За минувшие годы оборудование не стало лучше, и это усугубляет ситуацию. Сегодня на Сегежском ЦБК экологическая проблема тесно свя зана с производством. Я там работал, знаю всю технологическую цепочку.

Необходимо вложить огромные деньги в такой объект предприятия, как содорегенерационный котел, один из главных источников загрязнения воз духа. Есть, конечно, выбросы сернистых соединений и с других котлов, где сжигается мазут. Оттуда же берется метилмеркаптан.

А.К.: Официальная цифра превышения его предельно допустимых кон центраций – 900, неофициальная – до 35 тыс. раз.

Г.М.: Врачи говорят, что в этом причина многих легочных заболеваний.

А.Ш.: По этой причине высок процент и раковых заболеваний, особен но рака легких.

Г.М.: Что может делать местная власть для улучшения экологиче ской ситуации?

А.Ш.: Эта задача будет решаться параллельно с оздоровлением пред приятия, с инвестированием программы его модернизации, увеличения производственной мощности. Наше влияние может и должно сказаться в составлении и реализации программ, связанных с охраной окружающей среды.

Г.М.: На уровне правительств России и Карелии?

А.Ш.: Трудно ответить на этот вопрос однозначно. Завод теперь – акци онерное общество. Сколько я ни стучался в высокие кабинеты, ни предыду щий глава правительства, ни руководство «Сегежабумпрома» ничего не сде лали. Как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. В нынешних условиях предприятие само должно искать пути выхода из со здавшегося положения. Но для этого нужны средства. А при тех финансо вых объемах, которыми комбинат сегодня располагает, он банкрот.

Г.М.: Мы говорили о легочных заболеваниях, вызванных загрязнением среды обитания жителей района. Но возросла и детская заболеваемость туберкулезом.

А.Ш.: Это проблема не только Сегежи – всей России. Уже на россий ском уровне создаются программы, выполняя которые, мы в районах при нимаем меры по борьбе с этим злом. Очень многие люди, приходящие в администрацию сегодня (я сужу по личным приемам), обращаются с просьбами о помощи, потому что болеют туберкулезом, у каждого второго ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ из них – туберкулез в открытой форме. Они приходят и говорят: «У меня открытая форма туберкулеза, жить не на что, дайте хоть сколько то де нег». Вчера я беседовал, например, с семейством Кузиных, живущем в Надвоицах. Очень тяжелая там ситуация, их по иску защищает Андрей Козлович.

А.К.: Зарплата у матери – 500 рублей. Старшего сына не брали на ра боту. Сейчас вроде согласны взять продавцом в магазин, но надо пройти обучение на курсах кассиров. Дал ему на эту учебу 300 рублей. За жилье Кузины не платили год. Живет эта многодетная семья в четырехкомнат ной квартире, плата за нее – 360 рублей в месяц. Нетрудно подсчитать, какой огромный долг числится за ними. Однажды свет за долги в их квар тире отключали, но тогда я денег дал, и свет им включили. А завод, мягко говоря, отвернулся от этой семьи.

Кузина в беседе со мной сказала, что к ней сейчас подходят люди и спра шивают, как подать исковое заявление в суд, потому что других путей для решения своих проблем найти не могут. Они видят, что Кузиных завод не преследует: сплетен меньше, убийством, как раньше, никто не угрожает.

Люди стали смелее, но все равно боятся называть свои фамилии, ждут, когда состоится суд. Вы как глава администрации могли бы повлиять на Нечаева, на других руководителей НАЗа, обязанных, наряду с экологи ческими, решать и вопросы социальной помощи?

А.Ш.: С Нечаевым у меня нормальные отношения. Я считаю, что в эко логическом плане он себе ситуацию представляет. Во всяком случае, вве дение новых «Кайзеров» позволит существенно улучшить экологическую обстановку. Были на производстве?

А.К.: Нас не пускают туда. Но многое и так ясно. 380 электролизеров надо поставить, а он поставил 12 – это же капля в море! Называть это ре конструкцией несерьезно. Ну еще 20 поставит, а их там – 380. Полвека на завершение работы потребуется.

А.Ш.: Море тоже из капель состоит, и я считаю, что он делает столько, сколько может. Что касается газоочистного оборудования, то этим на заво де занимаются. Надо сказать и о том, что заработная плата на НАЗе одна из самых высоких, значит, там думают о людях. Что касается других про блем – много чего сегодня нет у Сегежи, у других городов республики. А вот у населения Надвоиц есть дополнительные льготы: у учителей и меди ков, например, льгота по квартплате. В сельской же местности никто ниче го не имеет. Поселок Надвоицы в социальном плане не в столь уж плохом положении находится по сравнению со всем регионом. И, может быть, даже мы пойдем, как это сейчас говорят, на непопулярные меры. Жилфонд в поселке лучше, льготников больше, за квартиры в полном объеме не пла тят, приходится покрывать этот долг из районного бюджета. Но в нем на сегодняшний день денег нет.

А.К.:

А.К.: А как помочь бедным семьям?

А.Ш.: Когда люди обращаются ко мне за помощью, имея какое то обо снование, я всегда помогаю. Есть небольшие возможности для индивиду альных разовых выплат нуждающимся – на лечение, на лекарства, на не обходимый ремонт. Но подход к этому стал жесткий: во первых, нет денег, во вторых, люди иногда и обманывают.

Г.М.: А ваша личная оценка тяжелого положения, в котором оказа лась семья Кузиных, потерявшая кормильца? Почему директор НАЗа не идет ей навстречу?

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК А.Ш.: По этой семье у меня отговорок нет. Это моя недоработка. Я шес той месяц работаю, не успел еще во всем разобраться.

Г.М.: В Москве я встречался недавно с профессором Ильницким, ко торый хорошо знает ситуацию в Надвоицах. Ученый говорил, что, если будет какая то помощь со стороны местных органов, он готов органи зовать комплексные исследования на территории Надвоиц, поскольку очень высока опасность раковых заболеваний для жителей поселка.

А.Ш.: Мы поддерживаем все медико экологические программы, кото рые включены в бюджет и согласованы с органами здравоохранения. У нас нет районного отдела здравоохранения, но есть лица, курирующие эти во просы, например главврач районной больницы в Сегеже. Если какая то про грамма будет утверждена в бюджете – поддержим ее. Но не ранее буду щего года.

Интервью Геннадия Мингазова с Маргаритой Ивановной Чепец, главным государственным санитарным врачом по Сегежскому району.


Г.М.: Маргарита Ива новна, люди сейчас стали болеть больше, это очевидно. Как обстоит дело со здоровьем де тей и взрослых, с охраной его в Сегежском районе, особенно в Надвоицах?

М.Ч.: Число больных детей в нашем районе, конечно, очень большое, высок процент детских патологий. У многих школьников плохое зрение, частый диагноз – сколиоз (нарушенная осанка). Причина – экологические и социальные факторы. Население не получает вовремя зарплату, бюдже том не финансируется питание ребятишек. По программе «Дети Севера»

проводится выборочная витаминизация детей поселка Надвоицы, а вот на такую программу в Сегеже уже средств не хватило.

Тревожит высокий уровень патологий почек, печени у надвоицких ре бятишек. По заболеваемости туберкулезом лидирует Сегежа. Сказывает ся наличие колонии в городе. Отбывшие срок заключения люди оседают здесь же, становясь разносчиками заболевания, очень распространенного сегодня в тюремных заведениях. Прибавьте к этому безработицу и то, что многие люди живут на грани бедности, – это едва ли не главные причины такой болезни, как туберкулез. Плохо организован отдых детей, которые раньше могли выехать в лагеря, в санатории, к теплому морю. В настоя щее время ребятишки остаются, как правило, дома. Конечно, мы стараем ся что то делать для улучшения этой ситуации. Администрация алюми ниевого завода отправляет на отдых 100 детей, ЦБК – 150. Но это капля в море. Ведь столько семей нуждаются в таких путевках!

Г.М.: Профессор Ильницкий из Москвы, принимавший участие в под готовке медико экологической экспертизы по ситуации в Надвоицах, го ворит, что он вместе с другими специалистами готов провести комп лексные исследования на территории НАЗа и поселка. Как вы считаете, предложение ученого перспективно, его можно реализовать?

М.Ч.: Ученые из Москвы без финансирования проводить такие иссле дования не будут. У нас тоже наработок много, мы постоянно занимаемся вопросами охраны здоровья детей. Взрослым уделяем порой меньше вни мания, но специалисты проводят осмотры работающих для выявления профпатологий. Злободневный вопрос – профилактика заболеваний. У нас ведь как бывает: пока не прижмет, не обратится человек к врачу. В ре ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ зультате много запущенных стадий разных болезней. Профосмотры на предприятиях сейчас более или менее организованы. Стараемся добиваться этого, иногда с помощью прокуратуры.

Большое внимание профосмотрам уделяется на алюминиевом заводе.

Его администрация заключает договоры со специалистами из Санкт Пе тербурга, Кандалакши. Все рабочие ежегодно осматриваются, заранее уточняется, кого надо направить на дополнительное обследование. Служ ба по профпатологии в Карелии только начала свою деятельность, НАЗ целевым образом работает пока лишь с одной фирмой. В этом году даны все необходимые рекомендации по каждому человеку, прошедшему меди цинский осмотр. Все это согласовано с нами.

К сожалению, предприятия работу, связанную со здоровьем, проводят только для своих тружеников, хотя доказать вред, причиняемый произ водствами здоровью всего населения, нетрудно. И с каждым годом поло жение становится все хуже. Приходишь к мэру, говоришь, что подготов лена оздоровительная программа, просишь средства на ее реализацию, а ответ один – денег нет.

Г.М.: Как служба госсанэпиднадзора помогает по иску к НАЗу?

М.Ч.: К нам никто с такой просьбой не обращался. Информацию мы обя заны предоставлять по закону. Характеристики по таким показателям, как профвредность, мы тоже выдаем без заминок.

Г.М.: Комитет по охране окружающей среды и служба санэпиднад зора – соответчики по этому иску.

М.Ч.: Мы не можем быть соответчиками, поскольку мы – надзорный орган.

Г.М.: На этом настоял председатель нарсуда.

М.Ч.: Он что то не доработал в этом вопросе. Юрист должен знать, что мы не можем, к примеру, перекрыть канализацию в какой то чрезвычай ной ситуации, тем более при работающем производстве, мы можем только дать соответствующее предписание, наказать за нарушение, опасное для человека и природы. Лет восемь назад приезжала сюда комиссия во главе с Яблоковым, отвечавшим тогда за природоохранные проблемы в стране.

Целью комиссии было – посмотреть все на месте и закрыть вредное про изводство. А итог? Они поняли, что если остановить производство, то насе ление Надвоиц вообще вымрет. Конечно, мы сразу реагируем на грубые нарушения. Сегодня наказан КОС поселка Надвоицы за то, что сбрасывал неочищенную (по бактериологическим показателям) воду. Оказывается, из за аварии у них несколько дней не было холодной воды. И молчали. А мы не можем всех за руку схватить в том случае, когда они молчат по поводу тревожного анализа или жалоб людей.

Г.М.: А молчали почему?

М.Ч.: Забыли, якобы, сказать об этом. Работали «по тихому». Забыли, что существует закон о санитарно эпидемиологическом благополучии, что есть статья девятая, которая тоже ко многому обязывает. Но память мы им, прошу прощения за грубое слово, прочистили, чтобы впредь такой за бывчивостью они не страдали. Ведь могли решить эту проблему не за 10 дней, а намного быстрее.

Г.М.: Обнародовать сумму штрафа, который вы наложили, можно?

М.Ч.: Она чисто символическая, учитывая, что они не получают денег вообще. Начальника КОС оштрафовали на 200 рублей. При этом я преду предила, что наказываю на символическую сумму, но запомниться она дол жна на всю оставшуюся жизнь. Тревожит, что экологических нарушений КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК много. Вот ЖКХ (жилищно коммунальное хозяйство – прим. ред.) Надво иц – там тоже сбрасывают неочищенные стоки в озеро, за что наказываем штрафом до 1000 рублей начальника ЖКХ.

Г.М.: Вы ограничиваетесь штрафными санкциями или проводите про филактическую работу, сообщаете о нарушениях в газету?

М.Ч.: Да, мы готовим периодические выпуски.

Г.М.: Указываете в них конкретные фамилии?

М.Ч.: Нет. У меня вон сколько штрафников! Незачем фамилии указывать.

Г.М.: А почему?

М.Ч.: Никто не требует этого. Иногда, правда, население проявляет ин терес к оштрафованным, тогда называем фамилии. Но если бы такая мера что то меняла к лучшему... Были бы у руководителей производства день ги, они бы нарушений не допускали. В Надвоицах все сети, водопроводные и канализационные, в аварийном состоянии, в Сегеже то же самое.

Г.М.: Но трубы же при необходимости меняют.

М.Ч.: Эти замены – не выход из тяжелого положения. Проблема и в том, что топлива, мазута нет.

Г.М.: Ситуация в стране трудная, люди тяжело живут. Как вы себя ощущаете психологически?

М.Ч.: Очень плохо. Иногда прихожу такая угнетенная, руки опускают ся. Особенно сейчас – сменилась власть, надо делать новую программу, со бирать санитарно противоэпидемическую комиссию. А мне опять говорят – на это нет денег. Сергей Катанандов очень активно промышленностью на чал заниматься. Если промышленность оживет, то и социальная сфера оживет, налоги в казну пойдут. И на укрепление здоровья населения, на профилактику заболеваний деньги нашлись бы. Это особенно важно для тех, кто живет и работает в Надвоицах.

Из интервью Андрея Козловича, данного им Геннадию Мингазову.

«»: Г.М.: Недавно Сегеж   ский районный фонд молодежи и детства «Аристон» в ходе перерегистрации по воле его создателя Андрея Козло вича утерял статус общественной организации и превратился в рес публиканский фонд «Аристон», который продолжает заниматься теми же экологическими проблемами, но стал частным фондом. Это послу жило предметом разбирательства, судебного «наезда» прокуратуры. Я правильно излагаю события?

А.К.: Не совсем. Частного фонда по закону у нас по прежнему быть не может. Это, конечно, полное безобразие. Но по закону о некоммерческих организациях разрешено учредителем фонда выступать одному физичес кому лицу. Вот этим положением я и воспользовался. Фонд «Аристон» се годня – некоммерческая, неправительственная организация, а по уставу – благотворительная, учрежденная одним физическим лицом – мною. В фон де раньше состояло более 10 тыс. человек, но участия в работе они не при нимали. Я счел нецелесообразным иметь «мертвые души» и принял, мо жет быть, слишком радикальное решение всех исключить.

Совет фонда, состоящий из трех человек (они были единственными, кто реально работал), поддержал меня, президента.

ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ Г.М.: Итак, в прокуратуре узнали о том, что фонд перерегистриро ван, и узнали они из жалобы людей. Каковы были дальнейшие действия прокуратуры?

А.К.: Прокуратура посчитала действия министерства юстиции РК, пе ререгистрировавшего «Аристон» как организацию, учрежденную одним истцом, незаконными и потребовала отменить ее. Если бы государствен ная регистрация была отменена, то встал бы вопрос о ликвидации фонда как юридического лица.

Г.М.: Но этого, слава Богу, не произошло. Почему?

А.К.: Я ни разу не вышел за границы правового поля, поэтому прокура тура проиграла первый судебный процесс в арбитражном суде.

Г.М.: В 1999 году?

А.К.: Да. Далее прокурор Карелии сменился, пришел новый – господин Панасенко. Он неожиданно сразу подал конституционную жалобу в петер бургский арбитраж с требованием отменить решение карельского арбит ража. Параллельно он направил в городской суд иск с требованием закрыть и другие фонды республики. Такой шаг правоохранительного органа был весьма неожиданным для всех.

Да и сама кляуза была достаточно интересной. В жалобе граждан, кото рых я, дескать, обидел, было написано, например, что я подрываю эконо мику Карелии в интересах иностранных конкурентов, то есть меня обви няли в том, что я чуть ли не американский шпион. В Петербурге пришли к выводу, что это бред от начала и до конца, что прокуратура Карелии обра тилась не по адресу – арбитражные суды рассматривают иски коммерче ского, экономического, пред принимательского и т.п. ха рактера, но никак не о закон ности регистрации организа ций. В общем, в Петербурге посоветовали обращаться в суд Карелии.


Г.М.: Но прокурор Пана сенко, видимо, действовал в угоду депутатам Законода тельного Собрания РК – представителям Надвоиц кого алюминиевого завода. А это было связано с тем, что тогда его еще не утвердили в должности прокурора – он был и.о.

А.К.: Очевидно, это так.

Утверждать не могу, но пред положение напрашивается, поскольку в деле есть не сколько запросов, подписан ных депутатом Законода тельного Собрания Рибиным.

У нас три депутата Законода Андрей Михайлович Козлович, тельного Собрания от Сегеж учредитель благотворительного фонда «Аристон»

КОНФЛИКТЫ: ЧТО, ГДЕ, КОГДА, А ГЛАВНОЕ – КАК ского района, и все они связаны с НАЗом: генеральный директор завода Нечаев, председатель парткома Селезнев и бывший инженер Рибин.

Г.М.: Можно ли предугадать действия руководства НАЗа, которое не смогло устранить непокорный фонд «Аристон» и которое никак не может утихомирить людей, живущих в Надвоицах, работающих или работавших на заводе и пострадавших от его деятельности?

А.К.: Недавно против одного истца, Хайкина, возбуждено уголовное дело за хулиганство. Был суд, ему дали три года условно, но прокурор района, тем не менее, обращается в суд Карелии с требованием, чтобы его посади ли. К Хайкину подошли прямо на улице и сказали: «Не отстанешь от эко логического надвоицкого дела, сядешь в тюрьму», – это он мне рассказал лично. Материалы его дела я изучил, там действительно много странного.

В Надвоицах никто не верит, что было так, как написано в уголовном деле, парень то не совсем психически здоров.

Г.М.: Можно ли рассматривать это его состояние как последствие дей ствия вредных веществ, выбрасываемых в окружающую среду с завода?

А.К.: Семья считает, что это только завод виноват. У меня нет заключе ния специалиста на руках, я еще буду разбираться с этим. Дело в том, что если он хоть немного спиртного выпьет, то себя уже не контролирует. И вот в таком состоянии в 3 часа ночи он вломился в церковь и набедоку рил – разнес мебель и т.д. Потом писали, что он угрожал женщине сторо жу ножом, избил ее, требовал деньги. Люди говорят, что он мог вломиться, сломать мебель, но нападение – это скорей всего наговор. Сам он ничего не помнит, свидетелей нет, и поэтому он не подтвердил и не отказался. Он говорит, что вломился, но что потом было, не помнит.

Г.М.: Почему он именно туда пошел?

А.К.: Он не может этого объяснить. Надо разбираться, и разбирать сят щательно. Суд состоялся в Сегеже. Начальник службы безопасности НАЗа ходил к судье, в общем, половина заводских начальников там перебывала, и в прокуратуре, и в суде. Это не секрет – это все в Надвоицах знают. Суд, тем не менее, дал Хайкину 3 года только условно. Ранее судимостей у него не было. Но прокуратура района объявила: все равно докажем, что он ви новат, и посадим.

Г.М.: Следует ли из этого сделать вывод, что наша прокуратура из правоохранительного органа превращается в карательный?

А.К.: Боюсь, что такой вывод напрашивается, факты говорят сами за себя. Прокуратура не столько защищает права граждан, сколько, скажем так, хозяев Надвоиц и власть имущих в Сегеже и Надвоицах, и долго ли это будет продолжаться, я не знаю.

Г.М.: И не только районная, но получается, что и республиканская прокуратура защищает НАЗ.

А.К.: В том то и дело. Очевидно, это объясняется тем, что я сильно опозо рил республиканскую прокуратуру. Но я склонен этот конфликт, во всяком случае, с прокуратурой республики, не усугублять, а, напротив, гасить.

А с правительством республики мы общий язык прекрасно находим. Ко миссия по правам человека при председателе правительства меня несколь ко раз открыто поддерживала. Вот когда, в частности, прокуратура на меня «наехала», комиссия прямо заявила, что она на моей стороне. И что если «Аристон» будет ликвидирован, то это будет большим ударом по правоза щитному движению во всей Карелии.

ЭТО ВСЕ О НАДВОИЦАХ Г.М.: Можно ли надеяться, что если будет создана правозащитная газета, конфликты получат достаточную огласку, и не будет таких зубодробительных методов работы?

А.К.: Думаю, да. Если широко и регулярно информировать власть и жи телей республики. К сожалению, республиканская пресса раньше была ан гажированной, а сегодня там каждый кулик в свое болото смотрит, поэто му постоянный информационный поток создать не удается. Приходится довольствоваться публикациями от случая к случаю. Но если будет созда на республиканская правозащитная газета, то она может сыграть очень большую роль.

Г.М.: Да, и наша газета «Зеленый лист» давала несколько публикаций по Надвоицам, но мы не можем в каждом номере об этом говорить. Есть и другие проблемы.

А вот такой вопрос: не страшно ли тебе? Ведь ты находишься в том месте, которое окружают лагеря, тюрьмы, то есть «места не столь отдаленные», как говорят в народе.

А.К.: Грозились меня убрать, не раз и не два. Не знаю. Я готов ко всему.

Это дело я оставлять не намерен при любом раскладе. Если со мной что нибудь случится, то люди должны знать, кому это нужно.

Г.М.: Тем не менее, ты продолжаешь это дело. Ради чего?

А.К.: Это очевидно. Люди пострадали, и им должен кто то помочь. Боль ше не нашлось никого. Я никуда не уеду.

Г.М.: Тебе удалось после многих лет работы выпустить книгу «Ари стон», где ты довольно четко раскладываешь ситуацию с номенклату рой, и номенклатура увидела там себя. Ты не исключаешь, что это на ложило определенный отпечаток на их поведение?

А.К.: Да, это накладывает определенный отпечаток, в основном на мыс лящую часть номенклатуры. Но такой, к сожалению, немного.

Г.М.: Какие планы на ближайшее будущее?

А.К.: В перспективе я намерен заняться поиском средств для правоза щитной газеты с уклоном на права людей на здоровую окружающую сре ду. В Карелии правозащитной газеты нет. В нашей газете будут открыты двери и для самих правозащитных органов. И если информация будет объективной, то мы ее напечатаем.

А ближайшие планы – заканчивать надвоицкое дело, оно длится уже более пяти лет. Сейчас дело сдвинулось с мертвой точки, есть люди, жела ющие подать иск, и создаются предпосылки для создания новой обществен ной организации. При помощи газеты этот процесс можно ускорить.

Второе заседание Сегежского районного суда в новом составе состоит ся в ближайшее время. Хочется верить, что на этот раз восторжествует справедливость, и экологический иск будет удовлетворен.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К ТЕМЕ,,,,.

(.. ).

   .,.  ,.   ;

,,.

:

«»   .

,,..,.,. «»,, «»,. :,,,,, ( ),.,,,,.

О.Аксенова, А.Медведев, И.Халий   : Заказчиком социоло гического исследова ? ния выступила адми нистрация заповедни ка «Керженский». Ее ключевой интерес заключается в расширении взаи модействия, сотрудничества с руководством поселка Рустай. Нам предсто яло уточнить возможности этого.

ЗАПОВЕДНИК И НАСЕЛЕНИЕ: ЕСТЬ КОНТАКТ?

Представленные в нашем докладе выводы основаны на глубинных ин тервью, взятых у сотрудников заповедника, жителей и администрации поселка Рустай (авторами доклада опрошены около 50 человек). Также был изучен целый ряд материалов и документов заповедника, в том чис ле комплект газеты «Русская тайга». Кроме того, в Рустае специально созданной командой осуществлено выборочное анкетирование, резуль таты которого были проанализированы и включены в доклад. Данные ис точники позволили проанализировать события, произошедшие на тер ритории Борского района во время создания и дальнейшего развития заповедника «Керженский», как они были восприняты и интерпретиро ваны населением поселка, а также позиции жителей Рустая по отноше нию к заповеднику и мнения сотрудников последнего касательно взаи модействия с местным населением и властными структурами. Мнение жителей учитывалось авторами как основа для определения дальнейших перспектив и возможностей социально экономического развития самого поселка. Оно же, без сомнения, влияет и на развитие сотрудничества меж ду администрациями заповедника и поселка – позиция жителей являет ся мощным фактором, во многом определяющим формы и масштабы это го взаимодействия.

Социально экономическая ситуация в Рустае глазами населения. Ру стай был поселком леспромхоза и, соответственно, рассматривался как временное поселение и жителями, и администрацией. В1972 г., когда боль шая часть леса была уничтожена пожарами и леспромхоз перестал функ ционировать, его работники фактически оказались брошенными, утратив свою былую обеспеченность. Временное место жительства оказалось по стоянным, а жизнь перестала быть благополучной.

Взамен выгоревшего леса силами местных жителей и лесхоза был по сажен новый, который сегодня вошел в состав заповедника. Население по селка выживало в основном за счет охоты, рыболовства и сбора лесных ягод.

Сельскохозяйственная деятельность здесь никогда не была особенно раз витой, поэтому того, что населению удается вырастить на огородах, явно не хватает. Поселок расположен на берегу реки Керженец, по которой про ходит туристический водный маршрут. На другом берегу находятся за казник и земли лесфонда. Практически Рустай оказался внутри заповед ника. Но поскольку администрация поселка не согласилась на включение его территории в состав заповедной, то и жители не пользуются теми льго тами, которые имели бы в противном случае.

Связь поселка с внешним миром очень слаба и ненадежна. Нижний Нов город находится в 80 километрах, до райцентра Бор 30 километров. Авто мобильных дорог нет, отсутствует переправа через Керженец, и переби раться через реку приходится вброд, поэтому попасть в Рустай на машине невозможно. Узкоколейка, по которой раньше перевозили лес, функцио нирует один месяц в году, так как финансировать ее постоянную работу ни Рустай, ни район не в состоянии. По инициативе администрации посел ка пущен автобус до райцентра Бор, но им не каждый в состоянии вос пользоваться (до его остановки надо добираться по железнодорожному мосту без перил, что для пожилых людей крайне трудно). В настоящее время благодаря усилиям районной администрации прокладывается ав томобильная дорога, которая Рустая пока не достигла. Большие проблемы существуют практически со всеми видами коммуникаций. Даже три стан дартные радиопрограммы не работают.

Вокруг поселка заповедник выделил 7 километровую зону ограничен ного хозяйственного пользования, что вообще то законом не предусмотре ВОЗВРАЩАЯСЬ К ТЕМЕ но. Вход в зону жителям поселка разрешен по индивидуальным пропус кам, которые выдаются администрацией «Керженского», а гости могут по лучить одноразовые пропуска.

В советские времена заповедник в подобных случаях становился гра дообразующим предприятием для расположенного на его территории по селения и брал на себя содержание всей его социальной сферы. Сейчас на это нет соответствующих ресурсов. В результате Рустай находится пол ностью на дотации районной администрации, но из бюджета выделяется минимум, позволяющий Рустаю не вымереть (530 тыс. рублей в год). Вся социальная сфера – на балансе местной администрации.

Здесь есть школа и детский сад, раньше функционировала больница, которую после ликвидации леспромхоза пытались закрыть, но население выступило против. Однако затем больница сгорела и вновь уже не была открыта. Благодаря усилиям администрации поселка действует пункт ско рой помощи. В крайне плохом состоянии пребывает жилой фонд, дома раз рушаются, средств на их ремонт нет. Жилье сейчас крайне дешево, в сред нем стоимость дома 5 тысяч рублей. Возможно, эта сумма увеличится пос ле пуска автомобильной дороги, но вряд ли намного.

Неорганизованной и даже разрушенной представляется окружающая среда Рустая. Старожилы вспоминают, что когда то существовали дере вянные мостовые, а учреждения, обслуживавшие общественные нужды жителей, – больница, два магазина, клуб – располагались в зданиях, кото рые поддерживались в хорошем состоянии. Особое средообразующее и эстетическое значение имел разбитый в центре поселка сквер. Иными сло вами, жителей объединяло совместное использование определенной обще ственной собственности, хотя юридически она таковой и не была. Сегодня больницы уже нет, магазин только один (второй выглядит, как разорен ный сарай), клуб и многие колодцы требуют ремонта, от сквера остались лишь отдельные насаждения. Перспективы активизации деятельности в этом направлении не просматриваются.

Состав населения. По свидетельству главы местной администрации, до 1978 г. в поселке проживало около 1,5 тысяч человек. После закрытия леспромхоза наиболее активные жители Рустая и выпускники школы на чали уезжать в Нижний Новгород и другие промышленные центры Рос сии. Во времена перестройки отток населения становился все меньше и сегодня практически прекратился. В настоящее время здесь живет 860 че ловек, из них почти 80 процентов – пенсионеры, а молодежи (от 18 до 30 лет) не более 40 человек. Домов, купленных горожанами, – 56.

Как выяснилось в ходе исследования, в Рустае есть несколько крепких хозяйств, у остальных уровень нищеты примерно одинаковый. В поселке не сложилось характерного для деревни сообщества: большинство жителей – выходцы из разных населенных пунктов, каких либо сплоченных групп об наружить не удалось (ни по каким параметрам). Дети многих местных пен сионеров живут в разных городах страны, в основном на Севере (Норильск, Никель и т.п.), но летом приезжают, поэтому дома продаются нечасто.

По словам учителей, каждый год из школы выпускаются до десяти че ловек. Как минимум половина выпускников – отстающие в развитии или педагогически запущенные дети, которых обучали по специальным про граммам. Кроме того, большинство рустайских детей никогда не выезжа ют за пределы поселка, а потому не знают многого из того, что городские дети впитывают в себя просто благодаря образу жизни. Зато у местных – обширные знания о природе, основанные на собственном опыте, а также заложенные в них школьным и внешкольным образованием.

ЗАПОВЕДНИК И НАСЕЛЕНИЕ: ЕСТЬ КОНТАКТ?

Занятость и доходы. В Рустае занятые составляют приблизительно 1/8 часть населения. Заработные платы весьма низкие – в среднем 500 рублей. Кроме занятых, деньги регулярно получают пенсионеры, при чем их пенсии на фоне размеров зарплат не выглядят мизерными. Но даже небольшие суммы придают ощущение стабильности тем, кто их получает, и наоборот. Как сообщили наши респонденты, безработных в Рустае около 50 человек, в том числе на бирже зарегистрированы 30 (20 из которых пьют и работать вовсе не собираются).

Большинство выпускников школы остаются в поселке, так как ехать некуда, поэтому количество жителей, не имеющих работы, ежегодно рас тет и будет расти, прежде всего, за счет молодежи. Кроме того, молодые люди не смогут приобрести какую либо специальность или хотя бы про фессиональные навыки, так как города, где можно получить соответству ющую подготовку, для них фактически недоступны. Местная школа пыта ется смягчить эту ситуацию и дать школьникам профессиональные навы ки водителя и бухгалтера.

Собственное хозяйство. Основной способ выживания жителей посел ка – ведение приусадебного хозяйства. Однако, по их оценкам, качество почвы (преобладание песка, даже дороги в поселке и его округе – сплош ной песок) сделало ведение сельского хозяйства в Рустае делом крайне сложным и малоэффективным, требующим специальных затрат и на ре культивацию земли на собственных участках, и на аренду полей для вы ращивания кормов, и на использование транспорта для перевозки сена.

Без навоза, а значит, без домашнего скота поддерживать огород на песке практически невозможно. Заготовка сена также является серьезной про блемой, так как производится она, во первых, на болотах, во вторых, на территории заповедника. В настоящее время его администрация позволя ет жителям поселка пасти коров в лесу, покос сена разрешен по пропус кам. Есть возможность арендовать поля в соседнем хозяйстве, чтобы вы ращивать корма для скота, и наиболее зажиточные и активные сельчане так и поступают. Но это доступно немногим, а организоваться и делать это коллективно пока не удалось.

Социальная ситуация и психологический климат (выводы авторов доклада, основанные на ответах респондентов). Жители поселка никог да не были крестьянами в традиционном смысле: не жили единым сооб ществом на протяжении нескольких поколений, не имели проверенных и испытанных временем технологий возделывания земли и выращива ния сельскохозяйственных культур. Во времена леспромхоза основу за нятости составляли лесорубы, сплавщики, трактористы, то есть рабо чие. Люди привыкли выполнять конкретную и высокооплачиваемую (в соответствии с их запросами) работу под руководством назначенных на чальников. И сегодня они готовы выполнять те или иные действия за плату, но сами что либо решать и предпринимать не в состоянии – нет такого навыка, так как этого раньше и не требовалось. Леспромхоз обес печивал своим работникам сравнительно высокий уровень жизни по меркам советского времени, поэтому, лишившись привычной работы, они потеряли ориентиры, не могут найти себе места и дела. Они не обу чены коллективно обрабатывать землю, рассматривают собственное хо зяйство как дополнение к заработку, а не как основу жизни. Съехав шись из разных мест, они так и не стали устойчивым сообществом, го товым жить и трудиться коллективно, а отсутствие стабильной работы привело к полному разобщению. Люди замкнулись в своих огородах, как в крепостях, полагаясь только на себя и ближайших родственников, ВОЗВРАЩАЯСЬ К ТЕМЕ часто в наших интервью выказывали недоверие к власти, к приезжим, да и к своим односельчанам тоже.

Почти полностью отсутствуют какие либо традиции самоорганизации, хотя прежде существовал институт старост, а также налог «самообложе ние». Никто не смог рассказать о какой либо совместно выполненной рабо те, не бывает обсуждений перспектив развития поселка с администрацией (давно не было собраний, сходов и т.п.), зато есть недоверие ко всем, вплоть до собственных соседей (слишком часто звучали слова: обманут, подведут, никто не выйдет работать). Но особо настороженное отношение проявилось во многих интервью, когда речь заходила об управленцах со стороны, кото рые принимают решения, касающиеся жизни поселка. Это можно интер претировать как реакцию на то, что люди чувствуют себя обманутыми в своих ожиданиях за последние пару десятилетий. Они говорили, что дважды ока зывались в ситуации, когда при принятии решений их интересы не учиты вались: при закрытии леспромхоза и при создании заповедника. Причем первый факт был воспринят жителями как неизбежность, некий знак судь бы. Второй же, грозивший отобрать последнее, за счет чего еще как то вы живал поселок, заставил людей мобилизоваться на борьбу.

Никто в поселке даже не говорит о возможности собственной предпри нимательской деятельности или хотя бы о необходимости приложить ка кие то усилия для создания рабочих мест. Есть мечта мужчин поселка о работе, связанной с лесозаготовками, которую кто то чужой им может пре доставить, вот и ожидают второго «пришествия» леспромхоза или внезап ного появления каких нибудь предпринимателей.

Рустайцы утратили позицию хорошо оплачиваемых, востребованных обществом работников леспромхоза. Теперь они даже не могут быть охот никами и рыболовами, так как в этом случае, как многие говорят, их назы вают браконьерами. Очень обижает людей пропускная система для входа в лес, который, как они уверены, они сами же и посадили, а постоянный контроль над их поведением в этом лесу (вернее – форма, в которой этот контроль осуществляется) воспринимается многими как унижение. Хотя наиболее рассудительные относятся к этому как к наведению порядка, не обходимого для возрождения леса, и, видимо, таких людей становится все больше.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.